<< Пред. стр.

стр. 22
(общее количество: 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

не влечет недействительности сделки, но серьезно затрудняет доказывание ее
существования и ее условий.
3. Но есть и исключение из правила. Если законом или соглашением сторон
к требованию формы добавлена фраза о том, что нарушение формы влечет недействительность
сделки, она при нарушении формы не будет иметь никакой юридической силы, хотя
бы стороны не отрицали факта ее заключения.
Здесь поэтому применимы общие последствия нарушения обязательных требований
к сделке - ее недействительность.
Правила о необходимости письменной формы сделки под страхом ее недействительности
предусмотрены, например, ст. ст. 294, 331, 337 и другими статьями ГК.
4. Внешнеэкономическая сделка, то есть сделка между казахстанскими и
иностранными гражданами или юридическими лицами должна заключаться в простой
письменной форме. В противном случае она признается недействительной.
Прежде действовавшее законодательство предусматривало, что внешнеэкономическая
сделка с советской стороны должна подписываться двумя лицами. В настоящее
время это правило не действует.
5. Комментируемая статья говорит, что внешнеэкономическая сделка должна
заключаться в простой письменной форме. Следовательно для действительности
сделки не требуется подтверждения подписей печатью либо иными знаками легитимности.
6. Если необходимость письменной формы сделки вытекает не из требований
закона, а из соглашения сторон, сделка не вступает в силу и не порождает юридических
последствий, пока стороны не оформили ее письменно. Конечно, стороны вправе
изменить свою первоначальную договоренность о форме сделки, но только по взаимному
согласию.

Статья 154. Нотариальное удостоверение сделки
1. Требования о необходимости нотариального удостоверения сделки предъявляются
законом лишь к конкретным видам сделок. Например, ст. 4 Указа о хозяйственных
товариществах требует нотариального удостоверения учредительного договора.
Несоблюдение требуемого законом нотариального удостоверения сделки ведет
к ее недействительности. Если стороны уже исполнили ее полностью или частично,
они обязаны возвратить друг другу все, что успели передать по сделке (подробней
см. комментарий к ст. 157 ГК).
2. Но и к этому общему правилу п. 2 комментируемой статьи предусматривает
исключение, которое сводится к судебному подтверждению сделки, заключенной
с нарушением требования о ее нотариальном удостоверении. Речь идет о сделках,
факт совершения и содержание которых не оспаривается. Правило защищает интересы
участника сделки в случаях, когда другой участник (или его правопреемник),
который также был виновен в нарушении формы, позже, желая избавиться от сделки,
ставшей для него почему-либо невыгодной, свое же нарушение выдвигает в качестве
основания признать сделку недействительной.
Для применения такого исключения необходимо одновременное наличие трех
условий:
а) сделка нарушает требование закона о форме, но не противоречит закону
по содержанию;
б) сделка уже исполнена сторонами или хотя бы одной из сторон;
в) сделка не нарушает прав и законных интересов третьих лиц.
3. Закон запрещает нарушение требуемой формы путем ее упрощения. Нельзя
при требовании нотариального удостоверения сделки ограничиваться ее заключением
в простой письменной форме либо вместо письменной формы применять устную.
Напротив, согласованное участниками сделки отступление от установленной формы
в сторону ее усложнения вполне допустимо и не вызывает никаких отрицательных
для сторон последствий. Например, стороны вправе заключить сделку в письменной
форме, хотя бы закон допускал устную форму; стороны вправе нотариально удостоверить
письменную сделку, хотя бы закон этого не требовал.

Статья 155. Регистрация сделок (в ред. Закона РК от 2 марта 1998 г.)
1. ГК ввел общую норму о регистрации сделок, которой не было в прежнем
ГК КазССР.
Правило о регистрации сделок сводится к тому, что сделка, нуждающаяся
по закону в регистрации, приобретает полную юридическую силу только после
совершения такой регистрации.
Регистрация решает ряд проблем:
во-первых, сделка, как отмечалось, приобретает полную юридическую силу;
во-вторых, документ о регистрации достоверно подтверждает права субъекта,
приобретенные по сделке;
в-третьих, единая система регистрации позволяет наладить полный учет
сделок, совершение которых приобретает не только частный, но и публичный интерес;
в-четвертых, наконец, регистрация позволяет ознакомиться с той или иной
сделкой заинтересованным лицам, если такое ознакомление законодательством
не запрещено. Этим обеспечивается защита правомерных интересов тех лиц, которые
намереваются заключать сделки с обладателями объектов регистрации путем получения
информации о правах на такие объекты и об их обременениях. Здесь, конечно,
наиболее важное значение имеет регистрация сделок с недвижимостью.
2. Нотариальное удостоверение сделок и их государственная регистрация
- сходные процедуры, но в то же время значительно отличающиеся одна от другой.
Нотариальному оформлению подлежат сделки как таковые, государственной регистрации
- права, вытекающие из сделок, хотя привычнее говорить о регистрации сделок.
Но не все сделки, подлежащие нотариальному оформлению, требуют государственной
регистрации, и не все сделки, подлежащие государственной регистрации, требуют
предварительного нотариального оформления (сравни ст. ст. 155, 307, 308 ГК).
Регистрация и прежде была распространена в стране, особенно в части приобретения
недвижимости и сделок с ней. Но ее проводили различные органы, не объединенные
в систему, и по разным правилам. Полнота регистрации и ее достоверность вызывали
обоснованные сомнения. Нередкими были случаи, когда терялись дела, не регистрировались
залоги недвижимости, обеспечивавшие банковские кредиты, и т.п.
3. Для полной реализации ст. 155 ГК необходимо скорейшее создание полной
и независимой от ведомственных интересов системы регистрации. Не менее важно,
чтобы эта система безотказно и незамедлительно предоставляла информацию об
объектах регистрации и сделок с ними всем заинтересованным лицам за необременительную
плату. Из требований о необходимости нотариального удостоверения и государственной
регистрации большой категории сделок вытекает первостепенная важность достоверности
документов, подтверждающих эти акты. На практике все чаще появляются случаи
фиктивного нотариального удостоверения, ошибок или неполноты регистрации,
что причиняет большой урон лицам, принимавшим ложные материалы за достоверные.
Проблема решается только одним путем - установлением ответственности
за ущерб, причиненный нарушением правил о нотариальном удостоверении сделок;
органов государственной регистрации (или государства) - за неполноту, недостоверность
либо непредоставление информации, если этим причиняется ущерб лицам, обратившимся
к таким органам.
4. Самым важным объектом государственной регистрации служат сделки с
недвижимостью. Порядок такой регистрации установлен Указом о государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Но помимо государственной регистрации сделок с недвижимостью Закон предусматривает
регистрацию сделок с другими объектами, особенно сделок, ведущих к возникновению,
изменению и прекращению права собственности. Прежде всего имеются в виду средства
транспорта. В зависимости от вида транспорта определяется регистрирующий орган.
5. Новая редакция п.1 комментируемой статьи вызвана необходимостью более
четко оформлять отказ от регистрации сделок.

Статья 156. Биржевые сделки
1. Под биржевыми понимаются сделки, заключаемые на бирже. Они порождают
такие же права и обязанности между участниками, какие порождает соответствующая
сделка, заключенная в общем порядке.
Основные особенности биржевых сделок относятся не к их содержанию, а
к порядку их заключения.
Как правило, биржевая сделка заключается через посредника (брокера, дилера)
и при содействии биржевого служащего - маклера. О заключенной сделке делается
маклерская запись, которая служит дополнительным подтверждением факта заключения
данной сделки и ее содержания.
2. Порядок заключения биржевой сделки и ее особенности определяются законодательными
актами - Указом о товарных биржах, Законом о ценных бумагах и Законом о регистрации
сделок с ценными бумагами.

Статья 157. Недействительные сделки и последствия недействительности
(в ред. Закона РК от 2 марта 1998 г.)
1. Комментируемая статья называет общее основание недействительности
сделок и определяет последствия недействительности.
Более полным и конкретным образом основания недействительности сделок
определяются ст. ст. 158 - 159 ГК и другими законодательными актами, например,
ст. 28 Указа о нефти, ст. 8 Указа о государственном предприятии и др.
2. Данная статья в отличие от норм Модельного ГК и ГК РФ не делит недействительные
сделки на ничтожные и оспоримые, поскольку это деление имеет практическое
значение лишь для определения того, кто вправе требовать признания сделки
недействительной - участник сделки, другое заинтересованное частное лицо либо
уполномоченный государственный орган. А об этом специально сказано в статьях,
определяющих конкретные основания недействительности.
Иногда, напротив, из текста статьи можно определить тех, кто не вправе
требовать признания сделки недействительной.
3. Общим последствием признания сделки недействительной служит так называемая
двусторонняя реституция, то есть возвращение сторон, заключивших сделку, оказавшуюся
недействительной, в первоначальную позицию, в положение "до сделки".
Если сделка признана недействительной до начала ее исполнения, она просто
не должна исполняться. Если исполнение началось либо сделка исполнена полностью,
каждая сторона возвращает другой стороне то, что она получила по сделке. Невозможность
возвращения может компенсироваться деньгами.
4. Нередки случаи, когда в недействительности сделки виновна лишь одна
сторона. Например, сделка заключена под влиянием обмана. Обманутый участник
был невиновен в недействительности. При этих условиях с виновного можно потребовать
не только то, что он получил по сделке, но и убытки, которые вследствие сделки
и признания ее недействительной понесла невиновная сторона.
5. Недействительность сделки имеет обратную силу, то есть действует с
момента ее заключения. Тем самым недействительность сделки отличается от ее
прекращения или расторжения, при которых до момента прекращения (расторжения)
все, что совершено по сделке, признается законным.
Лишь в порядке исключения суд вправе, как сказано в п.9 комментируемой
статьи, ограничиться запретом исполнения сделки, которая признана недействительной,
на будущее время.
6. В отличие от ГК Модельный ГК и ГК РФ помимо двусторонней реституции
устанавливают в качестве последствий недействительности не только двустороннюю,
но также одностороннюю реституцию (имущество возвращается лишь одной стороне,
другая же ничего не получает, а переданное по ее сделкам имущество передается
в доход государства) либо недопущение реституции (все, что передано или должно
было передаваться по сделкам обеими сторонами, обращается в доход государства).
ГК не предусматривает такого общего разделения последствий, но допускает
его в виде исключения, однако при одном непременном условии: направленность
сделки к преступной цели - купля-продажа наркотиков, договор об угоне чужой
автомашины и т.п.
Преступность намерений может установить только уголовный суд, удовлетворяя
гражданский иск в уголовном деле, либо, применяя правила о конфискации имущества.
При этих условиях суд вправе отойти от двусторонней реституции как последствия
недействительной сделки и взыскать имущество, бывшее предметом сделки, в доход
государства. При этом участник сделки не обязательно подвергается уголовному
наказанию (может применяться амнистия, отсрочка исполнения приговора и т.п.).
7. Как правило, решение о признании сделки недействительной имеет обратную
силу и делает нелегитимными действия сторон с момента начала заключения сделки.
Но возможны, конечно, случаи, когда возврат всего, что получено по сделке,
позже признанной недействительной, невозможен или нецелесообразен. Нельзя,
например, придать обратную силу решениям о признании недействительной аренды,
по которой арендатор уже пользовался имуществом. Поэтому комментируемая статья
допускает недействительность сделки на будущее время.

Статья 158. Недействительность сделки, содержание которой не соответствует
требованиям законодательства
1. Важнейшее требование к сделке - ее полное соответствие закону. Комментируемая
статья при этом имеет в виду не всякие нарушения закона, многие из которых
служат основаниями недействительности сделок в силу ст. 159 ГК и иных законодательных
правил. Комментируемая статья направлена против несоответствия закону содержания
сделки, то есть против открытого противозакония. Здесь могут быть условия
сделки, предусматривающие совершение преступления, уклонение от исполнения
императивных правил закона, продажу частным лицам предметов, изъятых из оборота,
и пр.
Однако одно лишь отсутствие в законе нормы, разрешающей совершать сделки
подобного рода, не может вести к ее недействительности.
2. К противозаконным приравниваются сделки, заведомо противные основам
правопорядка и нравственности.
Данная норма призвана восполнить возможную неполноту закона в области
защиты наиболее важных интересов общества. Поэтому при ее применении может
отсутствовать ссылка на то, какой конкретный закон нарушен участниками сделки,
что требует особой осторожности признания недействительности сделки по данным
основаниям. Необходимо также доказательство того, что участники сделки хорошо
понимали ее противозаконную или антиморальную направленность.
И все же рассматриваемая норма весьма целесообразна, особенно в то время,
когда правовая система страны еще не достигла нужного уровня полноты и стабильности.
Например, директор государственного предприятия заключает с частной фирмой
невыгодную для предприятия сделку, но весьма выгодную для фирмы, принадлежащей
близкому к директору лицу.
3. Комментируемая статья предусматривает новое для нашего законодательства
требование, запрещающее юридическому лицу требовать признания по корыстным
мотивам недействительности сделки, которую заключил орган юридического лица
с нарушением компетенции, установленной его учредительными документами. Здесь
легко проследить связь комментируемой статьи с п. 4 ст. 44 ГК.
По указанным мотивам недопустимо удовлетворение требования и физического,
и юридического лица, сознательно нарушивших законодательство при заключении
сделки, а затем, ссылаясь на свое же нарушение, требующих признания ее недействительности.
Например, один из алматинских банков открыл российской компании депозитный
счет, на который на год была положена под проценты большая сумма денег. Когда
же клиент по истечении срока попытался получить свои деньги, банк заявил,
что при открытии депозитного счета были допущены нарушения банковских правил,
поэтому сделка должна быть признана недействительной, и он (банк) готов вернуть
клиенту всю сумму, полученную для зачисления на депозитный счет. Арбитражный
суд отказал в требовании банка.
Рассматриваемая норма соответствует принципу, хорошо известному зарубежному
праву: "Not go to Court with dirty hands" (нельзя идти в суд с грязными руками).
4. Вместе с этим нельзя отмахнуться от того, что сделка, предусмотренная
п. 2 настоящей статьи, объективно может нарушать требования законодательства
независимо от намерений ее участников. И это связано не только с частными
интересами участника, совершившего такое нарушение, но и с публичными интересами.
Это позволяет сделать вывод, что сделка, нарушающая требования законодательства,
не может быть признана недействительной по иску того, кто совершил нарушение
и стремится использовать факт нарушения в собственных частных интересах. Но
нарушение, задевающее публичный интерес, может послужить основанием признания
сделки недействительной по иску лиц и органов, представляющих публичные интересы
(лицензионный орган, налоговый орган, прокуратура).
5. Статья 174 ГК РФ предусматривает сходное основание признания сделки
недействительной, но при важном ограничительном условии. Признание недействительной
сделки, совершенной органом юридического лица с явным нарушением его полномочий,
возможно по требованию того, в чьих интересах установлены ограничения полномочий,
лишь при условии, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была
знать о таких ограничениях.
6. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает еще одно правило, ранее
не содержавшееся в нашем законодательстве, специально направленное на защиту
кредиторов, чьи интересы были нарушены недобросовестным должником. Сделка
может быть признана недействительной при условии, что она совершена с целью
уклонения лица от исполнения обязательства, от ответственности перед третьими
лицами или государством.
В прошлые годы сделки подобного рода определялись как совершенные в обход
закона. Примерами могут послужить продажа, дарение или иная форма отчуждения
имущества, которое, как опасается его собственник, может быть предметом взыскания
по долгам, конфискации и т.п. Нередко сделки, указанные п. 3, совершаются
в связи с ожидаемым возбуждением дела о банкротстве либо с целью создать видимость
банкротства (лжебанкротства). Необходимым условием применения данной нормы
является ненадлежащее поведение другого участника сделки (приобретателя имущества).
Поэтому в случаях, когда такой участник не знает и по обстоятельствам дела
не должен знать о намерениях отчуждателя имущества, сделка не должна признаваться
недействительной, ибо это нарушило бы правомерные интересы приобретателя отчужденного
имущества.
Из точного смысла ст. 158 п. 3 вытекает также, что иск о признании сделки
недействительной может быть предъявлен заинтересованным лицом (например кредитором,
компетентным государственным органом), но не лицом, продавшим имущество. Это,
в свою очередь, означает, что отчуждатель имущества не вправе требовать признания
сделки недействительной, даже если его опасения о возможном обращении взыскания
на такое имущество окажутся беспочвенными.
Иск, направленный на признание сделки недействительной по указанным мотивам,
нередко называют Паулианов иск (по имени римского юриста).

Статья 159. Основания недействительности сделок (в ред. Закона РК от
2 марта 1998 г.)
1. Статья, являющаяся по объему одной из самых больших в ГК, посвящена
формулировке конкретных оснований признания сделок недействительными с указанием
на то, кто вправе требовать такого признания: лицо, выражающее публичный интерес,
или другой участник сделки, интересы которого данной сделкой нарушены.
В зависимости от этого в юридической литературе принято делить сделки
(в ГК РФ это закреплено текстом соответствующих статей) на ничтожные и оспоримые.
2. В отличие от п. 1 ст. 158 ГК, дающей общую ссылку на противозаконный
характер сделки, все пункты комментируемой статьи предусматривают конкретные
факты нарушения закона, ведущие к признанию сделки недействительной.
3. Необходимым условием осуществления некоторых видов предпринимательской
деятельности служит получение лицензии, то есть специального разрешения компетентного
государственного органа (см. ст. 10 ГК и комментарий к ней). Совершение действий,
требующих лицензирования, без получения лицензии является правонарушением.
Подобным же правонарушением должна быть признана сделка, совершенная в случаях,
когда лицензия досрочно отозвана, приостановлена (на период приостановления)
или признана недействительной (см. ст. ст. 21, 22 Указа о лицензировании).
4. Сделкой, преследующей цели недобросовестной конкуренции или нарушающей
требования деловой этики, следует признать сделку, не соответствующую ст.
11 ГК. Истцами по таким делам могут быть не только лица, интересы которых
нарушены совершением сделки, но и государственные антимонопольные органы.
5. Сделка, совершенная подростком, не достигшим 14 лет, не должна исполняться.
Эти последствия не применяются при мелких сделках, которые несовершеннолетний
вправе совершать самостоятельно (см. ст. 23 ГК).
Несовершеннолетние, достигшие 14 лет, совершают сделки сами, но с согласия
родителей (усыновителей, попечителей). Согласие может быть дано и после того,
как сделка была исполнена. Некоторые сделки такой подросток вправе совершать
самостоятельно (см. ст. 22 ГК и комментарий к ней).
Если несовершеннолетний, достигший 14 лет, совершает сделку без согласия
родителей (усыновителей, попечителей), она признается недействительной лишь
по требованию последних. Без такого требования сохраняет юридическую силу.
6. Совершеннолетний участник сделки, который знал или должен был знать,
что заключает ее с несовершеннолетним, то есть был виновен в совершении сделки,
запрещенной законом, несет дополнительную обязанность возместить несовершеннолетнему
расходы, связанные со сделкой. Например, транспортные расходы, затраты на
ремонт возвращаемого несовершеннолетнему имущества, поврежденного при перевозке,
и т.п. Вина совершеннолетнего участника сделки предполагается, и, чтобы освободиться
от дополнительных расходов, он должен доказать, что не знал и по обстоятельствам
дела не должен был знать, что заключал сделку с подростком.
Расходы же совершеннолетнего ни подросток, ни его родители (усыновители,
опекуны, попечители) возмещать не обязаны. Некомпенсированными могут остаться
поврежденные несовершеннолетним вещи, полученные им по сделке и возвращенные
первоначальному владельцу, израсходованные деньги и т.п.
7. Волеизъявление недееспособных лиц не имеет юридического значения (см.
ст. 26 ГК и комментарий к ней), поэтому и сделка, ими совершенная, является
недействительной. Отношение опекуна к этой сделке не влияет на ее недействительность.
При решении вопроса о признании сделки недействительной по данному основанию
суд не выясняет, в каком психическом состоянии находился недееспособный в
момент совершения сделки. Даже если этот период отмечался улучшением психического
здоровья, угроза признания сделки недействительной сохраняется до того дня,
когда суд вновь признает его дееспособным.
Комментируемая статья, однако, делает исключение. Сделки, совершенные
недееспособными лицами, как, впрочем, и сделки, совершенные подростками, не
достигшими 14 лет, могут быть признаны действительными, если совершены к выгоде
указанных лиц.
8. Основанием недействительности служит также заключение сделки лицом,
чья дееспособность ограничена вследствие алкоголизма или наркомании (см. ст.
27 ГК и комментарий к ней), если не было согласия на сделку попечителя указанного
лица. Ограничения распространяются и на распоряжение заработной платой. Сделка
признается недействительной лишь по требованию попечителя.
Сделка может признаваться недействительной, даже если к моменту ее совершения
гражданин отказался от злоупотребления спиртными напитками или наркотиками,
пока ограничения дееспособности не будут сняты по суду.
9. В отличие от пп. 5 и 6 комментируемой статьи п. 9 имеет в виду лиц,
не ограниченных судом в дееспособности, однако находившихся в момент совершения
сделки в таком интеллектуальном и волевом состоянии, когда они не понимали
своих действий и не могли ими руководить. Например, болезнь гражданина, вызвавшая
временное психическое затмение. Встречаются и иные причинные обстоятельства
- сильное психическое потрясение, состояние опьянения и т.п.
В отличие от пп. 5 и 6 комментируемой статьи, согласно которым сам факт
недееспособности гражданина или ограничения его дееспособности в момент сделки
достаточен для ее признания недействительной, поэтому не требуется выяснения
психического состояния лица, совершившего сделку, п. 9 комментируемой статьи
требует непременного выяснения такого состояния, ибо первоначально предполагается,
что гражданин действовал с полным пониманием дела. Факт временного психического
затмения и его степень должен доказать тот, кто требует признания сделки недействительной.
10. Из точного текста ст. 51 ранее действовавшего ГК КазССР вытекало,
что иск о признании подобной сделки недействительной мог предъявить лишь сам
гражданин, ее совершивший, после того, как его психическое состояние будет
восстановлено. Комментируемая статья предоставляет право предъявления такого
иска другим заинтересованным лицам, но только после смерти указанного гражданина.
Так, один из судов г.Алматы, рассматривая дело по иску М. и Р. к С. о признании
завещания, составленного Р-н (отцом М. и Р.) в пользу С., недействительным,
установил, что завещатель в момент составления завещания находился в состоянии
глубокого психического расстройства, никого из окружающих не узнавал, собственноручно
подписать завещание не мог, не мог даже назвать того, кому он это поручает,
указал пальцем на одного из присутствующих, через несколько часов после удостоверения
завещания дежурным врачом скончался. Завещание было признано недействительным.
11. Под заблуждением понимается неправильное, ошибочное представление
лица о характере и элементах совершаемой им сделки. Например, гражданин, приобретая
вещь, ошибочно полагает, что она относится к редким экземплярам. Это же думает
и продавец. Специалисты, однако, установили их ошибку.
Не всякое заблуждение может послужить основанием признания сделки недействительной,
а лишь существенное. Полагаем, что существенность заблуждения должна носить
объективный характер и приводить к такому искажению представления о сделке,
без которого обычный участник хозяйственного оборота подобную сделку не заключил
бы. Заблуждение, не имеющее существенного значения (например, покупатель пальто
ошибся в определении сорта подкладочной ткани), не может служить основанием
признания сделки недействительной.
Источник заблуждения не имеет значения. Им может быть плохое знание языка,
на каком велись переговоры о сделке, ошибки в справочных изданиях, нечеткость
обозначения признаков, индивидуализирующих вещь, и пр. Важен не источник заблуждения,
а его характер и степень серьезности.
12. Заблуждения в мотивах, которыми руководствовалось лицо, заключая
сделку, не могут служить основанием признания ее недействительной, так как
не относятся ни к субъектам, ни к характеру, ни к условиям сделки. Например,
гражданин, ошибочно рассчитывая получить работу в другом городе, готовится
к переезду и продает мебель. Нельзя потом требовать признания договора продажи
мебели недействительным со ссылкой на то, что получить работу не удалось и
планы переезда изменились.
Комментируемая статья прямо говорит о том, что заблуждение в мотивах
может служить основанием недействительности сделки лишь при включении такого
мотива в ее содержание в качестве отлагательного или отменительного условия.
Среди широко распространенных примеров можно назвать учредительные договоры
по образованию совместных предприятий, в которых иностранные участники, определив
свои права и обязанности, договариваются, что они будут осуществляться, если
Правительство РК одобрит условия договора или если будет получен необходимый
банковский кредит.
В других случаях, напротив, изменение ситуации на рынке, введение ограничений
по контрактам с зарубежными партнерами и другие подобные обстоятельства, не
включенные в содержание договора в качестве его условия, не должны влиять
на действительность сделки, что особенно важно для предпринимательских сделок.
Так, алматинская акционерная компания вела переговоры с турецким подрядчиком
о строительстве гостиницы и заказала юридической фирме разработку проекта
подрядного договора. Когда же заказ был выполнен, акционерная компания отказалась
оплатить работу, ссылаясь на то, что в переговорах с турецкой фирмой не удалось
достичь принципиального согласия на строительство, и поэтому нужда в разработанном
проекте договора отпала. Таким образом, компания, допустив заблуждение в мотивах,
посчитала сделку (заказ) недействительной. Подобное мнение является ошибочным,
ибо мотив не был включен в заказ в качестве его условия. Отметим, что п. 9
комментируемой статьи прямо говорит об отказе в признании недействительной
сделки, заключенной под влиянием заблуждения, если таковое охватывается предпринимательским
риском заблуждавшегося участника.
13. Комментируемая статья охватывает случаи расхождения истинной воли
стороны, совершающей сделку, с тем внешним изъявлением воли, которое проявляется
в сделке, причем умышленно виновной в расхождении является другая сторона.
Обман как средство побуждения к совершению сделки заключается в сознательном
создании у ее участника неправильного представления о характере сделки, ее
субъектах, предмете или иных условиях. Один из участников сделки, например,
убеждает другого, что продает ему золотые часы, хорошо зная, что металл является
имитацией золота. В народном суде рассматривалось дело о признании недействительным
договора купли-продажи шубы из меха колонка. Было установлено: продавец сумел
убедить покупателя в том, что шуба сшита из более ценного меха. Суд признал

<< Пред. стр.

стр. 22
(общее количество: 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>