<< Пред. стр.

стр. 118
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

граждан на действия государственных органов, общественных организаций и должностных
лиц, нарушающих права и свободы граждан, дела по жалобам на отказ в разрешении
на выезд из России за границу или на въезд в Россию из-за границы можно по
собственному выбору либо возбуждать в суде, либо обращаться к вышестоящему
в порядке подчиненности государственному органу или должностному лицу (ст.
239-4 ГПК).
Аналогично решение Федеральной комиссии по ценным бумагам может быть
либо вначале обжаловано физическими и юридическими лицами Президенту РФ, либо
сразу же оспорено в суде или арбитражном суде<48>.
В силу Положения о государственной жилищной инспекции в РФ<49> жалобы
на решения должностных лиц органов государственной жилищной инспекции рассматриваются
руководителем соответствующей инспекции или Главной государственной жилищной
инспекцией, а по решениям Главного государственного жилищного инспектора РФ
Министерством строительства РФ. И лишь в случае несогласия предприятий, организаций,
учреждений с решением о приостановлении, ограничении или прекращении их деятельности
это решение может быть обжаловано в суде или арбитражном суде.
Возможен и еще один вариант, когда предварительное обращение в соответствующий
орган является обязательным: это относится, например, к некоторым земельным
спорам. Суд (арбитражный суд) вправе разрешать споры, связанные с отказом
в предоставлении либо с изъятием земельных участков, лишь после предварительного
рассмотрения спора соответствующим органом местного самоуправления.

Способы защиты гражданских прав

Общие положения

ГК (ст. 12) называет одиннадцать способов защиты гражданских прав. К
ним относятся: признание права (1), восстановление положения, существовавшего
до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих
угрозу его нарушения (2), признание оспоримой сделки недействительной и применение
последствий ее недействительности, применение последствий недействительности
ничтожной сделки (3), признание недействительным акта государственного органа
или органа местного самоуправления (4), самозащита права (5), присуждение
к исполнению обязанности в натуре (6), возмещение убытков (7), взыскание неустойки
(8), компенсация морального вреда (9), прекращение или изменение правоотношения
(10), неприменение судом акта государственного органа или органа местного
самоуправления, противоречащего закону (11). Кроме того, допускается использование
и других методов защиты, кроме поименованных в ст. 12, если на этот счет есть
прямое указание в законе.
Из указанных 11 способов лишь четыре не были поименованы в ст. 5 Основ.
Это - признание оспоримой сделки недействительной, самозащита права, компенсация
морального вреда, неприменение судом акта государственного органа или органа
местного самоуправления. Из указанных четырех к действительно новым способам,
неизвестным вообще Гражданскому кодексу 1964 года и Основам, относятся только
два (самозащита права и неприменение акта).
По общему правилу каждому из перечисленных способов защиты посвящены
специальные нормы в разделах, относящихся к праву собственности и обязательственному
праву, а также в главе о сделках. В самой комментируемой главе урегулированы
только три способа из одиннадцати: признание недействительным акта, не соответствующего
закону, самозащита гражданских прав, возмещение убытков и особо возмещение
убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления.

Признание недействительным акта государственного органа
или органа местного самоуправления

Акт государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующий
закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые
законом интересы гражданина или юридического лица, может быть признан недействительным.
В отличие от ст. 12 и 13 ГК ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса допускает
возможность рассмотрения арбитражным судом споров о признании недействительными
актов не только государственных, но "и иных органов". Эта норма не противоречит
ГК, поскольку ст. 12 допускает установление законом, а значит, и Арбитражным
процессуальным кодексом любых иных, кроме поименованных в ней, способов.
Аналогичное указание содержится применительно к одному из случаев и в
самом ГК. Так, в силу п. 2 ст. 22 несоблюдение указанных в законе условий
и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской
либо иной деятельностью влечет недействительность акта не только государственного,
но и "и иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение".
Соответствующая статья имеет в виду прежде всего ненормативные акты,
то есть такие, которые адресованы конкретным лицам или группам лиц и потому
не имеют нормативного характера, а представляют собой так называемый индивидуальный
акт, адресованный конкретному лицу.
В ряде информационных писем Высшего арбитражного суда РФ и его предшественника
- Государственного арбитража при Совете Министров РСФСР содержатся указания,
относящиеся к разрешению различных вопросов, которые возникают при спорах
с органами управления.
Так, в связи с принятием Закона РФ "Об охране окружающей природной среды"
<50> было обращено внимание на подведомственность арбитражному суду споров
об обжаловании выводов Государственной экспертной комиссии, актов государственных
органов экологического контроля в случаях, когда с соответствующими исками
обращаются предприятия, учреждения, организации и граждане-предприниматели<51>.
Высший арбитражный суд обратил внимание на то, что п. 9 ст. 7 Закона
"О Государственной налоговой службе РСФСР"<52> предоставил государственным
инспекторам право в бесспорном порядке взыскивать с предприятий, учреждений,
организаций недоимки по налогам и другим обязательным платежам в бюджет, а
также штрафы и некоторые иные суммы. Сам акт, составленный в подобных случаях
должностным лицом налоговой инспекции, обжалованию в арбитражном суде не подлежит,
поскольку он служит лишь основанием для принятия соответствующего решения
руководителем налоговой инспекции или его заместителем. Однако решения указанных
лиц о применении санкций к предприятию, принятые в различных формах, в том
числе в виде направленного налогоплательщику письма о перечислении в определенный
срок соответствующей суммы, либо резолюции на акте о его утверждении либо
инкассового поручения, подписанного руководителем государственной налоговой
инспекции или его заместителем и предъявленного в банк, предприятие вправе
обжаловать в арбитражный суд, если считает решение незаконным<53>. Споры о
признании недействительными решений антимонопольных органов о включении предприятий
в Государственный реестр объединений и предприятий-монополистов, с которым
связан ряд неблагоприятных для них последствий, также должны рассматриваться
арбитражными судами <54>.
Признание актов государственных органов или органов местного самоуправления
недействительными осуществляется как общими, так и арбитражными судами. Большинство
споров предпринимателей, относящихся к сфере управления, подведомственно арбитражному
суду. В ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса содержится примерный перечень
подобного рода дел. Он включает споры о признании недействительными (полностью
или частично) актов государственных и иных органов, не соответствующих законодательству
и нарушающих охраняемые законом права и интересы организаций и граждан-предпринимателей,
о признании недействительными таких актов, связанных с созданием, реорганизацией
или ликвидацией предприятий, о возмещении убытков, причиненных организациям
и гражданам-предпринимателям подобного рода актами, споры, возникшие в связи
с ненадлежащим исполнением указанными органами своих обязанностей по отношению
к организациям и гражданам-предпринимателям. Большую группу составляют дела
об обжаловании решений органов местного самоуправления, выразившихся либо
в предоставлении, либо в изъятии земельного участка, об обжаловании решений,
направленных на изъятие у предпринимателей денежных средств и иного имущества
или, напротив, о возврате незаконно изъятых денежных средств и иного имущества,
о взыскании с организаций и граждан-предпринимателей штрафов и других денежных
средств государственными и иными органами, в том числе теми из них, которые
осуществляют антимонопольную политику, банками, инспекциями, другими контролирующими
органами при условии, если законодательством не предусмотрено списание таких
средств в бесспорном порядке. Сюда же относятся споры о возврате из бюджета
денежных средств, неосновательно списанных в виде экономических (финансовых)
санкций или по другим основаниям государственными налоговыми инспекциями и
другими контролирующими органами в бесспорном порядке с нарушением требований
законодательства и др.
Следует особо подчеркнуть, что решение по спору, возникшему в сфере управления,
служит одним из предусмотренных в ст. 110 АПК оснований для немедленного его
исполнения. Комментируемая статья ГК предусматривает, что во всех случаях,
когда требования о признании недействительным соответствующего акта будут
удовлетворены, нарушенное его изданием право подлежит восстановлению либо
будут использованы другие соответствующие особенностям конкретного случая
способы обеспечения (имеется в виду прежде всего возмещение убытков).
Наряду с ненормативными актами, оспаривание которых в принципе носит
неограниченный характер, ст. 13 ГК допускает возможность признания судом недействительным
по тем же основаниям и нормативного акта, но только в случаях, предусмотренных
законом.
До этого признание правовых актов недействительными опиралось, прежде
всего, на п. 2 ст. 21 Закона РФ от 17 января 1992 года "О прокуратуре Российской
Федерации"<55>. Соответствующей нормой было подтверждено, что судам подведомственно
рассмотрение заявлений прокуроров о признании недействительными противоречащих
закону правовых актов, принятых местными органами власти и управления. В постановлении
Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 года "О некоторых вопросах, возникающих
при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими
закону"<56> подчеркнуто, что речь идет об актах, содержащих "обязательные
предписания (правила поведения), влекущие юридические последствия. Такие акты
могут носить нормативный характер, то есть устанавливать правовые нормы (правила
поведения), обязательные для неопределенного круга лиц и рассчитанные на неоднократное
применение".
В практике Высшего арбитражного суда РФ возник вопрос о том, вправе ли
арбитражный суд признавать недействительными акты Правительства РФ об отмене
распоряжений Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом,
касающихся федеральной собственности. Речь шла об изданных Госкомимуществом
в пределах своей компетенции нормативных актах, которые регулируют процесс
приватизации. Высший арбитражный суд признал необходимым различать две ситуации
в зависимости от того, служила ли основанием для отмены акта его нецелесообразность
или незаконность. При первой ситуации отмененный акт Госкомимущества РФ не
подлежит применению (защите) только тогда, когда у спорящих сторон еще не
возникли основанные на оспариваемом решении права. А при второй ситуации (при
признании Правительством акта Госкомимущества РФ незаконным) этот акт не должен
применяться даже тогда, когда права, основанные на решении, к моменту рассмотрения
спора уже успели возникнуть<57>.
Особый случай предусматривает Закон РФ от 24 июня 1994 года "О Конституционном
суде Российской Федерации"<58>. В соответствии со ст. 3 этого Закона в компетенцию
Конституционного суда входит, в частности, разрешение дел о соответствии Конституции
РФ федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации,
Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ. Запрос по этому
поводу допустим, если заявитель считает указанные акты не подлежащими действию
из-за неконституционности. Возможен и другой вариант, когда необходимо признать
акты подлежащими действию вопреки официально принятому решению федеральных
органов государственной власти, высших государственных органов субъектов РФ
или их должностных лиц об отказе применять и исполнять акты как не соответствующие
Конституции РФ . Запрос, о котором идет речь, может исходить наряду с иными
лицами и от суда. Имеется в виду случай, когда суд приходит к выводу о несоответствии
Конституции РФ закона, который был применен или подлежал применению при рассмотрении
конкретного дела, и выносит решение об обращении в Конституционный суд. С
этого момента и до принятия постановления Конституционным судом производство
по делу или исполнение вынесенного судом по делу решения приостанавливается.
Конституционный суд проверяет соответствующий акт с точки зрения его
содержания, формы, порядка подписания, опубликования и введения в действие,
соблюдения предусмотренного Конституцией разделения государственной власти
на законодательную, исполнительную и судебную, установленного разграничения
компетенции между федеральными органами государственной власти, а также разграничения
предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и
органами государственной власти субъектов Федерации, установленного Конституцией
РФ, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий
(в случае, если закон принят до вступления в силу Конституции РФ, его конституционность
проверяется только в отношении формы).
Решение Конституционного суда по поднятому вопросу может состоять в признании
закона (его отдельных положений) либо соответствующим, либо, напротив, не
соответствующим Конституции РФ . В последнем случае дело, рассмотренное судом
в соответствии с таким законом, подлежит пересмотру компетентным органом (в
частности, вышестоящим судом) в обычном порядке (ст. 100).

Самозащита гражданских прав.

Самозащита впервые выделена в новом ГК (ст. 14) как особый способ защиты
гражданских прав. Однако отдельные случаи самозащиты предусматривались и в
ранее действовавшем гражданском законодательстве.
В частности, как устанавливалось в ст. 448 ГК 1964 года, "не подлежит
возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом
не были превышены ее пределы". Статья 449 того же Кодекса указывает, что "вред,
причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом,
причинившим его". Одновременно предусмотрено: "Учитывая обстоятельства, при
которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения
на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить
от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего
вред".
Статья 14 ГК значительно расширяет возможности для правомерной самозащиты.
Из нее вытекает, что для освобождения от ответственности за причинение вреда
при самозащите достаточно соблюдения трех условий. Во-первых, лицо, самостоятельно
защищающее свое право, является бесспорным его обладателем. Во-вторых, избранный
лицом способ защиты должен быть соразмерен нарушению. В-третьих, способ самозащиты
не может выходить за пределы действий, необходимых для его применения. Отсутствие
хотя бы одного из этих условий порождает у лица, против которого применяется
самозащита, право на возмещение причиненных убытков.
Всем перечисленным признакам отвечает, в частности, один из выделенных
ГК способов обеспечения обязательств - "удержание". Смысл удержания состоит
в том, что кредитор, у которого оказалась вещь, подлежащая передаче должнику
или указанному им лицу, имеет право в случаях, если должник не выполнил свое
обязательство по оплате этой вещи или не возместил кредитору связанные с нею
издержки и убытки, удерживать эту вещь. К такого рода самозащите может прибегнуть
комиссионер, которому комитент не платит комиссионное вознаграждение, в отношении
вещи, полученной комиссионером от третьего лица для комитента. Другой пример
- удержание хранителем переданной ему вещи до уплаты причитающегося вознаграждения.

Возмещение убытков

Убытки - наиболее распространенный и вместе с тем универсальный способ
защиты нарушенных прав. У потерпевшей стороны есть возможность требовать от
нарушителя ее права возмещения причиненного вреда всегда, если иное не предусмотрено
законом или договором. При этом ст. 15 Кодекса резюмируется право потерпевшей
стороны на возмещение убытков в полном размере. Наибольшее число ограничений
права на полное возмещение содержит транспортное законодательство. Имеются
прежде всего в виду ограничения, которые действуют применительно к случаям
утраты или повреждения груза и багажа, неподачи транспортных средств под погрузку,
просрочки в доставке грузов и т.п.
Полное возмещение предполагает компенсацию двух элементов убытков: "реального
ущерба" (иначе - "положительный ущерб") и "упущенной выгоды" (иначе - "неполученные
доходы"). Первый составляют "расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело
или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или
повреждение его имущества". При этом возможность требовать возмещения расходов,
которые только должны быть понесены в будущем, составляет одну из новелл ГК.
Второй элемент убытков "неполученные доходы, которые это лицо получило бы
при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено".
Например, если поставщик в нарушение договора не поставил сырье или оборудование,
что привело к простою у завода-покупателя, то выплата заработной платы работникам,
вызванная вынужденным простоем, составляет для покупателя положительный ущерб,
а та прибыль, которую покупатель вследствие недопоставки и вызванного ею простоя
не получил, - упущенную выгоду.
Статья 15 ГК предусмотрела, что если лицо, нарушившее право, получило
вследствие этого доходы (в приведенном примере поставщик продал недопоставленное
им сырье и оборудование по более высокой цене сторонней организации), то возмещаемая
потерпевшему контрагенту (наряду с другими убытками) упущенная выгода не может
быть менее доходов, полученных тем, кто нарушил чужое право. Указанное положение
также составляет новеллу Кодекса.
Необходимость обращаться к ст. 15 возникает при самых различных нарушениях
гражданских прав. Чаще всего речь идет об убытках, вызванных неисполнением
или ненадлежащим исполнением должником обязательств, вытекающих из заключенного
договора, либо причинением так называемого недоговорного вреда (например,
вреда жизни или здоровью потерпевшего во время уличной аварии).
В указанных ситуациях применяются в развитие комментируемой статьи также
специальные нормы соответствующего института. Примером могут служить п. 3
ст. 393 ГК, определяющая, какие именно цены следует принимать за исходные
при подсчете убытков, а также п. 4 той же статьи, требующий учитывать при
определении упущенной выгоды те меры, которые предпринял кредитор для получения
соответствующей выгоды, и сделанные им для этой цели приготовления; ст. 394
ГК, предусматривающая, как сочетается уплата неустойки (штрафа, пени) с возмещением
убытков в тех случаях, когда обе эти санкции (и возмещение убытков, и уплата
неустойки) предусмотрены за одно и то же нарушение; ст. 395 ГК, устанавливающая,
как соотносится возмещение убытков с уплатой процентов по долгам при нарушении
денежного обязательства; ст. 396 ГК, определяющая соотношение возмещения убытков
с требованием об исполнении обязательства в натуре; ст. 457 и 459 ГК 1964
года, посвященные соответственно определению объема, характера возмещения
внедоговорного вреда, а также возмещению вреда в случае повреждения здоровья
и др. При наличии на то указаний в законе или соглашении сторон право на возмещение
убытков может носить альтернативный характер. Так, п. 3 ст. 73 ГК предоставляет
полному товариществу в случаях, когда его участник совершает от собственного
имени и в своем интересе или интересе третьего лица сделки, однородные с теми,
которые составляют предмет деятельности товарищества, право предъявить такому
участнику требование либо о возмещении убытков, либо о передаче товариществу
всей приобретенной по сделке выгоды.

Возмещение убытков, причиненных государственными органами
и органами местного самоуправления

1. Статья 16 ГК соответствует ст. 53 Конституции РФ, в которой провозглашено,
что "каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными
действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных
лиц".
Вслед за Конституцией ст. 16 ГК закрепляет общий принцип имущественной
ответственности за причиненный в сфере управления вред. Но если ст. 53 Конституции
предполагает возмещение вреда, причиненного только гражданину и только органами
государственной власти, то комментируемая статья в качестве потерпевших, которые
имеют право на возмещение вреда, называет как граждан, так и юридических лиц,
а в качестве причинителей - не только органы государственной власти и их должностных
лиц, но и любые государственные органы, органы местного самоуправления и их
должностных лиц.
В статье 16 ГК (как и в ст. 53 Конституции РФ) указано, что вред возмещается
государством. При ее применении необходимо различать два возможных варианта:
прямую и дополнительную (субсидиарную) ответственность государства.
При прямой ответственности потерпевший адресует свои требования самому
государству, от имени которого выступают уполномоченные им органы, а источником
возмещения служат средства соответствующих бюджетов Российской Федерации,
субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. В указанной
форме ответственность государства наступает в случаях, предусмотренных законом.
Примером может служить п. 2 ст. 127 Основ, установивший, что "вред, причиненный
гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной
ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения
под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного
взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается государством
независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры и суда в порядке, установленном законодательными актами". Еще
один пример: ст. 306 ГК, которая предусматривает, что при принятии Российской
Федерацией закона, прекращающего право собственности, обязанность возмещать
причиненные при этом убытки также возлагается на государство.
При дополнительной (субсидиарной) ответственности государства соответствующие
требования адресуются конкретным государственным органам и органам местного
самоуправления, которые возмещают вред за счет средств, находящихся в их распоряжении.
В силу ст. 120 ГК дополнительную ответственность несет государство как собственник,
финансирующий государственные органы. В отличие от прямой дополнительная ответственность
не требует специальных указаний в законе, она наступает всегда, если в нем
не предусмотрена прямая ответственность.
2. Объем имущественной ответственности за причиненный государственными
органами и органами местного самоуправления вред, а также условия и порядок
ее наступления определяются нормами, содержащимися в ГК, а также в отдельных
законах. Как правило, в них предусмотрено, что обязанность возмещения причиненного
вреда возлагается на органы, должностными лицами которых причинен вред, и
что вред возмещается в полном объеме.
Так, в ст. 26 Закона о конкуренции, посвященной взысканию убытков, причиненных
хозяйствующим субъектам неправомерными действиями (бездействием) органов власти
и управления, предусмотрено: "В случае, если принятым в нарушение настоящего
Закона актом органа власти или управления, в том числе Антимонопольного комитета
РСФСР (территориального управления), либо неисполнением или ненадлежащим исполнением
указанными органами своих обязанностей причинены убытки хозяйствующему субъекту,
он вправе обратиться в суд или арбитраж с иском к органу власти или управления
о возмещении этих убытков".
В статье 60 Закона РФ "О залоге" предусмотрено, что "убытки, причиненные
залогодержателю в результате издания акта, указанного в пункте 1 настоящей
статьи (речь идет об издании органом государственного управления или органом
местного самоуправления не соответствующего законодательству акта. - Авт.),
подлежат возмещению в полном объеме соответствующим органом государственного
управления или органом местного самоуправления".
Аналогичным образом решается вопрос в ст. 38 Закона о товарных биржах
и биржевой торговле: "Высшие и местные органы государственной власти и управления,
а также их должностные лица, деяния которых повлекли за собой неисполнение
биржевых сделок и (или) нанесение ущерба сторонам сделки, несут полную ответственность
и возмещают нанесенный ущерб в полном объеме, включая упущенную выгоду. Ущерб
возмещается из соответствующих бюджетов". И здесь есть основания полагать,
что адресатом заявленного требования выступают сами органы, должностными лицами
которых причинен вред.
В ряде актов по вопросам ответственности содержится лишь общая отсылка
к гражданскому законодательству.
Так, ст. 20 Закона РФ от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой
полиции"<59> предусмотрено, что "вред, причиненный гражданам, предприятиям,
учреждениям и организациям противоправными действиями сотрудника налоговой
полиции, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном уголовным и гражданским
законодательством".
В статье 40 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 года "О милиции"<60> указано,
что "вред, причиненный гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям
сотрудником милиции, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским
законодательством".
Отсылка к общему гражданскому законодательству, как полагаем, означает,
что убытки, причиненные незаконными действиями (бездействием) должностных
лиц, возмещаются соответствующими государственными органами или органами местного
самоуправления на основании ст. 126, 127 Основ.
3. Применительно ко всем рассматриваемым случаям речь идет о возмещении
убытков, которые причинены в результате незаконных действий (бездействия)
государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц
этих органов, в том числе изданием актов, не соответствующих закону или иному
правовому акту.
Признание акта "не соответствующим закону или иному правовому акту" производится
в соответствии со ст. 13 ГК.
"Незаконными" в гражданском праве признаются действия, нарушающие не
только закон, но и иные нормативные акты любого уровня.
"Бездействие" предполагает невыполнение государственными органами, органами
местного самоуправления, а также их должностными лицами возложенных на них
обязанностей, неосуществление тех действий, которые они в соответствии с законом
или иным нормативным актом обязаны были совершить.
Сами должностные лица, незаконными действиями (бездействием) которых
причинен ущерб, непосредственной ответственности перед потерпевшим не несут
и к ним не должны предъявляться требования о возмещении ущерба. На самих должностных
лиц может быть возложена материальная ответственность лишь в порядке регресса.
Имеется в виду, что орган, возместивший ущерб потерпевшему (либо государство),
впоследствии имеет право взыскать уплаченную сумму с виновного должностного
лица.
Споры о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием)
государственных органов и органов местного самоуправления, а также их должностных
лиц, разрешаются в суде, если требования предъявлены гражданином, либо в арбитражном
суде, если требования предъявлены организацией или гражданином-предпринимателем<61>.

Подраздел 2. Лица

Глава 3. Граждане (физические лица) (ст. 17-47)

Правоспособность гражданина

Об особенностях в содержании правоспособности
иностранцев см. комментарий к ст. 2 ГК (с. 21).

Имя гражданина и его место жительства

Дееспособность гражданина

Недопустимость лишения и ограничения правоспособности
и дееспособности гражданина

Предпринимательская деятельность гражданина

Имущественная ответственность гражданина

Дееспособность несовершеннолетних

<< Пред. стр.

стр. 118
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>