<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

12. В ч. 7 установлено положение, согласно которому суд может дать указание органу, исполняющему наказание, об учете при обращении с несовершеннолетним осужденным определенных особенностей его личности. Такое указание может быть дано судом в приговоре или определении, выносимом одновременно с приговором или после его вступления в законную силу. Указание суда должно основываться на ставших ему известными психофизиологических, социальных, бытовых и иных особенностях личности несовершеннолетнего осужденного, состоянии его здоровья, особенностях характера, ценностных ориентациях и индивидуальных наклонностях, наличии вредных привычек, степени агрессивности и т.п. Цель таких указаний - оптимизация процесса исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений. Они могут касаться организации процесса воспитательно-предупредительного воздействия на осужденного, применяемых при этом средств, приемов и методов.

Статья 89. Назначение наказания несовершеннолетнему

1. По смыслу ч. 2 ст. 88, наказание в отношении несовершеннолетних должно применяться лишь когда суд не нашел возможным ограничиться в отношении конкретного осужденного принудительной мерой воспитательного воздействия, освободив его от уголовной ответственности или от наказания.
2. Наказание применяется только к несовершеннолетним, осужденным за совершение преступления, и заключается в предусмотренных УК лишениях и ограничениях их прав и свобод. Назначение наказания основывается на правилах, установленных в гл. 10 УК, с учетом положений настоящей статьи.
3. В ст. 89 законодатель акцентирует внимание на ее связь со ст. 60 УК, подчеркивая, что при избрании меры наказания несовершеннолетнему суд должен исходить из общих начал назначения наказания и на их основе учитывать условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц. Положения комментируемой статьи дополняют и детализируют общие начала назначения наказания применительно к несовершеннолетним осужденным.
4. Предусмотренный ч. 1 ст. 60 принцип экономии репрессии применительно к несовершеннолетним должен рассматриваться не только как приоритет менее строгих мер наказания перед более строгими, но и шире - как приоритет мер уголовно-правового воздействия, не связанных с наказанием, перед собственно наказанием. Тем более что перечень таких альтернативных наказанию мер, применяемых к несовершеннолетним, еще более широк, в частности, за счет принудительных мер воспитательного воздействия.
5. Уровень психического развития несовершеннолетнего определяется экспертным путем, на меру наказания (на ее строгость и еще более на характер) могут повлиять, в частности, отставание несовершеннолетнего в психическом развитии, общее состояние его здоровья, степень проявления возрастных особенностей его психики, другие особенности мыслительной, познавательной деятельности или эмоционально-волевой сферы осужденного, запас имеющихся у него знаний и представлений, и т.д.
6. Под иными, кроме уровня психического развития, особенностями личности, которые суд должен учитывать, понимаются возрастные особенности несовершеннолетнего: его отношение к работе и учебе, к окружающим, к существующим в обществе ценностям, поведение в процессе и после совершения преступления, способность и готовность к социальной адаптации, к позитивному поведению в сложных и конфликтных ситуациях.
7. Условия жизни и воспитания несовершеннолетнего - это, прежде всего, обстановка, в которой проходило становление личности несовершеннолетнего - наличие в семье, школе, ближайшем окружении несовершеннолетнего тех или иных условий для нравственного формирования личности, включая материально-бытовые условия, выполнение родителями обязанностей по воспитанию, связи и знакомства несовершеннолетнего, его времяпрепровождение, взаимоотношения со старшими и сверстниками и т.п.
Важным является учет фактов девиантного поведения несовершеннолетнего до совершения преступления, состояние его на учете в комиссии по делам несовершеннолетних, привлечение к административной ответственности, наличие судимости за ранее совершенное преступление и т.п.
8. Влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц - прежде всего имеется в виду отрицательное влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту, в особенности взрослых лиц, которое послужило причиной или способствовало совершению преступления несовершеннолетним: целенаправленное вовлечение его в преступную или иную антиобщественную деятельность, доведение несовершеннолетнего перед совершением преступления до состояния опьянения, пропаганда преступного образа жизни, преступной "романтики", провоцирующее поведение потенциальных потерпевших и т.п.
9. В соответствии с п. "б" ст. 61 несовершеннолетие виновного признается обстоятельством, смягчающим наказание. Часть 2 ст. 89 дополнительно указывает, что несовершеннолетний возраст как смягчающее обстоятельство должен учитываться в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами в соответствии с существующими правилами (см. комментарий к ст. 61-63).
При наличии смягчающих обстоятельств и учитывая особенности личности несовершеннолетнего, уровень его психического развития и (или) условия его жизни и воспитания, суд может принять решение о применении к нему альтернативных наказанию мер уголовно-правового воздействия: освободить его от уголовной ответственности и (или) наказания, например, с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90, 92) или назначить условное осуждение (ст. 73), либо назначить виновному менее строгое наказание в рамках альтернативной санкции или даже с выходом за нижние пределы санкции (ст. 60, 62, 64). Соответственно наличие отягчающих обстоятельств, перечень которых исчерпывающе определен в ст. 63 УК, может обусловить назначение осужденному более строгого наказания из числа содержащихся в санкции соответствующей статьи, либо повлечь отказ в его условном осуждении или в освобождении от уголовной ответственности и (или) наказания.

Статья 90. Применение принудительных мер воспитательного воздействия

1. Статья 90 предусматривает специфический вид освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности. Наиболее важные особенности этого вида освобождения заключаются в том, что он:
а) является единственным, применяемым только к лицам, совершившим преступление в возрасте от 14 до 18 лет, и в исключительных случаях - к совершившим преступление в возрасте от 18 до 20 лет (ст. 96);
б) связан с применением в отношении указанных лиц принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 2 ст. 90).
2. Условиями такого освобождения являются:
а) недостижение лицом 18 лет (в порядке исключения - 20 лет);
б) совершение преступления небольшой или средней тяжести (ч. 2 и 3 ст. 15);
в) возможность исправления несовершеннолетнего без возложения уголовной ответственности путем применения принудительных мер воспитательного воздействия;
г) признание судом такой возможности.
3. Важнейшим фактическим условием, при котором становится возможным освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности, является наличие таких данных, относящихся к поведению этого лица или к объективно складывающейся вокруг него обстановке, которые дают основание полагать, что его исправление "может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия". Такими данными являются положительное поведение несовершеннолетнего до совершения преступления, признание им вины и чистосердечное раскаяние в содеянном, возмещение причиненного ущерба, содействие раскрытию преступления, ненормальные условия в семье, неблагоприятные условия жизни и воспитания, мотивы совершения преступления, второстепенная роль в преступлении и т.п.
4. Однако сами по себе эти свидетельства возможности исправления несовершеннолетнего путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия еще не могут служить достаточным основанием для освобождения его от уголовной ответственности. Необходимо признание указанной возможности правоприменительным органом (например, судом), поскольку комментируемая статья содержит не обязанность, а право такого органа освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности при наличии всех других указанных в законе условий. Положительное решение вопроса об освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности должно основываться на признании соответствующего правоприменительного органа того, что собранные по делу фактические данные дают достаточное основание рассчитывать на возможность исправления указанного лица путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия и убежденности указанного органа в отсутствии необходимости привлекать лицо к уголовной ответственности.
При этом, в соответствии с требованием об экономии репрессии (ч. 1 ст. 60, ч. 2 ст. 87 и др.), вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности или от наказания всегда должен рассматриваться до решения вопроса о мере наказания и, при наличии соответствующих предусмотренных законом условий, решаться в пользу более мягкой меры уголовно-правового воздействия (в рассматриваемом случае - в пользу применения принудительных мер воспитательного воздействия). Особенно важно соблюдать это правило в случаях совершения преступлений небольшой или средней тяжести.
5. Решение об освобождении от уголовной ответственности с применением принудительных мер может быть принято как на стадии предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства.
6. В соответствии с ч. 2 к числу принудительных мер воспитательного воздействия относятся:
а) предупреждение;
б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;
в) возложение обязанности загладить причиненный вред;
г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.
7. Применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним преступникам представляет собой специфическую форму реакции государства на преступление (форму реализации кары), которая в одних случаях предполагает осуждение несовершеннолетнего и возложение на него ответственности, но с освобождением от наказания (ст. 92), в других - полное освобождение его как от уголовной ответственности, так и от наказания (ст. 90).
8. С учетом обстоятельств дела несовершеннолетнему может быть определено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 3 ст. 90), важно лишь, чтобы эти меры различались по содержанию, дополняя друг друга, как, например, передача под надзор родителей и ограничение досуга.
9. Принудительные меры, предусмотренные пунктами "б" и "г" ч. 2, являются срочными. Срок их применения устанавливается продолжительностью от одного месяца до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет - при совершении преступления средней тяжести.
10. В случае, если несовершеннолетний систематически (более двух раз) не исполняет назначенную ему принудительную меру, - например, допускает нарушение возложенных на него обязанностей и т.п., то по представлению специализированного государственного органа эта мера отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности (ч. 4 ст. 90).

Статья 91. Содержание принудительных мер воспитательного воздействия

1. Комментируемая статья содержит лишь основные, весьма общие требования, составляющие содержание каждой принудительной меры воспитательного воздействия и указание на последствия ее неисполнения. Реальное их воспитательное и предупредительное значение зависят от того, насколько правильно, обоснованно и справедливо они назначены и применяются, как они воспринимаются несовершеннолетним, которому соответствующая мера назначена, и его ближайшим окружением, и от других обстоятельств.
2. Предупреждение состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений (ч. 1). В постановлении (определении) о применении предупреждения должна содержаться отрицательная нравственная и правовая оценка содеянного, собственно предупреждение о недопустимости подобного поведения и указания о последствиях совершения новых преступлений и иных правонарушений. Копию соответствующего акта целесообразно вручить под расписку самому несовершеннолетнему, а при необходимости также и его законным представителям, присутствие которых при применении предупреждения является необходимым.
3. Передача под надзор заключается в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. В соответствии с ч. 3 эта мера может быть установлена на срок от одного месяца до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет - при совершении преступления средней тяжести, т.е. она имеет срочный характер и предполагает постоянный контроль и осуществление воспитательного воздействия на несовершеннолетнего со стороны указанных в ч. 2 лиц и органов.
Осуществление такого контроля и проведения соответствующих воспитательных мероприятий возлагается в форме обязанности на родителей или лиц, их заменяющих (усыновители, опекуны), либо на специализированный государственный орган. Обязанности, которые возлагаются на соответствующих лиц и органы, должны быть внятно, доходчиво и обстоятельно им разъяснены и соответствующим образом официально оформлены. Перед назначением этой меры необходимо убедиться в способности, возможности и готовности указанных лиц осуществлять постоянный контроль и воспитательное воздействия на несовершеннолетнего.
4. Возложение на несовершеннолетнего обязанности загладить вред, причиненный его преступлением (ч. 3), может заключаться в восстановлении поврежденного имущества собственным трудом несовершеннолетнего, в передаче потерпевшему имущества или определенных предметов в порядке компенсации за имущество, уничтоженное или поврежденное при совершении преступления, либо в денежной компенсации причиненного вреда.
5. "Возложение обязанности" не должно превращаться в непосильное бремя для лица, поэтому закон требует учитывать при назначении данной меры имущественное положение несовершеннолетнего, которое определяется наличием у него имущества или самостоятельного дохода (включая заработную плату, стипендию, пенсию, проценты от вклада и другие выплаты).
6. Другое важное требование, которое необходимо, согласно закону, учитывать при применении данной меры, - наличие у несовершеннолетнего соответствующих трудовых навыков, предполагающее фактическую способность несовершеннолетнего собственным трудом выполнить ту или иную работу. Это необходимо для решения вопроса о возможности возложения на несовершеннолетнего, к примеру, обязанности лично, своим трудом изготовить или восстановить уничтоженное или поврежденное им имущество, что имеет особенно важное воспитательное значение.
7. В ч. 4 раскрывается содержание принудительной меры в виде ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего. Ограничение досуга важно не само по себе, а как инструмент уголовно-правового (карательного, воспитательного и превентивного) воздействия. Это же касается и особых требований, которые согласно закону могут быть предъявлены к поведению несовершеннолетнего; при этом необходимо учитывать целесообразность и реальность их исполнения.

Статья 92. Освобождение от наказания несовершеннолетних

1. Статья 92 включает два близких, но самостоятельных вида освобождения несовершеннолетнего от уголовного наказания. Один из них предусматривает возможность освобождения несовершеннолетнего, осужденного за совершение преступления небольшой или средней тяжести, от наказания с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 (ч. 1 ст. 92). Другой - возможность освобождения от наказания несовершеннолетнего, осужденного к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести или тяжкого преступления, с помещением его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ч. 2 ст. 92).
2. Принудительные меры воспитательного воздействия, о которых идет речь в данной статье, принципиально не отличаются от аналогичных мер, применяемых в соответствии со ст. 90. Однако некоторые отличительные особенности у них все же имеются. Главная их особенность в том, что они применяются не вместо привлечения лица к уголовной ответственности, а в связи с ней. Все другие их различия проистекают именно из этого обстоятельства - из различий, существующих между институтами освобождения от уголовной ответственности и освобождения от уголовного наказания.
Освобождение от наказания представляет собой меру относительно более строгую, применяемую в случаях, когда правоприменительные органы не нашли оснований для освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности и, учитывая обстоятельства совершенного преступления и личность виновного, сочли необходимым подвергнуть его судебной процедуре, усилив таким образом карательное, воспитательное и предупредительное воздействие на него. При этом, осудив несовершеннолетнего за совершение преступления небольшой или средней тяжести, суд может освободить его от наказания, если придет к выводу, что исправление данного лица и предупреждение новых преступлений с его стороны реально может быть обеспечено посредством грамотного применения принудительных мер воспитательного воздействия.
3. Частью 2 предусмотрен еще один вид освобождения от наказания - с применением к лицу своеобразной, не указанной в перечне, предусмотренном ч. 1, принудительной меры воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием.
4. Условиями, составляющими основание данного вида освобождения, являются:
а) осуждение несовершеннолетнего (не исключая и неоднократное) за преступление средней тяжести или тяжкого преступления;
б) назначение ему наказания в виде лишения свободы;
в) нуждаемость несовершеннолетнего для своего исправления в особых условиях воспитания и обучения и специальном педагогическом подходе;
г) признание судом необходимости именно такого решения: освобождения несовершеннолетнего от отбывания лишения свободы с помещением его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием.
5. Нуждаемость несовершеннолетнего в особых условиях воспитания и обучения и специальном педагогическом подходе представляет собой объективно сложившуюся, обусловленную определенными негативными свойствами личности необходимость в применении для исправления несовершеннолетнего особых условий воспитания, обучения и специального педагогического подхода, которые могут быть реализованы только в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа.
Эта нуждаемость определяется судом с учетом объективных показателей, характеризующих как совершенное преступление, так и поведение несовершеннолетнего до, в момент и после совершения им преступления, при этом сама по себе нуждаемость еще недостаточна для его освобождения от наказания. Поскольку закон предусматривает не обязанность, а право суда применить данный вид освобождения, следовательно, необходимо еще одно условие - указанная объективно сложившаяся нуждаемость несовершеннолетнего должна быть осознана судом и признана подлежащей удовлетворению.
6. В соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3177) к специальным учебно-воспитательным учреждениям закрытого типа органов управления образованием, о которых идет речь, относятся (п. 3 ст. 15 Федерального закона):
1) специальные общеобразовательные школы закрытого типа;
2) специальные профессиональные училища закрытого типа;
3) специальные (коррекционные) образовательные учреждения закрытого типа.
Эти учреждения отнесены к системе образования, а не к уголовно-исполнительной системе, хотя Законом РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 "Об образовании" (СЗ РФ. 1992. N 3. Ст. 150) предусмотрен исключительно судебный порядок направления в них несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния и не подлежащих уголовной ответственности.
7. Основания и порядок производства по материалам о помещении несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, а также условия содержания и воспитания в них регламентируются упомянутыми выше Федеральным законом "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", а также Типовым положением о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением, утвержденным постановлением Правительства РФ от 25 апреля 1995 г. N 420 (СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1681).
8. Помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа - наиболее строгая из принудительных мер, предполагающая установление специальных требований режима, учебы, организации труда или лечения, определенное ограничение свободы общения несовершеннолетних и т.п. Применяемая в отношении лиц, виновных в совершении преступлений, такая мера осуществляется в указанных в ст. 43 УК целях посредством применения к ним особых условий воспитания и обучения и специального педагогического подхода, обеспечения их психологической, медицинской и социальной реабилитации, включая коррекцию их поведения и адаптацию в обществе, а также создание условий для получения ими соответствующего образования.
9. Несовершеннолетний может быть помещен в указанное учреждение до достижения им 18 лет, но не более чем на три года (ч. 2). Законодатель отказался от установления продолжительности применения данной меры в зависимости от максимального срока наказания, предусмотренного за совершенное им преступление. Пребывание несовершеннолетнего в упомянутом учреждении прекращается до истечения срока, установленного судом, если будет признано, что несовершеннолетний не нуждается более в применении данной меры (ч. 3). Вывод должен основываться на данных о поведении лица в период пребывания в учреждении, свидетельствующих о достижении поставленных целей - исправлении и отсутствии опасности совершения новых преступлений. Обращает на себя внимание категоричность предписания о досрочном прекращении применения указанной меры во всех случаях, когда суд признает, что несовершеннолетний не нуждается более в применении данной меры.
Уголовный закон допускает возможность продления срока пребывания в специальном учебно-воспитательном учреждении при необходимости завершения лицом общеобразовательной или профессиональной подготовки и только по его ходатайству (ч. 4).
10. Уголовным кодексом предусмотрена возможность освобождения от наказания на основании ч. 2 ст. 92 несовершеннолетних, виновных в совершении преступлений не только средней тяжести, но и тяжких преступлений. Одновременно установлен запрет на применение такого освобождения к несовершеннолетним, совершившим некоторые тяжкие преступления, согласно приведенному в указанной статье перечню (ч. 5).
Представляется излишним указание в этом перечне ч. 2 и 3 ст. 126, содержащих санкции за особо тяжкие преступления, и ч. 2 ст. 208, предусматривающей ответственность за преступление средней тяжести.

Статья 93. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

1. Условно-досрочное освобождение может быть применено к лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, осужденным к лишению свободы, после фактического отбытия: не менее одной трети наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести либо за тяжкое преступление; и не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.
2. Психофизиологические особенности несовершеннолетних осужденных обусловливают особые, более мягкие подходы законодателя и к вопросам условно-досрочного освобождения их от отбывания наказания. При решении этих вопросов следует руководствоваться общими положениями, содержащимися в ч. 1, 2, 4, 6, 7 ст. 79, с учетом дополнений и изъятий, предусмотренных ст. 93.
3. Закон установил пять условий, составляющих основание условно-досрочного освобождения несовершеннолетних от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы:
1) лицо осуждено за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте;
2) осужденный отбывает наказание в виде лишения свободы;
3) осужденный фактически отбыл установленную законом часть срока наказания;
4) к моменту решения вопроса об освобождении осужденного достигнут определенный в законе уровень его исправления - он не нуждается в полном отбывании наказания;
5) судом признается, что осужденный не нуждается в полном отбывании наказания.

Статья 94. Сроки давности

1. Подобная норма отсутствовала в ранее действовавшем российском уголовном законодательстве, логика ее появления - в последовательной реализации особых, более мягких подходов к решению вопросов уголовной ответственности несовершеннолетних.
2. Представляется, что в ст. 94 следовало бы по аналогии со ст. 93 установить более точно, что речь должна идти о лицах, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, даже если к моменту решения вопроса об их освобождении в связи с истечением сроков давности они уже достигли совершеннолетия.
3. Следует иметь в виду, что данная статья основывается на общих положениях о применении сроков давности, предусмотренных ст. 78 и 83, поэтому должна применяться с учетом положений ч. 1, 2, 3, 5 ст. 78 и ч. 1, 2, 4 ст. 83.

Статья 95. Сроки погашения судимости

1. Комментируемая статья впервые в российском законодательстве предусматривает сокращенные по сравнению с установленными ст. 86 сроки погашения судимости лиц, совершивших преступления до достижения 18 лет. Положения данной статьи должны применяться, даже если к моменту погашения или снятия судимости лица уже достигли совершеннолетия.
2. Положения этой статьи следует применять с учетом общих норм, содержащихся в ч. 1 и 2, п. "а", "б" ч. 3, ч. 4-6 ст. 86.

Статья 96. Применение положений настоящей главы к лицам в возрасте от восемнадцати до двадцати лет

1. Учитывая, что определенные психофизиологические особенности, свойственные несовершеннолетним, не имеют четких возрастных границ и во многих случаях могут быть свойственны и лицам в возрасте от 18 до 20 лет, и исходя из неформального понимания принципа гуманизма, законодатель в порядке исключения допускает возможность применения положений гл. 14 к лицам, совершившим преступления в указанных возрастных пределах.
2. Основание для такого решения складывается из следующих условий:
- совершение преступления лицом в возрасте от 18 до 20 лет;
- наличие в уголовном деле исключительных обстоятельств, характеризующих совершенное преступное деяние и лицо, его совершившее, которые обусловливают целесообразность отступления от общего правила привлечения к уголовной ответственности совершеннолетних лиц и применения к ним положений настоящей главы УК;
- признание судом, что именно такое решение является необходимым и целесообразным.
3. Понятие исключительности случая является оценочным. К числу исключительных обстоятельств следует отнести наличие определенных возрастных особенностей социально-психического развития личности, которые делают целесообразным применение, например, принудительных мер воспитательного воздействия к данному лицу или льготных условий назначения и отбывания наказания и т.п. Исключительность случая может быть обусловлена стечением тяжелых семейных и личных обстоятельств, необходимостью завершения образования в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа и т.п.
4. Только суд может признать исключительность случая и прийти к выводу о целесообразности применения положений гл. 14 к лицам в возрасте от 18 до 20 лет. Это не обязанность суда, а его право, которое он должен реализовать с учетом, в частности, и принципа экономии уголовной репрессии.
5. К указанной категории лиц могут быть применены любые положения гл. 14, за исключением норм о помещении их в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа либо в воспитательную колонию.

Раздел VI. Принудительные меры медицинского характера

Глава 15. Принудительные меры медицинского характера

1. Применение принудительных мер медицинского характера к лицам с разного рода психическими расстройствами, совершившим запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние, предусматривается ст. 21, 22, 81 УК. В нормах настоящего раздела, определяющих основания, цели, виды и порядок применения названных мер (ст. 97-104), положения указанных статей получают свою конкретизацию.
2. Своеобразие данного института не только в его комплексности, но и в его юридической природе: принудительные меры медицинского характера не связаны с реализацией уголовной ответственности, не являются разновидностью уголовного наказания или "иной мерой уголовно-правового характера", упоминаемой в ст. 2, 6 и 7 УК. В отличие от всех этих мер, имеющих карательную сущность и применяемых к лицам, совершившим преступление, за его совершение, в соответствии с характером и степенью его общественной опасности и во имя уголовно-правовых целей (ст. 43), принудительные меры медицинского характера не обладают ни одним из этих признаков.
3. В настоящее время основные положения, регулирующие применение принудительных мер медицинского характера и гарантии прав граждан, в отношении которых они применяются, определяются УПК, УК и УИК, Федеральным законом от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (ВВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913), а также другими нормативно-правовыми актами. Соответствующие правовые нормы могут содержаться также в международных договорах, в которых участвует Россия.
Более конкретные вопросы применения различных принудительных мер медицинского характера были обстоятельно изложены в методическом письме Минздрава России от 23 июля 1999 г. N 2510/8236-99-32 "О порядке применения принудительных и иных мер медицинского характера в отношении лиц с тяжелыми психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния (статья 21 и часть 1 статьи 81 Уголовного кодекса Российской Федерации)", согласованном с Верховным Судом РФ, Генеральной прокуратурой РФ и МВД России, однако не прошло регистрации в Минюсте России (письмо от 2 апреля 2001 г. N 07/3213-ЮД) по формальному показателю: в Методическом письме содержатся правовые нормы, а они не могут быть формализованы в виде методического письма. Между тем содержательная часть упомянутого Методического письма специалистами оценивается высоко и они, испытывая острую потребность в соответствующем нормативном документе (инструкции или положении), де-факто продолжают руководствоваться положениями указанного письма.

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:
а) в состоянии невменяемости совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК;
б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;
в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.
Данный перечень является исчерпывающим. Речь идет о трех категориях лиц, которых объединяет то, что все они страдают психическим расстройством и совершили деяние, предусмотренное Особенной частью УК. В 2003 г. из перечня исключены совершившие преступление лица, признанные нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.
Однако отнесение лица к одной из указанных категорий - это лишь одно из условий, необходимых для применения принудительной меры медицинского характера. Как следует из ч. 1 ст. 97, применение принудительных мер в отношении перечисленных в ней лиц является не обязанностью, а правом суда. Согласно ч. 2 указанным выше лицам принудительные меры назначаются только в случаях, когда их психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Только в своей совокупности названные условия составляют основание применения принудительных мер медицинского характера.
2. Рассматриваемые меры могут быть назначены судом лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости (п. "а" ч. 1). Это указание основывается на соответствующих положениях ст. 21. Привлечение к уголовной ответственности и применение наказания к подобным лицам бессмысленно, нецелесообразно и несправедливо: цели уголовно-правового воздействия в отношении этих лиц достигнуты быть не могут. Более того, это недопустимо, так как означало бы привлечение к ответственности без вины.
3. Пунктом "б" предусматривается возможность назначения принудительных мер лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими и делающее невозможным назначение или исполнение им наказания. В соответствии с ч. 1 ст. 81 такие лица подлежат освобождению от уголовного наказания, а если указанное расстройство наступило до момента вынесения судом приговора, они освобождаются от уголовной ответственности. Суд вправе назначить им принудительные меры медицинского характера, а в случае их выздоровления они могут подлежать уголовной ответственности и наказанию.
4. В соответствии с п. "в" принудительные меры могут быть назначены судом лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Согласно ч. 2 ст. 22 психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Речь идет о лицах, психическое расстройство которых не предполагает освобождение их от ответственности или наказания, но является показанием для проведения определенных лечебных мероприятий.
Принудительное лечение психического расстройства применяется к таким лицам наряду с уголовным наказанием, поэтому к ним может быть применена лишь одна из принудительных мер медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (ч. 2 ст. 99). Помещение в психиатрические стационары различного типа, предусмотренное ч. 1 ст. 99, сложно совместимо с отбыванием наказания - в частности, с пребыванием в местах лишения свободы, которому обычно подвергаются эти лица.
Суды должны учитывать психическое расстройство, не исключающее вменяемости, как обстоятельство, смягчающее наказание.
5. Принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это второе необходимое условие применения указанных принудительных мер. Последние не должны применяться, если упомянутой опасности реально не существует. Вывод соответствующих врачебных комиссий и самих судов о наличии указанной опасности должен основываться на объективной оценке характера заболевания и прогнозе возможных изменений состояния лица.
6. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется ст. 18 УИК и иными федеральными законами.
7. Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в соответствии с нормами УПК (статьи гл. 51 и ряд других).
8. Часть 4 определяет, что в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении.
При отсутствии опасности, о которой идет речь в ч. 2, отсутствует одно из необходимых условий применения принудительных мер. Поэтому суд, если он сочтет это необходимым, может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о применении к лицу медицинских (непринудительных) мер.

Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характера

1. К целям применения принудительных мер медицинского характера закон относит излечение психических расстройств лиц или такое улучшение их психического состояния, при котором они перестают представлять общественную опасность, а также предупреждение совершения такими лицами новых деяний, предусмотренных УК.
Указанные цели в российском уголовном законодательстве сформулированы впервые. Их формулировка соответствует ст. 41 Конституции, устанавливающей право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь.
2. Речь идет о целях самостоятельного уголовно-правового института, не являющегося инструментом карательного воздействия на лицо, совершившее общественно опасное деяние.
3. Цель излечения предполагает полное выздоровление лица как результат применения к нему правильно назначенных принудительных мер медицинского характера, например, помещения в стационар с определенным видом режима, применения к нему медикаментозной терапии, психо- и трудотерапии, а также иных мер, направленных на восстановление его психического здоровья и социальную реабилитацию. В тех нередких случаях, когда полное излечение упомянутых лиц невозможно, достаточным признается достижение хотя бы цели стойкого "улучшения психического состояния" этих лиц, как минимум, делающее их безопасными для себя и других лиц.
4. Цель предупреждения новых общественно опасных деяний означает достижение в результате применения принудительных мер такого состояния больного, при котором он перестает быть общественно опасным как для себя, так и для других лиц. В случаях, когда имеются объективные данные, свидетельствующие о том, что рассматриваемая цель достигнута, применение к лицу указанных принудительных медицинских мер должно быть прекращено. При необходимости могут быть применены общие меры психиатрической помощи.

Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера

1. В соответствии с ч. 1 лицам, указанным в ст. 97, суд может назначить принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (п. "а") либо в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа (п. "б"), специализированного типа (п. "в") или специализированного типа с интенсивным наблюдением (п. "г"). В основе данного перечня - представления специалистов о степени ограничений, а также характере и интенсивности лечения лица, страдающего психическим расстройством, необходимых для обеспечения предусмотренных в ст. 98 целей.
2. Выбор судом соответствующей принудительной меры медицинского характера, подлежащей применению, должен основываться на достоверных данных, свидетельствующих о характере и степени общественной опасности лица (в частности, особенностях совершенного общественно опасного деяния, способах, мотивах, последствиях его совершения, поведении лица до, во время и после его совершения и др.), а также на оценке психического расстройства и прогнозе его развития.
3. В соответствии с ч. 2 лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. Помещение больного в психиатрический стационар исключает возможность исполнения назначенного ему наказания, поэтому их совместное применение законом не предусматривается.

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

1. Основание применения амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра включает в себя, кроме совокупности условий, предусмотренных ст. 97, дополнительно также два условия:
а) лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар;
б) судом на основании заключения соответствующей врачебной комиссии признано необходимым применить данную меру принудительного лечения для достижения целей, указанных в ст. 98.
2. Методическим письмом Минздрава России от 23 июля 1999 г. применение амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра рекомендовано преимущественно лицам:
а) совершившим общественно опасное деяние в состоянии временного или обострения хронического психического расстройства, разрешившихся ко времени проведения экспертизы, в случае малой вероятности повторения психоза и при сохранности социальной адаптации больного и способности к соблюдению предписанного режима;
б) с хроническими психическими расстройствами или слабоумием после проведения принудительного лечения в психиатрическом стационаре при неустойчивой социальной адаптации и склонности к повторным общественно опасным действиям - в качестве этапа перед полным прекращением принудительного лечения.
3. Вопросы организации данного вида принудительного наблюдения и лечения детально изложены в упомянутом выше Методическом письме. Применение этой меры предполагает систематическое наблюдение за психическим состоянием больного путем его регулярных осмотров врачом-психиатром, проведение необходимого лечения, реабилитационных мер и оказание социальной помощи. В отношении лица, находящегося на амбулаторном принудительном наблюдении и лечении, могут быть применены любые медицинские средства и методы, разрешенные в установленном законом порядке, а также различные виды лечебно-реабилитационной и социально-психиатрической помощи, предусмотренные Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".
4. Сущность этой новой меры и ее основное преимущество по сравнению с принудительным лечением в стационаре состоит в возможности сохранения привычного для больного образа жизни, продолжения работы, если для этого нет противопоказаний, выполнения гражданских, семейных и прочих обязанностей, сохранения контактов с близкими.
5. В ст. 26 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" предусматривается два вида амбулаторной психиатрической помощи лицу, страдающему психическим расстройством: в зависимости от медицинских показаний она оказывается в виде консультативно-лечебной помощи или диспансерного наблюдения. В качестве принудительной меры медицинского характера в порядке ст. 100 УК может применяться только диспансерное наблюдение, что должно быть специально отмечено в постановлении суда о назначении амбулаторного (диспансерного) принудительного наблюдения и лечения и в приговоре, которым данная мера назначается в отношении лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость (ст. 22 УК), наряду с наказанием.

Статья 101. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре

1. В ч. 1 определяется совокупность общих условий, составляющих основание направления на принудительное лечение в психиатрический стационар. Такое основание - кроме условий, предусмотренных ст. 97, - включает дополнительно два условия:
1) характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре;
2) судом на основании заключения соответствующей врачебной комиссии и с учетом целей, указанных в ст. 98, признано невозможным осуществить показанные больному лечение, уход, содержание и наблюдение вне условий психиатрического стационара.
2. Критерии применения различных мер медицинского характера, включая и выбор вида стационара, определяются в упомянутом выше Методическом письме Минздрава России (п. 2). Суть их в следующем. Суд, основываясь на выводах комиссии врачей-психиатров относительно психического состояния и опасности больного, а также прогнозе его дальнейшего психического состояния и поведения и с учетом обстоятельств совершенного общественно опасного деяния, должен в своем решении обосновать следующее: почему характер психического расстройства обусловливает необходимость направления больного в стационар, какой именно тип стационара должен быть определен и какие конкретно условия лечения, ухода, содержания и наблюдения требуется обеспечить в стационаре для реализации целей, указанных в ст. 98. При этом, выбирая тип стационара, суд должен руководствоваться принципом необходимости и достаточности назначаемой меры для предотвращения новых опасных действий со стороны больного, а также для проведения показанных ему лечебно-реабилитационных мероприятий.
3. В ч. 2 установлено дополнительное к указанным в ч. 1 условие назначения принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа: этот тип стационара может быть назначен лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.
4. Психиатрический стационар общего типа представляет собой отделение психиатрической больницы или другого аналогичного учреждения, оказывающего стационарную психиатрическую помощь, для которого проведение принудительного лечения не является основной функцией.
Больные находятся в таких отделениях, как правило, на общих основаниях (т.е. не на принудительном лечении), поэтому в них не предусматривается ни постоянного и интенсивного наблюдения, ни специальных мер безопасности.
5. Часть 3 содержит дополнительное к указанным в ее ч. 1 условие назначения принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа: он может быть назначен лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения.
В специализированных психиатрических стационарах (больницах, отделениях, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 101), в отличие от стационаров общего типа, содержатся исключительно больные, направленные на принудительное лечение и, следовательно, представляющие общественную опасность, в связи с чем в отношении таких больных возникает необходимость постоянного (непрерывного) наблюдения, которое обеспечивается дополнительным медицинским персоналом и специальной организацией охраны.
6. В ч. 4 установлено дополнительное к указанным в ч. 1 условие назначения принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Этот вид стационара может быть назначен лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.
Несовершеннолетние, не достигшие 16 лет, в психиатрические стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением не направляются.
При назначении данной меры суды должны указывать, в чем именно выражается особая опасность больного для общества (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 12. С. 8).

Статья 102. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера

1. Как и назначение принудительных мер медицинского характера, вопросы их продления, изменения и прекращения применения решаются только судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров. Такая процедура предусмотрена законом в связи с существенными ограничениями прав и свобод граждан в ходе применения принудительных мер медицинского характера и необходимостью гарантировать их обоснованное применение и разумную достаточность.
2. Порядок прекращения, изменения и продления применения принудительных мер определяется ст. 445 УПК.
3. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для определения его психического состояния и решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры (ч. 2 ст. 102). Закон устанавливает оптимальную периодичность комиссионного освидетельствования лиц, находящихся на принудительном лечении, обеспечивающую, с одной стороны, своевременность реагирования на изменения в состоянии больного, с другой - необременительность для комиссии врачей.
4. Освидетельствование лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования (ч. 2).
5. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера, фактически означающем сохранение предусмотренных законом (ст. 97, 100, 101) условий, послуживших основанием для их назначения, администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения.
6. Методическим письмом Минздрава России от 23 июля 1999 г. определяется, что заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости продления, изменения или прекращения применения принудительной меры оформляется специальным Актом медицинского освидетельствования, на основании которого администрацией лечебного учреждения делается соответствующее представление в суд с приобщением указанного акта. Если психическое состояние лица не изменяется, то акт медицинского освидетельствования с рекомендацией продлить принудительное лечение первый раз представляется в суд через шесть месяцев после его назначения, а в дальнейшем это делается ежегодно.
7. Изменение или прекращение применения назначенной принудительной медицинской меры осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера (ч. 6 ст. 445 УПК).
8. Основанием прекращения принудительного лечения является отпадение необходимости в ее применении, означающее отсутствие общего основания, указанного в ч. 1 и 2 ст. 97 и достижение целей, предусмотренных ст. 98 УК. Согласно п. 7.4 Методического письма Минздрава России от 23 июля 1999 г. заключение комиссии врачей-психиатров с рекомендацией о прекращении применения принудительной меры медицинского характера дается в случае выздоровления больного или такого изменения его психического состояния, при котором отпадает необходимость лечения в принудительном порядке.
9. В случаях, когда вследствие изменения психического состояния лица отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера, появляется основание для изменения ранее назначенной меры и ее замене иной - более строгой или более мягкой.
10. Заключение комиссии врачей-психиатров и представление администрации лечащего учреждения не имеют для суда обязательного значения и подлежат проверке и оценке в судебном заседании. Суд вправе не согласиться с выводами врачебной комиссии и администрации лечебного учреждения и принять решение вопреки их рекомендациям.

Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера

1. В соответствии с ч. 1 и 4 ст. 81 лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. Такому лицу суд может назначить принудительные меры медицинского характера, а в случае его выздоровления он может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 и 83. В случае излечения такого лица при решении вопроса о назначении ему наказания или возобновлении исполнения ранее назначенного наказания время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.
2. Указанное в данной статье время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре включает весь срок фактического пребывания лица в стационаре. Кроме того, в этот срок рекомендуется включать период освидетельствования больного (48 часов после его прибытия) и время, в течение которого лицо в недобровольном порядке доставлялось в стационар (ст. 32 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании").
3. Отсутствие в рассматриваемой статье указаний о зачете времени пребывания в психиатрическом стационаре в срок наказания, не связанного с лишением свободы, следует признать пробелом в законодательстве.
4. Закон не содержит указаний и о зачете в срок наказания времени, в течение которого к лицу применялась принудительная мера в форме амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. Данная мера не связана со значительными ограничениями прав лица, в отношении которого она применяется, поэтому засчитывать ее в срок наказания, в особенности в срок лишения свободы, было бы неправильным.

Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания

1. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (ч. 2 ст. 99). Данная мера должна исполняться по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказания - в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь (ч. 1 ст. 104).
2. Если во время отбывания наказаний в виде ограничения свободы, ареста, лишения свободы будет установлено, что осужденный страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с опасностью для себя или других лиц, администрация учреждения, исполняющего наказание, направляет в суд представление о применении к такому осужденному принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 18 УИК).
3. При изменении психического состояния осужденного в сторону ухудшения настолько, что возникает необходимость в его стационарном лечении (ч. 1 ст. 101), помещение его в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством о здравоохранении, в обычном порядке (ч. 2 ст. 104).
Несмотря на сходство условий, лежащих в основании данной меры и в основании иных принудительных мер, предусмотренных в ст. 101 УК, здесь идет речь о стационарном лечении, которое не носит характера принудительной меры, основание, цели и содержание ее применения не влекут необходимости освобождения лица от наказания, отбывание наказания не прерывается, время пребывания в стационаре засчитывается в его срок из расчета, предусмотренного ст. 103. Осужденные к наказанию в виде лишения свободы помещаются в стационарные лечебные учреждения мест лишения свободы; осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы - в психиатрические стационары органов управления здравоохранением. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 3 ст. 104).
4. В случаях выздоровления осужденного, которому было назначено принудительное лечение, соединенное с исполнением наказания, или такого улучшения его психического состояния, при котором отпадает необходимость в дальнейшем его принудительном лечении, суд прекращает применение принудительной медицинской меры по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч. 6 ст. 445 УПК).
5. Для прекращения принудительного лечения, назначенного в соответствии со ст. 104, требуется отмена основания, в соответствии с которым оно было назначено (ч. 4 ст. 104); само по себе окончание исполнения наказания, с которым соединено принудительное лечение (в том числе в связи с амнистией или помилованием) не влечет его автоматического прекращения.

Особенная часть

Раздел VII. Преступления против личности

Глава 16. Преступления против жизни и здоровья

Статья 105. Убийство

1. Убийства - наиболее тяжкая разновидность посягательств на жизнь. В ч. 1 ст. 105 дано законодательное определение данного преступления: "Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку...". Это свидетельствует о том, что законодатель связывает понятие убийства лишь с умышленной формой вины. Неосторожное лишение жизни именуется причинением смерти по неосторожности (ст. 109). Уголовный закон дифференцирует ответственность за убийства по степени общественной опасности, выделяя простой (ч. 1 ст. 105), квалифицированные (ч. 2 ст. 105) и привилегированные (ст. 106, 107, 108) их виды.
2. Вид убийства, описанный в ч. 1 и обычно именуемый простым, предполагает отсутствие как усиливающих (квалифицирующих), так и снижающих (привилегирующих) признаков. К преступлениям, влекущим наказуемость по ч. 1, теория и практика относят:
- убийство из ревности. Потерпевшим может быть один из супругов, действительный или мнимый соперник. По УК 1926 г. ревность признавалась усиливающим наказание за убийство признаком;
- убийство из мести (за исключением тех ее видов, которые влекут усиленную ответственность, - см. п. "б" и "л" ч. 2). Для этого вида лишения жизни характерен мотив расплаты за предшествующее поведение потерпевшего, его близких. В период действия УК 1926 г. месть считалась разновидностью "иных низменных побуждений", усиливавших наказуемость;
- убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских побуждений).
Уголовный кодекс 1960 г. к "простому" виду убийства относил также лишение жизни матерью своего новорожденного ребенка (ныне это самостоятельный вид - ст. 106). Одним из проектов УК (1994 г. - ст. 116) предполагалось выделить в качестве привилегированного вида убийство из сострадания к тяжело больному человеку (эвтаназия), однако данное предложение не было принято законодателем и поэтому с позиции действующего УК содеянное рассматривается тоже как простое убийство.
3. К иным видам, квалифицируемым по ч. 1, относят также умышленное лишение жизни из трусости, зависти, а также по так называемым "темным" мотивам.
Ч., узнав, что его друг С. собирается жениться на В., стал его отговаривать от брака, неодобрительно отзываясь о поведении В. Тем не менее С. решил жениться и пригласил Ч. на свадьбу. По ее окончании пьяный Ч. зашел в спальню к новобрачным и в темноте металлическим прутом несколько раз ударил по изголовью края кровати, причинив смерть своему другу С. На предварительном следствии и в суде Ч. утверждал, что своих действий и мотива поведения не помнит. Суд признал Ч. виновным в "простом" убийстве.
4. Лишение жизни из ревности, мести следует отграничивать от убийства из хулиганских побуждений. В последнем случае виновным используется пустячный повод ("косой" взгляд, отказ дать прикурить, несогласие девушки, чтобы ее проводили до дома, безобидная шутка и т.д.). Напротив, если посягательство совершено из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, оно, независимо от места его совершения, не должно расцениваться как совершенное из хулиганских побуждений.
5. То же касается квалификации убийств, учиненных в ссоре или драке, - в плане отграничения их от лишения жизни из хулиганских побуждений. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" судам предложено в этом плане исследовать, кто являлся инициатором конфликта и не спровоцирован ли последний виновным для использования его в качестве повода расправы. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений, налицо основной состав умышленного лишения жизни (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3. С. 4).
6. Часть 2 предусматривает 12 пунктов, описывающих различные виды квалифицированных убийств. Они могут быть сгруппированы по элементам состава преступления.
Квалифицирующие признаки, характеризующие объект. Убийство:
- двух или более лиц (п. "а");
- лица или его близких в связи с осуществление данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б");
- лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. "в");
- женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г").
Характеризующие объективную сторону. Убийство:
- сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в");
- совершенное с особой жестокостью (п. "д");
- совершенное общеопасным способом (п. "е");
- сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. "з");
- сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к").
Характеризующие субъект. убийство:
- совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж").
Характеризующие субъективную сторону. Убийство:
- из корыстных побуждений или по найму (п. "з");
- из хулиганских побуждений (п. "и");
- с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. "к");
- по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л");
- в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. "м").
7. В случаях, когда убийству сопутствует несколько квалифицирующих признаков, предусмотренных разными пунктами ч. 2, содеянное должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание в таких случаях по каждому пункту отдельно не назначается, однако при избрании его суд должен учитывать наличие нескольких квалифицирующих обстоятельств.
Не должна применяться ч. 2 в силу наличия конкуренции норм, когда убийству сопутствуют одновременно и усиливающие (квалифицирующие), и снижающие опасность обстоятельства, предусмотренные ст. 106-108. Предпочтение в этом случае отдается последним.
8. Убийство двух или более лиц (п. "а").
При убийстве двух или более лиц (п. "а") имеет место одно преступление. Действия виновного охватываются единым умыслом и совершаются, как правило, одновременно. Если преступное намерение не было реализовано по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 или (если наступила смерть хотя бы одного лица) и по ч. 1 ст. 105 (при отсутствии других квалифицирующих признаков).
9. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б"). Данный квалифицированный вид предполагает особого потерпевшего: им является лицо, осуществляющее служебную деятельность или выполняющее общественный долг. В действующем Кодексе по сравнению с УК 1960 г. круг потерпевших расширен за счет указания на близких лиц.
Под близкими понимаются не только родственники (родители, дети и т.д., а также супруг), но и иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся отношений небезразлично потерпевшему, в судьбе которых он заинтересован (например, приемные родители, падчерица, сожитель и т.д.).
Под осуществлением служебной деятельности необходимо понимать действия не только должностного лица, а и любого служащего, и не только работающего в системе государственной службы или в органах местного самоуправления, а и в иных учреждениях и организациях (например, секретари, помощники, референты, частные охранники и т.д.).
Важно также, чтобы осуществляемая лицом деятельность имела отношение к кругу его служебных обязанностей и носила правомерный характер, не противоречила интересам службы. Отсюда, если лицо лишают жизни в отместку за его неправомерное поведение, п. "б" ч. 2 неприменим. Содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 или ст. 107 либо по ст. 108.
Еще одна особенность данного квалифицированного вида убийства - осуществление его в связи со служебной деятельностью потерпевшего. Это означает, во-первых, что лицо лишается жизни на почве недовольства именно его служебной деятельностью и, во-вторых, лишение жизни мыслимо не только в момент исполнения потерпевшим служебных обязанностей, но и до и после этого. Данная особенность характерна также и для ситуации, когда лицо выполняет общественный долг.
Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенной на него общественной обязанности (общественного контролера, дружинника, старшего по подъезду, дому и т.д.), так и совершение других общественно полезных действий в интересах общества или отдельных лиц (например, лицо сообщает в милицию о совершенном другим лицом преступлении, пытается пресечь правонарушение, свидетель или потерпевший дает показания, изобличающие лицо в совершении преступления, и т.д.).
Специфичны мотив и цель поведения виновного. Убийство совершается в связи с недовольством служебной или общественной деятельностью лица и осуществляется либо с целью воспрепятствовать правомерной деятельности потерпевшего, либо отомстить за уже осуществленную деятельность.
10. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. "в"), и женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г").
Объединяют оба названных квалифицирующих признака, во-первых, присутствие особых качеств у потерпевших и, во-вторых, заведомости знания таких качеств виновным. Не случайно в перечне отягчающих наказание обстоятельств они изложены в одном пункте (п. "з" ч. 1 ст. 63); правда, здесь о заведомости относительно беспомощности состояния потерпевшего не упоминается и, кроме того, наряду с беспомощностью говорится о беззащитности лица. Думается, редакция п. "в" ч. 2 ст. 105 в этом плане выглядит предпочтительнее, ибо беззащитность ведет к беспомощному состоянию лица.
К числу таких лиц следует отнести прежде всего тяжело больных (в том числе послеоперационных), престарелых немощных лиц и малолетних (исключая убийство матерью новорожденного ребенка - ст. 106), а также лиц, страдающих такими психическими расстройствами, которые лишают их способности правильно воспринимать происходящее. В беспомощном состоянии потерпевшие не способны в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление убийце, избежать расправы, что осознается виновным. В итоге совершение преступления облегчается, возможность причинения вреда возрастает; неизбежно находят отражение и такие неприглядные стороны личности виновного, как исключительная его аморальность и бессердечие, ведь речь идет о лицах, нуждающихся в особой защите, внимательности, заботе.
Немощность может возникнуть и ввиду тяжелой степени опьянения, бессознательного состояния лица, сна. Практика подчас идет по пути вменения и в этом случае п. "в", хотя вряд ли здесь происходит заметное возрастание уровня общественной опасности содеянного. Можно, напротив, утверждать, что в таких ситуациях потерпевший не испытывает тех мучений и страданий, которые сопровождают обычно убийства.
Тем более спорно предложение еще более расширить содержание данного квалифицирующего признака путем указания в п. "в" не только на беспомощное состояние, но и на опасное для жизни положение. При убийстве всегда возникает для жертвы такое положение, и, следовательно, всякое лишение жизни должно признаваться совершенным при усиливающих ответственность обстоятельствах.
Указание на заведомость как субъективный признак означает, что виновный не просто осознает, а знает, что потерпевший находится в беспомощном состоянии, немощен и такое состояние облегчает преступление, благоприятствует убийству, используется виновным.
В отличие от данного квалифицирующего признака, отсутствовавшего в УК 1960 г., обстоятельство, предусмотренное в п. "г", не является новым. Повышение ответственности за убийство в этом случае обусловлено тем, что вред как бы удваивается - лишается жизни и женщина, и ее плод. При этом не имеют значения для квалификации ни продолжительность (сроки) беременности, ни то, остался ли плод живым либо же также погиб в результате убийства женщины.
Для вменения виновному п. "г" необходимо установить знание им того, что жертва была в состоянии беременности. Об этом могут свидетельствовать внешние или иные данные.
11. Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в"); сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. "з"); сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к").
Первые два квалифицирующих признака отсутствовали в УК 1960 г. Объединяет их то, что во всех случаях имеет место сочетание (сопряженность) убийства с другими деяниями, которые сами по себе признаются самостоятельными видами преступлений и относятся к категории тяжких или особо тяжких, а именно: с похищением человека, захватом заложника, разбоем, вымогательством, бандитизмом, изнасилованием, насильственными действиями сексуального характера.
Сопряженность означает, что указанные деяния либо предшествуют убийству, либо совпадают с ним по времени совершения, либо убийство следует непосредственно или вскоре за совершением таких деяний. В первых двух случаях лишение жизни выступает объективно средством, облегчающим совершение упомянутых деяний, таким путем преодолевается сопротивление жертвы; но возможен и мотив мести. В третьем случае убийство совершается либо из мести, либо с целью скрыть совершенные преступления - разбой, изнасилование и т.д. (при наличии цели скрыть убийство либо облегчить его совершение должен вменяться п. "к" ч. 2).
Сказанное свидетельствует, что первоначально у лица может отсутствовать умысел на убийство: в таком случае он возникает в процессе либо даже после осуществления актов захвата заложника, вымогательства и т.д. Убийство, сопряженное с упомянутыми деяниями, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, как с заранее обдуманным, так и с внезапно возникшим, как с определенным, так и с неопределенным.
Сопряженность означает, далее, что потерпевший от упомянутых деяний (насильственных действий сексуального характера, разбоя и т.д.) и жертва убийства могут не совпадать. Например, лишается жизни лицо, пытавшееся помешать совершению изнасилования либо явившееся свидетелем такого преступления.
Наконец, сопряженность означает также, что нарушаются не один, а два объекта: помимо жизни - свобода человека, отношения собственности, общественная безопасность. Поэтому во всех таких случаях требуется квалификация содеянного виновным по п. "в", "з" или "к" ч. 2 ст. 105.
12. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. "д"). Согласно выборочным данным, из числа квалифицированных убийств свыше 48% составляют те, которые совершены с особой жестокостью. В то же время в связи с различным толкованием этого признака на практике допускается немало ошибок (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 3. С. 13), и не случайно, поскольку он относится к категории оценочных.
Различают проявление особой жестокости до, в процессе и после совершения убийства. В процессе исполнения она может выражаться в пытках, истязании, глумлении и иных действиях, глубоко унижающих достоинство потерпевшего. Намерение лишить жизни может возникнуть сразу же после этих действий, но и тогда не требуется квалификации по совокупности, поскольку они суть звенья одной цепи - убийства.
Особая жестокость после лишения жизни может выражаться в глумлении над трупом, каннибализме. Ранее практика однозначно рассматривала такое поведение в качестве разновидности особой жестокости, что вряд ли было верно, поскольку в законе сказано об убийстве с особой жестокостью, а не о лишении жизни, "сопряженном" с проявлениями особой жестокости. Пленум Верховного Суда занял следующую позицию (п. 8 постановления от 27 января 1999 г. N 1): не включив в круг разновидностей квалифицирующего признака глумление над трупом, он в то же время указал, что уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может служить основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Получается, что не исключена квалификация по п. "д", когда уничтожение или расчленение трупа осуществляется не с целью сокрытия преступления, а по иным причинам, в том числе в силу садистских наклонностей убийцы. Следуя той же логике, и каннибализм убийцы должен влечь ответственность по п. "д", что вряд ли верно.
Особая жестокость в процессе лишения жизни чаще всего выражается в способе, особо мучительном для жертвы: использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение потерпевшего пищи, воды или тепла, воспрепятствование оказанию помощи истекающему кровью лицу и т.п. Общее, что объединяет эти способы, равно как и пытки, истязания, - причинение явно излишних, не обуславливаемых целью лишения жизни страданий.
С этих позиций следует оценивать правовое значение множественности ранений: в большинстве случаев убийство признается совершенным с особой жестокостью именно по этому признаку. Часто нанесение большого количества повреждений расценивается практикой в качестве бесспорного свидетельства проявления особой жестокости при убийстве. В действительности же необходимо учитывать и иные обстоятельства, поскольку нанесение большого числа повреждений может объясняться, в частности, слабой физической силой совершающего убийство лица, малой поражающей способностью орудия или средства убийства (специально не избираемого виновным). Множественность ударов, ранений может вовсе не вызвать у потерпевшего особых мучений и страданий (например, при нанесении их в пылу борьбы; в силу одномоментности, стремительности нанесения, влекущей мгновенную смерть; когда уже первое или одно из первых ранений вызвали смерть потерпевшего и последующие удары наносились в мертвое тело).
Теория и практика связывают понятие особой жестокости как со способом убийства, так и с иными обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным крайнего бессердечия, - как правило, с обстановкой (убийство в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания).
Особая жестокость свидетельствует об исключительном бессердечии, беспощадности, наслаждении чужими страданиями. Поэтому, хотя рассматриваемый квалифицирующий признак и объективируется содеянным, он неизменно несет на себе и субъективную окраску. В актах судебного толкования использовались различные термины для обозначения субъективного восприятия убийцы, действовавшего с особой жестокостью: "виновный действовал с умыслом, направленным на совершение преступления с особой жестокостью", "потерпевшему заведомо для виновного причинялись особые мучения или страдания", "виновный сознательно допускал особую жестокость своих действий", "виновный сознавал, что причиняет потерпевшему особые страдания". Последнее выражение (абз. 2 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1) представляется наиболее адекватным действительности.
Что же касается такого исхода, как лишение жизни (причинение смерти), то к нему субъективное отношение может выражаться в форме и прямого, и косвенного умысла.
13. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е"). Отнесение его к квалифицированному виду объясняется тем, что при таком способе лишения жизни под угрозу ставится не один, а несколько потерпевших, объектов уголовно-правовой охраны, возрастает таким образом объем (масса) вреда. Кроме того, усиливается вероятность достижения преступного результата - смерти жертвы.
Для правильного понимания общеопасного способа важно четкое представление о круге и характере применяемых средств. К ним теория и практика относят: огонь, взрывчатые, отравляющие, удушающие, радиоактивные, легковоспламеняющиеся вещества, взрывные устройства и т.п. Для всех этих средств характерно то, что они обладают значительной поражающей и разрушительной силой, способны воздействовать на ряд объектов.
Если в процессе совершения преступления общеопасные свойства средств не используются, нельзя говорить об общеопасном способе действия (например, в ситуации, когда преступник с целью лишения жизни наносит удары прикладом ружья). Но, с другой стороны, применение общеопасных свойств средства убийства не является бесспорным свидетельством применения виновным общеопасного способа. Последний, по смыслу закона, налицо, если упомянутые средства применены в условиях, при которых их использование создает реальную возможность причинения вреда одновременно нескольким непосредственным объектам, потерпевшим.
Поэтому, например, убийство путем сжигания жертвы в печи не может считаться совершенным общеопасным способом. Данного способа не усмотрел Верховный Суд РФ в действиях С., с близкого расстояния произведшего прицельный выстрел дробовым зарядом в К., стоявшего вблизи других лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 5. С. 7).
К видам квалифицируемого по п. "е" ч. 2 ст. 105 лишения жизни относятся убийства путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, источников общего пользования, обвала и т.п.
Понятие общеопасного способа, следовательно, предполагает как наличие определенной категории средств, так и соответствующую обстановку их применения, в которой эти средства реализуются, создавая угрозу множественности преступных последствий (Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1974. N 8. С. 14-15). Общеопасный - значит, представляющий в конкретном случае общую, для многих опасность.
Встречаются утверждения, что общеопасный способ присутствует и в ситуации, когда примененное убийцей орудие объективно способно причинить вред лишь одному объекту (лицу), но им в силу возникшей обстановки может стать любой из оказавшихся в зоне поражения. Например, виновный бросает нож в потерпевшего, рядом с которым находится другой человек. Такое понимание ведет к отождествлению двух разных явлений: совершение действий общеопасным способом и отклонение действия. Именно опасность одновременного поражения не одного, а ряда объектов (потерпевших) одним деянием определяет сущность общеопасного способа.
Поэтому если, скажем, выстрел произведен в толпу, для целей квалификации нельзя ограничиваться констатацией данного факта. Необходимо установить, какое конкретно средство поражения виновным использовано (пуля, дробь и т.п.), способно ли оно было в данной конкретной обстановке причинить смерть одновременно нескольким потерпевшим и каким именно. В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 особо подчеркнуто, что такой способ причинения смерти должен создавать "опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица".
Квалифицирующим убийство обстоятельством признается сам по себе общеопасный способ, а не последствия его применения. Поэтому для вменения п. "е" необходимо и достаточно установить, что имело место использование в процессе посягательства на жизнь способа, который угрожал одновременно поразить ряд объектов, лиц. При причинении фактического вреда иным объектам, потерпевшим, содеянное виновным надлежит квалифицировать помимо п. "е" ч. 2 ст. 105 и по статьям, предусматривающим ответственность за причинение такого вреда. Например, при нанесении вреда здоровью - по ст. 111, 112, 115, а при убийстве нескольких лиц - и по п. "а" ч. 2 ст. 105.
В случаях, когда убийство путем поджога, взрыва и т.п. было сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества, лесов либо не входящих в лесной фонд насаждений, содеянное должно получать дополнительную квалификацию по ст. 167 или 261.
Спорен вопрос о субъективной стороне убийства общеопасным способом. Обычная, наиболее часто встречаемая на практике схема - прямой умысел на убийство определенного лица и косвенный - относительно побочных последствий. Но возможен и общий косвенный, и неконкретизированный умысел (виновный учиняет беспорядочную стрельбу в людном месте или из хулиганских побуждений направляет машину в сторону людей).
14. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж"). Групповые убийства не только распространены, но и более опасны, ибо облегчается достижение преступного результата, лишение жизни потерпевшего.
Убийство следует считать совершенным группой лиц (простой, по предварительному сговору, организованной - о понятии их см. комментарий к ст. 35), если в этом преступлении принимали участие два лица или более. Выражение "принимали участие" означает, что лица, сознавая характер совершаемого преступления, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. Участие может выразиться не только в нанесении смертельных ударов, даче яда и т.п., но и в иных насильственных действиях, направленных на подавление воли потерпевшего либо на лишение его фактической возможности оказать противодействие.
Посягательство на жизнь следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда другое лицо присоединилось к совершению убийцей действий, направленных на умышленное причинение смерти. При убийстве по предварительному сговору наряду с соисполнителями преступления в группу могут входить другие участники, которые могут выполнять функции организатора, подстрекателя или пособника (абз. 3 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1). Спорной, однако, является рекомендация о квалификации действий таких лиц по соответствующей части ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 (там же), ибо если эти лица входят в состав группы, дополнительная ссылка на ст. 33 о соучастии представляется неуместной. Не требуется ссылка на ст. 33 и при убийстве с распределением ролей в составе организованной группы.
15. Убийство из корыстных побуждений или по найму (п. "з"). Долгое время в теории и практике этот признак трактовался расширительно: в него включались не только побуждения, направленные на получение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавление от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.д.), но и "иные". Ныне указание на последнюю разновидность корыстных побуждений ("иные") из руководящего разъяснения Пленума Верховного Суда РФ исключено, что следует признать правильным.
Для вменения п. "з" необязательно, чтобы виновный в результате убийства получил материальную выгоду или избавился от материальных затрат. Важны сами по себе корыстные побуждения, которыми руководствовался убийца при лишении жизни потерпевшего.
В УК 1996 г. наряду с лишением жизни из корыстных побуждений выделена и такая разновидность, как убийство по найму, т.е. обусловленное получением исполнителем преступления (киллером) материального или иного вознаграждения. В абсолютном большинстве случаев лишение другого человека жизни по найму - есть убийство из корысти. Однако мыслимы ситуации, когда наемник руководствуется иными побуждениями, например совершает убийство из солидарности или по мотивам борьбы с иноверцами.
Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или выполнившие функцию пособника, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 (абз. 2 п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1).
16. Убийство из хулиганских побуждений (п. "и"). Большинство юристов обращают внимание на такое свойство хулиганских побуждений, как озорство, грубое озорство.
Но это свойство не исчерпывает анализируемого понятия: являясь открытым вызовом обществу, окружающим, поведение хулигана обусловлено желанием противопоставить себя людям, показать пренебрежительное к ним отношение, продемонстрировать грубую силу, нередко - пьяную удаль.
Чаще всего убийство из хулиганских побуждений совершается без видимого повода или с использованием незначительного повода, т.е. на фоне резкого несоответствия последнего ответной реакции, что сознается и виновным. Отсутствие видимого повода приводит некоторых юристов к выводу, что совершается безмотивное лишение жизни. Фактически за этим скрываются хулиганские побуждения, которые необходимо вскрыть и доказать.
Иногда заключение о наличии хулиганских побуждений делается исходя из места совершения убийства (общественное место). Такой подход неправилен, и потому лишение жизни другого человека из ревности, мести и других побуждений, которые возникли на почве личных отношений, независимо от места его совершения, не может квалифицироваться по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК.
Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные действия, содержащие признаки деяния, предусмотренного ст. 213, содеянное должно быть квалифицировано по правилам о совокупности преступлений (абз. 2 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1).
17. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. "к"). Упомянутый вид деяния по общему правилу направлен на сокрытие тяжкого или особо тяжкого преступления. Но таковым может быть деяние средней или даже небольшой тяжести. Для вменения п. "к" не имеет значения, кем - самим убийцей или иным лицом - совершено (или совершается) такое преступление, окончено оно или не окончено.
Поскольку законодатель связывает характеризуемый вид убийства с определенной целью, оно может быть совершено только с прямым умыслом. При этом для констатации оконченного состава убийства не важно, удалось ли виновному в результате лишения жизни потерпевшего достичь цели. Важно само ее наличие у виновного.
Законодателем выделено две разновидности цели: скрыть другое преступление и облегчить совершение другого преступления.
Цель скрыть другое преступление присутствует, когда еще до убийства субъектом или иным лицом было совершено какое-либо преступление, о котором на момент убийства еще неизвестно правоохранительным органам (во всяком случае, в представлении убийцы). Жертвой может стать потерпевший, очевидец совершенного преступления (например, разбоя, похищения человека), а равно любое иное лицо, которое обладает информацией о таком преступлении и может содействовать обнаружению и раскрытию преступления.
Цель облегчить совершение преступления при убийстве налицо, когда лишение жизни предшествует осуществлению задуманного преступления либо совпадает с последним по времени.
В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 говорится, что по смыслу закона квалификация убийства по п. "к" исключает возможность квалификации этого же преступления, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что лишение жизни совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться и по п. "к".
18. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л").
В п. "л" называется несколько квалифицирующих обстоятельств, одного из которых при убийстве достаточно для вменения данного пункта. Роднит их то, что подчас именуется "пережитками прошлого". Первые три обстоятельства характеризуют нетерпимость к лицам другой национальности, к расе, религии и ее представителям, основанную на идеологии превосходства своей и, напротив, о неполноценности всех иных наций, рас, конфессий.
Отсюда недостаточно установления факта, что убийца и жертва принадлежат к разным национальностям, расам и т.д. Важно, чтобы на этой почве существовали вражда или ненависть (по крайней мере, со стороны виновного) в момент посягательства и чтобы именно это послужило мотивом убийства. Не исключается, следовательно, в конкретном случае конфликтная ситуация между лицами враждующих национальностей на иной основе, например на бытовой почве - не поделили участок для выпаса скота, не сошлись в правилах водопользования и т.д.
По общему правилу, жертвами преступления становятся представители иной этнической группы, конфессии, нежели та, к которой принадлежит виновный. Хотя возможна и ситуация, когда потерпевшим становится единоверец либо лицо той же национальности (в случае, например, мести за пассивность, примиренческое отношение к иноверцам или убийства с тем, чтобы возложить вину за содеянное на враждебную сторону и тем разжечь или усилить вражду).
Кровная месть - обычай, бытующий у некоторых народностей Северного Кавказа. Согласно ему сам пострадавший или родственники "обиженного" тяжким оскорблением, надругательством, убийством и т.п. "обязаны" отомстить обидчику. Нередко это вызывает цепную реакцию, ибо, в свою очередь, в случае мести уже другая сторона вправе считать себя обиженной и обязанной осуществить ответный акт кровной мести.
19. Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. "м").
Данное квалифицирующее обстоятельство является новым, неизвестным прежнему уголовному законодательству. Появление его объясняется расширившимися возможностями медицины по пересадке органов и тканей и, соответственно, возросшими потребностями в донорском материале.
Потерпевшими от преступления могут быть: лица, находящиеся на излечении; лица, поступившие в медицинское учреждение с места происшествия (аварии, катастрофы, драки и т.д.); иные лица.
Субъектом преступления (исполнителем, соисполнителем) обычно выступают медицинские работники, поскольку требуются специальные познания для изъятия органов или тканей в процессе убийства либо после него. Но исполнить такое убийство может и иное лицо, например, пользуясь консультацией специалиста.
С субъективной стороны анализируемый вид преступления совершается только с прямым умыслом и специальной целью - использования органов или тканей убитого. При этом не имеет решающего значения, удалось ли достичь виновному указанных целей. Понятие органов и тканей дано в Законе РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (ВВС РФ. 1992. N 2. Ст. 62). К ним относятся, во-первых, те, которые включены в перечень, утвержденный Минздравом России; во-вторых, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека; в-третьих,  кровь и ее компоненты.
Совершение убийства в упомянутых целях возможно из корыстных побуждений - они являются преобладающими, и из иных побуждений (обеспечить проведение медицинского эксперимента, спасти жизнь или здоровье близкого человека и т.п.). Если цель использования органов или тканей потерпевшего при убийстве сочетается с корыстными побуждениями, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности п. "м" и п. "з" ч. 2 ст. 105.

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

1. В качестве привилегированного вида данный состав нов, хотя вопрос о его выделении неоднократно ставился в юридической литературе. Подчас убийство матерью своего новорожденного ребенка именуют детоубийством, что неточно, ибо детоубийство - понятие более широкое (и по субъекту, и по возрастным характеристикам потерпевшего, и по субъективной стороне).
2. Законодатель особо оговаривает круг условий, при наличии которых применяется ст. 106.
3. Первое из них относится к личности потерпевшего - им является новорожденный, под которым в педиатрии понимается ребенок в возрасте до четырех недель (См. Шабалов Н.П. Неонатология. Учебник. В 2 т. Т. 1. СПб., 1995. С. 15-26). Если посягательство было осуществлено на мертворожденного, содеянное оценивается по правилам о покушении на негодный объект.
4. Второе условие касается признаков объективной стороны убийства, а именно времени его совершения. В законе выделяется убийство новорожденного во время или сразу же после родов или позднее. "Сразу же после родов"  означает, что в этом случае временной промежуток не может исчисляться часами, тем более сутками. Что касается убийства позднее, после родов, то и здесь временной промежуток не может превышать месяца с момента окончания родов.
Убийство во время родов или сразу же после них мыслимо только путем действия (например, удушение, нанесение удара по голове ребенка), а в более поздний период и путем бездействия (например, некормление, оставление ребенка без помощи).
5. Третье условие относится к личности убийцы.
Субъектом преступления является женщина-мать, достигшая 16 лет. Поскольку законодатель не раз обращает внимание на особое психическое состояние субъекта убийства ("в условиях психотравмирующей ситуации", "в состоянии психического расстройства"), можно утверждать, что учет именно особого психофизического состояния матери новорожденного положен в основу выделения данного привилегированного вида убийства. И во время, и сразу же после родов женщина испытывает значительные психофизические перегрузки, которые сужают ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им. Состояние, близкое или совпадающее с ограниченной вменяемостью (ст. 22), возникает также в упоминаемые в ст. 106 послеродовые периоды - в условиях психотравмирующей ситуации, в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Психотравмирующая ситуация возникает, как правило, не одномоментно, а постепенно и связана с аккумуляцией у матери новорожденного отрицательных эмоций на фоне негативного воздействия внешних факторов на ее психику. Так же, как и состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, наличие психотравмирующей ситуации выступает одним из обязательных условий применения ст. 106.
6. При убийстве во время или сразу же после родов определенные отклонения в психофизическом состоянии роженицы, влияющие на возможности осознания ею своего поведения и принятия решения, явно подразумеваются законодателем. Поэтому, если в конкретном случае окажется, что роды прошли гладко и не вызвали сколь-либо заметных психических расстройств, но тем не менее мать по каким-либо соображениям убила ребенка во время или сразу же после родов, содеянное должно квалифицироваться не на общих основаниях ("простое" убийство), а по ст. 106.
7. Сказанное необходимо учитывать при характеристике субъективной стороны убийства новорожденного, которое может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом, как с внезапно возникшим, так и с заранее обдуманным.
В. под воздействием неоднократных угроз мужа уйти из семьи, если она родит второго ребенка, приняла решение избавиться от последнего. Приехав в другой город к сестре, она поднятием тяжестей вызвала преждевременные роды, приготовив таз с водой. Упавший при рождении в таз ребенок, будучи жизнеспособным, погиб. Преступление В., выразившееся в убийстве своего новорожденного ребенка во время родов, было совершено с прямым, заранее обдуманным умыслом.
8. Возникновение умысла на лишение жизни ребенка до родов, не влияя на квалификацию, должно сказываться на избираемом судом наказании.

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Признаками привилегированного состава выступают:
а) внезапно возникшее сильное душевное волнение (аффект), под влиянием которого осуществляется убийство;
б) противоправное или аморальное поведение потерпевшего, вследствие которого возникает аффект у виновного.
2. Первый из этих признаков относится к характеристике субъективной стороны, эмоционального состояния лица, а второй - к объективной стороне и объекту (потерпевшему). Вместе с тем оба признака находятся в тесной причинно-следственной связи: само по себе аффективное состояние лица в момент убийства, безотносительно к обстоятельствам его поведения, не может влечь квалификации содеянного по ст. 107. Ведь подобное состояние виновного может возникнуть как реакция на правомерное поведение потерпевшего или правомерное либо неправомерное поведение третьих лиц и т.д. Все это, однако, не приводит к существенному снижению уровня общественной опасности преступления и лица, его совершившего, а, напротив, может свидетельствовать о повышенной их опасности (когда, например, убийство осуществляется пусть и в состоянии аффекта, но как ответная реакция на выполнение потерпевшим своего общественного долга).
3. Рассматриваемое смягчающее обстоятельство, таким образом, предполагает ситуацию, в которой убийство представляет собой ответную реакцию на провоцирующее (виктимное) поведение потерпевшего и в силу психических закономерностей направлено на источник, вызвавший у виновного сильную эмоцию. Вина потерпевшего, приводящая в известной степени к потере виновным контроля над собой, - вот причины, обусловившие выделение в уголовном законодательстве данного привилегированного вида убийства.
4. Объективная сторона деяния, описанного в ст. 107, содержит указание на два вида виктимного поведения (действия или бездействия) потерпевшего как источника возникновения аффекта у виновного: противоправное и аморальное. Первый из них раскрывается непосредственно в законе путем дачи примерного перечня: говорится о насилии, издевательстве, тяжком оскорблении либо иных противоправных действиях (бездействии) потерпевшего.
5. Под противоправным понимается объективно неправомерное поведение независимо от того, является ли оно виновным, запрещенное той или иной отраслью права (гражданского, семейного, административного, трудового и т.д., в том числе уголовного). Важно лишь, чтобы оно находилось в противоречии с действующими правовыми предписаниями.
6. Иные противоправные деяния потерпевшего могут выражаться в вымогательстве, клевете, обмане или злоупотреблениях доверием, несправедливых притеснениях по службе, упорном уклонении от возврата крупного долга и т.п. Такие действия (бездействие) должны исходить именно от потерпевшего, а не от третьих лиц (в том числе от близких родственников потерпевшего), и могут, очевидно, проявиться по отношению как к виновному, так и - в некоторых случаях - к близким ему людям.
7. Источником возникновения аффекта как снижающего наказуемость обстоятельства в ст. 107 признается не только противоправное (как это было в ст. 104 УК 1960 г.), но и аморальное поведение потерпевшего, например факт супружеской измены.
8. Уголовный закон выделяет и еще один источник аффекта, тоже связанный с актами противоправного или аморального поведения потерпевшего - длительная психотравмирующая ситуация. Такая ситуация, по смыслу закона, возникает не мгновенно, не вдруг, а существует на момент убийства уже определенное время: обстановка постепенно накаляется в результате многократного (систематического) противоправного или аморального поведения потерпевшего, - например, систематических унижений, побоев, пьянок и т.д. Наконец, последний по времени акт поведения становится той каплей, которая переполняет чашу терпения виновного: происходит взрыв эмоций, совершается преступление как ответная реакция на упречное поведение потерпевшего.
9. В свете этого особенность объективной стороны анализируемого преступления и в том, что убийство совершается только путем активного поведения - действия.
10. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет.
11. Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным и только внезапно возникшим умыслом. Обязательный признак состава - аффектированное состояние лица в момент убийства.
12. Физиологический аффект определяется в ст. 107 как:
а) внезапно возникшее,
б) сильное душевное волнение.
13. Сильное душевное волнение - скоропроходящее эмоциональное состояние, возникающее под воздействием внешних раздражителей и приобретающее характер бурно протекающей вспышки. Это предельно выраженная, но кратковременная эмоция, при которой на период ее течения происходит сужение сознания, человек может частично утратить способность контролировать свое поведение. Вместе с тем он все же сохраняет возможность осознавать происходящее и свое поведение, "взять себя в руки". В силу сказанного ответственность лица за убийство не исключается, как это имеет место при патологическом аффекте (ст. 21), а может наступить лишь ее смягчение.
14. Любое противоправное и аморальное поведение лица может вызвать в ответ душевное волнение, эмоциональную реакцию близких или иных присутствующих окружающих. Закон же признает имеющим уголовно-правовое значение лишь сильное душевное волнение, к тому же возникшее внезапно, т.е. неожиданно для виновного. Последнее (внезапность) вряд ли всегда присутствует при наличии длительной психотравмирующей ситуации: лицо может предвидеть возможность - в случае дальнейшего продолжения такой ситуации - срыва в его поведении, но до определенного момента ему удается сдерживать себя, контролировать и руководить своим поведением. Но в какой-то момент происходит взрыв эмоций, совершается преступление.
15. В отличие от УК 1960 г., в ст. 107 дифференцирована наказуемость данного привилегированного вида убийства. Часть 2 предусматривает в качестве квалифицирующего обстоятельства убийство в состоянии аффекта двух или более лиц. Характеристика данного признака дана выше, при анализе п. "а" ч. 2 ст. 105.
16. Возможно возникновение конкуренции между ст. 106 и 105, в частности в случае убийства лицом в состоянии сильного душевного волнения заведомо беременной женщины или общеопасным способом. В таких случаях по смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих обстоятельствах, т.е. приоритет отдается ст. 106.

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Упомянутые в ст. 108 снижающие наказуемость обстоятельства схожи с состоянием аффекта - и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его "вина". Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107.
2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (ст. 108) виновный действует в общественно полезном направлении - защищает себя или других от объективно противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает усилия для доставления преступника органам власти: это в целом одобряется и поощряется законом. Налицо, таким образом, два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой - общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).
3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего (нападения) приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.
4. Душевное волнение (в том числе аффект) учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов:
1) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (см. абз. 2 п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно-опасных посягательств"). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16, а не по ст. 108;
2) превысило ли лицо эти пределы "в состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством. Обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты" (Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. М., 1999. С. 62, далее: Сборник действующих постановлений...).
Если все же будет признано, что виновный в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, превысил пределы необходимой обороны, то поскольку согласно общим правилам квалификации при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается составу, который влечет менее строгое наказание, содеянное должно быть квалифицировано по ст. 108. При этом, назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффектное состояние виновного в момент совершения преступления.
5. Объект данного преступления - жизнь. Потерпевшим является лицо, посягающее (ч. 1) или задерживаемое (ч. 2).
6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии), выразившемся в превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). При уяснении признаков превышения следует руководствоваться положениями ст. 37 и 38.
7. Согласно ч. 2 ст. 38, превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное - значит очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.
8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов необходимой обороны, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).
Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь ответственность по ч. 1 ст. 108.
9. Применительно к виду убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 108, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.
10. По смыслу закона, при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку смысл института задержания состоит в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого - крайняя мера, применяемая по фактам совершения только тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать их иным путем не представляется возможным.
11. Субъективная сторона убийства обоих привилегированных видов - умысел (прямой или косвенный, причинение смерти по неосторожности состава преступления не образует. Обязательный признак состава - специальная цель: защита, отражение посягательства (ч. 1), доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений (ч. 2).

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

1. В отличие от прежнего УК, в действующем Кодексе неосторожное лишение жизни не именуется убийством. Кроме того, уголовная ответственность за это преступление дифференцирована - введены ч. 2 и 3.
2. Потерпевшим от преступления может быть любое лицо.
3. С объективной стороны данное преступление слагается из действия или бездействия, выступающего причиной наступления результата, и самого результата - смерти человека. Виновный нарушает установленные правила поведения в быту, на производстве и т.д., что и приводит в конкретном случае к смерти потерпевшего.
Например, производится самовольное подключение неисправных газовых приборов в квартире, в итоге происходит взрыв, влекущий летальный исход одного или нескольких жильцов квартиры или дома.
4. Состав преступления сконструирован по типу материальных составов, поэтому деяние полагается оконченным с момента наступления последствий. Помимо факта нарушения общепринятых правил предосторожности лицом и наступления смерти потерпевшего необходимо установить причинно-следственную связь между этими явлениями.
5. Субъективная сторона - неосторожность - причинение смерти по легкомыслию или небрежности: виновное лицо, нарушая правила предосторожности, предвидело возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение такого результата (легкомыслие) либо не предвидело возможности наступления от своих действий (бездействия) летального исхода, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть (небрежность). Если лицо не должно было или не могло предвидеть наступления от своего поведения смерти потерпевшего, уголовная ответственность исключается ввиду невиновного причинения вреда (ст. 28).
6. Правила предосторожности могут быть нарушены виновным сознательно.
Например, лицо резко толкает пьяного в грудь. Тот, не удержавшись, падает и, ударившись головой о твердую поверхность, получает смертельную травму. Поскольку данному обстоятельству в ст. 109 самостоятельного значения не придается, оно подлежит учету при назначении виновному наказания.
7. В ряде статей Особенной части УК причинение смерти по неосторожности также выступает признаком состава преступления (ст. 123, 167, 218, 224 и др.). В таких случаях жизнь выступает не основным, как в ст. 109, а дополнительным (единственным либо альтернативным) объектом, и имеют место иные действия, нарушающие основной объект.
8. Признаками, дифференцирующими ответственность, в ч. 2 выступают ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей, а в ч. 3 - причинение смерти по неосторожности двум или более лицам.
9. Под ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей виновным понимается поведение лица, в полной мере или частично не соответствующее официальным предписаниям, требованиям, предъявляемым к нему при выполнении профессиональных функций (медицинского или фармацевтического работника, электрика, крановщика и т.д.).
10. Если в УК существует специальная норма, предусматривающая ответственность за причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей, применению подлежит эта норма (ст. 124, 143, 216, 217 и др.), а не ст. 109.

Статья 110. Доведение до самоубийства

1. По количеству самоубийств (суицида) Россия находится на одном из первых мест в мире. Причины тому - в первую очередь социально-экономического характера, однако определенную долю самоубийств составляют те, которые происходят из-за негативного влияния на жертв третьих лиц.
2. Потерпевшими от анализируемого преступления могут быть любые физические лица. Этим действующий Кодекс отличается от прежнего УК 1960 г., ст. 107 которого потерпевшим признавала только лицо, находящееся в материальной или иной зависимости от виновного. Таким образом, устранено ограничительное условие и ныне уголовную ответственность могут нести любые лица, в том числе посторонние для потерпевшего (распространяющие порочащие измышления о нем, высказывающие угрозы и т.д.).
3. Объективная сторона состава усложненная. В нее входят:
а) поведение самого виновного (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего);
б) создание таким поведением жизненной ситуации в представлении потерпевшего "тупиковой", близкой к состоянию безысходности;
в) принятое потерпевшим под влиянием этого решение о самоубийстве и акт самоубийства или покушения на него.
Решение, таким образом, причинно обусловлено предшествующим поведением виновного.
4. В законе дан исчерпывающий перечень уголовно-наказуемых способов доведения до самоубийства:
1) угрозы;
2) жестокое обращение;
3) систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего.
Иные способы (например: постоянное надоедливое преследование любимого человека; систематические задержки с выдачей зарплаты и т.д.), даже если они привели к самоубийству потерпевшего, не могут влечь ответственности по ст. 110. Объединяет упомянутые в законе способы то, что все они носят противоправный характер.
5. Виды угроз в диспозиции ст. 110 не раскрываются и каких-либо ограничений в этой части не содержится. Это означает, что, по мнению законодателя, довести до самоубийства можно любой противоправной угрозой (насилием, незаконным выселением, распространением сведений интимного характера). Важно, чтобы потерпевший воспринимал эти угрозы как реальные, создающие опасность его правам и законным интересам. Угроза уволить работника в связи с обнаружившейся его непрофессиональной деятельностью или сообщить органам власти о совершенном им преступлении, как не носящее противоправного характера, не дает оснований для вменения ст. 110.
6. Жестокое обращение - понятие оценочное, используемое и в ряде других статей УК (например, ст. 156, 245). Оно связано с причинением лицу физических страданий путем нанесения побоев, лишения пищи, медицинской помощи, связывания, запирания и т.д. Как правило, оно предполагает неоднократное противоправное поведение виновного.
Систематическое унижение человеческого достоинства выражается в многократных актах оскорбления, глумления, опорочивания потерпевшего.
Поскольку данные способы - обязательные альтернативные признаки состава доведения до самоубийства, по общему правилу достаточно квалификации содеянного по ст. 110 (если только сам способ или его последствия не оказываются более общественно опасными).
7. Преступление считается оконченным в момент самоубийства или покушения на него со стороны потерпевшего. Самоубийство возможно не только путем действия, но и (в редких случаях) путем бездействия (например, отказ от пищи).
8. Спорен вопрос о субъективной стороне анализируемого состава преступления: одни допускают только неосторожность, другие - лишь косвенный умысел, третьи - умысел (прямой или косвенный). По общему правилу, доведение до самоубийства совершается по неосторожности либо с косвенным умыслом. Однако не исключен и прямой умысел: виновный доводит лицо до самоубийства намеренно, т.е. предвидит, что его угрозы, жестокое обращение и т.п. создают возможность или даже неизбежность самоубийства потерпевшего, и желает такого исхода.

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>