<< Пред. стр.

стр. 170
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Эти данные должны содержаться в материалах дела, точнее - составлять
собой часть иска. Придать его содержанию полноту и конкретность, необходимую
для последующей работы эксперта, возможно при участии сведущего в области
строительства лица на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.
Целесообразность такого участия специалиста обусловлена тем, что по данной
категории дел именно на этой стадии уже необходимы специальные познания. Ни
судья, ни стороны по делу ими не обладают.
При участии сведущего лица могут быть выполнены такие действия, как:
установление и отражение в исковом заявлении сложившегося порядка пользования
спорным домом, другими строениями их совладельцами; приблизительное (с обязательной
последующей корректировкой на основе данных, полученных в ходе натурного исследования)
определение частей домовладения, соответствующих долям совладельцев; отражение
в исковом заявлении вариантов раздела, предложенных сторонами по делу; рассмотрение
сторонами по делу возможности объединения долей части совладельцев и отражение
такой возможности в исковом заявлении; при невозможности раздела строения
в силу его технических (конструктивных) особенностей рассмотрение возможности
реального выдела доли истца (истцов), либо определения порядка пользования
спорным домом и т.д.
Как представляется, консультационная деятельность сведущего лица на стадии
подготовки дела к судебному разбирательству не может служить препятствием
к назначению того же лица экспертом по делу, что будет способствовать сокращению
временных затрат на судопроизводство, позитивно сказываясь на его экономичности.
Действующий ныне ГПК не регламентирует действия эксперта в ходе исследования
недвижимости. Вместе с тем нельзя согласиться со сложившейся практикой, когда
визуальное обследование подлежащего экспертизе строительного объекта рассматривается
не как часть экспертизы, а как самостоятельное действие с неопределенной процессуальной
природой. Результаты непосредственного визуального исследования при этом фиксируются
в отдельном документе, называемом "Акт экспертного осмотра", который прилагается
к заключению эксперта. Необходимость составления такого документа отмечает,
в частности, Н.К. Толчеев: "К заключению должен быть приложен акт осмотра
дома, составленный экспертом с участием сторон, в котором отражаются основные
конструктивные элементы и размеры строений, характер конструкций и их состояние,
сведения об инженерном оборудовании дома, наличие самовольных построек" (см.:
Толчеев Н.К. Судебные споры о жилом доме. М., 1991. С.68).
Приведенное утверждение является, с нашей точки зрения, ошибочным и ориентирует
эксперта на действия, не предусмотренные ни процессуальным законодательством,
ни ведомственными нормативными актами, регламентирующими порядок производства
судебных экспертиз. Указанные источники не содержат также положений, определяющих
процедуру составления и форму упомянутого автором документа. Не ясна и цель
действий эксперта в той части, которая предполагает "участие сторон", так
как согласно ст.76 ГПК эксперт дает заключение от своего имени и несет за
него личную ответственность. При этом нет необходимости в подтверждении кем-либо
правильности полученных при осмотре данных - оценку заключения эксперта дает
только суд (судья), либо иной орган (лицо), назначивший экспертизу. К тому
же подписание упомянутого акта сторонами не влечет за собой никаких юридических
последствий, поскольку этот документ не имеет никакого доказательственного
значения.
Подобная практика находит, однако, одобрение у некоторых судей. По их
мнению, при попытке сторон по делу, иных заинтересованных лиц оспорить результаты
произведенных исследований и замеров можно сослаться на их подписи в упомянутом
акте и не проводить проверки противоречий материалов дела ни путем осмотров
с выходом на место (ст.179 ГПК), ни путем назначения повторных экспертиз (ст.181
ГПК). Такой подход, на наш взгляд, можно расценить как стремление суда к процессуальному
упрощенчеству, попытку осуществить формальную оценку доказательств, что недопустимо.

Бутырин А.



Нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью обязательно

Ознакомившись со статьей А.Тихенко "Надо действовать на перспективу"
(Российская юстиция. 1996. N 5), полностью одобряя выводы автора, хочу высказать
свое мнение в поддержку его позиции.
По нормам ГК 1964 года сделки с некоторыми видами недвижимого имущества
подлежали обязательному нотариальному удостоверению. Всем известно, что новый
Гражданский кодекс РФ не пошел по этому пути. Теперь в соответствии со ст.550
ГК для сделок с недвижимостью (за исключением договора ренты) не требуется
нотариального удостоверения.
Отступая от ранее действующих правил, разработчики нового Гражданского
кодекса в обоснование своей позиции ссылаются на факт регистрации сделок с
недвижимостью. При этом они считают, что регистрация вполне заменит нотариальное
удостоверение.
Нахожу это утверждение малоубедительным. Если мы считаем главной задачей
защиту прав и законных интересов граждан, то нельзя не признать, что отмена
нотариального удостоверения в первую очередь как раз ущемляет интересы сторон.
Ведь сделки с недвижимостью, для того чтобы они соответствовали закону,
должны отвечать ряду требований в отношении формы, условий. Конечно, сторонам
необходима помощь специалиста.
Удостоверение сделок с недвижимостью нотариусами как раз предусматривалось
законодателем для того, чтобы уже на стадии заключения договора с помощью
квалифицированного юриста и уполномоченного представителя государства-нотариуса
внести ясность во взаимоотношения сторон по содержанию договора, устранить
все недоговоренности и противоречия между сторонами, обеспечить соответствие
его формы и условий требованиям закона с тем, чтобы в будущем исключить возникновение
имущественных споров. Этот путь упорядочивает гражданский оборот с недвижимым
имуществом, освобождает суды при возникновении между сторонами споров от дополнительных
усилий по установлению подлинности и добровольности договора. (Первоначально
нотариат возник в системе судебных органов и во многих странах продолжает
действовать в таком виде.)
Удостоверяя сделки с недвижимостью в соответствии с законодательством,
нотариусы обязаны устанавливать личность участников сделки, проверять их дееспособность
и полномочия, принадлежность отчуждаемого имущества.
Закон обязывает нотариуса при совершении сделок разъяснять гражданам
и юридическим лицам их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых
действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована
им во вред (ст.16 Основ законодательства о нотариате).
Нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью в наше сложное время,
когда правовая грамотность населения находится на низком уровне, когда катастрофически
не хватает квалифицированных юристов, имеет исключительно важное значение
с точки зрения защиты прав и законных интересов субъектов прав на недвижимое
имущество.
Позиция разработчиков кодекса по рассматриваемому вопросу мягко говоря
выглядит странной.
Отмена нотариальной формы сделок с недвижимостью приведет к тому, что
участники таких сделок будут лишены реальной возможности удостовериться в
законности и добровольности заключаемого договора. Ведь органы, которые будут
осуществлять государственную регистрацию таких сделок, вряд ли будут в состоянии
оказывать квалифицированную юридическую помощь при совершении этих сделок.
В настоящее время регистрацией сделок с недвижимостью занимаются местные земельные
комитеты, местные органы исполнительной власти, бюро технической инвентаризации
и другие органы, которые укомплектованы соответствующими специалистами крайне
слабо. А если закон о регистрации прав на недвижимость и сделок с нею принятие
которого предусмотрено Гражданским кодексом, такую регистрацию будет возлагать
на новые органы, специально создаваемые для этих целей, то для укомплектования
этих органов квалифицированными юридическими кадрами в достаточном количестве
потребуется время и огромные средства.
Таким образом, совершенно очевидно, что в конечном счете участники сделок
вынуждены будут за помощью в составлении договора обратиться к тем же нотариусам,
адвокатам или юрисконсультам. Это приведет к удорожанию правовых услуг в стране.
Учитывая наши реалии, можно предвидеть, что в конце концов сделки с недвижимостью
будут заключаться и регистрироваться в органах регистрации по утвержденным
ими типовым формам. При таком положении вещей нельзя не исключить опасность
возникновения волокиты и злоупотребления со стороны чиновников, которые будут
решать вопросы регистрации сделок с недвижимым имуществом по установленным
ими правилам. А это, в свою очередь, на практике приведет к возникновению
многочисленных споров и коллизий между участниками сделок.
Из публикаций в печати хорошо известны случаи злоупотреблений и упущений
со стороны чиновников при государственной регистрации предприятий (организаций),
нотариальное удостоверение учредительных документов которых было отменено
в 1993 году. Случаи регистрации предприятий на подставных лиц, с ложными юридическими
адресами сейчас не редкость.
В случае возложения государственной регистрации сделок с недвижимостью
на органы юстиции, это также окажется для них трудно реализуемой задачей.
И прежде всего это связано с тем, что органы юстиции на местах имеются только
на областном уровне, а в республиках местные органы юстиции вовсе отсутствуют.
Да и действующая Конституция регулирование вопросов регистрации недвижимости
к ведению Российской Федерации не относит (за исключением управления федеральной
государственной собственностью), т.е. этот вопрос включен в компетенцию субъектов
Федерации (ст.ст.71-73 Конституции).
Проблема отмены обязательного нотариального удостоверения сделок имеет
и материальную сторону. Известно, что в настоящее время за удостоверение договоров
на отчуждение недвижимости взимается государственная пошлина, которая поступает
в местные бюджеты и составляет немалую сумму. Ясно, что такая отмена лишает
и без того скудные местные бюджеты от поступлений государственной пошлины
за удостоверения договоров на отчуждение недвижимого имущества.
Считаю также, что, отменяя обязательное нотариальное удостоверение сделок
с недвижимостью, не учли то обстоятельство, что если сейчас лицо, интересы
которого нарушены вследствие совершения нотариусом нотариального действия,
противоречащего законодательству (например, не установлена принадлежность
отчуждаемого имущества продавцу), имеет реальную возможность требовать возмещения
причиненного вследствие этого ущерба конкретным нотариусом, то добиться такого
возмещения при отмене нотариального удостоверения сделок будет крайне трудно
ввиду отсутствия конкретного лица, несущего ответственность за соответствие
содержания сделки законодательству.
Намерение разработчиков, а вслед за ними и законодателя отменить обязательное
удостоверение сделок с недвижимостью не поддается логическому осмыслению.
Нотариат как юрисдикционный институт исторически возник и продолжает действовать
во всем мире именно как публично-правовой орган, призванный обеспечить законность
в отношениях участников сделок, для защиты их прав и интересов.
Объяснение причины отмены обязательного нотариального удостоверения сделок
с недвижимостью введением государственной регистрации прав на недвижимость
и сделок с нею не выдерживает критики.
Думается, участники разработки кодекса не могли не знать, что государственная
регистрация сделок с недвижимостью вводится не сейчас, она существует у нас
давно. Достаточно посмотреть ст.239 ГК РСФСР 1964 года. Другой вопрос, что
до сих пор отсутствует единый орган, осуществляющий регистрацию прав и сделок
со всеми видами недвижимости. Однако фактическая реализация этой идеи представляется
труднореализуемой задачей. Прежде всего это связано с регистрацией сделок
с земельными участками. Сейчас эту работу проводят местные земельные органы,
которые ведут учет земельных участков, принадлежащих гражданам и организациям.
Имеет ли смысл эту, требующую особой квалификации, функцию возлагать на создаваемые
вновь особые органы регистрации?
Уверен, что даже если отмена обязательного нотариального удостоверения
сделок с недвижимым имуществом будет реализована на практике, рано или поздно
жизнь заставит вернуться к прежнему положению.
В истории нашей страны уже был период, когда из-за недооценки роли нотариусов
нотариальное удостоверение сделок с недвижимым имуществом было отменено. Это
было сделано сразу после Октябрьской революции, в 1917 году. Однако уже спустя
четыре года, с переходом к новой экономической политике и с развитием частного
оборота власти вынуждены были восстановить нотариальное удостоверение сделок.
Также поддерживаю мнение А.Йеммы (Больше прав российским нотариусам //
Российская юстиция. 1996. N 5), о том что, вступив в Международный Союз латинского
нотариата, мы должны принимать соответствующие меры, чтобы новое законодательство
не поставило российский нотариат в изолированное от мирового сообщества положение.

Мамишов З.



Понятие и условия договора

Гражданско-правовой договор представляет собой наиболее распространенный
вид юридических фактов. В качестве основания возникновения широкого спектра
гражданских прав и обязанностей (правоотношений) договор закреплен в особом
подразделе раздела III Гражданского кодекса.
В ст.8 ГК перечень юридических фактов открывают договоры и иные сделки,
предусмотренные законом, а также договоры, хотя и не предусмотренные законом,
но не противоречащие ему. Согласно ст.154 ГК для заключения договора необходимо
выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех и
более сторон (многосторонняя сделка), а в силу ст.420 ГК договором признается
соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении
гражданских прав и обязанностей. Этой же статьей устанавливается, что к договорам
применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой
9 ("Сделки") Кодекса. Так, соглашением обычно двух сторон является договор
купли-продажи: по легальному определению данного договора (ст.454 ГК) одна
сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой
стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него
определенную денежную сумму (цену). Соглашением большего числа сторон может
быть, например, договор простого товарищества (договор о совместной деятельности).
По такому договору двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить
свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для
извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей Закону (ст.1041
ГК).
Сопоставление понятий "договор" и "сделка" показывает, что второе шире
первого, так как сделка может быть односторонней. Поэтому договор - непременно
сделка, но последняя далеко не всегда является договором. На договоры распространяются
правила о форме, об условиях действительности сделок, об основаниях признания
их недействительными и наступающих в подобных случаях последствиях, ряд других
положений о сделках.
Гражданско-правовые договоры, выражая согласованную волю сторон на достижение
отвечающей действующему правопорядку цели, порождают, изменяют или прекращают,
как правило, соответствующие имущественные правоотношения. Эти договоры -
одно из важнейших оснований возникновения обязательств (ст.307 ГК). Некоторые
договоры наряду с обязательственными порождают также вещные правоотношения
- правоотношения собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления
(раздел II ГК). В определенных случаях договоры служат основанием возникновения
не только имущественных, но и личных неимущественных правоотношений (например,
авторские договоры - ст.30-34 Закона РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве
и смежных правах").
Из изложенного следует, что закон четко различает понятия "договор" и
"обязательство". Вместе с тем в гражданском обороте, законодательстве (в широком
смысле) и в науке права термину "договор" придается значение не только юридического
факта: нередко он применяется для наименования самого правоотношения, возникшего
в результате соглашения, а также примерных форм, используемых при заключении
различных договоров, иных документов, из которых явствует достигнутое сторонами
соглашение. Так, по ст.448 ГК имеет силу договора протокол о результатах торгов,
который подписывают в день проведения аукциона или конкурса лицо, выигравшее
торги, и организатор торгов.
Нужно вместе с тем иметь в виду, что в Гражданском кодексе наряду с договорными
отношениями как таковыми, представленными позитивным образом, они в ряде положений
закреплены в нормах, в которых, на первый взгляд, речь идет о лишь сугубо
экономических категориях. В ст.2 ГК, например, сформулировано достаточно четко
и полно определение предпринимательской деятельности, в нем содержатся указания
на такие явления, как пользование имуществом, продажа товаров, выполнение
работ, оказание услуг. Очевидно вместе с тем, что все названные действия составляют
содержание конкретных типов договоров.
При переходе российского общества к рыночной экономике неуклонно усиливается
значение договора, который становится основной правовой формой имущественных
отношений между всеми участниками гражданского оборота.
Еще сравнительно недавно содержание большинства гражданско-правовых договоров
в советском обществе предопределялось всевозможными плановыми предпосылками.
В настоящее время этот феномен все в большей степени отражает то непреложное
обстоятельство, что участники гражданского оборота беспрепятственно действуют,
проявляя исключительно свою волю в своем интересе. Как гласит закон, гражданские
и юридические лица "свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе
договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий
договора" (ст.1 ГК).
Категория договора широко используется во всех без исключения областях
экономики, социальной, культурной жизни, в политике. Она применяется не только
в гражданском праве, но и в других отраслях права.
До введения в действие части первой Гражданского кодекса РФ регламентация
договорных отношений строилась преимущественно в зависимости от состава их
участников - между организациями, между ними и гражданами, между гражданами.
В условиях современного общества такая дифференциация утратила в принципе
свое значение. Гражданское законодательство основывается ныне на началах признания
равенства всех участников регулируемых им отношений, свободы заключения договора,
недопустимости произвольного вмешательства кого бы то ни было в частные дела,
необходимости осуществления гражданских прав без помех. Первостепенное значение
имеет в значительной части воспроизведенное в ГК конституционное установление,
согласно которому в Российской Федерации гарантируется единство экономического
пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств на
всей территории страны, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.
В виде исключения ГК допускает ограничения в перемещении товаров и услуг,
которые могут вводиться только в соответствии с федеральным законом и только
при условии, что это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни
и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (ст.ст.1, 129 ГК).
По общему правилу не допускается понуждение к заключению договора. Это
возможно в случаях, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК,
другим законом или добровольно принятым участниками гражданского оборота обязательством.
Посредством договоров выявляются истинные и конкретные потребности сторон
в товарах, работах, услугах, характер и направление предпринимательской и
другой экономической деятельности. Вместе с тем договор всегда определяет
права и обязанности каждой из сторон, последовательность, а также порядок
их осуществления и исполнения. Особенно велика роль условий договора, касающихся
последствий нарушения (невыполнения или ненадлежащего исполнения) сторонами
обязанностей.
В имущественном обороте сформировалась устойчивая система договоров,
получивших закрепление в Кодексе. Наряду с подобными договорами ГК, как отмечалось,
допускает существование договоров, хотя и не предусмотренных законом, но не
противоречащих ему. В первую из названных групп - основную - прежде всего
должны быть включены соглашения, опосредствующие отношения по передаче имущества
в собственность или иное вещное право (хозяйственное ведение, оперативное
управление). Большое распространение получили договоры, по которым имущество
переходит во владение и пользование; договоры, направленные на выполнение
определенных работ и оказание всевозможных услуг. Ко второй группе могут быть
отнесены смешанные договоры, в которых содержатся элементы различных типов
договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (ст.421 ГК).
Каждый из названных договоров порождает обязательственные отношения имущественного
характера. Наряду с подобными соглашениями, образующими подавляющую часть
обязательственного права (разделы III, IV), ГК урегулировал ряд правил о договорах
в иных подразделениях части первой.
Среди норм, которые регламентируют отношения с несовершеннолетними (гл.3),
имеются статьи, направленные на существенное обеспечение их интересов - "Эмансипация"
и "Доверительное управление имуществом подопечного". Согласно ст.27 достигший
шестнадцати лет может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает
по трудовому договору (контракту) или с согласия родителей (усыновителей)
занимается предпринимательской деятельностью и, следовательно, регулярно вступает
в договорные отношения.
Статья 38 предоставляет органу опеки и попечительства при необходимости
постоянного управления недвижимым и ценным движимым имуществом подопечного
возможность заключить с управляющим, определенным этим органом, договор о
доверительном управлении таким имуществом. Очевидно, что если в первом случае
круг гражданско-правовых договоров законом не ограничен, то во втором управляющий
имуществом подопечного не может выйти за рамки полномочий по управлению его
имуществом.
С принятием ГК РФ ряд общих норм о юридических лицах, в том числе относящихся
к договорам, приобрел высшую юридическую силу. Согласно ст.52 ГК юридическое
лицо действует на основании устава либо учредительного договора и устава,
либо только учредительного договора; учредительный договор юридического лица
заключается, а устав утверждается его учредителями (участниками); в учредительном
договоре учредители обязуются создать юридическое лицо, определяют порядок
совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества
и участия в его деятельности. Далее этой же статьей устанавливается, что договором
определяются также условия и порядок распределения между участниками прибыли
и убытков, управления деятельностью юридического лица, выхода учредителей
(участников) из его состава.
В законе выделены правила об учредительном договоре. В ст.70 говорится,
что полное товарищество создается и действует на основании такого договора.
Закрепляется также, какие сведения должны содержаться в учредительном договоре
полного товарищества. Сходного содержания правила действуют для товариществ
на вере. В отношении обществ с ограниченной ответственностью, обществ с дополнительной
ответственностью, акционерных обществ правила об учредительном договоре в
особые статьи не выделены. Более детально положения о таком договоре содержатся
в настоящее время в соответствующих статьях Кодекса, Закона об акционерных
обществах, а впоследствии станут и неотъемлемой частью предусмотренных Кодексом
Закона об обществах с ограниченной ответственностью (ст.ст.87, 89-91, 93),
других находящихся в стадии разработки актов (например, Закона о договорных
(полных и смешанных) товариществах).
Договоры, направленные на создание хозяйственных товариществ и обществ
(исчерпывающий перечень которых закреплен в Кодексе), в известной степени
подпадают под действие подраздела "Общие положения о договоре". Об этом свидетельствует,
в частности, правила п.4 ст.420; к соглашениям, заключаемым более чем двумя
сторонами (что обычно происходит при возникновении товариществ и обществ),
общие положения о договоре применяются, если это не противоречит многостороннему
характеру таких договоров. Однако заключение учредительных договоров в силу
их специфики не происходит путем направления одному или нескольким лицам оферты
и получения акцепта. В то же время в главе "Заключение договора" не получило
отражения требование ст.52 и других статей ГК о необходимости оформления учредительного
договора, хотя наименование ст.445 ("Заключение договора в обязательном порядке")
дает для этого определенные основания.
Наряду с учредительными договорами не порождают обязательств исключительно
имущественного характера и так называемые организационные договоры, обычно
заключаемые при длительных хозяйственных связях. В части второй ГК подобного
вида соглашения представлены в ст.798 - "Договоры об организации перевозок".
Согласно этой статье перевозчик и грузовладелец при необходимости осуществления
систематических перевозок грузов могут заключать долгосрочные договоры об
организации перевозок. Практике известны договоры на организацию поставок
материальных ресурсов по заказам постоянных потребителей, которые определяют
порядок и сроки представления и исполнения заказов. Конкретные обязанности
поставщика и покупателя возникают в таких случаях при оформлении заказов.
Организационные договоры в известном смысле подпадают под понятие предварительного
договора, получившего в ст.429 ГК довольно развернутую регламентацию. По предварительному
договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества,
выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных
данным договором. Предварительному договору однократного действия корреспондирует
основной договор, что не имеет места при заключении организационных договоров,
носящих долговременный характер. При длительном сотрудничестве нет нужды наряду
с организационными мерами согласовывать все условия выполнения периодических
конкретных действий. Поскольку организационные договоры в части первой ГК
не представлены, допустимо применение к ним норм гражданского законодательства,
регулирующих сходные отношения (аналогия закона - ст.6 ГК), а именно, ст.429.
Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие определить
предмет, а также другие существенные условия основного договора. В предварительном
договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной
договор. Если же такой срок не определен, основной договор подлежит заключению
в течение года с момента заключения предварительного договора. Когда сторона,
заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора,
применяются положения, предназначенные для случаев заключения договора в обязательном
порядке.
Вопрос об условиях договора имеет самостоятельное, причем более общее
значение. Суть его в том, что совокупность условий образует содержание договора
как юридического факта. Определенность же содержания предопределяет особенности
возникающих прав и обязанностей сторон, возможность надлежащего исполнения
обязательств, последствия их нарушения. Согласно ст.421 ГК условия договора
формируются по усмотрению сторон. Исключения составляют случаи, когда содержание
конкретного условия предписано законом или иными правовыми актами.
Существует еще один аспект проявления свободы при заключении договора.
Когда условие договора предусмотрено диспозитивной нормой, стороны могут своим
соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от содержащегося
в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной
нормой. Если же оно не определено сторонами или диспозитивной нормой, то должны
учитываться обычаи делового оборота, применимые к отношениям сторон.
В силу ст.432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами
в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным
условиям договора. Эта статья классифицирует существенные условия по трем
группам: 1) условия о предмете договора; 2) условия, которые названы в законе
или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного
вида; 3) все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон
должно быть достигнуто соглашение.
Предметом договора чаще всего являются имущество, которое одна сторона
обязана передать другой, или действия, которые должна совершить обязанная
сторона. Такие действия могут быть юридическими (по договору поручения - ст.971
ГК, по договору комиссии - ст.990 ГК) или фактическими (по договору перевозки
- ст.784 ГК). В ряде случаев обязанная сторона совершает как юридические,
так и фактические действия (по агентскому договору - ст.1005 ГК, по договору
доверительного управления имуществом - ст.1012 ГК). Нередко предметом договора
является результат фактических действий (например, по договору подряда - ст.702).
К числу условий, которые названы в законе как существенные или необходимые,
относятся, например, те, по которым должно быть достигнуто соглашение при

<< Пред. стр.

стр. 170
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>