<< Пред. стр.

стр. 32
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

отсылка к гражданскому законодательству. Например, в Законе "О милиции" <91>
предусмотрено, что вред, причиненный гражданам, предприятиям, учреждениям
сотрудниками милиции, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским
законодательством. Так же решен вопрос в Законе "О федеральных органах налоговой
полиции"<92> , Законе "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности
на товарных рынках" <93>.
В соответствии со ст. 1069 ГК во всех приведенных случаях должен действовать
единый режим: вред возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта
РФ или казны муниципального образования. Особенности условий ответственности
по ст. 1069 потребуют, очевидно, установления специального процессуального
порядка рассмотрения соответствующих требований.
Статья 1069 ГК, называя в качестве основания наступления ответственности
за причиненный вред незаконные действия (бездействие) государственных органов,
органов местного самоуправления и их должностных лиц, выделяет среди этих
действий издание акта, не соответствующего закону или иному правовому акту.
Тем самым разграничивается совершение государственными органами, органами
местного самоуправления и их должностными лицами актов ненормативного характера
(индивидуальные акты в области административного управления) и издание нормативных
актов. Для возложения имущественной ответственности за вред, причиненный актами
как ненормативного, так и нормативного характера, необходимо, чтобы соответствующие
акты были признаны недействительными. В силу ст. 13 ГК ненормативный акт признается
недействительным решением суда (имеются в виду общие и арбитражные суды).
Признание ненормативного акта недействительным и возмещение причиненного в
связи с его совершением вреда производится в одном процессе.
Нормативные акты, то есть акты, устанавливающие "правовые нормы (правила
поведения), обязательные для неопределенного круга лиц и рассчитанные на неоднократное
применение"<94> , могут признаваться недействительными в случаях, предусмотренных
законом. Такие акты чаще признаются недействительными по требованию прокуроров
(см. п. 2 ст. 22 Закона РФ от 17 января 1992 года "О прокуратуре Российской
Федерации" в редакции Закона от 17 ноября 1995 года<95>). Признание актов
"не подлежащими применению" в связи с противоречием их Конституции РФ осуществляется
и Конституционным Судом<96>. Признание недействительным правового акта и возмещение
причиненного в результате его применения вреда происходит, как правило, не
в одном процессе.
Особым случаем ответственности за вред, причиненный государственными
органами, выступает ответственность органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры и суда.
Пункт 1 ст. 1070 ГК, как и ранее действовавшее законодательство (ст.
447 ГК 1964 года и п. 2 ст. 127 Основ 1991 года), устанавливает особый режим
такой ответственности. Порядок возмещения вреда должен быть определен законом,
который в настоящее время еще не принят. В части, не противоречащей ГК и другим
законам РФ, действует Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного
гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры и суда, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР
от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными
действиями государственных и общественных организаций, а также должностных
лиц при исполнении ими служебных обязанностей"<97>.
Впервые за время существования ответственности, предусмотренной п. 1
ст. 1070 (с 1981 года), Кодекс предоставил Российской Федерации, субъекту
Федерации и муниципальному образованию право предъявить регрессный иск к виновному
должностному лицу (п. 3 ст. 1081).
Во всех остальных случаях причинения вреда органами дознания, предварительного
следствия, прокуратуры и суда (кроме тех, которые указаны в п. 1 ст. 1070)
ответственность наступает по основаниям, предусмотренным ст. 1069 Кодекса.
В особое положение по сравнению с общим режимом выделена ответственность за
вред, причиненный при осуществлении правосудия: в этом случае вред может быть
возмещен лишь тогда, когда вина судьи установлена вступившим в законную силу
приговором суда.
Например, если в результате незаконного решения о расторжении договора
аренды и освобождения в связи с этим арендованного помещения фирма понесла
убытки, она сможет получить возмещение лишь в том случае, если судья при вынесении
решения действовал преступно и это подтверждено приговором суда.

Возмещение вреда при страховании
гражданской ответственности

Статья 1072 Кодекса рассматривает случай, который может возникнуть при
страховании гражданской ответственности. Кодекс впервые включил нормы, регулирующие
страхование гражданской ответственности за причинение вреда (см. комментарий
к главе 48 "Страхование"). Ранее такое страхование допускалось некоторыми
нормативными актами и для отдельных категорий лиц. Страхование гражданской
ответственности может быть добровольным и обязательным. Обязательное страхование
гражданской ответственности допускается в случаях, предусмотренных законом.
В настоящее время Основами законодательства РФ о нотариате<98> предусмотрено
обязательное страхование деятельности нотариусов, занимающихся частной практикой.
Страховая сумма определена в размере не менее 100-кратного установленного
законом размера минимальной месячной оплаты труда (ст. 18 Основ законодательства
о нотариате). Однако цель такого страхования остается неясной. Наряду с этим
ст. 17 Основ законодательства о нотариате предусматривает, что нотариус, занимающийся
частной практикой, обязан сам возместить ущерб, причиненный умышленным разглашением
сведений о совершенном нотариальном действии, совершением нотариального действия,
противоречащего законодательству, и в других случаях нотариальной деятельности.
В силу ст. 1072 ГК можно, очевидно, считать, что в Основах законодательства
о нотариате речь идет о страховании гражданской ответственности нотариусов
и о дополнительном возмещении причиненного ими вреда за их счет, если страховое
возмещение не компенсирует в полной мере причиненный ущерб.

Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними,
полностью или частично недееспособными, а также лицами,
не способными понимать значения своих действий

В комментируемых статьях Кодекса (ст. 1073-1078) содержится целая группа
норм, посвященных ответственности за вред, причиненный гражданами, частично
или полностью лишенными дееспособности, а также не способными понимать значения
своих действий. Общим для всех этих случаев является то, что за вред, причиненный
такими гражданами, ответственность (прямую или субсидиарную) несут иные названные
в законе лица. При этом ответственность таких лиц носит самостоятельный характер:
они отвечают за свои, а не чужие противоправные и виновные действия (бездействие).
Применительно к каждой категории лиц, ответственных за причиненный вред, должен
быть определен состав гражданского правонарушения, которое влечет обязанность
возмещения вреда. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении о возмещении вреда
раскрыл содержание противоправных действий (бездействия), вины и причинной
связи родителей (усыновителей) и опекунов (попечителей) при возложении на
них ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними: неосуществление
надзора за несовершеннолетними, безответственное отношение к их воспитанию,
неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого
явилось их неправильное поведение, повлекшее вред (попустительство или поощрение
озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие внимания
к ним и т. п.). Таким образом, родители (усыновители, опекуны и попечители)
несут ответственность как за ненадлежащее воспитание, так и за ненадлежащий
надзор за детьми (п. 15 постановления). Ответственность родителей наступает
вне зависимости от того, проживают они вместе с детьми или нет. Отдельно проживающий
родитель несет равную ответственность с родителем, который проживает вместе
с ребенком. Пленум Верховного Суда подчеркнул, что отдельно проживающий родитель
может быть освобожден от ответственности, если он по вине другого родителя
был лишен возможности участвовать в воспитании своего ребенка.
За вред, причиненный малолетними (в возрасте до 14 лет), отвечают и определенные
учреждения, но пределы их ответственности различны. Норма, содержащаяся в
п. 2 ст. 1073 ГК, является новеллой. В ней выделена группа учреждений (воспитательные,
лечебные, социальной защиты), которые в силу закона выступают опекунами или
попечителями помещенных в них несовершеннолетних. Соответствующий статус названных
учреждений должен быть отражен в их уставе (положении об организациях данного
вида). Такие организации отвечают на тех же основаниях, что и опекуны (попечители)граждане.
Вторую группу учреждений (образовательные, воспитательные, лечебные и
иные) отличает то, что они обязаны осуществлять надзор за детьми во время
нахождения их в этих учреждениях и несут ответственность за вред, причиненный
лишь малолетними и только в случае ненадлежащего надзора за ними, в результате
чего стало возможным причинение вреда. Впервые Кодекс включил в число лиц,
отвечающих за вред, причиненный малолетними, также тех, кто осуществляет надзор
за ними на основании гражданско-правового договора.
Поскольку пределы ответственности за ненадлежащий надзор уже, чем за
ненадлежащее воспитание, не исключены случаи, когда обязанность по возмещению
вреда, причиненного малолетними, может быть одновременно возложена на родителей
(усыновителей), опекунов и соответствующее учреждение или лицо, осуществляющее
надзор. Возлагается такая ответственность в долевом порядке в зависимости
от вины каждого из ответственных лиц.
В связи с тем, что ответственность названных в пп. 2 и 3 ст. 1073 ГК
граждан и юридических лиц носит самостоятельный характер, установлено общее
правило: она не прекращается и тогда, когда малолетний становится полностью
дееспособным либо получает имущество, достаточное для возмещения вреда.
Вместе с тем впервые из приведенного общего правила в интересах потерпевших,
жизни и здоровью которых причинен вред, сделано исключение. Имеется в виду,
что возможны ситуации, когда родители (усыновители) или опекуны, на которых
возложена обязанность возместить вред, умирают или не имеют достаточных средств
для возмещения вреда. Здесь суду предоставлено право при определенных условиях
возложить обязанность по возмещению вреда на самого причинителя, достигшего
совершеннолетия и имеющего материальную возможность для возмещения вреда.
Суд учитывает и другие обстоятельства.
Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от
14 до 18 лет, строится на других началах (ст. 1074 ГК). Ограничение дееспособности
несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет касается исключительно возможности
совершения ими сделок (сделкоспособность). В то же время они обладают неограниченной
деликтоспособностью, то есть самостоятельно отвечают за причиненный ими вред.
Это означает, что в качестве ответчика всегда должен привлекаться сам
несовершеннолетний причинитель и именно применительно к его действиям должен
быть решен вопрос об основаниях ответственности за причиненный вред.
Вместе с тем, учитывая имущественное положение несовершеннолетних (многие
учатся и не имеют средств для возмещения вреда), ст. 1074 ГК устанавливает
дополнительную ответственность их родителей (усыновителей) и попечителей,
а также определенных учреждений, которые являются попечителями помещенных
в них детей. Никакие другие воспитательные, учебные, лечебные и иные учреждения
не отвечают за вред, причиненный несовершеннолетними от 14 до 18 лет.
Ответственность родителей (усыновителей) и попечителей наступает лишь
в случае, когда положительно решен вопрос об ответственности самого причинителя
и у него нет достаточных средств для возмещения вреда. Тогда полностью или
в недостающей части обязанность возместить вред возлагается на его родителей
(усыновителей), попечителей.
Таким образом, ответственность родителей (усыновителей) и попечителей
является дополнительной и запасной (субсидиарной). Но к дополнительной ответственности
названные лица привлекаются не автоматически, а лишь тогда, когда в их действиях
(бездействии) установлен состав гражданского правонарушения: противоправность,
вина и причинная связь. Ответственность родителей (усыновителей) и попечителей
носит временный характер: она прекращается по достижении причинителем совершеннолетия
(18 лет), то есть с приобретением им полной дееспособности. Приобретение полной
дееспособности до достижения совершеннолетия - в связи с вступлением в брак
(ст. 21 ГК) или эмансипацией (ст. 27 ГК) - также является основанием к прекращению
дополнительной ответственности названных в законе лиц. И наконец, дополнительная
ответственность прекращается, если у несовершеннолетнего до достижения совершеннолетия
появились средства, достаточные для возмещения вреда.
Семейным кодексом РФ (ст. 71) установлено, что родители, лишенные родительских
прав, теряют все права и обязанности, основанные на факте родства с ребенком
(сохраняются лишь алиментные обязанности).
Вместе с тем ст. 1075 ГК содержит новую для нашего законодательства норму,
которая устанавливает ответственность лиц, лишенных родительских прав, за
вред, причиненный их детьми, в отношении которых они лишены этих прав. Это
возможно при соблюдении двух условий: временного (вред причинен в течение
трех лет после лишения родительских прав) и сущностного (действия детей, причинившие
вред, явились результатом ненадлежащего выполнения этими лицами родительских
обязанностей). Таким образом, родители, утрачивая семейные связи, сохраняют
гражданско-правовую ответственность за свои неправомерные действия и за свою
вину.
В статье 1076 ГК речь идет о причинении вреда лицами, которые по решению
суда признаны недееспособными в связи с тем, что вследствие психического расстройства
они не отдают отчета своим действиям. Поскольку ст. 29 Кодекса не связывает
признание гражданина недееспособным только с совершеннолетними лицами, недееспособным
может быть признан и несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет.
Состав лиц, на которых возлагается ответственность за вред, причиненный
гражданами, признанными недееспособными, включает опекуна или организацию,
обязанную осуществлять за ними надзор. Родители (усыновители) в числе ответственных
лиц не названы, поскольку они не являются законными опекунами своих совершеннолетних
детей и детей в возрасте от 14 до 18 лет. Они могут быть привлечены к ответственности
за вред, причиненный их детьми, признанными недееспособными, лишь в случае,
если в установленном законом порядке назначены опекунами.
Ответственность опекунов и соответствующих организаций в названных случаях
имеет определенные особенности. В отношении опекунов эти особенности связаны
с целями опеки: опекун должен заботиться о своих подопечных, защищать их права
и интересы (ст. 36 ГК). Следовательно, противоправность действий выражается
в ненадлежащем исполнении опекунами этих обязанностей, то есть в ненадлежащем
надзоре за подопечными.
Организации, обязанные осуществлять надзор за лицами, признанными недееспособными,
это, как правило, лечебные учреждения или специальные учреждения социальной
защиты. Особенностью их ответственности является то, что закон не связывает
ее с местом причинения вреда: ответственность может наступить и за неосуществление
или ненадлежащее осуществление надзора, и за неустановление надзора (например,
при наличии достаточных показаний работники лечебного учреждения не произвели
госпитализацию).
Поскольку и опекуны и соответствующие организации отвечают за ненадлежащий
надзор, возможность их совместной ответственности исключается. В каждом конкретном
случае ответственность возлагается на того, кто должен был осуществлять надзор
за недееспособным в момент причинения им вреда.
Опекуны и соответствующие организации отвечают за вред, причиненный лицами,
признанными недееспособными, при наличии своих противоправных действий и своей
вины, поэтому их ответственность не прекращается и тогда, когда дееспособность
лица восстановлена судом (ст. 29 ГК).
Вместе с тем применительно к таким ситуациям в Кодекс включена новая
норма (п. 3 ст. 1076), предполагающая в случае причинения вреда жизни и здоровью
потерпевшего возмещение его полностью или частично за счет имущества непосредственного
причинителя, если его опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения.
Это решение не ставится в зависимость от выздоровления лица и восстановления
его дееспособности. Суд должен учитывать в первую очередь имущественные возможности
самого недееспособного и другие обстоятельства.
Ограничение судом дееспособности лица вследствие злоупотребления спиртными
напитками или наркотическими средствами ни в коей мере не ограничивает его
деликтоспособность: такое лицо несет полную имущественную ответственность
за причиненный вред, если имеются все требуемые для этого основания (ст. 1077
ГК).
Статьей 1078 Кодекса предусмотрена ответственность за вред, причиненный
гражданином, не способным понимать значения своих действий. Состояние, в котором
гражданин не способен понимать значения своих действий и руководить ими, может
явиться следствием психического заболевания, душевного волнения, опьянения,
злоупотребления наркотическими средствами и т. п.
В зависимости от причин, которые лишили гражданина возможности понимать
значение своих действий, законодатель дифференцирует ответственность за причиненный
в таком состоянии вред.
Не освобождается от ответственности гражданин, который привел себя в
такое состояние злоупотреблением спиртными напитками, наркотическими средствами
или иным способом.
Во всех остальных случаях причинитель освобождается от ответственности
и причиненный им вред остается невозмещенным.
Применительно и к этой категории причинителей вреда в Кодекс включены
нормы о защите интересов потерпевших, жизни и здоровью которых причинен вред:
при определенных условиях на них может быть возложена обязанность полного
или частичного возмещения вреда.
Статья 1078 ГК содержит еще одну новеллу, касающуюся причинения вреда
лицами, страдающими психическим заболеванием, но не признанными вследствие
этого недееспособными. Нередко это делается намеренно, чтобы избежать возможного
риска ответственности. В интересах потерпевших, а также с целью усиления надзора
за психически больными лицами и предотвращения причинения ими вреда предусмотрена
возможность привлечения к ответственности проживающих с этим лицом его супруга,
родителей, совершеннолетних детей при условии, что они знали о психическом
расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным.
А именно этим лицам в соответствии со ст. 258 ГПК предоставлено право ставить
вопрос перед судом о признании лица недееспособным.

Ответственность за вред, причиненный деятельностью,
создающей повышенную опасность для окружающих

Статья 1079 ГК, регулирующая последствия причинения вреда источником
повышенной опасности для окружающих, содержит ряд существенных особенностей
в регулировании субъектного состава и оснований ответственности.
Деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих, в законодательстве
и литературе называют "источником повышенной опасности". Сущность этой деятельности
раскрыта в постановлении Пленума Верховного Суда РФ о возмещении вреда: "деятельность,
осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за
невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность
по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов
производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же
свойствами" (п. 17). В ст. 1079 Кодекса дан примерный перечень видов деятельности,
создающей повышенную опасность для окружающих. Он отличается от перечня, содержащегося
в ст. 454 ГК 1964 года и ст. 128 Основ 1991 года. Соответствующие изменения
связаны с современным, более высоким уровнем технического прогресса, широким
распространением таких видов деятельности, как использование атомной энергии,
токов высокого напряжения и т. п. В примерном перечне, содержащемся в ст.
1079, в отличие от прежних названы не вещественные объекты, а именно виды
деятельности. Такой подход окончательно определил содержание понятия "источник
повышенной опасности" как деятельности, процесса, движения. В постановлении
Пленума о возмещении вреда специально подчеркнуто, что источником повышенной
опасности может быть только движущийся автомобиль, работающий механизм, самопроизвольное
проявление вредоносных свойств материалов, веществ и т. п. (п. 18).
Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности,
как и ранее, шире общей ответственности за причинение вреда: только умысел
потерпевшего или непреодолимая сила (о понятии непреодолимой силы см. п. 3
ст. 401 ГК) исключает наступление ответственности. При этом бремя доказывания
наличия названных обстоятельств, освобождающих от ответственности, лежит на
ответчике.
Освобождение от ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей
повышенную опасность для окружающих, может последовать полностью или частично
в случаях, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению
или увеличению вреда (ст. 1082 ГК).
Таким образом, для возникновения обязанности возместить вред, причиненный
источником повышенной опасности, из общих четырех оснований ответственности
достаточно двух: факта причинения вреда соответствующей деятельностью и причинной
связи между такой деятельностью и наступившим результатом, то есть для наступления
ответственности наличия вины и противоправности действий как непременных оснований
не требуется.
В статье 1079 Кодекса названы и субъекты ответственности за вред, причиненный
соответствующей деятельностью. Особенностью субъектного состава возникающих
обязательств является то, что ответственность за вред всегда возлагается на
"владельца источника повышенной опасности", вне зависимости от того, кто был
непосредственным причинителем вреда.
Впервые на уровне закона четко определено, кто выступает в качестве "владельца
источника повышенной опасности", а следовательно, ответственного лица: это
гражданин, владеющий источником повышенной опасности на праве собственности,
либо юридическое лицо, которому источник повышенной опасности принадлежит
на правах собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления.
Владельцем источника повышенной опасности может быть лицо, не являющееся собственником,
но только при условии, что владение основано на законном основании (титуле).
Переход владения от одного лица к другому без смены собственника может происходить
по воле собственника на основании гражданско-правового договора. Однако формальное
заключение договора не всегда влечет переход титула "владельца". В ряде случаев
определяющим для возложения ответственности за вред, причиненный источником
повышенной опасности, служит одно обстоятельство: кто (чей работник) осуществляет
соответствующую деятельность.
Например, Кодекс различает два вида аренды транспортных средств: аренда
с экипажем, то есть с предоставлением услуг по управлению и техническому обслуживанию
(ст. 632), и аренда без экипажа (ст. 642).
В первом случае арендодатель не утрачивает титул владельца и несет ответственность
за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его
механизмами, устройствами, оборудованием (ст. 640 ГК).
Во втором случае, используя транспортное средство своими силами, арендатор
приобретает титул владельца и соответственно на него возлагается ответственность
за причиненный в связи с использованием арендованного транспортного средства
вред (ст. 648 ГК).
Применительно к договору безвозмездного пользования (договор ссуды) установлено
общее правило: ответственность за вред, причиненный третьему лицу в результате
использования вещи, несет ссудодатель, если не докажет, что вред причинен
вследствие умысла или грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого
эта вещь оказалась с согласия ссудодателя (см. ст. 697). Вместе с тем, учитывая,
что нормы, содержащиеся в ст. 1079 ГК, являются специальными, следует признать,
что в случае передачи в безвозмездное пользование имущества, использование
которого связано с повышенной опасностью для окружающих, действует режим ст.
1079, то есть "владельцем источника повышенной опасности" должен считаться
ссудополучатель, который осуществляет пользование вещью от своего имени на
законном основании.
Подтверждает данный вывод и то, что в ст. 1079 ГК одним из оснований
перехода титула владения названо владение источником повышенной опасности
по доверенности на право управления транспортным средством. В этих случаях
"доверенностью" фактически оформляется передача транспортного средства в безвозмездное
пользование одним лицом другому.
При передаче транспортного средства от одного лица к другому без надлежаще
оформленного юридического основания (например, в техническое управление) титул
владения не переходит. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ о возмещении
вреда особо подчеркнуто, что "не признается владельцем источника повышенной
опасности и не несет ответственность за вред перед потерпевшим лицо, управляющее
источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого
источника (шофер, машинист, оператор)" (п. 19).
В практике нередки случаи, когда коммерческие организации передают своим
работникам транспортные средства по доверенности на право управления. Если
транспортное средство используется в производственных, а не в личных целях,
такая передача не должна влечь за собой перехода титула владельца.
Владение источником повышенной опасности и связанная с этим ответственность
за причинение вреда может перейти от собственника (субъекта права хозяйственного
ведения или оперативного управления) к другим лицам в силу распоряжения соответствующего
органа о передаче им источника повышенной опасности. Возможность изъятия у
собственника источника должна основываться на правовом акте.
Судебная практика твердо стоит на позиции, что для перехода владения
транспортным средством от одного лица к другому на основании распоряжения
компетентного органа необходима фактическая передача "источника" в управление
другому лицу. Например, изменение маршрута по требованию работника милиции
не влечет за собой перехода владения.
Фактическое владение источником повышенной опасности может осуществляться
лицом, не имеющим для этого надлежащего правового основания. Чаще всего такая
ситуация имеет место при угонах транспортных средств. Применительно к причинению
вреда в подобных случаях еще до принятия ГК в судебной практике была выработана
четкая позиция (см. п. 21 постановления Пленума о возмещении вреда), которая
нашла законодательное закрепление в п. 2 ст. 1079 Кодекса. В соответствующих
случаях законный (титульный) владелец освобождается от ответственности за
вред, причиненный источником повышенной опасности, если докажет, что источник
выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность
за причиненный вред несут лица, незаконно завладевшие источником, на тех же
основаниях, что и титульные владельцы.
Если же владелец источника повышенной опасности своими виновными действиями
фактически содействовал противоправному изъятию источника из его обладания,
ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно
завладевшее источником. При этом основанием для привлечения к ответственности
титульного владельца могут служить только такие его виновные действия, которые
относятся к обстоятельствам, связанным с выходом источника из его обладания.
Например, владелец покинул транспортное средство, не заперев дверь и не вынув
ключ из замка зажигания, то есть в нарушение п. 13.4 Правил дорожного движения
не принял необходимых мер, исключающих использование транспортного средства
в его отсутствие.
В случае привлечения к имущественной ответственности как титульного,
так и незаконного владельца они отвечают в долевом порядке в зависимости от
степени вины каждого из них (п. 21 постановления Пленума о возмещении вреда).
Пункт 3 ст. 1079 ГК регулирует ответственность за вред, причиненный в
результате взаимодействия источников повышенной опасности.
До принятия Основ 1991 года общей нормы, регулирующей такую ответственность,
не было. Применительно к отдельным видам транспортных средств - морским и
воздушным судам определенные нормы содержались в специальном законодательстве
(соответственно в Кодексе торгового мореплавания СССР и Воздушном кодексе
СССР). Используя аналогию закона, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении
о возмещении вреда дал разъяснение, касающееся всех ситуаций столкновения
транспортных средств (п. 20).
В Основы 1991 года была внесена общая норма о последствиях столкновения
транспортных средств, но только применительно к одной ситуации: когда вред
причинен самим владельцам столкнувшихся транспортных средств (п. 2 ст. 128).
Вслед за постановлением Пленума о возмещении вреда и Основами 1991 года
общая норма о возмещении вреда, причиненного при взаимодействии источников
повышенной опасности, сформулирована в п. 3 ст. 1079 Кодекса. В ней различаются
две ситуации и для каждой установлен определенный правовой режим возмещения

<< Пред. стр.

стр. 32
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>