<< Пред. стр.

стр. 155
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Новый Гражданский кодекс и судебная практика

Введение в действие и применение на практике части первой нового Гражданского
кодекса Российской Федерации должно сопровождаться процессом значительного
повышения роли суда в деле обеспечения осуществления и защиты гражданских
прав, правового регулирования имущественного оборота.
Не вызывает сомнений и следующее суждение: от того, насколько точно и
правильно будут применяться новые гражданско-правовые нормы в судебной практике,
во многом будет зависеть в целом успех (или неуспех) Гражданского кодекса.
Именно данными обстоятельствами было продиктовано включение в повестку
совместного заседания в феврале 1995 года Пленума Верховного суда Российской
Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации обсуждения вопросов,
возникающих в судебной практике в связи с введением в действие Кодекса. По
результатам обсуждения было принято постановление от 28 февраля 1995 года
N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации"<1>.
В данном постановлении, принятом в порядке официального судебного толкования,
в основном разъясняются положения, содержащиеся в Федеральном законе "О введении
в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Указанные
разъяснения Пленума Верховного суда и Высшего арбитражного суда нуждаются
в определенном комментарии.
Часть первая ГК РФ введена в действие с 1 января 1995 года. Однако некоторые
главы ГК и даже отдельные положения вводились в действие с определенными особенностями,
которые должны быть учтены судами при разрешении споров.
Глава 17 Кодекса будет введена в действие со дня введения в действие
Земельного кодекса, принятого Государственной Думой.
Глава 4 ГК введена в действие со дня официального опубликования части
первой Кодекса, то есть с 8 декабря 1994 года.
Действие статьи 234 Кодекса (приобретательная давность) распространено
и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжается
в момент введения в действие части первой Кодекса.
В постановлении от 28 февраля 1995 года решен целый блок вопросов, касающихся
действия ранее принятых законов и иных правовых актов в условиях применения
нового Кодекса. В постановлении, в частности, подчеркивается, что в соответствии
со ст. 2 Вводного закона с 1 января 1995 года признаны утратившими силу перечисленные
в данной статье нормы Гражданского кодекса РСФСР 1964 года, а также законы
РСФСР "О собственности в РСФСР" и "О предприятиях и предпринимательской деятельности"
(кроме статей 34 и 35).
Однако судам (арбитражным судам), осуществляющим защиту нарушенных или
оспариваемых прав в соответствии с подведомственностью дел, установленной
процессуальным законодательством, следует иметь в виду, что нормы законов,
признанные утратившими силу в соответствии со ст. 2 Вводного закона, подлежат
применению при разрешении споров к тем правам и обязанностям, которые возникли
до введения в действие части первой Кодекса.
Впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории
Российской Федерации, в соответствие с частью первой Кодекса законы и иные
правовые акты Российской Федерации, а также Основы гражданского законодательства
и иные акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской
Федерации, применяются в судебной практике постольку, поскольку они не противоречат
части первой Кодекса.
При разрешении споров суды также должны учитывать, что к возникшим с
1 января 1995 года правам и обязанностям постановления Пленума Верховного
суда Российской Федерации и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации,
содержащие разъяснения по применению законодательства, применяются только
в части, не противоречащей части первой Кодекса.
Что касается изданных до введения в действие части первой Кодекса нормативных
актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации
и применяемых на территории Российской Федерации постановлений Правительства
СССР по вопросам, которые согласно части первой Кодекса могут регулироваться
только федеральными законами, то они продолжают применяться впредь до введения
в действие соответствующих законов.
С учетом этого до принятия части второй Гражданского кодекса Российской
Федерации или федеральных законов, регулирующих соответствующие правоотношения,
в судебной практике будут применяться Положение о поставках продукции производственно-технического
назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, утвержденные
постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 года, транспортные уставы
и кодексы, а также иные правовые акты и акты министерств и ведомств, однако
лишь в части, не противоречащей ГК.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного
Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 Положения о поставках продукции и товаров
применяется на территории Российской Федерации в части, не противоречащей
части первой Кодекса

Значительное место в постановлении Пленума Верховного суда и Высшего
арбитражного суда уделяется вопросам применения в судебной практике положений,
содержащихся в главе 4 ГК. Это продиктовано двумя причинами: во-первых, как
уже отмечалось, эта глава введена в действие не с 1 января 1995 года, а со
дня опубликования Кодекса; во-вторых, в этой главе имеется множество новелл,
которые изменяют правовое регулирование отношений, связанных с созданием,
государственной регистрацией, реорганизацией и ликвидацией юридических лиц
различных организационно-правовых форм. Естественно, это потребует внесения
существенных изменений и в практику судов по рассмотрению соответствующих
дел.
Прежде всего, внимание судов обращено на то, что при разрешении споров,
связанных с учреждением и регистрацией юридических лиц после 7 декабря 1994
года, необходимо руководствоваться главой 4 части первой Кодекса, имея в виду,
что после указанной даты коммерческие организации могли быть созданы только
в организационно-правовых формах, предусмотренных данной главой Кодекса.
Создание юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, после
официального опубликования части первой Кодекса в иных организационно-правовых
формах рассматривается как нарушение установленного законом порядка их образования.
Акты о регистрации таких юридических лиц в силу закона должны признаваться
недействительными.
Начиная с 8 декабря 1994 года реорганизация или ликвидация юридического
лица может осуществляться только в соответствии со ст. 57-65 Кодекса. В противном
случае решение о реорганизации или ликвидации юридического лица, а также акт
о регистрации юридического лица, созданного в результате реорганизации другого
юридического лица, должны признаваться судом недействительными.
В соответствии с п. 5 ст. 6 Вводного закона к унитарным предприятиям
(индивидуальные предприятия, предприятия профсоюзных, общественных, религиозных
организаций и т. п.), не находящимся в государственной или муниципальной собственности,
до их преобразования в хозяйственные товарищества, общества или кооперативы
применяются нормы об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного
управления (ст. 113, 115, 296, 297 Кодекса).
В связи с этим судебная практика должна исходить из того, что при недостаточности
имущества таких предприятий их кредиторы вправе предъявлять иски к собственникам
имущества (учредителям предприятий), которые несут субсидиарную ответственность
по долгам унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления.
Если речь идет об индивидуальных частных предприятиях, такие требования могут
быть заявлены кредиторами физическим лицам - учредителям ИЧП, которые будут
отвечать по долгам предприятия всем своим имуществом.
Начиная с 8 декабря 1994 года созданные ранее государственные и муниципальные
предприятия обладают имуществом на праве хозяйственного ведения и могут распоряжаться
недвижимостью только с согласия собственника.
Сделки, совершенные такими предприятиями без согласия собственника после
7 декабря 1994 года и направленные на отчуждение недвижимого имущества или
распоряжение им иным способом, являются ничтожными (ст. 168 Кодекса). Суды
должны учитывать данное обстоятельство при рассмотрении дел о последствиях
недействительности таких сделок.
Органы, уполномоченные собственником управлять государственной или муниципальной
собственностью, вправе обращаться в суды с исками как о признании таких сделок
недействительными, так и о применении последствий недействительности ничтожных
сделок (ст. 12 Кодекса).
Потребовалось разъяснение, касающееся разграничения подведомственности
споров с участием крестьянских (фермерских) хозяйств. Как известно, в отличие
от ранее действовавшего законодательства, в соответствии с ГК крестьянское
(фермерское) хозяйство не является юридическим лицом.
Вместе с тем глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего
деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем
с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства
(п. 2 ст. 23 Кодекса) и соответственно к его предпринимательской деятельности
применяются правила Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц,
являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных
правовых актов или существа правоотношений. Поэтому споры с участием главы
крестьянского (фермерского) хозяйства по-прежнему подведомственны арбитражным
судам.
Существенно изменяют прежнее правовое регулирование закрепленные в ГК
нормы об основаниях и последствиях недействительности сделок (ст. 166-181).
В особенности, это касается положений о ничтожных сделках, которые являются
недействительными независимо от признания их таковыми по решению суда. С другой
стороны, порядок введения в действие указанных положений допускает различные
толкования. В силу ст. 9 Вводного закона нормы Кодекса об основаниях и последствиях
недействительности сделок применяются к сделкам, по которым соответствующие
требования рассматриваются судом после 1 января 1995 года, независимо от времени
совершения сделок.
В интерпретации постановления от 28 февраля 1995 года N 2/1 (единственное
официальное судебное толкование) следует считать, что в названной статье Вводного
закона речь идет о сделках, совершенных до 1 января 1995 года, решения о признании
недействительными которых принимаются после этой даты.
Немало изменений в прежнее правовое регулирование внесли и нормы ГК об
исковой давности (сроке для защиты права по иску лица, право которого нарушено).
Так, общий срок исковой давности установлен в три года (ст. 196). Специальные
сроки исковой давности (сокращенные или более длительные) могут быть предусмотрены
законом лишь в отношении отдельных видов требований. Сам Кодекс, в отличие
от ранее действовавшего законодательства, предусматривает, к примеру, десятилетний
срок исковой давности по искам о применении последствий недействительности
ничтожной сделки.
В то же время сохранили действие статьи ГК 1964 года, устанавливающие
сокращенные сроки исковой давности по требованиям, вытекающим из некоторых
видов обязательств. Поэтому следовало внести определенность в судебную практику.
Эта задача была выполнена путем включения в постановление от 28 февраля 1995
года соответствующих разъяснений.
В частности, в постановлении признано, что сроки исковой давности, установленные
частью первой Кодекса, применяются к искам, по которым предусмотренные ранее
действовавшим законодательством сроки давности не истекли к 1 января 1995
года.
В связи с тем, что гл. 6 ГК 1964 года признана утратившей силу, предусмотренные
в ст. 79 этой главы сокращенные сроки исковой давности по искам о взыскании
неустойки (штрафа, пени), а также по искам, вытекающим из поставки некомплектной
продукции, с 1 января 1995 года применению не подлежат. Если по таким искам
сокращенные сроки исковой давности к указанной дате не истекли, по ним применяется
общий (трехгодичный) срок давности.
Сокращенные сроки исковой давности, определенные ГК 1964 года по искам
о недостатках проданных вещей (ст. 249), по искам, вытекающим из поставки
продукции ненадлежащего качества (ст. 262), по искам о недостатках выполненной
по договору подряда работы (ч. 1 ст. 365), по искам, вытекающим из перевозки
грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта (ст. 384), подлежат
применению, поскольку указанные статьи Кодекса 1964 года продолжают действовать.
Вместе с тем предусмотренные ст. 249, 365 (ч. 1), 384 ГК 1964 года сроки
исковой давности не подлежат применению к отношениям между потребителем-гражданином,
приобретающим и использующим товары, заказывающим либо имеющим намерение приобрести
или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, и предприятием,
учреждением, организацией либо гражданином-предпринимателем, осуществляющими
изготовление и продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг. Для этих
правоотношений Законом от 7 февраля 1992 года "О защите прав потребителей"
установлены специальные (как сокращенные, так и более длительные по сравнению
с общим сроком) сроки исковой давности для предъявления требований по поводу
недостатков товара и недостатков в выполненной работе (оказанной услуге).
Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре,
сделанному до вынесения судом решения (ст. 199 ГК).
Заявление стороны в споре о применении срока исковой давности является
основанием к отказу в иске при условии, что оно сделано на любой стадии процесса
до вынесения решения судом первой инстанции и пропуск указанного срока подтвержден
материалами дела. Такое заявление о применении срока исковой давности не является
препятствием рассмотрению заявления истца-гражданина о признании уважительной
причины пропуска срока исковой давности и его восстановлении.
Однако срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также
гражданином-предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им
предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от
причин его пропуска.
Таков круг вопросов, связанных с введением в действие ГК, которые были
решены в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации и Высшего
арбитражного суда Российской Федерации от 28 февраля 1995 года N 2/1 в порядке
судебного толкования.
В настоящее время нет каких-либо официальных разъяснений по вопросам
применения отдельных норм ГК при разрешении конкретных споров. Однако некоторые
положения, изменяющие регулирование соответствующих правоотношений, могут
быть прокомментированы.
Прежде всего, хотелось обратить внимание на одно из положений ст. 1 ГК,
в соответствии с которым граждане (физические лица) и юридические лица приобретают
и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Ограничение
гражданских прав допускается лишь на основании федерального закона и только
в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя,
нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства.
Очевидно, при разрешении споров суды должны исходить из того, что положения,
ограничивающие гражданские права физических и юридических лиц, которые содержатся
в иных правовых актах (кроме федеральных законов), не подлежат применению
в судебной практике. Не должны применяться судами также аналогичные положения,
которые имеются в федеральных законах, но не преследуют названных целей.
При разрешении споров по требованиям граждан и юридических лиц о признании
недействительными ненормативных актов государственных органов и органов местного
самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативных актов,
которые ограничивают гражданские права в порядке и по основаниям, не соответствующим
ст. 1 ГК, суды будут признавать такие акты или содержащиеся в них соответствующие
положения недействительными.
В таком же порядке должны признаваться недействительными акты, содержащие
ограничения перемещения товаров и услуг, имея в виду, что указанные ограничения
могут вводиться только в соответствии с федеральным законом, если это необходимо
для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы
и культурных ценностей (п. 3 ст. 1).
Принимая во внимание сферу действия ГК, в случаях, когда разрешаемый
судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных
правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может
быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено
законодательством.
Поэтому, в частности, при удовлетворении требований юридических лиц,
а также граждан о возврате из соответствующих бюджетов денежных средств, необоснованно
взысканных с названных лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми,
таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными
органами, не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение
денежного обязательства (ст. 395 ГК).
В соответствии с Конституцией Российской Федерации гражданское законодательство
находится в ведении Российской Федерации. Поэтому гражданско-правовые акты
субъектов Российской Федерации не могут применяться судами при разрешении
споров. Гражданско-правовые нормы, содержащиеся в смежных отраслях права,
находящихся в исключительной компетенции субъектов Российской Федерации или
в их совместной с Российской Федерацией компетенции, подлежат применению в
части, не противоречащей Кодексу, другим законам и иным правовым актам Российской
Федерации.
Состав гражданского законодательства ограничен Кодексом и принятыми в
соответствии с ним иными законами, регулирующими гражданско-правовые отношения
(ст. 3).
Следует учитывать, что такая трактовка понятия "гражданское законодательство"
допустима лишь в отношении его употребления в законах и иных правовых актах,
изданных после введения в действие Кодекса. Если указанное понятие содержится
в законах и других нормативных актах, принятых до введения Кодекса в действие,
необходимо признать что оно включает в себя наряду с законами также указы
Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации.
Нормы гражданского права, содержащиеся в иных (помимо ГК) законах, должны
соответствовать Кодексу (абз. 2 п. 2 ст. 3). В случаях, когда при разрешении
споров выявляются противоречия между такими нормами, установленными, с одной
стороны Кодексом, а с другой, - иным законом, суды должны руководствоваться
нормами, содержащимися в Кодексе.
Указы Президента Российской Федерации, регулирующие гражданско-правовые
отношения, должны применяться судами в части, не противоречащей Кодексу и
иным законам, вплоть до того времени, пока соответствующие отношения не будут
урегулированы законом.
При разрешении споров суды должны руководствоваться также постановлениями
Правительства Российской Федерации, изданными на основании и во исполнение
Кодекса, иных законов, и указов Президента Российской Федерации. Постановления
Правительства Российской Федерации, содержащие нормы гражданского права, не
связанные с исполнением ранее принятых законов и указов Президента Российской
Федерации или не основанные на них, не подлежат применению при разрешении
споров.
При разрешении спора могут быть применены обычаи делового оборота, если
они не противоречат законодательству или договору. Условие договора, не предусмотренное
императивной нормой, соглашением сторон или диспозитивной нормой, также может
быть определено в соответствии с обычаем делового оборота, применимым к отношениям
сторон (п. 5 ст. 421). В этих случаях в решении суда должно содержаться указание
на конкретный обычай делового оборота, примененный при разрешении спора.
Защита гражданских прав может осуществляться путем признания судом ненормативного
акта государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях,
предусмотренных законом, также нормативного акта недействительным (ст. 13).
Основанием для принятия решения суда о признании такого акта недействительным
является его несоответствие закону или иному правовому акту и нарушение указанным
актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического
лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием.
В случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о
возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия)
государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц
этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны
признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации
или муниципальное образование (ст. 16).
Однако предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно
к государственному органу или к органу местного самоуправления, видимо, не
может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его
возвращению без рассмотрения.
При удовлетворении иска взыскание требуемых сумм производится за счет
средств соответствующего бюджета.
Дела о признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом),
как известно, подведомственны арбитражному суду. Однако при разрешении таких
споров теперь следует иметь в виду, что свои требования к индивидуальному
предпринимателю могут предъявить и кредиторы по обязательствам, не связанным
с осуществлением предпринимательской деятельности (о причинении вреда жизни,
здоровью или имуществу граждан или юридических лиц, о взыскании алиментов
и т. п.).
В случае признания индивидуального предпринимателя банкротом требования
всех кредиторов удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества, на которое
может быть обращено взыскание, в порядке очередности, установленной п. 3 ст.
25 ГК.
В резолютивной части решения арбитражного суда о признании индивидуального
предпринимателя банкротом должно быть указано, что его регистрация в качестве
предпринимателя утратила силу.
После завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель
считается свободным от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его
предпринимательской деятельностью.
При разрешении споров по поводу имущества, возникающих между хозяйственным
товариществом (хозяйственным обществом) и его учредителем (участником), суды,
видимо, будут исходить из того, что имущество в натуре, внесенное учредителем
(участником) в уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества или
хозяйственного общества принадлежит этому товариществу или обществу на праве
собственности. Данная презумпция может быть опровергнута содержащимися в учредительных
документах положениями, свидетельствующими о том, что в уставный (складочный)
капитал хозяйственного товарищества или хозяйственного общества передавалось
не имущество в натуре, а лишь права владения и (или) пользования соответствующим
имуществом. К таким положениям могут быть отнесены, например, записи в учредительном
договоре хозяйственного товарищества или в уставе хозяйственного общества,
предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное им имущество
при выходе из состава хозяйственного товарищества или хозяйственного общества.
Перечень видов деятельности, которыми юридические лица могут заниматься
только на основании специального разрешения (лицензии), определяется законом
(ч. 3 п. 1 ст. 49). В связи с этим при рассмотрении судами соответствующих
дел не подлежат применению иные нормативные акты, устанавливающие обязательное
лицензирование отдельных видов деятельности, которые изданы после 7 декабря
1994 года.
Коммерческие организации начиная с 8 декабря 1994 года могут создаваться
исключительно в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных
кооперативов, государственных и муниципальных предприятий (п. 2 ст. 50). Учредительные
документы и акты о государственной регистрации коммерческих организаций, созданных
после введения в действие части первой ГК в иных формах (индивидуальное частное
предприятие, товарищество с ограниченной ответственностью, унитарное предприятие,
не основанное на государственной или муниципальной собственности и т. п.),
должны признаваться недействительными.
Представительства и филиалы не являются юридическими лицами, их руководители
назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности (п.
3 ст. 55).
Сделка, заключенная филиалом (представительством) от своего имени либо
его руководителем от имени юридического лица при отсутствии доверенности,
является ничтожной.
В соответствии с п. 2 ст. 54 место нахождения юридического лица определяется
местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных
документах юридического лица не установлено иное.
Порядок регистрации юридических лиц, в том числе определения места регистрации,
должен быть установлен законом о регистрации юридических лиц (п. 1 ст. 51).
До принятия указанного закона при разрешении споров, связанных с применением
норм, предусматривающих положения о месте нахождения юридических лиц, правильным
было бы исходить из того, что местом их нахождения является место расположения
органов юридического лица (ст. 53).
Юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда лишь в случаях,
предусмотренных ГК (п. 2 ст. 61). Поэтому положения об основаниях ликвидации
юридического лица, содержащиеся в иных законах, не подлежат применению при
разрешении соответствующих споров.
Если решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей
(участников) либо уполномоченный его учредительными документами орган возложены
обязанности по осуществлению ликвидации (п. 3 ст. 61), однако в установленный
срок ликвидация юридического лица не произведена, суд назначает ликвидатора
и поручает ему осуществить ликвидацию юридического лица.
При ликвидации юридических лиц, в том числе в порядке, предусмотренном
законодательством о несостоятельности (банкротстве), требования кредиторов
удовлетворяются в очередности, определенной п. 1 ст. 64 ГК (п. 3 ст. 65).
При рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц следует
исходить из того, что имущество должника, признанного судом несостоятельным
(банкротом), которое являлось предметом залога, подлежит включению в общую
конкурсную массу имущества, а требования кредитора-залогодержателя удовлетворяются
за счет всего имущества должника, в том числе не являющегося предметом залога.
Имущество государственного или муниципального предприятия принадлежит
ему на праве хозяйственного ведения (ст. 294). Как субъект права хозяйственного
ведения, государственное и муниципальное предприятие владеет, пользуется и
самостоятельно распоряжается закрепленным за ним имуществом. Исключение составляет
недвижимое имущество, распоряжаться которым предприятие вправе лишь с согласия
собственника (п. 2 ст. 295).
Кодекс исключает возможность передачи собственником имущества в хозяйственное
ведение государственного или муниципального предприятия и определение его
правомочий по владению, пользованию и распоряжению закрепленным имуществом
на основе договора о передаче имущества в хозяйственное ведение. Такие договоры,
заключенные между соответствующими комитетами по управлению имуществом и государственными
(муниципальными) предприятиями после введения Кодекса в действие, являются
ничтожными сделками. Аналогичные договоры, оформленные до 1 января 1995 года,
должны оцениваться судами наряду с другими доказательствами, свидетельствующими
о закреплении соответствующего имущества за предприятием на праве хозяйственного
ведения, однако правомочия предприятия и собственника в отношении имущества
и их взаимоотношения должны определяться не на основе договора, а в соответствии
с законодательством.
Исчерпывающий перечень прав собственника имущества, находящегося в хозяйственном
ведении государственного (муниципального) предприятия, определяется в соответствии
с п. 1 ст. 295 ГК.
Судебная практика должна учитывать, что собственник (управомоченный им
орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться
имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального)
предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления
по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным)
предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий
должны признаваться недействительными.
Собственник имущества, закрепленного за учреждением или казенным предприятием
на праве оперативного управления, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо
используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению
(п. 2 ст. 296).

<< Пред. стр.

стр. 155
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>