<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Комментарий к статье 1008 ГК РФ

Регулирование отчетов агента является весьма важным для данного договора, поскольку его полномочия могут быть весьма широкими, действует он самостоятельно и, возможно, в течение учительного времени. Отчеты агента перед принципалом являются важным средством обеспечения интересов последнего, поэтому обязанность предоставления отчета существует независимо от того, предусмотрена ли она договором. Договором могут быть установлены лишь порядок и сроки представления отчетов. К отчету должны быть приложены также доказательства произведенных агентом расходов, однако данное правило является диспозитивным. Принципал должен сообщить агенту об имеющихся у него возражениях по отчету в течение тридцати дней. В противном случае отчет считается принятым, однако правило о продолжительности срока является диспозитивным.

Комментарий к статье 1009 ГК РФ

Агент вправе заключить субагентский договор с другим лицом, т.е. передать свои полномочия субагенту, оставаясь ответственным за его действия перед принципалом. Однако основным договором заключение субагентского договора может быть запрещено. Договором может быть предусмотрен порядок установления субагентских отношений. Субагентский договор может быть заключен на условиях основного договора или с указанием иных его конкретных условий.
В соответствии с п.2 субагент, по общему правилу, заключает с третьими лицами сделки от имени агента. Из этого правила есть одно исключение. Субагент может заключать сделки от имени принципала, когда полномочия ему переданы по правилам ст.187 ГК о передоверии. При наличии обстоятельств, указанных в п.1 этой статьи, передоверие должно производиться по правилам, предусмотренным ст.976 ГК.

Комментарий к статье 1010 ГК РФ

Правила коммент. статьи указывают на то, что прекращение агентского договора имеет свои особенности, отличающие его от договоров комиссии и поручения. По договору поручения любая из сторон может в любое время прекратить отношения. По договору комиссии такое же право принадлежит комитенту. Что касается агентского договора, то он может быть прекращен отказом любой стороны от исполнения договора, но лишь постольку, поскольку договор заключен без определения срока окончания его действия. Другие основания прекращения агентского договора совпадают с основаниями, установленными для прекращения договоров поручения и комиссии.

Комментарий к статье 1011 ГК РФ

Поскольку отношения по агентскому договору строятся либо по модели договора поручения, либо по модели договора комиссии, к ним соответственно применяются правила, установленные для того либо другого договора. Однако следует иметь в виду, что не подлежат применению такие правила, содержащиеся соответственно в гл.49 или 51 , которые противоречат положениям настоящей главы либо существу агентского договора. В частности, как уже отмечено, не применяются в полном объеме нормы о прекращении отношений по договорам комиссии или поручения.

Глава 53. Доверительное управление имуществом

Статья 1012. Договор доверительного управления имуществом
Статья 1013. Объект доверительного управления
Статья 1014. Учредитель управления
Статья 1015. Доверительный управляющий
Статья 1016. Существенные условия договора доверительного управления
имуществом
Статья 1017. Форма договора доверительного управления имуществом
Статья 1018. Обособление имущества, находящегося в доверительном
управлении
Статья 1019. Передача в доверительное управление имущества, обремененного
залогом
Статья 1020. Права и обязанности доверительного управляющего
Статья 1021. Передача доверительного управления имуществом
Статья 1022. Ответственность доверительного управляющего
Статья 1023. Вознаграждение доверительному управляющему
Статья 1024. Прекращение договора доверительного управления имуществом
Статья 1025. Передача в доверительное управление ценных бумаг
Статья 1026. Доверительное управление имуществом по основаниям
предусмотренным законом

1. Как правовой институт доверительное управление имуществом находит свое закрепление впервые. Однако отдельные нормы об отношениях, сходных с отношениями доверительного управления, существовали в законодательстве и ранее. Так, в соответствии со ст.19 ГК 1964 для охраны имущества гражданина, признанного безвестно отсутствующим, мог быть назначен специальный опекун. Последний совершают в интересах безвестно отсутствующего все необходимые действия по поддержанию этого имущества, в т.ч. по выдаче средств гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан был содержать.
После вступления в силу части первой ГК в гражданском законодательстве появился ряд специальных оснований, по которым может учреждаться доверительное управление. К ним относится доверительное управление имуществом подопечного в возрасте от 14 до 18 лет (ст.38 ГК); гражданина, признанного безвестно отсутствующим (ст.42 и 43 ГК); совершеннолетнего гражданина, над которым назначено попечительство в форме патронажа (ст.41 ГК). Часть вторая ГК завершила общую картину регулирования этих отношений, введя гл.53. Кроме того, ею дополнен перечень случаев доверительного управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом (см. ст.1026 и коммент. к ней).
2. Со вступлением в силу ГК фактически утратил силу ранее принятый Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 "О доверительной собственности (трасте)" (СА РФ, 1994, N 1, ст.6). Хотя он формально и не отменен, подобный вывод вытекает из следующих соображений:
а) согласно п.3 Указа доверительный собственник на срок, определенный договором, приобретал вещные права на переданное ему имущество. В целом к праву доверительной собственности в соответствии с п.4 Указа должны были применяться нормы о праве собственности.
Данные положения прямо противоречат п.4 ст.209 и абз.2 п.1 ст.1012 ГК, согласно которым передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности. Между сторонами договора возникают лишь обязательственные отношения, и на этой посылке строится вся гл.53 ГК;
б) институт "доверительной собственности (траста)" характерен для англо-американской системы права. Именно она допускает "сосуществование" двух и более различных прав собственности на один и тот же объект (в данном случае у собственника и доверительного собственника); она же предполагает особый, доверительный характер взаимоотношений между ними, который оценивается с помощью специфического источника права, - прецедентного "права справедливости". Континентальная система, к которой относится и российское право, напротив, эти принципы отвергает. Поэтому сосуществование в нем двух институтов - "доверительной собственности" и "доверительного управления" представляется нецелесообразным;
в) согласно п.21 Указа от 24 декабря 1993 г. N 2296 возможность его действия в полном объеме увязывалась со вступлением в силу нового ГК. Поскольку ГК придает иной характер регулированию аналогичных отношений, должна действовать ст.4 Вводного закона, согласно которой ранее принятые на территории РФ акты не применяются, если они противоречат ГК.
3. На практике еще до принятия ГК имели место случаи заключения договоров о передаче в доверительную собственность (траст) отдельного имущества, включая деньги. Кроме того, на основании Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 ГКИ РФ был разработан и принят Типовой договор об учреждении траста (доверительной собственности) на пакет акций, находящихся в государственной собственности (распоряжение ГКИ РФ от 15 февраля 1994 г. N 343-р), в соответствии с которым также были заключены конкретные договоры.
Правовая природа таких сделок во многих случаях не соответствует их названию. Например, многочисленные договоры о передаче денег граждан в трастовое управление финансовых компаний сочетают в себе элементы поручения и комиссии. Их заключение не противоречило ранее действовавшему законодательству РФ, а содержание должно оцениваться с учетом п.3 ст.421 ГК о смешанных договорах.

Комментарий к статье 1012 ГК РФ

Анализ текста статьи, а также конкретных видов передачи имущества в доверительное управление позволяет выделить ряд отличительных черт договора:
а) это особый договор по управлению имуществом собственника в интересах самого собственника либо названного им другого лица - выгодоприобретателя. В свою очередь само понятие "доверительное управление" обладает определенными особенностями:
хотя оно и не достигает столь высокой степени доверительности, как в англо-американской системе права, тем не менее значение личности участников договора, а также личности третьего лица - выгодоприобретателя для него достаточно велико. Особенно это заметно при анализе оснований прекращения договора (см. ст.1024 и коммент. к ней);
доверительное управление по данному договору необходимо отличать от "внутреннего" управления обществом, товариществом, унитарным предприятием их директором, а также иными уставными органами. Директор (правление общества и т.п.) хотя и имеет право распоряжения (в той или иной степени) имуществом таких организаций, но действует при этом от их имени, никогда не принимает имущество, которым распоряжается, на свой отдельный баланс, а если и несет гражданско-правовую ответственность перед обществом (товариществом, предприятием), то только в случаях, предусмотренных законом или договором (п.3 ст.53 ГК).
Как орган юридического лица, а не его доверительный управляющий, призваны действовать и те коммерческие организации либо индивидуальные предприниматели, с которыми в силу п.3 ст.103 ГК (п.1 ст.69 Закона об акционерных обществах) по решению общего собрания акционеров был заключен договор о передаче полномочий исполнительного органа акционерного общества. Образование исполнительного органа, таким образом, было предусмотрено для инвестиционных фондов, учрежденных на основании Указа Президента РФ от 7 октября 1992 г. N 1186 "О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий" (СА РФ, 1992, N 15, ст.1155). В настоящее время такие фонды продолжают свою деятельность в соответствии с Указом Президента РФ от 23 февраля 1998 г. N 193 "О дальнейшем развитии деятельности инвестиционных фондов" (СЗ РФ, 1998, N 9, ст.1097);
отсутствие непосредственного управления имуществом дочернего или зависимого общества, которое является обязательным признаком доверительного управления, позволяет отличать последнее и от "внешнего" управления, в частности, холдинговой компанией (ст.105, 106 ГК, ст.6 Закона об акционерных обществах; Приложение N 1 к Указу Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий" - СА РФ, 1992, N 21, ст.1731);
б) передача имущества в доверительное управление есть форма реализации собственником своих правомочий, предоставленных ему п.4 ст.209 ГК. Именно собственник определяет цель учреждаемого доверительного управления, объем передаваемых правомочий, а также лицо, в интересах которого доверительный управляющий должен действовать. В качестве такового собственник может назвать самого себя, а также, за определенными исключениями, любое другое лицо. В последнем случае договор доверительного управления имуществом становится разновидностью договора в пользу третьего лица (см. ст.430 ГК).
В отдельных случаях, прямо предусмотренных законом (см., например, ст.38, 43 ГК), учредителем доверительного управления вправе выступить не сам собственник, а другое лицо (орган опеки и попечительства, душеприказчик и т.п.). Однако и в этом случае указанные лица действуют исключительно в интересах собственника;
в) данный договор порождает обязательственные отношения между учредителем управления и доверительным управляющим. Он не влечет перехода права собственности к последнему;
г) договор носит "длящийся" характер, т.е. заключается на определенный срок для совершения целого ряда, а не одного конкретного действия (подробнее см. п.2 ст.1016 и коммент. к ней);
д) доверительный управляющий вправе совершать не только юридические, но и любые фактические действия в интересах собственника или выгодоприобретателя, если только эти действия не запрещены законом или договором.
Этой возможностью - совершать не только юридические, но и фактические действия - договор доверительного управления существенно отличается от договора поручения, по которому поверенный вправе совершать только юридические действия в интересах поручителя. Вместе с тем договоры близки тем, что и поверенный, и управляющий действуют не в своих интересах, а в интересах других лиц. Поэтому в ряде случаев закон предлагает самому собственнику выбрать, какой из договоров наиболее соответствует его целям (см., например, ст.41 ГК).
Возможностью совершать не только сделки, но и иные юридические действия, не говоря о фактических, договор доверительного управления отличается также от договора комиссии;
е) по договору управления имуществом доверительный управляющий должен действовать от своего имени, но обязательно указывая, что он является управляющим. В случаях, не требующих письменного оформления, он делает это устно, а при подписании письменных документов, включая сделки, после своего имени или наименования он ставит отметку "Д.У."
Обязанность управляющего, действуя от своего имени, извещать всех третьих лиц о своем особом положении, также отличает данный договор от поручения, комиссии и от агентского договора;
ж) договор доверительного управления имуществом является, по общему правилу, возмездным.

Комментарий к статье 1013 ГК РФ

1. Объектами доверительного управления может служить большинство объектов гражданских прав, перечисленных в ст.128 ГК. Это прежде всего различные виды имущества (предприятия, другие имущественные комплексы, недвижимое имущество, ценные бумаги и т.п.), имущественные права (например, право аренды), а также исключительные права (авторские права на произведения науки, литературы, искусства, права на фирменное наименование и т.п.). Нематериальные блага (гл.8 ГК), напротив, объектом данного договора считаться не могут.
Говоря о доверительном управлении предприятием, следует иметь в виду, что речь идет о передаче его в управление как объекта права (ст.132 ГК). Сохранение предприятия в качестве самостоятельного юридического лица невозможно практически, т.к. передаваемое в управление имущество должно отражаться у доверительного управляющего на отдельном балансе, по нему ведется самостоятельный учет, для расчетов открывается отдельный банковский счет (см. ст.1018 и коммент. к ней).
Передачу в доверительное управление исключительных прав (интеллектуальной собственности), в т.ч. исключительных имущественных прав в коллективное управление некоммерческих организаций (ст.44-47 Закона об авторском праве), необходимо отличать от передачи их же по договору коммерческой концессии (гл.54 ГК). В последнем случае исключительные права передаются пользователю для его собственной предпринимательской деятельности.
2. В законе, за исключением п.2 коммент. статьи, не содержится прямого запрета на передачу в доверительное управление вещей, определяемых родовыми признаками. Однако сама структура договора, характер взаимоотношений, складывающихся между участниками, а также примерный перечень объектов, данный в самой статье, не оставляют сомнений в том, что в доверительное управление, как правило, должно передаваться индивидуально-определенное имущество.
В любом случае имущество, передаваемое в управление, должно быть максимально обособлено от других вещей самого собственника и личного имущества доверительного управляющего (п.1 ст.1018 ГК). Поэтому даже вещи, определяемые родовыми признаками (например, комплекты белья в составе наследуемого имущества и т.п.), в известной мере становятся индивидуально-определенными.
В ряде случаев объект будущего договора прямо называется в законе. Так, согласно ст.38 ГК в доверительное управление может быть передано только недвижимое и ценное движимое имущество подопечного.
3. По общему правилу, передача в доверительное управление денежных средств не допускается. Исключение составляют случаи, предусмотренные законом. Так, в соответствии со ст.5 Закона о банках кредитная организация, т.е. юридическое лицо, которое на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, в числе прочих может заключать договоры доверительного управления денежными средствами и иным имуществом физических и юридических лиц.
Организации, не являющиеся кредитными, могут доверительно управлять денежными средствами только на основании лицензии, выдаваемой в установленном федеральным законом порядке (ст.7 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР").
4. В доверительное управление может быть передано и государственное, и муниципальное, и частное имущество. Однако то государственное или муниципальное имущество, которое ранее было передано на вещном праве хозяйственного ведения или оперативного управления унитарному предприятию или государственному либо муниципальному учреждению, до передачи его в доверительное управление должно утратить свой предыдущий правовой статус.
Это объясняется тем, что такое имущество уже передано на ограниченном вещном праве указанным субъектам (ст.294 и 296 ГК). Передача его в руки доверительного управляющего означала бы невозможность для унитарного предприятия или учреждения осуществлять предоставленное им право.

Комментарий к статье 1014 ГК РФ

1. К тексту статьи необходимо добавить, что учредителем доверительного управления может выступить как единоличный собственник, так и обладатели имущества на праве обшей или совместной собственности. Так, супруги вправе передать в доверительное управление принадлежащий им жилой дом. В этих случаях помимо гл.53 ГК необходимо руководствоваться также правилами гл.16 ГК о праве обшей собственности и ст.35 Семейного кодекса.
2. В случаях, предусмотренных законом, в роли учредителя управления, а следовательно, стороны по договору вправе выступить не сам собственник, а другое лицо - орган опеки и попечительства (ст.38, 42, 43 ГК), исполнитель завещания (душеприказчик) (ст.1026 ГК) и др. Однако и в этом случае учредитель управления действует в интересах самого собственника, реализуя одно из предоставленных ему п.4 ст.209 ГК правомочий.
3. В роли учредителя управления, не являющегося собственником имущества, может выступить и обладатель исключительного права, а также обязательственного права, удостоверенного бездокументарной ценной бумагой (ст.1013 ГК). Сюда же следует отнести лицо, передавшее в доверительное управление те денежные средства, которые размещены в кредитной организации. Поскольку находящаяся на банковском счете сумма представляет собой обязательственное право требования, а не саму вещь, учредитель управления - вкладчик выступает в этом случае не как собственник, а как обладатель обязательственного права. Сказанное не влияет на объем его прав как учредителя доверительного управления. Они в данном случае близки по объему к правам собственника.
4. Передать в доверительное управление государственное или муниципальное имущество может от лица собственника (РФ в целом, субъекта РФ, муниципального образования) лишь орган, уполномоченный собственником управлять его имуществом.
В частности, в соответствии с п.3 постановления Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989 "О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями" (СЗ РФ, 1997, N 45, ст.5193) при передаче в доверительное управление принадлежащих Российской Федерации акций приватизированных предприятий таким органом является Министерство государственного имущества РФ: при передаче в доверительное управление аналогичных акций угольных компаний - Министерство топлива и энергетики РФ (п.3 постановления Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485 - СЗ РФ, 1996, N 52, ст.5919).
Выгодоприобретателем по такому договору также являются Российская Федерация, субъект РФ либо муниципальное образование в лице соответствующего финансового органа либо органа, уполномоченного управлять соответствующим имуществом.
Государственные или муниципальные унитарные предприятия и учреждения выступать в качестве учредителя доверительного управления имуществом не вправе (см. ст.1013 и коммент. к ней).

Комментарий к статье 1015 ГК РФ

1. По общему правилу, передача имущества в доверительное управление - это передача его в руки профессионала. Таковым в хозяйственном обороте является предприниматель. Именно он (индивидуальный предприниматель - ст.23 ГК или одна из коммерческих организаций, перечисленных в п.2 ст.50 ГК) вправе выступить в роли доверительного управляющего чужим имуществом.
Не исключен вариант, когда собственник либо иное заинтересованное в получении имущества лицо учреждает специальную коммерческую организацию, которой в дальнейшем будет передано имущество. В зависимости от вида имущества и характера деятельности доверительного управляющего будет решаться вопрос о необходимости специального разрешения (лицензии) на занятие такой деятельностью (см. ст.49 ГК).
2. В силу п.1 ст.49 ГК унитарное предприятие обладает специальной правоспособностью. Последняя не охватывает собой возможности заниматься доверительным управлением чужим имуществом. Кроме того, запрет для унитарного предприятия выступать в роли доверительного управляющего позволит избежать скрытой передачи государственного или муниципального имущества в "доверительное" управление кому-либо из должностных лиц унитарного предприятия.
По этим же причинам существует запрет на передачу имущества в доверительное управление государственному органу (министерству, ведомству, управлению, инспекции и т.п.) или органу местного самоуправления (выборному органу, главе муниципального образования, иным выборным должностным лицам).
3. В отдельных случаях, предусмотренных законом, доверительное управление учреждается, главным образом, не для приумножения имущества собственника, а для его сохранности или распределения, т.е. для некоммерческих целей. Таковыми, в частности, являются случаи управления имуществом подопечного (ст.38 ГК), безвестно отсутствующего (ст.42 и 43 ГК) и др. Здесь в роли доверительного управляющего может выступить и гражданин, не являющийся предпринимателем, и некоммерческая организация (например, фонд), за исключением учреждения.

Комментарий к статье 1016 ГК РФ

1. В статье прямо перечислены те условия договора, без согласования которых он считается незаключенным. Это т.н. существенные условия договора, непосредственно указанные в законе. В соответствии со ст.432 ГК к числу существенных отнесены также условия, названные в иных правовых актах. Так, по Указу Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации" (СЗ РФ, 1996, N 51, ст.57-64) доверительный управляющий не вправе распоряжаться акциями (дарить, продавать, передавать в залог и т.п.); голосование доверительного управляющего по важнейшим вопросам деятельности акционерного общества, перечисленным в Указе, должно быть письменно согласовано с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на это Правительством РФ.
Дополнительные существенные условия договора о доверительном управлении акциями приватизированных предприятий угольной промышленности, находящихся в федеральной собственности, содержатся в разделе Х приложения 1 к постановлению Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485 (СЗ РФ, 1996. N 52, ст.5919), а акциями других акционерных обществ, созданных в процессе приватизации и находящихся в федеральной собственности, - в постановлении Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989 (Экономика и жизнь, 1997, N 47, с.14).
2. П.6 ст.3 ГК к числу иных правовых актов относит исключительно указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Поэтому нельзя признать существенными те дополнительные условия договоров, которые содержатся в Положении о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, утв. постановлением ФКЦБ от 17 октября 1997 г. N 37 (Экономика и жизнь, 1997, N 48, с.18-19).
Сказанное, однако, не означает, что в соответствии со ст.432 ГК стороны не могут сами согласовать те или иные существенные условия заключенного ими договора.
3. Одним из существенных условий договора является его срок. С одной стороны, - договор доверительного управления имуществом не может быть заключен для совершения какого-либо разового действия (например, для прикрытия сделки по купле-продаже автомобиля), с другой - срок его действия, как правило, не должен превышать 5 лет. Достаточно длительный срок договора создает дополнительные гарантии для выполнения доверительным управляющим своих обязанностей.
4. Длящийся характер отношений по доверительному управлению лишний раз подчеркивается возможностью его пролонгировать на прежних условиях. При несогласии сторон с прежними условиями договора они вправе его изменить или расторгнуть по правилам гл.29 и ст.1024 ГК.

Комментарий к статье 1017 ГК РФ

1. П.1 коммент. статьи требует, чтобы договор доверительного управления движимым имуществом был совершен в письменной форме. Стороны вправе не составлять единого письменного документа, достаточно, чтобы и оферта (предложение заключить договор), и акцепт соответствовали правилам пп.2 и 3 ст.434, ст.435, 436 и п.3 ст.438 ГК.
Анализ содержащегося в законе определения договора (п.1 ст.1012 ГК) позволяет прийти к выводу, что договор доверительного управления имуществом, по общему правилу, считается заключенным с момента передачи имущества управляющему (реальный договор - п.2 ст.433 ГК). Так, в соответствии с п.4.3. Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги договор управления указанными объектами считается заключенным с момента передачи их учредителем управления доверительному управляющему.
Однако это положение не является универсальным. Согласно п.31 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и п.44 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний) соответствующие договоры считаются заключенными с даты их подписания. ВАС РФ информационным письмом от 20 января 1997 г. N С5-7/03-39 подтвердил правомерность вступления их в силу с момента подписания (Вестник ВАС РФ, 1997, N 4, с.123).

Вероятно, в тексте предыдущего абзаца имеется в виду п.37 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)

2. П.2 коммент. статьи предъявляет два специальных требования к форме договора доверительного управления недвижимым имуществом: а) она должна соответствовать форме договора продажи недвижимости; б) передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности.
С учетом положений, содержащихся в 7 и 8 гл.30 ГК, а также ст.30 Закона о регистрации прав на недвижимость это означает следующее.
Договор доверительного управления недвижимым имуществом должен иметь письменную форму и быть составлен в виде одного документа (ст.550 ГК). По общему правилу данный договор, как и соответствующий договор купли-продажи недвижимости, вступает в силу с момента его подписания (п.1 ст.433, ст.550 ГК, п.3 информационного письма ВАС РФ от 13 ноября 1997 г. N 21 - Вестник ВАС РФ, 1998, N 1, с.82-83).
Однако до проведения государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление ни доверительный управляющий, ни учредитель управления не вправе распоряжаться этим имуществом (продавать, сдавать в аренду, отдавать в залог и т.п.), даже если такое право предоставлено доверительному управляющему по договору (п.2 ст.551 ГК).
В соответствии со ст.30 Закона о регистрации прав на недвижимость любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения, в т.ч. на основании договоров или решения суда. Сказанное еще раз подтверждает тот факт, что государственной регистрации подлежит не сам договор, а передача по нему недвижимого имущества.
3. Из этого правила существуют два исключения. Как и в случае с договором купли-продажи, государственной регистрации подлежат сами договоры доверительного управления жилым помещением (ст.558 ГК) и договоры доверительного управления предприятием (ст.560 ГК). Такие договоры вступают в силу не с момента их подписания, а с даты государственной регистрации в специализированном учреждении юстиции (п.3 ст.433 ГК).
В зависимости от того, что подлежит регистрации (сам договор или передача недвижимого имущества), запись о доверительном управлении как ограничении (обременении) права собственности заносится либо в подраздел III-4, либо в подраздел III-6 Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (СЗ РФ, 1998, N 8, ст.963).
4. Необходимо признать, что применительно к доверительному управлению недвижимостью законодатель в целом отказался от конструкции реального договора, содержащейся в определении. Сказанное подтверждается следующим: а) в соответствии с п.3 коммент. статьи несоблюдение требований о регистрации передачи имущества в доверительное управление влечет недействительность договора. Однако если бы передача признавалась существенным условием договора, последствия были другими: договор считался бы незаключенным: б) при ином подходе невозможна сама отсылка, содержащаяся в п.2 коммент. статьи, к форме и порядку заключения договора купли-продажи недвижимости, учитывая, что последний является консенсуальным.

Комментарий к статье 1018 ГК РФ

1. В процессе заключения договора о доверительном управлении (в соответствующих случаях - после его заключения) имущество, которое является его объектом, должно быть реально передано доверительному управляющему. Даже в тех случаях, когда закон не требует государственной регистрации передачи такого имущества, желательно, чтобы стороны оформили акт приема-передачи (передаточный акт).
Именно он вместе с договором ляжет в основу юридического и фактического обособления имущества как от личных вещей самого управляющего, так и от имущества собственника (учредителя управления). Средствами такого обособления являются отдельный баланс, самостоятельный учет, отдельный банковский счет.
2. Из общего правила о полном юридическом обособлении имущества, находящегося в доверительном управлении, существуют три исключения:
а) в случае признания учредителя управления несостоятельным (банкротом) взыскание по долгам может быть обращено на его имущество, переданное в доверительное управление (ст.1018);
б) взыскание может быть обращено на заложенное имущество, переданное в доверительное управление (ст.1019 ГК);
в) при недостаточности имущества, переданного в доверительное управление, для покрытия убытков от деятельности управляющего, взыскание в субсидиарном порядке может быть обращено на имущество сначала доверительного управляющего, а затем - учредителя управления (п.3 ст.1022 ГК).

Комментарий к статье 1019 ГК РФ

1. П.1 коммент. статьи подчеркивает вещный характер права залога. Обладая правомочием следования (см. ст.216, 353 ГК), залогодержатель сохраняет свое право на вещь и тогда, когда она переходит к новому собственнику или владельцу. В данном случае имущество переходит к новому владельцу, поскольку его собственником и залогодателем остается тот, кто учредил доверительное управление. Основания и порядок обращения взыскания на заложенное имущество, в т.ч. переданное в доверительное управление, предусмотрены ст.348-351 ГК.
2. Поскольку доверительный управляющий принимает имущество на длительный срок, он должен иметь определенные гарантии стабильности своего управления (владения). Одной из таких гарантий является обязанность учредителя управления (собственника) известить его о том, что имущество обременено залогом. В случае возможного спора бремя доказывания того, что управляющий был извещен, возлагается на учредителя управления (собственника).
Доверительный управляющий, напротив, обязан доказать, что он не знал и в силу обстановки, профессиональных навыков, иных обстоятельств не должен был знать о залоге.
3. Предусмотренное данной статьей основание расторгнуть договор охватывается п.2 ст.450 ГК. При отсутствии вины управляющего он вправе потребовать выплаты ему причитающегося вознаграждения за 1 год. Убытки, связанные с расторжением договора, возлагаются на учредителя управления (собственника имущества).

Комментарий к статье 1020 ГК РФ

1. В соответствии с п.4 ст.209 и п.1 ст.1012 ГК доверительный управляющий не приобретает право собственности на переданное имущество. Однако в пределах, предоставленных ему законом и договором, управляющий может владеть, пользоваться, распоряжаться этим имуществом, в т.ч. передавать его в собственность других лиц, сдавать в аренду, отдавать в залог и т.п.
Распоряжаться недвижимостью (продавать, сдавать в аренду, в безвозмездное пользование, передавать в залог и т.п.) управляющий вправе лишь в случаях, предусмотренных договором, - под страхом применения к соответствующей сделке последствий недействительности ничтожной сделки (ст.166-168 ГК).
2. Поскольку общее бремя содержания имущества, переданного в доверительное управление, лежит на собственнике (ст.210 ГК), именно он несет риск приращения и уменьшения такого имущества, включая возникновение прав и обязанностей из доверительного управления. По общему правилу, плоды, продукция и доходы от имущества, находящегося в доверительном управлении, поступают в распоряжение учредителя (ст.136 ГК).
3. Пункты 1 и 2 коммент. статьи посвящены, главным образом, отношениям управляющего с третьими лицами. Что же касается его "внутренних" отношений с учредителем управления, то они должны быть четко регламентированы в договоре. Общая обязанность управляющего - проявление должной заботливости об интересах учредителя и выгодоприобретателя и своевременное представление им отчета о своей деятельности; основные права - получение вознаграждения и покрытие расходов по управлению имуществом (см. ст.1023 и коммент. к ней). Этим правам и обязанностям корреспондируют права и обязанности учредителя управления. В тех случаях, когда учредитель и выгодоприобретатель в одном лице не совпадают, право требовать исполнения договора переходит к выгодоприобретателю (ст.430 ГК).
Перечень дополнительных прав и обязанностей сторон в рамках отдельных видов договора доверительного управления имуществом содержатся в постановлении Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989 "О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями", постановлении Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485 "О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)", постановлении ФКЦБ от 17 октября 1997 г. N 37 "Об утверждении Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги".
4. Будучи законным (титульным) владельцем переданного ему имущества, управляющий использует любые вещно-правовые способы защиты своих прав против любых третьих лиц, включая учредителя управления, собственника имущества и выгодоприобретателя. В частности, он может предъявить иск о признании своего права на имущество: об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск); об устранении всяких нарушений своего права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с потерей владения (негаторный иск).
В случае, когда в доверительное управление было передано имущество, определяемое родовыми признаками (например, деньги), данные способы зашиты не применяются.
Сказанное не дает, однако, оснований считать право доверительного управляющего на переданное ему имущество вещным. Оно остается обязательственным, поскольку, помимо прочих необходимых признаков вещных прав, у его владельца отсутствует так называемое правомочие следования (п.3 ст.216 ГК). Если учредитель управления (собственник) решит, например, продать переданное в управление имущество, то в силу личностно-обязательственного характера взаимоотношений между ним и доверительным управляющим переход прав и обязанностей по их договору к новому собственнику возможен не иначе как в порядке цессии, предусмотренной гл.24 ГК. В противном случае новый собственник имущества не считается правопреемником учредителя управления, а доверительный управляющий вправе расторгнуть договор ввиду отказа от него учредителя (п.1 ст.1024ГК).
Напротив, если речь идет о вещном праве, то переход права собственности на имущество к другому лицу не может служить основанием для прекращения этого вещного права.

Комментарий к статье 1021 ГК РФ

1. Коммент. статья предусматривает три основания передачи доверительного управления третьему лицу. Этот перечень исчерпывающий и расширению в конкретных договорах доверительного управления имуществом не подлежит.
2. Основное отличие этого действия от передоверия по ст.187 ГК состоит в том, что доверительный управляющий даже после передачи управления продолжает нести ответственность за действия поверенного. Кроме того, поверенный совершает юридические и фактические действия с перешедшим к нему имуществом от имени доверительного управляющего, а не от своего имени либо имени учредителя управления.

Комментарий к статье 1022 ГК РФ

1. П.1 коммент. статьи предусматривает общие основания и порядок ответственности доверительного управляющего в его "внутренних" отношениях с учредителем управления и выгодоприобретателем.
Нельзя не отметить, что содержание данного пункта является несколько противоречивым. С одной стороны, речь идет об ответственности доверительного управляющего за отсутствие должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, т.е. о виновной ответственности. С другой, имеется норма, согласно которой доверительный управляющий освобождается от ответственности только при наличии обстоятельств непреодолимой силы либо соответствующих действий выгодоприобретателя или учредителя управления, т.е. об ответственности без вины.
Думается, что общим правилом служит ответственность без вины (п.3 ст.401 ГК), поскольку в качестве доверительных управляющих выступают, главным образом, предприниматели. Однако управляющий вправе доказать, что убытки наступили не только вследствие непреодолимой силы, но и действий учредителя управления и (или) выгодоприобретателя.
В тех случаях, когда доверительный управляющий - некоммерческая организация или гражданин, не являющийся предпринимателем, их ответственность наступает по правилам п.1 ст.401 ГК при наличии вины.
2. Другой характерной чертой ответственности доверительного управляющего по договору служит обязанность возместить убытки не только учредителю управления, но и выгодоприобретателю - в виде упущенной выгоды. При определении размера причиненных убытков необходимо руководствоваться ст.15 и 393 ГК.
3. П.3 коммент. статьи устанавливает общий порядок ответственности управляющего, действовавшего в пределах предоставленных ему полномочий. Долги по обязательствам перед третьими лицами должны погашаться за счет имущества, переданного в управление, а далее в субсидиарном порядке сначала из личного имущества управляющего, а затем при недостаточности и его - из личного имущества учредителя управления.
Такая сложная структура требует выяснения, кто отвечает в том случае, когда в отношения с третьими лицами вступает доверительный управляющий, а долги в конечном итоге погашаются за счет имущества учредителя, хотя и переданного управляющему? Бремя ответственности в такой ситуации возлагается на учредителя (собственника имущества), однако в процессуальном плане и он, и доверительный управляющий должны привлекаться к делу в качестве соответчиков. Привлечение их в качестве соответчиков сразу, еще до наступления их субсидиарной ответственности, можно объяснить также тем, что основания такой ответственности (наличие или отсутствие вины и т.п.) будут во многом зависеть от того, кто выступал в роли доверительного управляющего - предприниматель или гражданин (некоммерческая организация) (ст.401 ГК). В целом такая структура совпадает со структурой ответственности должника за действия третьих лиц, предусмотренной ст.403 ГК.
4. Если при совершении сделок с третьими лицами доверительный управляющий либо назначенный им поверенный (п.2 ст.1021 ГК) выходит за пределы предоставленных полномочий либо действует с нарушением установленных для него ограничений, ответственность по сделкам должен нести сам управляющий своим личным имуществом.
Однако если третьим лицам удастся доказать, что они не знали и не должны были знать о превышении управляющим (его поверенным) полномочий или об установленных для него ограничениях, возникшие обязательства исполняются в общем порядке (п.3 ст.1022). В дальнейшем учредитель управления вправе потребовать в порядке регресса возмещения понесенных им убытков от доверительного управляющего.

Комментарий к статье 1023 ГК РФ

1. Коммент. статья предусматривает выплату вознаграждения и возмещение доверительному управляющему понесенных им расходов, что позволяет сделать вывод о возмездном характере договора в целом.
2. Вместе с тем содержащаяся в статье норма не носит императивного характера, следовательно, во-первых, доверительный управляющий вправе выполнять свои обязанности безвозмездно, а во-вторых, в договоре может быть изменен порядок выплаты ему вознаграждения и покрытия расходов. В частности, вряд ли можно говорить о получении прибыли или доходов от управления имуществом подопечного (ст.38 ГК), безвестно отсутствующего (ст.43 ГК), при патронаже (ст.41 ГК) и т.п. Речь скорее идет о его поддержании или распределении, что тем не менее предполагает значительные усилия и расходы со стороны управляющего.
Предлагаемая в статье система выплаты вознаграждения подходит, главным образом, для управляющих - предпринимателей. Что же касается расходов, то возмещению подлежат лишь необходимые из них, подкрепленные соответствующими документами или отчетом управляющего (см. п.38 Приложения N 1 к постановлению Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485; п.27 приложения к постановлению Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989).

Комментарий к статье 1024 ГК РФ

1. Содержащиеся в статье основания прекращения договора подчеркивают, насколько значим здесь личностный (доверительный) фактор. Поэтому смерть гражданина, являющегося доверительным управляющим, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также признание гражданина, причем после внесения соответствующих изменений в ГК не только индивидуального предпринимателя (п.2 ст.185, 1 гл.9 Закона о банкротстве) несостоятельным (банкротом), влечет за собой прекращение договора. К аналогичным последствиям приводит и ликвидация юридического лица - управляющего, в т.ч. в случае его банкротства (ст.419 ГК).
2. К прекращению договора может привести также признание несостоятельным (банкротом) гражданина-предпринимателя или ликвидация юридического лица, являющихся учредителями управления (п.1 ст.1024, ст.419 ГК.). Однако смерть гражданина-учредителя не приводит к прекращению договора, поскольку его права переходят к наследникам. Последние вправе будут сами решать, расторгать им договор с доверительным управляющим или нет.
3. Смерть гражданина или ликвидация юридического лица - выгодоприобретателя влечет прекращение договора. При этом договор может быть оставлен в силе по соглашению сторон.
Если выгодоприобретатель откажется от причитающегося ему по договору, то это также ведет к прекращению последнего, если иное не предусмотрено в самом договоре (например, выгодоприобретателем по договору станет учредитель управления - п. 4 ст.430 ГК).
4. В коммент. статье в качестве оснований для прекращения договора называются также две формы отказа от исполнения договора. Они соответствуют общим требованиям, изложенным в п.3 ст.450 ГК, и включают в себя:
а) отказ доверительного управляющего или учредителя управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего осуществлять свои обязанности лично. При этом управляющий не вправе требовать выплаты ему вознаграждения за весь срок;
б) отказ учредителя управления по иным обстоятельствам, нежели невозможность исполнения договора доверительным управляющим лично. В этом случае управляющий вправе, при расторжении договора, потребовать выплаты всей суммы причитающегося ему вознаграждения.
Если договором не предусмотрен иной срок, то необходимо уведомить другую сторону об отказе его исполнять не позднее чем за три месяца до момента прекращения договора. Однако данное правило не распространяется на отказ выгодоприобретателя, который стороной по договору не является и вправе отказаться от участия в нем и ранее.
5. Если доверительному управляющему удастся доказать, что он не знал и не должен был знать об обременении имущества, переданного ему в управление, залогом, он вправе в судебном порядке потребовать расторжения договора и выплаты причитающегося ему вознаграждения за год (см. коммент. к ст.1019).
6. По общему правилу, после прекращения договора имущество, находящееся в доверительном управлении, должно быть передано учредителю управления - собственнику. Однако учредитель и доверительный управляющий вправе предусмотреть в договоре иное (выкуп, дарение его доверительному управляющему и т.п.).

Комментарий к статье 1025 ГК РФ

1. Передача в доверительное управление ценных бумаг обладает рядом особенностей, которые должны быть определены в специальном законе.
Впредь до его принятия необходимо руководствоваться ст.5 Закона о рынке ценных бумаг, а также рядом подзаконных нормативных актов: Указом Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации", постановлениями Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485 и от 7 августа 1997 г. N 989, постановлением ФКЦБ от 17 октября 1997 г. N 37 "Об утверждении Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги", постановлением ФКЦБ от 20 октября 1997 г. N 38 "Об утверждении Положения о ведении счетов денежных средств клиентов и учете операций по доверительному управлению брокерами" (Экономика и жизнь, 1997, N 48, с.14). В случае расхождения между указанными правовыми актами и нормами ГК должен применяться последний (пп.5 и 7 ст.3 ГК).
2. Согласно ст.5 Закона о рынке ценных бумаг к объектам доверительного управления относятся: сами ценные бумаги; денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги; денежные средства, ценные бумаги, получаемые в процессе управления ценными бумагами.
Согласно этой же статье, а также п.2.2 Положения о порядке лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации, утв. постановлением ФКЦБ от 18 августа 1997 г. N 25 (Экономика и жизнь, 1997, N 41, с.14-17), деятельность по доверительному управлению ценными бумагами является самостоятельным видом профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Начиная с 1 января 1998 г., для получения лицензии на занятие такой деятельностью размер собственного капитала профессионального участника рынка ценных бумаг должен составлять не менее 1 млн. ЭКЮ.
В соответствии с п.1.4 Положения лицензия профессиональному участнику рынка ценных бумаг, в т.ч. на доверительное управление ими, выдается исключительно ФКЦБ либо федеральными органами исполнительной власти или ЦБР, действующими на основании генеральной лицензии ФКЦБ.
Вопрос о праве осуществления профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг кредитных организаций решается с учетом требований ст.39 и 52 Закона о рынке ценных бумаг, Положения и письма ЦБР от 5 августа 1997 г. N 72-97 (Экономика и жизнь, 1997, N 3, с.9).
3. В соответствии с п.2.1 Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в Ценные бумаги оно распространяется на доверительное управление акциями и облигациями.
При этом неотъемлемой частью договора доверительного управления признается инвестиционная декларация (пп.7.1 и 7.2). Последняя является своеобразным планом действий управляющего по размещению и приобретению ценных бумаг. Составной частью любого конкретного договора доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги должны стать также ограничения на действия доверительного управляющего, содержащиеся в разд.8 Положения.
4. Еще одну особенность доверительного управления ценными бумагами составляет возможность их объединения. При этом во всех случаях основные права доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре.
Вот почему впредь до принятия специального закона, о котором говорится в коммент. статье, представляется сомнительным отнесение к доверительному управлению ценными бумагами деятельности управляющих компаниями паевыми инвестиционными фондами, осуществляемой на основании Указа Президента РФ от 26 июля 1995 г. N 765 "О дополнительных мерах по повышению эффективности инвестиционной политики Российской Федерации" (Экономика и жизнь. 1995, N 31, с.7 и 24). Это объясняется тем, что, во-первых, в соответствии с п.5 Указа условиями договора доверительного управления имуществом признаются правила паевого инвестиционного фонда и проспект эмиссии инвестиционных паев такого фонда. Между тем согласно коммент. статье и ст.5 Закона о рынке ценных бумаг содержание договора доверительного управления ценными бумагами определяется сторонами самостоятельно. Во-вторых, даже если признать инвестиционный фонд в качестве объединения инвестиционных паев (ценных бумаг) инвесторов, собственник ценных бумаг безусловно вправе определять пределы распоряжения управляющим своим имуществом. Напротив, в соответствии с п.11 Указа Президента РФ от 26 июля 1995 г. N 765 инвестор подобными полномочиями не пользуется.

Комментарий к статье 1026 ГК РФ

1. В коммент. статье перечислены особые виды доверительного управления имуществом. Их перечень можно дополнить случаями доверительного управления имуществом безвестно отсутствующего (ст.42 и 43 ГК) и имуществом лица, над которым назначено попечительство в форме патронажа (ст.41 ГК). Перечень не является исчерпывающим. Так, в соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации" (СЗ РФ, 1997, N 51, ст.5712) члены Правительства РФ обязаны передавать в доверительное управление под гарантию государства находящиеся в их собственности доли (пакета акций) в порядке, установленном федеральным законом.
2. Несмотря на специфику, которой обладает каждый, эти случаи имеют определенные общие черты: а) они предусматриваются отдельно в ГК или специальным законом; б) в основе правоотношения в этих случаях лежит, как правило, не просто договор, а сложный юридический состав - решение органа опеки и попечительства о назначении попечительства и договор, завещание и договор душеприказчика с доверительным управляющим и т.д.; в) в подобных случаях, как правило, доверительное управление учреждает не сам собственник, а другое лицо (орган опеки и попечительства, душеприказчик и т.п.); г) правоотношение по доверительному управлению формируется в целом по правилам гл.53 ГК, если иное не предусмотрено законом и не вытекает из существа таких отношений. Так, ст.37 и 38 ГК предусматривают дополнительные пределы действий доверительного управляющего, вытекающие из существа отношений попечительства. Здесь же говорится об особом случае прекращения договора - прекращении самого попечительства.
3. В отдельных практических комментариях к части второй ГК по существу высказано мнение о том, что к случаям доверительного управления имуществом, предусмотренным законом, наряду с перечисленными следует также относить: а) действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) при ликвидации юридического лица (ст.62 ГК); б) действия временной администрации по управлению кредитной организацией на срок до 18 месяцев (ч.2 ст.75 Закона о ЦБР; Временное положение о временной администрации по управлению коммерческими банками и другими кредитными учреждениями - Экономика и жизнь, 1994, N 39, с.5); в) действия назначенного арбитражным судом внешнего управляющего с целью проведения внешнего управления имуществом предприятия-должника; г) действия назначенного арбитражным судом конкурсного управляющего.
4. Эти выводы представляются неточными и построены на желании охватить нормами гл.53 все нестандартные формы управления предприятием. Во-первых, ни один из приведенных здесь случаев не отвечает всей сумме признаков договора о доверительном управлении имуществом. В частности, ни ликвидационная комиссия, ни временная администрация по управлению кредитным учреждением не совершают сделки с имуществом предприятия (банка) от своего имени. Во-вторых, ни в одном из перечисленных случаев нет обособления имущества. Никто из названных субъектов управления не ставит принимаемое имущество на отдельный баланс и не открывает для расчетов по нему отдельного банковского счета. В-третьих, непонятным с этих позиций остается правовое положение временной администрации по управлению коммерческими банками и другими кредитными учреждениями, которая представляет собой группу лиц, не обладающих статусом юридического лица.
То, что ни один из арбитражных управляющих (ни временный управляющий, ни внешний управляющий, ни конкурсный управляющий) не рассматриваются законодателем в качестве доверительных управляющих имуществом должника, еще раз подтверждено вступившим в силу с 1 марта 1998 г. Законом о банкротстве (см., в частности, ст.19-21).
5. С учетом изложенного следует прийти к выводу о том, что: а) в каждом из перечисленных случаев имеет место особый вид управления предприятием (банком). Данный вид управления ни по содержанию, ни по форме не совпадает с доверительным; б) управление осуществляется лицом, на время заменяющим собой традиционные органы управления предприятием (банком); в) в тех случаях, когда с этими лицами заключается договор, его содержание, как правило, соответствует гражданско-правовому договору подрядного типа.

Глава 54. Коммерческая концессия

Статья 1027. Договор коммерческой концессии
Статья 1028. Форма и регистрация договора коммерческой концессии
Статья 1029. Коммерческая субконцессия
Статья 1030. Вознаграждение по договору коммерческой концессии
Статья 1031. Обязанности правообладателя
Статья 1032. Обязанности пользователя
Статья 1033. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии
Статья 1034. Ответственность правообладателя по требованиям,
предъявляемым к пользователю
Статья 1035. Право пользователя заключить договор коммерческой концессии
на новый срок
Статья 1036. Изменение договора коммерческой концессии
Статья 1037. Прекращение договора коммерческой концессии
Статья 1038. Сохранение договора коммерческой концессии в силе при
перемене сторон
Статья 1039. Последствия изменения фирменного наименования или
коммерческого обозначения правообладателя
Статья 1040. Последствия прекращения исключительного права, пользование
которым предоставлено по договору коммерческой концессии

Данная Глава вводит в российское законодательство новый договорный институт. Его наименование - "коммерческая концессия" - эквивалент известного в западном законодательстве понятия "франчайзинг" (или "франшиза"). Договор применяется в сфере предпринимательской деятельности (п.3 ст.1027).
Основным обязательством, определяющим особенности договора, является предоставление "правообладателем" "пользователю" комплекса исключительных прав на использование объектов интеллектуальной собственности (см. ст.138 ГК), что позволяет рассматривать его как разновидность лицензионных договоров.
Договор коммерческой концессии заключается с целью создания новых хозяйственных комплексов (магазинов, ресторанов, гостиниц и т.п.), расширения сети рынков сбыта товаров и услуг под фирмой правообладателя. Это отличает его от традиционных лицензионных договоров, позволяющих лицензиату использовать отдельные объекты интеллектуальной собственности - изобретение, полезную модель, товарный знак, литературное произведение и др. охраняемые объекты, права на которые принадлежат лицензиату (см., например, ст.13 Патентного закона).
Договор коммерческой концессии не относится к смешанным (см. п.3 ст.421 ГК), хотя и опосредствует комплексные обязательственные отношения. Он регламентирован как самостоятельный вид договора. Поэтому к нему применяются правила данной главы и субсидиарно - правила специальных законов об охране исключительных прав. Включение коммерческой концессии в ГК вызвано потребностями рыночных отношений в новой правовой сфере. Первые договоры коммерческой концессии (они именовались лицензионными) были заключены в России, когда на российский рынок вышли такие фирмы, как "Макдональдс", "Пицца-хат" и "Баскин Роббинс".

Комментарий к статье 1027 ГК РФ

1. Фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение, а также коммерческая информация, охватывающая опыт организации соответствующей предпринимательской деятельности, "ноу-хау", всегда включаются в передаваемый по договору коммерческой концессии комплекс исключительных прав, определяя его предмет и особенности обязательственных отношений (см. п.1 ст.1031 и п.3 ст.1037). Типичным для этих договоров также является передача прав на обозначения, индивидуализирующие товары, работы и услуги, прежде всего товарные знаки и знаки обслуживания.
Приведенный в п.1 коммент. статьи перечень исключительных прав не является исчерпывающим. В договоре коммерческой концессии может быть предусмотрена передача прав и на другие объекты интеллектуальной собственности, например промышленный образец (охраняемую внешнюю форму изделия) или программу для ЭВМ.
Однако во всех случаях предметом договора служат отчуждаемые имущественные права. К ним нельзя отнести указанную в п.2 коммент. статьи "деловую репутацию". Хотя при согласовании цены договора обычно учитывается т.н. условная стоимость "деловой репутации" правообладателя (его "фирмы"), которая весьма существенно влияет на стоимость передаваемых прав.
2. Необходимость согласования в договоре коммерческой концессии объема передаваемых прав (территории, охватываемой концессией, вида деятельности, количества выпускаемых или продаваемых товаров, объема работ или услуг и т.п.) обусловлена нематериальным характером объектов этих прав, возможностью их одновременного использования неограниченным кругом лиц.
Неурегулированность подобных вопросов может создать неопределенность в отношениях сторон по поводу предмета договора. За пределами согласованной в договоре сферы деятельности пользователя правообладатель сохраняет возможность распоряжения этими объектами.
3. Фирменное наименование ("фирма") - это наименование, которое закрепляется за коммерческой организацией - юридическим лицом, либо за гражданином, осуществляющим предпринимательскую деятельность (см. п.3 ст.23 ГК). Исключительное право на "фирму" возникает и соответственно защищается с момента ее регистрации в государственном реестре юридических лиц или граждан-предпринимателей. В качестве обязательного атрибута коммерческой организации фирменное наименование регистрируется в том же порядке и в том же реестре, что и сам правообладатель.
Общие правила о фирменном наименовании и его охране установлены в п.4 ст.54 ГК. Специальные правила о фирменных наименованиях изложены в статьях ГК, регулирующих образование соответствующих юридических лиц (см., например, п.3 ст.69, п.4 ст.82, п.3 ст.113, п.3 ст.115). По ранее действующему законодательству (Положение о фирме 1927) право на фирму не требовало регистрации. Оно возникало с начала фактического пользования фирменным наименованием. Теперь под такой режим подпадает "коммерческое обозначение" - применяемое предпринимателем общеизвестное незарегистрированное наименование. Его охрана не регламентируется российским законодательством. Права на коммерческое обозначение могут быть защищены в России на основе ст.8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности (участником которой является Россия как правопреемник СССР), предусматривающей охрану фирменных наименований во всех странах - участницах Конвенции без обязательной регистрации. В силу п.1 ст.15 Конституции, конкретизированного в ст.7 ГК, предписания международных договоров имеют приоритет перед нормами других актов, в т.ч. гражданского законодательства.
4. Основным актом, устанавливающим правовой режим использования товарных знаков и знаков обслуживания, является Закон о товарных знаках (раздел 1), промышленных образцов - Патентный закон, объекты авторских прав, в т.ч. программы ЭВМ и базы данных, охраняются Законом об авторском праве.
5. Коммерческая информация и коммерческий опыт, предоставляемые пользователю по договору, включают обычно документацию по ведению бизнеса (руководство, инструкции и т.п.), а также профессиональное обучение персонала, специальный инструктаж в течение всего периода действия договора по различным аспектам организации хозяйственной деятельности, как-то: управление, создание бытовой сети, эксплуатация оборудования, ведение учета и отчетности, обслуживание клиентуры, приготовление фирменных блюд и т.п.
Коммерческой информацией могут быть признаны по договоренности сторон сведения экономического, методического, технического характера по различным аспектам организации и осуществления хозяйственной деятельности правообладателя. Например, по технологии приготовления фирменных блюд или иной продукции, по ведению учета и отчетности, управлению сбытом, системе организации обслуживания и т.п. Имеется в виду конфиденциальная информация, признаваемая коммерческой тайной в соответствии со ст.139 ГК, т.е. обладающая потенциальной коммерческой ценностью.
6. Договор коммерческой концессии рассчитан на сферу предпринимательской деятельности. В нем участвуют как коммерческие организации, так и граждане, занимающиеся предпринимательством, на которых распространяются правила ГК, регулирующие деятельность коммерческих организаций за установленными изъятиями (см. ст.23 ГК).

Комментарий к статье 1028 ГК РФ

1. Коммент. статья предусматривает специальные требования к оформлению договорных отношений, соблюдение которых является обязательным.
Договор должен быть заключен в письменной форме (см. ст.434 ГК).
Кроме того, он подлежит, во-первых, государственной регистрации в соответствующем органе, ведущем реестр юридических лиц и граждан-предпринимателей (см. п.3 ст.433 ГК), и, во-вторых, в Российском агентстве по патентам и товарным знакам, если по договору передаются права на использование объектов, охраняемых патентом или свидетельством, зарегистрированным и выданным Агентством.
2. Необходимость регистрационной процедуры для договоров коммерческой концессии в обоих случаях обусловлена особенностями регистрационной системы возникновения и защиты исключительных прав на фирменные наименования, товарные знаки и другие объекты интеллектуальной собственности, а также вытекающими отсюда специальными правилами - передачи прав (см. п.4 ст.54 ГК, ст.13 Патентного закона; ст.27 Закона о товарных знаках; Правила рассмотрения и регистрации договоров об уступке патента и лицензионных договоров о предоставлении права на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца, утв. Роспатентом 21 апреля 1995 г., - БНА РФ, 1995, N 7, с.57; Правила регистрации договоров об уступке товарного знака и лицензионных договоров о предоставлении права на использование товарного знака, утв. Роспатентом 26 сентября 1995 г., - БНА РФ, 1996, N 2, с.61).
3. Несоблюдение письменной формы и требования о регистрации договора в Российском агентстве по патентам и товарным знакам влечет его недействительность. Договор признается ничтожным, и наступают последствия, предусмотренные ст.165 ГК.
Соблюдение требования о государственной регистрации в реестре предпринимателей важно для отношений сторон с третьими лицами. Вступая в хозяйственные связи с широким кругом потребителей, стороны не смогут ссылаться на договор до его регистрации. Для самих же участников договор действует с момента его заключения, в изъятие из общих правил п.3 ст.433 ГК.

Комментарий к статье 1029 ГК РФ

1. Договор коммерческой субконцессии заключается на основе договора концессии, в котором должно быть прямо предусмотрено право (или обязанность) пользователя предоставлять субконцессии и условия их предоставления.
По договору субконцессии пользователь выступает в роли вторичного правообладателя, а другая сторона - в роли вторичного пользователя. Предоставленные на основе субконцессии исключительные права производны от прав, полученных пользователем по основному договору. Их объем не может выходить за пределы прав пользователя (см. п.2 ст.1027). Превышение этих пределов может рассматриваться как нарушение пользователем его обязанностей по договору концессии.
2. Судьба договора коммерческой субконцессии непосредственно связана с судьбой договора коммерческой концессии, на основе которого он заключен (см. абз.2 п.1 и пп.2 и 3 коммент. статьи).
3. В правилах коммент. статьи закреплены присущие договору коммерческой концессии элементы лицензионных отношений, возникающие в связи с передачей исключительных прав.
В случае досрочного прекращения субконцессии презюмируется, при определенных условиях, трансформация субконцессионного договора в основной договор между правообладателем и вторичным пользователем. Причем происходит не просто замена стороны договора (переход прав кредитора к другому лицу). Дело в том, что договор субконцессии порождает не только прямые отношения между сторонами договора, но и опосредственные отношения между вторичным пользователем и основным правообладателем. Права всех пользователей (независимо от того, являются ли они первичными или вторичными) производны от прав основного правообладателя. Каждая сублицензия оформляется в том же порядке, как и основная лицензия (вносится в реестр, где зарегистрировано фирменное наименование, товарный знак, иные объекты интеллектуальной собственности, принадлежащие основному правообладателю, в качестве обременения этих прав). И, следовательно, трансформация субконцессии в концессию по сути означает преобразование уже существовавших опосредственных отношений между этими сторонами в прямые договорные отношения.
4. В этой связи следует обратить внимание на особенности правил об ответственности, предусмотренных п.4 коммент. статьи. В отличие от общих правил ответственности должника перед кредитором за действия третьих лиц (см. ст.403, п.3 ст.706 ГК.) по договору субконцессии вторичный пользователь отвечает за причиненный его действиями вред непосредственно перед основным правообладателем, хотя и не состоит с ним в прямых договорных отношениях. К пользователю в этом случае могут предъявляться требования в порядке субсидиарной ответственности (см. ст.399 ГК) при условии, что это не противоречит договору коммерческой концессии, на основе которого предоставлена субконцессия.
Презумпция преобразования субконцессии в концессию создает дополнительные гарантии экономических интересов правообладателя, заинтересованного в расширении хозяйственного оборота его фирменных знаков, а также вторичного пользователя, который может продолжить свою хозяйственную деятельность на тех же условиях, на которые он рассчитывал, заключая субконцессионный договор.
5. Во всем остальном к договору коммерческой субконцессии применяются правила гл.54 ГК, в частности относительно оформления и регистрации договора, а также других прав и обязанностей сторон.

Комментарий к статье 1030 ГК РФ

Правила коммент. статьи отражают сложившуюся практику и имеют рекомендательный характер.
Наиболее распространенной формой оплаты является сочетание фиксированной суммы (т.н. "паушальный платеж"), которая выплачивается сразу после заключения договора, и периодических (чаще всего годовых) платежей (т.н. "роялти") в виде отчислений в определенном проценте от суммы оборота (товаров, услуг, работ). Кроме того, за предоставленные субконцессии пользователь обычно выплачивает правообладателю определенный процент от оборота вторичного пользователя.

Комментарий к статьям 1031, 1032 ГК РФ

1. Коммерческая концессия предполагает создание сети однородных предприятий с одинаковыми условиями ведения хозяйственной деятельности. Этому должно способствовать выполнение сторонами установленных п.1 ст.1031 и ст.1032 обязательных правил, определяющих их обязанности по договору коммерческой концессии, от которых они не вправе отступить (см. ст.422 ГК).
Передача правообладателем пользователю документации, профессионального опыта и т.п. необходима ему для надлежащего осуществления своей деятельности, а получение лицензий - для реализации предоставленных ему прав на использование объектов интеллектуальной собственности.
2. Правила ст.1032 обязывают пользователя реализовать в полном объеме полученные права. Он должен осуществлять предусмотренную договором хозяйственную деятельность в обусловленном масштабе и на обусловленном качественном уровне, полностью соответствующем качеству товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем, включая требования эстетики, комфортности и т.п.
При этом он не вправе вводить потребителя в заблуждение и обязан информировать его о том, что торговля товаром или иная деятельность осуществляется им по договору коммерческой концессии.
К основным обязанностям пользователя отнесено также неразглашение предоставленной ему правообладателем конфиденциальной коммерческой информации, что предполагает необходимость включения в трудовые соглашения с его работниками условий о неразглашении соответствующих сведений. Нарушение этой обязанности может нанести весьма серьезный ущерб обеим сторонам договора, т.к. тайна информации служит необходимой предпосылкой защиты прав ее обладателя (см. ст.139 ГК).

Комментарий к статье 1033 ГК РФ

1. В силу п.1 допускается включение в договор коммерческой концессии отдельных обязательств, ограничивающих свободу действий той или другой стороны в рамках договорных отношений.
В частности, может быть предусмотрен отказ пользователя от получения аналогичных коммерческих концессий по договорам с конкурентами правообладателя (абз.4 п.1).
Приведенный в п.1 перечень носит примерный характер. Однако во всех случаях договорные условия, направленные на ограничение конкуренции, не должны подпадать под действие запретительных правил Закона о конкуренции. В противном случае эти условия могут быть оспорены и признаны недействительными.
2. Предусмотренные в п.1 обязательство правообладателя не выдавать концессию другим пользователям на той же территории (абз.2 п.1) и обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории действия договора обусловлены необходимостью четкого определения объема предоставляемых по договору исключительных прав (см. п.2 ст.1027), включая разграничение территориальной и иной сферы их использования между правообладателем и пользователем. Аналогичные условия характерны и для традиционных лицензионных договоров на объекты интеллектуальной собственности.
3. Обязательства пользователя согласовывать с правообладателем вопросы расположения и оформления коммерческих помещений (абз.3 п.1) прямо вытекают из его обязанности соблюдать инструкции и указания правообладателя относительно внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений (см. абз.4 ст.1032 ГК).
4. Правила п.2 коммент. статьи имеют обязательный характер и содержат запреты на включение в договор условий, ограничивающих права пользователя (по вопросам цены продаваемых им товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг и определения круга потребителей), под страхом их недействительности.

Комментарий к статье 1034 ГК РФ

1. Коммент. статья устанавливает повышенную защиту прав потребителя концессионных товаров, работ и услуг, предусматривая субсидиарную ответственность правообладателя за их качество (о субсидиарной ответственности см. ст.399 ГК). Вступая в отношения с пользователем, потребитель вправе рассчитывать на получение результата, эквивалентного тому, который он получил бы непосредственно от правообладателя. Об определенных обязанностях, возложенных на стороны договора по обеспечению такого результата, см. ст.1031 и 1032 ГК.
2. Требования к правообладателю подчинены общим правилам об ответственности продавца за качество продаваемых товаров, установленным ст.469-477 ГК (см. также специальные правила о розничной купле-продаже - ст.503-505 ГК), и общим правилам об ответственности подрядчика за качество выполненных работ, установленным ст.721-725 ГК (см. также специальные правила об ответственности за качество работ, выполняемых по бытовому подряду, - ст.737 ГК). Эти правила распространяются и на оказание возмездных услуг (см. ст.783 ГК).
3. Если по договору концессии пользователь не только продает, но и сам производит товар правообладателя (производственная концессия), то потребитель имеет право заявить свои требования по поводу такого товара как обеим сторонам, так и любой из них (о солидарных обязательствах см. ст.322-326 ГК). Ответственность поставщиков перед покупателем за изготовленные им товары определяется правилами ст.518-522 ГК.

Комментарий к статье 1035 ГК РФ

Коммент. статья закрепляет преимущественное право пользователя на заключение нового договора коммерческой концессии в течение трех лет с момента окончания срока действия первоначального договора. В случае, если правообладатель нарушил права пользователя, заключив в указанный срок договор концессии с другим лицом или выдав разрешение на субконцессию, он обязан возместить пользователю понесенные им вследствие этого убытки в полном объеме, включая упущенную выгоду (см. ст.15 ГК).
Пользователь не может в этом случае оспаривать действительность договора, заключенного правообладателем, в отличие, например, от последствий, наступающих при нарушении преимущественного права нанимателя по договору жилого найма (см. ст.684 ГК).

Комментарий к статье 1036 ГК РФ

К договору коммерческой концессии применяются общие нормы ГК (гл.29) об основаниях, порядке и последствиях изменения сторонами договорных условий.
Специальные правила коммент. статьи определяют момент, с которого новые договорные условия приобретают силу для третьих лиц. Таким моментом служит регистрация этих условий в государственном реестре и в реестре Российского агентства по патентам и товарным знакам, если изменения касаются объектов исключительных прав, зарегистрированных в Агентстве.

Комментарий к статье 1037 ГК РФ

1. Коммент. статья вводит особые условия одностороннего расторжения, а также прекращения концессионного договора.
Соглашение сторон о досрочном расторжении должно быть оформлено в том же порядке, в котором был заключен и зарегистрирован договор. Вытекающие отсюда изменения в правах пользователя на объекты интеллектуальной собственности должны быть внесены в соответствующие государственные реестры, в которых зарегистрирован договор и выданные на его основе лицензии. В противном случае они могут быть признаны недействительными.
2. В пп.3 и 4 статьи установлены специальные основания досрочного прекращения договора. Во-первых, вследствие утраты концессионером прав на фирменное наименование или коммерческое обозначение без приобретения другого наименования. Во-вторых, вследствие объявления одной из сторон договора банкротом.
3. Исключительное право на фирменное наименование не ограничено каким-либо сроком. Оно прекращается ликвидацией самого юридического лица (см. п.1 ст.61 ГК), а также в случае смерти гражданина-предпринимателя, если его права на предпринимательскую деятельность не переходят к наследнику (см. п.2 ст.1038 ГК).
Право на фирменное наименование, может быть прекращено судебным решением, установившим, что правообладатель зарегистрировал его в нарушение установленных законом требований. Такое судебное решение может быть вынесено, например, по иску лица, осуществляющего аналогичную деятельность, представившего доказательства, что оспариваемое наименование тождественно или сходно с его ранее зарегистрированным фирменным наименованием.
4. О несостоятельности (банкротстве) юридического лица см. ст.65 ГК.

Комментарий к статье 1038 ГК РФ

1. В силу ст.1038 переход исключительного права на какой-либо объект, входящий в предмет договора к другому правообладателю (как в порядке сингулярного, так и универсального правопреемства), не является основанием для изменения условий договора или его расторжения.
Однако при этом должны соблюдаться нормы перевода исключительных прав, установленные законодательством об интеллектуальной собственности. Возможно также субсидиарное применение к данным договорным отношениям соответствующих правил 1 гл.24 ГК.
2. Новый правообладатель становится стороной договора, принимая на себя все связанные с этим права и обязанности. Так, если первоначальный правообладатель переуступил ему исключительное право на товарный знак, то он обязан зарегистрировать лицензионный договор с пользователем на этот товарный знак в Российском агентстве по патентам и товарным знакам. Он также обязан принять меры к поддержанию в силе свидетельства на товарный знак: платить ежегодно пошлину, а в случае истечения 10-летнего срока действия свидетельства - подать заявку на его продление и т.п. (см. ст.16 Закона о товарных знаках).

Комментарий к статье 1039 ГК РФ

Коммент. статья устанавливает определенные гарантии интересов пользователя, которые должен учитывать правообладатель, принимая решение изменить фирменное наименование, являющееся предметом договора коммерческой концессии. Сам факт такого изменения служит для пользователя, во-первых, основанием расторгнуть договор без каких-либо дополнительных мотивов, во-вторых, снизить договорную цену при сохранении договорных отношений. (При этом безусловно правообладатель обязан перерегистрировать договор на новое фирменное наименование за свой счет).
Следовательно, хотя закон не ограничивает правообладателя в возможности изменить обремененное договором фирменное наименование, во избежание указанных негативных последствий во всех подобных случаях для него целесообразно предварительно согласовать с пользователем условия этого изменения. Такое согласование требует письменной формы (например, путем обмена письмами). Письменная форма в данном случае отвечает общим требованиям, согласно которым изменения договора должны быть совершены в той же форме, в которой он был совершен (см. п.1 ст.452 ГК).

Комментарий к статье 1040 ГК РФ

Прекращение исключительного права, входящего в комплекс прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии, не служит основанием прекращения договора, а влечет изменение встречных обязательств пользователя. Обычно стороны согласовывают в таком случае соразмерное уменьшение вознаграждения, выплачиваемого пользователем правообладателю.
Основания прекращения исключительных прав предусмотрены в законах об охране этих прав (см., например, ст.28, 29 Закона о товарных знаках, ст.29, 30 Патентного закона).
Правила ст.1040 не распространяются на фирменное наименование и коммерческое обозначение, поскольку, в силу п.3 ст.1037 ГК, прекращение исключительных прав на эти объекты прекращает и договор коммерческой концессии.

Глава 55. Простое товарищество

Статья 1041. Договор простого товарищества
Статья 1042. Вклады товарищей
Статья 1043. Общее имущество товарищей
Статья 1044. Ведение общих дел товарищей
Статья 1045. Право товарища на информацию
Статья 1046. Общие расходы и убытки товарищей
Статья 1047. Ответственность товарищей по общим обязательствам
Статья 1048. Распределение прибыли
Статья 1049. Выдел доли товарища по требованию его кредитора
Статья 1050. Прекращение договора простого товарищества
Статья 1051. Отказ от бессрочного договора простого товарищества
Статья 1052. Расторжение договора простого товарищества по требованию
стороны
Статья 1053. Ответственность товарища, в отношении которого договор
простого товарищества расторгнут
Статья 1054. Негласное товарищество

Договор простого товарищества, более известный как договор о совместной деятельности, не является новым. На протяжении десятилетий правовое положение участников договора регулировалось гл.38 ГК 1964. С 3 августа 1992 г. - момента введения в действие Основ ГЗ, их права и обязанности регламентировались гл.18 Основ, а в части, не противоречащей Основам, сохраняли свое значение нормы гл.38 ГК 1964 (постановление Верховного Совета РСФСР от 14 июля 1992 г. N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" - Ведомости РСФСР, 1992, N 30, ст.1800).
С 1 марта 1996 г. к правоотношениям, возникающим между участниками договора простого товарищества, а также между ними и третьими лицами, применяются нормы гл.55 ГК. Споры о правах и обязанностях, возникших до этой даты, разрешаются согласно требованиям ст.5 и 8 Вводного закона.

Комментарий к статье 1041 ГК РФ

1. Статья содержит легальное определение договора. Анализ определения позволяет назвать ряд его обязательных признаков:
а) это объединение двух или более лиц. В последнем случае договор является многосторонней сделкой;
б) объединение не приводит к образованию юридического лица. Товарищам нет необходимости регистрировать его в порядке, предусмотренном ст.51 ГК, а также в налоговой инспекции, комитете по управлению государственным или муниципальным имуществом и т.п.;
в) объединение связано с личным участием каждого из товарищей в их совместной деятельности. При этом значение личностного, доверительного фактора достаточно велико (см. ст.1050 и коммент. к ней);
г) для совместной деятельности товарищи вносят и соединяют свои вклады (см. ст.1042 и коммент. к ней);
д) объединение создается для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (совместное строительство дома, дороги и т.п.).
В тех случаях, когда целью договора является постоянная деятельность для извлечения прибыли (предпринимательская деятельность), сторонами могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Исключение составляет участие в договоре некоммерческой организации, если предпринимательская деятельность не противоречит целям, ради которых она создана (п.3 ст.50 ГК). Во всех остальных случаях круг участников договора не ограничен.
2. Исключение из общего правила о том, что объединение лиц в виде простого товарищества государственной регистрации не подлежит, составляет финансово-промышленная группа (ФПГ). Это объясняется ее особым положением и целями, ради которых она создается.
Согласно ст.5 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. "О финансово-промышленных группах" (СЗ РФ, 1995, N 49, ст.4697) регистрацию ФПГ, как правило, предваряет регистрация ее центральной компании. Последняя выступает от имени всех участников ФПГ в их отношениях с третьими лицами и подлежит регистрации в обычном порядке как юридическое лицо.
Сама ФПГ регистрируется по заявке своей центральной компании, подаваемой в Министерство экономики РФ (постановление Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. N 104 "О возложении на Министерство экономики Российской Федерации функций уполномоченного федерального государственного органа по государственному регулированию создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп" - СЗ РФ, 1998, N 6, ст.738). Порядок регистрации должен отвечать ст.5-9 Закона "О финансово-промышленных группах" и Положению о порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621 (СЗ РФ, 1996, N 22, ст.2699).
Отдельные ФПГ не могут рассматриваться в качестве разновидности простого товарищества. Не являются таковыми, например, те из них, которые образованы основным и дочерним акционерными обществами, но не имеют специального договора об управлении дочерним обществом со стороны основного. Однако государственной регистрации в изложенном выше порядке подлежат все ФПГ.
3. Договор простого товарищества является консенсуальным (п.1 ст.1041 0 ГК) и считается заключенным с момента получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п.1 ст.433 ГК). При этом в оферте должны содержаться все существенные условия договора, а акцепт должен быть полным и безоговорочным.
В гл.55 ГК нет специальных правил, касающихся формы договора простого товарищества. Поэтому к договору применяются общие правила о форме сделок (ст.158-165 ГК).
4. В законе отсутствуют какие-либо указания о сроке действия договора, поэтому он определяется по усмотрению сторон. В зависимости от избранного сторонами срока договоры могут быть подразделены на: а) бессрочные; б) с указанием срока; в) с указанием цели в качестве отменительного условия. Важно, что с учетом вида договора по-разному решается вопрос о его прекращении (см. ст.1050-1053 и коммент. к ним).
5. Сфера применения договора достаточно широка. Наиболее часто он заключается в следующих случаях:
а) при совместном долевом строительстве юридическими лицами зданий, сооружений, заводов, дорог, гаражей, а также жилых домов. В этом случае он может называться договором: о совместной деятельности; об участии в долевом строительстве; долевого участия; о сотрудничестве и т.д. Однако наличие всех приведенных выше признаков позволяет в большинстве случаев квалифицировать его как договор простого товарищества (Вестник ВАС РФ, 1995, N 9, с.50);
б) при создании акционерного общества закрытого или открытого типа (п.1 ст.98 ГК). Здесь между учредителями общества заключается договор о совместной деятельности, целью которого является регистрация общества в качестве юридического лица.
Данный договор следует отличать от учредительного, заключаемого учредителями полного товарищества, товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью или другого хозяйственного общества (товарищества). Учредительный договор является учредительным документом вновь создаваемого юридического лица и действует на всем протяжении его существования. Напротив, договор о совместной деятельности, если он приводит к созданию самостоятельного юридического лица, прекращается, а общее имущество товарищей, если иное не предусмотрено договором, становится собственностью этого юридического лица;
в) в соответствии со ст.19 Закона о жилищной политике одним из оснований для приобретения жилья в собственность граждан является их участие в жилищном строительстве путем организации товариществ индивидуальных застройщиков. В г.Москве, например, распоряжением мэра от 21 декабря 1994 г. N 628-РМ утвержден Порядок создания коллективов индивидуальных застройщиков для малоэтажного и коттеджного строительства в Московской области из жителей г.Москвы, нуждающихся в улучшении жилищных условий (Вестник мэрии Москвы, 1995, N 2, с.35). Согласно п.3 Порядка организационно-правовая форма коллектива индивидуальных застройщиков определяется самими гражданами. Таким образом, они вправе создать коллектив застройщиков либо в форме юридического лица (например, товарищества собственников жилья во вновь создаваемом кондоминиуме), либо в форме простого товарищества, оговорив в договоре степень и характер своего участия в нем;
г) Закон о приватизации в отличие от ранее действовавшего Закона РСФСР от 3 июля 1991 г. "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР" (Ведомости РСФСР, 1991, N 27, ст.927) не предусматривает возможность заключения членами трудового коллектива приватизируемого предприятия договора простого товарищества для участия в конкурсе или аукционе по продаже предприятия. Но в Законе не существует и прямых запретов на заключение в процессе приватизации таких договоров как между юридическими, так и физическими лицами.
Важно иметь в виду, что покупателями приватизируемого предприятия (иного государственного или муниципального имущества) в этом случае выступают все товарищи, а не только участник, ведущий общие дела. Соответственно каждый из них должен отвечать требованиям ст.9 Закона о приватизации.
6. За последние годы значительное распространение на практике получили договоры о совместном долевом строительстве (об участии в долевом строительстве, об инвестировании долевого строительства и т.п.) жилых домов, которые заключаются между юридическими лицами и гражданами. В этом случае граждане участвуют в строительстве, как правило, внесением денежных средств, а юридические лица (ими чаще всего являются инвестиционные компании) - подготовкой проектно-сметной документации, получением землеотвода. внесением дополнительных денежных средств и т.п. Нередко инвестиционные компании параллельно заключают самостоятельные договоры простого товарищества с организациями-подрядчиками, заказчиками, юридическими лицами, получившими землеотвод, и т.п., целью которых служит все то же строительство жилого дома (об особенностях взаимоотношений при строительстве жилого дома юридических лиц - участников простого товарищества см. коммент. к ст.1042, 1043).
Чтобы дать точную правовую оценку договора об участии гражданина в долевом строительстве жилого дома, необходимо тщательно изучить его содержание и характер реального исполнения сторонами.
Практика показывает, что в большинстве случаев участие в строительстве дома для граждан ограничивается простой передачей денежных средств инвестиционной компании. Какого-либо личного участия в самом процессе строительства они не принимают.
В большинстве случаев разнятся и цели участия граждан и инвестиционных компаний в таком строительстве. Если гражданин по итогам строительства рассчитывает получить жилье в собственность для последующего в нем проживания, то инвестиционная компания вкладывает средства исключительно для извлечения прибыли.
Договор между гражданином и инвестиционной компанией, как правило, является двусторонним. Какая-либо многосторонняя правовая связь между самими гражданами, а также между ними и инвестиционной компанией отсутствует.
Таким образом, оснований для признания такой сделки разновидностью договора простого товарищества не имеется.
7. Особые свойства жилого помещения как предмета сделки не позволяют рассматривать договор о совместном долевом строительстве с участием граждан и в качестве разновидности купли-продажи товара в будущем (п.2 ст.455 ГК). Во-первых, на момент заключения договора жилое помещение еще не построено. Соответственно не могут быть соблюдены специальные требования, предъявляемые ст.554 ГК к предмету договора продажи недвижимости. Во-вторых, согласно ст.219 ГК право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации этого имущества. Инвестиционная компания не вправе продавать (передавать) то, что ей еще не принадлежит на праве собственности. В-третьих, сам договор купли-продажи жилого помещения подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации (п.3 ст.433 и п.2 ст.558 ГК). Государственная же регистрация договоров о совместном долевом строительстве с участием граждан не проводится.
Так, в соответствии с распоряжением мэра г.Москвы от 28 ноября 1997 г. N 935-РМ, начиная с 1 декабря 1997 г., все инвестиционные контракты на строительство и реконструкцию жилых домов в г.Москве и все договоры о привлечении финансовых средств в строительство жилья, за исключением договоров, оформляемых городским инвестором (Управлением внебюджетного планирования), подлежат обязательной учетной регистрации в Комитете муниципального жилья (Вестник мэрии Москвы, 1998, N 1, с.8-10). Однако эта регистрация носит учетный характер и не может рассматриваться в качестве государственной регистрации договоров с недвижимостью (ст.131 ГК, ст.2 Закона о регистрации прав на недвижимость). То же самое можно сказать о Регистре жилых ломов, строящихся на территории субъектов РФ (подобная учетная регистрация предусмотрена постановлением Правительства РФ от 22 октября 1997 г. N 1348 - Экономика и жизнь, 1997, N 45, с.12).
С учетом изложенного договоры об участии граждан в долевом строительстве, имеющие содержание, сходное с описанным выше, могут быть отнесены к своеобразным договорам инвестирования. В этом случае помимо общих норм гражданского права на них распространяется Закон РСФСР от 26 июня 1991 г. "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" (Ведомости РСФСР, 1991, N 29, ст.1005).
8. Все сказанное можно в полной мере отнести к договорам об участии в долевом строительстве, заключаемым между гражданами и организациями, действующими от лица государства или муниципальных образований (управлением капитального строительства, управлением внебюджетного планирования г.Москвы и т.п.). Так, по одному из дел прокурор обратился в суд с иском в интересах местной администрации к муниципальному унитарному предприятию "Управление капитального строительства", БТИ и Е. о признании недействительными договоров сотрудничества в строительстве жилья, регистрации права собственности на квартиру и выселении Е., ссылаясь на то, что указанные договоры, заключенные между "Управлением капитального строительства" и Е., прикрывают сделку купли-продажи квартиры и нарушают права и охраняемые законом интересы третьих лиц.
Президиум Верховного Суда РФ, оставляя в силе решения нижестоящих судебных инстанций об отказе в иске, указал следующее.
Согласно условиям договоров сотрудничества в строительстве жилья, инвестор Е. обязывался перечислить на расчетный счет заказчика средства на строительство двухкомнатной квартиры, а заказчик - обеспечить вклад средств в строящийся дом и выделить инвестору двухкомнатную квартиру. Заключая договор об инвестировании, Е. как субъект инвестиционной деятельности (ст.2 Закона "Об инвестиционной деятельности в РСФСР") реализовал свое право на вложение денежных средств в капитальное строительство и на законном основании приобрел помещение в частную собственность (Бюллетень ВС РФ, 1997, N 8, с.10-20).
9. Наличие обязательных признаков, присущих договору простого товарищества, позволяет отграничить его и от других смежных договоров. Так, обычно отношения юридических лиц при строительстве зданий, сооружений, дорог и т.п. строятся как отношения подрядчика и заказчика (ст.740 ГК). Однако если подрядчик желает не просто построить объект, а стать его сособственником и эксплуатировать объект в дальнейшем вместе с другими товарищами, он может, с согласия другого участника(ов) договора, внести выполнение строительно-монтажных работ в качестве вклада в простое товарищество; тогда между ним, заказчиком и другими лицами возникают отношения товарищей. На необходимость разграничивать эти договоры неоднократно обращал внимание ВАС РФ. В частности, Президиум ВАС РФ отменил состоявшиеся решения и направил дело на новое рассмотрение, указав, что судом не был четко определен вид договора, которым руководствовались стороны при строительстве гаражей (Вестник ВАС РФ, 1996, N 1, с.38).
В постановлении по другому делу Президиум ВАС РФ подчеркнул, что договор о совместной деятельности по страхованию риска непогашения кредитов, заключенный между кредитором и страховой компанией, не является договором страхования (Вестник ВАС РФ, 1995, N 12, с.57).
10. На практике договор о совместной деятельности нередко используется унитарными предприятиями и учреждениями, чтобы скрыть с его помощью аренду государственной или муниципальной недвижимости. Будучи притворным, такой договор является ничтожным (ст.170 ГК). Со вступлением в силу части первой ГК его заключение потеряло всякий смысл, т.к. ст.295 требует получения согласия комитета по управлению имуществом на любую форму распоряжения государственной или муниципальной недвижимостью, включая сдачу в аренду и передачу в качестве вклада в простое товарищество.

Комментарий к статье 1042 ГК РФ

1. Для достижения целей простого товарищества каждый из товарищей обязан внести свой вклад в общее дело. Условие о внесении такого вклада является существенным условием договора. В противном случае он признается незаключенным.
Отличительной особенностью вклада в простое товарищество по сравнению с вкладом (взносом) участника полного товарищества, товарищества на вере и т.п. служит то, что он может состоять не только из денег или иного имущества, но из профессиональных и иных знаний, навыков, умений, деловой репутации и деловых связей (п.1 ст.1042 ГК). Так, стороны вправе отдельно оценить профессиональное умение и деловые связи товарища, позволяющие ему получить крупный кредит под совместные цели. Отдельным вкладом может быть признана репутация крупной фирмы, включая иностранную, чей авторитет в мире непререкаем (например, участие в учебно-производственном комплексе фирм IBM, Mackintosh).
2. Профессиональные и иные навыки, умение и т.п. достаточно сложно подтвердить документально. Этим они существенно отличаются от всех иных вкладов, в т.ч. от внесения исключительных прав (ст.138 ГК).
Решение вопроса во многом облегчается тем, что п.2 сохранен действующий порядок оценки вклада по соглашению товарищей. Что же касается подтверждения имущественного вклада, то им обычно служит авизо об оприходовании имущества участником, ведущим общие дела, и (или) первичный учетный документ о получении имущества (копия накладной, квитанция к приходному ордеру и т.п.).
3. В п.2 содержится норма, согласно которой вклады товарищей предполагаются равными, если иное не вытекает из договора или фактических обстоятельств. На практике участники от равенства вклада, как правило, отказываются, ставя его размер в зависимость от оценки.
Фактическими обстоятельствами, которые влияют на размер вклада, следует считать такой реальный вклад товарища, который оказался несоизмеримо выше отраженного в договоре или вытекающего из равенства долей. Обязанность доказать увеличение вклада возлагается на истца.
4. В зависимости от размера вклада определяется доля каждого из товарищей в их общем имуществе. Так, согласно ст.24 ЖК жилая площадь в домах, построенных с привлечением в порядке долевого участия средств юридических лиц, должна распределяться пропорционально этим средствам. Нередко стороны заранее включают в договор условие о количестве квартир из одной, двух, трех и т.д. комнат, подлежащих передаче каждому из товарищей после сдачи дома в эксплуатацию.
В информационном письме ВАС РФ от 20 мая 1993 г. N С-13/ОП-167 (Вестник ВАС РФ, 1993, N 6, с.116, 117) содержатся подробные рекомендации по применению этой статьи. В частности, если дольщик (один из товарищей) свои средства перечислил, а заказчик (товарищ) от выполнения обязательств по передаче жилой площади отказывается, дольщик вправе обратиться в арбитражный суд с иском о передаче соответствующей площади в натуре. Иск может быть удовлетворен в зависимости от следующих обстоятельств:
а) соответствия вклада товарища реальной стоимости жилой площади. Если при разрешении спора будет выявлено, что в процессе строительства жилого дома произошло его удорожание, а дольщик по требованию заказчика дополнительные суммы не перечислил, решение об обязании передать квартиры в натуре принимается в пределах ранее выделенных сумм. При этом количество передаваемых квартир должно определяться исходя из стоимости жилой площади на момент выделения квартир (постановления Президиума ВАС РФ от 24 июня 1997 г. N 1665/97; от 17 июня 1997 г. N 1910/97 - Вестник ВАС РФ, 1997, N 10, с.46-48; постановление Президиума ВАС РФ от 19 ноября 1996 г. N 165/96 - Вестник ВАС РФ, 1997, N 3, с.49, 50);

Вероятно, в тексте предыдущего абзаца имеется в виду постановление Президиума ВАС РФ от 19 ноября 1996 г. N 1651/96

<< Пред. стр.

стр. 30
(общее количество: 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>