<< Пред. стр.

стр. 164
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

корпоративные правила доступа сотрудников к электронной почте могут значительно
различаться, и по крайней мере в будущем была бы желательна унификация (правовая
регламентация) их наиболее существенных положений.
Исключительные права на доменные имена. Одной из правовых проблем идентификации
пользователей "Интернета" в более широком смысле является вопрос об "адресах".
У каждого компьютера всегда два адреса. Один из них (числовой адрес), предназначенный
для связи компьютеров между собой, состоит из четырех чисел и практически
не применяется пользователями. Второй адрес - узловое имя, состоящее из компонента,
указывающего на местоположение или тип организации, владеющей компьютером,
и из доменного имени. Доменное имя должно быть уникальным и всегда принадлежит
только одному лицу (или организации). Любое лицо или организация могут иметь
одновременно несколько разных доменных имен.
Регистрацией доменных имен занимается организация под названием Центр
сетевой информации ("ИнтерНИК"). До 1994 г. "ИнтерНИК" регистрировал доменные
имена в заявительном порядке, без проверки наличия у претендента прав на данное
наименование. В результате значительное число доменных имен, совпадающих с
широко известными и зарегистрированными фирменными наименованиями (торговыми
именами) оказалось у пользователей сети, не имевших отношения к владельцам
торговых имен. Типичный пример: доменное имя "coke.com", совпадающее с торговым
именем "сoke", которое принадлежит известной компании "Кока-кола", оказалось
заблаговременно зарегистрированным частным лицом из штата Калифорния.
В США состоялось несколько судебных процессов, в которых истцы требовали
признания их прав на доменные имена "Интернета", если они совпадали с их собственными
торговыми именами, но были зарегистрированы посторонними лицами. Иски были
удовлетворены, но специального статутного регулирования, признающего исключительные
права на доменные имена, пока нет. В то же время вопрос несколько потерял
остроту, так как упомянутый единственный орган, занимающийся регистрацией
и учетом доменных имен, теперь запрашивает доказательства принадлежности торгового
имени лицу, которое пытается зарегистрировать сходное доменное имя. Но по
мере развития сети к нормативному упорядочению распределения сетевых адресов
еще придется вернуться. Еще одним аргументом в пользу такого регулирования
является и реальное включение доменных имен в торговый оборот - они становятся
объектами активной купли-продажи. Самый характерный недавний случай - доменное
имя "news.com" ("новости") было переуступлено за 30 000 долларов США!
"Интернет" и авторское право. Сфера правоотношений, связанных с "Интернетом",
во многом "пересекается" со сферой регулирования авторского права. Размещение
объектов, охраняемых авторским правом, в компьютерной сети не меняет принципиальных
положений об их охране. Но "Интернет" предоставляет самые широкие возможности
для фактически бесконтрольного воспроизведения и распространения таких объектов.
Предполагается, что все пользователи сети, размещающие в ней информацию, содержащую
перепечатки, изображения и другие зарегистрированные объекты исключительного
права, обязаны предварительно получать согласие официальных владельцев на
воспроизведение информации. Это, к сожалению, происходит не всегда. Споры
по поводу нарушений исключительных прав рассматриваются судами в общем порядке.
Можно предположить, что число конфликтных ситуаций будет быстро увеличиваться.
Технические возможности "Интернета" вызвали появление новых проблем в
области охраны исключительных прав. Так, самым удобным и оперативным способом
поиска нужной подписчику информации в "начальных страницах" являются специальные
поисковые программы, автоматически "просматривающие" множество хранящихся
на серверах документов и отображающие их на компьютер подписчика. Поскольку
процесс поиска занимает доли секунды, получение согласия на копирование даже
одной "начальной страницы" нереально.
Для теоретического решения проблемы копирования "начальных страниц" некоторые
американские юристы предлагают использовать концепцию "подразумеваемой лицензии",
которой владельцы "сетевых участков" располагают вследствие размещения в сети
их информации. Если доступ к такой информации или услуге обеспечивается за
плату, то потребителю подробно сообщаются условия, на которых он может воспользоваться
предлагаемой услугой (или информацией). Если же последняя имеет общедоступный
(бесплатный) характер, то потребитель вправе использовать ее, но не с целью
извлечения прибыли. Критерии "некоммерческого" использования соответствуют
общим началам охраны исключительных прав и уточняются судебной практикой.
Расчетные отношения. Заключение возмездных сделок через "Интернет" требует
диверсификации способов оплаты таких сделок и влечет за собой усложнение правоотношений
по поводу производимых расчетов. Это происходит как за счет увеличения способов
безналичных расчетов, так и за счет вовлечения в процесс расчетов новых, чисто
"сетевых" субъектов ("виртуальных банков").
Наряду с традиционными способами безналичной оплаты (банковский перевод,
банковский чек, кредитная или дебетная карточка) стали применяться "телефонные
деньги" (лицо, пользующееся сетевой услугой, соглашается на включение платы
за нее в счет, выставляемый ему за пользование "Интернетом" в целом). Как
уже говорилось, наиболее распространена оплата услуг поставщика сети, сходная
с абонентской платой за телефон. Таким образом, в процесс расчетов вовлекаются
по крайней мере два новых субъекта (помимо плательщика и получателя платежа):
поставщик "Интернета" и местная телефонная компания. Налицо множественность
субъектного состава обязательства, требующая серьезного юридического оформления
всех "внутренних" и "внешних" правоотношений, носящих договорный характер.
Появилось и совершенно новое понятие - "электронные наличные" (или "электронные
деньги"), которые представляют собой условные расчетные единицы, эквивалентные
количеству "реальных" денег на счету пользователя в процессинговой компании
("виртуальном банке"), осуществляющей расчеты по сделке. Такой способ исключительно
оперативен (занимает до нескольких минут). Однако он применим только к сделкам,
заключаемым в сети. При оформлении отношений пользователя с "виртуальными
банками" особенно широко применяются формулярные контракты.
Остаются пока открытыми вопросы о том, какие минимальные требования должны
предъявляться к "виртуальным банкам", каковы условия и пределы их ответственности.
Представляется, что общие требования к организациям, производящим сетевые
расчеты, не должны существенно отличаться от предъявляемых к "несетевым" расчетно-кредитным
учреждениям и должны быть закреплены в соответствующих нормативно-правовых
актах. Отношения по поводу сетевых расчетов имеют ту же сущность, что и по
поводу денежных расчетов вообще, и их специфика связана не с содержательной
стороной, а лишь с формой реализации таких отношений сторонами.
Безопасность и конфиденциальность. При анализе расчетных отношений в
сети нельзя не затронуть вопрос о безопасности передачи данных, содержащих
конфиденциальную информацию, в более общем плане. Обеспечивает ли "Интернет"
сохранение тайны личной переписки через электронную почту; можно ли скопировать
информацию, не предназначенную для передачи третьим лицам; защищена ли информация,
передаваемая по сети, от компьютерных вирусов? Пока большинство экспертов
дает неутешительный ответ: "Интернет" не обеспечивает желательного уровня
безопасности. Причем это связано даже не столько с отсутствием необходимых
технических возможностей, сколько с политикой компаний, предоставляющих сетевые
услуги. Можно внедрить уровни защиты, для "взлома" которых потребуются такие
затраты средств и рабочего времени, что они станут просто невыгодными для
недобросовестного пользователя сети. Но при этом уменьшатся и удобства для
добросовестных клиентов (потребуется запоминать много дополнительной информации,
например, паролей; возможно, потребуется приобрести дополнительное оборудование),
что снизит для некоторых из них привлекательность оказываемой услуги и побудит
обратиться к конкурентам.
Иным методом обеспечения конфиденциальности является применение средств
шифрования. Это непосредственно затрагивает интересы государственной безопасности,
и США, например, ограничивают пределы применения средств шифрования при передаче
информации через сеть. Особо жестко регулируется (по существу, запрещается)
передача и экспорт собственно шифровальных средств - компьютерных программ
и аппаратного обеспечения. Возникает коллизия между интересами государства
и частного пользователя. Она имеет как теоретический интерес - соответствуют
ли вводимые ограничения конституционным правам на свободу слова (в более узком
значении - на передачу информации), так и практическое значение для охраны
имущественных и иных законных интересов пользователей сети при совершении
возмездных сделок.
Информация в сети как средство доказывания. Заслуживает упоминания еще
один немаловажный аспект специфики правоотношений, возникающих по поводу "Интернета"
- вопрос доказывания фактов, имеющих юридическое значение.
Производимые пользователями сети операции с информацией (ввод данных,
их перезапись, копирование и обработка) подобны составлению письменных документов
и их рассылке. Однако, в отличие от письменных документов на бумажном носителе,
информация, циркулирующая в сети, не может быть так же легко предъявлена для
считывания и изучения. По крайней мере требуется специальное оборудование
(компьютер), чтобы указанную информацию получить из сети для непосредственного
восприятия и осмысления. Вопрос о признании документов на магнитных и аналогичных
носителях в качестве письменных доказательств неоднозначно решается в разных
правовых системах. Развитие "Интернета" пока только усложняет решение о допущении
циркулирующей в сети информации в качестве доказательств, хотя и делает этот
вопрос чрезвычайно актуальным.
В самом деле, на что должен ссылаться пользователь "Интернета", потерпевший
убытки вследствие ненадлежащего исполнения обязательств фирмой - производителем
сетевых услуг, если договор с ней был заключен в виде обмена информацией через
"начальные страницы" этой фирмы, размещенные на ее "сетевом участке"? Как
доказываются условия заключенной сделки (хотя бы намерения сторон), если фирма
может в любой момент изменить условия формулярного контракта? (Текст формулярного
контракта на момент подачи иска может отличаться от текста, предлагавшегося
на момент заключения договора, а устаревшая информация, как правило, из сети
устраняется).
Можно, скажем, принять требование фиксировать производимые в сети действия
в какой-либо материальной форме, чтобы потом предъявить зафиксированную таким
образом последовательность действий для изучения (неважно, в виде распечатки
на бумаге или файла на магнитном диске). Однако не составит труда совершить
подделку документа, внести изменения в него "задним числом", особенно для
квалифицированного программиста. Помимо чисто текстовой информации в сети
циркулирует информация в графической и даже аудиовизуальной форме. Такая информация
также может стать предметом изучения при решении спорных юридических вопросов,
но уже в качестве не только письменных, но и вещественных доказательств. Даже
свидетельские показания по поводу действий, совершаемых пользователями "Интернета",
могут основываться не на том, что свидетель лично видел или слышал, а на том,
что он получал или рассылал в виде сообщений электронной почты, "начальных
страниц" и т.д. Очевидно, подобные вопросы будут иметь тесную связь с уголовно-правовым
преследованием нарушений в сфере компьютерной деятельности и способны радикально
дополнить и расширить подходы к принятию и изучению доказательств как в уголовном,
так и в гражданском процессе.
Изложенные в статье соображения даже в кратком виде подтверждают исключительно
важное значение, которое "Интернет" будет иметь для развития правовой теории
и практики в ближайшие годы.


Якушев М.А.



О дисциплинарной ответственности нотариусов

Извлечения из Положения, принятого общим собранием нотариусов
Санкт-Петербурга 21 октября 1998 г., с изменениями и дополнениями
от 8 декабря 1999 г.

Осуществляя публичную функцию, нотариус обязан:
- следовать общепринятым нормам нравственности и правилам поведения во
всех своих действиях;
- не допускать в работе любых проявлений, которые могли бы поставить
под сомнение его беспристрастность и независимость, скомпрометировать в общественном
мнении и причинить ущерб его чести и чести профессии;
- соблюдать культуру общения с гражданами, проявлять терпение, вежливость,
тактичность, уважение к клиентам и другим лицам, с которыми он общается при
исполнении профессиональных обязанностей, не допускать проявления формально-бюрократического,
"казенного" отношения к людям, в любой ситуации сохранять выдержку и личное
достоинство;
- придерживаться принципа взаимовыручки и взаимопонимания с коллегами-нотариусами.
Дисциплинарным проступком признается виновное невыполнение или нарушение
нотариусом обязанностей, установленных законодательством, либо превышение
полномочий. К их числу относятся:
- совершение нотариальных действий, не соответствующих законодательству;
- занятие предпринимательской и иной деятельностью, кроме научной, творческой
и преподавательской;
- оказание посреднических услуг при нотариальном оформлении договоров;
- нарушение тайны совершения нотариальных действий, как лично нотариусом,
так и лицами, работающими в нотариальной конторе;
- совершение нотариального действия на свое имя и от своего имени, на
имя или от имени своих супругов, их и своих родственников (родителей, детей,
внуков);
- нарушение общепринятых норм этики, грубое отношение к клиентам;
- совершение нотариальных действий вне границ нотариального округа;
- неуплата членских взносов в Нотариальную палату более 3 месяцев без
уважительных причин;
- непредоставление или несвоевременное предоставление необходимой информации
или данных по запросу Управления юстиции, Нотариальной палаты, налоговых,
судебных и следственных органов;
- отсутствие постоянного места совершения нотариальных действий более
3 месяцев подряд и более 6 месяцев в течение года, а также отсутствие нотариуса
на рабочем месте более недели без извещения об этом Нотариальной палаты;
- неисполнение своих профессиональных обязанностей без уважительных причин
более 6 месяцев. При наличии уважительных причин нотариус вправе подать правлению
Нотариальной палаты заявление о временном прекращении исполнения обязанностей
на срок более 6 месяцев. При принятии решения по данному вопросу правление
Нотариальной палаты должно руководствоваться действующим законодательством
(например, отпуск по уходу за ребенком до 3 лет и т.п.), надлежаще оформленными
заключениями медицинских учреждений и иными документами;
- отсутствие надлежащих условий для приема граждан и представителей юридических
лиц;
- нарушение режима работы конторы;
- утрата либо передача другим лицам личной печати с изображением герба
Российской Федерации;
- нарушение правил делопроизводства.
Основанием для привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности
могут быть заявления и жалобы граждан и юридических лиц при условии подтверждения
фактов нарушений, которые в них отражены, в установленном порядке, письма
и представления уполномоченных государственных, судебных, следственных органов
и должностных лиц, а также материалы проверки профессиональной деятельности
нотариусов Нотариальной палатой в порядке ст.34 Основ законодательства РФ
о нотариате.
Дисциплинарное взыскание применяется непосредственно за обнаружением
проступка, но не позднее 1 месяца со дня его обнаружения, не считая времени
болезни нотариуса или пребывания его в отпуске. Взыскание не может быть применено
позднее 6 месяцев со дня совершения проступка.
Вопрос о дисциплинарной ответственности нотариуса может быть возбужден
общим собранием Нотариальной палаты, правлением или президентом Нотариальной
палаты Санкт-Петербурга.
Привлечение нотариуса к дисциплинарной ответственности в виде объявления
ему замечания, выговора, строгого выговора, предупреждения о лишении лицензии
на право нотариальной деятельности относится к компетенции правления Нотариальной
палаты Санкт-Петербурга.
Возбуждение судебного производства о лишении права заниматься нотариальной
деятельностью осуществляется по решению правления. При несогласии с решением,
принятым правлением, нотариус в течение 10 дней вправе обратиться к общему
собранию Нотариальной палаты Санкт-Петербурга. В этом случае правление определяет
время и место проведения общего собрания и доводит эту информацию до нотариуса.
При неявке нотариуса на собрание правление вправе направить в суд ходатайство
о лишении данного нотариуса права заниматься нотариальной деятельностью.
До рассмотрения дела от нотариуса затребуется письменное объяснение и
тщательно проверяются основания его привлечения к дисциплинарной ответственности,
о чем составляется заключение или акт проверки. Материалы дела предъявляются
нотариусу для ознакомления. Дело об ответственности рассматривается на заседании
правления либо на общем собрании в присутствии нотариуса. Повторная неявка
нотариуса без уважительных причин не препятствует рассмотрению дела.
За каждый совершенный проступок может быть наложено только одно дисциплинарное
взыскание.
В случае несогласия нотариуса с объявленным ему по решению правления
дисциплинарным взысканием он может обжаловать его общему собранию членов Нотариальной
палаты Санкт-Петербурга путем подачи письменного заявления. При этом вопрос
о рассмотрении заявления включается в повестку дня собрания.
Материалы заседания правления или общего собрания нотариусов оформляются
протоколом. Выписка из решения публикуется в приложении к Информационному
бюллетеню. На основании принятого решения заинтересованным лицам направляется
ответ по существу рассмотренных вопросов. По просьбе нотариуса, дело которого
рассматривалось на правлении или общем собрании, ему направляется выписка
из решения.
Все документальные материалы по факту совершенного нотариусом проступка
хранятся в личном деле нотариуса.
Если нотариус добросовестным отношением к труду и безупречным поведением
доказал свое исправление, общее собрание или правление Палаты могут снять
с него дисциплинарное взыскание досрочно.
Если в течение одного года со дня наложения дисциплинарного взыскания
нотариус не совершит нового проступка, он считается не подвергавшимся дисциплинарному
взысканию.
Правила настоящего Кодекса распространяются на нотариусов, занимающихся
частной практикой, на лиц, временно исполняющих обязанности нотариуса, а также
на помощников нотариусов и стажеров, являющихся членами Нотариальной палаты.

Нотариальное оформление сделок с объектами недвижимости

Совместное письмо Нотариальной палаты и Городского бюро регистрации
прав на недвижимость Санкт-Петербурга

В целях выработки единых требований к оформлению сделок с объектами недвижимости,
обусловленных введением в действие Федерального закона "О государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Нотариальная палата
Санкт-Петербурга и Государственное учреждение "Городское бюро регистрации
прав на недвижимость" Санкт-Петербурга (ГУ "ГБР") рекомендуют при удостоверении
договоров отчуждения объектов недвижимости иметь в виду следующее.
В соответствии с требованиями п.1 ст.18 и п.6 ст.12 Закона "О государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и Правилами ведения
Единого государственного реестра прав (ЕГРП), утвержденными постановлением
Правительства РФ 18 февраля 1998 г., документы, устанавливающие наличие, возникновение,
прекращение, переход, ограничение прав на недвижимое имущество и представляемые
на государственную регистрацию прав, должны соответствовать требованиям, установленным
законодательством Российской Федерации, и отражать информацию, необходимую
для государственной регистрации прав на недвижимое имущество в ЕГРП.
В связи с этим в нотариально оформляемые сделки начиная с 31 января 1998
г. включались следующие сведения:
- фамилия, имя, отчество, дата рождения правообладателя;
- наименование документа, удостоверяющего личность, его реквизиты;
- адрес постоянного места жительства или преимущественного пребывания
(для физических лиц и индивидуальных предпринимателей);
- полное наименование юридического лица в соответствии с уставом, место
его регистрации и номер свидетельства;
- индивидуальный номер налогоплательщика;
- юридический адрес либо адрес фактического местонахождения (для юридических
лиц).
С введением в действие указанных Правил возникла необходимость уточнения
и дополнения сведений, которые должны быть включены в договоры отчуждения
недвижимого имущества с 1 апреля 1998 г.:
- адрес объекта должен соответствовать адресу, указанному на плане, заверенном
Городским управлением инвентаризации и оценки недвижимости и Комитетом по
земельным ресурсам и землеустройству. При этом литер объекта недвижимости
входит в структуру адреса этого объекта. В адресе (местоположении) земельного
участка литер не указывается, за исключением случаев, когда отчуждаемый земельный
участок расположен под объектом недвижимости;
- кадастровый номер (для нежилых помещений);
- размер общей площади объекта (для жилых и нежилых помещений и зданий);
- назначение объекта недвижимости (за исключением жилых домов и земельных
участков);
- инвентарный номер;
- этажность (для зданий) и этаж, на котором расположен объект недвижимости
(для жилых и нежилых помещений).
Начиная с 1 сентября 1998 г. в нотариально оформленных договорах должны
быть отражены следующие сведения дополнительно к указанным:
- сведения о кадастровом номере объекта недвижимости (для жилых домов
и земельных участков);
- размер общей площади объекта недвижимости (для жилых домов);
- назначение объекта недвижимости (для жилых домов);
- категория земель (назначение), на которых расположен земельный участок;
- общая площадь объекта недвижимости (для зданий, сооружений и их частей
- по внутреннему обмеру).
Для оформления сделки с недвижимостью нотариус должен истребовать у граждан
и юридических лиц план, содержащий кадастровый номер объекта недвижимости
с оттиском печати Комитета по земельным ресурсам и землеустройству. При наличии
на планах земельных участков каких-либо ограничений (обременений), последние
в обязательном порядке должны быть указаны в текстах правоустанавливающих
документов (договоров, свидетельств и т.д.), независимо от того, отражены
ли эти ограничения в выписке из реестра вещных прав, выдаваемой ГУ "ГБР".
Если в нотариально удостоверенных документах, предъявленных на регистрацию
и оформленных до указанных выше дат (31 января, 1 апреля, 1 сентября), отсутствуют
необходимые для ЕГРП сведения, то изменения и дополнения в правоустанавливающие
документы не вносятся. При этом правообладатель представляет необходимые дополнительные
документы непосредственно в ГУ "ГБР". Документы, оформленные нотариусами после
указанных дат, но не содержащие соответствующих сведений, возвращаются гражданину
(юридическому лицу) на доработку.


В.Л.Назаров,
директор ГУ "ГБР"

М.И.Сазонова,
президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга



Недействительность сделок

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка
и нравственности (ст.169 ГК), представляет собой квалифицированный вид незаконных
сделок. Для применения данной статьи необходимо наличие следующих условий:
- сделка нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка,
либо противоречит основам общественной нравственности;
- одна или обе стороны сделки имеют прямой или косвенный умысел в отношении
противоречащей основам правопорядка или нравственности направленности сделки,
т.е. осознают именно такой ее характер.
Последствиями в зависимости от наличия умысла у обеих или одной из сторон
являются соответственно недопущение реституции или односторонняя реституция.
При наличии умысла у обеих сторон в случае исполнения ими сделки в доход
государства взыскивается все полученное по ней, а в случае исполнения сделки
одной стороной с другой взыскивается в доход государства все полученное ею
и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии
умысла лишь у одной из сторон все полученное ею по сделке должно быть возвращено
другой стороне, а полученное последней или причитавшееся ей в возмещение исполненного
взыскивается в доход государства. Если, при наличии умысла у одной из сторон,
сделка исполнена только виновной стороной, то с невиновной взыскивается в
доход государства все полученное ею по сделке.
Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности:
в обоих случаях имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной
волей сторон. Статья 170 ГК определяет мнимую сделку как сделку, совершенную
лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия,
а притворную - как совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как
в первом, так и во втором случае стороны желают достигнуть определенных правовых
последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих сделок.
При совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение
каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки.
Целью обычно является возникновение правовых последствий для каждой или, что
чаще встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например,
мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого
имущества). Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция. Наличие
цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает
ее в сделку, предусмотренную ст.169 ГК.
При совершении притворной сделки воля сторон направлена на установление
между сторонами гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными
в их волеизъявлении (например, заключение договора купли-продажи недвижимого
имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего
договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры
обращения взыскания на заложенное имущество).
Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных
п.2 ст.167 ГК. В соответствии с п.2 ст.170 к сделке, которую стороны действительно
имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой
сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной
недействительности. Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими
лицами может с целью уклонения от уплаты налогов быть прикрыта договором о
совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является
ничтожной сделкой в соответствии с п.2 ст.170 ГК, а сделка по безвозмездной
передаче денежных средств может оказаться действительной, что не исключает
применения административно-правовых последствий, предусмотренных налоговым
законодательством.
Применение правил о ничтожных сделках, предусмотренных ст.ст.171, 172
ГК, требует наличия специальных субъектов - гражданина, признанного судом
недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК), или малолетнего,
т.е. лица, не достигшего 14 лет (ст.172 ГК). Основанием недействительности

<< Пред. стр.

стр. 164
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>