<< Пред. стр.

стр. 125
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Дочерние и зависимые общества

Дочерние общества

Зависимые общества

Основные положения о хозяйственных товариществах и обществах

Понятие и виды хозяйственных товариществ и обществ

Хозяйственные товарищества и общества - обычная и наиболее распространенная
в нормальном имущественном обороте форма коллективной предпринимательской
деятельности. Они открывают в ГК перечень отдельных видов коммерческих организаций,
будучи к тому же универсальной формой, в рамках которой может осуществляться
любая профессиональная предпринимательская деятельность производственная,
торговая, посредническая, кредитно-финансовая и страховая и т. д.
Такого рода объединения, создаваемые предпринимателями, в европейском
праве обычно называются компаниями, а в американском - корпорациями. В России
они традиционно именовались торговыми товариществами, поскольку торговля обычно
ассоциировалась с коммерческой деятельностью. Отсутствие частной коммерции
в прежней экономике вынуждало к использованию более "нейтрального" понятия
"хозяйственная деятельность". С учетом этих традиций ГК также использует термин
"хозяйственные" применительно к обществам и товариществам.
Впервые общества и товарищества были возрождены в нашем современном законодательстве
союзным, а затем российским законами о собственности, а более подробная регламентация
их правового положения последовала в Основах гражданского законодательства
1991 года и в российском Законе о предприятиях и предпринимательской деятельности,
а также в некоторых подзаконных актах (Положение об акционерных обществах,
утвержденное постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года
N 601). К сожалению, некоторые из названных актов не отличались высоким уровнем
разработки, содержали противоречивые, а нередко и просто ошибочные положения
и потому не могли служить базой для соответствующих правил нового ГК.

Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1996 г. N 262 постановление Совета
Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года N 601 "Об утверждении "Положения об
акционерных обществах" (с изм. и доп. от 15 апреля 1992 г.) признано утратившим
силу

С введением в действие правил гл. 4 ГК, вступившей в силу с 8 декабря
1994 года (то есть с момента официального опубликования в "Российской газете"),
прежнее законодательство об обществах и товариществах, по сути, утратило силу.
Теперь к этим коммерческим организациям применяются соответствующие правила
нового ГК (п. 2 ст. 6 Вводного закона), а их учредительные документы действуют
в части, не противоречащей нормам Кодекса.
Приведение учредительных документов обществ и товариществ, созданных
до 8 декабря 1994 года, в соответствие с правилами ГК "растянуто" во времени.
Товарищества (полные и "смешанные", или коммандитные) должны привести свои
учредительные документы в соответствие с нормами ГК до 1 июля 1995 года. Кодекс
содержит исчерпывающие правила о статусе товариществ, не требующие дальнейшей
конкретизации специальными законами.
Сложнее обстоит дело с обществами - акционерными и с ограниченной ответственностью
(а также с товариществами с ограниченной ответственностью, приравнивавшимися
ст. 11 ранее действовавшего Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности
к обществам). Применительно к этим юридическим лицам ГК ограничивается установлением
лишь наиболее общих правил, рассчитанных на последующее принятие двух специальных
законов - об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью.
Эти законы (или акты о порядке введения их в действие) должны решить и вопросы
о порядке и сроках приведения учредительных документов ранее созданных обществ
в соответствие с ГК и этими специальными по отношению к ГК законами. Поэтому
учредительные документы таких обществ будут действовать до момента, определенного
указанными законами (п. 4 ст. 6 Вводного закона), разумеется, в части, не
противоречащей правилам нового ГК.

Государственной Думой 24 ноября 1995 года принят Федеральный закон от 26
декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 13 июня
1996 г.)

Следовательно, законодатель не требует скорого, "одномоментного" приведения
учредительных документов ранее созданных обществ и товариществ в соответствие
с правилами нового ГК путем их перерегистрации. Напротив, он намеренно предоставил
значительное время для изучения нового законодательства.
Товарищества и общества имеют много общих черт. Все они являются коммерческими
организациями, ставящими основной задачей получение прибыли и распределение
ее между участниками. Они обладают теперь общей правоспособностью, позволяющей
им осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (абз. 2 п.
1 ст. 49 ГК), в том числе и не предусмотренные прямо их уставами. Если устав
или иной учредительный документ ограничивает сферу деятельности общества или
товарищества, а его исполнительные органы в нарушение данного запрета заключили
соответствующую сделку от имени общества, оспорить ее путем признания недействительной
будет возможно лишь при доказанности того, что контрагент знал о таких ограничениях
по сделке (ст. 173 ГК). В противном случае сделку следует исполнить, а совершившие
ее должностные лица общества или товарищества будут нести перед обществом
ответственность на основании п. 3 ст. 53 ГК. Таким образом, закон охраняет
прежде всего интересы других участников коммерческого оборота, которые не
обязаны знать о подобных ограничениях и имеют дело с коммерческой организацией
как с субъектом, обладающим общей правоспособностью.
Общества и товарищества являются едиными и единственными собственниками
своего имущества (п. 3 ст. 213 ГК). Несмотря на то, что их уставный (в обществах)
или складочный (в товариществах) капитал разделяется на доли (вклады) участников,
это не превращает их имущество в объект долевой собственности участников,
как ошибочно полагал ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской
деятельности. Ведь такой капитал представляет собой условную величину, складывающуюся
из стоимости (то есть денежной оценки) вкладов участников. Поэтому и "доля"
в таком капитале является условной величиной, определяющей объем требований
участника к обществу или товариществу. В противном случае становится непонятным,
какое же право на обособленное имущество участников (учредителей) имеет само
общество или товарищество и для чего вообще создается такое юридическое лицо:
ведь участники отношений долевой собственности всегда несут ответственность
по общим обязательствам всем своим имуществом, хотя и пропорционально своим
долям. Само юридическое лицо, следовательно, ответственности не несет (ибо
у него в этом случае не образуется собственного имущества) и потому теряет
смысл для его учредителей. Ясно, что этот вывод есть прямое следствие неправильности
исходных посылок.
В силу правила абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК участники обществ и товариществ
утрачивают право собственности на передаваемое в виде вкладов обществу или
товариществу имущество. Взамен они получают обязательственные права требования:
на часть дохода (дивиденд) и на ликвидационную квоту (часть имущества, оставшуюся
при ликвидации данного юридического лица после удовлетворения требований всех
его кредиторов), а также на участие в управлении делами общества, являющегося
по своей природе корпоративным, основанным на отношениях членства.
Общества и товарищества образуются по договору их учредителей (первых
участников), то есть на добровольной основе. Участники этих коммерческих организаций
в соответствии с законом сами определяют структуру управления и формируют
органы созданных ими юридических лиц, осуществляя в установленном законом
порядке контроль за их деятельностью.
Различия обществ и товариществ проистекают из того обстоятельства, что
товарищества рассматриваются законом как объединения лиц, тогда как общества
- в качестве объединения капиталов. Объединения лиц, помимо имущественных
вкладов, предполагают непосредственное, личное участие в делах товарищества.
А так как речь идет об участии в предпринимательской деятельности, ее участник
должен иметь статус либо коммерческой организации, либо индивидуального предпринимателя.
Следовательно, предприниматель может быть участником только одного товарищества,
а само товарищество может состоять только из предпринимателей (то есть не
вправе иметь в своем составе некоммерческие организации или граждан, не занимающихся
предпринимательской деятельностью).
В отличие от этого общества как объединения капиталов не предполагают
(хотя и не исключают) личного участия учредителей (участников) в своих делах,
а потому допускают, во-первых, одновременное участие в нескольких обществах,
в том числе однородных по характеру деятельности (что понижает риск имущественных
потерь), во-вторых, участие в них в принципе любых лиц, а не только профессиональных
предпринимателей.
Кроме того, участники товариществ несут неограниченную ответственность
по их долгам всем своим имуществом (за исключением вкладчиков коммандитного
товарищества), тогда как в обществах участники вообще не отвечают по их долгам,
а несут только риск убытков (утраты внесенных вкладов), если не считать участников
обществ с дополнительной ответственностью. Поскольку нельзя дважды поручиться
одним и тем же имуществом по долгам нескольких самостоятельных организаций,
такая ответственность свидетельствует также в пользу невозможности одновременного
участия предпринимателя более чем в одном товариществе.
ГК относит к товариществам полные и коммандитные (или товарищества на
вере), а к обществам - общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью
и акционерные. Этот перечень является исчерпывающим и, кстати, наиболее широким
из известных другим правопорядкам. Создание иных форм товариществ и обществ
исключено законом. Вместе с тем одни общества или товарищества могут участвовать
в деятельности других обществ или товариществ (в качестве участников, учредителей).
Это приводит к появлению различных "смешанных" форм, а также "материнских"
(контролирующих) и дочерних компаний (обществ), которые не составляют, однако,
самостоятельных организационно-правовых форм.
Следует отметить, что прежнее законодательство не признавало полное товарищество
юридическим лицом, неосновательно отождествляя его с простым товариществом
(договором о совместной деятельности). Между тем речь идет о двух различных
формах предпринимательства. В первом случае создается самостоятельное юридическое
лицо собственник имущества, что было традиционным для российского права. Во
втором случае по договору участников объединяются их имущественные вклады
и координируется деятельность без создания особого юридического лица, что
влечет появление отношений общей долевой собственности (ст. 122 Основ).

Участники хозяйственных товариществ и обществ,
их права и обязанности

Участниками как товариществ, так и обществ могут быть как физические,
так и юридические лица, причем в любых сочетаниях. Важно, чтобы при этом участниками
товариществ (кроме вкладчиков в товариществах на вере) были предприниматели,
тогда как на участников обществ это ограничение не распространяется.
Общества (но не товарищества) могут быть созданы и одним лицом либо иметь
единственного участника. Такие "компании одного лица" являются достаточно
распространенными в странах с развитой рыночной экономикой. Директивами "Общего
рынка" прямо рекомендуется создавать "компании одного лица" только в форме
обществ с ограниченной ответственностью. Данная организационно-правовая форма
должна в значительной мере заменить фигуру предприятия-несобственника для
индивидуальных собственников, кооперативных, общественных, религиозных организаций,
благотворительных и иных фондов, поскольку ГК разрешает теперь создание коммерческих
организаций в форме унитарных предприятий только на базе государственной или
муниципальной собственности. "Компанией одного лица" могут быть и акционерные
общества, например, со 100-процентным участием государства ("государственные
акционерные общества"), юридически являющиеся самостоятельными собственниками
своего имущества.
Закон содержит некоторые ограничения на состав участников обществ (и
вкладчиков в коммандитных товариществах) (п. 4 ст. 66 ГК). Государственные
органы и органы местного самоуправления могут быть участниками обществ лишь
в случаях, прямо допускаемых законом (например, фонды государственного или
муниципального имущества). В иных случаях их участие даже в хозяйственных
обществах запрещено, ибо они могут использовать для этой цели только имущество
соответствующего государственного или муниципального образования, в том числе
средства налогоплательщиков, а не свои собственные, и, кроме того, воспользоваться
наличием определенных властных полномочий, то есть преимуществами своего публично-правового
положения.
Финансируемые собственником учреждения как некоммерческие организации
не вправе участвовать в товариществах, а участие в обществах для них возможно
лишь с прямого разрешения собственника. Это связано с особенностями правового
режима их имущества, в отношении которого такие юридические лица имеют весьма
узкие права (ст. 296-298 ГК). Однако учреждения могут получать доходы от хозяйственной
деятельности, разрешенной им собственником в учредительных документах, и приобретать
за их счет имущество, в отношении которого у них появляется более широкое
вещное право (п. 2 ст. 298 ГК). Такого рода имуществом и доходами, учитывающимися
на отдельном балансе учреждения, оно вправе распоряжаться самостоятельно,
в том числе внося его в виде вклада в имущество хозяйственных обществ.
Исключение участия в обществах и товариществах отдельных категорий граждан
должно устанавливаться только законом. Так, не могут быть участниками товариществ
индивидуальные предприниматели, объявленные банкротами, ибо с этого момента
утрачивает силу их государственная регистрация в этом качестве (п. 1 ст. 25
ГК). Законодательство о борьбе с коррупцией запрещает должностным лицам государственных
органов одновременно участвовать в деятельности коммерческих организаций.
Согласно п. 2 Указа Президента РФ от 4 апреля 1992 года "О борьбе с коррупцией
в системе государственной службы"<100> служащим государственного аппарата
запрещено заниматься предпринимательской деятельностью (что исключает их участие
в роли полных товарищей), а также самостоятельно или через представителей
принимать участие в управлении акционерными обществами и товариществами (обществами)
с ограниченной ответственностью (что исключает их участие в любых органах
управления хозяйственными обществами). Владение акциями только открытых акционерных
обществ допускается для любых категорий граждан.
Кодекс исключает возможность для "компании одного лица" (хозяйственного
общества с единственным участником) быть единственным участником другого хозяйственного
общества (п. 2 ст. 88 и п. 6 ст. 98), то есть другой "компании одного лица".
Отсутствие такого запрета вело бы к появлению своеобразных "матрешек", полностью
устраняющих всякую ответственность создавших их физических лиц.
Следует иметь в виду, что определенные ограничения на взаимное участие
одних обществ и товариществ (компаний) в делах других обществ и товариществ
могут предусматриваться и антимонопольным законодательством.
Пункт 1 ст. 67 ГК устанавливает необходимый минимум прав участников всякого
товарищества или общества. К ним отнесены четыре основных права: 1) на участие
в управлении делами такой коммерческой организации (которое отсутствует только
у вкладчиков коммандитного товарищества и у акционеров, обладающих безголосыми,
например привилегированными, акциями); 2) на получение необходимой информации
о ее деятельности, включая право на ознакомление с бухгалтерскими книгами
и иной документацией организации; 3) на участие в распределении прибыли (если,
конечно, такая прибыль имеется в наличии); 4) на ликвидационную квоту. Как
специальные законы, так и учредительные документы конкретных товариществ и
обществ могут расширить этот перечень, но не вправе сузить его.
Наряду с этим на участников товариществ и обществ возлагаются определенные
обязанности. К ним во всяком случае относится, во-первых, обязанность по внесению
имущественного взноса (вклада) и, во-вторых, обязанность по неразглашению
конфиденциальной информации о деятельности товарищества или общества. Учредительные
документы коммерческой организации могут предусмотреть для ее участников и
другие обязанности, например по внесению дополнительных имущественных взносов,
по воздержанию от ведения аналогичной деятельности и т. д.
Следует отметить, что перечисленные в ст. 67 ГК права и обязанности участников
обществ и товариществ являются общими для всех этих организационно-правовых
форм юридических лиц. Некоторые из них предполагают наличие и иных прав и
обязанностей, прямо предусмотренных законом и подлежащих отражению в учредительных
документах (например, по отчуждению своей доли или ее части и т. д.).

Иные особенности правового положения хозяйственных
товариществ и обществ

Закон предъявляет теперь особые требования к составу имущества обществ
и товариществ, во всяком случае к их уставному (складочному) капиталу. Поскольку
эти коммерческие организации как собственники несут самостоятельную имущественную
ответственность перед своими кредиторами, а хозяйственные общества вообще
отвечают перед ними исключительно своим имуществом, а не имуществом участников
(кроме обществ с дополнительной ответственностью), участникам имущественного
оборота важно, чтобы такое имущество реально было способно удовлетворить их
возможные требования.
В связи с этим п. 6 ст. 66 ГК специально указывает, какое именно имущество
может стать вкладом в капитал общества или товарищества. Очевидно, что в этой
роли могут выступать прежде всего вещи, включая деньги и ценные бумаги, то
есть имущество, способное быть объектом права собственности. Какие-то вещи
могут передаваться обществу или товариществу только в пользование - тогда
речь идет о передаче ему имущественных прав на эти вещи (например, права аренды
конкретного объекта недвижимости). В виде вклада в капитал общества могут
быть внесены (переданы) и другие имущественные права, например права требования,
воплощенные в определенных ценных бумагах.
Неимущественные права, вносимые в капитал такой коммерческой организации,
должны иметь денежную оценку и "поддаваться" ей. Данным свойством обладают
лишь объекты неимущественного характера, охраноспособные с точки зрения гражданского
права. К их числу относятся результаты интеллектуальной деятельности - объекты
авторского и патентного права (изобретения, промышленные образцы), иные объекты
исключительных прав - товарный знак (знак обслуживания), фирменное наименование,
наименование места происхождения товаров и т. п., а также охраняемая лишь
по договору между владельцем и пользователем информация, имеющая известную
коммерческую ценность в силу неизвестности ее иным лицам и отвечающая другим
признакам, указанным в п. 1 ст. 139 ГК (так называемые "ноу-хау"). Такого
рода объекты, нередко условно именуемые "интеллектуальной" или "промышленной"
собственностью, имеют нематериальную природу, а их создатели получают на них
не вещные, а исключительные права (комплекс правомочий неимущественного и
неотчуждаемого характера, а также имущественных правомочий, которые могут
отчуждаться другим лицам). Во всех этих случаях речь идет о праве пользования
такого рода объектами по специальным (лицензионным) договорам с их обладателями
(создателями). Всякого рода иные "нематериальные активы", встречающиеся в
коммерческой практике, типа информации (сведений) о спросе на товар или специальных
знаний и навыков не могут считаться охраноспособными из-за отсутствия предусмотренных
законом признаков и неспособности удовлетворить интересы возможных кредиторов,
а потому и не могут выступать в роли вклада в имущество обществ или товариществ.
Коммерческим банкам, действующим, как известно, в форме хозяйственных
обществ, запрещается формировать свой уставный капитал за счет ценных бумаг
и "нематериальных активов" (письмо Центрального банка РФ от 17 февраля 1995
года N 145. - Банковский бюллетень, 1995, N 9).
Все виды вкладов, в том числе и неимущественные права, нуждаются в денежной
оценке. Такая оценка обычно проводится по соглашению участников (учредителей).
Однако закон может устанавливать необходимость независимой экспертной оценки
таких вкладов (внешний аудит), особенно для хозяйственных обществ, где завышенная
оценка объекта заведомо ухудшает положение возможных кредиторов. Допустимо
установление законом обязательного внешнего аудита для любых неденежных вкладов,
превышающих определенный лимит, предусмотренный законом.
Для привлечения дополнительного капитала общества и товарищества вправе
выпускать ценные бумаги, однако не всякие. Акции в соответствии с п. 7 ст.
66 ГК могут выпускать только акционерные общества; для хозяйственных обществ
законом может быть ограничен размер эмиссии облигаций.
Особенностью правового положения обществ и товариществ является также
возможность их взаимного преобразования из одного вида в другой, учитывая
значительную близость данных организационноправовых форм. В этом процессе
может также использоваться организационно-правовая форма производственного
кооператива (п. 1 ст. 68 ГК). Вместе с тем общества и товарищества не могут
быть преобразованы в иные организационно-правовые формы, хотя бы и предусмотренные
ГК, например в унитарные предприятия или фонды.
Поскольку участники хозяйственных товариществ (кроме вкладчиков товариществ
на вере) несли полную, неограниченную ответственность по их долгам всем своим
имуществом, при преобразовании товариществ в общества или в производственные
кооперативы подобная ответственность бывших товарищей сохраняется за ними
по обязательствам, перешедшим от товарищества к обществу или кооперативу,
в течение двух лет, даже при последующем выходе такого участника из преобразованной
организации (общества или кооператива).

Полное товарищество

Основные положения

Полное товарищество в соответствии с п. 1 ст. 69 ГК отличается двумя
основными признаками: предпринимательская деятельность его участников (полных
товарищей) считается деятельностью самого товарищества, а по его обязательствам
любой из участников отвечает всем своим имуществом, в том числе и не переданным
товариществу в качестве вклада. Этим обусловлены и особенности правового положения
данной коммерческой организации и ее участников.
Прежде всего, товарищество основано на лично-доверительных отношениях
участников, ибо здесь не исключена ситуация, когда сделку от имени товарищества
заключил один участник, а имущественную ответственность по ней (при недостатке
имущества товарищества) будет нести другой участник своим личным имуществом.
Не случайно товарищества появились и развивались как форма семейного предпринимательства.
Полные товарищи отвечают по обязательствам своего товарищества только
при недостатке у него собственного имущества, то есть субсидиарно (ст. 399).
Однако ответственность всех полных товарищей в этом случае носит солидарный
характер (п. 1 ст. 75), что в соответствии с общим правилом ст. 323 ГК о правах
кредитора в солидарном обязательстве дает возможность кредиторам товарищества
взыскать соответствующий долг с одного из участников (как правило, наиболее
обеспеченного), предоставив ему затем возможность рассчитываться с остальными
участниками по правилам ст. 325 ГК.
Такая ответственность ложится и на участника, вступившего в товарищество
после его создания (в том числе по обязательствам, возникшим до момента его
вступления в товарищество), и на участника, выбывшего из товарищества, и не
может быть ни исключена, ни ограничена по соглашению участников (пп. 2 и 3
ст. 75 ГК).
Данная ответственность делает излишним предъявление особых требований
к складочному капиталу товарищества, ибо имущество каждого из товарищей становится
дополнительной гарантией для возможных кредиторов. Поэтому закон не требует
наличия у товарищества обязательного минимума складочного капитала. Вместе
с тем определенный складочный капитал у товарищества должен быть, составляя
имущественную базу его участия в гражданском обороте. Кроме того, именно этот
капитал в первую очередь направляется на удовлетворение требований кредиторов
товарищества. Поэтому при уменьшении стоимости чистых активов товарищества
до размера меньшего, чем первоначально зарегистрированный складочный капитал,
товарищество не вправе распределять прибыль между участниками (п. 2 ст. 74).
Ведь это означало бы распределение между ними имущества товарищества при наличии
у последнего значительных убытков, то есть, по сути, начало его ликвидации.
С учетом возможности последующего предъявления требований кредиторов и обращения
взыскания на имущество товарищей изложенная выше ситуация означала бы также
фактическое распределение между полными товарищами их личного имущества.
Сказанное объясняет не только возможность участия предпринимателя лишь
в одном полном товариществе (п. 2 ст. 69 ГК), но и значение указания в фирменном
наименовании товарищества имен (наименований) его участников. Ведь ориентируясь
на это указание, контрагенты товарищества будут оценивать и его потенциальную
платежеспособность, учитывая состоятельность отдельных товарищей.

Создание и прекращение полного товарищества

Поскольку любой из участников полного товарищества может действовать
от его имени, товариществу не нужны специальные органы, формирующие и выражающие
вовне волю его как юридического лица. Соответственно не требуется устанавливать
порядок их создания и определять их компетенцию, иначе говоря, отпадает надобность
в уставе. Поэтому закон считает достаточным для полного товарищества наличия
лишь одного учредительного документа учредительного договора.
Вместе с тем к учредительному договору предъявляются некоторые дополнительные
требования. Помимо общих сведений, необходимых для содержания всякого учредительного
документа, учредительный договор полного товарищества в соответствии с п.
2 ст. 70 ГК должен также содержать сведения о складочном капитале товарищества
и долях его участников, включая установление порядка изменения этих долей,
порядка внесения соответствующих вкладов и ответственности за нарушение обязательств
по их внесению. Таким образом, учредительный договор должен содержать все
необходимые сведения по формированию и использованию складочного капитала
товарищества.
Кроме того, учредительный договор регулирует и иные взаимоотношения товарищей,
в частности по участию их в общих делах товарищества (где можно указать на
возможность выступления от имени товарищества не всех, а одного или некоторых
товарищей), касающиеся последствий выхода или исключения одного из участников
товарищества и др.
Учредительный договор должен быть подписан всеми участниками товарищества
и подлежит государственной регистрации, с момента которой товарищество существует
как юридическое лицо. Закон предусматривает возможность рассрочки в оплате
складочного капитала товарищества, но не устанавливает его минимального размера.
Из этого следует, что к моменту государственной регистрации объявленный капитал
товарищества должен быть по крайней мере наполовину оплачен его участниками
(п. 2 ст. 73 ГК).
Ликвидация товарищества производится по общим основаниям ликвидации юридических
лиц. К числу особых случаев прекращения товарищества ст. 81 ГК относит ситуацию,
при которой в товариществе остается единственный участник. Товарищество не
может существовать в качестве "компании одного лица" и подлежит в этом случае
прекращению. Однако при желании единственного оставшегося участника он может
в течение шести месяцев провести преобразование такого товарищества в общество,
где допускается наличие единственного участника (разумеется, с соблюдением
общих правил о сохранении своей личной имущественной ответственности по перешедшим
к обществу долгам товарищества в течение двух лет).
Изменение состава участников товарищества вследствие выхода кого-либо
из них не влечет по общему правилу прекращения товарищества. Лишь при отсутствии
прямых указаний об этом в учредительном договоре или специального соглашения
оставшихся участников товарищество ликвидируется в случае смерти кого-либо
из участников, признания его безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно
дееспособным, объявления умершим или несостоятельным (банкротом), ликвидации
коммерческой организации - участника товарищества либо открытия в ее отношении
реорганизационных процедур, в частности при объявлении ее банкротом (п. 1
ст. 76 ГК).

<< Пред. стр.

стр. 125
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>