<< Пред. стр.

стр. 29
(общее количество: 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

посла или консула, зарегистрировавшего брак, признаются действительными браки,
заключенные в российских дипломатических представительствах или консульских
учреждениях. Взаимность может вытекать из законодательства соответствующего
иностранного государства или из заключенных Россией международных договоров.
Так, согласно п.1-4 ст.9 Консульского договора с Китаем от 10 сентября 1986
г. консулы вправе регистрировать в соответствии с законодательством представляемого
государства и если это не противоречит законодательству государства пребывания
браки при условии, что оба лица, вступающие в брак, являются гражданами представляемого
государства, и выдавать свидетельства о браке.
Второе из названных условий исключает возможность признания "смешанных"
консульских браков. Требуется, чтобы оба супруга имели гражданство государства,
назначившего посла или консула.
Однако в некоторых консульских конвенциях России допускается регистрация
консулом и "смешанных" браков. Так, в соответствии с пп."в" п.1 ст.37 Консульской
конвенции с Турцией от 27 апреля 1988 г. консул регистрирует браки в рамках,
дозволенных законодательством государства пребывания, при условии, что по
крайней мере один из супругов является гражданином представляемого государства.

Комментарий к статье 158 кодекса

1. Пункт 1 ст.158 СК допускает заключение браков между российскими гражданами
и браков между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами
без гражданства в компетентных органах иностранного государства. Будущие супруги
- российские граждане могут, следовательно, заключить за границей свой брак
либо в дипломатическом представительстве или консульском учреждении России
(см. ст.157 СК и комментарий к ней), либо в органах иностранного государства.
Заключенные в органах иностранных государств браки признаются в России
действительными при условии соблюдения законодательства государства места
заключения брака. Имеются в виду предписания этого законодательства о форме
и условиях вступления в брак (ранее в ст.162 КоБС говорилось лишь о форме
брака). Поэтому, например, брак, заключенный в религиозной форме в стране,
где такие браки имеют юридическую силу, должен считаться действительным и
в России.
Ссылку в п.1 ст.158 СК на законодательство государства, на территории
которого заключается брак, следует понимать как ссылку на всю совокупность
относящихся к заключению брака норм, включая и коллизионные нормы. Если, например,
законодательство иностранного государства предписывает, как и ст.156 СК, применение
к условиям заключения брака законов страны гражданства супруга, то к будущему
супругу - российскому гражданину должны быть в этом государстве применены
российские законы.
Законодательство большинства стран мира исходит из принципа применения
к материальным условиям действительности брака "личного" закона будущего супруга,
т.е. законодательства страны гражданства супруга или страны места его жительства,
хотя допускается много разнообразных исключений из общего правила. В большинстве
европейских стран, Японии и ряде других стран под личным законом понимается
законодательство страны гражданства вступающих в брак лиц, а в странах англо-американского
права, Швеции, Норвегии и некоторых других государствах - законодательство
страны места жительства будущего супруга. Согласно ст.44 швейцарского закона
о международном частном праве условия заключения брака в Швейцарии регулируются
швейцарским правом; однако указывается, что брак между иностранцами может
быть заключен и в том случае, когда отсутствуют условия, предусмотренные швейцарским
правом, если налицо условия, установленные правом страны гражданства одного
из будущих супругов. Применение в сочетании личного закона и закона места
заключения брака используется и в других странах, например, в Финляндии. Закон
места заключения брака положен в основу регулирования условий вступления в
брак в Бразилии, Аргентине и некоторых других странах.
Для признания в России заключенных за границей браков действительными
требуется согласно п.1 ст.158 СК соблюдение еще одного условия: должны отсутствовать
предусмотренные ст.14 СК (см. комментарий к ней) обстоятельства, препятствующие
заключению брака. Подчеркнем, что закон требует соблюдения требований лишь
ст.14 СК, но не предписаний о брачном возрасте (ст.13 СК) или о форме брака
(ст.10 СК).
Например, если будет установлено, что один из супругов на момент заключения
брака, который имеется в виду в п.1 ст.158 СК, уже состоял в браке, совершенный
за границей брак не будет считаться в России действительным, даже если законодательство
места вступления в брак не видит в этом препятствия к заключению брака. В
то же время недостижение одним из супругов брачного возраста, предусмотренного
ст.13 СК, не может служить основанием для отказа в признании брака действительным
в России, если соблюдены законы соответствующего государства о брачном возрасте.
Признание заключенного за границей брака действительным в России означает,
что он будет иметь такую же юридическую силу, как и брак, заключенный на территории
России, с вытекающими отсюда последствиями.
2. Требования п.2 ст.158 СК к признанию заключенных за границей браков
между иностранными гражданами более мягкие: не требуется соблюдение при заключении
брака предписаний ст.14, достаточно соблюдения соответствующего иностранного
законодательства. Поэтому если это законодательство допускает, например, вступление
в брак при наличии другого брака, нет оснований для признания в России недействительным
брака двух иностранных граждан, один из которых уже состоит в браке. Практика
и ранее шла по этому пути (см. Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР,
с.267).

Комментарий к статье 159 кодекса

1. Коллизионная норма ст.159 СК о недействительности брака (КоБС подобного
правила не содержал) сформулирована во взаимосвязи с регулированием в ст.156
и 158 СК формы и условий заключения брака.
Если брак был заключен на территории России, основанием для признания
его недействительным служит нарушение правил законодательства, подлежавшего
согласно ст.156 СК применению при его заключении (см. ст.156 СК и комментарий
к ней). Так, если при заключении брака подлежало применению российское законодательство
(к форме и порядку заключения брака, к условиям заключения брака российского
гражданина, к препятствиям к заключению брака иностранного гражданина), то
недействительность брака с точки зрения формы и порядка, а также условий заключения
брака будет определяться по российскому законодательству. Это законодательство
будет в данном случае определять основания признания брака недействительным,
круг лиц, имеющих право требовать признания брака недействительным, последствия
недействительности брака (см. ст.27-30 СК и комментарий к ним).
Если при заключении брака на территории России применялось иностранное
законодательство, например, условия заключения брака определялись для супруга
- иностранного гражданина по законодательству государства, гражданином которого
он является, то брак может быть признан недействительным в связи с нарушением
подлежавших применению норм соответствующего иностранного законодательства
об условиях вступления в брак.
2. При признании в России недействительными браков, заключенных за пределами
РФ, определяющим также является законодательство, которое применялось при
заключении брака (см. ст.158 СК и комментарий к ней). Например, недействительность
брака, заключенного за границей иностранными гражданами с применением иностранного
законодательства о форме и условиях вступления в брак, определяется этим иностранным
законодательством. Если же брак был заключен за границей с применением российского
законодательства (например, в силу требований иностранного законодательства
в отношении супруга - российского гражданина к условиям заключения брака был
применен российский закон), брак может быть признан недействительным по мотивам
нарушения требований этого российского закона об условиях вступления в брак.
3. Коллизионные нормы о недействительности брака содержатся в тех договорах
России о правовой помощи, в которых определено право, подлежащее применению
к заключению брака (см. ст.156 СК и п.2 комментария к ней). Регулирует недействительность
брака и ст.30 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Способ определения
права, подлежащего применению в отношении недействительности брака, такой
же, как и в ст.159 СК.
Указанные международные договоры содержат также нормы о признании решений
по семейным делам, если отсутствуют основания отказа в признании, предусмотренные
в соответствующем договоре (ст.52 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г.,
ст.46 договора с Болгарией, ст.44 договора с Монголией, ст.50 договора с Эстонией
и т.д.). Следовательно, на территории России подлежат признанию (с соблюдением
установленных соответствующим договором условий признания) и решения судов
этих государств о недействительности браков.
Поскольку ст.159 СК не содержит указания на признание иностранных решений
о недействительности брака, вынесенных в государствах, с которыми Россия не
имеет международных договоров, предусматривающих признание, возникает вопрос
о возможности такого признания. Видимо, возможность признания может быть обоснована
нормой ст.156 СК, по которой заключенные за границей браки признаются действительными
в России. Едва ли было бы правильно, признав заключенный за границей брак
действительным, продолжать считать его таковым в случае вынесения впоследствии
за границей решения о признании его недействительным. Для признания в России
решений о недействительности брака необходимо, однако, соблюдение общих требований,
предусмотренных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.
"О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей" (ВВС
СССР, 1988, N 26, ст.427).

Комментарий к статье 160 кодекса

1. Как и действовавшая ранее ч.1 ст.163 КоБС, п.1 ст.160 СК предусматривает
применение при расторжении в России браков российских граждан с иностранными
гражданами, а также браков между иностранными гражданами российского законодательства,
т.е. ст.16-26 СК (см. комментарий к ним).
Вопрос о признании за границей осуществленного в России расторжения брака
(например, расторжения брака двух иностранных граждан) решается в соответствующем
государстве на основании его законодательства. В России же брак будет считаться
расторгнутым (разумеется, если решение вынесено с соблюдением предписаний
российского семейного и процессуального законодательства). Отметим, что коллизионные
нормы о расторжении брака (тех стран, где развод допускается) весьма различны.
В принципе расторжение брака подчиняется либо закону страны гражданства супругов
или супруга (законодательство большинства стран континентальной Европы), либо
закону страны места жительства супругов или мужа (например, Швеция; таково
в общем право Англии и США). Однако применяются многочисленные дополнительные
отсылки. Например, португальский ГК подчиняет развод закону страны гражданства
супругов; при разном гражданстве применяется право их общего обычного места
жительства, а при его отсутствии - личный статут мужа (ст.52, 55 ГК). Таиландский
суд расторгает брак, лишь если развод разрешен национальными законами обоих
супругов; основания развода определяются правом места предъявления иска.
Некоторые международные договоры России решают вопрос о подлежащем применению
законодательстве иначе. Например, согласно ст.28 Конвенции стран СНГ от 22
января 1993 г. по делам о расторжении брака применению подлежит законодательство
государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления;
если супруги имеют гражданство разных государств, применяться должно законодательство
государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака. Поскольку
при расхождении в регулировании применяется правило международного договора,
а не СК (см. ст.6 СК и комментарий к ней), в случаях, когда договор отсылает
к законам страны гражданства супругов, при расторжении их брака должно применяться
соответствующее иностранное законодательство. Если, например, расторгается
брак украинской гражданки, проживающей в Москве, с украинским гражданином,
проживающим в Киеве, суд по месту жительства истицы должен применить не российское,
а украинское семейное законодательство.
2. Пункт 2 ст.160 СК, как и действовавшая ранее ч.5 ст.163 КоБС, допускает
расторжение брака российских граждан, проживающих за границей, в российском
суде; это допускается и тогда, когда второй супруг является гражданином иностранного
государства. Практике известны такие случаи. Например, Мосгорсуд рассматривал
иски российских гражданок, проживающих в Италии, о расторжении их брака с
итальянскими гражданами, проживающими там же. Возникающий при рассмотрении
подобных дел вопрос о территориальной подсудности, не получивший разрешения
в ГПК, должен решаться на основании поручения Верховного Суда РФ, т.е. дело
должно рассматриваться судом, указанным Верховным Судом РФ. Соответствующее
правило, содержавшееся в ч.6 ст.163 КоБС, не воспроизведено в ст.160 СК, т.к.
этот вопрос, носящий процессуальный характер, предполагается урегулировать
в новом ГПК.
Российские граждане, проживающие за границей, вправе обращаться по вопросам
расторжения брака и в дипломатические представительства или консульские учреждения
России, если речь идет о браке, расторжение которого по российскому законодательству
возможно в органах записи актов гражданского состояния (см. ст.19 СК и комментарий
к ней). При этом консул вправе расторгать браки между супругами - российскими
гражданами, если хотя бы один из них постоянно проживает за границей.
При взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих несовершеннолетних
детей, расторжение брака производится в консульском учреждении России по месту
жительства супругов или одного из них на основании совместного заявления супругов.
В случае невозможности явки одного из супругов в консульское учреждение по
уважительным причинам (болезнь, военная служба, отдаленность проживания и
т.п.) совместное заявление может быть подано другим супругом. Подпись отсутствующего
супруга на заявлении должна быть удостоверена органом загса, в нотариальном
порядке или консулом по месту жительства другого супруга. Регистрация расторжения
брака производится в присутствии обоих супругов. Лишь в отдельных случаях
при наличии уважительных причин регистрация может быть произведена в отсутствие
одного из супругов. Свидетельство о расторжении брака отсутствующему супругу,
проживающему в России, высылается через МИД в орган загса по месту его жительства,
а если супруг проживает за пределами России - в дипломатическом порядке консулу
по месту его жительства.
3. Российские граждане согласно п.3 ст.160 СК вправе расторгать браки
за пределами России и в компетентных органах иностранных государств. Расторжение
таких браков признается действительным в России (оно признавалось действительным
и по ст.163 КоБС). Правило п.3 ст.160 СК следует понимать в том смысле, что
речь идет и о браках между российскими гражданами, и о браках российских граждан
с иностранными гражданами и лицами без гражданства.
Признание в России иностранных решений о расторжении брака пункт 3 ст.160
СК связывает с необходимостью соблюдения органом, вынесшим решение, законодательства
государства своей страны о компетенции и подлежащем применению праве. При
невыполнении этого условия решение может оказаться в России непризнанным.
Ранее действовавшее законодательство (п.2 и 3 ст.163 КоБС) признание в России
расторжения браков с участием российских граждан тоже ставило в зависимость
от соблюдения судом, вынесшим решение, иностранных законов, однако формулировка
(законы "соответствующих" государств) была неопределенной. Статья 160 СК конкретизирует
это понятие.
Существенным согласно данной статье является факт вынесения решения компетентным
органом. Если, например, расторжение брака отнесено законодательством страны
места расторжения брака к ведению судов, компетентным надо считать суд, а
не какой-либо другой орган. Соблюдение законодательства страны места вынесения
решения о компетенции вынесших решение органов означает также, что выполнены
требования законодательства о пределах компетенции судов данного государства
по рассмотрению дел о расторжении брака (международная подсудность). Такая
компетенция устанавливается в разных государствах по-разному. Например, чешские
суды признаются компетентными по делам о расторжении брака, если хотя бы один
из супругов является гражданином Чехии; при определенных условиях суды этой
страны компетентны и в отношении супругов-иностранцев (§§33 и 38 закона о
международном частном праве и процессе). И в Польше к компетенции польских
судов отнесены дела о расторжении брака, если хотя бы один из супругов является
польским гражданином. Если при этом оба супруга проживают в Польше, к ним
применяется исключительно польская юрисдикция (ст.1100 ГПК Польши).
Если, например, польским судом расторгнут брак проживающих в Варшаве
супругов, один из которых имеет польское, а другой - российское гражданство,
нет препятствий с точки зрения компетенции для признания в России решения
польского суда о расторжении брака.
Пункт 3 ст.160 СК связывает признание иностранных решений и с соблюдением
законодательства государства места вынесения решения о подлежащем применению
праве. Имеется в виду соблюдение коллизионных норм семейного права данного
государства. Поэтому при решении вопроса о признании в России решения иностранного
суда о расторжении брака, например, двух российских граждан, важно установить,
что коллизионная норма государства, суд которого вынес решение, соблюдена.
Если эта коллизионная норма отсылает к законодательству страны гражданства
супругов, следует убедиться, что при расторжении брака было применено российское
законодательство.
Пункт 3 ст.160 СК, в отличие от п.2 и 3 ст.163 КоБС, не связывает признание
иностранных решений о расторжении брака с местом проживания супругов (в России
или за ее пределами). Это не исключает того, что при определении в новом ГПК
пределов компетенции российских судов (в том числе по семейным делам) и решении
общих вопросов признания иностранных судебных решений это обстоятельство будет
принято во внимание.
4. Пункт 4 ст.160 СК предусматривает признание в России действительным
совершенного за границей расторжения брака между двумя иностранными гражданами,
обусловливая признание соблюдением норм законодательства государства, суд
(или другое учреждение) которого принял решение о расторжении брака, а именно
норм, касающихся компетенции и подлежащего применению права. По существу эта
норма совпадает с правилом, содержавшимся в ч.4 ст.163 КоБС. Однако уточнено
употреблявшееся ранее понятие законодательства "соответствующего" государства.
Коллизионные нормы иностранных государств по-разному определяют подлежащее
применению право. В принципе расторжение брака подчиняется либо законодательству
страны гражданства супругов или супруга (законы Австрии, Венгрии и вообще
большинства стран континентальной Европы), либо законодательству места жительства
супругов или мужа (например, Швеция, Швейцария; таково в общем право Англии
и США, где основной проблемой считается установление подсудности, которая
в конечном счете определяет и подлежащее применению право). Однако применяются
многочисленные дополнительные коллизионные отсылки.
5. Признание в России иностранных решений о расторжении брака означает,
что за иностранным решением признается такая же юридическая сила, как и за
решением российских судов (или органов записи актов гражданского состояния)
о расторжении брака. Наличие иностранного решения о расторжении брака дает
основания считать супругов разведенными. При этом, по-видимому, не требуется
государственная регистрация расторжения брака, произведенного иностранным
судом, в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского
состояния (см. п.2 ст.25 СК и комментарий к нему). Лицо, брак которого расторгнут
решением иностранного суда, может, ссылаясь на это решение, подлежащее признанию,
вступить в России в новый брак.
Прежний брак считается прекратившимся со дня вступления иностранного
решения в законную силу. День вступления иностранного решения в законную силу
должен, надо полагать, определяться в соответствии с законодательством государства,
суд (или иной орган) которого вынес решение. Вопрос имеет практическое значение,
т.к. законодательство иностранных государств течение срока, с которым связывается
вступление судебного решения в силу, устанавливает, как правило, начиная со
дня вручения отсутствующей стороне копии решения, а не со дня вынесения решения,
как в России.
Признание иностранного судебного решения о расторжении брака не требует
какой-либо специальной процедуры, если только против признания не возражает
второй супруг или иное заинтересованное лицо. Так, загс, куда лицом, вступающим
в брак, предъявлено в подтверждение того, что он не состоит в браке, решение
иностранного суда о расторжении его прежнего брака, рассматривает это решение
как подтверждение прекращения брака, удостоверившись в том, что решение вступило
в законную силу (обычно иностранный суд делает на решении соответствующую
отметку).
Если, однако, заинтересованное лицо возражает против признания, вопрос
о признании на территории России иностранного решения о разводе рассматривается
по заявлению указанного лица судом в порядке, предусмотренном Указом Президиума
Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР
решений иностранных судов и арбитражей". Суд рассматривает заявление в судебном
заседании, проверяя соблюдение условий признания, в частности, и тех условий,
которые рассмотрены выше в комментарии к настоящей статье (соблюдение требований
о компетенции и подлежащем применению праве).
Следует различать признание брака расторгнутым и признание последствий
развода, основывающихся на иностранном законе, например, таких как безусловное
лишение виновной стороны права на вступление в новый брак, права на воспитание
детей и т.п. Последствия, которые не относятся к статуту развода, в принципе
должны определяться на самостоятельных основаниях (см. ст.156, 163 СК и комментарий
к ним).
6. Признание судебных решений о расторжении брака предусматривает ряд
договоров России о правовой помощи. В некоторых из них, например, в договоре
с Румынией (ст.25) специально предусмотрено признание решений о расторжении
брака "без дальнейшего производства"; требуется лишь установить, что суд страны,
где решение должно быть признано, до этого времени не вынес по тому же делу
решения, вступившего в законную силу. Другие договоры, например, договор с
Вьетнамом (ст.41), предусматривают признание решений по делам неимущественного
характера, включая сюда и решения о расторжении брака. Условия отказа в признании
формулируются здесь шире. Отказ допустим, если установлено: 1) ответчик не
принял участия в процессе из-за того, что ему не было своевременно и в надлежащей
форме вручено извещение; 2) дело между теми же сторонами, о том же предмете
и по тому же основанию было уже разрешено в стране, где ставится вопрос о
признании, или было здесь ранее возбуждено; 3) дело относится к исключительной
компетенции учреждений запрашиваемого государства. Статья 52 Конвенции стран
СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает признание решений, не требующих исполнения
(следовательно, и решений о расторжении брака), при условии соблюдения перечисленных
в ней условий, близких к рассмотренным выше, но не полностью совпадающих с
ними.
При наличии международного договора с государством, суд которого вынес
подлежащее признанию решение о расторжении брака, необходимо обращение к соответствующему
договору и соблюдение тех и только тех условий признания, которые предусмотрены
в договоре (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 161 кодекса

1. КоБС не содержал нормы о законодательстве, подлежащем применению к
личным неимущественным и имущественным правам и обязанностям супругов (право
выбора фамилии, режим совместного имущества, взаимное алиментирование и т.п.).
При отсутствии регулирования суды, независимо от гражданства супругов и места
их жительства, применяли российское законодательство.
Пункт 1 ст.161 СК восполняет пробел в законодательстве, предписывая применение
к указанным правам и обязанностям законодательства государства, на территории
которого супруги имеют совместное место жительства. Предполагается, что отношения
супругов наиболее тесно связаны с правом государства, где протекает брак.
Как видно, подлежащее применению право определено на основании "территориального"
критерия - гражданство супругов не принимается во внимание. Таким образом,
даже к отношениям супругов - иностранных граждан, если они проживают совместно
в Москве, подлежит применению российское законодательство.
Пункт 1 ст.161 СК устанавливает дополнительные коллизионные нормы на
случай, когда супруги не имеют или никогда не имели совместного места жительства.
При отсутствии совместного места жительства применяется законодательство государства,
на территории которого супруги имели последнее совместное место жительства;
если же супруги никогда не имели совместного места жительства, российские
суды применяют российское законодательство.
Примером может служить рассмотрение в российском суде спора о разделе
имущества супругов, один из которых, французский гражданин, проживает во Франции,
а другая - российская гражданка, проживает в Москве. Брак был заключен в Москве,
здесь же супруги несколько лет жили совместно, оба имеют здесь имущество.
Однако за год до предъявления иска ответчик уехал во Францию и супруги стали
жить раздельно. При отсутствии у супругов на момент предъявления иска совместного
места жительства применению подлежит в соответствии с п.1 ст.161 СК российское
законодательство.
2. При отсылке коллизионных норм п.1 ст.161 СК к российскому законодательству
применению подлежат нормы гл.6 СК о личных правах и обязанностях супругов
(см. гл.6 СК и комментарий к ней), гл.7 СК о законном режиме имущества супругов
(см. гл.7 СК и комментарий к ней). Применению подлежат и нормы гл.8 СК о договорном
режиме имущества супругов (см. гл.8 СК и комментарий к ней), если супруги
в рамках, установленных п.2 ст.161 СК, не избрали при заключении брачного
договора или соглашения об уплате алиментов друг другу иностранное законодательство.
3. Пункт 2 ст.161 СК допускает избрание законодательства, подлежащего
применению к брачному договору или соглашению супругов об уплате алиментов
друг другу, самими супругами. Это значит, что, например, при составлении брачного
договора (см. ст.40-44 СК и комментарий к ним) или соглашения об уплате алиментов
(см. ст.89 и 90 СК и комментарий к ним) супруги могут договориться о том,
что их права и обязанности по указанным договору или соглашению будут определяться
не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы п.1 ст.161
СК, а каким-либо иным. Например, если брачный договор заключают супруги, один
из которых живет в России, а другой - в Германии, а ранее они жили совместно
в России, то согласно п.1 ст.161 СК их права и обязанности по брачному договору
должны были бы подчиняться российскому законодательству как законодательству
страны последнего совместного места жительства супругов. Но при соответствующей
договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору будут
подчиняться германскому праву или праву какого-либо другого избранного ими
иностранного государства. Коллизионная норма п.1 ст.161 СК в этом случае не
будет применяться.
Следует иметь в виду, что право избрания законодательства принадлежит
согласно п.2 ст.161 СК не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют
общего гражданства или совместного места жительства. Брачные договоры и соглашения
об уплате алиментов супругов, имеющих общее гражданство или совместное место
жительства, определяются в соответствии с общими правилами п.1 ст.161 СК;
при отсылке этих правил к российскому законодательству подлежат применению
нормы главы 8 СК, ст.89 и 90, а также гл.16 СК (см. гл.8, ст.89 и 90, гл.16
СК и комментарий к ним).
Из п.2 ст.161 СК следует, что выбор супругами законодательства не ограничен
законодательством какой-то определенной страны. Это может быть законодательство
России, законодательство страны гражданства одного из супругов, страны места
его жительства, страны, где находится недвижимое имущество супругов, и т.д.
В связи с этим нельзя полностью исключить случаи избрания супругами под давлением
одного из них законодательства государства, где недостаточно обеспечено равенство
мужчины и женщины в имущественных отношениях. Если будет установлено, что
применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам
правопорядка России, возможно ограничение его применения (см. ст.167 СК и
комментарий к ней).
Избрание на основании п.2 ст.161 СК подлежащего применению законодательства
является правом, но не обязанностью супругов, не имеющих общего гражданства
или совместного места жительства. Если такие супруги не воспользовались правом
выбора законодательства, к их брачному договору или соглашению об уплате алиментов
применяются положения п.1 ст.161 СК.
Выбор законодательства может быть осуществлен в соответствии с п.2 ст.161
СК при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов.
Подчеркнем, что ст.161 СК допускает избрание права сторонами только в

<< Пред. стр.

стр. 29
(общее количество: 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>