<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

"Рабство есть состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них" (ст. 1 Конвенции относительно рабства от 25 сентября 1926 г.//СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 105-109).
2. Объективная сторона преступления выражается в использовании труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности. Согласно ст. 1 Дополнительной конвенции от 7 сентября 1956 г. об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, к видам рабства относятся, в частности, долговая кабала, крепостное состояние, иные сходные с рабством институты и обычаи (там же. С. 227-233).
Под долговой кабалой понимается положение или состояние, возникающее вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда зависимого от него лица, если определенная в надлежащем порядке ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга или если продолжительность этой работы не ограничена каким-либо сроком и характер ее не определен. Крепостное состояние - это такое пользование землей, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определенную работу для этого лица за вознаграждение или без такового, и не может изменить это свое состояние. Иные виды рабского труда также связаны с сексуальной или иной эксплуатацией физических или интеллектуальных способностей человека, не имеющего по не зависящим от него причинам возможности отказаться от выполнения работ (услуг) на кабальных условиях.
3. Состав - формальный. Преступление полагается оконченным даже при единичном акте использования рабского труда. Само обращение в рабство, поскольку оно нередко связано с незаконным лишением свободы, а подчас и с похищением человека, квалифицируется по ст. 127 или 126.
4. Субъектом преступления является любое лицо, достигшее 16 лет.
5. Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Эксплуатируя потерпевшего, виновный осознает, что держит его на положении раба, осуществляя в отношении него полномочия, присущие праву собственности.
6. Ответственность за данное преступление дифференцирована.
Квалифицированными в ч. 2 признаются пять видов, большинства из которых мы касались ранее, при комментировании других составов. Заметим лишь, что использование рабского труда, сопряженное с изъятием, сокрытием либо уничтожением документов, удостоверяющих личность потерпевшего, особенно характерно для случаев вывоза потерпевших за рубеж с целью их сексуальной или иной эксплуатации.
Особо квалифицированным видом по ч. 3 признается деяние:
а) повлекшее по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия (скажем, самоубийство превращенного в раба человека, заражение его ВИЧ-инфекцией);
б) совершенное организованной группой.

Статья 128. Незаконное помещение в психиатрический стационар

1. По существу речь идет о разновидности незаконного лишения свободы. Факультативным объектом анализируемого преступления являются жизнь и свобода, телесная неприкосновенность личности.
2. Основания и порядок помещения в психиатрический стационар регламентируются Законом РФ от 2 июля 1992 г. N 3189-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (ВВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913). В соответствии с этим Законом госпитализация в психиатрический стационар допустима по общему правилу при наличии трех условий:
а) лицо страдает психическим расстройством;
б) лицо нуждается в лечении;
в) имеются просьба или согласие больного (либо его законного представителя).
Помещение в психиатрический стационар осуществляется по заключению комиссии врачей - психиатров или по постановлению суда.
3. Принудительное (без согласия пациента) помещение в психиатрический стационар возможно, во-первых, по постановлению суда при наличии соответствующих оснований, "если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре" (ч. 1 ст. 101). Во-вторых, в соответствии с вышеупомянутым Законом госпитализация в психиатрический стационар возможна как неотложная мера по решению врачей-психиатров, когда обследование и лечение страдающего психическим расстройством лица:
а) возможны только в стационарных условиях;
б) психическое расстройство является тяжелым;
в) оно обусловливает:
- опасность лица для себя или окружающих;
- его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;
- существенный вред его здоровью, вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.
Но в этих случаях пребывание лица в психиатрическом стационаре должно продолжаться только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация.
4. Потерпевшим является лицо - здоровое или больное - не нуждающееся в психиатрическом лечении, помещении в психиатрический стационар либо не давшее на это своего согласия.
5. Объективная сторона преступления выражается в незаконном помещении лица в психиатрический стационар. Исходя из вышеизложенного, незаконным следует считать противоправное принудительное помещение (водворение) в психиатрический стационар потерпевшего, а именно, когда:
а) у лица отсутствует психическое расстройство;
б) психическое расстройство присутствует, но нет надобности в помещении в психиатрический стационар;
в) в нарушение Закона не получено согласия больного (или его законного представителя) на помещение в психиатрический стационар (нет постановления суда, заключения комиссии психиатров).
Если госпитализация осуществлена добровольно (в том числе с целью избежать призыва в армию), ст. 128 неприменима.
6. Норма устанавливает ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар. Следовательно, водворение в иное медицинское учреждение (в том числе психоневрологический стационар, не имеющий психиатрического отделения) влечет ответственность не по ст. 128, а за незаконное лишение свободы (ст. 127) или за должностное преступление (ст. 285, 286).
7. Иногда утверждают, что ст. 128 охватывает случаи не только незаконного помещения (госпитализации), но и незаконного удержания (продления) пребывания в психиатрическом стационаре после отпадения надобности в дальнейшем нахождении здесь потерпевшего. Думается, налицо недопустимое расширительное толкование закона: в диспозиции ст. 128 говорится не о незаконном помещении или удержании, а лишь о первом из них. Противоправное удержание должно рассматриваться как незаконное лишение свободы (ст. 127) или как должностное преступление.
8. Состав преступления формальный, поэтому преступление считается оконченным с момента незаконного помещения (водворения) потерпевшего в психиатрический стационар.
9. Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Мотивы могут быть разными (месть, зависть, карьеристские побуждения, желание "помочь" знакомому, избавиться от ухода, завладеть имуществом и т.д.). Не влияя на квалификацию, они могут оказать влияние на вид и размер избираемого судом наказания.
10. Вопрос о субъекте преступления спорен. Отталкиваясь от содержания ч. 2, где квалифицирующим обстоятельством признано использование виновным своего служебного положения, следует прийти к выводу, что субъектом деяния, описанного в ч. 1, является любое частное лицо. Ибо незаконно поместить на лечение без использования служебного положения лицо, его занимающее, не может.
Следовательно, субъектом незаконного помещения в стационар может быть и близкий родственник, проявляющий инициативу и настойчивость в водворении, скажем, отца в психиатрический стационар и искажающий доктору картину заболевания, поведения потерпевшего.
11. Статья 305 предусматривает наказуемость вынесения судьей (судьями) заведомо неправосудного судебного акта - таковым может быть приговор, постановление или определение о незаконном направлении на лечение в психиатрический стационар. В таком случае, как представляется, имеет место идеальная совокупность преступлений и применению подлежат обе статьи: и 128, и 305.
12. Ответственность в ст. 128 дифференцирована. К квалифицированным видам ч. 2 относит незаконное помещение:
а) совершенное лицом с использованием своего служебного положения;
б) если оно повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.
Тяжкие последствия должны быть результатом помещения и содержания потерпевшего в психиатрическом стационаре.
13. Субъектом первого вида квалифицированного состава является лицо, могущее оказать по службе влияние на принятие незаконного решения.

Статья 129. Клевета

1. Потерпевшим от преступления может быть любое лицо, в том числе малолетнее и страдающее психическим расстройством, а также умерший.
2. Объективная сторона состоит из:
а) распространения сведений;
б) ложных по содержанию;
в) порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.
Только в совокупности упомянутые объективные признаки достаточны для констатации состава клеветы. Так, распространение сведений ложных, но не позорящих (например, о поощрении потерпевшего по месту работы) и наоборот - позорящих, но не ложных (например, о наличии соответствующего действительности венерического заболевания) не дает состава клеветы.
3. Под распространением понимается сообщение сведений третьим лицам (хотя бы одному лицу). Сообщение их только потерпевшему недостаточно для обвинения в распространении (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 11. С. 7). Распространение сведений возможно как в присутствии, так и в отсутствии оклеветанного. Форма распространения может быть любой: устной, письменной (рукописная или печатная), в виде рисунка или иного изображения, в виде сплошной лжи или полуправды, прямо или иносказательно выраженной и т.д.
4. Ложные сведения - это сведения вымышленные, надуманные, не соответствующие действительности. Большинство ученых и практика стоят на той позиции, что ложные сведения при клевете должны носить конкретный характер. В пп. "б" п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. N 4 "О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР" указано: "обязательным признаком клеветы является распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений о конкретных фактах, касающихся потерпевшего". Поэтому, если лицо распространяет ложные сведения о том, что потерпевший совершил изнасилование, украл лошадь, состоит на учете в психоневрологическом диспансере и т.д., он клевещет, и в содеянном усматриваются признаки ст. 129 УК. Если же виновный ограничивается общими характеристиками потерпевшего типа "он насильник, извращенец, вор", состава клеветы нет и при наличии всех иных признаков возможна ответственность за оскорбление.
5. Сведения должны быть не только ложными, но и порочащими другое лицо или подрывающими его репутацию. Указание на "другое лицо" свидетельствует о том, что распространение ложных сведений о самом себе, даже если это и затрагивает интересы других людей (например, членов семьи), не дает состава клеветы.
Порочащими - как подчеркнуто в п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 11) - являются такие (не соответствующие действительности) сведения, которые содержат утверждение о нарушении лицом действующего законодательства или моральных принципов. Например, о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в коллективе по месту работы, в быту, а также другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, репутацию и т.п., которые умаляют честь и достоинство потерпевшего. Такого рода сведения вызывают у окружающих презрение, навлекают позор и бесчестье, ставят оклеветанного в унизительное положение.
6. Действующий УК выделил подрыв репутации потерпевшего в самостоятельный альтернативный признак состава.
Термин "репутация" заключает в себе представление о моральных и деловых качествах человека, его добропорядочности в глазах окружающих. Сведения, подрывающие репутацию, колеблют, ставят под сомнение наличие этих качеств и отталкивают окружение и потенциальных партнеров от потерпевшего, воздерживают от контакта с ним.
7. Состав - формальный, поэтому преступление полагается оконченным с момента состоявшегося распространения сведений ложного и порочащего характера, даже если они еще не стали известны оклеветанному.
8. Субъектом преступления может быть любое лицо. Автором измышлений может выступать как сам виновный, так и иное лицо. Однако распространяет их виновный.
9. Субъективная сторона. Обязательным признаком состава клеветы является заведомость, означающая знание виновным того, что сведения - изначально ложные, вымышленные, не соответствующие действительности. Лицо также осознает, что такого рода сведения порочат потерпевшего. Тем не менее оно занимается их распространением и желает этого. Таким образом, данное преступление совершается с прямым умыслом.
Если лицо добросовестно заблуждалось относительно характера распространяемых им сведений (считало их истинными) или хотя бы сомневалось в этом (говоря, например, что по его сведениям потерпевший "подхватил" ВИЧ-инфекцию, но он этому не очень-то верит), то ответственность за клевету ввиду отсутствия признака заведомости исключается. Возможно привлечение к ответственности лишь за оскорбление. Мотивы поведения могут быть различными и подлежат учету в процессе индивидуализации наказания.
10. Клевета имеет общие черты с заведомо ложным доносом (ст. 306), когда она соединена с обвинением в совершении преступления. При заведомо ложном доносе умысел виновного направлен на иной объект - интересы правосудия и имеет целью привлечение невиновного к уголовной ответственности. В связи с этим и сведения адресуются, как правило, органам, правомочным возбудить уголовное преследование.
11. Ответственность за клевету дифференцирована. В ч. 2 предусмотрено усиление наказуемости за клевету, содержащуюся:
а) в публичном выступлении (на собрании, митинге и т.д.);
б) в публично демонстрирующемся произведении (книге, брошюре, листовке и т.д.);
в) в средствах массовой информации (телевидении, радио, журналах и т.д.).
Особо квалифицированным видом признается клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (например, в совершении изнасилования, разбоя, убийства). Понятие тяжкого и особо тяжкого преступления содержится в ст. 15.

Статья 130. Оскорбление

1. Потерпевшим при оскорблении, в отличие от клеветы, может выступать лицо, способное воспринять обиду и неприличную форму ее подачи. Отсюда им не может быть, скажем, невменяемый. В диспозиции статьи говорится об оскорблении другого лица - самобичевание потерпевшего даже в неприличной форме не подпадает под действие ст. 130.
2. Объективная сторона состоит из:
а) действия, унижающего честь и достоинство потерпевшего;
б) формы (способа) его проявления.
Унижение осуществляется в неприличной форме.
3. Унижение связано с негативной оценкой личности потерпевшего, подрывающей уважение последнего к самому себе и его престиж в глазах окружающих. Оно может быть осуществлено: публично или же наедине с потерпевшим; словом или жестом; устно или в письменной форме (записке, рисунке и т.д.); без физического контакта или сопряженное с ним (например, нанесение пощечины); в присутствии или же в отсутствие потерпевшего. В последнем случае виновный действует с расчетом на то, что его негативная оценка (как и неприличная форма ее выражения) дойдут до потерпевшего.
4. В отличие от клеветы не важно, соответствуют ли сведения, сообщаемые виновным лицом, действительности. Важно, чтобы они несли в себе отрицательную оценку личности потерпевшего, обидную для последнего.
5. Обязательный признак состава - неприличная форма выражения негативной оценки, нанесения обиды. Данный признак - оценочный. Вывод о его наличии делается в каждом конкретном случае исходя из норм морали и сложившихся в обществе представлений. Как правило, она выражается в циничных жестах, грубых, бранных - чаще облаченных в нецензурную форму - словах и прозвищах, плевках в лицо, пощечине, непристойных изображениях потерпевшего на бумаге, на заборах и т.д.
6. Оскорбление по ст. 130 - общий состав. УК содержит и специальные составы оскорбления, которым при наличии всех иных признаков отдается предпочтение (ст. 297, 319, 336). Оскорбление может быть составной частью других преступлений - например, хулиганства (ст. 213), надругательства над личностью (ст. 131, 132), над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244), над памятниками истории или культуры (ст. 243) и т.д. В таких случаях дополнительной квалификации по ст. 130 не требуется. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24 декабря 1991 г. N 5 "О судебной практике по делам о хулиганстве" в п. 15 подчеркнул, в частности, что в тех случаях, когда оскорбление было сопряжено с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражало явное неуважение к обществу, т.е. совершено из хулиганских побуждений, и вызвало нарушение общественного спокойствия, действия виновного необходимо квалифицировать как хулиганство.
7. Оскорбление может выразиться и в физическом воздействии (пощечине, нанесении удара). В отличие от уголовно-наказуемых видов насилия, оскорбление направлено не на причинение физической боли или вреда здоровью, а на унижение достоинства и чести потерпевшего. Если оскорбление наносится в ходе посягательства на здоровье человека, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, включая ст. 130.
8. Оскорбление всегда предметно: потерпевшим-адресатом во всех случаях выступает конкретное лицо. При этом необязательно, вопреки встречающимся утверждениям, должны называться фамилии или имена - виновный их просто может не знать. Важно, что личности оскорбляемых персонифицированы, будь то одно лицо или несколько лиц.
9. Состав преступления формальный. Поэтому преступление полагается оконченным с момента поданного в неприличной форме оскорбительного выражения, воспринятого потерпевшим как унижающего его честь и достоинство. Если такого восприятия не произошло - например, потерпевший не разобрал смысл сказанного или ему не передали адресованные ему оскорбительные слова, рисунки и т.д., следует вести речь о покушении на оскорбление (ч. 3 ст. 30 и ст. 130), а не об оконченном преступлении.
10. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
Ответственность за оскорбление дифференцирована. Часть 2 ст. 130, подобно ч. 2 ст. 129 (клевета), в качестве квалифицирующих обстоятельств предусматривает совершение описанных в ч. 1 действий в:
а) публичном выступлении;
б) публично демонстрирующемся произведении;
в) средствах массовой информации.

Глава 18. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Посягательства данной группы, в теории и на практике часто именуемые "половыми преступлениями", в УК впервые сконцентрированы в рамках отдельной главы - 18. По объему она невелика, включает всего пять статей.
Объектом сексуальной сферы жизни людей выступает нормальный уклад половой жизни, нормальные половые отношения в обществе. К элементам таких отношений относятся:
1) разнополость партнеров;
2) добровольность;
3) достижение партнерами соответствующего возрастного порога половой зрелости;
4) отсутствие близкого родства половых партнеров;
5) сношение нормальным половым путем.
Средствами уголовного права обеспечивается соблюдение гражданами не всех упомянутых элементов отношений и не всегда в полной мере. Так, отсутствует ответственность в уголовно-правовом порядке за мужеложство или лесбиянство, которая возможна лишь в случаях отсутствия добровольности (например, применения насилия, угроз, использования беспомощного состояния потерпевшего), недостижения партнером соответствующего возрастного порога.
Отсутствует также уголовно-правовое реагирование на вступление в половую близость лиц, состоящих в близком родстве, хотя это и чревато серьезными негативными последствиями для потомства.
Отсюда понятно наименование главы: в нем нашла отражение та часть уклада половых отношений в обществе, которая поставлена под уголовно-правовую охрану. Все остальные сферы интимных связей регулируются нормами половой морали.
Объектом является половая неприкосновенность и половая свобода личности. Половая свобода касается права человека, достигшего определенного порога возраста (зрелости), самому решать, с кем и в какой форме удовлетворять свои сексуальные потребности. Половая неприкосновенность касается в первую очередь несовершеннолетних - недопустимость тлетворного влияния взрослых (посредством развратных действий, действий сексуального характера и т.д.) на несформировавшиеся мировоззрение и психику этих лиц.
Помимо основного объекта анализируемые преступления нередко ставят в опасность нарушения либо влекут нарушение дополнительных объектов: телесной и психической неприкосновенности лица, его здоровья, жизни.
Потерпевшим может быть как мужчина, так и женщина. УК в этом плане сделал заметный шаг вперед, уравняв в уголовно-правовой охране лиц обоего пола. В УК 1960 г. этого не наблюдалось: так, не предусматривалось уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера в отношении мужчины (за исключением мужеложства), устанавливалась ответственность за понуждение к вступлению в половую связь только женщины (ст. 118). В то же время, предусмотрев наказуемость насильственного мужеложства (ст. 121), законодатель не регламентировал ответственность за насильственные лесбиянство и удовлетворение сексуальных потребностей с женщиной в извращенной форме. Практика пошла по пути применения, по сути, аналогии, квалифицируя сексуальную насильственную связь с женщиной в извращенной форме (оральным или анальным путем) как изнасилование.
Потерпевшим может выступать не только дееспособное, но и недееспособное лицо (невменяемое, малолетнее), в связи с чем точнее было именовать данную группу преступлений как посягающие на половую свободу и неприкосновенность человека, а не личности. Так, вступление в половую связь с душевнобольной, не осознававшей характера совершаемых с нею действий, должно расцениваться как изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей (ст. 131).
Объективная сторона характеризуется, во-первых, тем, что совершение половых преступлений осуществляется лишь в форме действия, т.е. активного поведения. Об этом свидетельствует и терминология, использование в тексте статей слова "действия" (ст. 132, 133, 135).
Во-вторых, часто виновным используется физическое или психическое принуждение к потерпевшему. Это характерно для изнасилования, насильственных действий сексуального характера и понуждения к действиям сексуального характера (ст. 131, 132, 133).
В-третьих, все составы преступлений главы сконструированы по типу формальных, т.е. для признания деяний оконченными (в юридическом смысле) не требуется наступления вредных последствий.
Субъективная сторона всех без исключения преступлений данной группы характеризуется только умыслом. Квалифицированные виды некоторых из них (ст. 131, 132) допускают наличие двух форм вины.
Мотивы и цели в качестве признаков состава не называются.
Субъект половых преступлений также имеет особенности. Так, за два вида преступления - изнасилование (ст. 131) и насильственные действия сексуального характера (ст. 132) несет ответственность лицо, достигшее 14 лет, за понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133) - достигшее 16 лет, а за действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет (ст. 134) и развратные действия (ст. 135), - с 18 лет.
Сообразно двум видам общественных отношений, составляющих содержание родового объекта, можно выделить (с определенной долей условности, как и в большинстве классификаций) две группы преступлений:
1) против половой свободы (ст. 131-133);
2) против половой неприкосновенности (ст. 134, 135).

Статья 131. Изнасилование

1. Изнасилование - наиболее тяжкий вид половых преступлений, что следует из санкции статьи. Объект - половая свобода. В тех случаях, когда потерпевшая - несовершеннолетняя, малолетняя, объектом выступает также половая неприкосновенность. Кроме того, изнасилованием ставится под угрозу нарушения или фактически нарушается здоровье либо жизнь потерпевшей.
2. Потерпевшей от данного преступления является лицо только женского пола. Практика не исключает из круга возможных потерпевших жену, сожительницу, проституток, т.е. не придает этому решающего значения.
3. Объективная сторона состоит из двух взаимосвязанных элементов:
1) полового сношения;
2) насилия, угрозы либо использования беспомощного состояния потерпевшей, которые придают половому сношению противоправный характер, поскольку не соблюдается элемент добровольности, взаимного согласия сторона, нарушается половая свобода женщины.
4. Первой составной частью, обязательным признаком изнасилования, отличающим его от иных насильственных действий сексуального характера (ст. 132), является осуществление полового сношения. Под ним понимается гетеросексуальное (естественным путем) совокупление мужчины и женщины. Все иные формы половой жизни являются суррогатными. Следовательно, сексуальные действия, имитирующие половой акт или совершаемые в извращенной форме даже при наличии признака противоправности не могут расцениваться как изнасилование. Сообразно обстоятельствам они могут быть квалифицированы как покушение на изнасилование (ст. 30, 131) или насильственные действия сексуального характера (ст. 132), либо как развратные действия (ст. 135).
5. Другой составной частью, обязательным признаком объективной стороны изнасилования выступает способ:
а) насилие;
б) угроза его применения;
в) использование беспомощного состояния потерпевшей.
Насилие, угроза, беспомощное состояние используются виновным для того, чтобы, подавив или игнорировав волю потерпевшей, вступить с нею в половое сношение.
При изнасиловании сознанием виновного охватываются и конечная цель преступления - половое сношение с женщиной вопреки ее воле, и действия по достижению этой цели с применением насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
6. Перечень способов является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Поэтому, если в качестве путей достижения избраны иные способы - злоупотребление доверием, обман и т.д. (например, заведомо ложное обещание вступить в брак), уголовная ответственность за изнасилование исключается, хотя аморальность такого поведения очевидна (абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации"//РГ. 2004. 29 июня).
7. Под насилием понимается физическое воздействие на телесную неприкосновенность потерпевшей - нанесение удара, ранения, побоев, связывание, удушение жертвы, причинение вреда здоровью, удержание в неволе и т.д. Легкий вред здоровью как последствие насилия, равно как и заражение венерическим заболеванием (п. "г" ч. 2), охватывается составом изнасилования и дополнительной квалификации не требует. Квалификация по совокупности необходима в случае умышленного причинения потерпевшей тяжкого вреда здоровью и убийства. В последнем случае содеянное квалифицируется помимо ст. 131 и по п. "к" ч. 2 ст. 105.
8. Насилие как способ обеспечения противоправного полового сношения следует отграничивать от домогательства, которое также в той или иной мере связано с физическим или психическим воздействие, контактом с потерпевшей. При домогательстве лицо склоняет потерпевшую, подчас весьма настойчиво, к добровольному согласию на интимную связь, не ставя целью вступить в таковую вопреки воле женщины.
9. Угроза насилием как способ добиться половой связи выражается в запугивании потерпевшей. К характерным особенностям этой угрозы следует отнести то, что:
1) она может выражаться в различной форме (слова, жесты, иные действия; устно и письменно и т.д.);
2) имеет своим содержанием насилие, и только его. Отсюда угроза разгласить позорящие сведения, уничтожить имущество, лишить работы и т.д., даже если это позволило виновному добиться половой близости, не превращает содеянное в изнасилование. Применению в этом случае может подлежать ст. 133;
3) она должна восприниматься потерпевшей как реальная, на что и рассчитывает виновный, при этом не имеет значения, намеревалось ли лицо реализовать свою угрозу;
4) она должна свидетельствовать о желании виновного применить насилие безотлагательно, немедленно. Угроза возможного насилия в будущем свидетельствует о понуждении к действиям сексуального характера, а не об изнасиловании;
5) виновный, высказывая угрозу потерпевшей, может угрожать применением насилия не к ней лично, а к находящимся здесь же близким потерпевшей лицам (детям, родителям, братьям, сестрам и т.д.).
Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью влечет повышенную ответственность (ч. 2 ст. 131).
10. Использование беспомощного состояния предполагает ситуацию, когда потерпевшая не способна:
а) оказать сопротивление (ввиду тяжелой болезни, серьезных физических недостатков и т.д.);
б) понимать характер и значение совершаемых с нею действий (ввиду психического заболевания, бессознательного состояния и т.д.).
Виновный понимает, что потерпевшая не способна оказать сопротивление или осознавать характер происходящего, используя это для вступления с потерпевшей в половую связь.
Малолетний возраст, т.е. недостижение потерпевшей 14 лет, не всегда свидетельствует о беспомощном состоянии. Необходимо установить, что последняя в силу своего возраста не могла понимать и действительно не понимала характера и значения поведения виновного. Если будет установлено, что потерпевшая уже имела опыт интимной жизни, была к ней в определенной мере подготовлена, половое сношение с таким лицом может повлечь ответственность по ст. 134, а не за изнасилование.
Состояние опьянения потерпевшей также не во всех случаях является показателем ее беспомощности. Беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, которая лишала потерпевшую возможности оказать сопротивление виновному, что осознавалось насильником (абз. 3 п. 3 постановления от 15 июня 2004 г. N 11).
Для вменения признака "с использованием беспомощного состояния потерпевшей" не имеет значения, при каких обстоятельствах она оказалась в таком состоянии - благодаря ли поведению виновного (например, напоил спиртным, дал сильное снотворное, наркотики и т.д.) либо помимо его действий.
11. Состав изнасилования - формальный. Поэтому преступление полагается оконченным с момента начала полового акта. При этом не имеют значения дальнейшие последствия и то, был ли завершен половой акт в физиологическом смысле. Применение насилия или угроз представляет собой покушение на изнасилование (так как они входят в объективную сторону состава преступления), если дальнейшие действия не были осуществлены по не зависящим от виновного обстоятельствам (ч. 3 ст. 30), - например, ввиду активного сопротивления потерпевшей или по причине временного полового бессилия виновного.
12. Добровольный отказ от доведения изнасилования до конца является обстоятельством, устраняющим уголовную ответственность (ст. 31). В таком случае виновный может отвечать лишь за фактически содеянное при условии, что оно содержит состав иного преступления (оскорбления, причинения вреда здоровью, побоев, истязания и т.п.).
Изнасилование, сопряженное с последующими половыми актами по согласию потерпевшей, может повлечь ответственность помимо ст. 131 и по ст. 134, когда потерпевшая не достигла 14 лет.
13. Субъектом преступления является лицо мужского пола. Соисполнителем может быть и женщина, поскольку в объективную сторону состава входит также применение насилия, угрозы насилием, использование беспомощного состояния потерпевшей. Подобное деяние может совершить и женщина, например, подавляя волю потерпевшей к сопротивлению.
14. Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Доминирующим мотивом обычно служит мотив удовлетворения половой страсти, а цель - вступление в половую связь. Если применение насилия, угроз преследует иные мотивы и цели (хулиганские побуждения, цель поиздеваться, унизить потерпевшую и т.д.), действия, внешне напоминающие изнасилование (например, виновный требовал вступить с ним в половую связь, пытался повалить, хватал за различные части тела), не могут быть квалифицированы по ст. 131. Упомянутый мотив может сочетаться с иными - местью, намерением добиться согласия на вступление в брак и т.п.
15. Ответственность за изнасилование дифференцирована. Санкция в ч. 2 усилена относительно преступлений, совершенных:
1) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (законодательное определение их содержится в ст. 35). Пленум Верховного Суда РФ в упоминавшемся постановлении от 15 июня 2004 г. N 11 обратил внимание на то, что данным квалифицирующим признаком охватываются, во-первых, действия как тех лиц, которые совершили насильственный половой акт, так и лиц, содействовавших им путем применения физического или психического воздействия на потерпевшего. Во-вторых, ситуации, когда несколькими лицами подвергается изнасилованию одна и более потерпевших или когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт с каждой из них (п. 10);
2) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам. Такого рода угрозы могут носить характер:
а) прямого высказывания, выражающего намерение немедленного применения насилия соответствующего содержания к самой потерпевшей или ее близким;
б) иных угрожающих действий (например, демонстрации оружия).
Подобная же угроза, выраженная после изнасилования (например, с той целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся), квалифицирующим признаком не выступает и нуждается в самостоятельной уголовно-правовой оценке (ст. 119), наряду с вменением ч. 1 ст. 131 (п. 11);
3) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием;
4) заведомо несовершеннолетней.
Особо квалифицированный состав (ч. 3) налицо, если изнасилование:
а) повлекло по неосторожности смерть потерпевшей;
б) повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия;
в) совершено в отношении потерпевшей, заведомо не достигшей 14 лет.
16. К иным тяжким последствиям помимо смерти, тяжкого вреда здоровью и заражения ВИЧ-инфекцией, теория и практика относят и самоубийство потерпевшей, последовавшее как реакция на надругательство над нею. Форма вины - двойная (ст. 27): умысел на изнасилование и неосторожность по отношению к тяжким последствиям. По смыслу закона, если виновный действовал со "сквозным" (единым) умыслом - и в части изнасилования, и причинения тяжкого вреда, ч. 3 ст. 131 вменена быть не может; должна применяться ч. 1 при отсутствии других квалифицирующих признаков. В данном случае наблюдается сбой в законодательной технике. Так, если тяжкие последствия явились итогом умышленных действий насильника - лицо желало или допускало самоубийство потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией, причинение ей тяжкого вреда, - то грозящее ему наказание оказывается более мягким. Поэтому точнее было бы в ч. 3 использовать формулу "изнасилование, повлекшее умышленно или по неосторожности" тяжкие последствия.

Статья 132. Насильственные действия сексуального характера

1. Данный состав преступления в УК новый, ранее (в ст. 121 УК 1960 г.) предусматривалась ответственность лишь за насильственное мужеложство. Тем самым ликвидирован существенный пробел в уголовно-правовой регламентации, обеспечена более последовательная и надежная защита половой свободы человека. Акцент в УК делается не на противоестественные, извращенные способы удовлетворения половой потребности частью людей, в том числе представителями так называемых сексуальных меньшинств, а на насильственные способы удовлетворения половых потребностей. Поэтому дополнительным объектом выступают телесная и духовная неприкосновенность, здоровье или жизнь потерпевшего.
2. Большинство объективных и субъективных признаков анализируемого состава преступления идентично признакам состава изнасилования. Это касается:
а) основного и дополнительного объектов;
б) субъективной стороны;
в) ряда признаков объективной стороны.
Так, в обоих случаях речь идет о действиях сексуального характера, сопровождаемых альтернативными способами: насилием, угрозой насилием или использованием беспомощного состояния потерпевшей. В этом плане можно утверждать, что норма об изнасиловании (ст. 131) является специальной по отношению к рассматриваемой норме (ст. 132); последней охватываются все случаи насильственных действий сексуального характера, за исключением изнасилования. Характерно, что и по уровню общественной опасности они равноценны, что видно из сопоставления их санкций.
Следует поэтому остановиться лишь на особенностях анализируемого преступления.
3. Потерпевшим может быть как мужчина, так и женщина, однако при насильственном мужеложстве им выступает только лицо мужского пола, а при лесбиянстве - напротив, только женщина. Не исключается в качестве фигуры потерпевшего от противоправных сексуальных действий и гермафродит.
4. Объективную сторону составляют всякие другие противоправные способы удовлетворения сексуальных потребностей, кроме изнасилования. Частично их понятие раскрывается в диспозиции ст. 132, где названы:
а) мужеложство,
б) лесбиянство,
в) иные действия сексуального характера.
Под мужеложством понимают половой контакт мужчины с мужчиной путем введения полового члена в задний проход другого лица (гомосексуальный анальный коитус). Под лесбиянством понимают женский гомосексуализм, при котором половая потребность удовлетворяется путем соприкосновения половых органов или иным путем (сафизм, трибалия).
К иным действиям сексуального характера относят самые разнообразные сексуальные акты: через рот (оральный секс), через анальное отверстие (мужчины - в отношении женщины), имитацию полового акта, нарвасадату и т.д. Так же, как мужеложство и лесбиянство, "иные действия" влекут уголовно-правовое реагирование лишь в случае их осуществления помимо воли потерпевшего (потерпевшей) с применением насилия, угроз насилием либо с использованием беспомощного состояния лица.
5. Поскольку состав преступления формальный, момент окончания преступления совпадает с началом соответствующего насильственного сексуального акта независимо от того, удалось ли виновному удовлетворить половую потребность.
6. Исполнителем насильственного мужеложства выступает только мужчина, а лесбиянства - только женщина, иных форм - как мужчина, так и женщина.
7. Уровни дифференциации аналогичны тем, которые предусмотрены ст. 131.

Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера

1. Диспозиция статьи значительно изменена по сравнению со ст. 118 УК 1960 г.: расширен круг потерпевших (ранее таковой могла быть только женщина) и круг способов понуждения - ранее к таковым относилось лишь использование материальной или иной зависимости. В то же время заметно смягчена санкция за данное преступление.
2. Помимо основного объекта под угрозу ставятся также психическая неприкосновенность личности, ее честь и достоинство, имущественные интересы.
Потерпевшим от данного преступления может быть любое лицо мужского и женского пола. Применительно к одному из названных в статье видов деяния потерпевший - лицо, находящееся в материальной или иной зависимости от виновного.
3. Объективная сторона состоит из следующих обязательных элементов:
1) понуждение к совершению действий сексуального характера;
2) путем:
а) шантажа;
б) угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества;
в) с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).
4. Перечень названных способов понуждения является полным и расширительному толкованию не подлежит.
Шантаж заключается в угрозе разгласить соответствующую или не соответствующую действительности информацию, которая позорит лицо (или его близких), в разглашении которой оно поэтому не заинтересовано.
Виды угроз как способов понуждения в законе четко определены - речь идет лишь об угрозе: а) уничтожением; б) повреждением; в) изъятием имущества, т.е. о совершении деяний, предусмотренных ст. 158-164, 166, 167.
Если от угроз в целях понуждения виновный переходит к их реализации, содеянное должно получить дополнительную уголовно-правовую оценку по упомянутым выше статьям.
Понятие материальной или иной зависимости рассмотрено ранее при характеристике квалифицирующих признаков истязания (ч. 2 ст. 117). Важно не само по себе состояние зависимости - и при ней возможно вступление в половую связь без понуждения, а использование таковой как средства давления на психику потерпевшего, чтобы заставить пойти на половой контакт.
5. Применение способов понуждения, не указанных в статье, либо изменяет уголовно-правовую оценку деяния (например, на ст. 131 или 132 в случае применения насилия либо угрозы насилием), либо свидетельствует об аморальности, а не о преступном характере поведения (например, когда имеется угроза разглашения сведений, не позорящих потерпевшего или его близких, но распространение которых для потерпевшего нежелательно, - скажем, о размерах накоплений на сберкнижке, о переговорах по заключению контракта и т.д.).
6. Понуждение - это приневоливание в вступлению в интимную связь. Оно может осуществляться виновным и в пользу третьих лиц (начальника, друга, брата и т.д.).
7. Понятие полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера рассматривалось при характеристике ст. 131 и 132.
8. Состав преступления - формальный. Преступление считается оконченным с момента приневоливания, т.е. выдвижения виновным требования совершить с ним действия сексуального характера, подкрепленного одним из указанных в законе способов - шантажа, угроз, использования зависимого положения.
9. Субъектом преступления в большинстве составов выступает любое лицо, а при одной из форм понуждения - лицо, от которого потерпевший находится в материальной или иной зависимости.
10. Субъективная сторона выражается в прямом умысле.

Статья 134. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста

1. Помимо основного объекта - половой неприкосновенности, данное преступление ставит под угрозу нарушения также телесную и духовную неприкосновенность, так как сексуальные контакты с лицом, не достигшим, как правило, половой зрелости, не только развращающе действуют на его несформировавшуюся психику, но и создают опасность причинения вреда здоровью.
2. Потерпевшим признается лицо, не достигшее 16 лет. При насильственных половом сношении и лесбиянстве - это женщина, при мужеложстве - мужчина. Законодатель в действующем УК формализовал верхний возрастной порог потерпевшего, по достижении которого добровольная половая связь с ним уголовной ответственности для взрослого не влечет. Это вносит большую определенность в основание ответственности. В ст. 119 УК 1960 г. этот признак был оценочным - наказуемым признавался половой акт с лицом, не достигшим половой зрелости. Это придавало норме неопределенность, но вместе с тем и логичность. Опасность рассматриваемого деяния заключается именно в том, что сексуальные действия виновного прерывают естественный процесс полового созревания подростка, нарушая тем самым половую неприкосновенность, создают опасность его здоровью. С другой стороны, достижение лицом полового созревания - вопрос факта, устанавливаемый правоохранительными органами с помощью специалистов, экспертов. Тем самым признается, что без специальных познаний решить вопрос о том, достигло ли лицо половой зрелости, весьма затруднительно. По сути УК 1960 г. исходил из объективного вменения, игнорируя субъективное отношение виновного к характерным особенностям потерпевшего. С этой позиции действующая редакция закона выглядит предпочтительней.
3. Нижний порог возраста потерпевшего (потерпевшей) в ст. 134 не определен. Это означает при буквальном толковании, что и добровольное вступление в половую связь с любым лицом моложе 16 лет уголовно противоправно. Установление нижнего порога возраста важно, однако, в плане отграничения анализируемого преступления от насильственных сексуальных действий, сопряженных с использованием беспомощного состояния, возникшего вследствие малолетства потерпевшего (ст. 131, 132).
Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 постановления от 15 июня 2004 г. N 11 рекомендовал при отграничении этих преступлений учитывать, могла ли малолетняя потерпевшая (потерпевший) в силу своего возраста и развития понимать характер и значение совершаемых с нею действий. Если ввиду своего малолетнего возраста (а также умственной отсталости и т.п.) она была лишена такой способности, содеянное виновным следует рассматривать как изнасилование (или как иные действия сексуального характера), совершенные с использованием беспомощного состояния потерпевшей. В ином случае налицо состав добровольной половой связи с ненадлежащим лицом (ст. 134).
4. Возможно одновременное применение ст. 131, 132 и 134 в случаях, когда вначале имела место насильственная половая связь, а последующие половые акты с лицом, не достигшим 14 лет, совершаются с его (ее) согласия. Налицо реальная совокупность преступлений.
5. С объективной стороны деяние выражается в совершенном по согласию с лицом, не достигшим 16 лет:
а) половом сношении (т.е. удовлетворении сексуальной потребности нормальным половым путем);
б) мужеложстве;
в) лесбиянстве.
По сравнению с УК 1960 г., в ст. 119 которого говорилось только о половом сношении по согласию, признаки объективной стороны состава в действующем УК заметно расширены. Однако не до тех пределов, которые вытекают из заголовка ст. 134: "Половое сношение и иные действия сексуального характера", и только их совершение уголовно наказуемо при наличии иных признаков состава.
Ответственность по ст. 134 наступает как за единичный случай совершения одного из трех видов полового акта, так и за ряд их.
6. Состав преступления - формальный. Моментом окончания его является начало полового акта, независимо от того, завершен ли он в физиологическом смысле.
7. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 18 лет (совершеннолетия). При мужеложстве и половом сношении им является лицо мужского пола, при лесбиянстве - женщина.
8. Субъективная сторона выражается в прямом умысле и заведомости относительно возраста потерпевшего (потерпевшей): виновному должно быть известно (он знает), что потерпевшему на день вступления в добровольную связь не исполнилось 16 лет. Неточной поэтому является трактовка заведомости как того, что виновный или знал, или допускал недостижение потерпевшим возраста 16 лет.

Статья 135. Развратные действия

1. Потерпевшим может быть любое лицо как мужского, так и женского пола, не достигшее 16 лет. По УК 1960 г. (ст. 120) были наказуемы развратные действия в отношении несовершеннолетних.
2. Объективная сторона заключается в совершении развратных действий без применения насилия.
3. Развратные действия могут носить разнообразный характер сексуальной направленности, но ими не являются половое сношение, мужеложство и лесбиянство в отношении лица, не достигшего 16 лет. При насильственном совершении таких действий сексуального характера ответственность наступает по ст. 131 или 132, а при добровольном, без насилия, - по ст. 134.
4. К развратным действиям, наказуемым по ст. 135, относятся направленные на удовлетворение половой страсти или на возбуждение полового инстинкта "иные действия сексуального характера" (ст. 132 и 133 УК): мастурбация, удовлетворение половой потребности с лицом другого пола через рот или прямую кишку, с использованием различных суррогатных форм - введение полового члена между молочными железами, сжатыми бедрами партнерши и т.п.
Распространены среди растлителей такие формы развратных действий, как демонстрация подросткам обнаженного полового органа, дотрагивание руками до груди или до половых органов, в том числе с повреждением девственной плевы ребенка, совершение полового акта в присутствии подростка.
К развратным действиям практика относит также ознакомление детей с порнопродукцией (открытками, фотографиями, рисунками, видеофильмами, магнитными записями и литературой порнографического содержания).
Если развратные действия без применения насилия завершились вступлением в половую связь (половое сношение, мужеложство, лесбиянство), содеянное квалифицируется по ст. 134. Дополнительной квалификации по ст. 135 не требуется, поскольку одно деяние явилось стадией совершения другого, более тяжкого преступления.
5. Вторым обязательным признаком объективной стороны является неприменение (отсутствие) насилия. В случае его применения уголовно-правовая оценка резко меняется (ст. 131, 132). Если развратные действия предшествовали изнасилованию, насильственному мужеложству и т.д., содеянное охватывается ст. 131 или 132, и дополнительной квалификации по ст. 135 не нужно. Она требуется лишь в случае реальной совокупности таких преступлений (например, совершено изнасилование потерпевшей в присутствии ее малолетнего ребенка).
6. Возникает вопрос об уголовно-правовой оценке развратных действий с применением угроз насилием или с использованием беспомощного состояния подростка. При буквальном толковании закона содеянное при таких условиях может быть квалифицировано по ст. 135, поскольку в ней в качестве отграничивающего назван лишь один признак: "без применения насилия". Думается, налицо сбой в законодательной технике, так как при наличии угроз насилием и использовании беспомощного состояния ребенка содеянное подпадает под признаки ст. 131 или 132. Точнее в диспозиции ст. 135 было говорить об отсутствие в деянии признаков, указанных в ст. 131-134 УК.
7. Состав преступления формальный, поэтому преступление полагается оконченным с момента начала развратных действий.
8. Субъектом преступления может быть лицо как мужского, так и женского пола, достигшее 16 лет. При этом не имеет значения для квалификации, достиг ли потерпевший (потерпевшая) половой зрелости, вступал ли он ранее в половые сношения, и т.п.
Обращает на себя внимание определенная непоследовательность законодателя: унифицировав возраст потерпевших в ст. 134 и 135, он в то же время по-разному определил в тех же статьях минимальный возраст уголовной ответственности. В итоге получается, что за менее опасный вид поведения - развратные действия - подлежит наказанию и лицо несовершеннолетнее, достигшее 16 лет, а более опасное (половая связь), включающее в качестве составной части развратные действия, наказуемо лишь с 18 лет.
Пленум Верховного Суда РФ в абз. 3 п. 8 постановления от 15 июня 2004 г. N 11 особо обратил внимание на следующее: при решении вопроса об ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, за развратные действия в отношении несовершеннолетних необходимо учитывать, что закон направлен на охрану нормального развития несовершеннолетних обоего пола. Поэтому суд должен в каждом конкретном случае подходить к решению вопросов ответственности и наказания строго дифференцированно, учитывая возраст обоих несовершеннолетних, данные, характеризующие их личность, наступившие последствия и другие обстоятельства дела.
9. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом: лицо осознает, что совершаемые им действия сексуального характера направлены на растление потерпевшего, и желает их совершения. Целью таких действий является удовлетворение сексуальных потребностей у виновного либо возбуждение полового инстинкта у подростка.
Так же, как и в ст. 134, в диспозицию включен признак заведомости. Предполагается осведомленность, знание виновным того, что потерпевшему на момент развратных действий не исполнилось 16 лет.

Глава 19. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина

В соответствии со ст. 1 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. "все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах" (РГ. 1995. 5 апр.). Конституция в ч. 2 ст. 17 и ст. 18, расположенных в гл. 2 "Права и свободы человека и гражданина", также провозглашает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы, принадлежат каждому от рождения и являются непосредственно действующими.
Родовой объект преступлений гл. 19 определен как "конституционные права и свободы человека и гражданина". В связи с этим необходимо отметить следующее.
Во-первых, выделение прав и свобод в качестве самостоятельных понятий достаточно условно, поскольку по своей юридической природе и системе гарантий они идентичны. Можно лишь утверждать, что свобода характеризует возможность лица действовать по своему усмотрению (например, свободно высказывать свои убеждения, перемещаться в пространстве, исповедовать ту или иную религию и т.п.). Право же лица определяет конкретные действия человека (например, участвовать в управлении делами государства, право избирать и быть избранным).
Во-вторых, в заголовке гл. 19 речь идет о правах и свободах человека и гражданина. Такое словосочетание не случайно. Когда говорят о правах и свободах человека, имеют в виду в первую очередь естественные права и свободы индивида - принадлежащие ему от рождения и присущие всем членам человеческой семьи (как-то: право на жизнь, здоровье, духовную и физическую неприкосновенность и т.д.). Такого рода права и свободы государством и обществом должны приниматься к безусловному исполнению. Когда ведется речь о правах и свободах гражданина, имеются в виду те из них, которые касаются статуса человека в государстве, института гражданства, отношений индивида с иными гражданами, государственными органами, государством в целом (право избирать и быть избранным, право на защиту от безработицы и т.д.).
В-третьих, объектом преступлений рассматриваемой главы выступают конституционные права и свободы человека и гражданина, т.е. закрепленные в Конституции.
В-четвертых, не весь спектр прав и свобод, зафиксированный в гл. 2 Конституции, входит в содержание объекта гл. 19 УК. Так, конституционные права на жизнь (ст. 20), достоинство (ст. 21) и ряд других прав и свобод охраняются нормами иных глав УК (гл. 16, 17 и др.). В этом плане действительное содержание объекта гл. 19 УК является более узким: оно охватывает основные права и свободы, не признанные основным объектом соответствующих глав УК. Таким образом, объект гл. 19 УК в некоторой степени определяется "остаточным принципом", включая "иные" основные права и свободы.
В-пятых, охватываемые родовым объектом гл. 19 общественные отношения охраняются не только нормами данной главы. Так, неприкосновенность жилища (ст. 139) защищается и с помощью предписаний ст. 158, 161 и 162, устанавливающих ответственность за кражу, грабеж и разбой, сопряженные с проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище (п. "в" ч. 2); возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282) неизбежно влечет нарушение равноправия граждан (ст. 136) и, следовательно, ст. 282 предполагает в качестве попутно охраняемого объекта отношения равноправия граждан.
Объективная сторона преступлений анализируемой главы характеризуется со стороны деяния, как правило, активным поведением (действием). Об этом свидетельствует используемая законодателем терминология при описании соответствующих составов: "незаконное собирание или распространение" (ст. 137), "незаконные производство, сбыт или приобретение" (ч. 3 ст. 138), "незаконное проникновение" (ст. 139), "фальсификация" (ст. 142), "незаконное использование" (ст. 147) и т.д.
В отдельных случаях предполагается возможность совершения преступления и посредством бездействия, пассивным поведением, когда лицо не выполняет возложенные на него обязанности при наличии возможности действовать надлежащим образом. Таковы посягательства, выражающиеся в нарушениях равноправия граждан (ст. 136), правил охраны труда (ст. 143).
С субъективной стороны преступления против конституционных прав и свобод, по общему правилу, предполагают умышленную форму вины. Это касается как тех преступлений, которые содержат формальный состав (таковых, как отмечалось, абсолютное большинство), так и таких - с материальным составом, - как нарушение равноправия граждан (ст. 136) и нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137).
Деяние, названное в ч. 1 и 2 ст. 133, предполагает неосторожность.
Применительно к двум видам преступлений против конституционных прав и свобод обязательными признаками состава признаны мотивы поведения. В ст. 137 таковыми выступают корыстная или иная личная заинтересованность (здесь для признания поведения преступным требуется также причинение вреда правам и законным интересам граждан). В ст. 145 обязательным мотивом является мотив беременности женщины или наличия у нее детей в возрасте до трех лет.
Определенными особенностями обладает субъект преступлений. Относительно большинства видов деяний с основным составом субъектом может выступать любое лицо, достигшее 16 лет. Однако в ряде статей с основным составом (ч. 1 ст. 140, 142, 143, 145 и 149) и в преступлениях квалифицированного вида (ч. 2 ст. 136-138, 141, 144, ч. 3 ст. 139) предполагается повышенный возраст ответственности (18 лет), если служащие государственных и негосударственных структур использовали распорядительные и иные управленческие функции.
Предусмотренные в гл. 19 УК преступления можно классифицировать следующим образом:
1) преступления против гражданских (личных) прав и свобод (ст. 136-140, 148);
2) преступления против политических прав и свобод (ст. 141-142, 149);
3) преступления против социальных прав и свобод (ст. 143-147).
Из приведенной классификации видно, что экономические, культурные и экологические права и свободы оказываются вне уголовно-правового регулирования норм гл. 19: они охраняются нормами иных глав (гл. 21, 22, 26 и др.). С другой стороны, такие элементы, как жизнь и здоровье, свобода, честь и достоинство, безопасность и т.д., являясь компонентами личных, социальных и политических прав, тем не менее также выступают основными объектами иных глав, а не гл. 19.

Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

1. Равенство относится к числу основных прав и свобод человека, принадлежащих каждому от рождения (ст. 1 Всеобщей декларации прав человека). В соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности и других обстоятельств. Одной из гарантий равенства служит установление уголовной ответственности за нарушение равноправия граждан.
2. Наряду с основным объектом (равенство) под угрозу могут ставиться такие факультативные объекты, как честь и достоинство, здоровье, а также дополнительный объект - нормальная деятельность и авторитет аппарата управления (ч. 2).
Потерпевшими ст. 136 признает граждан, что неточно в силу двух причин. Во-первых, для уголовной ответственности достаточно нарушения права хотя бы одного физического лица. Во-вторых, в Конституции говорится о равенстве прав и свобод человека и гражданина; лицо рождается свободным и равным в своем достоинстве и правах, поэтому точнее вести речь о нарушении равенства человека и гражданина. Это тем более очевидно, что потерпевшими могут быть лица без гражданства, и ч. 3 ст. 62 провозглашает, что эти лица пользуются в Российской Федерации теми же правами.
3. Объективная сторона анализируемого преступления составляет деяние, которое выражается в нарушении равенства. Нарушение - антипод соблюдению равенства. Конституция (ч. 2 ст. 19) обязывает государство обеспечить соблюдение равенства независимо от таких обстоятельств, как пол, раса, национальность и т.д. Перечень этих обстоятельств в Конституции носит примерный характер: назвав 11 наиболее значимых, важных их видов, законодатель оговаривается, что равенство гарантируется независимо также и от других (помимо названных) обстоятельств.
4. Нарушение равенства как противозаконное поведение осуществляется в зависимости от конкретно названных в Конституции и воспроизводимых в ст. 136 одиннадцати видов обстоятельств: пола (например, женщину не пускают в казино, поскольку она "не того" пола); расы; национальности (например, лицо не обслуживают в ресторане или не поселяют в гостиницу по тем мотивам, что "черным" в этих местах быть не положено); языка (например, не принимают на работу ввиду невладения или плохого владения терминологией местонахождения предприятия); происхождения; имущественного и должностного положения (например, получают преимущество при поступлении в вуз лица, имеющие "знатное" происхождение или богатых родителей); места жительства (например, принимают на работу лишь лиц, проживающих в данном городе); отношения к религии; убеждений; принадлежности к общественным организациям (например, препятствуют проходу на митинг сторонникам оппозиционных сил).
5. Перечень указанных в ст. 136 УК обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Это означает, что ущемление прав и свобод либо предоставление преимуществ отдельным гражданам в зависимости от других обстоятельств (например, семейного положения, угрюмого вида и т.д.) по ст. 136 ненаказуемо. Возможна дисциплинарная, гражданско-правовая ответственность либо наказуемость по иной статье (например, по ст. 285).
6. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. В учебной литературе нередко утверждается, что допустим и косвенный умысел (см., например, Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 95; Российское уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. С. 144).
Мотив поведения виновного - негативное (недоброжелательное либо даже враждебное) или, напротив, поощрительное отношение к определенному лицу либо группе лиц ввиду их пола, расы, национальности, языка и т.д. Отсюда неточно встречающееся утверждение о наличии у виновного исключительно низменных побуждений.
Цели не являются обязательным признаком состава и могут быть различными. Если, осуществляя акт дискриминации, субъект преследует цели возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды, содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 136 и 282.
7. Субъект преступления общий (лицо, достигшее 16 лет) - по ч. 1 и специальный - по ч. 2 данной статьи, предусматривающей в качестве единственного квалифицирующего обстоятельства использование виновным при нарушении равенства своего служебного положения. В таком случае им может быть:
а) должностное лицо (ст. 285);
б) субъект, выполняющий управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201);
в) иной служащий - органа государственного, местного самоуправления, коммерческой или иной организации.
8. Квалифицирующим признаком признается способ - использование служебного положения. Поскольку в ч. 2 говорится об использовании положения, а не полномочий (см. ч. 1 ст. 201, 285), квалифицирующим обстоятельством должно признаваться использование лицом также своего служебного авторитета, возможностей, которыми виновный располагает в связи с занимаемым им служебным положением.

Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

1. В ч. 1 ст. 23 Конституции провозглашается, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Частная жизнь - в противовес государственной и общественной ее сферам, публичности - это та сфера жизнедеятельности человека, которая связана с обеспечением его суверенитета, относительной независимости. Данная сфера охватывает внутренний духовный мир лица, его склонности, привычки и мировоззрение, его внутрисемейные, родственные и межличностные отношения, в том числе интимного характера. Частная жизнь - основа автономного существования в обществе и государстве. Поэтому, согласно ч. 1 ст. 24 Конституции, без согласия лица не допускаются такие акты поведения в отношении него, как сбор, хранение, использование и распространение информации о его частной жизни.
Одним из правовых средств обеспечения данного конституционного предписания служат положения ст. 137 о недопустимости нарушения частной жизни.
2. В этом плане следует обратить внимание на две особенности данной уголовно-правовой нормы. Первая из них касается предмета преступления - им законодатель признает не любую информацию (сведения) о частной жизни лица, а лишь ту ее часть, которая составляет личную или семейную тайну, т.е. не только не предназначенную для третьих лиц, но и в нераспространении сведений, в конфиденциальности которых заинтересован ее обладатель. Эти сведения не обязательно должны носить компрометирующий характер, опорочивать их обладателя.
Личная тайна может затрагивать сведения о здоровье лица, его симпатиях и антипатиях, круге знакомых и взглядах на те или иные стороны жизни в обществе, образе жизни, его интимных связях, увлечениях, планах и т.д. Семейная тайна может касаться отношений между супругами, проблем внутрисемейного воспитания, заболеваний членов семьи, расхождений взглядов на те или иные вопросы между членами семьи и т.д. Сведения такого рода могут составлять предмет врачебной, адвокатской тайны, тайны исповеди и вклада и т.п.
Важно, в конечном счете, что вмешательство без согласия потерпевшего в его личную и семейную жизнь разрушает (или способно разрушить) его самостоятельность, ставит под вопрос статус его автономии, независимость его как личности. Лишь в случаях, специально оговоренных законом (об оперативно-розыскной, процессуальной деятельности, об охране здоровья и т.д.), возможно вмешательство в частную жизнь человека без его согласия, сбор или распространение информации о ней. Так, медицинский работник обязан сообщить в правоохранительные органы о поступившем в лечебное учреждение лице с явными признаками совершенного в отношении него преступления; руководители банковского учреждения по письменному запросу органа, ведущего расследование по делу, обязаны дать сведения о наличии (отсутствии) вклада и его размерах в отношении конкретного лица и т.д.
По общему же правилу, вторжение в частную жизнь лица, тем более касающееся его личной или семейной тайны, недопустимо.
3. Помимо основного объекта - отношений, обеспечивающих неприкосновенность частной жизни, описанные в ст. 137 деяния способны причинить вред и дополнительным объектам, как-то: чести и достоинству потерпевшего и близких ему лиц, имущественным интересам и т.д.
4. Вторая особенность ст. 137 заключена в объективной стороне и выражается в том, что наказуемыми признаются не все виды запрещаемого Конституцией (ст. 24) поведения, а лишь незаконное собирание и распространение сведений. Вне действия ст. 137 оказывается хранение и использование (не связанное с распространением) сведений о частной жизни без согласия потерпевшего. Исключение из сферы уголовно-правового регулирования неправомерного использования сведений, равно как и хранения (в целях их использования в дальнейшем без согласия потерпевшего), вряд ли оправданно.
Применительно ко второму виду уголовно наказуемого поведения в ст. 137 выделяются:
а) распространение сведений о частной жизни лица без его согласия;
б) распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.
В последнем случае, по сути, речь идет о более опасной разновидности распространения, которая должна бы влечь повышенную ответственность по более строгой санкции. Родовые же признаки у них общие: сведения распространяются без согласия потерпевшего, с нарушением закона или другого подзаконного нормативного акта.
Распространение сведений вполне мыслимо без предварительного их собирания, например, виновному эти сведения были ранее доверены потерпевшим под условием их неразглашения.
Собирание может осуществляться способами, признаваемыми Кодексом самостоятельными видами преступлений: путем хищения, вымогательства, с нарушением тайны переписки, с незаконным проникновением в жилище и т.д. В этих случаях требуется квалификация по совокупности, поскольку, как правило, сам способ оказывается более тяжким преступлением, нежели собирание.
Незаконное распространение сведений также нередко фигурирует в Кодексе в качестве самостоятельного преступления - например, при разглашении тайны усыновления (ст. 155), разглашении сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 311, 320). Налицо конкурирующие нормы, специальные по отношению к ст. 137, поэтому в соответствующих случаях им должно отдаваться предпочтение. Распространение клеветнических измышлений о частной жизни потерпевшего также должно влечь ответственность по ст. 129, поскольку основной объект, а также предмет преступления здесь иные - честь и достоинство личности, заведомо ложные сведения.
Заинтересованное лицо, организующее или склоняющее другое лицо к собиранию или распространению сведений, составляющих личную или семейную тайну потерпевшего, должно рассматриваться как организатор либо подстрекатель к посягательству, предусмотренному ст. 137.
5. Состав преступления формальный. Исходя из конструкции состава ст. 137, если виновному не удалось добыть (собрать) сведения, содеянное следует квалифицировать как неоконченное преступление (ст. 33, 137).
6. С субъективной стороны характерна вина в форме умысла. Относительно вида умысла единства мнений в юридической литературе не наблюдается: многие полагают, что допустим как прямой, так и косвенный умысел. Правильным представляется иное мнение - преступление, предусмотренное ст. 137, предполагает наличие только прямого умысла: виновный осознает, что незаконно собирает либо без согласия потерпевшего незаконно распространяет сведения, составляющие его личную или семейную тайну, предвидит неизбежность причинения вреда и желает этого.
Неосторожное предание сведений огласке исключает ответственность по ст. 137.
7. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет. Им может быть и член семьи, в том числе супруг, собирающий и распространяющий сведения, составляющие личную или семейную тайну, без согласия другого супруга, других членов семьи.
8. Ответственность по ст. 137 дифференцирована. Так же, как и в ст. 136, ч. 2 предусматривает повышенную ответственность за описанные в ч. 1 деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Следовательно, и в этом случае квалифицирующим признаком выступает способ совершения преступления, который влечет нарушение еще одного, дополнительного объекта (нормальной деятельности порядка управления). При этом нередко облегчается осуществление посягательства, возрастает вероятность причинения вреда правам и законным интересам граждан. В том случае, когда наличествуют и признаки состава преступления, совершаемого по службе (ст. 201, 285, 286 УК), содеянное должно квалифицироваться по совокупности этих статей и ст. 137.

Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений

1. В соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.
Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24 декабря 1993 г. N 13 "О некоторых вопросах применения статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 3), подобные ограничения возможны лишь по мотивированному решению суда, подтверждающему необходимость ограничений (п. 4).
Статья 138 УК в этом плане призвана служить одной из гарантий соблюдения упомянутого конституционного положения.
2. Основным объектом являются отношения, обеспечивающие тайну почтово-телеграфных и иных названных в ст. 138 сообщений. По сути, речь идет об уголовно-правовой охране частной жизни в одной из сфер, но в отличие от ст. 137 здесь не требуется устанавливать, что содержанием сообщений была личная или семейная тайна. Наказуемо само нарушение тайны передачи информации. Факультативными объектами могут выступать честь и достоинство личности, ее психическая неприкосновенность.
Предмет преступления - тайна переписки и иных упомянутых в ст. 138 сообщений, а следовательно, передаваемых сведений. Согласно Федеральному закону от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" (РГ. 2003. 10 июля), операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи, передаваемые сведения могут выдаваться только отправителям и получателям или их уполномоченным представителям (ст. 63). Потерпевшими от преступления могут быть лишь физические (но не юридические) лица: в ст. 137 говорится о нарушении тайны сообщений граждан.
3. Объективная сторона выражается в нарушении тайны переписки, иных сообщений граждан. С фактической стороны оно заключается в перлюстрации (вскрытии) и прочитывании корреспонденции, в подслушивании телефонных разговоров, в ознакомлении с переданными по телеграфу, факсу, телетайпу сведениями и т.д. С правовой точки зрения важно, что подобного рода "перехват" информации происходит без согласия отправителя и адресата либо с нарушением порядка ограничения права лица на тайну сообщений. Согласие лица на ознакомление с адресованным им или ему отправлением исключает уголовную ответственность по ст. 138.
4. Состав преступления - формальный. Преступление в юридическом смысле считается оконченным, когда нарушена тайна сообщений. Неточным представляется утверждение, что окончание рассматриваемого преступления определяется моментом ознакомления и последующего сообщения полученных сведений хотя бы одному лицу без разрешения потерпевшего. Такая трактовка проистекает из чрезмерно широкого понимания деяния, включающего будто бы обязательно последующее (после ознакомления) разглашение, и, видимо, ограничения круга субъектов преступления лишь работниками учреждений связи.
5. В том случае, если виновный осуществил и незаконное ознакомление, и последующее разглашение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну потерпевшего, содеянное должно квалифицироваться по правилам о совокупности преступлений (ст. 137 и 138).
6. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что в отступление от действующих правил нарушает тайну сообщений граждан путем ознакомления с содержанием писем, телеграмм, посредством подслушивания телефонных переговоров, предоставлением таковой возможности третьим лицам и т.д., и желает этого.
Мотивы поведения виновного могут быть различными - любопытство, корысть, зависть и т.д. - и на квалификацию содеянного не влияют.
7. Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет.
8. В ч. 2 предусмотрены два квалифицирующих обстоятельства, относящихся к способу посягательства, - совершение предусмотренного в ч. 1 деяния:
а) с использованием виновным своего служебного положения;
б) с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.
Содержание первого из них во многом идентично упомянутому в ч. 2 ст. 136 и 137 обстоятельству. Субъекты данного квалифицированного вида - специальные: работники связи, правоохранительных органов, иные служащие государственных и негосударственных организаций, посредством использования служебного положения нарушающие тайну переписки или иных сообщений. Данное деяние может совершаться и вне места службы, когда используются служебные связи или служебный авторитет виновного.
Если субъектом нарушения тайны сообщений выступает не просто служащий, а должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, необходима квалификация помимо ст. 138 и по ст. 201, 285 или 286.
Под специальными техническими средствами понимаются приборы и иная аппаратура как заводского, так и кустарного изготовления, целевым назначением которой является негласное получение информации (аудио- и видеотехника, кино- и фотосъемка и т.д.). Использование таких средств облегчает доступ к информации - снятие ее, запись, расшифровку и т.п., чем заметно увеличивается возможность нарушения тайны сообщений.
9. В ч. 3 описан самостоятельный вид преступления, хотя и тесно связанный с описанными в ч. 1 и 2 деяниями.
10. С объективной стороны данный вид представляет собой деятельность, выражающуюся в незаконных:
а) производстве;
б) сбыте;
в) приобретении в целях сбыта специальных технических средств, о понятии которых говорилось выше.
Производство - это изготовление, разработка, приспособление и усовершенствование означенных предметов. Сбыт охватывает различные формы отчуждения специальных технических средств. Приобретение - получение предмета в собственность для последующего его сбыта. Незаконность означает, что у лица отсутствует право (лицензия) на осуществление того или иного вида деятельности из числа упомянутых в ч. 3 ст. 138. Согласно ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349) разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, подлежат лицензированию.
11. Преступление считается оконченным с момента совершения любого из трех деяний. Если, изготовив или приобретя специальное техническое средство, виновный его использует по целевому назначению - для негласного получения информации, содеянное должно квалифицироваться, помимо ч. 3, и по ч. 1 и 2 указанной статьи.
12. Субъект преступления ч. 3 - любое лицо, достигшее 16 лет.

Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища

1. Конституция (ст. 25) провозглашает: "Жилище неприкосновенно". Это в полной мере согласуется с положениями ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, закрепившей недопустимость произвольного посягательства на неприкосновенность жилища.
2. Статья 139 устанавливает ответственность лишь за такую форму нарушения неприкосновенности жилища, как незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица. При незаконном проникновении помимо основного может быть нарушен и факультативный объект - это зависит от избранного виновным способа проникновения (со взломом, унижением достоинства проживающего и т.д.). Соответственно таким факультативным объектом может быть собственность или честь, достоинство, личная неприкосновенность и т.д.
3. Потерпевшим является лицо, чье право на неприкосновенность жилища нарушается. Им может оказаться также и гражданин, препятствующий незаконному проникновению виновного в чужое жилище.
Термин "жилище" раскрывается ныне в примечании к ст. 139. Под ним понимается не только место жительства (оно характеризуется постоянным или преимущественным проживанием в нем людей), но и место пребывания - официальное и временное (гостиница, дом отдыха, больница, пансионат). Помещения, отделенные от жилых построек, не используемые для проживания (погреба, амбары, гаражи и т.п.), к жилищу не относятся.
Таким образом, анализируемое понятие не совпадает с понятием жилого помещения по жилищному законодательству.
4. С объективной стороны наказуемое по ст. 139 деяние характеризуется активным поведением, выражающимся в:
а) незаконном;
б) проникновении в жилище;
в) совершенном против воли проживающего в нем лица.
Проникновение - это вторжение в жилище, которое может совершаться тайно или открыто, с преодолением препятствий, сопротивлением людей или беспрепятственно. Вторжение означает, что лицо оказывается внутри помещения, пребывает какое-то время на территории, являющейся жилищем потерпевшего.
Признаки незаконности и совершения проникновения против воли частично совпадают. "Против воли" - означает без согласия потерпевшего. Проникновение осуществляется вопреки (когда проживающее лицо возражает) либо помимо воли потерпевшего (когда последний ввиду отсутствия на месте в момент проникновения или по иным причинам не может возразить против вторжения в жилище виновного). Согласие виновного отсутствует в тех случаях, когда воля потерпевшего фальсифицирована (например, проживающий впускает виновного после предъявления "липового" ордера на обыск).
5. Право на неприкосновенность жилища не носит абсолютного характера. Возможны ограничения, устанавливаемые законом "исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других" (например, для вселения на законном основании определенного лица) "и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе" (ст. 29 Всеобщей декларации прав человека).
В одних случаях вторжение в жилище без согласия проживающего возможно непосредственно на основании закона (например, в состоянии крайней необходимости, в условиях чрезвычайного положения). В других - требуется решение суда. Так, в соответствии со ст. 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" судья единолично и незамедлительно по предоставленным ему материалам решает вопрос об ограничении конституционного права на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 - 4 постановления от 24 декабря 1993 г. N 13 "О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 3) указал на обязанность судов рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, и принимать по ним мотивированное постановление о разрешении на действия, ограничивающие право на неприкосновенность жилища.
6. Состав преступления формальный. Преступление считается оконченным с момента незаконного проникновения в жилище. В тех случаях, когда нарушение неприкосновенности жилища сопряжено с уничтожением или повреждением имущества проживающего (решеток, дверей, запоров, стекол и рам на лоджиях и т.д.), и если это повлекло причинение значительного ущерба, то содеянное надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 167.
7. Субъективная сторона выражается в форме прямого умысла: лицо осознает, что, помимо воли проживающего, не имея на то права, проникает в жилище, и желает этого. Мотивы и цели - признак факультативный, однако в некоторых случаях они оказывают большое влияние на уголовно-правовую оценку содеянного.
Так, если проникновение осуществляется в преступных целях, то содеянное в одних случаях расценивается как нарушение неприкосновенности жилища и приготовление к соответствующему преступлению - убийству, изнасилованию, террористическому акту, похищению человека (либо как покушение или оконченное деяние, если после проникновения виновный реализует преступную цель). В других случаях квалификации по правилам о совокупности преступлений (ст. 17) не требуется - если проникновение в жилище указано в качестве квалифицирующего признака соответствующего состава (например, кражи, грабежа, разбоя).
Но если виновный проник в жилище не с преступной целью, не для совершения хищения (например, из любопытства, из хулиганских побуждений) и затем завладел чужим имуществом, в его действиях квалифицирующий признак отсутствует.
8. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет.
9. Ответственность за преступление по ст. 139 дифференцирована.
В ч. 2 квалифицирующими (усиливающими) ответственность признаками выступают применение насилия или угроза его применения.
Насилием как формой физического воздействия охватывается совершение побоев или иных насильственных действий (ст. 116), причинение легкого вреда здоровью (ст. 115), а также связывание, запирание и т.п. Если причиняемый вред более опасный, в том числе средней тяжести или тяжкий, содеянное требует квалификации по совокупности со ст. 111 или 112.
Угроза насилием как форма психического воздействия, используемая в процессе нарушения неприкосновенности жилища, может быть выражена устно, письменно либо путем жестов (например, демонстрацией оружия). Важно, однако, установить, что была выражена угроза применения именно насилия и имелись основания опасаться ее осуществления. Дополнительная квалификация по ст. 119, санкция которой строже, требуется при высказывании виновным угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.
Особо квалифицирующий признак в ч. 3 - использование субъектом при незаконном проникновении своего служебного положения. По содержанию данный признак, характеризующий способ совершения деяния и лицо в качестве специального субъекта преступления, аналогичен в основном одноименному квалифицирующему признаку, предусмотренному ч. 2 ст. 136-138 и рассмотренному выше.

Статья 140. Отказ в предоставлении гражданину информации

1. В соответствии с Конституцией (ч. 4 ст. 29) каждый имеет право свободно искать и получать информацию законными способами, в том числе касающуюся его частной жизни. На органы государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц возложена конституционная обязанность обеспечить каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 24).
Статья 140 устанавливает меры уголовно-правового обеспечения конституционного права гражданина на получение информации от соответствующих органов и должностных лиц.
2. Основной объект - общественные отношения, обеспечивающие право гражданина на информацию.
Отношения в сфере производства и распространения информации (равно как и в сфере получения информации по запросам журналистов) не входят в содержание указанного объекта и охраняются иными уголовно-правовыми нормами (ст. 137, 144, 182, 237, 242, 272).
3. Предметом преступления является информация:
а) имеющаяся в распоряжении органов государственной власти и местного самоуправления;
б) собранная в установленном порядке;
в) непосредственно затрагивающая права и свободы гражданина.
Отсутствует предмет как обязательный признак состава ст. 140, если, во-первых, непредоставленная гражданину информация затрагивает не его права и свободы, а иных лиц, составляя нередко их личную или семейную тайну. Равно в предмет не входят сведения, представляющие общественный интерес либо касающиеся неопределенного круга лиц, когда они напрямую не затрагивают прав и свобод лица, запрашивающего информацию.
Во-вторых, предмет составляет лишь информация (документы, материалы), собранная в установленном порядке, т.е. в соответствии с существующими положениями, правилами, инструкциями. Материальными носителями информации выступают документы и материалы. Так, согласно ст. 10 Федерального закона. "Об оперативно-розыскной деятельности" в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов оперативно-розыскной деятельности, а также принятия на их основе соответствующих решений заводятся дела оперативного учета. Перечень таких дел и порядок их ведения определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
Информация, непосредственно затрагивающая права и свободы гражданина, может содержаться не только в заведенном на него досье, но и в актах ревизии, служебного расследования, прокурорских и вневедомственных проверок, в протоколах и стенограммах заседаний, в материалах уголовного дела, жалобах или заявлениях и т.д.
4. Потерпевшим может быть любое лицо, чьи права и интересы нарушены отказом в предоставлении информации, в том числе иностранные граждане и лица без гражданства, пользующиеся в Российской Федерации правом на информацию наравне с гражданами РФ (за исключениями, установленными федеральным законом или международным договором).
5. Объективная сторона слагается из:
- действия или бездействия, выразившегося либо в неправомерном отказе в предоставлении документов и материалов, содержащих информацию, либо в предоставлении неполной либо заведомо ложной информации;
- вреда правам и законным интересам граждан. Вред, таким образом, может причиняться не только лицу, затребовавшему информацию, но и иным гражданам;
- причинной связи неправомерного поведения виновного с наступившим вредом.
6. Неправомерным является отказ, противоречащий закону или иным нормативным актам, обязывающим информацию предоставить. Основаниями отказа, вытекающими из закона, могут быть:
а) несоблюдение требований к запросу о получении информации (например, не указаны фамилия запрашивающего лица либо характер запрашиваемой информации);
б) запрос об информации, не подлежащей предоставлению (содержащей сведения, составляющие государственную, коммерческую, налоговую, служебную тайну, сведения о частной жизни другого лица, об осуществлении в установленном законом порядке оперативно-розыскной и следственной деятельности и т.п.).
Для вменения лицу состава ст. 140 необходимо установить, в чем конкретно выразилась неправомерность отказа.
7. Отказ может носить открытый и завуалированный характер, выражаться в прямо высказанном нежелании предоставить лицу информацию, игнорировании просьбы, упорном оставлении ее без внимания, затягивании времени, отписках, отсылке к другим должностным лицам, заведомо не располагающим необходимой информацией, и т.п.
Неполная информация - частичная, не носящая исчерпывающего характера. Гражданину предоставляют для ознакомления лишь часть материалов, документов, т.е. не в полном объеме, сообщают не все имеющиеся сведения о нем.
Заведомо ложная информация - содержащая сведения, явно не соответствующие действительности, тому, что имеется в документах и материалах.
Вред правам и законным интересам может носить различный характер: как материальный (неполучение надбавок, пособий, пенсий, компенсации, неполучение или несвоевременное получение квартиры), так и нематериальный (ущемление чести, достоинства, деловой репутации, неполучение почетного звания и т.п.).
8. Поскольку состав преступления - материальный, посягательство считается оконченным с момента причинения вреда.
9. С субъективной стороны деяние характеризуется прямым умыслом.
Мотивы могут быть различными: ложно понятые служебные интересы, неприязнь, корысть, зависть, месть и т.д. Они имеют значение не для квалификации, а для индивидуализации ответственности и наказания.
10. Субъект преступления - специальный: им может быть не всякий служащий а только должностное лицо, которое к тому же обладало документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы потерпевшего, и было обязано их предоставить последнему.
11. Состав, описанный в ст. 140, специальный по отношению к составам должностных преступлений и по общему правилу предпочтение при квалификации должно отдаваться ему.

Статья 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий

1. В ст. 3 Конституции закреплено (ч. 2 и 3), что народ России осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. В развитие этого в ч. 2 ст. 32 указано, что граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.
Вопросы назначения, подготовки и проведения референдума и выборов регулируются Федеральным конституционным законом от 28 июня 2004 г. N 5-ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" (РГ. 2004. 30 июня) и Федеральным законом от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (РГ. 2002. 15 июня).
Одной из гарантий реализации избирательных прав, свободных и нефальсифицированных выборов (референдума) выступает уголовно-правовая норма, описанная в ст. 141 УК. Она служит средством обеспечения права избирать и быть избранным, права на участие в референдуме, надлежащей деятельности комиссий (избирательных, референдума).
2. Потерпевшими от рассматриваемого преступления могут быть граждане, чье избирательное право или право на участие в референдуме нарушены (избиратели, участники референдума), члены комиссии всех уровней, а также - в случае использования такого способа, как насилие либо угроза его применения, - и близкие им лица.
3. Объективную сторону составляют:
1) действие или бездействие (воспрепятствование);
2) время его совершения (период избирательной кампании, проведения референдума).
В частности, избирательная кампания включает в себя время со дня официального опубликования решения уполномоченного на то должностного лица, органа государственной власти, органа местного самоуправления о назначении выборов до дня официального опубликования результатов выборов.
Период проведения референдума определяется временем с момента его инициирования до официального опубликования (обнародования) его итогов.
4. Место совершения преступления обычно то, где происходят голосование, заседание (работа) комиссии.
5. Противоправное действие (бездействие) выражается в воспрепятствовании нормальному процессу проведения выборов, референдума. Статья 141 признает уголовно наказуемыми два вида воспрепятствования:
1) осуществлению гражданином своих избирательных прав или права участвовать в референдуме;
2) работе избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума.
6. Избирателем признается гражданин РФ, достигший 18 лет. Он вправе избирать, участвовать в предусмотренных законом и проводимых законными методами иных избирательных действиях.

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>