<< Пред. стр.

стр. 175
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

его обязанности периодически оказывать обществу какие-либо услуги. Возложение
дополнительных обязанностей на конкретного участника общества либо прекращение
или ограничение принадлежащих ему дополнительных прав возможны только по решению
общего собрания, принятому большинством не менее двух третей голосов участников
общества, и при обязательном согласии с этим самого участника.
Идея таких дополнительных прав и обязанностей заимствована нашим Законом
из германского права. Однако здесь дополнительные права или обязанности участника
общества с ограниченной ответственностью обычно оформляются дополнительным
соглашением (договором) общества с участником и, как правило, привязываются
к его доле. Следовательно, при отчуждении доли они могут переходить к новым
участникам общества. В отличие от этого российский Закон считает такие права
и обязанности принадлежащими исключительно участнику общества и потому не
переходящими при отчуждении его доли (абз.2 п.2 ст.8, абз.2 п.2 ст.9 Закона).
С целью защиты интересов мелких участников общества Закон допускает кумулятивное
голосование при избрании членов наблюдательного совета и коллегиального исполнительного
органа общества с ограниченной ответственностью (если это предусмотрено в
уставе общества) (п.9 ст.37). При кумулятивном голосовании даже меньшинство
участников способно провести свою кандидатуру в выборные органы. Эта прогрессивная
идея заимствована из акционерного законодательства (ср. ст.59, п.4 ст.66 Закона
об акционерных обществах), где, впрочем, ее применение ограничено выборами
членов наблюдательного совета (совета директоров) и не распространяется на
выборы коллегиального исполнительного органа общества.
Отсюда же заимствована и идея проведения "заочного голосования" (ст.38
Закона, ср. ст.50 Закона об акционерных обществах), которое не может проводиться
лишь по вопросам утверждения годовых отчетов и балансов общества. Для крупных
акционерных обществ с тысячами акционеров проведение голосования опросным
путем во многих случаях неизбежно, однако для обществ с ограниченной ответственностью,
число участников которых не может быть более 50 (а в ряде случаев составляет
величину на порядок меньшую), оно представляется по меньшей мере небесспорным,
особенно по вопросам реорганизации и ликвидации общества, исключения из него
участника и т. п. Тем не менее такое решение закреплено и в модельном законе
СНГ об обществах с ограниченной ответственностью.
В структуре управления обществом допускается появление наблюдательного
совета (совета директоров), контролирующего прежде всего деятельность исполнительных
органов общества. Ведь по Закону к компетенции наблюдательного совета относится
формирование исполнительных органов общества, досрочное прекращение их полномочий,
а также дача согласия на совершение от имени общества крупных сделок или сделок,
в совершении которых имеется заинтересованность лиц, входящих в состав исполнительных
органов или наблюдательного совета общества. Однако эта основная функция ослаблена
возможностью участия в его деятельности членов коллегиального исполнительного
органа (число которых в соответствии с абз.5 п.2 ст.32 не должно, впрочем,
превышать одной четвертой состава совета директоров)*(5).
Вместе с тем Закон устанавливает полную имущественную ответственность
членов наблюдательного совета и коллегиального исполнительного органа общества
за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (п.2 ст.44). Аналогичную
ответственность перед обществом несет также единоличный исполнительный орган
или управляющая компания (либо наемный управляющий). При этом с иском о ее
применении вправе обращаться не только само общество (через свои органы),
но и любой из его участников, что существенно повышает ее эффективность. При
несостоятельности (банкротстве) общества по вине его органов (их членов) либо
также участников общества возникает их субсидиарная ответственность перед
кредиторами общества (п.3 ст.3 Закона, абз.2 п.3 ст.56 ГК).
Единоличным исполнительным органом общества, либо членом его коллегиального
исполнительного органа теперь может быть лишь физическое лицо (п.2 ст.40,
п.1 ст.41 Закона) (если только речь не идет об управляющей компании). В этой
роли, следовательно, не может выступать представитель юридического лица или
публично-правового образования, действующий на основании доверенности. Более
того, такое физическое лицо выступает здесь в личном качестве (а не как должностное
лицо одного из участников) и потому не может быть автоматически (без решения
общего собрания или наблюдательного совета) заменено, например, в случае его
отстранения от должности другим должностным лицом соответствующей организации.
С одной стороны, это обстоятельство укрепляет статус такого лица и снимает
ряд практических затруднений, связанных с участием в обществах других юридических
лиц или публично-правовых образований. С другой стороны, оно должно усилить
его осмотрительность, ибо за неблагоприятные результаты своих действий по
отношению к обществу он может ответить личным имуществом.
Весьма важными гарантиями соблюдения имущественных интересов общества,
представляющими собой в целом удачные заимствования из акционерного законодательства,
стали правила, ограничивающие возможности совершения исполнительными органами
общества от его имени крупных сделок или сделок, интерес в совершении которых
имеют члены этих органов или другие участники общества. Так, согласно правилам
ст.45 Закона сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, не может
быть совершена без согласия общего собрания, принятого простым большинством
голосов участников общества, не заинтересованных в ее совершении. Иначе говоря,
при определении такого большинства из подсчета исключаются голоса заинтересованных
участников. Более того, заинтересованные участники, круг которых определен
п.1 ст.45 Закона по аналогии со ст.81 Закона об акционерных обществах, обязаны
информировать общее собрание о юридических лицах, в которых они или связанные
с ними лица имеют 20 и более процентов участия, либо занимают должности в
органах управления (поскольку сделки общества с такими субъектами подлежат
одобрению общим собранием), а также о других известных им сделках с обществом,
в которых они могут быть признаны заинтересованными.
Крупными сделками п.1 ст.46 Закона (в полном соответствии с п.1 ст.78
Закона об акционерных обществах) признает сделки на сумму, превышающую 25
процентов стоимости имущества общества (если только речь не идет о сделках,
"совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества"). При
этом сделки на сумму от 25 до 50 процентов стоимости имущества общества могут
совершаться с согласия его наблюдательного совета (если это прямо предусмотрено
уставом общества) (ср. п.4 ст.46 Закона и п.1 ст.79 Закона об акционерных
обществах). Принципиальной новеллой здесь стало правило п.6 ст.46, разрешающее
конкретному обществу в соответствии с его уставом совершать любые крупные
сделки и при отсутствии согласия общего собрания или наблюдательного совета.
Это правило полностью развязывает руки исполнительным органам общества и в
современных отечественных условиях может повлечь новые злоупотребления с их
стороны.
Совершение обществом сделок с нарушением правил ст.45 и 46 Закона создает
возможность предъявления требований о признании их недействительными со стороны
не только самого общества, но и любого его участника. Следует, однако, иметь
в виду, что речь идет об оспоримых сделках, действительность которых зависит
от доказанности того, что контрагент по сделке знал или заведомо должен был
знать о таких ограничениях (ст.174 ГК). Арбитражно-судебная практика склонна
ужесточать требования к таким сделкам, ссылаясь на то, что ограничения полномочий
на их совершение содержатся в законе, а не только в учредительных документах
общества, и потому контрагент всегда должен знать о них и соблюдать требования
закона под страхом признания соответствующей сделки ничтожной (ст.168 ГК)*(6).
В действительности же обычный контрагент общества вряд ли в состоянии
сам всякий раз сопоставить размер совершаемой сделки с размером имущества
общества на основании данных его последнего утвержденного баланса либо выявить
участников общества или членов его органов, заинтересованных в совершении
сделки. Предъявление к нему таких требований представляется чрезмерным и без
нужды осложняющим нормальный имущественный оборот (не говоря уже о том, что
теперь само общество вправе решать, требуют ли крупные сделки, совершенные
от его имени, предварительного согласия его общего собрания или наблюдательного
совета).

Правовой режим уставного капитала общества и долей его
участников

Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью по новому Закону
составляется не "из стоимости вкладов его участников" (п.1 ст.90 ГК), а из
"номинальной стоимости долей его участников" (п.1 ст.14). В этом отношении
Закон занял более четкую, чем Кодекс, позицию. Он различает номинальную стоимость
доли участника, по соотношению которой с уставным (первоначальным) капиталом
и определяется размер его доли, и действительную стоимость доли, которая соответствует
части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру доли участника
(п.2 ст.14 Закона). Так, если уставный капитал общества на момент его создания
составлял 1 млн.руб., а чистые активы в результате его успешной деятельности
составляют 10 млн.руб., то номинал доли участника, внесшего, например, 1/4
уставного капитала общества, составит 250 тыс.руб., тогда как ее действительная
стоимость будет 2,5 млн.руб.
Иначе говоря, номинал доли определяется ее первоначальной оценкой, а
ее действительная стоимость - реальной оценкой, которая в обычном случае должна
быть выше номинала, поскольку нормально работающее общество должно иметь имущество
большее, чем его первоначальный (уставный) капитал. Из этого, в частности,
следует, что стоимость вклада каждого учредителя общества не может быть меньше
номинала его доли, а при приеме в общество нового участника он должен оплатить
действительную, а не номинальную стоимость доли. Соответственно этому вклады
в уставный капитал общества увеличивают номинальную стоимость долей его участников
(п.1 ст.19 Закона), тогда как вклады в иное имущество общества увеличивают
действительную стоимость долей участников, не влияя на размер и номинал их
долей в уставном капитале (п.4 ст.27 Закона).
Для поддержания сложившегося между участниками общества баланса интересов
уставом общества или единогласным решением его общего собрания (вносящего
соответствующие положения в устав) возможно ограничение максимального размера
доли участника (если, например, участники общества хотят исключить возможность
господства одного из них) либо ограничение возможности изменения соотношения
их долей, то есть, по сути, запрет неограниченного увеличения доли одного
или нескольких участников при соответствующем уменьшении долей остальных участников.
Однако такое решение должно носить общий характер, касающийся любых участников
общества, и не может быть принято в отношении конкретного участника или участников
(п.3 ст.14).
Вкладом в уставный капитал общества могут служить либо вещи (включая
деньги и ценные бумаги), либо права требования или пользования, имеющие денежную
оценку. В этом качестве не могут выступать профессиональные и иные знания
и навыки, оказанные обществу услуги или обещания предоставления услуг, деловая
репутация и деловые связи, ибо они не смогут составить объект требований возможных
кредиторов общества. Более того, устав конкретного общества может теперь дополнительно
определить виды имущества, которые не могут служить вкладом в его уставный
капитал (хотя и имеют реальную денежную оценку). Существенно улучшено положение
общества в отношении переданных в его уставный капитал прав пользования определенными
вещами, прежде всего недвижимыми. При выходе или исключении из общества участника,
передавшего обществу в качестве такого вклада имущество в пользование, а не
в собственность, данное имущество по общему правилу остается в пользовании
общества в течение срока, на который оно первоначально и было передано (п.4
ст.15).
Неденежные вклады участников на сумму более 200 минимальных размеров
оплаты труда подлежат независимой оценке, утверждаемой единогласным решением
общего собрания. В случае завышения оценки такого вклада как участники общества,
так и независимый оценщик в течение трех лет с момента его внесения несут
солидарную ответственность по обязательствам общества при недостаточности
его имущества (то есть в субсидиарном порядке) в размере завышения стоимости
неденежного вклада (абз.3 п.2 ст.15). Это решение, заимствованное из французского
корпоративного права, представляется весьма удачным и полезным также и для
акционерных обществ.
Наряду с защитой интересов потенциальных кредиторов Закон устанавливает
и ряд новых гарантий для участников общества. Так, для сохранения размера
имеющихся у них долей и поддержания сложившегося баланса их взаимных имущественных
интересов установлены специальные правила об изменении (увеличении и уменьшении)
размера уставного капитала общества.
Увеличение уставного капитала общества по новому Закону допускается тремя
способами. Во-первых, оно возможно за счет имущества самого общества (без
дополнительных вкладов его участников), то есть за счет его чистых активов
(ст.18). Для того, чтобы сумма увеличения отражала реальный, а не фиктивный
прирост имущества общества, она, очевидно, не должна превышать разницу между
стоимостью его чистых активов и суммой уставного капитала (а также резервного
фонда общества в случае его создания). При этом размер долей участников общества
остается неизменным, но увеличивается их номинал.
Во-вторых, такое увеличение возможно за счет дополнительных вкладов участников
в уставный капитал (а не в иное имущество общества) (ст.19). Дополнительные
вклады могут быть произведены всеми участниками общества пропорционально их
долям, что также приведет к увеличению их номинальной стоимости при сохранении
размера доли каждого из участников. Для этого решением общего собрания должна
быть определена общая стоимость дополнительных вкладов и установлено единое
для всех участников соотношение (пропорция) между стоимостью дополнительного
вклада и суммой увеличения номинала доли.
Но дополнительные вклады в уставный капитал могут сделать не все, а лишь
некоторые участники или участник общества (п.2 ст.19). Для этого также необходимо
решение общего собрания, ибо в результате не только увеличивается номинал
долей (доли) участников, внесших дополнительный вклад, но обычно и размер
их доли (а следовательно, соответственно уменьшаются доли других участников).
Таким образом, любой из участников общества вправе внести дополнительный вклад
в его уставный капитал с целью увеличения номинала и размера своей доли (а
общество получает в свое распоряжение дополнительный капитал), если только
эта возможность не ограничена уставом общества (п.3 ст.14) с целью сохранения
сложившегося соотношения долей участников.
В-третьих, увеличение уставного капитала возможно и за счет вкладов вновь
принимаемых участников (если эта возможность прямо не исключена уставом конкретного
общества) (п.2 ст.19). Оно также допускается лишь по решению общего собрания,
в частности, и потому, что всегда влечет соответствующее изменение долей участников.
Номинал доли нового участника общества не может превышать стоимости его вклада,
а, как правило, должен быть меньше этой стоимости, ибо определенная часть
его вклада должна служить оплатой соответствующей части чистых активов общества
(ибо он должен оплатить действительную, а не номинальную стоимость выделяемой
ему доли).
Уменьшение уставного капитала общества допускается двумя способами: либо
путем пропорционального уменьшения номинальной стоимости долей всех участников
(с сохранением размера их долей), либо путем погашения долей, принадлежащих
обществу (п.1 ст.20). При этом общество согласно п.4 ст.20 Закона обязано
письменно уведомить об этом "всех известных ему кредиторов", а также опубликовать
сообщение о принятом решении для сведения остальных заинтересованных лиц.
Как известно, п.5 ст.90 ГК разрешает уменьшение уставного капитала общества
лишь "после уведомления всех его кредиторов", а не только "известных" самому
обществу. Такая новелла Закона, безусловно облегчая практические действия
общества, одновременно создает возможность некоторого ущемления интересов
отдельных кредиторов общества, особенно в наиболее спорных ситуациях.
Возможность сохранения неизменным состава участников общества с ограниченной
ответственностью - одно из преимуществ данной организационно-правовой формы
(что, в частности, и позволило ранее неудачно отождествить его с закрытым
акционерным обществом). С этой целью Закон теперь разрешает устанавливать
уставом конкретного общества (то есть единодушной волей его участников) запрет
не только продажи, но и иной уступки доли (части доли) участника третьим лицам
либо обязательное согласие общества или остальных его участников на такую
уступку или продажу (ст.21). Устав общества может предусматривать необходимость
получения согласия остальных участников общества и на переход доли к наследникам
или иным правопреемникам лица, являвшегося участником общества.
Залог участником общества принадлежащей ему доли (или ее части) в уставном
капитале третьему лицу также может быть запрещен уставом общества, а при отсутствии
такого запрета допускается лишь по решению общего собрания (ст.22). Ведь при
продаже доли (ее части) с публичных торгов (в том числе при ее реализации
в качестве предмета залога) приобретатель доли в соответствии с п.9 ст.21
Закона становится участником общества независимо от согласия самого общества
или других его участников. Наконец, и при обращении кредиторами участника
общества взыскания на принадлежащую ему долю общество или его участники могут
выплатить кредиторам ее действительную стоимость (п.2 ст.25 Закона) с тем,
чтобы не принимать в число участников приобретателя такой доли.
В отличие от правил акционерного законодательства Закон об обществах
с ограниченной ответственностью разрешает создание резервного фонда общества,
но не требует этого в обязательном порядке и не устанавливает никаких императивных
норм, касающихся его размера или образования. Практика показала, что сам по
себе этот фонд в действительности почти ничего не гарантирует кредиторам или
участникам общества, но без нужды омертвляет числящийся в нем капитал.

Некоторые проблемы применения нового Закона

К сожалению, Закон об обществах с ограниченной ответственностью не смог
до конца разрешить некоторые весьма спорные и острые вопросы создания и деятельности
таких обществ. К ним прежде всего относятся проблема учредительных документов
общества, проблема выхода или исключения участника из общества и проблема
статуса дочерних обществ.
Следуя отечественной традиции и правилам Гражданского кодекса Закон сохранил
для данных обществ требование двух учредительных документов: учредительного
договора и устава (ст.89 ГК, ст.12 Закона). Правда, в п.5 ст.12 теперь содержится
указание на то, что при противоречиях в содержании учредительного договора
и устава предпочтение следует отдавать уставу, причем не только в отношениях
с третьими лицами (на что, собственно, и рассчитан устав), но и в отношениях
с участниками общества.
Вместе с тем необходимость учредительного договора для общества с ограниченной
ответственностью в ходе подготовки законопроекта подвергалась серьезным сомнениям.
Дело в том, что сохранение учредительного договора дает основания утверждать,
что в обществах с ограниченной ответственностью в действительности нет членства
участников, ибо их взаимоотношения строятся на основании договора. Из этого
делается вывод о невозможности исключения участника из общества, ибо оно представляет
собой расторжение (прекращение) заключенного им договора без его согласия,
что допустимо лишь в исключительных случаях (ст.450 ГК). Такую позицию заняла
судебная и арбитражная практика*(7).
Примечательно, что в модельном законе СНГ об обществах с ограниченной
ответственностью в качестве единственного учредительного документа общества
назван устав. Германский закон тоже предусматривает лишь один учредительный
документ общества, называемый "учредительным договором", но в действительности
являющийся уставом. Здесь, однако, весьма развита практика заключения участниками
"дополнительных соглашений" с обществом, совокупность которых фактически и
выполняет роль учредительного договора (но содержание которых не афишируется
перед третьими лицами). Ведь последний призван урегулировать взаимоотношения
общества с его участниками, правила о которых отнюдь не всегда уместны в его
уставе (предназначенном для третьих лиц). В отсутствие практики использования
"дополнительных соглашений" именно в учредительном договоре могут быть, в
частности, закреплены определенные гарантии отдельным, прежде всего мелким,
участникам. В конечном счете отечественный законодатель оставил в качестве
обязательных оба учредительных документа, но тем самым дал основания для сохранения
прежних небесспорных подходов, сложившихся в правоприменительной практике.
Закон сохранил ничем не ограниченную возможность выхода участника из
общества в любой момент без согласия общества или других участников (ст.94
ГК, п.1 ст.8, п.1 ст.26 Закона)*(8). Реализация такой возможности связана
с необходимостью выплаты уходящему участнику действительной стоимости его
доли (либо выдачи с его согласия соответствующего имущества в натуре), что
может поставить общество в нелегкое положение. Согласно абз.2 п.3 ст.26 Закона
такая выплата должна осуществляться за счет разницы между стоимостью чистых
активов общества и размером его уставного капитала (а при недостатке этого
имущества - за счет уменьшения уставного капитала, что само по себе влечет
крайне неблагоприятные для общества последствия). Из этого ясно, что выходящий
участник в принципе может забрать лишь часть чистых активов общества, но не
часть всего его имущества. При этом с момента подачи заявления о выходе доля
участника переходит к обществу (с последствиями, определенными ст.24 Закона),
а сам он вследствие этого лишается права голоса.
Возможность свободного выхода участника из общества не предусмотрена
ни континентальными правопорядками (в частности, в германском праве это возможно
лишь при наличии уважительных причин), ни модельным законом СНГ. С позиций
же "договорного подхода" к природе общества с ограниченной ответственностью
она выглядит как односторонний отказ от исполнения договора, прямо предусмотренный
законом (п.3 ст.450 ГК). Хозяйственная практика также свидетельствует о неудачности
такого законодательного решения, однако отказ от него требует изменения соответствующей
нормы Гражданского кодекса.
Что касается возможности исключения участника из общества, то согласно
ст.10 Закона оно допускается только в судебном порядке и лишь при наличии
специально предусмотренных обстоятельств. С точки зрения "договорного подхода"
его с известной натяжкой можно квалифицировать как изменение договора по требованию
одной из сторон (п.2 ст.450 ГК), что свидетельствует лишь об искусственности
такой позиции.
"Камнем преткновения" для российских законов о хозяйственных обществах
остается статус дочерних и "материнских" компаний. Вместо последовательного
развития общих правил ст.105 Гражданского кодекса Закон об акционерных обществах
попытался практически парализовать их, введя в п.3 ст.6 дополнительные условия
ответственности основного ("материнского") общества по долгам дочернего в
виде необходимости наличия либо прямой записи в договоре с дочерним обществом
или в его уставе о праве давать ему обязательные указания, либо умысла "материнской
компании" на причинение вреда своему дочернему обществу. Закон об обществах
с ограниченной ответственностью отказался от этих необоснованных ограничений
(п.3 ст.6), но, по существу, лишь воспроизвел положения п.2 ст.105 ГК, никак
не развив их. В результате остались без ответа многие практические вопросы*(9),
а реальная значимость этих правил по-прежнему вызывает сомнения.
В целом же можно отметить, что Закон об обществах с ограниченной ответственностью
сделал несомненно важный для российского правопорядка и отечественной экономики
шаг на пути создания четких правовых форм и механизмов, обеспечивающих надлежащее
развитие и функционирование современных рыночных структур.

Заведующий кафедрой гражданского права,
декан юридического факультета МГУ,
председатель Третейского суда при ТПП РФ,
доктор юридических наук, профессор Е.Суханов

------------------
*(1) Российская газета, 1998, 17 февраля, N 30; Собрание законодательства
РФ, 1998, N 7, ст.785.
*(2) Как известно, организационно-правовая форма общества с ограниченной
ответственностью родилась в Германии в конце прошлого века (Закон 1892 года,
действующий с известными изменениями и дополнениями и в настоящее время).
В континентальном европейском праве она получила распространение после первой
мировой войны, а в англо-американском праве вместо нее используется правовая
конструкция "закрытой компании" (closed corporation). Влиянием последнего
и объясняется решение российского законодателя.
*(3) В этот период был также разработан и утвержден Межпарламентской
Ассамблеей государств - участников СНГ Рекомендательный законодательный акт
СНГ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (Информационный бюллетень
Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ, 1996, N 12). Отличающиеся
высоким уровнем разработки правила этого модельного закона в отдельных случаях
учтены и российским законодателем.
*(4) Данное законодательное решение стало традиционным для современного
отечественного законодателя (ср. пп.3 и 4 ст.1 Федерального закона "Об акционерных
обществах"). Особый статус юридических лиц, действующих в сфере сельскохозяйственного
производства, объясняется не столько особенностями последнего, сколько позицией
законодателя (в свою очередь, обусловленной позицией депутатов-аграриев и
поддерживающих их депутатских групп), постоянно стремящегося вывести эту сферу
из-под действия общего законодательства (именно этим, в частности, объясняется
принятие специального закона о сельскохозяйственной кооперации в противовес
общему закону о производственных кооперативах). Специальный закон об обществах
с ограниченной ответственностью в сфере сельского хозяйства в настоящее время
отсутствует и пока не планируется к принятию.
*(5) Данное положение является очевидным заимствованием подхода, закрепленного
п.2 ст.66 Закона об акционерных обществах. В них, правда, члены исполнительного
органа могут составлять половину участников совета директоров (наблюдательного
совета), что в значительной степени лишает смысла само существование такого
органа, члены которого получают возможность "контролировать" сами себя. Не
случайно и модельный закон СНГ прямо запрещает членам коллегиального исполнительного
органа общества участвовать в его наблюдательном совете.
*(6) Ср. абз. 2 п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума
Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 года N 4/8 "О некоторых вопросах
применения Федерального закона "Об акционерных обществах" // Вестник ВАС РФ,
1997, N 6, с.17-18.
*(7) См. п.28 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего
Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных
с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник
ВАС РФ, 1996, N 9, с.12.
*(8) Судебная практика считает ничтожными любые условия учредительных
документов общества, лишающие или хотя бы ограничивающие участника в этой
возможности (п.27 постановления N 6/8).
*(9) Ср., например, различные подходы к этой проблематике, закрепленные
в п.31 постановления N 6/8 и в п.12 постановления N 4/8.



Правовая природа сделок по безналичному переводу денежных средств

Схемы переводов
Участие в переводах клиринговых палат
Природа сделок по переводу средств
Форма платежного поручения
Акцепт платежного поручения
Содержание обязательств сторон по переводу
Сроки исполнения обязательств банка-получателя по переводу
Формы покрытия расходов по переводу

Система безналичных денежных переводов играет важную роль в экономической
жизни общества. Объединяя в себе коммерческие, потребительские и бюджетные
переводы и опосредуя движение денежных средств, она воздействует на многие
сферы экономики.
Система безналичных расчетов применяется при:
- исполнении подавляющего большинства денежных обязательств, вытекающих
из предпринимательских сделок;
- сборе, распределении и перераспределении бюджетных средств и средств
внебюджетных фондов;

<< Пред. стр.

стр. 175
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>