<< Пред. стр.

стр. 141
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

на вещи, собственник которых либо неизвестен, либо отказался от них, либо
утратил на них право.
Применительно к правовому режиму бесхозяйных вещей Кодекс продолжает
линию, начатую законами о собственности в отношении равенства прав всех собственников.
Если до 1990 года бесхозяйное имущество по общему правилу поступало в доход
государства, то после вступления в силу 1 июля 1990 года правил союзного Закона
о собственности государство как собственник утратило эту привилегию. На такое
имущество правовое основание (титул) отсутствует как у частных, так и у публичных
собственников. Право собственности на бесхозяйные вещи появляется у владельцев
в силу указанных в законе обстоятельств, то есть первоначальным способом.
По-разному строится правовой режим движимых и недвижимых бесхозяйных
вещей. Бесхозяйные движимости становятся объектом собственности их фактических
владельцев либо при наличии условий, прямо установленных законом для конкретных
ситуаций (брошенные вещи, находка, безнадзорные животные, клад), либо в силу
предусмотренных ст. 234 ГК правил о приобретательной давности (п. 2 ст. 225).
Бесхозяйные, как и другие недвижимости, подлежат государственному учету. Поэтому
они должны быть приняты на учет по заявлению органа местного самоуправления,
на территории которого находятся. Если в течение года со дня постановки бесхозяйной
недвижимой вещи на учет никто не заявит о своих правах на нее, комитет по
управлению муниципальным имуществом может потребовать в судебном порядке признания
права муниципальной собственности на такую вещь. Суд, однако, может и не удовлетворить
данное требование (например, при наличии фактических владельцев, должным образом
использующих такое имущество). Тогда эта вещь может перейти в собственность
фактических владельцев в силу приобретательной давности (п. 3 ст. 225 ГК).
Институт приобретательной давности был введен в наше законодательство
п. 3 ст. 7 Закона о собственности в РСФСР. В новом Кодексе ему посвящена специальная
ст. 234. Необходимость введения этой категории объясняется отпадением преимуществ
для государственной (публичной) собственности, в которую ранее в соответствии
со ст. 143 ГК 1964 года по общему правилу и поступало бесхозяйное имущество.
Приобретательная давность распространяется на случаи фактического, беститульного
владения чужим имуществом. Наличие у владельца какого-либо юридического титула
(основания) владения, например долгосрочного договора аренды, исключает действие
приобретательной давности. Сколько бы времени арендатор или, допустим, хранитель
ни владел чужим имуществом, он, разумеется, не становится его собственником.
Для приобретения права собственности на вещь по давности фактического
владения необходимо иметь ее во владении добросовестно (то есть фактический
владелец не должен быть, например, похитителем или иным лицом, умышленно завладевшим
чужим имуществом помимо воли его собственника). Далее. Такое владение должно
быть открытым, очевидным для всех иных лиц, причем владелец относится к соответствующей
вещи как к своей собственной (имея в виду не только эксплуатацию, но и необходимые
меры по ее поддержанию в надлежащем состоянии, ибо собственник, как уже отмечалось,
несет не только "благо", но и бремя собственности). Наконец, такое владение
должно быть непрерывным в течение установленных законом сроков (ко времени
фактического владения в силу указания п. 3 ст. 234 ГК можно также присоединить
время, в течение которого данной вещью владел правопредшественник лица, ссылающегося
на приобретательную давность, например его наследодатель или юридическое лицо,
из состава которого выделилось затем юридическое лицо - владелец).
Лишь при соблюдении всех трех перечисленных условий приобретательная
давность может стать основанием (титулом) права собственности фактического
владельца вещи (п. 1 ст. 234 ГК). При этом также учитываются различия в правовом
режиме движимых и недвижимых вещей. Срок приобретательной давности для движимости
установлен в пять лет, а для недвижимости - в пятнадцать лет. При этом право
собственности на недвижимость и в силу истечения срока приобретательной давности
возникает только с момента государственной регистрации данного объекта (абз.
2 п. 1 ст. 234 ГК).
Вместе с тем до истечения указанных сроков фактический добросовестный
владелец вещи пользуется защитой своего владения против всех иных лиц (п.
2 ст. 234 ГК), то есть наравне с титульными владельцами имущества. Тем самым
и фактическое владение приобретает определенное юридическое значение.
В п. 4 ст. 234 Кодекса решен довольно сложный вопрос о течении срока
приобретательной давности в отношении имущества, которое могло быть истребовано
у фактического владельца титульным (законным) владельцем, пропустившим срок
исковой давности на такое требование. В отношении такого "задавненного" имущества
течение приобретательной давности не может начаться ранее истечения срока
исковой давности по соответствующим требованиям, ибо до окончания срока исковой
давности имущество может быть принудительно истребовано его законным владельцем,
а фактическое владение не может быть признано добросовестным.
К числу бесхозяйных вещей закон отнес брошенные собственником вещи (ст.
226). Если эти вещи не имеют значительной стоимости (ниже суммы, соответствующей
пятикратному минимальному размеру оплаты труда) либо представляют собой различные
отходы, они могут быть обращены в собственность лица, на территории которого
находятся (собственника или иного титульного владельца земельного участка,
водоема и т. д.), путем совершения им фактических действий, свидетельствующих
об обращении этих вещей в собственность нового владельца. Все иные брошенные
собственником вещи могут поступить в собственность нового владельца лишь в
судебном порядке - путем признания их бесхозяйными с распространением на них
соответствующего режима, предусмотренного ст. 225 ГК.
Нашедший потерянную вещь (находку) не становится ее собственником. Он
прежде всего обязан уведомить о находке лицо, потерявшее вещь, либо иного
известного ему законного владельца вещи, либо сдать ее в орган милиции, местного
самоуправления, либо владельцу помещения или транспортного средства, в котором
обнаружена потерянная вещь. Нашедший вещь вправе хранить ее и у себя, отвечая
в этом случае за ее возможную утрату или повреждение при наличии грубой неосторожности
или умысла и в пределах стоимости такой вещи (пп. 3 и 4 ст. 227 ГК).
По истечении шести месяцев с момента заявления о находке органу милиции
или местного самоуправления и отсутствия сведений о законном владельце вещи
нашедший вещь приобретает на нее право собственности. При его отказе от этого
возникает право муниципальной собственности на найденную вещь (ст. 228 ГК).
Нашедший вещь имеет право на возмещение расходов по хранению этой вещи
либо от ее законного владельца, либо от органа местного самоуправления, в
собственность которого поступила найденная им вещь, а также право на вознаграждение
за находку от лица, управомоченного на получение вещи (ст. 229 ГК).
Во всех этих случаях речь идет о движимом имуществе. Аналогичный, по
сути, правовой режим приобретают и безнадзорные животные, которые по истечении
шести месяцев с момента заявления об их задержании и необнаружении их законного
владельца поступают в собственность нашедшего их лица, а при его отказе -
в муниципальную собственность (п. 1 ст. 231). При возврате безнадзорных животных
прежнему владельцу обнаружившее их лицо имеет право на возмещение необходимых
расходов, понесенных на их содержание, а при возврате домашних животных -
также и на вознаграждение по правилам о вознаграждении за находку (ст. 232).
Новыми являются правила ст. 233 ГК о правовом режиме клада. В отличие
от прежнего порядка, в соответствии с которым клад во всех случаях подлежал
передаче в собственность государства, теперь он поступает собственнику имущества,
в котором был сокрыт клад (земельного участка, строения и т. п.), и лицу,
обнаружившему клад, причем в равных долях, если соглашением между ними не
предусмотрено иное. Если же предварительное согласие собственника имущества,
где был обнаружен клад, не было получено, клад целиком должен поступить именно
ему, а не обнаружившему клад лицу.
Лишь входящие в состав клада вещи, относящиеся к памятникам истории и
культуры, подлежат передаче в государственную собственность с вознаграждением
в размере половины их стоимости, поступающим собственнику имущества, где был
сокрыт клад, и нашедшему его лицу. При неполучении последним предварительного
согласия собственника на раскопки или поиск ценностей указанное вознаграждение
целиком поступает собственнику.
Таким образом, обнаружение клада может стать основанием возникновения
права частной или публичной (государственной) собственности.

Особенности возникновения права собственности при
производных способах его приобретения

При производных способах приобретения права собственности учитывается
воля прежнего собственника (отчуждателя вещи), поэтому обычно речь идет о
различных договорах - купли-продажи, мены, дарения, аренды с выкупом и т.
д., становящихся юридическими титулами (основаниями) возникновения этого права
у приобретателя.
При этом важное значение имеет точное определение момента, с которого
на приобретателя вещи по договору переходит и право собственности. Ведь с
этого же момента на него переходят и бремя собственности, и риск случайной
гибели или порчи вещи. Наш закон традиционно определяет этот момент "системой
передачи" (п. 1 ст. 223), в соответствии с которой такое право переходит на
приобретателя в момент фактической передачи ему отчуждаемой вещи. Однако этот
момент определен диспозитивно - законом или договором сторон может быть установлен
и иной момент (например, заключение соглашения). На имущество, подлежащее
регистрации, прежде всего на объекты недвижимости, право собственности обычно
возникает в момент государственной регистрации перехода прав, а не в момент
его фактической передачи или в иной момент, определенный соглашением сторон
(п. 2 ст. 223).
Закон специально раскрывает и понятие "передачи" (ст. 224 ГК). Ею признается
не только фактическое вручение вещи приобретателю или сдача ее перевозчику
либо в организацию связи для отправки приобретателю, но и фактическое поступление
имущества во владение приобретателя или указанного им лица (например, доставка
на его склад), а также передача ему товарораспорядительного документа на вещи.
Новым является правило п. 2 ст. 224 Кодекса о том, что фактическое владение
вещью приобретателем к моменту заключения договора о ее отчуждении (например,
при выкупе арендованного имущества) приравнивается к ее передаче. Иначе говоря,
в такой ситуации заключение договора об отчуждении вещи признается законом
и ее одновременной фактической передачей.
Конкретные способы оформления договорных отношений по отчуждению вещей
и основанные на них способы фактической передачи имущества составляют предмет
регламентации договорного права.

Глава 15. Прекращение права собственности (ст. 235-243)

Общие положения о прекращении права собственности

Случаи принудительного изъятия имущества у собственника

Общие положения о прекращении права собственности

Право собственности является не только широким, но и наиболее устойчивым
вещным правом, составляя основную юридическую предпосылку и результат нормального
имущественного оборота. Поэтому закон специально регулирует не только основания
приобретения права собственности (правопорождающие юридические факты - титулы
этого права), но и основания его прекращения (правопрекращающие юридические
факты). Последние подлежат тщательной регламентации, с тем чтобы сохранить
и поддержать "прочность" права собственности в соответствии с провозглашенным
в п. 1 ст. 1 ГК принципом неприкосновенности собственности.
В ст. 235 ГК четко устанавливается, что прекращение права собственности
происходит лишь в случаях, прямо предусмотренных законом (п. 1). Прежде всего,
это случаи прекращения данного права по воле собственника. Они охватывают
две группы ситуаций: отчуждение собственником своего имущества другим лицам
и добровольный отказ собственника от своего права.
В первой ситуации речь идет о различных сделках по отчуждению своего
имущества, совершаемых его собственником (купля-продажа во всех ее разновидностях,
мена, дарение, аренда с выкупом и т. д.). Порядок прекращения права собственности
у отчуждателя (и возникновения права собственности у приобретателя) регулируется
главным образом нормами о сделках и договорах.
Отказ от права собственности (ст. 236) формально представляет собой новое
для нашего законодательства основание прекращения этого права, хотя, по существу,
оно и ранее могло использоваться в имущественных отношениях. В соответствии
с этим правилом допускается добровольный отказ собственника от принадлежащего
ему права (а по сути, его отказ от конкретной вещи или вещей) путем либо публичного
объявления об этом, либо совершения реальных действий, бесспорно свидетельствующих
о его намерении (например, выброс имущества). Важно иметь в виду, что в соответствии
с ч. 2 ст. 236 ГК до приобретения права собственности на вещь, от которой
отказался ее прежний владелец, другим лицом права и обязанности первоначального
собственника не прекращаются. Это означает возможность не только "возврата"
данной вещи прежнему собственнику (поскольку он и так не утратил на нее своего
права), но и возложения на него ответственности, например, за причиненный
данной вещью вред (если выброшенная собственником вещь обладала какими-либо
вредоносными свойствами, как, например, старый телевизионный кинескоп).
Право собственности на вещь прекращается также с ее гибелью или уничтожением
(п. 1 ст. 235 ГК), поскольку при этом исчезает сам объект данного права. Иное
дело - причины, по которым это произошло. В случае гибели вещи подразумевается,
что это произошло при отсутствии чьей-либо вины, в силу случайных причин или
действия непреодолимой силы, за результаты которых никто, как правило, не
отвечает. Тогда риск утраты имущества по общему правилу лежит на самом собственнике
(ст. 211 ГК). Если же вещь уничтожена по вине иных (третьих) лиц, они несут
перед собственником имущественную ответственность за причинение вреда (ст.
126 Основ, ст. 444 ГК 1964 года).
В рассмотренных случаях право собственности на вещь прекращается хотя
и помимо воли собственника, но в связи с исчезновением самой вещи, причем
в одном из случаев даже при отсутствии вины в этом каких-либо иных лиц (а
в другом - при возникновении у виновных лиц обязанности полной компенсации
причиненного ими собственнику вреда). Поэтому данные случаи необходимо отличать
от ситуаций прекращения права собственности на имущество помимо воли собственника,
но при сохранении самого объекта этого права. Иначе говоря, речь идет о случаях
принудительного изъятия у собственника принадлежащего ему имущества помимо
его воли.
Такое изъятие по общему правилу недопустимо, если только речь не идет
об одном из случаев, прямо предусмотренных п. 2 ст. 235 ГК. При этом перечень
таких случаев сформулирован исчерпывающим образом, не допускающим его расширения
даже иным законом (п. 2 ст. 3). В этом состоит одна из важных гарантий прав
собственника. Конкретные основания изъятия имущества у собственника помимо
его воли и в этих случаях должны быть прямо предусмотрены законом.
Изъятие имущества у собственника в названных случаях по общему правилу
производится на возмездных основаниях, то есть с компенсацией собственнику
стоимости изымаемой вещи (вещей). Сюда относятся: 1) отчуждение имущества,
которое не может принадлежать данному лицу в силу запрета, имеющегося в законе
(ст. 238); 2) отчуждение недвижимости в связи с изъятием земельного участка
(ст. 239); 3) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 240);
4) выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241); 5)
реквизиция (ст. 242); 6) выплата компенсации участнику долевой собственности
взамен причитающейся ему части общего имущества при ее несоразмерности выделяемой
доле (п. 4 ст. 252); 7) приобретение права собственности на недвижимость по
решению суда в случаях невозможности сноса здания или сооружения, находящихся
на чужом земельном участке (п. 2 ст. 272); 8) выкуп земельного участка для
государственных или муниципальных нужд в соответствии с решением суда (ст.
282); 9) изъятие у собственника земельного участка, используемого им с грубым
нарушением предписаний законодательства (ст. 285); 10) продажа с публичных
торгов по решению суда бесхозяйственно содержимого жилого помещения (ст. 293);
11) национализация имущества собственников в силу принятия специального закона
(ст. 306). При этом варианты 7-9 предусмотрены гл. 17 ГК, не вступившей в
силу до принятия нового Земельного кодекса (и, следовательно, не являются
пока действующими).
Лишь в двух случаях закон допускает безвозмездное изъятие у собственника
принадлежащего ему имущества помимо его воли. Во-первых, обращение взыскания
на имущество собственника по его обязательствам (поскольку ст. 24, 56 и 126
ГК допускают обращение взыскания кредиторов на имущество собственников-должников).
Во-вторых, конфискация имущества собственника в соответствии со ст. 243 Кодекса.
Особый случай прекращения права собственности представляет собой приватизация
государственного и муниципального имущества (абз. 2 п. 2 ст. 235). Она распространяется
только на имущество, находящееся в государственной и муниципальной собственности,
то есть предназначена лишь для публичных, а не частных собственников, и уже
в силу этого не может рассматриваться в качестве общего основания прекращения
права собственности. Вместе с тем она всегда становится основанием возникновения
права частной собственности (граждан и юридических лиц). Наконец, она может
производиться только в порядке, предусмотренном законами о приватизации, а
не общим гражданским законодательством. Иначе говоря, она, по сути, не регулируется
правилами Гражданского кодекса и изданных в соответствии с ним законов.
В настоящее время приватизация распространяется в основном на объекты
недвижимости - предприятия и иные имущественные комплексы либо жилые помещения.
В соответствии со ст. 1 Закона о приватизации к объектам приватизации отнесены
также доли (паи, акции) публично-правовых образований в капиталах обществ
и товариществ, лицензии, патенты и другие нематериальные активы, принадлежащие
приватизируемым предприятиям. Поэтому и ее объекты не совпадают с общим кругом
объектов права собственности (в число которых могут входить только вещи, включая
ценные бумаги, но не "доли участия" и иные права требования обязательственного
характера, а также объекты исключительных прав). Таким образом, приватизация
государственного и муниципального имущества как особое основание прекращения
права собственности публично-правовых образований на недвижимость и некоторые
другие объекты в целом остается за рамками общей гражданско-правовой регламентации.

Случаи принудительного изъятия имущества у собственника

При прекращении права собственности на имущество, которое не может принадлежать
данному лицу в силу закона (ст. 238 ГК), подразумевается прежде всего защита
публично-правовых интересов. Речь идет о тех видах имущества, которые по прямому
указанию закона либо изъяты из оборота, то есть могут находиться исключительно
в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат
приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов (ст.
129). Если такого рода имущество (например, оружие, сильнодействующие яды
и наркотики, валютные ценности и т. д.) оказалось у обладателя незаконно,
никаких вещно-правовых последствий, тем более права собственности, это обстоятельство
не порождает. Но если данные вещи оказались у лица на законном основании (например,
оружие или валютные ценности перешли от одного гражданина к другому в порядке
наследования по закону либо от одного юридического лица к другому при реорганизации),
однако само это лицо по закону лишено возможности обладать ими на праве собственности,
эти вещи подлежат принудительному отчуждению в силу правил ст. 238 Кодекса.
Владелец такого имущества вправе сам произвести его отчуждение любым
допускаемым законом способом (разумеется, управомоченному на приобретение
в собственность лицу) в течение года, если только специальным законом не предусмотрен
иной, как правило более короткий, срок. Если этого не произошло, суд может
принять решение либо о принудительной продаже такого имущества, либо о его
передаче в государственную или муниципальную собственность. Содержание такого
решения определяется прежде всего характером и назначением соответствующей
вещи. Очевидна, например, нецелесообразность принудительной продажи с публичных
торгов оружия или сильнодействующих ядов при отсутствии у их владельца специального
разрешения на их хранение или использование. Такие объекты в данной ситуации
просто перейдут в публичную собственность. Однако в обоих случаях бывший собственник
вправе требовать компенсации за утраченное имущество (в виде вырученной от
продажи суммы за вычетом необходимых расходов по реализации вещи либо определенной
судом компенсации).
Особый случай принудительного изъятия недвижимого имущества предусмотрен
ст. 239 ГК. Речь здесь идет о ситуациях, когда земельный участок (либо участок
недр, акватории и тому подобных природных объектов) изымается у собственника
в публично-правовых интересах, например для прокладки магистрали, строительства
каких-либо объектов и т. п. Если на таком участке находятся здания, сооружения
или иное недвижимое имущество, собственник этих объектов (который вовсе не
обязательно совпадает в одном лице с собственником земельного участка) вправе
получить за них соответствующую компенсацию.
Для такого собственника п. 1 ст. 239 ГК предусматривает следующие гарантии.
Во-первых, выкуп у него недвижимого имущества либо его продажа с публичных
торгов возможны только по решению суда, но не в административном порядке.
Во-вторых, обязательным условием изъятия является доказанность в суде невозможности
использования изымаемого участка без прекращения прав собственника находящейся
на участке недвижимости. В-третьих, земельное и иное законодательство может
предусмотреть альтернативу изъятию в виде переноса зданий или сооружений на
новый участок за счет средств того, в чьих интересах производится изъятие,
либо строительства за его счет новых аналогичных сооружений (как это, например,
предусмотрено остающейся пока в силе ст. 55 Земельного кодекса 1991 года).
Конкретный порядок изъятия недвижимости и компенсаций за нее определен для
этих случаев правилами ст. 279-282 и 284-286 ГК. К сожалению, эти правила
находятся в гл. 17 ГК, не вступившей пока в действие, а потому также не могут
считаться действующими до момента вступления в силу нового Земельного кодекса.
В их отсутствие следует руководствоваться общими правилами ст. 239 ГК и нормами
действующего земельного и природоресурсного законодательства.
Принудительный выкуп у собственника бесхозяйственно содержимых им культурных
ценностей допускается правилами ст. 240 ГК при наличии следующих условий.
Прежде всего, дело должно касаться не любых, а только особо охраняемых государством
культурных ценностей. В настоящее время их правовой режим определяется Положением
об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации,
утвержденным Указом Президента РФ от 30 ноября 1992 года N 1487, а также постановлением
Правительства РФ от 30 ноября 1992 года N 919 "Об особо ценных объектах культурного
наследия народов Российской Федерации"<187>. В соответствии с этими актами
такого рода объекты подлежат включению в Государственный свод особо ценных
объектов культурного наследия народов Российской Федерации.
В судебном порядке требуется установить не только факт бесхозяйственного
содержания этих ценностей, но и реальную угрозу утраты ими своего значения
в результате соответствующего бездействия или действий их собственника. Речь
здесь идет о частных собственниках, ибо бесхозяйственное содержание особо
охраняемых государством культурных ценностей не может стать основанием для
их изъятия у публичного собственника и передачи собственнику частному (например,
какой-либо общественной организации), поскольку речь тогда шла бы об их приватизации,
не предусмотренной законом.
Наконец, и при наличии указанных выше обстоятельств, подтвержденных в
судебном порядке, собственник изымаемых культурных ценностей все равно получает
за них компенсацию - либо в виде вырученной от их продажи суммы, либо в виде
иной компенсации, установленной по соглашению с выкупающей их публично-правовой
организацией или решением суда.
Новым для нашего законодательства правилом является ст. 241 ГК, впервые
предусмотревшая возможность принудительного выкупа у собственника принадлежащих
ему домашних животных, если он допускает к ним негуманное отношение. По смыслу
закона, говорящего о "явном противоречии" поведения собственника правилам
и нормам гуманного обращения с животными, речь должна идти о случаях грубого,
вызывающе безнравственного и негуманного отношения к домашним животным со
стороны их собственников, что и составляет основание для их принудительного
выкупа.
Такой выкуп допустим только при наличии специального судебного решения,
а также уплате собственнику животного соответствующей компенсации (размер
которой в случае спора также определяется судом). Таким образом, данные правила
закрепляют баланс интересов общества, требующего гуманного обращения с домашними
животными, и собственника.
Предусмотренные ст. 242 ГК случаи реквизиции, то есть принудительного
изъятия у собственника его имущества в неотложных общественных интересах,
но с обязательной компенсацией, представляют собой традиционное для всякого
правопорядка основание прекращения частной собственности граждан и юридических
лиц. Вместе с тем правила Кодекса и здесь устанавливают четкую регламентацию
и особые гарантии интересов собственника.
Раскрывая понятие реквизиции, п. 1 ст. 242 ГК устанавливает ее допустимость
только в обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (стихийные бедствия,
аварии, эпидемии, эпизоотии и т. п.). Подчеркивается, что такое изъятие может
производиться исключительно в интересах общества. Изъятие имущества у частного
собственника путем реквизиции в силу чрезвычайности обстоятельств, при которых
оно допускается, может производиться по решению "государственных органов".
Это не требует обязательного судебного решения, но вместе с тем означает недопустимость
такого изъятия по решению муниципальных органов. Порядок и условия изъятия
имущества путем реквизиции должны определяться специальным законом, который,
однако, в силу правила п. 2 ст. 3 ГК должен соответствовать общим положениям
ст. 242 ГК.
В качестве новых, дополнительных гарантий защиты интересов собственника
реквизированного имущества предусмотрены, во-первых, возможность судебного
оспаривания размера компенсации, выплаченной за реквизированное имущество
(п. 2 ст. 242 ГК); во-вторых, возможность истребования по суду сохранившегося
реквизированного имущества при отпадении обстоятельств, послуживших основанием
для его реквизиции. Возможные при этом расчеты между прежним и новым собственниками
будут производиться по нормам обязательств из неосновательного обогащения
(ст. 133 Основ).
К числу оснований изъятия у собственника имущества помимо его воли и
без компенсации относится прежде всего обращение взыскания на его имущество
по его долгам, прямо предусматриваемое теперь ст. 237 ГК. Такое изъятие по
общему правилу допустимо только на основании судебного решения. Законом могут
быть предусмотрены случаи такого рода изъятий и во внесудебном порядке, например
при обращении взыскания на имущество по исполнительным надписям нотариусов.
Важно, чтобы такие случаи предусматривались именно законом, а не подзаконным
актом (ст. 3). Не исключено их возникновение и по договору, например при обращении
залогодержателем взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке
- по нотариально удостоверенному соглашению с залогодателем (абз. 2 п. 1 ст.
349).
В п. 2 ст. 237 ГК прямо определен момент прекращения права собственности
на имущество должника, ставшее объектом взыскания кредиторов. Право собственности
на такое имущество прекращается у прежнего владельца с момента возникновения
права собственности на него у приобретателя. До этого момента собственник-должник
несет и риск, и бремя собственности (ст. 210, 211).
Другим основанием принудительного изъятия имущества у собственника без
компенсации является его конфискация, представляющая собой санкцию, примененную
к собственнику за совершенное им правонарушение (ст. 243 ГК). Такая санкция
может быть применена к собственнику за совершение уголовного преступления
(в соответствии с нормами Уголовного кодекса) либо иного правонарушения (обычно
административного). Для гражданских правонарушений конфискационные последствия
не характерны. Едва ли не единственным исключением из этого правила являются
нормы ст. 169 ГК, предусматривающей возможность безвозмездного изъятия имущества
в доход государства в виде санкции за умышленное совершение сделки с целью,
противной основам правопорядка и нравственности. Однако во всех без исключения
случаях санкция в виде конфискации имущества должна быть прямо предусмотрена
законом, а не подзаконным актом.
По общему правилу конфискация осуществляется только в судебном порядке.
Административный порядок конфискации может предусматриваться законом (например,
при изъятии предметов контрабанды таможенными органами, незаконных орудий
охоты и лова - органами охраны природы и т. д.). Однако в этом случае изъятие

<< Пред. стр.

стр. 141
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>