<< Пред. стр.

стр. 165
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

этих сделок является отсутствие у их субъектов необходимой дееспособности.
Ничтожными являются все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным,
и сделки, совершенные малолетним, за исключением тех, которые малолетний вправе
совершать самостоятельно в соответствии с п.2 ст.29 ГК. Ничтожность влечет
здесь одинаковые правовые последствия, предусмотренные п.1 ст.171 ГК. Основное
- двусторонняя реституция, дополнительное - обязанность дееспособной стороны
возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если первая знала
или должна была знать о недееспособности или малолетстве второй. По общему
правилу в этом случае действует принцип презумпции вины правонарушителя (п.2
ст.401, ст.1064 ГК), поэтому на дееспособную сторону ложится бремя доказывания
отсутствия своей вины.
Статьи 171 и 172 ГК предусматривают возможность судебного признания рассматриваемых
сделок действительными по иску законных представителей недееспособного и малолетнего
в случае, если они совершены к выгоде недееспособного или малолетнего. Сделка
должна признаваться таковой, если суд придет к выводу, что добросовестно действующий
опекун, родитель или усыновитель при тех же обстоятельствах совершил бы ее
от имени недееспособного или малолетнего.
Под понятие сделок, выходящих за пределы правоспособности юридического
лица (ст.173 ГК), подпадают сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии
с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах,
т.е. за пределами специальной правоспособности, а также сделки, совершенные
юридическим лицом, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности.
В этих случаях отсутствует такое условие действительности сделки, как необходимая
для совершения сделки правоспособность юридического лица. Оно должно признаваться
не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью во всех случаях,
когда на момент совершения сделки у него отсутствует действующая лицензия.
Данные сделки могут быть признаны судом недействительными, если они совершены
за пределами правоспособности юридического лица и при этом другая сторона
знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Статья 173 ГК предусматривает
ограниченный круг лиц, управомоченных на предъявление иска о признании указанных
сделок недействительными: само юридическое лицо; его учредитель (участник);
государственный орган, осуществляющий контроль и надзор за деятельностью юридического
лица. Другая сторона по сделке предъявлять такой иск не вправе. В соответствии
с процессуальным законодательством бремя доказывания наличия обоих условий,
необходимых для признания сделки недействительной, ложится на истца, заявившего
это требование. Последствие - двусторонняя реституция.
Под ограничением необходимых полномочий на совершение сделки (ст.174
ГК) понимается выход лица за пределы своих полномочий в случаях неочевидного
ограничения его полномочий. Оно имеет место в случаях, когда: полномочия,
определенные в доверенности, законе или очевидные из обстановки, в которой
совершается сделка, превышают полномочия, предусмотренные в договоре между
представителем и представляемым; полномочия органа юридического лица ограничены
учредительными документами и недостаточны для совершения сделки. Статья 174
ГК неприменима, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий,
установленных не учредительными документами, а законом. В этих случаях необходимо
обращаться к ст.168 ГК.
Закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание
таких сделок недействительными лишь при недобросовестности контрагента, который
знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по
иску лица, в интересах которого установлены ограничения. Когда же ограничения
полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами,
таким лицом, по смыслу ст.174 ГК, является само юридическое лицо. Иные лица,
в том числе учредители, вправе предъявлять данные иски в случаях, прямо указанных
в законе.
Лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии
одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст.174 ГК. Поскольку
она не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст.6 ГК к таким отношениям
в порядке аналогии закона следует применять правило п.2 ст.183 ГК о последующем
одобрении сделки представляемым. Одобрением может быть признан, в частности,
факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке. Предусмотренные ст.174
ГК основания для признания сделки недействительной в таком случае отсутствуют.
Необходимо отметить, что к одному из указанных в ст.174 ГК случаев -
несовпадению полномочий в доверенности и договоре - последствия, предусмотренные
рассматриваемой статьей, не могут применяться. Если во всех остальных случаях
контрагент, знающий об ограничении полномочий и, тем не менее, совершающий
сделку, действует незаконно, то при несовпадении доверенности и договора возникает
иная ситуация. Контрагент, знающий об этом несовпадении и руководствующийся
доверенностью, поступает правомерно. Именно доверенность закон определяет
в качестве одного из оснований возникновения полномочий представителя, исчерпывающе
определенных в ст.182 ГК. Договор в качестве основания возникновения полномочий
в этой статье не упоминается. Кроме того, именно доверенность закон определяет
в качестве документа, выдаваемого для представительства перед третьими лицами
(ст.185 ГК). При расхождениях в содержании договора и доверенности третьему
лицу целесообразно поинтересоваться у представляемого, не отменена ли доверенность
полностью или частично. Если сделка совершается при отмененной доверенности,
это превращает ее в сделку с неуполномоченным лицом, что влечет соответствующие
последствия (ст.183 ГК).
Последствием признания сделки недействительной на основании ст.174 ГК
является двусторонняя реституция.
Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (за
исключением несовершеннолетнего, ставшего полностью Дееспособным) без согласия
его родителей, в случаях, когда оно требуется в соответствии со ст.26 ГК,
может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей
или попечителя (ст.175 ГК). При признании сделки недействительной применяются
правила, предусмотренные п.1 ст.171 ГК, т.е. двусторонняя реституция и, кроме
того, возмещение дееспособной стороной несовершеннолетнему реального ущерба,
если дееспособная сторона знала или должна была знать о факте несовершеннолетия.
Сделка по распоряжению имуществом (за исключением мелких бытовых сделок),
совершенная гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления
спиртными напитками или наркотическими средствами, может быть признана судом
недействительной по иску попечителя с применением последствий, предусмотренных
п.1 ст.171 ГК, т.е. двусторонней реституции и, кроме того, возмещением дееспособной
стороной реального ущерба, понесенного другой стороной, если дееспособная
сторона знала или должна была знать об ограничении дееспособности другой стороны
(ст.176 ГК).
Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но в момент совершения
сделки находившимся в состоянии, когда он неспособен был понимать значения
своих действий или руководить ими (опьянение, нервное потрясение, иное болезненное
состояние), в соответствии со ст.177 ГК может быть признана недействительной
по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы
нарушены в результате ее совершения. Последствия определяются правилами п.1
ст.171 ГК, т.е. производится двусторонняя реституция и, кроме того, реальный
ущерб, причиненный стороне, которая не могла осознавать значение своих действий
или руководить ими, возмещается другой стороной, если последняя знала или
должна была знать о болезненном состоянии первой.
В связи с несоответствием волеизъявления действительной воле стороны
может быть признана недействительной сделка, совершенная под влиянием заблуждения,
имеющего существенное значение. Лицом, управомоченным на предъявление иска,
является сторона, действовавшая под влиянием заблуждения (ст.178 ГК). Существенное
значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо таких качеств
ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по
назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного
значения (например, покупка акций с неоправдавшимся расчетом на получение
больших дивидендов). Основное последствие - двусторонняя реституция. Заблуждавшаяся
сторона вправе требовать от другой возмещения причиненного ей реального ущерба,
если докажет, что заблуждение возникло по вине контрагента. Вина может иметь
только форму небрежности, так как умысел наличествует в случаях совершения
сделки под влиянием обмана. Если вина другой стороны не доказана, заблуждавшаяся
сторона обязана возместить ей понесенный ею реальный ущерб, даже если заблуждение
возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.
Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного
соглашения представителя одной стороны с другой стороной или сделка, которую
лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на
крайне невыгодных для себя условиях, может быть признана судом недействительной
по иску потерпевшего (ст.179 ГК). В этих случаях волеизъявление потерпевшей
стороны не соответствует ее действительной воле либо она вообще была лишена
возможности действовать по своей воле и в своих интересах.
Обман - это преднамеренное введение другого лица в заблуждение путем
ложного заявления, обещания, а также умышленного умолчания о фактах, могущих
повлиять на совершение сделки. Под насилием в ст.179 ГК понимается противоправное
физическое воздействие на другое лицо путем причинения страданий ему и его
близким с целью заставить совершить сделку. Угроза - это противоправное психическое
воздействие на другую сторону, заключающееся в предупреждении о причинении
ему или его близким существенного вреда в будущем, во избежание чего потерпевший
вынужден совершить сделку. Злонамеренное соглашение представителя одной стороны
с другой стороной заключается в умышленном совершении сделки в ущерб представляемому.
Кабальная сделка характеризуется тем, что потерпевшая сторона вынуждена
совершить ее вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных
для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Юридический состав
кабальной сделки включает в себя следующие факты: стечение тяжелых обстоятельств
у потерпевшего; явно невыгодные для потерпевшего условия совершения сделки;
причинная связь между стечением у потерпевшего тяжелых обстоятельств и совершением
им сделки на крайне невыгодных для него условиях; осведомленность другой стороны
о перечисленных обстоятельствах и использование их к своей выгоде.
Последствиями признания указанных сделок недействительными являются односторонняя
реституция, а также возмещение понесенного потерпевшей стороной реального
ущерба.

А.Эрделевский,
доцент МГЮА,
кандидат юридических наук



Участие заключенных в гражданско-правовых сделках

Порядок отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы во многом
предопределяет особенности совершения осужденными гражданско-правовых сделок.
В Уголовно-исполнительном кодексе РФ и Правилах внутреннего распорядка
исправительных учреждений содержится детальная правовая регламентация и соответствующие
ограничения на совершение осужденными сделок купли-продажи, мены, дарения
и т.д.
Исходя из правил конкуренции правовых норм общей теории права и специфики
деятельности уголовно-исполнительных учреждений можно сделать вывод о том,
что названные акты, устанавливающие порядок исполнения уголовных наказаний,
в части содержащихся в них норм гражданского права выступают в качестве специальных
правил по отношению к нормам ГК РФ. Основанием для такого вывода служит, на
мой взгляд, буквальное толкование п.1 ст.22 ГК РФ, допускающей ограничения
гражданской правоспособности в случаях, установленных законом. Так, в соответствии
с п.1 ст.88 УИК РФ осужденные к лишению свободы приобретают продукты питания
и предметы первой необходимости только по безналичному расчету и только за
счет средств, заработанных в период отбывания наказания, а также за счет получаемых
ими пенсий и социальных пособий. Эта норма носит общий характер, так как ряд
предписаний УИК РФ (в том числе и ст.88) снимает указанные ограничения и разрешают,
в частности, осужденным - инвалидам I и II группы, несовершеннолетним, беременным
женщинам и женщинам, имеющим при себе детей, приобретать продукты питания
и предметы первой необходимости за счет средств, находящихся на их лицевых
счетах, а не только тех, которые заработаны или получены в виде различных
социальных выплат. Из этого правила имеются и другие изъятия, о которых речь
пойдет ниже.
В силу специфики своего правового положения не всякий осужденный может
лично совершать гражданско-правовые сделки. Так, например, в соответствии
с §17 Правил для лиц, содержащихся изолированно от других осужденных, продукты
питания и предметы первой необходимости приобретаются сотрудниками исправительного
учреждения (начальником отряда или лицом, его замещающим, в магазине учреждения
на основании заявления осужденного. Выдачи доверенности в данном случае не
требуется. Устанавливается также периодичность совершения такого рода сделок.
Например, для лиц, содержащихся в помещениях камерного типа и одиночных камерах,
закупка продовольственных и промышленных товаров производится два раза в месяц.
Кроме того, в каждом исправительном учреждении устанавливается внутренний
распорядок, который определяет в том числе и режим работы магазина, и график
приобретения осужденными продуктов питания и предметов первой необходимости.
В случае введения предусмотренного ст.85 УИК РФ режима особых условий в исправительном
учреждении (стихийные бедствия, массовые беспорядки и т.п.) работа магазина
может быть приостановлена на срок до тридцати суток.
Расходование осужденными денег для приобретения товаров допускается на
определенную УИК РФ сумму в соответствии с видом режима и условиями отбывания
лишения свободы, которая колеблется от 30% до одного минимального размера
оплаты труда ежемесячно.
Осужденным, отбывающим лишение свободы в строгих условиях колоний общего,
строгого и особого режимов, разрешается расходовать только средства, заработанные
в местах лишения свободы. Осужденные, находящиеся в обычных и облегченных
условиях, и несовершеннолетние, пребывающие в строгих условиях отбывания наказания,
вправе расходовать любые денежные средства, имеющиеся на их лицевых счетах,
за исключением тех денег, которые в соответствии с п.9 ст.82 УИК РФ были у
них обнаружены, изъяты и помещены на хранение.
Таким образом, отбывающие лишение свободы в строгих условиях необоснованно
поставлены в более тяжелое положение по сравнению с осужденными, находящимися
в иных условиях отбывания наказания (исключение, как уже отмечалось, составляют
несовершеннолетние). Исходя из изложенного, на мой взгляд, необходимо дополнить
УИК РФ нормой, которая позволяла бы этой категории осужденных при отсутствии
возможности трудоустройства (в том числе и на неквалифицированные работы),
а также в случае задержки с выплатой заработной платы расходовать на приобретение
продуктов питания и предметов первой необходимости денежные суммы, имеющиеся
на их лицевых счетах, с учетом ограничений, предусмотренных п.9 ст.82 УИК
РФ.
Осужденные, отбывающие наказание в льготных условиях воспитательных колоний
для несовершеннолетних, а также осужденные, находящиеся в колониях-поселениях,
могут совершать сделки купли-продажи за наличный расчет. При этом лицам, находящимся
в льготных условиях воспитательных колоний, разрешается приобретать только
продукты питания и предметы первой необходимости, что явствует из п.3 ст.133
УИК РФ и абз.4 §17 Правил.
Осужденные, содержащиеся в колониях-поселениях, в соответствии с подп."а"
п.1 ст.129 УИК РФ пользуются наличными деньгами без ограничения (за исключением
приобретения спиртных напитков и вещей, ограниченных в гражданском обороте).
Принимая во внимание, что приведенная норма разрешает осужденным, содержащимся
в колониях-поселениях, помимо денег иметь ценные вещи (а значит, и приобретать
их), необходимо учитывать положения актов, содержащих нормы гражданского права,
регламентирующие оборот валютных ценностей, драгоценных камней и металлов.
В соответствии с п.3 §3 Правил осужденным запрещается отчуждать любым
способом продукты питания, предметы, изделия и вещества, находящиеся в их
личном пользовании. Этот запрет носит, на мой взгляд, вполне обоснованный
характер, исходя из тех негативных явлений, которые продолжают иметь место
в среде осужденных: предоставление таких вещей в уплату за карточный долг,
сбор "общака" и т.д. В случае выявления подобных фактов к ним применимы правила
о недействительности сделок (§2 гл.9 ГК РФ), в частности положения п.1 ст.166
и ст.168 ГК РФ о признании сделки ничтожной.
Следует подчеркнуть, что приведенные нормы-запреты действуют только в
отношении вещей, находящихся в повседневном пользовании осужденных; это касается
и вещей, для пользования которыми необходимо наступление соответствующего
сезона (например, зимняя обувь). На распоряжение другими вещами, принадлежащими
осужденным на праве собственности, указанные запреты не распространяются,
следовательно, осужденный вправе, например, продать, подарить, обменять жилой
дом, автомобиль и т.д. Однако и в этом случае могут иметь место фактические
и юридические ограничения. Как отмечалось, не каждый осужденный в силу его
нахождения в исправительном учреждении может принять личное участие в совершении
гражданско-правовой сделки. Исключение составляют осужденные, которым в соответствии
со ст.97 УИК РФ разрешен выезд за пределы исправительного учреждения.
Отмечу, что на указанную категорию осужденных также распространяется
запрет, установленный п.9 ст.82 УИК РФ, на пользование и распоряжение обнаруженными
и изъятыми у них деньгами и ценными бумагами до освобождения от отбывания
наказания. Данная норма носит императивный характер и, по моему мнению, подлежит
расширительному толкованию только в отношении осужденных, убывающих в колонии-поселения,
ибо в соответствии с абз.6 §18 Правил на период выезда осужденный имеет право
получить только принадлежащую ему гражданскую одежду и обувь, В отношении
получения изъятых денег в правилах ничего не сказано.
Представляется необходимым распространить действие названных норм и на
осужденных, получивших разрешение на краткосрочный выезд из исправительного
учреждения, особенно если он необходим для решения вопросов бытового устройства
после освобождения от отбывания наказания.

Преподаватель
Учебного центра Управления
исполнения наказаний
по Пензенской области И.Минеев



Обеспечение правомерности и законности
сделок с недвижимостью

В соответствии со ст.48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется
право на получение квалифицированной юридической помощи. Нотариат обеспечивает
эту помощь путем совершения нотариусами нотариальных действий.
Существенную защиту прав и законных интересов участников гражданского
оборота нотариат осуществляет прежде всего в сфере обязательственных правоотношений,
заключении и исполнении в основном имущественных сделок. Важное место среди
них занимают сделки с недвижимостью. Статья 53 Основ законодательства Российской
Федерации о нотариате предусматривает обязательное нотариальное удостоверение
сделок, для которых непосредственно законом установлена данная форма.
Однако в настоящий момент возможности нотариата в процессе регулирования
гражданских правоотношений при осуществлении законотворчества не учитываются
должным образом. Так, в частности, в ст.ст.550, 560, 574 ГК РФ отсутствует
положение об обязательном нотариальном удостоверении сделок с недвижимым имуществом.
Подобное нововведение необоснованно принижает роль нотариата в обеспечении
правовой безопасности граждан и юридических лиц при осуществлении своих прав
и законных интересов. Положения части второй ГК РФ, связанные с отказом от
обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью, существенно
сужают гарантии, обеспечивающие предусмотренный Конституцией Российской Федерации
(ст.ст.8, 35, 45, 48) принцип охраны прав и свобод гражданина, включая право
частной собственности.
Служба регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним находится
в стадии становления, поэтому до сих пор указанные выше сделки с недвижимостью
совершаются нотариусами. Причем действия нотариуса не ограничиваются удостоверением
личности и проверкой дееспособности граждан, совершающих правовое действие.
Он также участвует в подготовительной стадии договора, когда стороны еще не
пришли к соглашению, разъясняя им смысл и все возможные правовые последствия
договора отчуждения недвижимости. Кроме того, нотариус осуществляет контроль
за недопущением заключения договора, противоречащего закону, а также предупреждает
злоупотребления доверием сведущего лица по отношению к несведущему, с тем
чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред.
Нотариус вместе с тем в соответствии со ст. 17 Основ законодательства Российской
Федерации о нотариате несет полную имущественную ответственность за законность
совершения сделки.
Все перечисленные функции согласно ГК РФ (ст.ст.131, 164) возлагаются
на государственные органы, регистрирующие недвижимость и сделки с ней. Так,
ст.13 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое
имущество и сделок с ним" предусматривает, что учреждением юстиции по государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним проводится правовая
экспертиза представленных на регистрацию документов и проверяется законность
совершенной сделки, а также устанавливается отсутствие противоречий между
заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на объект недвижимого
имущества и др.
Государство все бремя ответственности за законность сделки берет на себя.
Однако всем известно, что в случае ошибки с государства гораздо труднее взыскать
причиненный ущерб нежели с частнопрактикующего нотариуса, чья деятельность
застрахована.
В нашей стране немало людей с низкой правовой культурой, а устранение
нотариуса от удостоверения сделок с недвижимостью приведет к увеличению и
без того тревожащего уровня криминальности в данной сфере. От такого положения
пострадают только граждане, что внесет в наше нелегкое экономическое положение
излишнюю сумятицу в обществе и приведет в конечном счете к тому, что все-таки
рано или поздно придется отказаться от данных норм.
В качестве еще одного негативного последствия замены обязательного нотариального
удостоверения сделок государственной регистрацией можно назвать и необходимость
создания специальной службы, обеспечивающей проведение правовой экспертизы
и проверки законности сделки, что потребует, помимо высокого уровня юридической
и профессиональной подготовки персонала, дополнительных расходов из федерального
бюджета.
Кроме того, вызывают озабоченность сроки проведения государственной регистрации
прав на недвижимое имущество - до 1 месяца со дня подачи заявления и документов
на государственную регистрацию. Не вызывает сомнений то, что месячный срок
будет выдержан до конца, а это негативно скажется на самих гражданах, увеличивая
их моральные и материальные потери. Горький опыт этого уже имеется. Так, для
того чтобы зарегистрировать нотариально удостоверенный договор на отчуждение
недвижимости в Московской областной регистрационной палате администрации Московской
области необходимо затратить три недели (например, регистрация сделки с недвижимостью
в Комитете муниципального жилья правительства г.Москвы происходит в день подачи
документов).
Мировой опыт показывает, что устранение нотариата от удостоверения сделок
с недвижимостью приводит к увеличению нарушений прав граждан и юридических
лиц, что в свою очередь оказывает влияние на количество судебных споров по
делам бесспорного характера. Значительно возрастет объем работы судов, и так
работающих с предельной нагрузкой. Так, в США из-за неразвитости системы нотариата
затраты на содержание судов по сравнению с Европой выше примерно в 3 - 7 раз.
Поэтому придание сделкам с недвижимостью обязательной нотариальной формы способствует
предварительному контролю за законностью действий участников гражданского
оборота, снижению количества споров в судах, экономя тем самым столь необходимые
средства для проведения судебной реформы.
Сторонники совершения сделок с недвижимостью в простой письменной форме
придерживаются мнения, что этим они оградят граждан от лишних расходов на
нотариальное оформление сделок. Это представление является ошибочным, поскольку
не так все просто, как кажется на первый взгляд.
Так, на предварительной стадии заключения договора, чтобы исключить нежелательные
последствия, стороны вынуждены будут обратиться к услугам адвокатов для составления
юридически грамотного договора. Стоимость его услуг составляет до 5% от суммы
договора с каждой стороны. При этом адвокат не несет имущественной ответственности
за невыполнение условий сделки, поэтому сторонам также придется застраховать
саму сделку и оплатить страховку, составляющую 10% от суммы договора. Таким
образом получается примерно 15% от суммы сделки. Нотариус же за нотариальное
оформление берет 1,5% от суммы сделки, т.е. в 10 раз меньше. Причем эта ставка,
а также льготы при совершении нотариальных действий устанавливаются государством.
Адвокаты размер своих тарифов за услуги определяют самостоятельно, и государство
не в состоянии воздействовать на механизм ценообразования их услуг. Так, после
повышения с 1 января 1997 г. Федеральным законом "О тарифах страховых взносов
в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской
Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и
в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год" (отдельные положения
ряда статей этого Закона были признаны неконституционными) размера взносов
в Пенсионный фонд Российской Федерации до 28% от дохода для адвокатов, предпринимателей
и нотариусов предприниматели и адвокаты подняли цены на свои услуги. Нотариусы
этого сделать не могут ввиду того, что размер тарифов определяется не соглашением,
а государством в Законе о государственной пошлине.
Положение о том, что граждане согласно ГК РФ имеют факультативное право
обратиться в нотариальную контору за удостоверением сделки, для которой законом
не установлена обязательная нотариальная форма, вряд ли имеет под собой достаточно
содержательную основу. Русский менталитет срабатывает таким образом, что когда
идет речь о правовых процедурах, рассматриваемых как ненужные формальности,
если к тому же их соблюдение связано с затратами, то их следует отбросить
при первой возможности. Но это в конечном счете оборачивается против самих
граждан.
ГК РФ, исключив нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью, разрешает
также и продажу недвижимости по доверенности, никем не удостоверенной, поскольку
ст. 185 ГК РФ предусматривает нотариальное удостоверение доверенностей на
совершение сделок, требующих нотариальной формы. Излишне говорить, что это
еще более усугубляет положение договаривающихся сторон.
Нотариальная форма придает сделке достоверность, вносит ясность во взаимоотношения
сторон по вопросу ее содержания и факта ее совершения. Нотариальное удостоверение
сделки обеспечивает возможность доказывания определенных фактов в суде. Нотариусы
обеспечивают правильное заключение договора, беспристрастны в отношениях между
сторонами, разъясняя им применяемое право в каждом конкретном случае, и дают
возможность действовать в рамках закона по заключенному, имеющему юридическую
силу договору.
Отсутствие обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью
также отрицательно скажется на международном авторитете России, являющейся
членом Европейского сообщества и Международного союза латинского нотариата.
Требования к гражданскому законодательству, установленные этими организациями,
предусматривают обязательное нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью,
и отмена этой процедуры в Российской Федерации может повлечь существенный
экономический ущерб (например, при привлечении иностранных инвестиций или
получении кредитов в зарубежных банках). Иностранные предприниматели, желающие
иметь стабильный бизнес в России, придают главное значение стабильному и юридически
безупречному праву собственности в России.
Кроме того, введение таких положений в ГК РФ повлекло утрату единства
в регулировании соответствующих вопросов в действующем российском законодательстве.
В результате в одних случаях нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью
новым законодательством отменено, в других - предусмотрено. Так, например,
в отношении договоров о залоге недвижимого имущества и договоров ренты (ст.ст.339
и 584 ГК РФ) предусмотрено обязательное нотариальное удостоверение, а также
установлено нотариальное удостоверение брачных контрактов и согласие одного

<< Пред. стр.

стр. 165
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>