<< Пред. стр.

стр. 43
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

членов правления и досрочное прекращение их полномочий осуществляются по решению
общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не
отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета).
3. Необходимо также подумать и о защите интересов директора, о том, чтобы
не были созданы условия, вынуждающие его вступать в конфронтацию с членами
правления. Для этого, в частности, следует четко ограничить круг вопросов,
выносимых на решение правления, по которым оно принимает решения, с тем чтобы
не вмешиваться в полномочия директора, не противостоять ему там, где в соответствии
с Законом и уставом общества он единолично принимает решения и отвечает за
них. Это может быть достигнуто путем выделения из перечня управленческих функций
тех, которые директор выполняет единолично.
4. Укреплению взаимопонимания членов правления с директором будет также
способствовать четкая проработка распределения обязанностей между ними. Приоритет
здесь, видимо, должен быть отдан директору. В целях подбора в члены правления
наиболее приемлемых специалистов именно директору должно быть предоставлено
право предлагать кандидатуры в члены правления, исходя из их деловых качеств,
определяемых директором.
5. В уставе целесообразно отразить, что директор обязан выполнять принятые
правлением вопреки его мнению решения, не ставить себя над правлением. Такое
обязательное правило прямо вытекает из Закона об акционерных обществах: правление
является коллегиальным органом управления общества.
6. Поскольку правление является органом управления обществом, необходимо
определить его статус по отношению к работникам общества (как известно, акционерам
оно никаких команд давать не вправе): формами принятия правлением решений
являются постановления и распоряжения, обязательные для всех работников общества.
7. Определив, насколько это возможно, не располагая богатым опытом, характер
взаимоотношений между правлением и директором, отразив его в уставе общества
в виде обязательных для обеих сторон правил, можно перейти к выделению тех
полномочий, которыми должен быть наделен единолично директор.
Было бы, конечно, лучше для дела, если из всех полномочий исполнительной
власти выделить те, по которым решения принимает правление большинством голосов.
Лучше потому, что в конечном счете директор полномочен и участвует в решении
всех вопросов управления, с той лишь разницей, что в одном случае он принимает
решения единолично, а в другом - он наделен одним голосом, если не считать
его авторитета, что немаловажно.
Очевидно, что вся административно-распорядительная, оперативная, требующая
быстрых и неоспариваемых решений работа должна остаться за директором. Вмешательство
в нее коллегиального органа, собирающегося к тому же от случая к случаю, привело
бы только к нарушению процесса деятельности общества, его дезорганизации.
К тому же, согласно сложившейся практике, принимаемые директором решения
готовятся, как правило, им не единолично, а административными и иными службами.
Директор имеет возможность выбрать наиболее приемлемый для него вариант решения,
подготовленный этими службами. Оперативная управленческая работа во многом
стереотипна, постоянно повторяется, что значительно облегчает ее выполнение,
основываясь на предыдущем опыте.
Учитывая это, на правление целесообразно возложить подготовку и решение
не традиционных вопросов, а таких, которые требуют глубокого осмысливания
условий рынка, работы общества и приведения действий ее администрации в соответствие
с этими условиями. Сюда, в первую очередь, относится подготовка решений по
выработке стратегии и тактики действий общества на рынке товаров, капиталов,
рабочей силы.
Например, определение перспектив развития спроса на продукцию и услуги
общества, новых направлений его деятельности. Разработка кадровой политики
общества, включая разработку систем, размеров оплаты труда, других видов доходов
работников. Определение перспектив развития производства, инвестиционной политики.
Участие правления требуется всегда, когда необходимо принятие других,
особо важных, требующих длительной подготовки и всестороннего осмысливания
решений, в том числе и тех, которые регламентируют деятельность общества.
Например, разработка и утверждение производственной программы, различных внутренних
нормативных документов (положения о структурных подразделениях, должностные
инструкции и т.п.), распределение чистой прибыли на фонды накопления и потребления,
установление цен на продукцию общества, подготовка решений, связанных с заключением
и выполнением коллективного договора.
Статья 71 Закона предусматривает ответственность членов совета директоров
(наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества
(директора, генерального директора) и (или) членов коллегиального исполнительного
органа общества (правления, дирекции), управляющей организации или управляющего.
Эти лица несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу
их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности
не установлены федеральными законами.
При этом члены совета директоров и правления не несут ответственности
за причиненные обществу убытки, если они голосовали против решения, которое
повлекло причинение обществу убытков, или не принимали участия в голосовании.
Ответственность за убытки, причиненные обществу, может наступить только
по решению суда. Истцом по таким искам должно быть само общество. Однако,
если виновниками убытков являются первые лица общества, мало вероятно, что
они станут истцами по отношению к самим себе. Поэтому статья 71 предусматривает,
что наряду с обществом с иском о возмещении убытков к члену совета директоров
(наблюдательного совета), директору общества, члену его правления, а равно
к управляющей организации или управляющему может обратиться акционер (акционеры),
владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества.

Глава IХ. Крупные сделки

Каждое акционерное общество самостоятельно выбирает и осуществляет свои
действия на рынке товаров, капиталов и рабочей силы. Все или почти все принимаемые
его работниками решения и основанные на них действия становятся рискованными,
могут привести не к тем результатам, которых они ожидали.
Риск, одна из характерных черт рыночной экономики, - это решения и практические
действия, исход которых, прогнозируемый результат, может быть с разной степенью
вероятности не таким, каким его ожидали, принимая решение, а возможно, прямо
противоположным.
Для того чтобы свести действия руководящих органов акционерных обществ
к минимальному риску, закон устанавливает, в частности, определенные ограничения
на право принятия ими решений, касающихся крупных сделок с контрагентами обществ,
т.е. сделок, которые связаны с распоряжением значительными финансовыми и иными
средствами (ст.78 и 79 Закона).
Согласно пункту 1 статьи 78, крупными сделками являются следующие:
- сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением
или отчуждением либо возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно
имущества, стоимость которого составляет более 25% балансовой стоимости активов
общества на дату принятия решения о заключении таких сделок, за исключением
сделок, совершаемых в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности;
- сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с размещением
обыкновенных либо привилегированных акций, конвертируемых в обыкновенные акции,
составляющих более 25% ранее размещенных обществом обыкновенных акций.
При этом определение стоимости имущества, являющегося предметом крупной
сделки, осуществляется советом директоров (наблюдательным советом) общества
в соответствии со статьей 77 Закона.
Права органов управления общества по принятию решений о совершении крупных
сделок регламентируются статьей 79 Закона.
1. Решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество,
стоимость которого составляет от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества
на дату принятия решения о совершении такой сделки, принимается советом директоров
(наблюдательным советом) общества единогласно, при этом не учитываются голоса
выбывших членов совета директоров (наблюдательного совета).
В случае если единогласие совета директоров (наблюдательного совета)
общества по вопросу о совершении крупной сделки не достигнуто, по решению
совета директоров (наблюдательного совета) общества вопрос о совершении крупной
сделки может быть вынесен на решение общего собрания акционеров.
2. Решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество,
стоимость которого составляет свыше 50% балансовой стоимости активов общества
на дату принятия решения о совершении такой сделки, принимается общим собранием
акционеров большинством в три четверти голосов акционеров владельцев голосующих
акций, присутствующих на собрании.
Мы не случайно подробно изложили содержание статей 78 и 79 Закона, -
в них содержатся некоторые противоречия, известная недосказанность, позволяющие
заинтересованным лицам толковать отдельные положения этих статей в свою пользу
при решении чрезвычайно важных для общества вопросов, связанных с принятием
решений о заключении крупных сделок.
Во-первых, в случае если при заключении крупной сделки, предметом которой
является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50% балансовой
стоимости активов общества, не достигнуто единогласие членов совета директоров
(наблюдательного совета), эти органы управления общества могут вынести решение
вопроса на решение общего собрания акционеров.
Такая редакция текста статьи 79 Закона на практике означает, что совет
директоров (наблюдательный совет), члены которого не пришли к единогласному
решению, вправе оставить его в силе, не вынося на рассмотрение общего собрания
акционеров. В этой связи Верховный и Высший Арбитражный Суды своим Постановлением
от 2 апреля 1997 г. N 4/8 разъяснили, что при оценке судом крупных сделок,
указанных в статье 78 Закона, следует исходить из того, что в соответствии
со статьей 79 Закона совершение их акционерным обществом возможно лишь при
наличии единогласного решения совета директоров (наблюдательного совета) -
при стоимости приобретаемого или отчуждаемого по сделке имущества от 25 до
50% балансовой стоимости активов общества на дату принятия такого решения.
На основании решения общего собрания акционеров заключаются сделки, связанные
с приобретением и отчуждением обществом имущества стоимостью от 25 до 50%
балансовой стоимости активов общества, если совет директоров (наблюдательный
совет) не достиг единогласия относительно совершения такой сделки и передал
этот вопрос на рассмотрение общего собрания акционеров.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в случаях, когда совет
директоров (наблюдательный совет) не пришел к единогласному решению вопроса
и не передал его на рассмотрение общего собрания акционеров, решение о заключении
крупной сделки считается непринятым.
Во-вторых. Как было отмечено выше, определение стоимости имущества, являющегося
предметом сделок, осуществляется советом директоров (наблюдательным советом)
в соответствии со статьей 77 Закона. В этой статье речь идет только об определении
рыночной стоимости имущества. Отсюда прямо следует, что при заключении крупных
сделок имущество должно реализовываться, продаваться и покупаться лишь по
рыночной стоимости.
Однако определить рыночную стоимость того или иного имущества не всегда
возможно, да и не всегда это необходимо делать, если не исходить только из
буквы закона. В принципе цена того или иного товара определяется соотношением
спроса и предложения, что и подтверждается редакцией пункта 1 статьи 77, из
которой следует, что в конечном счете цена продаваемого и покупаемого имущества
определяется соглашением сторон - продавца и покупателя.
Тем не менее всегда при заключении крупных сделок общество, согласно
статье 77, должно пройти длительную и сложную процедуру определения рыночной
стоимости имущества, продаваемого и покупаемого, по итогам которой сделка
может стать ненужной, потеряет свою актуальность и окажется экономически невыгодной.
Что же касается опасности для общества возможных злоупотреблений при
определении стоимости имущества со стороны лиц, принимающих решение о заключении
сделки, в которой они лично заинтересованы, то их возможности в этом плане
ограничиваются строгими правилами заключения подобных сделок, предусмотренными
статьями 81 - 84 Закона.
Вынужденная практика определения рыночной стоимости имущества подтвердила,
что сделать это во многих случаях крайне сложно или даже невозможно. К тому
же в интересах обществ это часто и не нужно делать, тем более что между обществами
и различными контрольными органами повсеместно возникают споры, которые переносятся
на рассмотрение судов, для которых принять в каждом отдельном случае правильное
решение крайне затруднительно.
Обобщив судебную практику рассмотрения подобных споров, Верховный и Высший
Арбитражный Суды своим Постановлением от 2 апреля 1997 г. N 4/8 (п.ХIV) несколько
скорректировали порядок определения стоимости реализуемого при крупных сделках
имущества. Согласно их разъяснению, сумма (размер) крупной сделки определяется
исходя из стоимости реально отчуждаемого или приобретаемого имущества (имущества,
передаваемого в залог, вносимого в качестве вклада в уставный капитал другого
общества и т.д.) в сопоставлении с данными последнего утвержденного баланса
общества. Такое решение значительно облегчает решение проблемы определения
стоимости имущества, хотя и не решает ее полностью. Кто сможет правильно сопоставить
стоимость отчуждаемого или приобретаемого имущества с данными баланса общества?
Мнения по этому вопросу неизбежно будут самые разные. Поэтому в конечном счете
стоимость реализуемого имущества будет определяться соглашением сторон, участвующих
в сделке: сопоставлять будут именно они.
Известны случаи, когда генеральные директора (директора) акционерных
обществ или уполномоченные ими лица совершают крупные сделки при отсутствии
необходимых в таких случаях решений советов директоров (наблюдательных советов)
или общих собраний акционеров. В этой связи Верховный и Высший Арбитражный
Суды разъяснили, что такие сделки являются недействительными. Однако они могут
быть признаны судами, имеющими юридическую силу и создающими для общества
вытекающие из них права и обязанности, если при рассмотрении споров будет
установлено, что в последующем данные сделки были одобрены соответственно
советами директоров (наблюдательными советами) либо общими собраниями акционеров.
Таким образом, мы видим, что в определенных случаях заключение крупных
сделок с нарушением требований Закона может быть тем не менее признано законным.
Принятие положительного или отрицательного решения по этому вопросу относится
исключительно к компетенции суда: с учетом обстоятельств дела он может признать
такую сделку как действительной, так и недействительной.
Как было показано выше (п.1 ст.78), к крупным сделкам, на совершение
которых Законом накладываются определенные ограничения, не относятся сделки,
совершаемые в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности. Такая
общая запись оказалась в практической договорной деятельности совершенно недостаточной:
что такое "обычная" и что такое "необычная" хозяйственная деятельность?
Понимание деятельности - обычная или необычная - у разных лиц, защищающих
свои интересы, может быть и очень часто бывает различным. Действительно, зачем
выносить вопрос о заключении крупной сделки на рассмотрение совета директоров,
тем более общего собрания акционеров, заведомо зная, что такая сделка будет
отклонена, или не будучи уверенным в принятии ими положительного решения?
Для генерального директора (директора) акционерного общества, который заинтересован
в совершении подобной сделки, проще заключить сделку, не обращаясь за разрешением
ни к совету директоров (наблюдательному совету), ни к общему собранию акционеров,
просто отнеся ее к обычной хозяйственной деятельности.
Именно поэтому, в частности, судам и пришлось столкнуться с проблемой
решения вопроса, что же конкретно относится к обычной хозяйственной деятельности.
Обобщив имеющуюся судебную практику, связанную с рассмотрением споров о законности
заключения крупных сделок акционерными обществами, Верховный и Высший Арбитражный
Суды дали соответствующее разъяснение:
"Установленные статьями 78 и 79 Закона нормы, определяющие порядок заключения
акционерным обществом крупных сделок, не распространяются на сделки, совершаемые
обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности (связанные
с приобретением сырья, материалов, реализацией готовой продукции и т.п.),
независимо от стоимости имущества, приобретаемого или отчуждаемого по такой
сделке".
На наш взгляд, такое разъяснение не намного продвинуло в каждом, отдельно
взятом случае решение проблемы отнесения тех или иных сделок к обычной хозяйственной
деятельности. Так же как и в пункте 1 статьи 78 Закона в разъяснении, речь
идет о сделках, связанных с приобретением и отчуждением имущества. Что же
касается приведенного в разъяснении примера обычной хозяйственной деятельности,
то едва ли найдется заинтересованное или не заинтересованное в какой-то сделке
лицо, которое попытается этот пример опровергнуть. Поэтому данный пример не
внес ничего нового в трактовку понятия обычной хозяйственной деятельности.
Поэтому по-прежнему остаются нерешенными некоторые вопросы. Например,
относится ли к обычной хозяйственной деятельности получение акционерным обществом
денежных кредитов? Если исходить из традиционного понимания обычной хозяйственной
деятельности, - да, относится. Но тогда ограничения на совершение крупных
сделок не распространяются на сделки получения денежных кредитов.
Это означает, что директор общества, не обращаясь за разрешением в совет
директоров, вправе получить кредит в размере от 25 до 50% балансовой стоимости
активов общества и, не обращаясь к общему собранию акционеров, в размере свыше
50% балансовой стоимости активов общества.
Учитывая пассивность подавляющего большинства акционеров, во многих акционерных
обществах служебную зависимость членов советов директоров (наблюдательных
советов) от директоров, а также возможность того, что они лично заинтересованы
в подобной сделке, такое вполне может произойти.
Мнение акционеров - собственников акционерного общества в таком случае
будет проигнорировано, и только потому, что до сих пор нет единого и четкого
понимания, определения понятия обычной хозяйственной деятельности. Очевидно,
что потребуется немало времени, может быть, даже годы, чтобы окончательно
сложилась практика, в том числе и судебная, применения положений статей 78
и 79 Закона. До этого неизбежны различного рода злоупотребления при совершении
крупных сделок, сопутствующие им споры, в том числе и судебные.
А между тем для многих контрольных органов, ревизующих деятельность акционерных
обществ, открывается благоприятная возможность признавать те или иные сделки,
совершенные администрацией обществ, в качестве действительных или недействительных,
исходя из собственных, не основанных на положениях Закона представлениях о
том, что относится и что не относится к обычной хозяйственной деятельности.
Принимаемые этими контрольными органами решения неизбежно приведут к многочисленным
случаям не оправданной Законом ответственности исполнительных органов акционерных
обществ - их директоров, членов правлений - в самых различных ее видах и степени
тяжести.
Статьей 80 Закона к крупным сделкам также отнесено приобретение физическим
или юридическим лицом, а также ими совместно 30% обыкновенных, т.е. имеющих
право голоса на всех общих собраниях акционеров, акций и более. Почему крупной
признана именно такая сделка? Это, видимо, связано с тем, что сосредоточение
в руках одного владельца или совместных владельцев-единомышленников 30%, а
тем более большего количества обыкновенных акций дает им возможность определять
итоги голосования на общих собраниях акционеров, которые принимают решения
простым большинством голосов, а также, может быть, и квалифицированным большинством:
все зависит от числа акционеров, принимающих участие в собрании, и количества
акций, принадлежащих их крупным держателям. Так или иначе, но при определенных
условиях 30% акций и более становятся их контрольным пакетом.
Согласно пункту 1 статьи 80, лицо (лица), намеренное приобрести 30% акций
общества и более, обязано соблюсти определенные формальности. Лицо, имеющее
намерение самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами)
приобрести 30% или более размещенных обыкновенных акций общества с числом
акционеров - владельцев обыкновенных акций более одной тысячи с учетом принадлежащих
ему акций, обязано не позднее чем за 30 дней до даты приобретения акций направить
обществу письменное заявление о намерении приобрести указанные акции.
Заметим, что данный текст изложен очень сложно, витиевато. Определенно
можно утверждать, что владельцев обыкновенных акций общества должно быть более
одной тысячи, для того чтобы возникла обязанность указанного лица (лиц) направить
обществу письменное заявление. Когда владельцев обыкновенных акций одна тысяча
и менее, заявление направлять не следует.
Далее, можно предположить, что заявление следует написать и в том случае,
если лицо (лица) намерено приобрести 30% размещенных акций обществ или более,
хотя оно уже является владельцем какого-то количества этих акций. В этой связи
владельцу обыкновенных акций общества, намеренному дополнительно приобрести
30% его акций или более, можно рекомендовать направить обществу письменное
заявление.
В противном случае в дальнейшем может вступить в силу пункт 7 статьи
80 Закона, согласно которому лицо, приобретшее 30% обыкновенных акций общества
или более с нарушениями требований указанной статьи, вправе голосовать на
общем собрании акционеров по акциям, общее количество которых не превышает
30% голосующих акций общества. Как следует из вышеприведенного текста, ограничение,
предусмотренное пунктом 7, не применяется в случае, если 30% обыкновенных
акций общества или более приобретено совместно, т.е. двумя и более лицами,
- в нем речь идет только о лице.
Особого рассмотрения заслуживает вопрос о том, кто является аффилированным
лицом? Под аффилированными лицами понимается лицо или группа лиц, совокупность
юридических или юридических и физических лиц, в отношении которых выполняется
одно или несколько следующих условий:
- лицо или несколько лиц совместно в результате соглашения (согласованных
действий) имеют право прямо или косвенно распоряжаться более чем 50% общего
количества голосов, приходящихся на акции (вклады, доли), составляющие уставный
(складочный) капитал юридического лица;
- между двумя и более лицами заключен договор, которым предоставлено
право определять условия ведения предпринимательской деятельности одного или
нескольких участников договора и иных лиц либо осуществлять функции их исполнительного
органа;
- лицо имеет право назначения более 50% состава исполнительного органа
и (или) совета директоров (наблюдательного совета) юридического лица;
- одни и те же физические лица представляют собой более 50% состава исполнительного
органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета) двух или более юридических
лиц.
Антимонопольное законодательство ограничивает в определенных случаях
возможность сосредоточения значительного количества акций общества в собственности
одного лица (лиц). Поэтому общество, намеренное продать крупный пакет своих
акций, должно получить разрешение от соответствующего антимонопольного органа.
Подробнее об аффилированных лицах говорится в консультации В. Андреева25.
В обязанности лица (лиц), приобретшего указанное выше количество обыкновенных
акций общества, входит (п.2 ст.80) обязанность в течение 30 дней с даты приобретения
предложить акционерам общества продать ему принадлежащие им обыкновенные акции
по цене не ниже средневзвешенной цены приобретения акций общества за последние
шесть месяцев, предшествующих дате приобретения 30% акций общества или более.
Такая обязанность лица (лиц), приобретшего контрольный пакет акций, понятна.
Закон защищает, насколько это возможно, интересы основной массы акционеров,
поскольку решения общего собрания акционеров, совета директоров (наблюдательного
совета), исполнительного органа общества отныне в основном направляются и
контролируются владельцем (владельцами) контрольного пакета акций, что может
противоречить интересам остальных акционеров.
Однако вызывает сомнение возможность продажи акций, принадлежащих другим
акционерам, по средневзвешенной цене приобретения акций общества за последние
шесть месяцев, предшествующих дате приобретения контрольного пакета акций.
Дело в том, что таких продаж, возможно, не было. Как быть тогда? Возможен,
например, и иной вариант.
Кто-то, заведомо зная о предстоящей продаже контрольного пакета акций,
продал их незначительное количество по чисто символической цене, чтобы затем
понизить цену акций при их массовой скупке у акционеров. Означает ли это,
что акционерам придется продавать свои акции по явно заниженной цене, хотя
и средневзвешенной, или же они не станут продавать акции? Закон не дает ответа
на эти и другие вопросы, связанные с продажей акций владельцу их контрольного
пакета.
В связи с изложенным вероятно возникновение многих коллизий, основанных
на различиях интересов акционеров и владельца контрольного пакета акций общества.
Единственным арбитром между сторонами и данной ситуацией может стать только
суд. Правда, уставом общества или решением общего собрания акционеров может
быть освобождение владельца (владельцев) контрольного пакета акций от обязанности
выкупа у акционеров принадлежащих им акций, что явно невыгодно многим акционерам.
Решение по этому вопросу может быть принято большинством голосов владельцев
голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, за исключением
голосов по акциям, принадлежащим лицу, которое приобрело или намерено приобрести
30% обыкновенных акций или более, и их аффилированными лицами.
В связи с реальной возможностью приобретения кем-либо контрольного пакета
акций общества, что часто невыгодно основной массе акционеров, особенно обществ,
созданных в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий,
целесообразно воспользоваться правом ограничения количества акций, принадлежащих
одному лицу, предусмотренным пунктом 3 статьи 11 Закона. Согласно этому пункту,
уставом общества могут быть установлены ограничения количества акций, принадлежащих
одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального
числа голосов, предоставляемых одному акционеру.
В пункте 3 статьи 80 регламентирован порядок продажи акций акционерами
лицу, купившему их контрольный пакет. Его предложение о приобретении обыкновенных
акций общества направляется всем акционерам - владельцам обыкновенных акций
общества в письменном виде. Каждый акционер вправе принять предложение о приобретении
его акций в срок не более 30 дней с момента получения предложения.
Предложение акционерам о приобретении их акций содержит данные о лице,
которое приобрело 30% обыкновенных акций общества (имя или наименование, адрес
или место нахождения) или более количестве и предлагаемой акционерам цене
приобретения акций, сроке приобретения акций. Весь процесс приобретения 30%
размещенных обыкновенных акций общества или более и направления акционерам
- владельцам обыкновенных акций предложения о приобретении принадлежащих им
акций осуществляется в течение 120 дней с даты направления обществу заявления
о намерении приобрести указанное выше количество акций.

Глава Х. Заинтересованность в совершении
обществом сделки

Этому вопросу посвящена вся глава ХI Закона, ее статьи 81 - 84. Как следует
из текста главы, в ней приводятся ограничения на совершение обществом сделок,
в которых заинтересованы лица, имеющие возможность влиять на принятие обществом
решений. В главе дается классификация заинтересованных лиц, их обязанность
информировать общество о своей заинтересованности в сделке, порядок ее совершения.
Согласно статье 81, лицами, заинтересованными в совершении обществом
сделки, могут быть:
- член совета директоров (наблюдательного совета) общества;
- лицо, занимающее должность в иных органах управления общества;
- акционер (акционеры), владеющий совместно со своим аффилированным лицом
(лицами) 20% голосующих акций общества или более.
Они становятся лицами, заинтересованными в сделке, если они, их супруги,
родители, дети, братья, сестры, а также все их аффилированные лица:
- являются стороной такой сделки или участвуют в ней в качестве представителя
или посредника;
- владеют 20% голосующих акций (долей, паев) юридического лица, являющегося
стороной сделки или участвующего в ней в качестве представителя или посредника,
или более;
- занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося
стороной сделки или участвующего в ней в качестве представителя или посредника.
Как видим, в статье 81 достаточно подробно дается характеристика лиц,
которые при указанных в данной статье условиях характеризуются как лица, имеющие
личную заинтересованность в сделке, совершаемой обществом. Если и возникают

<< Пред. стр.

стр. 43
(общее количество: 180)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>