стр. 1
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации
Часть третья

См. Часть первая

См. Часть вторая

Предисловие

С 1 марта 2002 г. введена в действие часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой сосредоточены весьма важные для граждан России, да и иностранных граждан также, во многом новые (по сравнению с Гражданским кодексом РСФСР 1964 г.) нормы и институты, регламентирующие наследственное и международное частное право.
Как ранее известные, так и неизвестные гражданско-правовые институты, предусмотренные в части третьей Гражданского кодекса, нуждаются в их правильном понимании и применении, чему должен служить предлагаемый читателю научно-практический комментарий.
Право наследования провозглашено и гарантируется Конституцией Российской Федерации. Данное право неразрывно связано с предусмотренным Конституцией Российской Федерации правом иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им. В разделе V части третьей Гражданского кодекса эти положения Конституции Российской Федерации нашли детальное развитие.
Прежде всего, обращает на себя внимание регулируемое третьей частью Гражданского кодекса наследование по завещанию. Нормы о наследовании по завещанию изложены ранее норм о наследовании по закону (в отличие от Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.). Таким образом, установлен приоритет свободного волеизъявления личности.
Впервые в России в Гражданском кодексе в качестве самостоятельного раздела представлен крупный блок норм и институтов под общим наименованием "Международное частное право". Таким образом, в России на уровне федерального закона закреплено это широко распространенное в зарубежных странах понятие в тесной связи с гражданским правом.
В Основах законодательства СССР и республик 1991 г. имелись нормы, относящиеся к международному частному праву. Они содержались в разделе VII Основ. Но назывался этот раздел иначе: "Правоспособность иностранных граждан и юридических лиц. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров". Справедливости ради нужно сказать, что именно Основы 1991 г. дали импульс для дальнейшего развития международного частного права в России.
В разделе VI дана развернутая характеристика норм международного частного права с учетом его тесного взаимодействия с нормами, изложенными в первой и второй части Гражданского кодекса Российской Федерации. Раскрывается понятие международного частного права, которое соответствует сложившемуся пониманию международного частного права за пределами России.
Авторы комментария детально проанализировали содержание норм данного раздела. Особое внимание уделено нормам, ранее отсутствовавшим в нашем праве. Комментирование осуществлено с учетом сложившейся практики применения коллизионных норм судами как в нашей стране, так и за рубежом, а также международными коммерческими арбитражами.
Комментарий подготовлен на основе нормативных актов, принятых на 1 января 2004 г.
Данный комментарий является научно-практическим. Поэтому его задача состоит не только в разъяснении соответствующих статей Кодекса и практики их применения, но и в критике тех положений, которые с точки зрения авторов комментария нуждаются в изменении.
Авторы надеются, что данный комментарий окажет посильную помощь в правильном понимании и применении этого очень важного для граждан и организаций России, а также иностранных лиц и лиц без гражданства закона.

Раздел V. Наследственное право

Глава 61. Общие положения о наследовании

Статья 1110. Наследование

1. Наследование сопутствует существованию человеческого общества с незапамятных времен. Оно играет важную роль в самых различных сферах. Наследование имело политическое значение при переходе высших постов в государстве (престолонаследие) или мест в законодательных органах. Наследование накладывало отпечаток и на формальную структуру общества (при переходе сословных титулов), а также на отправление тех религиозных культов, которые строятся на поклонении предкам или семейным богам. По этой причине, например, в Древнем Риме при всем значении наследования для тогдашних имущественных отношений основной его функцией считалось продолжение личности умершего.
Следует особо подчеркнуть тот факт, что ГК установил специальное правило, закрепляющее сам факт существования этого древнего социального института. Более того, российское право сделало это на наивысшем уровне, возможном при данной структуре российской правовой системы. В этих целях ГК установил юридически неразрывную связь между наследованием и такой основополагающей категорией, как гражданская правоспособность физического лица. Предусмотрено, что один и тот же юридический факт, а именно смерть, влечет два правовых последствия: прекращение гражданской правоспособности физического лица и начало наследования. В части первой ГК содержится следующая норма: "правоспособность гражданина: прекращается смертью" (п. 2 ст. 17). В части третьей ГК введено правило, в котором сказано, что "имущество умершего" переходит к другим лицам в порядке наследования (п. 1 комментируемой статьи). Имущество гражданина становится имуществом умершего только в результате его смерти, т.е. вследствие того же самого юридического факта, с которым ГК связывает прекращение гражданской правоспособности этого физического лица.
Поскольку юридический факт, прекращающий правоспособность, является вместе с тем и юридическим фактом, кладущим начало наследованию, правоспособность гражданина обладает особым свойством - прекращаться с последующим наступлением наследования. Соответственно, внутреннее свойство наследования состоит в том, чтобы начаться вслед за прекращением правоспособности физического лица.
Оба отмеченные правила ГК имеют императивный характер: смерть в силу закона обязательно прекращает правоспособность, а имущество умершего в силу закона столь же обязательно переходит к другим лицам.
2. Пункт 1 комментируемой статьи опирается также на положение конституционного права. Рассматривая этот факт, отметим, что, хотя эта часть статьи грамматически и состоит из одного предложения, с юридической точки зрения в ней содержатся три правовые нормы.
Первая устанавливает, что имущество умерших переходит к другим лицам, а также квалифицирует этот переход как наследование.
Вторая решает три вопроса. Прежде всего, она определяет, что переход имущества, упомянутый в предыдущем правиле, происходит в порядке правопреемства. Затем она квалифицирует это правопреемство как универсальное. Наконец, она указывает признаки универсального правопреемства.
Третья норма предусматривает, что ГК может содержать правила, согласно которым следуют изъятия из положений, содержащихся в п. 1 комментируемой статьи.
Все эти три правовые нормы служат гражданско-правовой реализацией положений российского конституционного права. Конституция провозглашает: "Право наследования гарантируется" (ч. 4 ст. 35). Для сравнения отметим, что объектами других конституционных гарантий выступают, как правило, ключевые права и свободы, в частности свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29), свобода совести (ст. 28), свобода массовой информации (ч. 5 ст. 29) и др.
Уместно напомнить, что конституционное положение о гарантии права наследования содержится в гл. 2 Конституции "Права и свободы человека и гражданина", положения которой "являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти: и обеспечиваются правосудием" (ст. 18).
Конституционный Суд РФ в Постановлении N 1-П раскрыл содержание конституционных положений, касающихся наследования, установив, что они предоставляют свободу наследования: "Это право, - сказано в его Постановлении, - включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом, так и право наследников на его получение".
Все три отмеченные выше правовые нормы, содержащиеся в п. 1 комментируемой статьи, являются правилами, имеющими отношение ко второму из названных элементов свободы наследования, а именно к праву наследников на получение наследства.
3. Конституционно гарантированное право наследников на получение наследства определяет исходную позицию ГК, который устанавливает специальное правило, обеспечивающее законодательную реализацию указания, содержащегося в Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П: "Право наследования, предусмотренное статьей 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации:, обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам)".
Первая из содержащихся в п. 1 комментируемой статьи правовых норм является реализацией этого конституционного требования, представляя собой специальное правило, закрепляющее в гражданско-правовом плане сам факт существования наследования.
Норма, закрепляющая факт существования наследования, является императивной. Данная норма устанавливает, что в силу закона любое имущество, которое по своей природе является "имуществом умершего", переходит к другим лицам. Это правило относится ко всем без исключения видам имущества, отвечающим указанному критерию. Закон тем самым исключает издание как индивидуальных законодательных правил, относящихся к имуществу отдельных умерших, так и административных или судебных актов, касающихся перехода конкретного имущества или его составных частей в порядке наследования, отступающих от конституционно гарантированного права наследников на получение наследства.
Правило, содержащееся в п. 1 комментируемой статьи, противоречит положению Федерального закона от 26.05.96 N 54-ФЗ "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации" (в ред. от 10.01.03)*(1), которое устанавливает, что "музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации, могут: переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства: только по специальному разрешению" (ст. 12). Это положение распространяется и на негосударственную часть Музейного фонда РФ (ст. 7). Отныне оно не может применяться к негосударственной части Музейного фонда РФ.
Закон о валютном регулировании содержит положение, обеспечивающее реализацию конституционно гарантированного права наследников применительно к наследованию таких специфических объектов, как валютные ценности (т.е. иностранные денежные знаки, средства на банковских счетах и вкладах в денежных единицах иностранных государств и др.). Закон рассматривает любой их переход от одного лица к другому как валютную операцию (п. 9 ст. 1) и устанавливает запрет осуществления таких операций между гражданами России, а также некоторыми другими физическими лицами (п. 1 ст. 9).
Однако для наследования Закон делает изъятие, устанавливая, что их получение по праву наследования осуществляется свободно (п. 3 ст. 14).
4. Особый акцент, который делает ГК на правовом закреплении самого факта существования наследования, вызван серьезными причинами исторического характера. Наследственное право современной России отнюдь не случайно начинает свое развитие с закрепления внутренней связи между наследованием и гражданской правоспособностью. Эта позиция представляет собой реакцию на положение, которое существовало на протяжении почти 85 лет.
Этот период в развитии российского наследственного права поставил нашу страну на обочину мирового цивилизационного процесса. Он начался с принятием Декрета Всероссийского Центрального исполнительного комитета (ВЦИК) от 18.04.18 "Об отмене наследования". Декрет ввел систему раздела имущества умерших между государством и указанной в нем категорией лиц, близких к умершему. Эта система просуществовала до 1926 г. Однако давление этого периода на наследование продолжалось до самого прекращения существования СССР.
Названный Декрет устанавливал, что все имущество умерших переходило к государству, за исключением части, не превышающей определенную сумму, либо части, состоявшей из обозначенных в этом акте предметов (так называемого "трудового хозяйства в городе или в деревне"). Последняя часть выделялась из имущества умерших и передавалась перечисленному в Декрете, довольно ограниченному кругу лиц, близких к умершему. Эта система раздела была воспринята и Гражданским кодексом РСФСР 1922 г., многие нормы которого были составлены таким образом, чтобы помогать переходу имущества к государству. После отмены системы раздела в 1926 г. прямые положения о разделе из Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. были изъяты, однако многие иные правила, дополнительно содействовавшие переходу имущества к государству, оставались без изменения.
Показательно, как относились законы, принятые за минувшие 85 лет, к факту существования наследования. Декрет ВЦИК "Об отмене наследования" открывался следующим положением: "Наследование: отменяется" (ст. 1). Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. исходил из понимания того, что законодатель может поступать с этим институтом по своему свободному усмотрению. Его соответствующий раздел открывался указанием, что наследование "допускается" (ст. 416). Этой точки зрения закон придерживался 40 лет. ГК РСФСР хотя и не отменял, и "не допускал" наследования, но прямо не закреплял его существования. ГК РСФСР ограничился формулировкой констатирующего характера: "наследование осуществляется" (ст. 527). Так же смотрел на факт существования наследования и последний акт советского периода - Основы гражданского законодательства (ч. 1 ст. 153).
Отныне такому подходу в развитии российского наследственного права положен конец: право наследования конституционно гарантировано, существует свобода наследования, и гражданский закон императивно связывает наследование с прекращением гражданской правоспособности.
5. Первая из правовых норм, содержащихся в п. 1 комментируемой статьи, предусматривает, что к другим лицам "при наследовании" переходит такое имущество, которое представляет "имущество умершего". Она тем самым исключает переход "при наследовании" какого-либо имущества, которое не является "имуществом умершего". Переход такого имущества к другим лицам, если закон его допускает, не является переходом "при наследовании".
Начиная с Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. наследованием признавались два случая: переход имущества умершего и переход имущества лица, признанного умершим. Умершим же признавалось лицо, которое сначала было признано безвестно отсутствующим.
Практически в то время в безвестном отсутствии оказалась масса людей, эмигрировавших из страны в ходе революционных событий 1917 г. и последовавших лет. Подчинение имущества лиц, признанных умершими, режиму имущества умерших сохранилось в ГК РСФСР и просуществовало до распада СССР. И на это были сходные причины.
Комментируемое правило п. 1 комментируемой статьи порывает с этой позицией. Оно предусматривает, что "при наследовании" происходит переход только имущества умершего. Переход же имущества лица, объявленного в установленном законом порядке умершим, происходит не "при наследовании". Иначе говоря, ГК такой переход не признает наследованием.
Это кардинальное изменение позиции наследственного права является прямым следствием изменения взгляда на природу правоспособности гражданина. В советский период истории России она признавалась проекцией закона, ее источник видели в законодательных правилах, наделявших ею граждан. Тогда считалось теоретически обоснованным представлением, что гражданская правоспособность может прекращаться не только смертью, но и признанием соответствующего лица умершим решением органа государства. Соответственно, наступавший в обоих случаях переход имущества рассматривался как наследование.
Подход современной России к этой проблеме совершенно иной. Россия участвует в Международном пакте "О гражданских и политических правах" от 16.12.66*(2), положения которого (как и любого международного договора) "являются составной частью ее правовой системы" (ч. 4 ст. 15 Конституции). Статья 16 названного Пакта устанавливает: "Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правоспособности". Слова "где бы он ни находился" указывают, что государство, участвующее в Пакте, лишено права отказывать человеку в признании правосубъектности по той причине, что в каком-либо месте, находящемся на территории государства (например, в месте, которое законы этого государства признают местом его жительства), нет сведений о месте пребывания какого-либо человека.
Конституция постановляет: "если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора" (ч. 4 ст. 15). Поэтому, реализуя указанное положение Пакта в сфере регулирования гражданских правоотношений, ГК установил: "Правоспособность гражданина: прекращается смертью" (ч. 2 ст. 17). Других оснований ее прекращения закон не допускает. Из этого следует исходить при применении правила, содержащегося в ст. 1113 ГК (см. коммент. к этой статье).
В России вступление в законную силу судебного решения об объявлении гражданина умершим (п. 1 ст. 45 ГК) не влечет прекращения правоспособности этого гражданина. Таким образом, по российскому праву правоспособность гражданина прекращается исключительно его смертью, а прекращение правоспособности имеет своим необходимым последствием наследование.
Вместе с тем нормы, входящие в разд. V ГК "Наследственное право", применяются к имущественным отношениям, которые возникают в результате вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим. Однако такое применение имеет место потому, что эти отношения прямо не урегулированы законодательством. В соответствии с правилом об аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) к таким отношениям подлежит применению законодательство, регулирующее сходные отношения. После судебного решения об объявлении гражданина умершим возникает необходимое для аналогии закона сходство отношений. Это создает условие для применения к данному случаю всех общих правил наследственного права, регулирующих наследование. По своему содержанию подобные нормы направлены на то, чтобы облегчить применение в порядке аналогии закона общих положений наследственного права к данной категории отношений. Они, следовательно, обслуживают особый случай применения норм наследственного права. Таким правилом, в частности, является норма о дне открытия наследства, содержащаяся в ст. 1114 ГК.
Особенность специальных норм состоит в том, что они в целях облегчения применения закона текстуально сформулированы применительно к нормам наследственного права и структурно включены в разд. V ГК "Наследственное право", а редакционно составляют части некоторых его статей. Однако это не превращает их в нормы наследственного права.
Нормы наследственного права, регулирующие рассматриваемые имущественные отношения в качестве "сходных отношений" (в смысле п. 1 ст. 6 ГК), перестают применяться, как только в этих отношениях наступают изменения, устраняющие это сходство. Это происходит в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, объявленного умершим. После этого регулируемые отношения утрачивают черты сходства с отношениями по наследованию. Применение норм наследственного права начинает противоречить требованиям п. 1 ст. 6 ГК.
Это, однако, не создает правового вакуума. В ГК имеются нормы, рассчитанные на случай прекращения применения по названной причине норм наследственного права в порядке аналогии закона (ст. 46). По своему характеру они являются прямо регулирующими отношения правилами и поэтому подлежат приоритетному применению перед нормами, применявшимися в порядке аналогии закона.
6. Вторая норма, содержащаяся в п. 1 комментируемой статьи, устанавливает, что переход имущества умершего к другим лицам совершается в определенном порядке. Этот порядок определен, во-первых, как правопреемство и, во-вторых, как правопреемство особого рода, а именно как универсальное правопреемство.
Указание закона на правопреемство выражает связь, которая складывается между имуществом умершего и теми лицами, к которым такое имущество переходит. В этом случае центр тяжести лежит на понятии преемства как института, создающего юридическую связь. Поскольку, как уже отмечалось, данный переход имущества происходит на основании императивной нормы закона, преемственная связь также основана на законе.
Вместе с тем следует учитывать правило ст. 1112 ГК, согласно которому в состав наследства входят не только имущественные права, но и имущественные обязанности. Поэтому "правопреемство", о котором сказано в п. 1 комментируемой статьи, следует понимать как особое понятие, охватывающее преемство не только в отношении прав, но также и преемство в отношении обязанностей.
Преемство в отношении прав, основанное на законе, предусмотрено ст. 387 ГК. Однако применительно к преемству, касающемуся обязанностей, эта часть содержит правило лишь о переводе долга (ст. 391, 392 ГК). Пункт 1 комментируемой статьи - единственное правило ГК, предусматривающее, что преемство в обязанностях наступает в силу императивной нормы закона.
7. Следует отметить, что в пенсионном законодательстве используется близкий по звучанию термин "правопреемники умерших", причем под умершими понимаются застрахованные лица (ст. 38, 39 Федерального закона от 24.07.02 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации"*(3)). Хотя здесь говорится об умерших лицах и о правопреемстве, эти отношения не представляют собой наследования, не охватываются комментируемой статьей и не регулируются разд. V ГК "Наследственное право". Указанный Федеральный закон неправильно использовал термин "правопреемники". Согласно Закону о пенсиях выплата трудовой пенсии в случае смерти пенсионера прекращается (п. 1 ст. 22). Никакого правопреемства при этом не происходит. Лица, которых Федеральный закон от 24.07.02 N 111-ФЗ ошибочно называет правопреемниками, получают не права, принадлежащие умершему, а средства, учтенные в специальной части его индивидуального лицевого счета. Умершее застрахованное лицо к моменту смерти не имело права на эти средства. Названный Закон прямо устанавливает, что средства пенсионных накоплений являются собственностью Российской Федерации (ст. 5). Поэтому средства, учтенные в лицевом счете, поступают к гражданам от государства, а не от умершего.
8. Пункт 1 комментируемой статьи, установив, что наследование по своей юридической природе представляет собой преемство (в указанном выше широком смысле), включает Россию в число стран, наследственное право которых принадлежит к континентальной системе. Эта последняя противостоит наследственной системе, свойственной странам с англосаксонской системой права.
В США, Великобритании, Индии, Канаде, Австралии и ряде других стран при наследовании имеет место не преемство в правах и обязанностях, а ликвидация имущества наследодателя: осуществляется сбор причитавшихся ему долгов, оплата его долгов, погашение его налоговых и иных обязанностей и т.д. Наследники же получают право на чистый остаток. Все это осуществляется в рамках особой процедуры, именуемой "администрированием" и протекающей под контролем суда. Таким образом, здесь наследники в принципе не являются преемниками прав и обязанностей наследодателя. Имущество последнего превращается в особую разновидность доверительной собственности (trust), и в этом качестве поступает сначала к судье, от него к назначаемому им специальному лицу (так называемому "администратору") либо к лицу, назначенному наследодателем в завещании (так называемому "исполнителю"). А уже от них, после завершения процедуры и соответствующего решения суда, оставшееся имущество передается наследникам.
Наследственное право России, как и право других континентальных стран Европы (Франции, Германии, Италии, Испании), а также Японии, Бразилии и ряда других государств, своими корнями уходит в римское право, в котором впервые получила развитие концепция наследования как преемства, при котором наследники становятся в принципе на место наследодателя в отношении его имущества, т.е. как прав, так и обязанностей.
Правило комментируемой статьи единственное среди норм ГК содержит категорию универсального правопреемства для регулирования конкретного вида имущественных отношений.
Российский гражданский закон советского периода, регулировавший наследование, не использовал понятие универсального правопреемства ни в 1918-1926 гг., ни в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г., ни в ГК РСФСР. Причина состояла в том, что с понятием универсальности неразрывно связано представление, что имущество умерших лиц поступает к наследникам в виде своего рода всеохватывающей общности. Даже в Основах гражданского законодательства не говорилось об универсальном правопреемстве. Это на 85 лет исключило трактовку законом имущества умерших как некоторой общности, которая охватывает все и, следовательно, полностью переходит к близким. Как известно, взгляд на наследственное правопреемство как на универсальное был разработан еще в Древнем Риме и с тех пор столетиями широко применялся как наиболее рациональный подход к правовому регулированию одновременно возникающих имущественных отношений самого различного характера и природы. Российская литература по наследственному праву лишь в послевоенный период обратилась к концепции универсального правопреемства*(4).
9. От наследственного правопреемства, определяемого комментируемой статьей, следует отличать процессуальное правопреемство. Сходство между ними состоит, во-первых, в том, что процессуальное правопреемство также возникает вследствие смерти гражданина (п. 1 ст. 44 ГПК, п. 1 ст. 48 АПК); во-вторых, процессуальное правопреемство также является универсальным. Оба процессуальных кодекса устанавливают, что все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил (п. 2 ст. 44 ГПК, п. 2 ст. 48 АПК).
Процессуальное правопреемство не регулируется комментируемой статьей, так как не является наследственным правопреемством. Несмотря на отмеченное сходство, оно регулируется гражданским процессуальным правом. Последнее, в частности, предусматривает, что оно не может наступать без специального судебного акта. На это прямо указывает АПК (п. 1 ст. 48). Такое же правило содержится и в ГПК (п. 1 ст. 44), хотя и в не столь четкой редакции.
10. Правовая норма, содержащаяся в п. 1 комментируемой статьи, конкретизирует содержание понятия универсального правопреемства. Закон прежде всего устанавливает, что при универсальном правопреемстве наследство переходит к другим лицам "в неизмененном виде". Это важнейшее постановление, позволяющее говорить о принципе неизменности, который означает, что все, что входит в состав наследства (о составе наследства см. коммент. к ст. 1112), переходит при наследовании в том же состоянии, виде и положении, в котором оно находилось, когда принадлежало умершему.
Важные элементы наследства - имущественные права и имущественные обязанности. Применительно к ним этот принцип означает прежде всего неизменность содержания прав и обязанностей. Принцип неизменности означает, что лицам, к которым это право перешло, оно обеспечивает ту же меру возможного поведения, которой располагал умерший. То же самое с соответствующим изменением относится и к имущественным обязанностям, которые по своему содержанию являются мерой должного поведения.
Принцип неизменности определяет также при универсальном правопреемстве течение сроков исковой давности. Названное правопреемство не влечет изменений ни сроков исковой давности, ни порядка их исчисления. При предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не может быть прерван, приостановлен и восстановлен (см. коммент. к ст. 1175).
Принцип неизменности определяет также переход имущественных обязанностей и правомочий, вытекающих из вещных прав на чужую вещь. При универсальном правопреемстве наибольшее значение имеют два вещных права на чужую вещь: право залога и частный сервитут. Применительно к первому из них ГК устанавливает, что при переходе права собственности на заложенную вещь в порядке универсального правопреемства от наследодателя к другому лицу право залога сохраняет силу. При этом в соответствии с принципом неизменности установлено, что по общему правилу "правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя" (п. 1 ст. 353 ГК). Сходным образом закон устанавливает, что и частный сервитут сохраняется в случае перехода прав на земельный участок, который обременен этим сервитутом, к другому лицу (п. 1 ст. 275 ГК). При переходе этих прав на названный земельный участок в порядке универсального правопреемства реализуется принцип неизменности.
Наконец, принцип неизменности при универсальном правопреемстве определяет также и переход гражданско-правовой ответственности. Это касается прежде всего видов ответственности. Если на умершем лежала индивидуальная, долевая, субсидиарная или солидарная ответственность, то именно она и переходит при универсальном правопреемстве.
Особого внимания заслуживает воздействие принципа неизменности на объем гражданско-правовой ответственности. Поскольку умерший был обязан к полному возмещению причиненных им убытков, в этом же размере ответственность переходит и при универсальном правопреемстве (п. 1 ст. 15 ГК). В случаях, когда законом или заключенным умершим договором было предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере, в таком же размере ответственность переходит и при универсальном правопреемстве.
Принцип неизменности приводит к тому, что переход гражданско-правовой ответственности при универсальном правопреемстве совершается в состоянии, которое может быть названо кристаллизацией ее общего объема.
Как известно, закон устанавливает, что "гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом" (ст. 24 ГК). Отсюда следует, что в случае прекращения правоспособности гражданина смертью (п. 2 ст. 17 ГК) происходит кристаллизация ответственности, которая лежала на этом гражданине. Общий объем такой ответственности определен размером имущества, которое принадлежало этому гражданину на момент его смерти. До этого момента размер имущества был величиной переменной, соответственно менялся и общий объем ответственности. Теперь он стал постоянным обстоятельством. Объем ответственности может быть меньше размера имущества, равен ему или даже превосходить его. Однако в соответствии с принципом неизменности общий объем гражданско-правовой ответственности переходит в порядке универсального правопреемства в фиксированном виде. Иначе говоря, к другим лицам такая ответственность переходит лишь в пределах, определяемых размером всего имущества, принадлежавшего умершему на момент его смерти.
Напротив, сами имущественные обязанности, которые лежали на умершем, переходят в соответствии с рассматриваемым принципом в неизменном виде, т.е. в полном объеме. Однако гражданско-правовая ответственность за их исполнение переходит в пределах общего объема, определяемого совокупным размером имущества, принадлежавшего умершему. В результате, смотря по обстоятельствам, ответственность может совпадать со всем суммарным размером переходящих имущественных обязанностей и тем самым покрывать их. Но может случиться, что в порядке универсального правопреемства переходят более обширные имущественные обязанности, не покрытые гражданско-правовой ответственностью. В таких случаях в соответствии с принципом неизменности не происходит расширения общего объема переходящей гражданско-правовой ответственности.
Иначе говоря, приобретатель в порядке универсального правопреемства названных имущественных обязанностей несет лишь ограниченную ответственность (подробнее об этом см. коммент. к ст. 1175). Разумеется, он вправе исполнить такую обязанность и в полном объеме, однако лишь по своему свободному усмотрению. В этом случае он не будет иметь права требовать обратно неосновательное обогащение, ссылаясь на ст. 1102 ГК: обязанности перешли к нему в полном объеме.
11. Комментируемая статья, конкретизируя содержание понятия универсального правопреемства, выделяет еще два момента.
Прежде всего, она указывает, что при таком правопреемстве наследство выступает как "единое целое". Как мы увидим ниже (см. коммент. к ст. 1112 ГК), по своему содержанию наследство представляет собой конгломерат различных по своему юридическому характеру явлений. Комментируемая статья устанавливает, что несмотря на эти различия при универсальном правопреемстве этот конгломерат выступает как единое целое. В действительности в качестве единого целого он выступает лишь в определенной области имущественных отношений, а именно в отношениях, регулируемых нормами, содержащимися в разд. V "Наследственное право".
Кроме того, комментируемая статья устанавливает, что универсальное правопреемство совершается "в один и тот же момент". В сущности, здесь закон делает вывод из того, что он трактует наследство "как единое целое". В общем, такое уточнение является полезным (о времени перехода наследства см. коммент. к ст. 1113, 1114 и п. 4 ст. 1152 ГК).
12. В третьей норме, изложенной в конце п. 1 комментируемой статьи, сказано, что правила, предусмотренные этой статьей применяются, "если из правил настоящего Кодекса не следует иное". Текстуально эта оговорка может относиться к любой из двух рассмотренных выше норм, а именно как к правилу, устанавливающему, что происходит сам переход имущества умершего к другим лицам, так и к норме о том, что этот переход совершается в порядке универсального правопреемства.
Однако рассматриваемая оговорка юридически не может сопровождать первую из отмеченных норм. Как отмечалось выше (см. п. 1 коммент. к настоящей статье), предписание п. 1 комментируемой статьи о том, что имущество умершего переходит к другим лицам, является императивной нормой, реализующей конституционно гарантированную свободу наследования, включающую право наследников на получение имущества умерших. Поэтому здесь ни из правил ГК, ни из правил других федеральных законов не может "следовать иного".
Напротив, оговорка в отношении второй нормы, содержащейся в п. 1 комментируемой статьи, вполне допустима. Из правил ГК может "следовать иное", а именно, что имущество умершего при наследовании переходит либо не в порядке универсального правопреемства, либо не в неизмененном виде.
13. При наследовании правопреемство может быть не только универсальным, но и сингулярным. В этих случаях "к другим лицам" переходит отдельное имущественное право. Такие правила установлены самим ГК, а также двумя законами. Раздел V "Наследственное право" содержит правило о переходе права на принятие наследства. Оно установлено для случая, когда наследник умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок. Предусматривается, что право на принятие причитавшегося ему наследства переходит к его наследникам. Однако это не универсальное, а сингулярное правопреемство. ГК устанавливает, что право на принятие наследства "при этом не входит в состав наследства, открывшегося после его смерти" (п. 1 ст. 1156 ГК).
Второй случай сингулярного наследственного правопреемства предусмотрен Вводным законом. Он устанавливает, что если до 1 марта 2002 г. вкладчик сделал распоряжение в соответствии со ст. 561 ГК РСФСР о выдаче банковского вклада в случае его смерти, право на получение денежных средств и процентов, числящихся на соответствующем счете, не входит в состав наследственного имущества. Нормы разд. V ГК "Наследственное право" на данное право не распространяются (как общее правило). В случае смерти такого вкладчика названные денежные средства и проценты на них выдаются лицу, указанному в распоряжении.
Здесь закон устанавливает сингулярное наследственное правопреемство. Объектом правопреемства является право получения от банка денежных средств, состоящих из суммы, внесенной на вклад, и суммы начисленных процентов. При этом следует отметить, что закон ошибочно определяет объект как деньги, находящиеся на вкладе. Однако ГК не выделяет в самостоятельный объект деньги, находящиеся на вкладе. Объектом в ГК являются только деньги как таковые (ст. 140). В данном же случае объектом сингулярного наследственного правопреемства является субъективное право, а именно право на получение от банка определенных денежных средств.
Оно не входит в состав наследственного имущества, являющегося объектом универсального правопреемства. Оно переходит к лицу, указанному вкладчиком, в порядке, предусматривавшемся ГК РСФСР. Это лицо может и не быть наследником при универсальном правопреемстве. Кроме того, на соответствующие денежные средства не может быть обращено взыскание по долгам наследодателя.
Необходимо отметить, что рассматриваемый случай представляет собой именно наследственное правопреемство, хотя и сингулярное, а не дарение. ГК устанавливает, что договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен (п. 3 ст. 572). Поскольку Вводный закон наделяет соответствующие распоряжения юридической силой, он не считает их дарением на случай смерти.
Этот случай более детально урегулирован, чем сингулярное правопреемство, предусмотренное ст. 1156 ГК. Вводный закон устанавливает, что если лицо, указанное в распоряжении, умерло до дня смерти вкладчика или в один день с ним, сингулярное наследственное правопреемство не наступает. Происходит только универсальное наследственное правопреемство: право на получение от банка соответствующих средств включается в состав наследственного имущества. На него, следовательно, распространяются правила разд. V ГК "Наследственное право".
Установлено также, что сингулярное наследственное правопреемство в отношении рассматриваемого права не наступает и в тех случаях, когда вкладчик в распоряжении на случай смерти в качестве получателя указал более одного лица и когда названные лица умерли до дня, следующего за днем смерти вкладчика.
Третий случай сингулярного наследственного правопреемства предусмотрен ст. 45 Федерального закона от 07.07.03 N 126-ФЗ "О связи"*(5). Он является субординированным по отношению к универсальному наследственному правопреемству. Объектом правопреемства в этом случае являются права и обязанности гражданина, предусмотренные заключенным им договором об оказании услуг связи. Пункт 6 ст. 45 названного Закона исходит из того, что эти права (и обязанности) переходят в порядке наследования и что это правопреемство является сингулярным. В частности, на эти права не может быть обращено взыскание по долгам умершего гражданина.
В то же время данное сингулярное наследственное правопреемство субординировано по отношению к универсальному наследственному правопреемству. Закон исходит из того, что преемство в отношении названных прав (и обязанностей) юридически прикреплено к преемству в отношении одного из прав, которое входит в состав наследства, а именно к праву на телефонизированное помещение (т.е. помещение, в котором установлено конечное оборудование). Закон устанавливает: "при наследовании указанного помещения с наследником заключается договор об оказании услуг связи. Наследник обязан оплатить оператору связи стоимость оказанных услуг связи за период до вступления в права наследования" (ч. 2 п. 6 ст. 45).
Таким образом, фигура сингулярного наследника определяется нормами наследственного права, регулирующими универсальное наследственное правопреемство применительно к праву на телефонизированное помещение. Параллельно такой наследник в силу Федерального закона "О связи" получает права и обязанности, вытекающие из договора об оказании услуг связи гражданам.
Подчеркнем, что названный Закон юридически обеспечивает рассматриваемое правопреемство. В принципе он устанавливает, что данный договор является публичным договором (п. 1 ст. 45), тем самым распространяя на него правило о том, что оператор связи не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим (п. 1 ст. 426 ГК). Однако в целях обеспечения данного правопреемства закон делает из этого исключение: "оператор связи до истечения установленного Гражданским кодексом Российской Федерации срока принятия наследства, в состав которого входит телефонизированное помещение, не имеет права распоряжаться соответствующим номером" (ч. 2 п. 6 ст. 45).
Следует отметить, что ст. 45 Федерального закона "О связи" имеет название "Особенности оказания услуг связи гражданам". Между тем, в порядке наследования по завещанию или по закону телефонизированное помещение может переходить не только к гражданам. Наследниками могут оказаться и юридические лица, а также иные субъекты. Следует исходить из того, что если такое помещение переходит не к гражданам, рассматриваемое субординированное наследственное правопреемство не охватывается ст. 45 Федерального закона "О связи" и потому не наступает.
14. Особого внимания заслуживают случаи, когда из правил закона "следует иное" в отношении нормы, устанавливающей принцип неизменности имущественных прав и имущественных обязанностей при их переходе в порядке наследования. Такие изъятия более многочисленны.
Как уже упоминалось (см. п. 2 и 3 коммент. к настоящей статье), Конституционный Суд РФ в Постановлении N 1-П установил, что предусматриваемая Конституцией свобода наследования в качестве одного из правомочий включает право наследников на получение имущества умершего. Принцип неизменности, установленный ГК, в соответствующей части реализует данное конституционное право наследников.
Вместе с тем в Постановлении N 1-П Конституционный Суд РФ установил также, что свобода наследования не является абсолютной. Она может быть ограничена федеральным законом, однако только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты, в том числе прав и законных интересов других лиц (ч. 2 ст. 55 Конституции). Это целиком относится и к праву наследников на получение имущества, которое является одним из проявлений свободы наследования.
С точки зрения конституционного права, установленные гражданскими законами изъятия из принципа неизменности имущественных прав и имущественных обязанностей представляют собой ограничения свободы наследования. Эти ограничения отвечают критериям разумности и соразмерности, установленным в Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П.
15. Существуют две категории изъятий из принципа неизменности. Главное изъятие направлено на защиту прав и законных интересов третьих лиц. Среди таких третьих лиц могут оказаться и сонаследники того лица, против которого эта защита предоставлена. В условиях перехода России к рыночной экономике все введенные до сих пор изъятия этого рода направлены на защиту законных интересов тех лиц, которые стали участниками хозяйственных обществ и других коллективных субъектов рыночных отношений. При этом, отступая от принципа неизменности, закон устанавливает, что при переходе в порядке наследования отдельных имущественных прав и имущественных обязанностей происходит их модификация. К наследнику переходит не то право, которое принадлежало наследодателю, а иное право. Однако последнее закон прямо связывает с правом, которое имел наследодатель. Это дает основания рассматривать подобные случаи как правопреемство, хоть и совершающееся с модификацией переходящего права.
Во всех случаях закон устанавливает, что на место имущественного права, принадлежавшего наследодателю, становится право на получение компенсации за стоимость переходящего права. Закон исходит из того, что право на получение компенсации должно соответствовать стоимости имущественного права, принадлежавшего умершему.
Одно исключение из принципа неизменности установлено самим разд. V "Наследственное право" и направлено на защиту прав и законных интересов членов крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 1179 ГК).
По общему правилу переход имущества умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства в порядке наследования осуществляется на общих основаниях. Следовательно, здесь действует и принцип неизменности. Однако, если наследник умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства сам не является членом данного хозяйства, в интересах защиты прав и законных интересов остальных его членов закон предусматривает модификацию права, переходящего в порядке правопреемства. Наследнику дается право на получение компенсации. Это новое право представляет собой, однако, видоизмененное имущественное право, принадлежавшее умершему. Закон устанавливает, что размер компенсации должен быть соразмерен доле, наследуемой посторонним для хозяйства наследником, причем доля наследодателя в общей совместной собственности членов хозяйства считается равной долям других членов хозяйства (п. 2 ст. 1179 ГК).
Другое исключение из принципа неизменности установлено в интересах членов общества с ограниченной ответственностью и распространяется на долю в уставном капитале такого общества, принадлежавшую умершему. Закон исходит из того, что названная доля переходит к наследникам на общих основаниях (п. 6 ст. 93 ГК, п. 7 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Однако допускается, что устав общества может обусловить переход такой доли к наследникам согласием остальных участников.
Принцип неизменности ограничивается в целях защиты прав и законных интересов именно такого общества, устав которого содержит названное условие. Закон об обществах с ограниченной ответственностью устанавливает, что в том случае, если участники общества отказали в таком согласии, доля переходит к обществу. Наследник же имеет право на получение компенсации от общества (п. 5 ст. 23). Закон детально регулирует процедуру и последствия такого согласия. Последнее считается полученным, если в течение 30 дней с момента обращения к участникам общества (или в течение иного определенного уставом срока) получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа в согласии ни от одного из участников общества (п. 8 ст. 21). Соответствующая доля переходит к обществу с момента получения от любого участника общества отказа в согласии на переход доли к наследникам граждан (п. 7 ст. 23).
При этом указанный Закон предусматривает получение наследником от общества права, представляющего собой модификацию имущественного права на долю в уставном капитале. Он устанавливает, что общество обязано выплатить наследнику "действительную стоимость доли" (п. 5 ст. 23). Способ определения этой стоимости устанавливается на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню смерти.
Следующее изъятие из принципа неизменности установлено законом в целях защиты прав и законных интересов членов производственных кооперативов. Закон о производственных кооперативах, исходящий из того, что имущество, находящееся в собственности кооператива, делится на паи его членов (ч. 3 ст. 9), предусматривает, что устав кооператива может исключать принятие наследников в члены этого кооператива. Для защиты прав и интересов членов производственного кооператива, имеющего такой устав, предусмотрена модификация переходящего к наследнику имущественного права. Закон устанавливает, что вместо пая наследник приобретает право получить от кооператива денежную сумму, составляющую стоимость пая умершего члена кооператива (ч. 3 ст. 7).
Еще одно изъятие предусмотрено Федеральным законом от 07.08.01 N 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан"*(6). Оно исходит из того, что паевой взнос члена кооператива (т.е. денежные средства, переданные им в собственность кооператива) в случае его смерти переходит к наследникам. Однако в интересах защиты законных прав и интересов остальных членов кооператива Закон предусматривает, что, если наследник не является членом кредитного кооператива, вместо паевого взноса он получает право на денежную стоимость доли имущества кооператива, соответствующую доле паевого взноса умершего в сумме паевых взносов членов этого кооператива (п. 5 ст. 6). Впрочем, эта норма диспозитивна: наследник получает паевой взнос умершего, если он хочет (и может) стать членом этого кооператива.
Наконец, сходное изъятие из рассматриваемого принципа установлено законом в интересах защиты прав и законных интересов участников полного товарищества и распространяется на долю умершего в складочном капитале этого товарищества.
ГК устанавливает, что в случае смерти участника полного товарищества его наследник может вступить в это товарищество лишь с согласия других участников (п. 2 ст. 78). Под защиту взяты права и законные интересы того товарищества, другие участники которого отказали в таком согласии. В этом случае в отступление от принципа неизменности наследник наделяется правом на получение от товарищества компенсации в форме денежной суммы. Такое право является модификацией имущественного права на долю в складочном капитале. ГК предусматривает, что сумма компенсации должна быть равной стоимости доли умершего в складочном капитале (п. 1 ст. 78).
Вторую категорию изъятий из принципа неизменности составляют отступления, обусловленные тем, что закон связывает со смертью обладателя имущественного права изменение срока существования этого права. В результате субъект имущественного права обладал правом, срок существования которого был одним, а к его наследникам переходит то же самое имущественное право, но уже с несколько иным сроком существования.
В частности, согласно Закону об авторском праве (ст. 27) авторское право на произведение науки, литературы и искусства существует в течение всей жизни автора. Однако Закон устанавливает, что после смерти автора оно существует в течение 50 лет (по общему правилу). В результате при наследовании этого права оно переходит к наследникам с соответствующим отступлением от принципа неизменности. Сходные отступления названный Закон предусматривает и для так называемых "смежных прав" (ст. 43). Вытекают они и из п. 1 ст. 6 Закона РФ от 23.09.92 N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" (в ред. от 24.12.02)*(7).
Еще один случай этого рода дает переход при наследственной трансмиссии права на принятие наследства. ГК устанавливает, что право на принятие наследства, принадлежащее умершему, может быть осуществлено его наследниками на общих основаниях (абз. 1 п. 2 ст. 1156). Иначе говоря, названное право, как правило, переходит в порядке наследования в неизменном виде. Однако, если оставшаяся после смерти наследника часть срока, установленного для принятия наследства, составляет менее 3 месяцев, она удлиняется до 3 месяцев (абз. 1 ч. 2 ст. 1156). Это - отступление от принципа неизменности (см. коммент. к этой статье).
16. Все три правовые нормы, содержащиеся в п. 1 комментируемой статьи, используют также общее выражение "другие лица".
Первая из этих норм устанавливает, что соответствующее имущество "переходит к другим лицам". Другая норма, определяющая порядок, в котором осуществляется этот переход (универсальное правопреемство), также строится на том, что адресатами этого перехода являются "другие лица". Наконец, и третья норма, допускающая изъятия из предусмотренного порядка перехода, также имеет в виду "других лиц". В результате данная категория - одно из ключевых понятий наследственного права.
Пункт 1 комментируемой статьи заимствовал категорию "других лиц" из Постановления Конституционного Суда РФ N 1-П, в котором сказано: "право наследования, предусмотренное статьей 35 (частью 4) Конституции Российской Федерации:, обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежащего умершему,: к другим лицам". Вместе с тем при этом он опирается также и на часть первую ГК, а именно на подразд. 2 разд. I "Лица".
Среди лиц на первом месте следует назвать граждан (физических лиц). ГК специально устанавливает, что в содержание правоспособности граждан входит способность "наследовать: имущество" (ст. 18). Эта способность принадлежит как гражданам Российской Федерации, так и гражданам иностранных государств, а также лицам без гражданства. ГК предусматривает, что "правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства:, если иное не предусмотрено федеральным законом" (п. 1 ст. 2). Федеральных законов, устанавливающих какие-либо ограничения способности иностранных граждан или лиц без гражданства наследовать имущество, не существует.
При наследовании все граждане находятся в равном положении. В частности, равны между собой как граждане, не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей (без образования юридического лица), так и граждане, прошедшие такую регистрацию. К первым может переходить любое имущество умерших, включая и то, которое по своей природе может использоваться для ведения предпринимательской деятельности. В частности, предприятие, которое законом рассматривается как объект прав, "используемый для осуществления предпринимательской деятельности" (п. 1 ст. 132 ГК), может при наследовании переходить и к таким гражданам, которые не были зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей.
Однако из правила о приравнивании граждан, не зарегистрированных и зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, делается одно изъятие.
ГК устанавливает, что в случае смерти гражданина, являвшегося той стороной в договоре коммерческой концессии, которая именуется правообладателем, его права и обязанности по названному договору переходят к наследнику при условии, что он зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя (либо если он в течение определенного срока осуществит эту регистрацию). В противном случае договор коммерческой концессии прекращается (п. 2 ст. 1038).
Под лицами, о которых говорит п. 1 комментируемой статьи, следует также понимать и юридических лиц (п. 1 ст. 1196 ГК), включая также иностранные юридические лица. Уже упоминавшееся правило ГК (п. 1 ст. 2) предусматривает, что правила гражданского законодательства применяются к отношениям "с участием иностранных юридических лиц", если федеральным законом не установлено иное. Законов, ограничивающих наследственные права иностранных юридических лиц, не существует.
Наконец, под лицами следует также понимать Российскую Федерацию, субъекты РФ, а также муниципальные образования. О переходе имущества умерших к иностранным государствам, а также к международным организациям см. коммент. к п. 2 ст. 1116 ГК.
17. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен вопросу об источниках права, регулирующего наследование. В нем названы три источника: ГК, другие законы, а также иные правовые акты. При этом для последних еще устанавливается, что они принимаются в случаях, предусматриваемых законами.
Закон умалчивает о важнейшем источнике права, на котором, в сущности, основаны все нормы ГК о наследовании. Речь идет о Конституции и, в частности, о ее ч. 4 ст. 35, предоставляющей праву наследования конституционную гарантию. Источником права, регулирующим наследование, следует считать также постановления Конституционного Суда РФ и, в частности, его Постановление N 1-П, которым установлено, что Конституция провозглашает свободу наследования.
Комментируемая статья устанавливает, что источником наследственного права могут быть "другие законы", но отношения по наследованию могут регулироваться в соответствии с Конституцией только федеральными законами. Такое уточнение необходимо, так как понятием "закон" охватываются и законы, которые принимаются субъектами РФ.
Однако субъекты РФ не вправе принимать законы, относящиеся к исключительной компетенции Российской Федерации. Среди федеральных законов, содержащих нормы, относящиеся к наследственному праву, в первую очередь следует назвать Основы законодательства о нотариате.
Указание п. 2 комментируемой статьи на "иные правовые акты" соответствует п. 6 ст. 3 ГК, где под правовыми актами понимаются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, содержащие нормы гражданского права; под случаями, предусмотренными законом, следует понимать только федеральный закон.

Статья 1111. Основания наследования

1. В российском гражданском праве существуют два варианта регламентации отношений, связанных с наследственным правопреемством. В основе их различия лежит волеизъявление умершего, направленное на определение посмертной судьбы его имущества. Если такое волеизъявление было сделано, правопреемство регулируется способом, который именуется наследованием по завещанию. В случаях его отсутствия правопреемство регулируется другим способом, который именуется наследованием по закону.
С точки зрения сравнительного правоведения, а также истории гражданского права российский закон в этом плане занимает ту же позицию, что и преобладающее большинство других правовых систем. Уместно напомнить, что на протяжении веков на различных территориях, входящих в Западную Европу, существовали многочисленные различия в формах правового регулирования наследования. Было распространено практически раздельное регулирование наследования недвижимости и движимости, существовали и иные расхождения. В частности, в России до 1917 г. во многом различно определялось наследование так называемого "родового" и "благоприобретенного" имущества. В странах континентальной Европы и англосаксонских роль суда в механизме правопреемства была (и все еще остается) различной (см. коммент. к ст. 1110) и др. Однако с течением времени повсеместно на первый план вышли два упомянутых способа регулирования: при наличии завещания и без завещания.
Российское наследственное право примыкает к позиции преобладающей части других правовых систем также и еще в одном вопросе. Оно требует, чтобы указанное волеизъявление было индивидуальным и специальным. В некоторых странах такое волеизъявление может быть сделано совместно с другим лицом, в том числе и посредством заключения договора.
Оба способа правового регулирования имеют общий предмет - правопреемство в том смысле, в котором о нем говорит п. 1 ст. 1110 ГК. По этой причине в разд. V ГК "Наследственное право" содержатся как правила, посвященные только наследованию по завещанию и только наследованию по закону, так и нормы, регулирующие одновременно и то, и другое. Обращает на себя внимание и единство правовых понятий, употребляемых названным разделом. Как при наличии завещания, так и при его отсутствии получатели имущества умерших квалифицируются как "наследники". Подход, содержащийся в комментируемой статье, отличается, например, от подхода стран с англосаксонской системой права, где наследники по завещанию именуются одним термином, а наследники по закону - другим (соответственно - "legatees" и "heirs"). Для российского права наследование по завещанию - именно наследование, в то время как право некоторых других стран обнаруживает склонность трактовать его как завещательный отказ (о завещательном отказе по праву Российской Федерации см. коммент. к ст. 1136 и 1137).
2. Рассматривая норму, содержащуюся в ч. 1 комментируемой статьи, следует обратить внимание на порядок, в котором перечислены виды правового регулирования наследственного преемства. Закон помещает на первое место наследование по завещанию, а на второе - наследование по закону. Это не просто редакционная особенность комментируемой статьи, за этим стоит принципиальная позиция ГК. На протяжении 80 лет советского периода истории российского наследственного права в аналогичных постановлениях закон неизменно ставил наследование по закону на первое место, а наследование по завещанию - на второе. И это тоже было выражением принципиальной позиции.
Наследование по завещанию поставлено на первое место не только в комментируемой статье, но и в целом в разд. V ГК "Наследственное право". Наследованию по завещанию посвящена гл. 62, за которой следует гл. 63 "Наследование по закону". Нормы о наследовании по завещанию предшествуют правилам о наследовании по закону.
Принципиальная позиция ГК выражается не только в структуре разд. V, но и в детальности регулирования. В центре правового регулирования стоит наследование по завещанию. Показательно уже одно количество статей. Ему посвящены 23 статьи (ст. 1118-1140), наследованию по закону - 11 статей (ст. 1141-1151).
3. В историческом развитии наследование по закону возникло раньше наследования по завещанию. Соответственно первое в течение многих веков находилось в центре наследственного права. Вместе с тем наследование по завещанию - одно из последствий развития личности. Чем более общество готово воспринимать человека как личность, которая сама определяет свои поступки и их последствия (в соответствующих исторических условиях, разумеется), тем больше внимания наследованию по завещанию уделяет действующее в этом обществе право. История показывает, что в определенные моменты такое развитие приобретает скачкообразный характер. Так обычно происходит, когда массы людей оказываются вовлеченными в военные действия. В этих экстремальных условиях, с одной стороны, особенно ярко обнаруживается, что человек - это независимая личность, а с другой само физическое существование человека ставится под повышенную угрозу. Не случайно, в частности, в античном Риме древнейшим видом завещания было так называемое "завещание перед войском, выступающим в поход" (testamentum in procinctu), а несколько позже там же полностью свободным от любых формальных требований стало так называемое "завещание солдата" (testamentum militis).
Впрочем, в Западной Европе после падения Рима развитие наследования по завещанию было довольно противоречивым. В частности, германские племена принесли свое отношение к личности, отразившееся в древнем правовом принципе, что "только Бог может сделать наследниками, но не человек". Тем не менее развитие общества и личности человека продолжалось, и наследование по завещанию, в общем, не отвергалось даже многочисленными сторонниками общественных реформ. В частности, в Англии И. Бентам не считал возможным ограничивать завещания. Единственным исключением стала Франция, где 7 марта 1793 г. был издан декрет, полностью отменивший завещания. Но за ним стояла не принципиальная отрицательная позиция, а соображения практического порядка. В предреволюционной Франции в дворянском сословии действовало аристократическое правило о призвании к наследованию только старшего сына. Революция ввела демократическое начало равного наследования всех сыновей. Однако якобинцы опасались, что бывшие аристократы используют завещания для сопротивления демократическим преобразованиям. Этот декрет, впрочем, скоро был отменен.
Однако осталась идея, которую приводили его сторонники в обоснование отмены завещаний. Они утверждали, что умершее лицо не может навязывать потомкам то, что они назвали тиранией его воли. Эта идея пережила своих авторов. Почти век спустя К. Маркс высказался против завещания именно потому, что оно позволяет умершему навязывать свою волю живущим спустя долгое время после того, как он сам перестал существовать. Парадоксально, но именно это и произошло с самой якобинско-марксистской идеей о необходимости бороться с "загробной тиранией воли завещателей". Правда, это произошло уже не в Западной Европе.
4. Во втором десятилетии XX в. в России и без того слишком медленное развитие наследственного права на фоне общего цивилизационного процесса возрастающего правового признания человеческой личности вообще было прервано почти на полвека.
Декрет ВЦИК "Об отмене наследования" открывался следующим положением: "Наследование: по духовному завещанию отменяется" (ст. 1). Все дела о наследовании по завещанию, находившиеся к этому моменту в судах, были прекращены. Было остановлено составление новых завещаний.
Указанным Декретом курс на маргинализацию российского наследственного права в данной области не завершился. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. допустил наследование по завещанию. Однако завещание было возвращено именно в том виде, который концентрированно выражал феодальную отсталость России. В ней различались так называемые "благоприобретенные имущества", которые могли завещаться неограниченно, и так называемые "родовые имения", которые можно было завещать лишь наследникам по закону.
Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. разрешил завещания лишь в пользу наследников по закону, тем самым распространив на все население страны один из наиболее одиозных гражданско-правовых институтов прежнего режима.
В этом положении наследование по завещанию оставалось на протяжении самой страшной в истории России Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Десятки миллионов были вовлечены в военные действия, что дало мощный толчок развитию личности. Реакция российского наследственного права советского периода на этот исторический процесс была ограниченной. В 1942 г. был введен упрощенный порядок удостоверения завещаний военнослужащих. Однако всю войну составлять завещания можно было только в пользу наследников по закону, куда, между прочим, Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. не включал родителей. Рассматриваемое ограничение было лишь несколько ослаблено, и притом только менее чем за 2 месяца до Победы. 14 марта 1945 г. было разрешено совершать завещания в пользу лиц, не входивших в круг наследников по закону. Однако завещания в пользу названных лиц допускались лишь при отсутствии наследников по закону.
Должно было пройти еще почти два десятилетия, пока ГК РСФСР отменил феодальное по своему происхождению ограничение круга наследников по завещанию.
Тем не менее принципиальный подход к двум формам регулирования наследственного преемства изменен не был. В российских законах советского периода на первом месте неизменно помещалось наследование по закону, а на втором - наследование по завещанию, что было одним из проявлений отношения к личной свободе (ст. 527 ГК РСФСР). Так же была построена и вся структура соответствующего раздела этого Кодекса: он начинался с правил о наследовании по закону и лишь после них шли нормы о наследовании по завещанию.
5. Принципиальный подход к двум формам регулирования наследственного правопреемства изменился лишь в современном российском наследственном праве. Это было прямым следствием закрепления начал свободы в Конституции.
В Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П выявлено, что конституционная гарантия, предоставленная праву наследования ч. 3 ст. 35, а также предусматриваемая ч. 2 ст. 35 Конституции возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом, являются "основой свободы наследования". Важно отметить, что при этом было также выявлено, что Конституция включает в гарантированное ею право наследования в качестве одного из его правомочий право завещателя распорядиться своим имуществом. Конституционный Суд РФ выявил, что Конституция предопределяет основное содержание гражданско-правовых норм о завещании. В Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П определено, что Конституция воспрещает законодателю лишать завещателей "возможности осуществлять свободное волеизъявление по завещанию".
По этой причине ГК занял в данном вопросе кардинально иную позицию: для него на первом месте находится наследование по завещанию как форма правового регулирования, прямо связанная с одним из проявлений свободы личности.
6. Ставя наследование по завещанию в центр правового регулирования, ч. 1 комментируемой статьи, а также весь разд. V ГК "Наследственное право" исходят из того, что каждый человек волен свободно распоряжаться тем, что ему принадлежит, не только на протяжении жизни, но также и на случай своей смерти. ГК рассматривает каждого человека как личность, обеспечивая ему, в частности, возможность свободной оценки ситуации, которая может возникнуть в случае его ухода из жизни, с учетом всего комплекса отношений, в которых он находится с окружающими, положения и личных качеств этих окружающих, а также состава принадлежащего ему имущества, особенностей его отдельных частей и т.п.
ГК, таким образом, в этой части обеспечивает свободу наследования. Вместе с тем следует отметить, что конституционное право предусматривает не свободу вообще, а свободу именно наследования. Оно тем самым предполагает существование наследования как социального института, обеспечиваемого правовым государством и определяемого гражданским правом. Наличие и основные характеристики этого института не зависят от произвола отдельных завещателей.
Наследственное право как институт гражданского права содержит правовые нормы различной юридической силы. Значительная их часть носит императивный характер. Свобода наследования не является свободой изменения, перестройки или, тем более, отмены наследования как правового института. Поэтому завещатель не вправе своим завещанием отменить действие императивных правил, регулирующих наследственное правопреемство. Например, он не имеет права установить, что его наследники будут нести ответственность по его обязательствам их собственным имуществом. Точно так же он лишен возможности указать в завещании, что наследник, получающий от него, скажем, земельный участок, не должен будет иметь право, в свою очередь, завещать этот участок. Тем более свобода наследования не дает возможности выходить за пределы гражданского права, устанавливая, например, что наследник по завещанию получает определенное имущество на таком вещном праве, которое неизвестно гражданскому праву России (например, на условиях майората в отношении недвижимости).
В нотариальной и судебной практике по делам о наследовании, которая связана с разд. V ГК "Наследственное право", будет чаще возникать вопрос о применении императивных норм наследственного права, чем это было ранее. Можно прогнозировать, опираясь, в частности, и на иностранный опыт, что в завещаниях теперь время от времени будут встречаться незаконные и даже экстравагантные распоряжения. Это, однако, приемлемая плата за свободу наследования. Императивные нормы наследственного права могут играть в подобных случаях роль юридического барьера для своеволия завещателя.
Конституционная свобода наследования может быть использована любым потенциальным наследодателем для того, чтобы путем составления завещания исключить или изменить действие другой категории норм наследственного права, а именно норм, диспозитивных по своей природе. Составляя такое завещание, потенциальный наследодатель не выходит за рамки наследования как института гражданского права. Среди диспозитивных норм, действие которых может быть исключено или изменено завещателем, находятся, в частности, основные нормы о наследовании по закону (ст. 1141-1148 ГК).
ГК, поставивший во главу угла наследование по завещанию и поместивший наследование по закону на второе место, исходит из предпосылки, что нормы, регулирующие наследование по закону, строятся на общей мысли, что наследодатель распорядился бы в завещании своим имуществом именно таким образом, если бы он составил завещание. Разумеется, закон не в состоянии оценить всю совокупность индивидуальных отношений каждого наследодателя, как это возможно в случае составления завещания. Регулируя переход имущества умерших к другим лицам нормами, основная часть которых имеет диспозитивный характер, закон учитывает лишь общие для всех людей обстоятельства. Основных таких обстоятельств два: во-первых, факт наличия отношений супружества и отношений кровного родства (с учетом степени родства); во-вторых, факт естественной смены поколений. С этими отношениями обычно связана личная близость, а естественная смена поколений означает, что более молодые живут обычно дольше, чем более старые.
7. В гражданском праве, однако, существуют три вида правил, которые не соответствуют принципу свободного волеизъявления по завещанию. Первый образует норма, содержащаяся в п. 1 ст. 22 ГК. Она предусматривает, что никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом. Определяя содержание правоспособности граждан, ГК включает туда возможность для граждан "завещать имущество" (ст. 18). Отсюда следует, что закон, в принципе, может установить случаи и порядок, когда граждане могут быть ограничены в их возможности завещать имущество.
Однако такой вывод противоречит содержанию свободы наследования, которое было выявлено Конституционным Судом РФ: законодатель не вправе лишать завещателей возможности осуществлять свободное волеизъявление по завещанию. Следовательно, данный элемент содержания правоспособности граждан законом не может быть ограничен.
Второй вид составляет группа норм, существующая в области авторского права. Там имеются три закона, положения которых препятствуют переходу некоторых прав в порядке наследования по завещанию.
Первый - Закон об авторском праве. Касаясь так называемого "права следования" (т.е. права автора произведения изобразительного искусства получать определенный процент в случае публичной перепродажи), закон устанавливает: "указанное право: переходит только к наследникам автора по закону" (п. 2 ст. 17). Эта норма не соответствует Конституции: право следования способно переходить и к наследникам по завещанию.
По той же причине не соответствует Конституции и сходное правило Закона РФ от 23.09.92 N 3526-1 "О правовой охране топологий интегральных микросхем"*(8), согласно которому исключительные (имущественные) права на охраняемую топологию "переходят по наследству в порядке, установленном законом" (п. 2 ст. 6).
При этом не имеет значения, что данная оговорка не была изменена последующим законом, в частности Законом РФ от 09.07.02 N 82-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О правовой охране топологий интегральных микросхем"*(9). Положения ст. 35 Конституции дают право завещать соответствующие права независимо от поправок, вносимых в закон.
К двум названным законам примыкает Закон РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных". В нем содержится положение, которое также допускает вывод, что наследование по завещанию исключается. Закон говорит, что имущественные права на программу для ЭВМ или базу данных "переходят по наследству в установленном законом порядке" (п. 2 ст. 11). Его следует толковать в свете конституционного принципа свободы наследования и исходить из того, что закон (а именно ч. 1 комментируемой статьи) устанавливает, что эти права переходят прежде всего в порядке наследования по завещанию.
Третий вид образует положение ГК, разрешающее издавать законы, допускающие сделки, представляющие собой полный или частичный отказ гражданина от возможности завещать имущество, а также совершать другие сделки, направленные на ограничение этой возможности. Признавая ничтожными как отказ от правоспособности, так и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности, ГК допускает исключение из этого правила: имеются в виду случаи, когда такие сделки допускаются законом. Данная оговорка также противоречит Конституции. В своем Постановлении N 1-П Конституционный Суд РФ выявил, что она воспрещает законодателю лишать завещателей "возможности осуществлять свободное волеизъявление по завещанию".
8. Конституционный Суд РФ в Постановлении N 1-П установил, что свобода наследования может быть ограничена федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты, в том числе прав и законных интересов других лиц. В его Постановлении было указано, что такие ограничения должны носить разумный характер и быть соразмерными.
ГК устанавливает лишь одно такое ограничение: право на обязательную долю в наследстве в интересах несовершеннолетних или нетрудоспособных детей завещателя, его нетрудоспособных супруга и родителей, а также некоторых нетрудоспособных иждивенцев завещателя (см. коммент. к ст. 1149).
Отметим, что валютное законодательство содержит нормы, цель которых - предотвратить такое понимание его общих положений, которое было бы способно поставить под вопрос свободу завещания, когда при осуществлении последней возникает вопрос о приобретении так называемых валютных ценностей. Согласно Закону о валютном регулировании приобретение валютных ценностей (т.е. прежде всего иностранных денежных знаков, средств на банковских счетах и вкладах в денежных единицах иностранных государств и др.) представляет собой валютную операцию (п. 9 ст. 1). Закон устанавливает разнообразные правила регулирования валютных операций.
Для того чтобы исключить всякие сомнения, способные поставить под вопрос свободу завещания, он устанавливает, что никакие его ограничения не касаются "завещания валютных ценностей" (п. 3 ст. 14).
9. Следуя принципу свободы завещания, ГК ликвидировал положение, при котором завещания в пользу государства имели статус своего рода "законодательно рекомендуемых завещаний". Такой режим существовал без малого 80 лет и был одним из проявлений гипертрофированной роли государства в области наследования (см. коммент. к ст. 1151).
Впервые завещания в пользу государства получили этот статус вскоре после отмены в 1926 г. системы выдела имущества умерших (см. коммент. к ст. 1110). Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., придерживавшийся этой системы, первоначально еще не содержал особых положений, рекомендовавших составлять завещания в пользу государства: последнему и без этого давалось право выделять гражданам лишь некоторую часть имущества умерших. Однако через короткое время после отмены системы выдела имущества умерших, а именно в 1928 г. было специально введено особое правило, разрешавшее завещать имущество государству и отдельным его органам, государственным учреждениям и предприятиям, организациям коммунистической партии, профессиональным организациям, а также общественным организациям, зарегистрированным в установленном порядке и, наконец, кооперативным организациям (при условии, однако, вхождения последних в союзную систему соответствующего вида кооперации). По существу, в области наследования по завещанию все перечисленные субъекты права были поставлены на один уровень с самыми близкими лицами к завещателю: пережившим супругом, детьми, внуками и правнуками.
Все принимавшиеся после этого акты в области наследственного права трактовали завещания в пользу государства как рекомендуемый вид завещаний. Эта рекомендация выражалась в том, что настойчиво использовалась специальная норма, предоставлявшая завещателям возможность совершать завещания в пользу государства. Она была повторена 14 марта 1945 г., когда были сняты ограничения по кругу наследников по завещанию: особо установлено, что каждый гражданин имеет право завещать свое имущество государственным органам. Делались эти рекомендации и после введения свободы завещания. ГК РСФСР, определив, что каждый гражданин вправе оставлять свое имущество любому лицу, установил: "а также государству или отдельным государственным, кооперативным и другим общественным организациям" (ст. 534). И даже последний законодательный акт советского периода истории российского наследственного права - Основы гражданского законодательства - давал все ту же рекомендацию (п. 1 ст. 155).
Часть 1 комментируемой статьи, следуя конституционному принципу свободы наследования, исходит из того, что завещатель вправе свободно решать, кому он желает завещать имущество. И поэтому не устанавливает каких-либо норм, указывающих на предпочтительность завещаний в пользу кого-либо. Что касается Российской Федерации, то она способна быть наследником (см. коммент. к ст. 1110). Она наследует по завещанию на общих основаниях. О наследовании Российской Федерации по закону (в отношении выморочного имущества) см. коммент. к ст. 1151.
10. Комментируемая статья, указывая, что наследование осуществляется по завещанию, тем самым устанавливает внутреннюю связь между завещанием и наследованием. Распоряжение гражданина, сделанное им на случай своей смерти, представляет собой завещание только в том случае, когда его следствием является наследование, как оно определено ст. 1110 ГК. В иных случаях распоряжение завещанием не является, хотя бы оно и было сделано, имея в виду уход из жизни. В частности, не является завещанием предусмотренное п. 12 ст. 9 Закона о пенсиях заявление застрахованного лица, подаваемое в Пенсионный фонд РФ, определяющее конкретных лиц, которым может быть произведена выплата средств, учтенных в специальной части его индивидуального лицевого счета. Эти средства являются собственностью Российской Федерации, и в основе их выплаты не лежит наследственное правопреемство (см. коммент. к ст. 1110).
11. Комментируемая статья, устанавливая определенную иерархию между наследованием по завещанию и наследованием по закону, вместе с тем рассматривает их как два вида одного и того же явления, а именно наследования. На каждый из них распространяется норма, содержащаяся в п. 1 комментируемой статьи, согласно которой "при наследовании имущество умершего: переходит к другим лицам: в порядке: правопреемства". Как уже отмечалось, эта норма имеет императивный характер (см. коммент. к ст. 1110). По этой причине завещатель не вправе, например, в завещании объявить, что он на случай своей смерти просто отказывается от своего имущества или его части в соответствии с п. 1 ст. 225 ГК.
В случае смерти такого завещателя действует императивное правило о том, что принадлежавшее ему имущество становится объектом правопреемства. В противном случае вещи, от которых собственник отказался, могли бы быть приобретены в соответствии с правилами о приобретательной давности (п. 2 ст. 225, ст. 234 ГК). В этом случае имело бы место не правопреемство, а первоначальное приобретение права собственности.
При наследовании по завещанию и наследовании по закону действует правило о том, что правопреемство является универсальным. Завещатель вправе ограничить сферу его действия, установив, что некоторая часть его имущества перейдет в порядке сингулярного правопреемства (см. коммент. к ст. 1110). На оба вида наследования распространяется и принцип неизменности, согласно которому имущественные права и имущественные обязанности, принадлежавшие умершему, переходят к другим лицам "в неизменном виде" (ст. 1110 ГК).
При наследовании по завещанию возникают особые ситуации, когда в интересах обеспечения конституционно установленной свободы наследования и, в частности, права наследников на получение имущества умерших гражданский закон должен модифицировать имущественное право, переходящее в порядке наследования. Такие ситуации не возникают при наследовании по закону, поскольку во всех этих случаях речь идет о юридическом лице как наследнике по завещанию.
Первый и наиболее важный случай - наследование юридическим лицом по завещанию права пожизненного наследуемого владения земельным участком. Гражданский закон по-разному формулирует специальные положения о том, что имущественное право, не являющееся правом собственности, включается в состав наследства (см. коммент. к ст. 1112). Этот способ ГК применил к вещному праву на земельный участок. ГК назвал вещное право на земельный участок лица, не являющегося собственником, "пожизненным наследуемым владением" (ст. 216, 265-267). К такому же способу прибегает и ЗК (ст. 21).
Оба закона определяют, что соответствующее имущественное право (которое они именуют "владением") является наследуемым. Они тем самым устанавливают, что данное право, принадлежавшее умершему, входит в состав наследства и переходит в порядке наследственного преемства к другим лицам. Поскольку ч. 1 комментируемой статьи ставит на первое место наследование по завещанию, упомянутое имущественное право способно переходить прежде всего в порядке наследования по завещанию. При этом не возникает сложностей, когда это право завещано другому гражданину: оно переходит к последнему в соответствии с принципом неизменности. Проблема, однако, возникает, когда наследником по завещанию выступает юридическое лицо. В этом случае переход к нему данного имущественного права в неизменном виде невозможен. Юридическое лицо не может быть субъектом этого имущественного права на чужой земельный участок, поскольку в случае ликвидации юридических лиц не происходит наследования. Поэтому приобретенное им имущественное право не может сохранять качество "наследуемого". Дополнительное указание на это дает и термин "пожизненное". Квалифицировать период между учреждением юридического лица и его ликвидацией как время его "жизни" значило бы уйти в область метафор.
В случае перехода при наследовании по завещанию пожизненного наследуемого владения земельным участком к юридическому лицу применяется правило п. 1 ст. 6 ГК (аналогия закона). Складывающиеся отношения прямо не урегулированы законом, поэтому к ним подлежат применению правила гражданского законодательства, регулирующие сходные отношения. Такое сходное правило в ГК имеется: "В случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием..." (п. 2 ст. 218). В результате этого происходит модификация: имущественное право на чужой земельный участок трансформируется в право собственности юридического лица.
Еще один случай отступления от принципа неизменности при наследовании по завещанию в пользу юридического лица связан с Законом о производственных кооперативах, устанавливающим, что "в случае смерти члена кооператива его наследники могут быть приняты в члены кооператива, если иное не предусмотрено уставом" (п. 3 ст. 7). Сложность возникает у кооперативов, уставы которых не предусматривают такой возможности. В этих случаях наследник, желающий стать их членом, имеет право быть принятым. Однако, если речь идет о наследовании по завещанию и наследником является юридическое лицо, возникает проблема. Закон о производственных кооперативах устанавливает, что "членами кооператива могут быть: граждане Российской Федерации" (п. 1 ст. 7). Юридическое лицо гражданства не имеет. Поэтому оно, выступая в качестве наследника, желающего стать членом кооператива, не может быть туда принято. Вопрос следует разрешать на основе аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК), применяя норму, регулирующую сходное отношение. Таково правило Закона о производственных кооперативах, предусматривающее случай, когда устав кооператива содержит условие, исключающее прием наследников в его члены; кооператив выплачивает наследнику стоимость пая умершего члена кооператива, причитающуюся ему заработную плату, премии и доплаты (п. 3 ст. 7).
12. Комментируемая статья устанавливает, что при отсутствии завещания также имеет место наследование, т.е. наследственное правопреемство в том смысле, как оно определено ст. 1110 ГК. Поэтому комментируемая статья не распространяется на отношения, предусмотренные п. 12 ст. 9 и п. 6 ст. 16 Закона о пенсиях, несмотря на то, что содержащиеся здесь правила частично смоделированы по наследному праву.
Названный Закон устанавливает, что в случае смерти застрахованного лица (которое не подало в Пенсионный фонд РФ предусмотренного в этом Законе заявления) средства, учтенные в специальной части его индивидуального лицевого счета, выплачиваются перечисленным лицам в последовательности, несколько напоминающей порядок призвания наследников по закону: в первую очередь - детям, в том числе усыновленным, супругу и родителям (усыновителям); во вторую очередь - братьям, сестрам, дедушкам, бабушкам и внукам. Выплата средств лицам, принадлежащим к одной очереди, производится в равных долях. Лица, включенные во вторую группу, получают средства только при отсутствии лиц, фигурирующих в первой группе.
Отношения, установленные названным Законом, не регулируются комментируемой статьей, так как они не являются отношениями по наследованию, несмотря на то, что их возникновение связано с фактом смерти. Здесь отсутствует наследственное правопреемство, как оно определено ст. 1110 ГК. Средства, о которых идет речь в названном Законе, не принадлежали умершему лицу. Федеральный закон "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" устанавливает, что "средства пенсионных накоплений являются собственностью Российской Федерации" (ст. 5). Это исключает наследственное правопреемство и, следовательно, наследование по закону.
13. Перечень вариантов регулирования наследования, установленный ч. 1 комментируемой статьи, исчерпывающий. Закон не допускает никаких других видов наследования, кроме наследования по завещанию и наследования по закону.
Закрытый характер перечня, содержащегося в ч. 1 комментируемой статьи, в первую очередь означает, что закон исключает наследование по договору. В этом вопросе Россия стоит на таких же позициях, как и большинство других государств. Однако имеются и такие страны, где наследование по договору существует. Из крупных государств к ним принадлежит Германия. В целом договорное право таких стран довольно пестрое. В некоторых из них заключаются разнообразные договоры между будущими наследодателями и будущими наследниками, в которые включаются условия, предназначенные в дальнейшем регулировать наследование. В других странах существуют только специальные виды договоров о наследовании. Такова позиция германского права, предусматривающего специальный вид "договора о наследовании" (Erbvertrag). Он, однако, допускается лишь в ограниченных пределах: сторонами такого договора могут быть только супруги.
Поскольку российское право не знает наследования по договору, оно исключает для супругов возможность включать в брачный договор условия, которые могли бы затрагивать наследование. СК устанавливает, что брачным договором определяются имущественные права и обязанности супругов в браке "и (или) в случае его расторжения" (ст. 40). Это исключает возможность включения в брачный договор условий, рассчитанных на другие ситуации и, в частности, на случай прекращения брака в случае смерти одного из супругов*(10).
Запрет наследования по договору не исключает действия норм, регулирующих личное страхование. Согласно п. 2 ст. 934 ГК договор личного страхования, в котором не названо выгодоприобретателем какое-либо иное лицо, кроме застрахованного лица, признается заключенным в пользу застрахованного лица. Это - императивная норма закона. Другая императивная норма устанавливает, что в случае смерти лица, застрахованного по указанному договору, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица. Последние, однако, приобретают имущество не по договору о наследовании, а в результате действия, с одной стороны, двух императивных норм, установленных п. 2 ст. 934 ГК, а с другой - правил разд. V ГК о наследовании по завещанию (либо о наследовании по закону). На основании правил этого раздела они приобретают качество наследников, а на основании правил п. 2 ст. 934 ГК - качество выгодоприобретателя по договору личного страхования. При этом не имеет значения, что в самом таком договоре может содержаться условие о наследниках застрахованного лица. Такая норма без необходимости дублирует императивную норму, которая и регулирует вопрос.
14. Правило ч. 1 комментируемой статьи, определяющее, что существуют только два вида наследования - по завещанию и по закону, и тем самым исключающее наследование по договору, является по своей природе императивной нормой. В этом качестве она устанавливает одно из ограничений для принципа свободы договора, провозглашенного ГК (ст. 421). Напомним, что, закрепив эту свободу, закон устанавливает, что "договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам):" (п. 1 ст. 422 ГК).
После вступления в силу ч. 1 комментируемой статьи появилось еще одно обязательное для сторон правило, т.е. императивная норма, ограничивающая свободу договора. Ранее такого ограничения не было. Правда, ГК РСФСР также не предусматривал наследования по договору (ч. 1 ст. 527). Однако это была норма, установленная законодательством РСФСР (республика в составе СССР), в то время как свобода договора сейчас определяется законодательством РФ, обладающим высшей юридической силой.
С принятием разд. V ГК "Наследственное право" появилась норма уже законодательства РФ, ограничивающая свободу договора. Это обстоятельство имеет два основных последствия, одно из которых относится к договору дарения, а другое - к простому товариществу.
ГК исходит из того, что по общему правилу права одаряемого по договору дарения, в котором обещан дар, не переходят в порядке наследования (п. 1 ст. 581). Это означает, что такие права прекращаются смертью. Вместе с тем сделана следующая оговорка: "если иное не предусмотрено договором дарения" (п. 1 ст. 581). Стороны, делающие в своем договоре эту оговорку, находятся под действием принципа свободы договора. Однако принятие ч. 1 комментируемой статьи эту их свободу ограничило: они не вправе как-либо устанавливать в своем договоре судьбу того права, которое по общему правилу прекращается смертью одаряемого. Эта судьба будет определяться либо правилами о наследовании по завещанию, либо правилами о наследовании по закону, но не их договором.
Сходное ограничение свободы договора появилось также и при регулировании договора простого товарищества. ГК в качестве общего принципа устанавливает, что договор простого товарищества "прекращается вследствие: смерти товарища" (п. 1 ст. 1050). Это означает, что согласно закону права и обязанности, возникающие из договора простого товарищества, прекращаются смертью товарища.
Однако ГК также устанавливает, что это происходит, "если договором или последующим соглашением... не предусмотрено... замещение умершего товарища... его наследниками" (абз. 1 п. 1 ст. 1050). Свобода участников договора простого товарищества (или специального соглашения), принадлежащая им в силу ст. 421 ГК, отныне ограничена ч. 1 комментируемой статьи. Они не вправе включать в свой договор (или соглашение), исключивший права и обязанности из-под действия общего правила об их прекращении смертью, какие-либо условия, определяющие судьбу этих прав и обязанностей в случае смерти. Эта судьба определяется исключительно правилами наследственного права о наследовании по завещанию и о наследовании по закону.
15. Из закрытого характера перечня вариантов регулирования наследования, установленного ч. 1 комментируемой статьи, вытекает, что не существует и такого варианта наследования, которое могло бы быть названо "наследованием по обещанию".
В силу этого различного рода обещания, сделанные на случай смерти того, кто обещает, не порождают правовых последствий. Случаи таких обещаний нередко встречаются в жизни и бывают очень разнообразны. Иногда делаются обещания составить завещание в пользу какого-либо лица, часто даются обещания завещать в пользу такого лица определенную вещь. Однако дело дальше обещания не идет. Нередко обещания формулируются еще более расплывчато. Например, некто обещает, что после его смерти другое лицо получит определенную вещь либо что с этим лицом какое-нибудь третье лицо заключит договор о чем-либо и т.п.
Поскольку ч. 1 комментируемой статьи не предусматривает своего рода "наследования по обещанию" все такие заявления не порождают правовых последствий после смерти лица, которое их сделало.
В этой связи следует остановиться на правовом регулировании ГК обещания безвозмездно передать кому-либо вещь. ГК устанавливает, что "обещание безвозмездно передать кому-либо вещь: признается договором дарения и связывает обещавшего" (п. 2 ст. 572). Однако устанавливается, что "договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен" (абз. 1 п. 3 ст. 572 ГК). Поскольку обещание безвозмездно передать вещь признается законом договором дарения, такое обещание ничтожно, если передача дара одаряемому обещана после смерти обещавшего.
При определении дальнейшей судьбы такого обещания часть вторая ГК сделала отсылку к наследственному праву: "К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании" (абз. 2 п. 3 ст. 572 ГК). Норма ч. 1 комментируемой статьи, из которой следует, что не существует своего рода "наследования по обещанию", будучи принятой позже правила абз. 2 п. 3 ст. 572 ГК, отменила это последнее правило. Нормы разд. V ГК "Наследственное право" неприменимы к обещанию безвозмездно передать кому-либо вещь после смерти обещавшего.
16. Часть 2 комментируемой статьи содержит две правовые нормы. Первая из них является выводом из уже рассмотренной принципиальной позиции разд. V ГК "Наследственное право", согласно которой наследование по завещанию - главная форма регулирования наследования. Руководствуясь выявленным в Постановлении Конституционного Суда РФ N 1-П конституционным положением о принадлежащем каждому потенциальному наследодателю праве "распорядиться своим имуществом" и следуя принципу свободы наследования, комментируемая статья исходит из того, что завещатель имеет полную свободу, в частности, распорядиться на случай смерти по своему усмотрению как всем имуществом, так и его частью, полную свободу всесторонне урегулировать права и обязанности будущих наследников либо сделать это лишь фрагментарно.
Комментируемая статья является резервным правилом о субсидиарном применении норм закона и рассчитана на случаи, когда, пользуясь свободой наследования, завещатель не сделал всеохватывающих распоряжений обо всем своем имуществе. Субсидиарную роль способны играть лишь детально разработанные нормы, всесторонне определяющие наследственное правопреемство. Существует только одна всеохватывающая система правил такого рода, а именно положения о наследовании по закону. Поэтому ч. 1 комментируемой статьи отсылает к ним: "наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием".
Такая отсылка отводит нормам о наследовании по закону вспомогательную роль. Она не превращает их в ведущую разновидность правил о наследовании. За ней стоит общая мысль, согласно которой правила о наследовании по закону применяются в случае неполноты завещания потому, что закон исходит из предположения, что если бы завещатель составил всеохватывающее завещание, можно ожидать, что он построил бы его так, как конструируются правила о наследовании по закону, т.е. с учетом отношений супружества, близости кровного родства и естественной смены поколений. Эта отсылка имеет императивный характер. Если завещание урегулировало наследование менее полно, чем это делают правила о наследовании по закону, то последние обязательно подлежат применению.
Завещатель не вправе указать в своем завещании, что вопросы, по которым в нем нет полных и всесторонних распоряжений, будут регулироваться не правилами о наследовании по закону, а каким-либо иным образом.
17. Вторая норма, содержащаяся в ч. 2 комментируемой статьи, устанавливает, что наследование по закону имеет место не только в тех случаях, когда и поскольку оно не изменено завещанием, но еще и в "иных случаях, установленных настоящим Кодексом".
Отсюда прежде всего следует, что "иные случаи" могут быть установлены только ГК. Другие федеральные законы не могут ввести правил, предусматривающих применение норм о наследовании по закону, содержащихся в разд. V ГК "Наследственное право". Отсюда следует также, что и сам ГК не может содержать отсылочных положений, позволяющих предусматривать такие "иные случаи" в других федеральных законах.
ГК использовал возможность, закрепленную ч. 2 комментируемой статьи, лишь однажды. Он ввел особый случай наследования по закону, который может быть назван "наследованием против завещания". Речь идет о праве на обязательную долю, установленную ст. 1149 ГК.
18. В комментарии нуждается терминология, использованная в настоящей статье.
Статья применяет два юридических термина: "наследование по завещанию" и "наследование по закону". Оба они являются устоявшимися в российском законодательстве. Однако следует иметь в виду их условность. Отметить это обстоятельство следует прежде всего потому, что весь разд. V ГК "Наследственное право" строится на его норме, имеющей императивный характер: "При наследовании имущество умершего: переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства" (п. 1 ст. 1110 ГК). Это положение в равной мере лежит в основе как норм о наследовании по завещанию, так и норм о наследовании по закону. По этой причине, строго говоря, "наследование по завещанию" так же основано на законе, как и "наследование по закону". В обоих случаях гражданские права и обязанности возникают вследствие события, с которым именно закон связывает наступление гражданско-правовых последствий (подп. 1 п. 1 ст. 8 ГК). Речь идет о том событии, которое предусмотрено п. 2 ст. 17 ГК. Различие же между двумя видами наследования состоит в том, что в одном из случаев права и обязанности возникают из фактического состава, в который помимо указанного события в качестве второго элемента входит также и сделка, предусмотренная законом (п. 1 п. 1 ст. 8 ГК). Такой сделкой является завещание.
Неудачно и название комментируемой статьи - "Основания наследования". Конечно, название статьи - не текст правовой нормы. Однако при недостатках двух отмеченных терминов она способна содействовать ложному пониманию самой нормы. На самом деле у наследования нет двух оснований. Основание одно - императивная норма п. 1 ст. 1110 ГК.
К сожалению, эта нечеткость терминологии не только породила трудности в правовой литературе советского периода, но и имеет негативные последствия в законодательстве РФ. В частности, в ГК содержится следующее общее положение: "в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или по закону" (п. 2 ст. 218). Отсюда вполне может быть сделан ошибочный вывод о том, что при переходе имущества в соответствии с завещанием закон не играет никакой роли. Предпочтительнее оба вида наследования было бы именовать общеизвестными со времен Древнего Рима терминами: "наследование по завещанию" и "наследование без завещания".

Статья 1112. Наследство

1. Наследство - одно из основных правовых понятий всего разд. V ГК "Наследственное право", а комментируемая статья - главное положение, посвященное содержанию этого понятия. В силу этого включенные в комментируемую статью нормы определяют содержание большого количества правил наследственного права, фигурирующих в этом разделе. О наследстве говорится в правилах об открытии наследства (о времени и месте этого открытия, о свободе завещания, об обязательной доле в наследстве, о принятии наследства, о праве отказа от наследства, свидетельстве о праве на наследство, о разделе, охране и управлении наследством и др.).
Наследство представляет собой один из видов объектов гражданских прав. Однако оно отличается от других объектов. Наследство - объект гражданских прав локального характера. Оно присутствует только в области наследственного права. Общие положения ГК, посвященные объектам гражданских прав, не упоминают о наследстве (ст. 128-149).
Локальный характер наследства выражается в том, что будучи объектом самых разнообразных правоотношений, односторонних сделок, договоров, а также судебных и административных актов оно способно функционировать лишь в рамках, установленных разд. V ГК "Наследственное право". Наследство не может быть объектом таких договоров, о которых не упоминается в правилах, включенных в этот раздел.
Подобный характер наследства как объекта гражданских прав обусловлен тем, что соответствующие правоотношения, односторонние сделки, а также судебные и административные акты имеют ограниченную цель. Они направлены на то, чтобы обеспечить переход имущества умерших к другим лицам в порядке универсального правопреемства.
2. Наследству, функционирующему в механизме универсального правопреемства в качестве объекта гражданских прав, присуще особое качество, а именно эластичность содержания. В состав наследства могут входить любые вещи, любые имущественные права, любые имущественные обязанности, и притом в неограниченном количестве. В силу эластичности своего содержания наследство способно принять в себя и некоторые другие правовые явления. Отметим, что это - не исключительное явление. Некоторые другие объекты гражданских прав также обладают эластичностью содержания. К ним относится, в частности, предприятие, которое закон признает "имущественным комплексом" (п. 1 ст. 129 ГК). Однако эластичность содержания наследства значительно выше. Вследствие этого наследство может быть определено как "имущественный конгломерат", если определять предприятие как имущественный комплекс. Факт состоит в том, что само предприятие может входить в состав наследства. Причем, в силу особого характера эластичности своего содержания наследство способно принять в свой состав неограниченное число имущественных комплексов, которыми закон признает предприятие. Чтобы оценить создающееся в результате положение, напомним, что в состав предприятия входят все виды имущества, предназначенные для деятельности предприятия, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания и другие исключительные права) (п. 2 ст. 132 ГК).
Наконец, эластичность содержания наследства позволяет также входить в его состав такому особому юридическому явлению, которое может быть охарактеризовано как "заграничное имущество". Речь идет о случаях, когда умершему принадлежало определенное имущество, находящееся за пределами России. Например, умерший (гражданин России, иностранец или лицо без гражданства) к моменту смерти имел за границей недвижимость или движимое имущество, права, вытекающие из разнообразных договоров (банковские счета в иностранных банках, право на получение страхового возмещения от иностранной страховой компании и т.п.). ГК предусматривает, что при определенных условиях к такому наследованию применяется российское наследственное право (см. коммент. к ст. 1224). Ключевым понятием, которое будет при этом функционировать, является понятие наследства, содержание которого определяется комментируемой статьей. В связи с тем, что по российскому наследственному праву содержание этого понятия является эластичным, в состав наследства может входить также и "заграничное имущество", которое должно переходить к наследникам. Названное имущество по своему юридическому характеру может серьезно отличаться от остального имущества, входящего в состав наследства. В частности, если умерший приобрел соответствующие вещи и права на основе иностранных законов, то последние, как правило, будут определять характер и содержание этих прав. В силу эластичности содержания, предусмотренной российским законом, все эти обстоятельства не являются препятствием для включения такого имущества в состав наследства. Иначе говоря, если российское наследственное право подлежит применению, то оно по своему характеру способно опосредствовать переход любого "заграничного имущества", принадлежавшего умершему, к другим лицам.
Способность понятия "наследство", предусмотренного российским законом, включить в свое содержание "заграничное имущество" определяется исключительно наследственным правом России при том, однако, условии, что само это право подлежит применению в соответствии со ст. 1224 ГК. В таком случае не имеет значения, что закон иностранного государства содержит свои правила на этот счет. Например, в ряде стран наследование недвижимости подчиняется наследственному праву этих стран. Это не является основанием для вывода, что такая недвижимость не может включаться в состав наследства, если в соответствии с российским международным частным правом наследство регулируется российским наследственным правом. Ограничения могут быть установлены лишь международными договорами, имеющими силу для Российской Федерации.
Эластичность содержания понятия наследства - один из гражданско-правовых способов обеспечения конституционной свободы наследования. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении N 1-П выявил, что Конституция обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему, к другим лицам, и что она гарантирует как право завещателя распорядиться своим имуществом, так и право наследников на его получение.
3. Часть 1 комментируемой статьи отражает характер наследства как имущественного конгломерата. В этой норме содержится перечень того, что входит в состав наследства. Сравнение этого перечня со списком объектов гражданских прав, предусмотренных ст. 128 ГК, обнаруживает, что комментируемая норма включает в состав наследства все, что отнесено к объектам гражданских прав. Как ч. 1 комментируемой статьи, так и ст. 128 ГК говорят о вещах. Все различие состоит в том, что последняя добавляет: "включая деньги и ценные бумаги". Это расхождение, конечно, не существенно. В состав наследства как имущественного конгломерата способны входить вещи любого рода и в любом количестве, принадлежавшие наследодателю по любым правовым основаниям.
Как ч. 1 комментируемой статьи, так и ст. 128 ГК говорят об имуществе (точнее - об "ином имуществе"). Равным образом в состав имущества они включают имущественные права. Различие состоит прежде всего в том, что ст. 128 упоминает об "исключительных правах" на результаты интеллектуальной деятельности. Но это различие несущественно: названные права - разновидность имущественных прав. Поэтому они охватываются правилом ч. 1 комментируемой статьи. Наследство способно включать в свое содержание исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, названные в ст. 128 ГК интеллектуальной собственностью. Такая собственность, принадлежавшая наследодателю, способна входить в состав наследства.
Более существенное отличие, выражающее характер наследства как имущественного конгломерата, состоит в том, что ч. 1 комментируемой статьи специально указывает в своем перечне, что в состав "иного имущества" входят также имущественные обязанности. Статья  128 ГК об имущественных обязанностях как об объектах гражданских прав не упоминает (хотя перевод долга допускается ст. 391 ГК). Совершенно очевидно, что наследство не могло бы играть роль имущественного конгломерата, если бы в ч. 1 комментируемой статьи не были бы прямо названы имущественные обязанности.
Еще одно отличие ч. 1 комментируемой статьи от ст. 128 ГК состоит в том, что первая не включает в свой список нематериальные блага, а также работы и услуги.
4. Часть 1 комментируемой статьи не только содержит список объектов, способных входить в состав наследства, но и указывает некоторые требования, которым должны отвечать отдельные объекты, чтобы быть включенными в состав наследства.
Прежде всего, имеется правило в отношении вещей. В нем устанавливается, что в состав наследства "входят принадлежавшие наследодателю: вещи". Следовательно, требуется, чтобы вещи принадлежали наследодателю. Это - вывод из более общего правила, согласно которому "в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству" (п. 2 ст. 218 ГК). Говоря в общем виде о вещах, комментируемая статья охватывает как недвижимые, так и движимые вещи (ст. 130 ГК).
В соответствии с Законом о регистрации прав на недвижимость право собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации (п. 1 ст. 4), а названная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права (п. 1 ст. 2).
Указывая, что в состав наследства входят вещи, ч. 1 комментируемой статьи имеет в виду также и объекты, ограниченно оборотоспособные, т.е. вещи, нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (п. 2 ст. 129 ГК). Федеральный закон от 08.12.03 N 170-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об оружии"*(11) устанавливает, что наследование боевого короткоствольного наградного оружия не допускается.
Часть 1 комментируемой статьи устанавливает также момент, на который вещи должны принадлежать наследодателю для того, чтобы быть включенными в состав наследства. Этот момент - день открытия наследства (см. коммент. к ст. 1113 и 1114). Если на данный момент вещь не принадлежит наследодателю, то она не может быть включена в состав наследства, хотя бы при своей жизни наследодатель когда-то и имел на нее право собственности.
5. Часть 1 комментируемой статьи, устанавливая, что двумя другими основными элементами, образующими состав наследства, являются имущественные права и имущественные обязанности, также указывает, что они, как и вещи, входят в состав наследства при условии, что наследодатель являлся их субъектом на день открытия наследства.
Нормы, регулирующие правоотношение, в котором возникли имущественные права и имущественные обязанности, определяют, в какой момент соответствующие права (или обязанности) возникли. Согласно ГК днем открытия наследства является день смерти гражданина (ст. 1114). Сопоставление этих двух дат отвечает на вопрос: принадлежали ли данные права (обязанности) наследодателю?
Проблема появляется, однако, в том случае, когда права (обязанности) возникают в день смерти гражданина. Раздел V ГК "Наследственное право" не содержит общих правил по этому вопросу. Однако отдельные конкретные нормы имеются в других разделах ГК.
Речь идет о ст. 934 ГК, посвященной договору личного страхования жизни. Содержащиеся в ней правила посвящены праву выгодоприобретателя в таком договоре страхования жизни, в котором не было названо лицо, в пользу которого заключен договор. ГК устанавливает, что такой договор "считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо" (п. 2 ст. 934 ГК).
В случае смерти застрахованного лица один и тот же юридический факт вызывает два последствия: возникает право на получение страховой суммы и прекращается гражданская правоспособность соответствующего гражданина. Оба эти последствия, естественно, наступают одновременно. ГК решает этот вопрос исходя из того, что названное право считается принадлежащим застрахованному лицу на день открытия наследства и, следовательно, входит в состав наследства. Он устанавливает: "В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица" (абз. 1 п. 2 ст. 934 ГК).
В одном случае закон делает отступление от общего правила, согласно которому права, возникшие ранее дня смерти, считаются принадлежащими наследодателю. Это отступление, впрочем, сделано условно.
Речь идет о наследовании невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию. Право на эти суммы "принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи" (п. 1 ст. 1183 ГК).
Однако это решение вопроса о принадлежности права не является безусловным. Одно из условий - предъявление членами семьи претензий в установленный срок. Если они не предъявлены, закон исходит из того, что права на названные суммы принадлежат наследодателю. ГК устанавливает, что они "включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях" (п. 3 ст. 1183).
6. Части 2 и 3 комментируемой статьи посвящены проблеме, нуждающейся в особом комментировании. Они устанавливают правила, предусматривающие, что закон ограничивает содержание того конгломерата, которым является наследство. Как ч. 1, так и ч. 2 содержат списки объектов, не входящих в состав наследства. Прежде чем переходить к их рассмотрению, отметим, что ч. 1 и 2 комментируемой статьи не являются единственными положениями ГК, которые устанавливают, что соответствующий объект не входит в состав наследства.
Прежде всего, закон предусматривает, что некоторые объекты переходят в порядке сингулярного, а не универсального наследственного правопреемства (см. коммент. к ст. 1110). В силу этого они не входят в состав наследства.
Во-первых, это право на принятие наследства. Когда наследник умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитавшегося ему наследства переходит к его собственным наследникам по закону. При этом устанавливается, что такое право "не входит в состав наследства, открывшегося после его смерти" (п. 1 ст. 1156 ГК).
Во-вторых, предметом сингулярного наследственного правопреемства является право на получение денежных средств и процентов по договору банковского вклада в случае, если вкладчик до 1 марта 2002 г. сделал распоряжение в соответствии со ст. 561 ГК РСФСР о выдаче банковского вклада в случае его смерти (Вводный закон).
В-третьих, в состав наследства Федеральный закон "О связи" не включает права и обязанности гражданина, предусмотренные заключенным договором об оказании услуг связи.
7. Обратимся теперь к ч. 2 комментируемой статьи. В грамматическом плане она состоит из одного предложения, но с юридической точки зрения в ней содержатся три правовые нормы:
а) первая из них формирует общий критерий, соответствие которому ведет к тому, что указанные права и обязанности не входят в состав наследства;
б) вторая называет два конкретных права, которые не входят в состав наследства;
в) третья предусматривает, что ГК и другие законы могут не допускать переход в порядке наследования некоторых прав и обязанностей, хотя бы и не отвечающих критерию, выдвинутому в первой норме, и хотя бы не включенных в перечень, содержащийся во второй норме.
Общим критерием является "неразрывная связь" права (или обязанности) с личностью наследодателя. Обращает на себя внимание расплывчатость всех элементов этого критерия. Любое право может быть признано "связанным" с наследодателем: к моменту смерти оно принадлежало именно ему, а не кому-либо иному. Трудно также определить, какое из многих прав, принадлежавших наследодателю к моменту смерти, "связано" не просто с ним, а именно с его личностью. Здесь положение ч. 2 комментируемой статьи заимствовало подобную связь из не очень удачной ст. 418 о прекращении обязательства смертью. Установлено, при каких обстоятельствах смерть должника и кредитора прекращает обязательство. В ст. 418 ГК дана весьма расплывчатая формулировка о прекращении обязательств смертью, если оно не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство "иным образом связано с личностью" умершего. В этой статье не указано, что следует понимать под "связью" обязательства с личностью и что означают слова "иным образом".
Перенос критерия "неразрывной связи с личностью" в сферу наследования нельзя назвать удачным. Это наглядно видно на примере так называемого права следования. Согласно Закону об авторском праве автор произведения изобразительного искусства в каждом случае публичной перепродажи этого произведения (через аукцион, галерею и др.) по цене, превышающей предыдущую на установленный законом процент, имеет так называемое право следования, т.е. право на получение от продавца вознаграждения в определенном законом размере. При этом установлено, что "указанное право является неотчуждаемым" (п. 2 ст. 17). Последнее означает, что право следования связано с личностью автора произведения изобразительного искусства и что такая связь должна рассматриваться как неразрывная. И однако, несмотря на свою неразрывную связь с личностью наследодателя, право следования "переходит к наследникам автора" (п. 2 ст. 17).
8. Вторая норма, содержащаяся в ч. 2 комментируемой статьи, имеет характер пояснения первой. Перечень заимствован из ст. 383 ГК.
9. В условиях неопределенности основных элементов, образующих понятие "неразрывной связи с личностью наследодателя", особое значение получила третья норма, содержащаяся в ч. 2 комментируемой статьи. Она разрешает ГК, а также другим законам не допускать переход некоторых прав и некоторых обязанностей в порядке наследования. Следует учитывать, что согласно п. "о" ст. 71 Конституции гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации. Рассматриваемые положения могут быть установлены только федеральными законами и не могут содержаться в законах субъектов РФ.
Законодатель воспользовался этой возможностью весьма широко. В результате при определении прав и обязанностей, которые не могут входить в состав наследства, главное значение имеют не общие критерии, упомянутые выше (и тем более не примеры), а нормы ГК и других федеральных законов, не допускающие переход соответствующих прав и обязанностей по наследству.
Здесь прежде всего следует упомянуть нормы, относящиеся к отдельным группам прав и обязанностей. Так, ГК предусматривает, что обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом связано с личностью должника (п. 1 ст. 418 ГК). Другое правило предусматривает, что обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом связано с личностью кредитора (п. 2 ст. 418 ГК). Однако эти нормы используют критерий связи обязательства с личностью должника (и кредитора) "иным образом". В этой части обе они недостаточно определены.
Значительно более важную роль играют нормы более узкого характера, установленные законом применительно к отдельным видам договоров. Существуют четыре разновидности специальных норм, препятствующих включению имущественных прав и имущественных обязанностей в состав наследства.
В первом случае такое препятствие возникает вследствие того, что закон предусматривает, что определенный вид договора прекращается смертью (как правило, одной стороны). Вследствие названного события прекращаются все имущественные права и имущественные обязанности, возникшие в таком договоре у умершего лица. В частности, договор поручения прекращается вследствие смерти доверителя или поверенного (п. 1 ст. 977 ГК), договор безвозмездного пользования - в случае смерти гражданина-ссудополучателя (ст. 701 ГК), договор комиссии - вследствие смерти комиссионера (ст. 1002 ГК), агентский договор - вследствие смерти агента (ст. 1010 ГК), договор доверительного управления имуществом - вследствие смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим (п. 1 ст. 1024 ГК).
Вторая разновидность препятствующих норм предусматривает прекращение смертью гражданина не определенного вида договоров как такового, а прекращения определенного имущественного права, возникшего у умершего в таком договоре.
Такая норма действует для договора социального найма жилого помещения, предусмотренного п. 1 ст. 672 ГК. Напомним, что проживающие по этому договору совместно с нанимателем члены его семьи пользуются всеми правами по договору наравне с нанимателем. Закон исходит из того, что права владения и пользования жилым помещением, принадлежавшие нанимателю по данному договору, естественно, прекращаются его смертью. Однако это касается только его прав, но не самого договора. ГК устанавливает, что договор социального найма жилого помещения продолжает действовать. Закон определяет, что "в случае смерти нанимателя: договор заключается с одним из членов семьи, проживающих в жилом помещении" (п. 2 ст. 672 ГК). Такое же правило установлено вообще для любого договора найма жилого помещения (п. 2 ст. 686 ГК).
К этой разновидности принадлежат и те положения закона, которые говорят не о том, что определенное имущественное право прекращается смертью, а о том, что оно не переходит к наследникам. Например, устанавливается, что право наследника принять часть наследства в качестве обязательной доли "не переходит к его наследникам" (п. 3 ст. 1156 ГК). Юридически это означает то же самое: соответствующее право прекращается смертью. Закон об авторском праве устанавливает, что не переходит по наследству право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора произведения (ст. 29).
Третья разновидность норм, препятствующих переходу прав и обязанностей по наследству, основывается на том, что закон в соответствующем случае использует метод установления диспозитивных норм. При этом прослеживаются два подхода. В одном случае закон вводит диспозитивную норму, которая дает возможность сторонам в договоре предусмотреть препятствующее условие. В частности, устанавливается, что в случае смерти гражданина, который является стороной в договоре аренды недвижимого имущества, его права и обязанности по названному договору "переходят к наследнику" (абз. 1 п. 2 ст. 617 ГК). Однако тут же указывается: "если законом или договором не предусмотрено иное".
При этом ГК специально предусматривает, что такое препятствие может быть выражено не только в прямом запрещающем условии договора аренды, но и посредством включения в него указания, что его заключение обусловлено личными качествами арендатора (абз. 2 п. 2 ст. 617 ГК). Сходным образом устанавливается, что обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходят к его наследникам (п. 2 ст. 581 ГК). Однако закон добавляет: "если иное не предусмотрено договором дарения". Иными словами, договор дарения может содержать условие, препятствующее переходу обязанности дарителя в порядке наследования.
В другом случае закон, напротив, дает сторонам возможность включить в договор условие, отменяющее запрет на переход имущественных прав в порядке наследования. В частности, ГК устанавливает, что права одаряемого, которому по договору обещан дар, "не переходят к его наследникам" (п. 1 ст. 581 ГК). Но закон сразу же добавляет: "если иное не предусмотрено договором дарения". Тем самым сторонам договора предоставлено право установить, что соответствующее право переходит к наследникам. Однако этим условие договора и ограничивается. Решив этот вопрос, стороны не вправе включить в свой договор также и какие-либо условия о дальнейшей судьбе названных прав. Все, что они могут сделать, установить, что право переходит к наследникам. Дальнейшая судьба указанного права будет определяться тем, что оно будет включено в состав наследства одаряемого, а данное наследство подлежит действию правил о наследовании по завещанию или по закону. В этой связи уместно еще раз напомнить, что российское право не знает наследования по договору (см. коммент. к ст. 1111).
Четвертая разновидность норм устанавливает, что со смертью наступает изменение внутри одного из прав, предусмотренных определенным видом договора. При этом смерть не влечет ни прекращения этого договора, ни прекращения самого этого права. Но установленные законом изменения препятствуют переходу этого права в порядке наследования.
Сказанное относится, например, к договору пожизненной ренты, установленной в пользу нескольких граждан (п. 2 ст. 596 ГК). Закон исходит из того, что этот договор прекращается смертью только такого получателя ренты, который является последним. Предшествующая смерть других получателей ренты не ведет к прекращению этого договора. Каждая такая смерть, однако, ведет к изменениям внутри права, установленного договором, а именно права на получение ренты. Изменяются доли в этом праве. ГК устанавливает: "В случае смерти одного из получателей ренты его доля в праве переходит к пережившим его получателям ренты" (абз. 2 ч. 2 ст. 596 ГК). Это препятствует переходу названной доли в порядке наследования.
Смерть прекращает действие и некоторых видов односторонних сделок. В частности, устанавливается, что доверенность прекращается смертью как гражданина, выдавшего доверенность (подп.  6 п. 1 ст. 188 ГК), так и гражданина, которому выдана доверенность (подп. 7 п. 1 ст. 188 ГК). Эта норма препятствует переходу соответствующих прав и обязанностей в порядке наследования после гражданина, которому была выдана доверенность.
10. Особого внимания заслуживает вопрос о включении в состав наследства лежавшей на наследодателе к моменту смерти обязанности по уплате налога. По своему содержанию это - имущественная обязанность. Однако она возникает под действием норм налогового права, а не норм гражданского или семейного права.
В рассматриваемой области налоговое право России проделало определенную эволюцию от признания всякой обязанности по уплате налога такой обязанностью наследодателя, которая неразрывно связана с его личностью, к признанию за некоторыми обязанностями способности переходить в порядке наследования.
На первом этапе действовало правило Закона РФ от 27.12.91 N 2118-1 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" (в ред. от 27.12.02)*(12), устанавливавшее, что "обязанность физического лица по уплате налога прекращается: смертью налогоплательщика при невозможности произвести уплату налога без его личного участия" (п. 2 ст. 11). Закон исходил из того, что обязанность по уплате налога - личная обязанность налогоплательщика (хотя и с некоторыми оговорками). Принятые в тот период законы об отдельных видах налогов, касающихся граждан, не содержали специальных правил, предусматривавших прекращение смертью обязанности по уплате налога. В этом не было необходимости, так как вопрос был решен указанным Законом. В частности, отсутствовали такие нормы в Законе РФ от 12.12.91 N 2020-1 "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" (в ред. от 30.12.01)*(13), а также в Законе РФ от 09.12.91 N 2003-1 "О налогах на имущество физических лиц" (в ред. от 24.07.02)*(14).
Второй этап наступил с принятием части первой НК, которая ввела понятие так называемых "поимущественных налогов". НК установил, что, как правило, обязанность по уплате налога прекращается смертью. Это означает, что НК исходит из того, что она имеет личный характер. Однако обязанность по уплате "поимущественных налогов" не имеет личного характера и подлежит включению в состав наследства. В НК говорится: "Обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается: со смертью налогоплательщика: Задолженность по поимущественным налогам умершего лица: погашается в пределах стоимости наследственного имущества" (п. 3 ст. 44). Во исполнение этого положения закона было принято постановление Правительства РФ от 12.02.01 N 100 "О порядке признания безнадежными к взысканию и списания недоимки и задолженности по пеням по федеральным налогам и сборам" (в ред. от 15.08.02)*(15). В нем устанавливается, что признаются безнадежными к взысканию и списываются недоимка и задолженность по пеням по федеральным налогам и сборам в случае смерти физического лица (подп. "в" п. 1). Однако одновременно указывается, что "в части поимущественных налогов это осуществляется не полностью, а лишь в размере, превышающем стоимость наследственного имущества". Из такого же деления обязанностей по уплате налогов исходит и приказ МНС России от 01.06.01 N ВГ-3-10/175 "О порядке принятия решения о признании безнадежной к взысканию и списания недоимки и задолженности по пеням по федеральным налогам и сборам, а также сумм налоговых санкций за нарушения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, которые до введения в действие Налогового кодекса Российской Федерации взимались в бесспорном порядке и по которым решение налогового органа было внесено до 1 января 1999 года" (в ред. от 07.04.03)*(16). В нем устанавливается, что "в отношении умершего: физического лица признается безнадежной и подлежащей списанию задолженность физического лица по всем налогам и сборам" (п. 4.2 Порядка). Однако и здесь установлены особые правила для "поимущественных налогов". В Порядке говорится: "при наличии наследственного имущества решение о признании безнадежной к взысканию и списании задолженности физического лица в части поимущественных налогов принимается в размере, превышающем стоимость наследственного имущества". Прямо устанавливается также, что "наследство или его части, принимаемые наследником (наследниками), обременены обязательствами перед бюджетом пропорционально оценочной стоимости и подлежат удовлетворению наследниками" (п. 4.2 Порядка).
Развитие налогового законодательства, регулирующего отдельные виды налогов, последовавшее за принятием п. 3 ст. 44 НК, обнаруживает три различных подхода к рассматриваемому вопросу. В одном случае эту проблему обходят молчанием. В частности, гл. 23 НК "Налог на доходы физических лиц" не содержит норм, определяющих, какова судьба обязанности по уплате данного налога в случае смерти налогоплательщика.
Другой подход проявился в приказе ГТК России от 01.11.01 N 1035 "Об утверждении Порядка признания безнадежными к взысканию и списания недоимки и задолженности по пеням по федеральным налогам и сборам, подлежащим уплате в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации"*(17). В нем обязанность по уплате соответствующих налогов трактуется как личная, вследствие чего устанавливается, что основанием для признания безнадежной к взысканию и списания задолженности является смерть физического лица (п. 1 Порядка).
Третий подход обнаруживается в инструкции МНС России от 21.02.2000 N 56 "По применению Закона Российской Федерации "О плате за землю" (в ред. от 21.04.03)*(18). В ней устанавливается: "За земельные участки, обслуживающие жилые дома, нежилые строения и сооружения, перешедшие по наследству, земельный налог уплачивается наследниками с момента: открытия наследства: Наследникам, принявшим наследство до наступления срока налогового учета, налог исчисляется с учетом налоговых обязательств наследодателя" (п. 10). Заметим, что этот срок - 1 июня (п. 28). Получается, что природа обязанности уплатить земельный налог зависит от того, когда умер наследодатель. Если он умер после 1 июня, его обязанность является личной и не переходит в порядке наследования. Но если это событие произошло ранее названной даты, такая обязанность не является личной и переходит к наследникам.
Такое решение, конечно, является парадоксальным. Но дело в том, что налоговое право переживает период быстрых изменений. Продолжается его кодификация. Можно ожидать гармонизации его правил и, в частности, большей определенности в том, какие именно конкретные налоги следует относить к "поимущественным".
11. Следует отметить, что в гражданском законодательстве есть положения прямо противоположные, т.е. правила, предусматривающие вхождение в состав наследства отдельных видов имущественных прав. Эти положения представляют собой конкретизацию общей нормы, содержащейся в ч. 1 комментируемой статьи и предусматривающей, что в состав наследства входят, как общее правило, все имущественные права и имущественные обязанности.
Таких положений закона довольно много и формулируются они по-разному. Иногда в законе говорится о вхождении имущественных прав в состав наследства, но чаще употребляются формулировки о переходе прав по наследству либо их переходе к наследнику.
Имеются две основные причины, по которым в законе появились такие специальные нормы. В одном случае законодатель преследует цель наряду с общим правилом ч. 1 комментируемой статьи о принадлежавшем наследодателю имуществе особо подчеркнуть, что среди такого имущества могут находиться также и те объекты, которые в советский период истории России переходить в порядке наследования не могли. В современной России такие объекты играют настолько существенную роль, что закон прямо устанавливает их способность переходить в порядке наследования. Прежде всего следует назвать объекты, которые связаны с появлением в экономике юридических лиц, не существовавших в предшествующий период, например акционерных обществ.
ГК устанавливает, что в состав наследства входят акции (п. 3 ст. 1176). На правиле ГК, в частности, основывается Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденное постановлением ФКЦБ России от 31.05.02 N 17/пс*(19), предусматривающее, что в общем собрании акционеров могут принимать участие "лица, к которым права: на акции перешли в порядке наследования" (п. 4.1 Положения).
ГК установил также, что в состав наследства входит доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 1176). Закон об обществах с ограниченной ответственностью установил, что "доля в уставном капитале общества переходит к наследникам граждан..." (п. 7 ст. 21).
Прямые положения этого рода установлены ГК и для долей в складочном капитале полного товарищества (п. 1 ст. 1176), а также товарищества на вере (п. 1 и 2 ст. 1176).
Другим объектом, играющим важнейшую роль, являются земельные участки. На протяжении длительного времени земля являлась исключительной собственностью государства.
Теперь положение полностью изменилось, и ГК устанавливает специальную норму, согласно которой принадлежавший наследодателю на праве собственности земельный участок входит в состав наследства и наследуется на общих основаниях (ст. 1181). На этой норме основывается, в частности, Закон об обороте земель (ст. 11).
Вторая причина - стремление законодателя к более полному и комплексному регулированию соответствующего института, нередко с учетом пробелов и трудностей, которые уже выявились ранее. Установлено, в частности, что право получателя постоянной ренты может переходить по наследству (п. 2 ст. 589 ГК). Определено также, что в случае смерти гражданина-ссудодателя права и обязанности ссудодателя по договору безвозмездного пользования переходят по наследству (п. 2 ст. 700 ГК). Закон устанавливает, что доля умершего супруга в совместно нажитом в браке имуществе входит в состав наследства (ст. 1150 ГК). Такое же правило установлено в отношении пая члена потребительского кооператива (п. 1 ст. 1177 ГК, п. 5 ст. 13 Закона о потребительской кооперации), а также вещей, нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (п. 1 ст. 1180 ГК), средств транспорта (и другого имущества), предоставленных наследодателю государством или муниципальным образованием на льготных условиях в связи с его инвалидностью (ст. 1184 ГК), и государственных наград, на которые не распространяется российское законодательство о государственных наградах Российской Федерации (п. 2 ст. 1185 ГК).
В Законе об авторском праве содержатся два положения этого рода. Закон устанавливает, что авторское право переходит по наследству (ст. 29). Кроме того, в нем сказано, что к наследникам исполнителя, производителя фонограммы, организации эфирного или кабельного вещания переходит право разрешать использование исполнения, постановки, фонограммы, передачи в эфир или по кабелю и на получение вознаграждения (п. 7 ст. 43).
Закон РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" устанавливает, что имущественные права на программу для ЭВМ или базу данных переходят по наследству (п. 2 ст. 11). Патентный закон предусматривает, что патент на изобретение, полезную модель, промышленный образец и право на их получение переходят по наследству (п. 7 ст. 10).
Еще один способ, которым закон устанавливает, что соответствующее право обладает способностью переходить в порядке наследования, состоит в том, что норма права, определяющая круг возможных субъектов данного права, включает в их число наследников. В частности, Закон РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" устанавливает, что "под правообладателем в настоящем Законе понимается автор, его наследник:" (п. 2 ст. 1).
Отметим также в заключение, что закон довольно широко пользуется в тех же целях юридическим понятием "права пожизненного наследуемого владения". Оно предусмотрено как в ГК (ст. 216, 265-267), так и в других законах, в частности в ЗК (ст. 21) и Законе об обороте земель (п. 2 ст. 6). Поскольку право именуется "наследуемым", это означает, что оно обладает способностью переходить в порядке наследования. Впрочем, в ГК есть и прямая норма на этот счет (ст. 1181).
12. От прав и обязанностей, входящих в состав наследства и переходящих к наследникам в порядке универсального правопреемства, следует отличать права и обязанности, которые впервые возникают у наследников (или впервые возлагаются на них). Эти права и обязанности не принадлежали умершему, не входили в состав наследства, не были объектами преемства, а являются правами самого наследника. Такие права не являются также модификацией имущественных прав и обязанностей, входящих в состав наследства (см. коммент. к ст. 1110).
В то же время эти права и обязанности функционально связаны с наследованием. Они возникают в лице их субъектов именно потому, что те являются наследниками.
Рассматриваемая группа прав и обязанностей возникает у наследников под действием специальных норм закона. Нормы этого рода довольно многочисленны. Они подразделяются на четыре основные группы.
Во-первых, это права, предоставляемые наследникам для посмертной реализации и судебной защиты ими прижизненных интересов наследодателя.
Статья  150 ГК устанавливает, что в случае и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права "могут осуществляться и защищаться: наследниками".
Статья 578 ГК дает наследникам дарителя право требовать в судебном порядке отмены дарения, если одаряемый умышленно лишил жизни дарителя.
Статья 582 ГК наделяет наследников дарителя правом требовать отмены пожертвования, если использование пожертвованного имущества осуществляется не в соответствии с указанным жертвователем назначением.
Статья 934 ГК дает наследникам право на иск о признании договора личного страхования недействительным, если умершее застрахованное лицо не давало в письменной форме своего согласия на назначение выгодоприобретателя.
Во-вторых, другая группа прав предоставляется наследникам для посмертного продолжения ими экономической деятельности, осуществлявшейся при жизни наследодателя совместно с другими лицами.
Закон о фермерском хозяйстве наделяет наследников правом выразить желание продолжить деятельность этого хозяйства (п. 2 ст. 21).
Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров наделяло лиц, к которым в порядке наследования перешли права на акции, правом на участие в общем собрании акционеров. Указав, что пай члена кооператива входит в состав его наследства, п. 1 ст. 1177 ГК наделяет наследника, члена жилищного, дачного или иного потребительского кооператива правом быть принятым в члены соответствующего кооператива.
Третью группу образуют права (обязанности), которые имеют целью завершение наследниками гражданско-правовой деятельности, начатой наследодателем при жизни.
Наследники поверенного обязаны известить доверителя о прекращении договора поручения смертью поверенного. Они обязаны также принять меры, необходимые для охраны имущества доверителя, в частности, сохранить его вещи и документы, а затем передать это имущество доверителю (ст. 979 ГК). Закон предусматривает также, что в случае прекращения доверенности смертью лица, которому она была выдана, его правопреемники обязаны немедленно вернуть доверенность (п. 3 ст. 189 ГК).
Четвертую группу прав составляют права, не связанные с личностными обстоятельствами. Некоторые из них имеют гражданско-правовой характер.
Статья 1180 ГК возлагает на наследника обязанность в случае, когда в состав наследства входят ограничено оборотоспособные вещи, получить специальное разрешение и дает ему право на получение суммы, вырученной от реализации имущества, в случае отказа в выдаче такого разрешения.
Закон возлагает на наследников также и обязанности, являющиеся по своей природе административно-правовыми. В частности, Федеральный закон "О Музейном фонде Российской Федерации и о музеях в Российской Федерации" устанавливает, что при наследовании музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав негосударственной части Музейного фонда РФ, наследник обязан принимать на себя все обязательства, имевшиеся у наследодателя в отношении этих предметов. Впрочем, он также дает наследнику и право отказа от них, определяя последствия такого отказа (ст. 25).
Еще один пример этого рода дает законодательство о вывозе культурных ценностей. Как известно, Закон РФ от 15.04.93 N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей"*(20) устанавливает, что вывоз названных ценностей производится на основании свидетельств, выдаваемых Минкультуры России. Вместе с тем приказом Минкультуры России от 07.08.01 N 844 "Об уточнении порядка оформления документации на право вывоза культурных ценностей и предметов культурного назначения с территории Российской Федерации"*(21) определено, что наследники лица, вывозящие личные награды наследодателя, на ношение которых имеется удостоверение, вправе без получения указанного свидетельства вывезти за границу ордена и медали, созданные более 50 лет назад.
13. Часть 3 комментируемой статьи содержит правило, исключающее из состава наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Статья является одним из частных выводов из более общих положений ГК, содержащихся, с одной стороны, в п. 1 ст. 1110, согласно которому при наследовании к другим лицам переходит только имущество умершего, а с другой стороны - из нормы п. 1 ст. 150. Последняя предусматривает, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбор места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
14. Понятие наследства является одним из краеугольных камней всего правового регулирования отношений, складывающихся в сфере наследования. Комментируемая статья используется для обозначения этой категории точным термином "наследство". Однако следует учитывать, что в разд. V ГК "Наследственное право" для обозначения этого понятия используются также и другие термины. В частности, для обозначения наследства используются термины "наследственное имущество" (п. 1 ст. 1110, п. 2 ст. 1149, п. 5 и 6 ст. 1171, п. 1 и 3 ст. 1172, п. 2 ст. 1174), "имущество" (ст. 1115, п. 3 ст. 1117, п. 1 ст. 1122, п. 2 ст. 1135, п. 2 ст. 1175), "имущество наследодателя" (п. 1 ст. 1158) и даже "имущество, входившее в состав наследства" (п. 2 ст. 1137, п. 4 ст. 1172, ст. 1173).

Статья 1113. Открытие наследства

1. Статьи об открытии наследства в ГК РСФСР не было. Комментируемая статья устанавливает, что смерть гражданина и приравненное к ней по правовым последствиям объявление судом гражданина умершим - единственное основание наследования.
Открытие наследства означает возникновение особого правового имущественного состояния. Особенность этого состояния заключается в том, что совокупность имущественных прав и обязанностей умершего лица признается наследством - имуществом, предназначенным для приобретения правопреемниками умершего - его наследниками. Они замещают выбывшего из гражданских правоотношений умершего субъекта и становятся вместо него носителями гражданских прав и обязанностей, составивших в совокупности определенное наследство.
Открывшееся наследство - это имущество, которое утратило своего правообладателя и одним актом наследования получает взамен прежнего нового правообладателя (новых правообладателей). Открытие наследства влечет передачу имущества умершего другим лицам. Наследство и наследование составляют единство в структуре правоотношений наследственного правопреемства, в котором наследство - объект наследственного правопреемства, а наследование - юридический способ замещения другими лицами умершего субъекта прав и обязанностей, составляющих наследство.
Таким образом, открытие наследства представляет собой юридическое состояние имущества умершего гражданина, являющееся неотъемлемым свойством наследственного правопреемства. Юридическим фактом, вызывающим открытие наследства, признается смерть гражданина или объявление его судом умершим.
Факт смерти гражданина приводит к открытию наследства, обусловливает открытие наследства, но сам по себе открытием наследства не является.
Таким образом, открытие наследства означает наделение имущественной совокупности прав и обязанностей умершего гражданина юридическими свойствами наследуемой имущественной массы, предназначенной для приобретения новыми правообладателями в порядке наследственного правопреемства.
2. Основанием открытия наследства закон признает смерть гражданина.
Одновременно устанавливается, что объявление судом гражданина умершим влечет за собой такие же правовые последствия, что и смерть гражданина. Это означает, что основанием открытия наследства признается, наряду со смертью гражданина, также объявление гражданина умершим (об основаниях и условиях объявления судом гражданина умершим см. ст. 45 ГК).
Положение комментируемой статьи о юридическом значении объявления гражданина умершим для целей наследования является необходимым, поскольку институт объявления гражданина умершим (ст. 45 ГК) не содержит общих правил о правовых последствиях объявления гражданина умершим (ст. 17 ГК).
Наследование в связи с достоверным фактом естественной смерти гражданина является необратимым правовым отношением. Иначе складываются отношения в случае явки гражданина, объявленного умершим. Закон допускает в определенных пределах поворот имущественных отношений наследования и возврат унаследованного имущества по требованию его правообладателя, оказавшегося в живых (ст. 46 ГК).
3. Смерть гражданина - акт гражданского состояния, подлежащий государственной регистрации по основаниям и в порядке, установленным ст. 47 ГК и Законом об актах гражданского состояния.
Государственная регистрация смерти гражданина производится органами ЗАГС. Государственная регистрация смерти граждан Российской Федерации, проживавших или находившихся за пределами территории РФ, производится консульскими учреждениями Российской Федерации.
В удостоверение факта государственной регистрации смерти гражданина как акта гражданского состояния, связанного с фактом смерти или судебным решением об объявлении лица умершим, выдается соответствующее свидетельство.
Согласно закону основаниями для государственной регистрации смерти служат: документ о смерти, выданный медицинской организацией или частнопрактикующим врачом, либо решение суда об установлении факта смерти или об объявлении лица умершим, вступившее в законную силу, либо документ компетентного органа, подтверждающий факт смерти лица, необоснованно репрессированного и впоследствии реабилитированного в соответствующем порядке.
В случаях, если в судебном порядке по заявлению заинтересованных лиц установлен факт государственной регистрации смерти гражданина, органы ЗАГС производят восстановление записи акта о смерти на основании вступившего в законную силу решения суда об установлении факта государственной регистрации акта гражданского состояния. После этого заинтересованному лицу в установленном порядке выдается свидетельство о смерти гражданина, в котором указана дата смерти умершего (ст. 73 Закона об актах гражданского состояния).
Факт открытия наследства и время его открытия не могут быть подтверждены извещением или другим документом о гибели гражданина во время военных действий, выданными командованием воинской части, госпиталя, военкомата или другим органом Минобороны России. Начальник госпиталя или командир воинской части обязаны сообщить о смерти военнослужащего в ближайший орган ЗАГС для осуществления государственной регистрации его смерти.
Таким образом, единым документом, который подтверждает открытие наследства, является свидетельство о государственной регистрации смерти, выдаваемое органами ЗАГС или консульскими учреждениями Российской Федерации.

Статья 1114. Время открытия наследства

1. Время открытия наследства - важный юридический факт наследования. На день открытия наследства устанавливается состав наследства, основания наследования, круг лиц, которые могут призываться к наследованию, момент приобретения наследства, законодательство, подлежащее применению к отношениям наследования. День открытия наследства признается моментом, с которым связано исчисление сроков для принятия наследства, охраны наследства, получения денежных средств из банковского вклада или со счета наследодателя в целях компенсации расходов на похороны, выдачи свидетельства о праве на наследство и др.
В п. 1 комментируемой статьи содержатся три случая установления времени смерти наследодателя: день смерти гражданина; день вступления в законную силу решения суда о признании гражданина умершим; день предполагаемой гибели гражданина, признанный судом днем смерти.
2. Как правило, днем открытия наследства признается день смерти гражданина. Этот день указывается в свидетельстве о смерти гражданина, выданном органами ЗАГС.
3. При объявлении гражданина умершим днем открытия наследства признается день вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим. Данное правило содержится в Законе об актах гражданского состояния. Согласно ст. 67 данного Закона в случае, если государственная регистрация смерти производится на основании решения суда об объявлении лица умершим, днем его смерти в записи акта о смерти указывается день вступления в законную силу решения суда.
Таким образом, течение срока для принятия наследства начинается со дня вступления в законную силу решения суда о признании гражданина умершим.
4. Особый случай определения даты смерти гражданина содержится в п. 3 ст. 45 ГК. Согласно этой норме в случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели. Этот день и считается в соответствии с комментируемой статьей временем открытия наследства. Следует иметь в виду, что установление данного факта судом не исключает необходимости в получении свидетельства о смерти, выдаваемого органами ЗАГС, в котором на основании решения суда указывается дата смерти гражданина (наследодателя).
Если день открытия наследства устанавливается по дате смерти гражданина, указанной в решении суда как дате предполагаемой гибели гражданина, то в этом случае права наследников на наследство обеспечиваются специальным правилом об исчислении срока для принятия наследства, предусмотренным ст. 1154 ГК.
5. ГК РСФСР не устанавливал особых правил относительно времени открытия наследства в случае одновременной (в один и тот же день) смерти лиц, имеющих право наследовать друг после друга. Судебная практика выработала принципиальный подход к данной ситуации. Суды исходили из того, что коммориенты не наследуют один после другого и наследство открывается после каждого из них. Эта позиция основывалась на том, что временем открытия наследства согласно ст. 528 ГК РСФСР признавался именно день смерти наследодателя, но не часы и минуты его смерти.
Сложившийся в судебной практике подход нашел отражение в комментируемой статье. Граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга. При этом к наследованию призываются наследники каждого из них.

Статья 1115. Место открытия наследства

1. Определение места открытия наследства имеет важное значение для решения ряда вопросов, связанных с наследованием. В частности, по месту открытия наследства подаются заявления наследника о принятии наследства (п. 1 ст. 1153 ГК), об отказе от наследства (п. 1 ст. 1159 ГК), выдается свидетельство о праве на наследство (п. 1 ст. 1162 ГК).
2. Место открытия наследства - последнее место жительства гражданина, которым признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживал (см. коммент. к ст. 20).
Местом жительства несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, а также граждан, находящихся под опекой, считается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей, опекунов.
Не признается местом открытия наследства временное место жительства наследодателя независимо от продолжительности проживания. В связи с этим местом открытия наследства военнослужащих срочной службы, военнослужащих по контракту, учащихся, студентов, аспирантов, лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, и т.п. считается их постоянное место жительства до военной службы, учебы или заключения. Аналогично решается вопрос и в отношении граждан, временно проживающих за пределами Российской Федерации (в командировке, в экспедиции и т.п.).
Последнее место жительства наследодателя удостоверяется справкой жилищно-эксплуатационной организации или справкой органов внутренних дел (п. 30 приказа Минюста России от 15.03 2000 N 91 "Об утверждении Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации"*(22)).
Такие справки могут быть выданы только на основании регистрации наследодателя по месту жительства. Однако место регистрации не всегда может служить четким ориентиром для определения места открытия наследства. Иногда регистрация осуществляется формально (например, для устройства на работу), а в действительности гражданин по этому адресу никогда не проживал. В этих случаях место открытия наследства целесообразно устанавливать по правилам ч. 2 комментируемой статьи, т.е. по месту нахождения наследственного имущества.
3. Если последнее место жительства наследодателя неизвестно или находится за пределами Российской Федерации, то место открытия наследства определяется по месту нахождения наследственного имущества.
В случае нахождения наследственного имущества в разных местах приоритет при определении места открытия наследства отдается месту нахождения недвижимого имущества или его наиболее ценной части. При отсутствии недвижимого имущества место открытия наследства устанавливается по месту нахождения движимого имущества или его наиболее ценной части.
Сведения о месте нахождения наследственного имущества должны быть подтверждены соответствующим документом: документом организации, осуществляющей учет или регистрацию имущества, правоустанавливающим документом на наследственное имущество, выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним и т.п. (п. 30 указанного Приказа).
Порядок определения стоимости наследственного имущества установлен в настоящее время и для налогообложения. Согласно п. 4 инструкции Госналогслужбы России от 30.05.95 N 32 "О порядке исчисления и уплаты налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения"*(23) оценка недвижимости (жилого дома, квартиры, дачи и садового домика) производится Бюро технической инвентаризации (БТИ), транспортных средств - судебно-экспертными учреждениями системы Минюста России, другого имущества - специальными оценщиками. Сложности могут возникнуть с определением ценности недвижимого имущества, так как его стоимость по оценке БТИ зачастую ниже рыночной цены, исходя из которой и должна определяться ценность наследственного имущества согласно правилам комментируемой статьи.
4. Если никаких документов, требуемых для определения места открытия наследства, не имеется, то место открытия наследства может быть установлено судом как факт, имеющий юридическое значение (п. 2 ст. 264 ГПК).

Статья 1116. Лица, которые могут призываться к наследованию

1. В комментируемой статье содержится исчерпывающий перечень лиц, которые могут призваться к наследованию как по закону, так и по завещанию. Помимо субъектов гражданского права в данный перечень включены и субъекты международного публичного права, включая государства и международные организации.
2. Наследниками как по закону, так и по завещанию могут быть физические лица: граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства. Как элемент гражданской правоспособности право наследовать возникает с момента рождения (ст. 18 ГК). Однако закон защищает интересы и не родившихся детей (насцитурусов), зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства. Они могут быть не только детьми наследодателя, но и другими родственниками - при наследовании по закону, и даже любыми другими лицами - при наследовании по завещанию. Если ребенок родился мертвым, то он не может быть призван к наследованию, и его доля распределяется между остальными наследниками.
Возможность наследования не обусловливается объемом дееспособности гражданина. Наследниками могут стать несовершеннолетние, недееспособные, ограниченно дееспособные лица.
К наследованию могут быть призваны только те граждане, которые живы в день открытия наследства. Наследственного правопреемства не возникает, если лица, являющиеся наследниками друг друга, умирают в один день (коммориенты).
3. Круг наследников по завещанию значительно шире круга наследников по закону. Кроме граждан и Российской Федерации в число наследников по завещанию включаются юридические лица, публичные образования и международные организации.
Юридические лица могут наследовать независимо от их организационно-правовой формы, хотя более вероятно составление завещания в пользу некоммерческой организации (музея, учебного заведения и т.п.). Единственное условие их призвания - существование на день открытия наследства. Юридическое лицо считается прекратившим существование после внесения записи об этом в единый реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).
Наследниками по завещанию могут быть и публичные образования: Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования и иностранные государства.
Российская Федерация, в отличие от других публичных образований, может наследовать не только по завещанию, но и по закону. В соответствии со ст. 1151 ГК к Российской Федерации в порядке наследования переходит выморочное имущество.
В качестве наследников по завещанию могут выступать международные организации. Они обладают особым правовым статусом как субъекты международного публичного права. Различают два вида международных организаций: межправительственные и неправительственные. Представляется, что законодатель имел в виду прежде всего международные неправительственные организации, к которым относятся, в частности, Международный комитет Красного Креста, Международная амнистия, Гринпис. Эти организации носят некоммерческий характер и финансируются в основном гражданами, поэтому велика вероятность составления завещания в их пользу.

Статья 1117. Недостойные наследники

1. Недостойными признаются две категории наследников: наследники, которые не имеют права наследовать, и наследники, отстраненные судом от наследования.
Круг лиц, не имеющих права наследовать, практически не изменился по сравнению с кругом лиц, закрепленным в ст. 531 ГК РСФСР. К ним прежде всего относятся граждане, совершившие противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из наследников или осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании.
Противоправные действия в отношении наследодателя или кого-либо из наследников могут быть только умышленными. Неосторожные действия наследника, повлекшие, например, смерть наследодателя, не служат препятствием для призвания к наследству.
На отнесение наследника к недостойным не влияет законченность противоправных действий, о чем свидетельствует формулировка текста комментируемой статьи "способствовали или пытались способствовать". Следовательно, покушение на убийство наследодателя, так же как и его убийство, служит основанием для признания наследника недостойным.
Для отнесения наследника к числу недостойных мотив совершенных им действий не имеет значения. Противоправные действия должны способствовать, т.е. являться причиной призвания недостойного наследника или других лиц к наследованию или увеличению причитающейся ему или другим лицам доли наследства. Убийство наследодателя из ревности или из хулиганских побуждений, равно как и убийство из корыстных побуждений, влечет открытие наследства, а следовательно, и призвание к наследованию недостойного наследника. Переход наследственного имущества к лицу, которое умышленно убило или покушалось на убийство наследодателя или другого наследника, противоречил бы не только букве закона, но и духу закона. Об этом свидетельствует и опыт зарубежных стран, в законодательстве которых мотив покушения на жизнь наследодателя не указан в качестве условия признания наследника недостойным (ст. 620 Гражданского кодекса Квебека, ст. 756 Гражданского кодекса Испании, § 2339 Германского Гражданского уложения).
Следует различать действия, направленные против осуществления последней воли, выраженной в завещании, и действия, нарушающие свободу завещания. Первые могут совершаться только после составления завещания, к ним можно отнести, в частности, понуждение к изменению завещания или к отказу от наследства в пользу недостойного наследника. Нарушают свободу завещания действия, в результате которых воля завещателя искажается или неправильно формулируется, как, например, при понуждении к составлению завещания или при составлении завещания под влиянием обмана.
Наследник признается недостойным независимо от того, совершал ли он противоправные действия в своих интересах или в интересах других наследников.
Наследник утрачивает право на наследство только тогда, когда обстоятельства, являющиеся основанием к устранению от наследства, будут подтверждены либо приговором суда по уголовному делу, либо судебным решением по гражданскому делу.
2. Для того, чтобы правила о лишении недостойных наследников права наследования не нарушали принцип свободы завещания (см. коммент. к ст. 1119), завещателю предоставляется возможность "восстановить" недостойного наследника в правах, указав его в качестве наследника в завещании. Такой наследник призывается к наследованию по завещанию, если оно составлено уже после утраты им права наследования, но к наследованию по закону он не допускается.
3. К числу недостойных наследников, не имеющих права наследовать, относятся также родители, лишенные родительских прав и не восстановленные в этих правах ко дню открытия наследства. Лишение родительских прав и восстановление в этих правах производится в судебном порядке (ст. 70, 72 СК). Следовательно, для признания лиц недостойными наследниками по данному основанию необходимо решение суда о лишении их родительских прав. Данная категория недостойных наследников устраняется только от наследования по закону.
4. Отстраняются судом от наследования лица, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Обязанность по содержанию наследодателя возникает у наследника в силу алиментного обязательства. Алиментные обязательства могут устанавливаться между родителями и детьми - ст. 80, 88, супругами - ст. 89, братьями (сестрами) - ст. 93, дедушками (бабушками) и внуками - ст. 94, 95, пасынками (падчерицами) и отчимом (мачехой) - ст. 97 СК, которые являются наследниками по закону.
Факт злостного уклонения наследника от выполнения обязанностей по содержанию наследодателя может подтверждаться приговором суда (ст. 157 УК), решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов (ст. 115 СК) и другими доказательствами.
Иск об устранении от наследования может быть подан только заинтересованным лицом - наследником по закону.
5. Имущество, полученное недостойным наследником по наследству, признается неосновательно приобретенным. У лица, не имеющего права наследовать, нет правового основания для получения такого имущества, а у наследника, отстраненного от наследства, такое основание отпадает вследствие решения суда.
Возврат неосновательно полученного имущества осуществляется в соответствии с правилами гл. 60 ГК "Обязательства вследствие неосновательного обогащения". Наследственное имущество должно быть возвращено в натуре согласно п. 1 ст. 1104 ГК. Если речь идет о возврате индивидуально определенной вещи, то она может быть истребована на основании ст. 302 ГК, при этом правила гл. 60 ГК применяются субсидиарно (ст. 1103 ГК). При невозможности возврата имущества в натуре должна быть возмещена его стоимость на момент перехода этого имущества к недостойному наследнику (п. 1 ст. 1105 ГК). Помимо возврата имущества подлежат возмещению доходы, которые недостойный наследник извлек или должен был извлечь из этого имущества (п. 1 ст. 1107 ГК).
6. По основаниям, предусмотренным комментируемой статьей, недостойными могут быть признаны и другие субъекты наследственного права: обязательные наследники (ст. 1149 ГК) и отказополучатели (ст. 1137 ГК).
Возврат полученного ими имущества осуществляется по правилам комментируемой статьи, т.е. в соответствии с гл. 60 ГК. Однако в п. 5 комментируемой статьи содержится специальное правило. Оно распространяется на те случаи, когда наследник исполнил завещательный отказ, предметом которого было выполнение работы или оказание услуги недостойному отказополучателю. Последний обязан возместить стоимость выполненных для него работ или оказанных ему услуг.

Глава 62. Наследование по завещанию

Статья 1118. Общие положения

1. Завещание признается законодателем единственным способом распоряжения имуществом на случай смерти. Совершение каких-либо иных сделок, предусматривающих безвозмездную передачу имущества после смерти его обладателя, не допускается.
Речь идет прежде всего о договоре дарения. В п. 3 ст. 572 ГК прямо указывается, что договор дарения, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. Закрепление данного правила позволяет разграничить две сделки - дарение и завещание, что устраняет возможную конкуренцию посвященных им правовых норм.
Запрет на распоряжение имуществом на случай смерти каким-либо образом, кроме совершения завещания, предотвращает также заключение притворных сделок, целью которых мог бы стать уход от налога на наследство или обход строгих правил о форме завещания и т.д. В качестве примера такой притворной сделки можно привести договор безвозмездного пользования (договор ссуды), по которому имущество передается после смерти ссудодателя на срок 99 лет.
2. Совершение завещания возможно только лицами, обладающими дееспособностью в полном объеме. К таковым относятся граждане, достигшие 18 лет, а также 16-летние граждане, вступившие в брак (п. 2 ст. 21 ГК) либо эмансипированные в установленном порядке (ст. 27 ГК).
Долгое время в литературе дискутировался вопрос о возможности совершения завещания лицом, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Судебная практика косвенно допускала возможность совершения завещания ограниченно дееспособным лицом с согласия попечителя (см. например, п. 2 постановления Пленума ВС РСФСР от 04.05.90 N 4 "О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами"*(24)). Четкое указание в п. 2 комментируемой статьи на необходимость наличия у завещателя дееспособности в полном объеме ставит точку в этом вопросе.
Завещание, совершенное гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся в момент его совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть оспорено в суде (ст. 177 ГК). Данное основание наиболее часто встречается в судебной практике о признании завещания недействительным. Причины, обусловившие неспособность завещателя понимать значение своих действий или руководить ими, могут быть разными: болезнь, алкогольное опьянение, употребление наркотиков и др. Суд для выяснения психического состояния, в котором находилось лицо в момент совершения завещания, может использовать свидетельские показания (нотариуса, свидетелей при составлении завещания, рукоприкладчика и др.), назначить посмертную судебно-психиатрическую экспертизу.
3. Личный характер завещания обусловливает недопустимость его совершения через представителя (поверенного или опекуна). Только совершение завещания лично завещателем способно обеспечить подлинное выражение его воли.
От представителя следует отличать рукоприкладчика, действия которого не создают правовых последствий для завещателя. В завещании фиксируется воля завещателя, а рукоприкладчик лишь участвует в его оформлении, подписываясь за завещателя, который не в состоянии совершить сам эти действия в силу ограниченных физических возможностей (см. коммент. к ст. 1125).
4. В законе установлен запрет на совершение совместных завещаний, т.е. завещаний, составленных двумя или более лицами совместно. В завещании может быть выражена воля только одного лица.
Несмотря на отсутствие в законе прямого указания, следует признать недопустимым и составление взаимных завещаний, в которых завещатели принимают на себя встречные обязательства относительно друг друга. Взаимное завещание является двусторонней сделкой, а по российскому гражданскому законодательству завещание - это односторонняя сделка.
5. Завещание - это односторонняя сделка, так как для его совершения достаточно волеизъявления одного лица - завещателя. Завещание составляется на случай смерти завещателя и до его наступления не порождает никаких прав и обязанностей как для него самого, так и для третьих лиц: завещание может быть в любой момент отменено или изменено завещателем.
После открытия наследства у наследников завещания возникает право принять наследство или отказаться от него, у исполнителя завещания - душеприказчика - обязанности. Права и обязанности порождаются юридическим составом, в котором завещание выступает наряду с другими юридическими фактами. Для возникновения прав у наследников по завещанию необходимо два юридических факта: завещание (односторонняя сделка) и смерть наследодателя (событие). Для возникновения обязанностей у исполнителя завещания - душеприказчика помимо первых двух юридических фактов требуется и третий - его согласие (ст. 1134 ГК).

Статья 1119. Свобода завещания

стр. 1
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>