<< Пред. стр.

стр. 31
(общее количество: 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

и 129-132 СК и комментарий к ним), касающихся обеспечения при усыновлении
интересов детей. Если требования соответствующего иностранного законодательства
либо указанные требования российского законодательства не соблюдены, усыновление
не должно производиться.
2. При усыновлении на территории России детей - иностранных граждан российскими
гражданами применяется, исходя из общей коллизионной нормы п.1 ст.165 СК,
российское законодательство (см. гл.19 и комментарий к ней). Следует учитывать
и п.2 ст.169 СК, а также утвержденное Правительством РФ 15 сентября 1995 г.
Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации,
на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам (СЗ
РФ, 1995, N 39, ст.3768). Иностранное гражданство усыновляемых тоже учитывается
при усыновлении; учреждение, производящее усыновление ребенка - иностранного
гражданина, должно в соответствии с ч.3 п.1 ст.165 СК получить согласие законного
представителя ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого
является ребенок, а также, если это требуется в соответствии с законодательством
указанного государства, согласие ребенка на усыновление.
3. Правило п.2 ст.165 СК направлено на защиту прав усыновляемых детей
и носит общий ограничительный характер: независимо от гражданства усыновителя
(следовательно, и от подлежащего применению законодательства) при нарушении
прав ребенка, установленных российским законодательством и международными
договорами России (например, Конвенцией о правах ребенка - см. ВВС СССР, 1990,
N 45, ст.955), усыновление не может быть произведено, а произведенное усыновление
подлежит отмене.
4. Пункт 3 ст.165 СК предусматривает признание в России усыновления ребенка
- российского гражданина, проживающего за границей, если оно произведено компетентным
органом иностранного государства, гражданином которого является усыновитель.
Требуется лишь установить, что орган исполнительной власти субъекта РФ, на
территории которого ребенок или его родители проживали до выезда за границу,
дал предварительное разрешение на усыновление. Аналогичное правило содержалось
и в прежней редакции ст.165 КоБС, но если там речь шла о производстве усыновления
органами государства, на территории которого проживает ребенок, то п.3 ст.165
СК говорит об органах государства, гражданином которого является усыновитель.
Иначе определен и орган, дающий разрешение на усыновление.
Компетентность органа, производящего усыновление, о которой упоминается
в п.3 ст.165 СК, определяется в иностранных государствах по-разному. Например,
в Швейцарии усыновление производится в судах или административных органах
по месту жительства усыновителя или супругов, совместно усыновляющих ребенка.
Споры об усыновлении рассматриваются судами, компетентными по делам об усыновлении
или оспаривании происхождения. Допускается усыновление в швейцарских органах
и в том случае, когда усыновитель - швейцарский гражданин не имеет места жительства
в этой стране, если усыновление в стране, где он живет, невозможно или нельзя
разумно требовать, чтобы заявление об усыновлении было подано по месту жительства
за рубежом (ст.75, 76 закона о международном частном праве 1987 г.).
Вынося решение об усыновлении, компетентные органы иностранных государств
применяют действующие в их стране нормы, которые тоже различны. Здесь предписывается
учитывать в том или ином варианте законодательство страны гражданства усыновителя
и усыновляемого, а также страны, где производится усыновление. В ряде случаев
отдельно регулируются условия и последствия усыновления.
Приведем в качестве примера регулирование коллизий при усыновлении в
трех принятых сравнительно недавно законах о международном частном праве.
Австрийский закон 1978 г. (§26) подчиняет условия усыновления закону гражданства
каждого из усыновителей; если по законодательству страны гражданства ребенка
требуется согласие последнего на усыновление или согласие третьего лица, применяется
и это законодательство. Последствия усыновления подчинены законодательству,
подлежащему применению к личным правоотношениям супругов. Турецкий закон 1982
г. в отношении способности к усыновлению и условий назначения усыновления
предписывает применение для каждого участника закона страны гражданства, для
последствий усыновления - закона страны гражданства усыновителя, а при усыновлении
супругами - закона, регулирующего общие условия брака. По швейцарскому закону
1987 г. (ст.77) условия осуществляемого в Швейцарии усыновления определяются
швейцарским правом. Однако принимаются во внимание и условия, предусмотренные
законодательством страны места жительства или гражданства усыновителя или
супругов - усыновителей, если выясняется, что в этих странах может быть отказано
в признании принятого в Швейцарии решения об усыновлении, чем может быть нанесен
серьезный ущерб интересам ребенка.
5. Договоры России о правовой помощи, как и Конвенция стран СНГ от 22
января 1993 г., решают коллизионные вопросы усыновления в общем единообразно.
Как и в ст.165 СК, в них предписано применение законодательства государства,
гражданином которого является усыновитель. Если ребенок имеет гражданство
другого государства, при усыновлении или его отмене необходимо получить согласие
законного представителя и компетентного государственного органа, а также согласие
ребенка, если это требуется по законодательству государства, гражданином которого
он является. При совпадении общих принципов решения коллизионных вопросов
усыновления в ст.165 СК и в международных договорах существуют и расхождения
в регулировании. Так, в договорах о правовой помощи отсутствует норма, аналогичная
норме ч.2 п.1 ст.165 СК, - отсылка в соответствующих случаях к законодательству
страны гражданства усыновителя не соединена с предписанием соблюдения одновременно
и требований законодательства другого государства. Возникает вопрос о необходимости
соблюдения требований ч.2 п.1 ст.165 СК при усыновлении российских детей гражданами
государств, с которыми имеется договор о правовой помощи или Конвенция стран
СНГ от 22 января 1993 г., решающие коллизионные вопросы усыновления. Видимо,
следует исходить из общего правила о преимуществе нормы международного договора
(см. ст.6 СК и комментарий к ней). Однако это общее правило должно действовать
в данном случае применительно к решению вопроса о подлежащем применению материальном
праве. Процедура же усыновления договорами не регулируется, поэтому здесь
действуют правила внутреннего законодательства (например, правила ст.125,
126 СК).
6. Статья 165 СК в отличие от ранее действовавшего законодательства не
содержит норм, предоставляющих возможность усыновления детей, являющихся российскими
гражданами и проживающих за границей, в консульских учреждениях Российской
Федерации. Это связано с изменением порядка усыновления детей: согласно ст.125
СК усыновление должно производиться судом по правилам, предусмотренным ГПК.
Однако до введения судебного порядка усыновления в действие (см. п.2 ст.169
СК и комментарий к нему) продолжала действовать ст.32 Консульского устава
СССР. Поэтому усыновление детей, являющихся российскими гражданами и проживающих
за границей, могло быть до введения в действие судебного порядка усыновления
осуществлено и в консульских учреждениях России.
7. Правила ст.165 СК применяются соответственно к удочерению.

Комментарий к статье 166 кодекса

1. Отсылки в коллизионных нормах раздела VII СК к семейному законодательству
иностранных государств ставят перед работниками судов, органов записи актов
гражданского состояния и иных органов, применяющих иностранное право, непростые
задачи. Если российское законодательство они обязаны знать ех officio, то
требовать от них знания иностранного права нельзя. Тем не менее это право
в силу отсылки соответствующей коллизионной нормы должно быть применено.
В связи с этим возникает ряд вопросов: 1) об обязанности суда или иного
органа применять иностранное семейное право по своей инициативе, независимо
от того, ссылаются ли на него стороны; 2) о порядке установления содержания
иностранного семейного права; 3) о толковании норм иностранного законодательства;
4) о последствиях неустановления содержания или неправильного применения иностранного
права.
По смыслу п.1 ст.166 СК обязанность применения иностранного семейного
права, если это следует из коллизионных норм раздела VII СК, существует независимо
от того, ссылаются ли стороны на это иностранное право. Применяющий иностранное
право орган делает это по своей инициативе, если только в самом законе не
установлено иное (см. ст.163 СК и п.3 комментария к ней). Содержание соответствующей
нормы иностранного права устанавливается в соответствии с ее официальным толкованием,
практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.
Информация о таком толковании, практике и доктрине, если ее не предоставят
стороны, может быть получена в Министерстве юстиции Российской Федерации,
которое осуществляет организационное руководство работой судов и органов записи
актов гражданского состояния и на которое возложены функции предоставления
информации о праве во всех договорах России о правовой помощи и в Конвенции
стран СНГ от 22 января 1993 г.
Информацию можно получить и в соответствующих консульских учреждениях
России за рубежом, можно привлечь и экспертов в области иностранного права
- работников соответствующих учреждений и научных институтов. Ценным может
оказаться содействие сторон и других заинтересованных лиц, представляющих
в обоснование своих требований и возражений документы, подтверждающие содержание
норм иностранного семейного права.
Толковаться норма иностранного семейного права должна так же, как она
толкуется "у себя на родине", т.е. в соответствующем иностранном государстве
(учитывается официальное толкование, судебная практика, доктрина). Информация
о толковании может быть получена тем же путем, что и информация о самом законе.
При неустановлении несмотря на предпринятые меры содержания иностранного
семейного права применяется (согласно п.2 ст.166 СК) российское законодательство.
Это правило, однако, установлено на случай действительной невозможности получить
информацию, оно может быть применено, лишь если все пути такого получения
исчерпаны.
Следует также иметь в виду, что неправильное применение коллизионной
нормы и иностранного семейного права, к которому она отсылает, может послужить
основанием для отмены или изменения судебного решения.

Комментарий к статье 167 кодекса

1. Предусмотренная в ст.167 СК норма известна во всем мире как оговорка
о публичном порядке (ordre public). В силу этой оговорки иностранное право,
к которому отсылает коллизионная норма, не применяется, если такое применение
противоречило бы публичному порядку данной страны. Как видно, норма ст.167
СК может ограничивать действие коллизионных норм раздела VII СК. Хотя КоБС
тоже включал статью аналогичного содержания (ст.169), до последнего времени
она практически не действовала ввиду применения в российском коллизионном
семейном праве, как правило, отсылок к российскому законодательству. С расширением
применения иностранного семейного права, увеличением числа отсылок к нему
в коллизионных нормах раздела VII СК значение нормы о публичном порядке должно
возрасти.
Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств,
во многих из них она выражена в законодательстве, в частности, в законах о
международном частном праве, в ГК или СК (Австрия, Бразилия, Венгрия, Германия,
Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд и т.д.). Отсутствие
специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции
и др.) широко применять оговорку о публичном порядке на практике. Данная оговорка
включается и в международные договоры, она отражена в ряде договоров России
о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Доктрина
повсеместно признает необходимость оговорки о публичном порядке, имея в виду,
что отсылка коллизионной нормы формулируется широко и может привести к применению
законодательства любого иностранного государства, возможно, с весьма далекой
правовой системой.
2. Содержание понятия "публичный порядок" понимается по-разному. В законодательстве
разных стран и даже в самом российском законодательстве, как и в международных
договорах, применяются разные формулировки. Но во всех случаях речь, очевидно,
идет об основах, т.е. основополагающих принципах правопорядка. Здесь следует
обращаться к Конституции РФ, в частности, к гл.2 "Права и свободы человека
и гражданина". Например, основополагающим принципом можно считать закрепленное
в ст.19 Конституции РФ равноправие мужчины и женщины. Основные начала семейного
законодательства отражены и в ст.1 СК (см. комментарий к ней).
Однако необходимо учитывать, что в ст.167 СК речь идет не об общей оценке
действующего в иностранном государстве законодательства в области брака и
семьи, а о возможности применения конкретных норм этого законодательства к
конкретным ситуациям. В этой статье, как и в ранее действовавшей ст.169 КоБС,
говорится о противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов,
а их применения в России. Например, нормы иностранного права, допускающие
полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но
это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются,
не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя,
в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной
семьи.
3. Отказ в применении нормы иностранного семейного права на основании
противоречия основам правопорядка России влечет за собой согласно ст.167 СК
применение соответствующего российского законодательства.

Раздел VIII. Заключительные положения

Комментарий к статьям 168 - 170 кодекса

1. СК введен в действие с 1 марта 1996 г. Его нормы применяются к семейным
отношениям, возникшим после введения его в действие (п.1 ст.168 СК, п.1 ст.169
СК), т.е. не имеют обратной силы.
Из общего правила о распространении действия СК лишь на вновь возникшие
после 1 марта 1996 г. правоотношения ст.169 СК устанавливает ряд исключений.
1) Некоторые новые институты СК вводятся в действие позднее, чем сам
Кодекс в целом. Так, судебный порядок усыновления детей введен в действие
одновременно с введением в действие Федерального закона "О внесении изменений
и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 21 августа 1996
г. (в соответствии со ст.2 указанного Закона вступил в силу с 27 сентября
1996 г. по истечении 30 дней со дня его официального опубликования в РГ 27
августа 1996 г.). Новое правило о моменте прекращения брака при его расторжении
в суде (со дня вступления решения суда в законную силу) применяется только
к бракам, расторгнутым судом после 1 мая 1996 г. Моментом прекращения брака,
расторгнутого в суде до 1 мая 1996 г., является регистрация развода в органах
загса.
2) Отдельные нормы СК получили обратную силу. Так, положения СК о законном
режиме имущества супругов (ст.34-37) применимы к имуществу, нажитому до 1
марта 1996 г. (до введения в действие СК).
Указанные статьи СК в основном соответствуют ранее действовавшему семейному
законодательству (ст.20, 22 КоБС). Однако сейчас они приведены в соответствие
с положениями нового ГК и более подробно определяют имущественные правоотношения
сторон. В частности, к совместной собственности супругов - членов крестьянского
(фермерского) хозяйства сейчас будут применяться правила, установленные ст.257
и 258 ГК. При определении предметов совместной собственности супругов необходимо
учитывать конкретные вещи и права, которые перечислены в п.2 ст.34. При определении
оснований для признания недействительной сделки, заключенной одним из супругов
по распоряжению совместной собственностью, должны действовать правила п.2
и 3 ст.35 СК.
Что касается правового режима имущества супругов, приобретенного после
1 марта 1996 г., то к нему будут применяться нормы СК, включающие правила
как гл.7 СК, так и гл.8 и 9 СК.
Договоры, заключенные лицами, вступающими в брак, и супругами до 1 марта
1996 г. в отношении правового режима их имущества, приобретают силу брачного
договора, если они не противоречат требованиям СК (п.5 ст.169 СК). Поскольку
согласно ст.41 СК брачный договор должен быть заключен в письменной форме
и подлежит нотариальному удостоверению, то договоры, не удовлетворяющие этим
требованиям, являются ничтожными. Недействительными признаются условия договоров,
которые по содержанию не соответствуют ст.42 СК. Если соглашение сторон наряду
с недействительными условиями содержит положения, которые допускаются СК,
то последние положения действуют. Однако в таком случае целесообразно перезаключить
договор, для того чтобы привести его в полное соответствие с требованиями
гл.8 СК.
Аналогично решается вопрос и в отношении соглашений об уплате алиментов
(гл.16 СК).
Статья 169 СК (п.7) содержит также правило, по которому признаются имеющими
правовую силу браки, совершенные по религиозным обрядам до восстановления
органов загса на оккупированных территориях, входящих в состав СССР в период
Великой Отечественной войны (см. также комментарий к ст.10 СК).
2. Отношения, регулируемые семейным законодательством, в большинстве
своем носят длящийся характер (супружеские правоотношения, правоотношения
родителей и детей и т.д.), поэтому отдельные права и обязанности могут возникнуть
из этих правоотношений уже после того, как возникло само правоотношение. В
соответствии с ч.1 п.1 ст.169 СК к этим правам и обязанностям применяются
нормы СК. Так, в случае обращения в суд с требованием о признании недействительным
брака, заключенного до 1 марта 1996 г., супруги, другие лица, а также суд
будут руководствоваться гл.5 СК, определяющей основания, порядок и правовые
последствия признания брака недействительным (ст.27-30 СК). Однако в соответствии
с п.4 ст.169 СК к требованию супруга о признании брака недействительным по
основаниям, установленным п.3 ст.15 СК (т.е. в случае, если другой супруг
скрыл при вступлении в брак наличие у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции),
применяется срок исковой давности. Такое требование может быть заявлено только
в течение года со дня введения в действие СК (т.е. с 1 марта 1996 г.). К требованиям,
основанием которых являются другие обстоятельства (ст.27 СК), исковая давность
не применяется (см. комментарий к ст.9 СК).
Нормы СК применимы и к рассмотрению других споров, возникающих из семейных
отношений, которые имели место до 1 марта 1996 г.
3. Раздел VIII решает вопросы не только о времени вступления в действие
Кодекса в целом и его отдельных положений, но и о действии актов семейного
законодательства и иных правовых актов, реализующих его применение, ранее
действующих на территории РФ (п.2-3 ст.168 СК, ст.170 СК).
С момента введения в действие СК (т.е. с 1 марта 1996 г.) признается
утратившим силу КоБС РСФСР (1969 г.). Однако в настоящее время остался действующим
раздел IV КоБС "Акты гражданского состояния". Он сохраняет свою силу до принятия
Федерального закона об актах гражданского состояния, принятие которого вытекает
из п.4 ст.47 ГК. Однако и сейчас нормы этого раздела КоБС применяются в части,
не противоречащей как ст.47 ГК, так и нормам СК.
Принятие СК не только отменяет действие ряда законодательных актов (п.2
и 3 ст.168 СК), но и устанавливает правило о действии правовых актов, которые
нуждаются в пересмотре с принятием СК. Последние применяются постольку, поскольку
они не противоречат СК. Временное сохранение ранее принятых решений допускается
"до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории
Российской Федерации, в соответствие с настоящим Кодексом" (п.1 ст.170 СК).
О новых правовых актах, призванных обеспечить реализацию СК, - см. п.5
комментария к ст.3 СК, а также приложения N 1-4 к настоящему изданию.

------------------------
*(1) Далее - Сборник постановлений.
*(2) Далее - Комментарий к КоБС.




<< Пред. стр.

стр. 31
(общее количество: 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ