<< Пред. стр.

стр. 140
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Кодекс подчеркивает также, что такие некоммерческие юридические лица,
как общественные и религиозные организации, благотворительные и иные фонды,
допускаемые в имущественный (гражданский) оборот со строго целевым назначением,
предусмотренным их уставами, вправе использовать принадлежащее им на праве
собственности имущество лишь для достижения тех целей, которые прямо названы
в их учредительных документах (п. 4 ст. 213). В этом смысле они, будучи частными
собственниками, тем не менее в большей степени ограничены в своих возможностях,
нежели иные частные собственники. Более того, в случае их ликвидации участники
таких организаций не получают прав на "ликвидационную квоту" (то есть на распределение
части имущества, оставшейся после удовлетворения требований кредиторов), поскольку
соответствующее имущество должно быть использовано в целях, прямо указанных
в их учредительных документах.
Применительно к праву государственной собственности ст. 214 ГК развивает
правила, установленные ранее действовавшим Законом о собственности. Прежде
всего, сохраняется правило о множественности субъектов государственной собственности,
в роли которых выступают Российская Федерация в целом (в отношении имущества,
составляющего федеральную собственность) и ее субъекты республики, края, области
и т. д. (в отношении имущества, составляющего собственность субъекта Российской
Федерации). В соответствии с п. 5 ст. 214 ГК закон должен определить порядок
отнесения государственного имущества к собственности Федерации и ее субъектов.
До принятия специального закона по этому вопросу в соответствии со ст. 4 Вводного
закона сохраняют силу постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991
года N 3020-I "О разграничении государственной собственности в Российской
Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик
в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных
округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность"<184>
и Положение об определении пообъектного состава федеральной, государственной
и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности, утвержденное
распоряжением Президента РФ от 18 марта 1992 года<185>.
Следует подчеркнуть, что субъектами права государственной собственности
выступают именно соответствующие государственные (публично-правовые) образования
в целом, то есть Российская Федерация и входящие в ее состав республики, края,
области и т. д., но не их органы власти или управления (п. 3 ст. 214 ГК).
Последние выступают в имущественном обороте от имени определенного государственного
образования и в соответствии со своей компетенцией осуществляют те или иные
конкретные правомочия публичного собственника (ст. 125 ГК).
Находящееся в государственной собственности имущество подразделяется
на две части. Одна часть закрепляется за государственными юридическими лицами
- предприятиями и учреждениями - на ограниченных, но вполне самостоятельных
вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Это "распределенное"
государственное имущество составляет базу для участия этих организаций в обороте
в качестве самостоятельных юридических лиц. Оно не может служить для обеспечения
покрытия возможных долгов государства, ибо предприятия и учреждения как юридические
лица не отвечают своим имуществом по долгам учредившего их собственника-государства
- этим имуществом они отвечают по собственным долгам перед кредиторами (если
речь не идет о казенных предприятиях и учреждениях, где возможна дополнительная
ответственность государства по их долгам, но все равно исключается их имущественная
ответственность по долгам государства) (ст. 56, п. 5 ст. 113, п. 5 ст. 115,
п. 2 ст. 120 ГК).
Имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями
("нераспределенное" государственное имущество), прежде всего средства соответствующего
бюджета, составляют государственную казну того или иного государственного
(публично-правового) образования. ГК понимает под казной именно "нераспределенное"
государственное имущество, а не орган государства (казначейство). Это имущество
может быть объектом взыскания кредиторов государства-собственника по его обязательствам.
Поэтому на первом месте и названы бюджетные средства, которые реально составляют
объект такого взыскания. Эти же средства служат источником дополнительной
(субсидиарной) ответственности государства (публично-правового образования)
по долгам его казенных предприятий и учреждений при недостатке у них денежных
средств для расчетов со своими кредиторами.
В п. 2 ст. 214 ГК установлен особый режим земли и природных ресурсов.
Он заключается в данном случае в том, что государственной собственностью объявлена
вся та земля и все те природные ресурсы, которые прямо не переданы в частную
собственность граждан и юридических лиц либо в муниципальную (публичную) собственность.
Иначе говоря, установлена своеобразная презумпция (предположение) государственной
собственности на землю и другие природные ресурсы, что исключает их существование
в качестве бесхозяйного имущества (ст. 225). С другой стороны, этим правилом
закона установлены известные ограничения частной собственности на землю и
другие природные ресурсы в том смысле, что они могут быть объектом частной
и даже муниципальной собственности лишь в той мере, в какой это прямо допускается
государством.
Субъектами права муниципальной собственности в п. 1 ст. 215 ГК объявлены
городские и сельские поселения и другие муниципальные образования. Конкретизировать
это понятие должен будущий закон о местном самоуправлении, не относящийся
к числу гражданско-правовых. Однако уже на базе норм Кодекса можно сделать
по крайней мере два очевидных вывода по этому вопросу. Во-первых, субъектами
муниципальной собственности являются различные муниципальные (публично-правовые)
образования в целом, а не их органы управления. Во-вторых, муниципальная собственность
не является разновидностью государственной собственности, ибо ее субъекты
не являются государственными образованиями. Однако она относится к публичной,
а не к частной собственности, поскольку ее субъекты - муниципальные структуры
- являются публично-правовыми образованиями.
Иное дело, что от имени соответствующего муниципального образования собственника
его правомочия в соответствии со своей компетенцией могут осуществлять те
или иные его органы (п. 2 ст. 215, ст. 125 ГК), что не делает их собственниками
соответствующего имущества. Как и государственные органы, органы муниципальных
образований могут выступать в имущественном обороте и в качестве самостоятельных
юридических лиц - муниципальных учреждений, обладающих самостоятельным вещным
правом оперативного управления на закрепленное за ними имущество (ст. 296).
Частью этого имущества - денежными средствами - они будут отвечать по своим
обязательствам. При осуществлении ими правомочий собственника муниципального
образования - они получают возможность в той или иной мере распоряжаться имуществом
этого собственника, поступающим, выбывающим или составляющим его казну, и
именно имущество казны, в первую очередь средства соответствующего бюджета,
составляет базу самостоятельной имущественной ответственности такого муниципального
(публичного) собственника по своим долгам.
В связи с этим муниципальное имущество, подобно государственному, также
делится на две части (п. 3 ст. 215 ГК). Одна часть закрепляется за муниципальными
предприятиями и учреждениями на самостоятельных, хотя и ограниченных вещных
правах хозяйственного ведения и оперативного управления, а другая, нераспределенная
часть составляет казну соответствующего муниципального образования. С точки
зрения интересов имущественного оборота такое разделение муниципального имущества
имеет значение прежде всего для обоснования раздельной имущественной ответственности
муниципального образования и созданных им юридических лиц по их долгам.
В ст. 217 ГК указывается на возможность приватизации государственного
и муниципального имущества, то есть его переход в установленном законом порядке
из публичной в частную собственность. При этом следует иметь в виду, что объектом
приватизации может стать любое недвижимое имущество, определенное в этом качестве
специальным законом, кроме имущества, составляющего исключительную собственность
федерального государства, - изъятого из оборота. Переход движимого имущества
от публично-правовых образований к частным лицам обычно совершается в порядке
традиционных гражданско-правовых сделок по отчуждению имущества, прежде всего
по договорам купли-продажи, заключаемым и оформляемым по общим правилам гражданского
законодательства. Исключением здесь являются только принадлежащие публично-правовым
образованиям акции акционерных обществ, которые могут отчуждаться в частную
собственность граждан и юридических лиц не только в общем порядке, предусмотренном
гражданским законодательством, но и в специальном порядке, установленном законодательством
о приватизации.
Что же касается перехода в частную собственность принадлежащих публично-правовым
образованиям долей участия (паев) в обществах с ограниченной ответственностью
и в хозяйственных товариществах, а также патентов и иных объектов "интеллектуальной
собственности" (что предусмотрено в ст. 1 Закона о приватизации государственных
и муниципальных предприятий), то здесь речь идет о переходе к другим лицам
прав, а не вещей, что и с точки зрения общего гражданского законодательства
требует особого оформления (см. ст. 382-390 ГК).
Переход из публичной в частную собственность таких объектов недвижимости,
как предприятия (имущественные комплексы), жилые дома, квартиры, земельные
участки, предусмотрен специальными законами. Они же устанавливают условия
и порядок оформления такого перехода, включая оформление права собственности.
Поэтому общие правила ГК о приобретении и прекращении права собственности
распространяются на эти отношения только при отсутствии специальных указаний
в законодательстве о приватизации. По существу, это означает, что в соответствии
с общим правилом об исключении специальным законом действия общего закона
отношения приватизации в основном выведены из-под действия правил Кодекса.
В ст. 216 ГК закрепляется более развернутое и четкое, чем в ранее действовавшем
Законе о собственности, понятие и виды ограниченных вещных прав. Такие права
на имущество принадлежат лицам, не являющимся его собственниками, но тем не
менее получающим возможность в том или ином (ограниченном) отношении использовать
чужое имущество в своих интересах без посредничества собственника, в том числе
иногда и помимо его воли.
Вещные права как отдельная разновидность гражданских прав обычно противопоставляются
правам обязательственным. В этом качестве основной чертой всех вещных прав
выступает их абсолютный характер, в силу которого субъекты данного права самостоятельно
воздействуют на соответствующее имущество без содействия каких-либо иных лиц,
а все другие участники имущественных отношений должны не препятствовать им
в осуществлении таких возможностей. В отличие от этого в обязательственных
правоотношениях, имеющих относительный характер, управомоченное лицо, например
арендатор, может воздействовать на чужое имущество в своих интересах только
при участии иного лица собственника, дозволяющего это по условиям заключенного
договора. В вещных (абсолютных) правах обязанными лицами являются все участники
имущественных отношений, которые несут лишь пассивную обязанность, обычно
выражающуюся в запрете нарушения этих прав. В обязательственных отношениях
обязанное лицо - должник обычно играет активную роль, совершая по требованию
своего контрагента кредитора необходимые ему действия.
Вещные права оформляют непосредственное отношение лица к вещи в том смысле,
что для осуществления своего права такое лицо не нуждается в посредничестве
других лиц. Обязательственные права осуществляются путем исполнения обязанным
лицом требований управомоченного, например, по передаче ему имущества, право
на которое, следовательно, невозможно осуществить без действий обязанного
лица.
В таком смысле вещные права, включая право собственности как наиболее
широкое, всеобъемлющее из них, давно известны не только русскому законодательству,
но и законодательству других стран континентальной Европы, прежде всего его
германской ветви (им, в частности, посвящена книга третья Германского гражданского
уложения). В ст. 216 ГК эта категория использована в более узком смысле -
для обозначения иных, кроме права собственности, вещных прав. Поэтому в п.
2 данной статьи говорится об их принадлежности лицам, не являющимся собственниками
имущества.
В этой связи новый ГК устанавливает еще один важный признак таких ограниченных
(по сравнению с правом собственности) вещных прав. В п. 3 ст. 216 указывается
на принципиальное их сохранение даже при смене собственника имущества. Иначе
говоря, эти права сохраняются при переходе права собственности на соответствующее
имущество, как бы обременяя его, то есть следуют за имуществом, а не за его
собственником.
Общность вещных прав и права собственности заключается и в общих для
них средствах правовой защиты. В соответствии с п. 4 ст. 216 ГК ограниченные
вещные права защищаются от их нарушения вещно-правовыми способами, присущими
защите права собственности, причем такая защита предоставляется их обладателям
по отношению к любым другим лицам, включая и самого собственника (ст. 305
ГК). С этой точки зрения наличие ограниченных вещных прав на имущество является
известным ограничением прав самого собственника на это имущество.
Поскольку характер и содержание ограниченных вещных прав, как и само
их возникновение, обычно не зависят от воли собственника, а определяются непосредственно
законом, последний должен сам установить все их разновидности. Если в обязательственных
отношениях, возникших на основе договора, участники в значительной мере вольны
в определении их содержания и условий, включая установление условий хотя и
не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, то в вещных отношениях
это невозможно, поскольку они возникают не только по воле их участников.
В связи с этим в п. 1 ст. 216 ГК включен в принципе исчерпывающий перечень
ограниченных вещных прав. К ним отнесены две группы таких прав: вещные права
по использованию чужих земельных участков (право пожизненного наследуемого
владения, право постоянного (бессрочного) пользования и сервитуты, которые
могут обременять также здания и сооружения) и вещные права юридических лиц
на хозяйствование с имуществом собственника (право хозяйственного ведения
и право оперативного управления).
Исходя из изложенных выше признаков ограниченных вещных прав, в них также
входят предусмотренные ст. 292 ГК права членов семьи собственника жилого помещения
(тем более что в заголовке гл. 18, где расположены эти правила, речь идет
о "других вещных правах на жилые помещения"), а также право залогодержателя
на заложенное имущество (см., например, ст. 347 ГК). Несмотря на отсутствие
прямых указаний в ст. 216, вещно-правовая природа этих прав не вызывает сомнений.
Не колеблет она и вывода об исчерпывающем перечне ограниченных вещных прав,
ибо названные права также прямо предусмотрены законом.

Глава 14. Приобретение права собственности (ст. 218-234)

Общие положения

Первоначальные способы приобретения права собственности

Особенности возникновения права собственности при
производных способах его приобретения

Общие положения

Основания возникновения (приобретения) права собственности - это юридические
факты, обобщающий перечень которых содержится в ст. 8 ГК. С этой точки зрения
важно отметить, что в качестве таких правопорождающих, то есть юридических,
фактов, влекущих возникновение права собственности на определенное имущество
у конкретных лиц, могут выступать как действия лиц, так и не зависящие от
воли людей события. К первым, например, относятся различные сделки по отчуждению
имущества, а ко вторым - смерть гражданина, вызывающая наследственные правоотношения.
В качестве объектов права собственности могут выступать только вещи -
предметы материального мира, обязательно имеющие к тому же форму товара (поскольку
они всегда так или иначе являются результатом человеческого труда, имеющим
определенную материальную (экономическую) ценность). Следовательно, объекты
права собственности - категория гораздо более узкая, чем объекты гражданских
прав (гл. 6-8 ГК). Поэтому и правила гл. 14 касаются оснований возникновения
права собственности на вещи и не говорят об ином имуществе.
Основания приобретения права собственности называются также титулами
собственности. Титульное владение - это владение вещью, основанное на каком-либо
праве (правовом основании), вытекающем из соответствующего юридического факта
- титула (например, право собственности, основанное на договоре купли-продажи
вещи или переходе ее в порядке наследования). В отличие от этого беститульное
(фактическое) владение не опирается на какое-либо правовое основание, хотя
при установленных законом условиях и оно может влечь определенные правовые
последствия.
Титулы собственности могут приобретаться различными способами, которые
традиционно подразделяются на две группы: первоначальные, то есть не зависящие
от прав предшествующего собственника на данную вещь (включая и случаи, когда
такого собственника ранее вообще не было), и производные, при которых право
собственности на вещь возникает по воле предшествующего собственника (чаще
всего - по договору с ним). Практическое значение такого различия состоит
в том, что при производных способах приобретения права собственности на вещь
всегда необходимо учитывать возможность существования прав на эту же вещь
других лиц-несобственников (например, арендатора, залогодержателя, субъекта
иного ограниченного вещного права). Эти права обычно не утрачиваются при смене
собственника вещи, переходящей к новому владельцу, как бы обременяя его имущество.
В этом отношении действует прямо не выраженное, но подразумеваемое законом
старое правило, берущее начало еще в римском частном праве: никто не может
передать другому больше прав на вещь, чем имеет сам. Понятно, что на первоначального
приобретателя вещи никакие ограничения подобного рода распространяться не
могут.
Таким образом, различие первоначальных и производных способов приобретения
права собственности сводится к отсутствию или наличию правопреемства - перехода
прав и обязанностей владельцев вещи. В свою очередь, это обстоятельство делает
возможным различие понятий "основания возникновения права собственности" (титулы
собственности) и "способы приобретения права собственности".
В ст. 218 ГК достаточно четко проводится различие между способами приобретения
права собственности. В п. 1 речь идет о таком первоначальном способе приобретения
этого права, как создание (изготовление) новой вещи, на которую ранее не было
и не могло быть установлено ничье право собственности. Разумеется, речь идет
о создании вещи "лицом для себя", а не для другого лица (например, по договору
подряда, создающему обязательство по передаче готовой вещи подрядчиком заказчику).
Кроме того, такое право возникает у изготовителя вещи "с соблюдением законодательства",
в частности правил об обязательной государственной регистрации вновь созданных
недвижимых вещей (ст. 131).
Первоначальными являются и способы, предусмотренные в ст. 220-222 ГК:
переработка и сбор или добыча общедоступных для этих целей вещей, а при определенных
условиях - и самовольная постройка. К числу первоначальных способов приобретения
права собственности относятся и способы, указанные в п. 3 ст. 218 ГК. Речь
здесь идет о приобретении права собственности на бесхозяйное имущество либо
на имущество, от которого собственник отказался или на которое утратил право
(ст. 225-234).
В п. 2 ст. 218 Кодекса речь идет о производных способах приобретения
права собственности: по договору об отчуждении вещи, в порядке наследования
после смерти гражданина, в порядке правопреемства при реорганизации юридического
лица. Каждый из этих способов особо урегулирован законом в соответствующих
институтах (договорного права, наследственного права, правопреемства при реорганизации
юридических лиц), выходящих за рамки права собственности.
Особый способ возникновения права собственности предусмотрен п. 4 ст.
218 ГК. В соответствии с ним гражданин как член потребительского кооператива,
полностью внесший паевой взнос за предоставленный ему кооперативом объект
(жилую квартиру, гараж, дачу и т. п.), становится собственником такого имущества.
Аналогичная возможность предоставлена и иному лицу, "имеющему право на паенакопления",
то есть супругу или другому члену семьи пайщика.
В соответствии с этим взаимоотношения потребительского кооператива как
собственника и граждан-пайщиков как его членов, пользующихся соответствующими
объектами недвижимости, предоставленными им кооперативом, носят срочный характер.
Как только пайщик полностью выплатит паевой взнос за такой объект, он приобретает
на него право собственности (которое в силу п. 2 ст. 8 и ст. 131 ГК подлежит
обязательной государственной регистрации). Если право на пай имели несколько
лиц (супруги или иные члены семьи пайщика), соответствующий объект недвижимости
становится объектом их общей собственности пропорционально их долям в пае
("паенакоплении"). Кооператив же по решению общего собрания своих членов меняет
свои уставные задачи и вносит соответствующие изменения в учредительные документы,
ибо фактически он превращается в объединение граждан по совместной эксплуатации
остающегося в его собственности имущества (лифтов, подвалов, чердаков и т.
п. в кооперативном жилом доме; сетей электро- и водоснабжения, построек и
иного имущества садоводческого товарищества и т. д.). Возможен и раздел этого
имущества между бывшими членами кооператива, что, однако, не исключит необходимости
его совместного использования сособственниками. Наиболее оптимальной организационно-правовой
формой такой общей деятельности является потребительский кооператив, в собственность
которого все равно придется передать совместно используемые объекты (менее
удобным, хотя теоретически допустимым способом является создание простого
товарищества, то есть заключение бывшими членами кооператива - сособственниками
договора о совместной деятельности).
Рассмотренный способ возникновения права собственности граждан на отдельные
объекты недвижимости стал традиционным для российского законодательства. Впервые
он был закреплен в ч. 2 ст. 7 союзного Закона о собственности, а затем воспроизведен
в п. 2 ст. 13 аналогичного российского Закона. Специальные законодательные
акты о порядке введения в действие и применения этого правила, принимавшиеся
как союзным, так и российским законодателем (см., например, постановление
Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года<186>), привели к тому, что
оно применяется на территории Российской Федерации с 1 января 1990 года, то
есть за год до
вступления в силу российского Закона о собственности.

Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года фактически
не действует
В настоящее время правоотношения собственности на территории России регулируются
Гражданским кодексом РФ от 30 ноября 1994 г.

Первоначальные способы приобретения права собственности

Согласно ст. 219 ГК право собственности на вновь создаваемое недвижимое
имущество возникает лишь с момента его государственной регистрации. Данное
правило распространяется не только на первоначальные, но и на производные
способы приобретения права собственности на недвижимое имущество, ибо отражает
особый юридический режим таких объектов. До момента государственной регистрации
такие вновь создаваемые объекты не приобретают юридического режима недвижимости,
следовательно, рассматриваются законом как движимости. Поэтому недостроенные
объекты ("незавершенка") не могут оцениваться в качестве недвижимостей, а
представляют собой известную совокупность строительных материалов и конструкций,
в которую вложен также труд строителей. Соответственно этому право собственности
на такие объекты принадлежит собственнику (собственникам) стройматериалов,
в роли которых совсем не обязательно выступают их заказчики. Отчуждение таких
объектов также производится по упрощенным правилам об отчуждении движимого
имущества.
Практически этот же подход развивается законодателем и в правилах о последствиях
переработки вещи как основании приобретения права собственности на движимое
имущество (ст. 220 ГК). По общему правилу право собственности на движимую
вещь, созданную путем переработки (обработки) материалов, приобретается собственником
материалов. Если же стоимость работы значительно превышает стоимость материалов,
собственником становится тот, кто осуществил переработку, но при наличии двух
обязательных условий: он должен действовать добросовестно (то есть договориться
об этом с собственником материалов либо добросовестно полагать, что он и является
одновременно собственником используемых материалов), а также осуществлять
эту работу для себя, а не по заказу другого лица. Собственник материалов может
не стать собственником вещи, созданной из этого материала, и в случаях, предусмотренных
договором (например, договором подряда по изготовлению вещи из материала подрядчика,
а не заказчика). Понятно также, что если собственник материалов изготавливает
из них вещь для себя, то он и становится ее собственником в силу правила п.
1 ст. 218 ГК.
Собственник материалов, из которых изготовлена движимая вещь, вправе
требовать передачи ему этой вещи в собственность, если он утратил их в результате
недобросовестных действий лица, осуществившего переработку материалов и изготовление
новой вещи (п. 3 ст. 220). Это правило по сути является санкцией за нарушение
изготовителем вещи условий, установленных в п. 1 ст. 220 ГК.
Статья 221 ГК впервые за долгие годы предусмотрела прямое разрешение
сбора ягод, грибов, цветов, ловли рыбы, охоты на животных, добычи других общедоступных
вещей (например, глины, песка и других общераспространенных полезных ископаемых)
с целью приобретения на них права собственности. Титул собственности здесь
возникает при условии его соответствия закону (прежде всего, разумеется, природоохранному
и земельному законодательству) и общему разрешению собственника (в роли которого
чаще всего, но не исключительно, выступает федеральное государство). Оценка
же этого способа приобретения права собственности как первоначального при
наличии собственника и выраженной им воли на отчуждение своего имущества связана
с тем, что такая воля носит общий характер, не обращенный к конкретным лицам,
и потому в данной ситуации не возникает вопроса о правопреемстве (представляющем
главный критерий разграничения первоначальных и производных способов приобретения
права собственности).
Сказанное в известной мере применимо и к правилам о самовольной постройке,
помещение которых в главу о приобретении права собственности (ст. 222) требует
значительных оговорок. Прежде всего, лицо, осуществившее самовольную постройку,
по общему правилу не приобретает на нее право собственности (п. 2 ст. 222),
а сама эта постройка не становится недвижимостью, ибо она не подлежит государственной
регистрации по причине допущенных при ее создании нарушений. Речь опять-таки
идет о совокупности стройматериалов, которые их собственник вправе забрать,
осуществив за свой счет снос такой постройки (абз. 2 п. 2 ст. 222).
Правила о последствиях самовольного строительства ранее широко использовались
при нарушении застройщиками не всегда обоснованных ограничений на размер и
характер возводимых построек, закреплявшихся ранее действовавшим законодательством.
Однако отпадение таких ограничений (п. 2 ст. 213 ГК) вовсе не привело к возможности
возведения любых объектов по усмотрению их заказчиков или застройщиков. Очевидна
необходимость сохранения ограничений, предусматриваемых строительным, природоохранным,
земельным и иными отраслями административного законодательства, устанавливаемых
в публичных интересах. Поэтому п. 1 ст. 222 ГК сохраняет понятие самовольного
строительства как постройки объекта недвижимости при наличии хотя бы одного
из указанных в нем нарушений: нарушение порядка землеотвода или его целевого
назначения, отсутствие необходимых разрешений на строительство (хотя бы одного
из них), существенное нарушение строительных норм и правил.
Лишь в порядке исключения возможно возникновение права собственности
на самовольную постройку, если этим не нарушаются законные интересы других
лиц (например, соседних землепользователей) и не создается угроза жизни и
здоровью граждан (что подтверждается наличием необходимых разрешений со стороны
органов пожарной охраны, санитарного надзора, архитектурного или строительного
контроля и т. д.), а лицо, осуществившее такую постройку, должным образом
оформило землеотвод (п. 3 ст. 222 ГК). Суд вправе также признать право собственности
на данную постройку (при наличии указанных выше условий) за собственником
или иным законным владельцем земельного участка, на котором она осуществлена,
при условии компенсации владельцем участка необходимых расходов застройщику
(абз. 2 п. 3 ст. 222). В этих исключительных случаях самовольная постройка
может стать основанием возникновения права собственности, которое также следует
отнести к числу первоначальных (поскольку речь идет о создании нового, ранее
не существовавшего объекта недвижимости).
Понятие бесхозяйных вещей (ст. 225 ГК) в действительности является собирательным,
охватывающим и такие их разновидности, как брошенные собственником вещи (ст.
226), находки (ст. 227-229), безнадзорные животные (ст. 230-232), клады (ст.
234). Во всех этих случаях речь идет о возможности приобретения права собственности

<< Пред. стр.

стр. 140
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>