<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Выданный патент (свидетельство) может быть в течение всего срока его
действия признан недействительным полностью или частично в случаях:
- несоответствия охраняемого объекта промышленной собственности условиям
патентоспособности;
- наличия в формуле изобретения (полезной модели) или в совокупности
существенных признаков промышленного образца признаков, отсутствующих в первоначальной
заявке;
- неправильного указания в патенте автора (авторов) или патентообладателя
(патентообладателей).
Примечательно, что в перечне обстоятельств, ведущих к аннулированию патента,
отсутствует недостаточная полнота описания, хотя это требование и фигурирует
в статьях 16 и 17, регламентирующих соответственно состав заявочной документации
для изобретений и полезных моделей.
Апелляционная палата компетентна рассматривать споры о недействительности
патента по двум первым вышеизложенным обстоятельствам (непатентоспособность
объекта и расширение объема охраны по сравнению с первоначальной заявкой).
Срок рассмотрения - шесть месяцев с даты поступления возражения. При этом
Апелляционная палата не должна выходить за рамки изложенных в возражении мотивов.
Споры о неправильном указании в патенте автора (патентообладателя) подведомственны
судам.
Решение Апелляционной палаты по возражению может стать объектом жалобы
в Высшую патентную палату, которая, как уже указывалось, еще не создана. Жалоба
подается любой из сторон в течение шести месяцев с момента принятия решения
Апелляционной палатой.

5. Права и обязанности, вытекающие из охранных документов на объекты
промышленной собственности

5.1. Охранные документы и срок их действия
Свобода предпринимательства, преобразование форм собственности, переход
к рыночным отношениям изменили порядок охраны изобретений и ряда других объектов
промышленной собственности в нашей стране. Патентный закон установил единственную
форму охраны - патент. Что касается вновь введенного объекта промышленной
собственности - полезной модели, то свидетельство на ее выдачу по своему характеру
также является документом исключительного права.
Положительным итогом проведения экспертизы является выдача патента на
изобретение или патента на промышленный образец. На полезную модель выдается
свидетельство.
Патент на изобретение действует в течение 20 лет с даты поступления заявки
в Патентное ведомство. Срок же действия исключительного права на изобретение
во всяком случае меньше указанного срока, поскольку начальный момент, с которого
отсчитывается срок действия патента, не совпадает с моментом возникновения
исключительного права, с которого возникает возможность привлекать нарушителей
к ответственности.
Вместе с тем с учетом периода временной охраны изобретения (с даты публикации
сведений о заявке до даты публикации сведений о выдаче патента) можно сделать
вывод о начальном моменте исключительного права. Следовательно, начало действия
исключительного права связано с датой выдачи патента, которая совпадает как
с датой регистрации изобретения в Государственном реестре, так и с датой публикации
сведений о выдаче патента. Так, согласно статье 26 Патентного закона Патентное
ведомство одновременно с публикацией сведений о выдаче патента вносит в соответствующие
государственные реестры изобретение, полезную модель или промышленный образец
и выдает патент лицу, на имя которого он испрашивался.
Патентообладатель имеет право требовать от Патентного ведомства внесения
в выданный патент исправления очевидных и технических ошибок.
Патент на промышленный образец действует в течение десяти лет с даты
поступления заявки в Патентное ведомство (плюс возможность продления на пять
лет), а свидетельство на полезную модель - в течение пяти лет (плюс возможность
продления на три года).
В декабре 1994 г. Роспатентом приняты Правила продления действия патента
Российской Федерации на промышленный образец и Правила продления действия
свидетельства Российской Федерации на полезную модель.
5.2. Исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный
образец
В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Патентного закона патент удостоверяет
приоритет, авторство изобретения, полезной модели или промышленного образца
и исключительное право на их использование.
Каковы же отличительные черты патента как правового инструмента рыночной
экономики?
Прежде всего, это документ исключительного права, имеющий своего конкретного
хозяина, будь то государственное, коллективное или частное предприятие либо
индивидуальный изобретатель-патентообладатель. Примечательно, что термин "патент"
употребляется в разных значениях: это может быть сам документ (патентная грамота)
или запатентованное изобретение. В последнем случае может употребляться также
словосочетание "исключительное право на использование изобретения". Для краткости
же говорят - право на патент.
Как уже указывалось, исключительное право возникает с даты выдачи патента
(свидетельства на полезную модель), которая совпадает с датой регистрации
объектов промышленной собственности в соответствующих государственных реестрах.
От исключительного права по ряду параметров отличается уже упоминавшаяся
временная правовая охрана.
Институт временной правовой охраны - нововведение в российском законодательстве.
Наступление этой охраны связано с фактом публикации заявки на изобретение
и длится до даты публикации сведений о выдаче патента в объеме опубликованной
формулы изобретения (статья 22 Патентного закона). Кроме того, действие временной
правовой охраны распространяется на изобретения (в период до даты публикации
сведений о патентной заявке), полезные модели и промышленные образцы с даты
уведомления заявителем лица, использующего чужие объекты промышленной собственности,
о поданной заявке.
Строго говоря, термин "охрана" здесь не совсем удачен, поскольку публикация
сведений о заявке или уведомление пользователя не предоставляет заявителю
права запрещать третьим лицам использовать его объект промышленной собственности.
Временная правовая охрана реализуется после получения охранного документа
в форме выплаты патентообладателю денежной компенсации (но не убытков), размер
которой определяется соглашением сторон. При недостижении соглашения между
сторонами их имущественный спор рассматривается в судебном порядке (статья
31 Патентного закона).
Вместе с тем временная правовая охрана считается ненаступившей, если
принято решение об отказе в выдаче патента, возможности обжалования которого
исчерпаны.
Объем исключительного права определяется формулой изобретения или полезной
модели, в то время как для промышленного образца таким инструментом служит
совокупность его существенных признаков, отображенных на фотографиях изделия
(макета, рисунка). Следовательно, правовое значение формулы изобретения заключается
в определении границ патентной монополии. Делается это путем толкования формулы
изобретения, которая служит критерием и при установлении факта нарушения патента.
Норма об исключительном праве на изобретение, полезную модель и промышленный
образец закреплена в статье 10 Патентного закона. Изложена она как в позитивной,
так и в негативной форме: патентообладателю принадлежит исключительное право
на использование охраняемых объектов промышленной собственности по-своему
усмотрению, включая право запретить их использование другим лицам.
Если патент на какой-либо объект промышленной собственности принадлежит
нескольким лицам, то их взаимоотношения по использованию данного объекта определяются
соглашением между ними. В случае отсутствия такого соглашения каждое лицо
вправе пользоваться объектом промышленной собственности по своему усмотрению.
Вместе с тем никто из патентообладателей не может распоряжаться им единолично,
т.е. предоставлять на него лицензию или уступать его другому лицу без согласия
остальных патентообладателей.
Право на получение патента и право на патент могут переходить по наследству.
Патентообладатель может уступить (т.е. продать) свой патент любому лицу.
Договор об уступке должен быть зарегистрирован в Патентном ведомстве, без
чего он считается недействительным (пункт 6 статьи 10 Патентного закона).
В соответствии со статьей 13 Патентного закона патентообладатель (лицензиар)
также может предоставлять право на использование запатентованного объекта
любому лицу на основе лицензионного договора. Лицо, которому уступается право
(лицензиат), обязано вносить лицензиару обусловленные договором платежи и
осуществлять другие предусмотренные договором действия.
Лицензионные договоры бывают двух видов - исключительной лицензии и неисключительной
(простой). В первом случае к лицензиату переходит исключительное право на
использование объекта промышленной собственности в части, предусмотренной
договором, с сохранением за лицензиаром права на его использование в той части,
которая не передается лицензиату. Во втором случае лицензиар, предоставляя
лицензиату право на использование объекта промышленной собственности, сохраняет
за собой все вытекающие из патента права, включая право на предоставление
лицензий третьим лицам.
Лицензионные договоры также подлежат регистрации в Патентном ведомстве
и без регистрации считаются недействительными.
В качестве примера самоограничения прав патентообладателя можно рассматривать
институт открытой лицензии (статья 13 Патентного закона). Так, патентообладатель
может подать в Патентное ведомство заявление о предоставлении любому лицу
права на использование объекта промышленной собственности. При этом годовая
пошлина снижается на 50% с года, следующего за годом публикации сведений о
таком заявлении. Примечательно, что патентообладателем оно не может быть отозвано.
Споры по условиям договора о платежах за предоставление открытой лицензии
рассматриваются Высшей патентной палатой (пункт 3 статьи 13 Патентного закона).
В статье 34 Патентного закона закреплена декларативная норма о государственном
стимулировании создания и использования объектов промышленной собственности
путем установления авторам и хозяйствующим субъектам, использующим указанные
объекты, льготы условий налогообложения и кредитования, предоставления им
иных льгот в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Единственная работающая на практике льгота по налогообложению согласно
российскому законодательству - это норма подпункта "к" пункта 1 статьи 5 Закона
РФ от 06.12.91 г. N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость", освобождающая
от уплаты налога на добавленную стоимость патентно-лицензионные операции (кроме
посреднических), связанные с объектами промышленной собственности, а также
получение авторских прав.
При этом понятие "патентно-лицензионные операции" не раскрыто ни в упомянутом
выше законе, ни в других нормативных актах.
По сложившейся практике налоговых органов от уплаты НДС освобождаются
следующие платежи по патентно-лицензионным операциям, связанным с объектами
промышленной собственности:
- пошлины и регистрационные сборы, взимаемые в установленном порядке
за совершение юридически значимых действий, связанных с выдачей патентов (свидетельств);
- платежи по зарегистрированным договорам об уступке патентов (свидетельств),
а также о предоставлении лицензий на использование объектов промышленной собственности,
включая платежи за открытые лицензии.
Следует отметить, что по ранее действующему законодательству (статья
28 Закона об изобретениях в СССР) освобождались от налогообложения в течение
5-летнего срока прибыль (доход) и валютная выручка, получаемые патентообладателями
от использования изобретения, продажи или покупки лицензий.
В пункте 5 статьи 10 Патентного закона закреплено положение о зависимых
изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах. Если один из патентообладателей
не может использовать объект промышленной собственности, не нарушая при этом
прав другого патентообладателя, он вправе требовать от последнего заключения
лицензионного договора. Каких-либо иных положений относительно зависимых объектов
промышленной собственности законодатель не предусмотрел. Толкование вышеуказанной
нормы приводит к выводу о том, что в случае недостижения соглашения между
сторонами относительно условий заключения лицензионного договора их спор должен
рассматриваться в судебном порядке.
Патентообладатель вправе на основании поданного в Патентное ведомство
заявления досрочно прекратить действие своего патента (статья 30 Патентного
закона).
Данная норма может быть использована патентообладателем в тех случаях,
когда ему стало очевидно, что его патент нарушает ранее приобретенные права
третьих лиц.
Согласно статье 36 Патентного закона иностранные физические и юридические
лица правомочны пользоваться правами, предусмотренными настоящим Законом,
наравне с физическими и юридическими лицами Российской Федерации в силу международных
договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности. Данная норма
означает, что в Российской Федерации должен предоставляться, например, национальный
режим в отношении правовой охраны объектов промышленной собственности гражданам
и юридическим лицам государств - участников Парижской конвенции по охране
промышленной собственности 1883 г. с последующими изменениями, поскольку Россия
является участницей этого универсального многостороннего международного договора
в области промышленной собственности. Граждане и юридические лица иных государств
(не являющихся участниками Парижской конвенции) пользуются в России упомянутыми
выше правами только на основе принципа взаимности.
5.3. Право на зарубежное патентование
Право на патентование в зарубежных странах изобретений, полезных моделей,
промышленных образцов, созданных в Российской Федерации, закреплено в статье
35 Патентного закона. По общему правилу, оно осуществляется не ранее чем через
три месяца после подачи заявки в Патентное ведомство. Вместе с тем Патентное
ведомство может в необходимых случаях разрешить зарубежное патентование объектов
промышленной собственности ранее указанного срока.
Следует указать, что сходные положения (в более развернутом виде) присутствуют
в законодательствах большинства промышленно развитых стран. Однако в этих
странах предмет их регулирования более широк; они, как правило, регламентируют
порядок засекречивания изобретений представителями компетентных ведомств,
проверяющих все патентные заявки в помещениях патентных ведомств, возмещения
заявителю понесенного им вреда от такого засекречивания, разрешения возникающих
при этом споров между сторонами.
По иному пути пошла правоприменительная практика в Российской Федерации,
поскольку не был создан механизм применения статьи 35 Патентного закона.
В соответствии с пунктом 2 Разъяснения Роспатента N 3 1995 г. в редакции
приказа Роспатента N 6 1996 г. удовлетворение ходатайства заявителя, подавшего
заявку на выдачу евразийского патента или заявку по процедуре РСТ, об ускорении
зарубежного патентования (ранее трех месяцев после подачи заявки во ВНИИГПЭ)
обусловлено указанием Российской Федерации для целей получения патента РФ
или евразийского патента.
Данное требование об указании в заявке Российской Федерации в качестве
страны патентования представляет собой форму давления на заявителя и нарушение
его свободы волеизъявления, т.е. ограничение его гражданских прав.
В случае испрашивания евразийского патента оно вообще излишне, поскольку
первоначально евразийский патент имеет единый характер, т.е. действует на
территории всех государств участников Евразийской патентной конвенции, в том
числе и на территории Российской Федерации.
Согласно пункту 3 данного Разъяснения бремя засекречивания объектов промышленной
собственности переложено на плечи заявителя: перед подачей заявки во ВНИИГПЭ
заявитель, как собственник информации на основании статьи 10 Закона Российской
Федерации "О государственной тайне", предпринимает в установленном порядке
меры к решению вопроса о том, составляют ли государственную тайну сведения
о заявляемом объекте промышленной собственности.
В этой связи возникает закономерный вопрос: почему патентование в зарубежных
странах задерживается на три месяца и заявки находятся все это время во ВНИИГПЭ,
если заявитель должен решить эти вопросы до подачи заявки?
Во втором абзаце упомянутого выше пункта предписывается, что в случае
принятия в установленном порядке решения о засекречивании сведений о заявляемом
объекте промышленной собственности подача в зарубежное патентное ведомство
заявки на выдачу охранного документа на этот объект или соответственно направление
заявки в Международное бюро ВОИС могут быть осуществлены только по решению
Правительства Российской Федерации, как это установлено статьей 18 Закона
РФ "О государственной тайне".
Особенно неудовлетворительно выглядят вышеуказанные положения Разъяснения
N 3 в отношении индивидуальных изобретателей, которым вменяется в обязанность
принятие мер к засекречиванию своих объектов промышленной собственности.
Следует также отметить, что в российском законодательстве не установлены
никакие меры ответственности за нарушение порядка зарубежного патентования.
5.4. Обязанности патентообладателя
В Патентном законе установлен круг обязанностей патентообладателя, важнейшие
из которых - использование охраняемого объекта промышленной собственности
и уплата патентных пошлин. Основными являются пошлины за поддержание патента
в силе (годовые пошлины).
Санкция за невыполнение патентообладателем обязанности по использованию
своего объекта промышленной собственности - принудительное лицензирование.
Принудительная лицензия выдается при неиспользовании патентообладателем изобретения
или промышленного образца в течение четырех лет, а полезной модели - в течение
трех лет с даты выдачи патента.
Любое лицо, желающее и готовое использовать охраняемый объект промышленной
собственности, в случае отказа патентообладателя от заключения договора может
обратиться в Высшую патентную палату Российской Федерации с ходатайством о
предоставлении ему принудительной неисключительной лицензии.
Готовность лица, испрашивающего принудительную лицензию, следует понимать
как наличие у него достаточных средств для осуществления лицензируемого изобретения
(финансовые средства, наличие материальной базы, сырья, квалифицированной
рабочей силы, комплектующих деталей, производственных площадей и т.д.). Данное
обстоятельство в каждом конкретном случае должно оцениваться Высшей патентной
палатой.
Патентообладатель может избегнуть принудительного лицензирования, если
докажет, что неиспользование или недостаточное использование объекта промышленной
собственности обусловлено уважительными причинами, которые также оцениваются
Высшей патентной палатой сообразно обстоятельствам конкретного дела.
Принудительная лицензия предоставляется с определением пределов использования,
размера, сроков и порядка платежей. Размеры лицензионных платежей устанавливаются
не ниже рыночной цены лицензии.
В соответствии со статьей 33 Патентного закона за совершение юридически
значимых действий, связанных с патентом, взимаются патентные пошлины, которые
уплачиваются в Патентное ведомство. Перечень этих пошлин, их размеры и сроки
уплаты, а также основания для освобождения от их уплаты, уменьшения их размеров
или их возврата устанавливаются правительственным постановлением.
Как указывалось ранее, при неуплате патентообладателем в установленный
срок пошлин за поддержание патента в силе наступает досрочное прекращение
действия патента.
В настоящее время в Российской Федерации действует Положение о пошлинах
за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию
товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров,
предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров,
утвержденное постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации
от 12 августа 1993 г. N 793 в редакции постановления Правительства Российской
Федерации от 12 августа 1996 г. N 947.
В последней редакции Положения о пошлинах, помимо общего увеличения размера
всех пошлин, изменился сам порядок их исчисления - от абсолютных цифр их выражения
перешли к привязке к минимальному размеру оплаты труда (кроме патентных пошлин
в иностранной валюте).
Как и прежде, в отношении физических лиц, постоянно проживающих за пределами
Российской Федерации, или иностранных юридических лиц пошлины за совершение
юридически значимых действий уплачиваются в долларах США.
За поддержание в силе в отношении Российской Федерации евразийского патента,
выданного в соответствии с Евразийской патентной конвенцией, пошлины взимаются
в размерах, превышающих на 25% размеры, установленные для соответствующих
годовых пошлин за поддержание в силе патентов Российской Федерации на изобретения,
в том числе и для владельцев евразийских патентов из стран СНГ, что является
очевидным нарушением Парижской конвенции об обязанности государств-участников
предоставлять национальный режим, а в отношении российских заявителей - не
поддается никакому разумному объяснению.
Годовые пошлины за поддержание в силе патента на изобретение и промышленный
образец взимаются начиная с третьего года, считая с даты поступления заявки,
а за поддержание в силе свидетельства на полезную модель - с первого года,
считая с даты поступления заявки.

6. Ответственность за нарушение положений патентного закона

Базисные изменения в экономике нашей страны, продвижение к системе рыночных
отношений выдвинули на первый план гражданско-правовую ответственность в сфере
изобретательства. Центр тяжести в данной области переместился от проблем нарушений
права авторства, права на вознаграждения, бюрократизма и волокиты при рассмотрении
и внедрении изобретений к проблемам нарушения патента.
6.1. Понятие нарушения патента
Как указывалось ранее, формула изобретения служит критерием при установлении
факта нарушения патента (путем сравнения объектов, которые предположительно
нарушают патент, с объектами, находящимися под охраной патента). В Патентном
законе (пункт 2 статьи 10) установлено правило, согласно которому можно определить
факт использования изобретения, в том числе, естественно, и неправомерного:
продукт (изделие) признается изготовленным с использованием запатентованного
изобретения, полезной модели, а способ, охраняемый патентом на изобретение,
примененным, если в нем использован каждый признак изобретения, полезной модели,
включенный в независимый пункт формулы, или эквивалентный ему признак. Из
этого следует, что при толковании формулы изобретения может быть применена
так называемая теория эквивалентов, согласно которой признаки считаются эквивалентными,
если они выполняют одну и ту же техническую функцию для достижения одного
и того же результата, хотя и отличаются по форме. Иными словами, при определении
эквивалентности признаков учитывается их взаимозаменяемость.
Как указывалось ранее, исключительное право на объект промышленной собственности
наступает с даты выдачи охранного документа, которая совпадает с датой публикации
сведений о выдаче охранного документа.
В пункте 3 статьи 10 Патентного закона дается понятие нарушения исключительного
права патентообладателя: это несанкционированное изготовление, применение,
ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот
или хранение с этой целью продукта, содержащего запатентованный объект промышленной
собственности, а также применение способа, охраняемого патентом на изобретение,
или введение в хозяйственный оборот либо хранение с этой целью продукта, изготовленного
непосредственно способом, охраняемым патентом на изобретение.
Как известно, полный и исчерпывающий перечень действий, нарушающих патент,
- основа эффективной охраны прав патентообладателя. Однако перечень, содержащийся
в пункте 3 статьи 10 Закона, далеко не полный. Целесообразнее было бы закрепленные
здесь противоправные действия сгруппировать в трех подпунктах в отношении
запатентованного продукта, способа и продукта, непосредственно полученного
запатентованным способом (косвенная охрана). В целом указанные нарушающие
патент действия в мировой практике квалифицируются как прямое нарушение патента.
Помимо этого существует такое понятие, как косвенное нарушение патента. Имеется
в виду несанкционированная поставка или предложения о поставке средств осуществления
запатентованного изобретения лицам, которые не имеют права на использование
этого изобретения (кроме, например, лицензиата и др.). Ответственность поставщика
наступает тогда, когда он знает или из обстоятельств очевидно, что поставляемые
им изделия предназначены для изготовления запатентованного изобретении, т.е.
в случае установления в действиях вины.
Указанные нормы о прямом и косвенном нарушении патента достаточно апробированы
на практике и доказали свою эффективность. Надо отметить, что эти нормы восприняты
не только странами - участницами Европейской патентной конвенции, но и другими
государствами, которые в последнее время реформировали или приняли новое патентное
законодательство.
Кроме того, в отличие, например, от правовой конструкции, характерной
для европейского патентного законодательства, в перечне комментируемого Закона
отсутствуют такие правонарушения, как предложение к продаже, применение и
ввоз продукта, непосредственно полученного запатентованным способом.
Из сказанного следует, что законодатель не предусмотрел в Патентном законе
широко распространенное в мировой практике (особенно в западноевропейской)
деление нарушения патента на прямое и косвенное. Далее. Все перечисленные
действия, не включенные в пункт 3 статьи 10 Патентного закона, не могут считаться
нарушением патента, поскольку перечень нарушающих патент действий, содержащийся
в Патентном законе, является исчерпывающим. Вызывает удивление и само расположение
нормы о нарушении патента в статье 10, в которой говорится о правах и обязанностях
патентообладателя. Логичнее было бы поместить ее в статье 14, где речь якобы
идет о нарушении патента, а на самом деле дается определение нарушителя патента,
что вообще представляется излишним.
Таким образом, в российском патентном праве не предусмотрена ответственность
за соучастие в нарушении патента, так что патентообладатель не может преследовать
по суду лиц, способствующих прямому нарушению патента. В целом указанные обстоятельства
сужают возможности патентообладателя по защите своих исключительных прав.
Вернемся, однако, к случаям прямого нарушения патента, которые единственно
возможны в наших условиях. Следует особо отметить, что перечисленные в пункте
3 статьи 10 Патентного закона противоправные действия являются частными случаями
противозаконного использования запатентованного изобретения и имеют самостоятельное
значение.
Иными словами, любое указанное в названной статье противоправное действие,
например несанкционированное изготовление, считается противозаконным использованием
запатентованного изобретения, т.е. нарушением патента. Самостоятельность указанных
составов правонарушения заключается в том, что за каждый из них патентообладатель
может преследовать нарушителя своего патента. Причем нарушителей может быть
несколько. Все зависит от конкретных обстоятельств.
Конечно, первоначальными формами нарушения патента являются несанкционированное
изготовление изделия и применение способа. С этого все начинается. Примечательно,
что в старых патентных законах преследовались только эти две формы нарушения
патента. Однако с развитием рыночной экономики появилась потребность в детализации
понятия противозаконного использования запатентованного изобретения на отдельные
его составляющие (хранение, ввоз, предложение к продаже, продажа и др.). Как
правило, сегодня одно предприятие не занимается и изготовлением продукции,
и ее реализацией на рынке. Существует целая сеть оптовиков, розничных торговцев
и т.д. Более полный перечень нарушающих патент действий позволяет патентообладателю
проследить за всей цепочкой противоправных действий и взыскать убытки с каждого
правонарушителя. Этим обеспечивается более полная защита имущественных интересов
патентообладателя. Однако следует учитывать, что каждая форма противозаконного
использования имеет свои особенности. Например, сам факт изготовления контрафактных
изделий является законченным правонарушением и не зависит от дальнейшего их
введения в хозяйственный оборот. При этом, конечно, изготовление должно осуществляться
в промышленных масштабах с целью извлечения прибыли.
Ввоз контрафактной продукции на территорию, где действует чужой патент,
также считается законченным правонарушением, даже независимо от целей дальнейшего
использования. А вот в отношении хранения контрафактной продукции необходимо
намерение ее последующего введения в хозяйственный оборот.
Из сказанного следует, что правильная квалификация нарушения патента

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>