ОГЛАВЛЕНИЕ

36144



O 2003 г.

А.И. КОВАЛЕВА

КОНЦЕПЦИЯ СОЦИАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ: НОРМЫ, ОТКЛОНЕНИЯ, СОЦИАЛИЗАЦИОННАЯ ТРАЕКТОРИЯ
КОВАЛЕВА Антонина Ивановна — доктор социологических наук, профессор, заведующая кафедрой социологии Московской гуманитарно-социальной академии.

Одним из важнейших критериев баланса стабильности общества в социологии рассматривается поддержание человеческого потенциала, который образует социальную систему. Имеется в виду не только обеспечение воспроизводства населения, выживаемости, прожиточного минимума, здоровья людей, но и создание условий для их личностного развития, для молодежи это в первую очередь означает предоставление возможностей успешной социализации, выступающей в качестве важнейшего фактора нормального функционирования и стабильности общества, необходимой преемственности в его развитии.
Проблема социализации личности является одной из основных в социологии, изучающей установленные и действующие в обществе механизмы передачи социального опыта от поколения к поколению, соотношение процессов и институтов социализации. Специфика социологического анализа социализации состоит в выделении социально типического в многообразных процессах интеграции индивидов в общество. Особенность социологического изучения социализации личности связана с двойственностью объекта исследования "личность-общество". Одно из компромиссных решений заключается в избежании полюсных (только объективистских или только субъективистских) подходов.
В социологии разработано множество теорий социализации. Они представляют собой логические конструкты, построенные на базе выявленных свойств этого социального процесса и предназначенные для его анализа. Они отражают различные научные направления, строящиеся на разных основаниях рассмотрения и объяснения социальной реальности. В зависимости от того, на базе каких оснований строится та или иная теория социализации, создаются теоретические модели этого процесса, предлагаемые в качестве достоверного и обоснованного аналога социализации. Наиболее плодотворны исследования социализации в рамках таких научных направлений, как структурно-функциональный анализ, понимающая социология, психоаналитическая и психосоциологическая традиции, этико-субъективная школа, бихевиоризм, символический интеракционизм, феноменологическая социология. Важные достижения в этой области имеют современные российские социологические школы (московская и петербургская школы социологии молодежи и др.).
Дальнейшее развитие теории идет скорее не в направлении создания единой парадигмы, а в русле поиска новых интерпретаций социализации. Новые исследовательские решения строятся скорее путем контаминации теоретических подходов, их развития, а не устранения концептуального разнообразия.
Многолетние исследования проблем социализации, поиск теоретических и методологических подходов, позволяющих глубже понять и объяснить процесс социализации молодежи и его результативность, позволили нам выдвинуть и обосновать ряд концептуальных положений, представленных в данной статье. Это прежде всего концепция социализационной нормы, характеристика отклоняющейся социализации, типология процессов социализации, особенности и траекторная модель социализации молодежи.
Концепция социализационной нормы. В широком смысле социализационная норма определяется нами как результат успешной социализации, позволяющей индивидам и обществу воспроизводить социальные связи, общественные отношения и культурные ценности и обеспечивать их дальнейшее развитие. На индивидуальном уровне социализационная норма – это многомерный эталон социализированности человека с учетом его возрастных и индивидуально-психологических характеристик. На уровне общества она представляет собой устоявшуюся совокупность правил передачи социальных норм и культурных ценностей от поколения к поколению.
Социализационная норма рассматривается как мера социализированности индивида, обусловленная параметрами социальности данного общества. Такая норма представляется проекцией социальности на человека, которая осуществляется агентами социализации и самим индивидом. Мера освоения общественных качеств индивидом материализуется в социальных проектах, которые варьируются в широких рамках социальной жизни конкретного общества. В результате человек артикулирует и актуализирует свою социальную природу, осуществляя в предложенных обществом границах собственный выбор. Баланс и глубина объективных и субъективных сторон социализации детерминированы и обществом, и индивидом.
Социализационная норма тесно связана с социальной нормой, но не сводима к ней. Суть различия состоит в назначении той и другой нормы: для социальной нормы таким назначением является регуляция поведения индивида и группы, для социализационной — регуляция вместе с освоением нормы (адаптация к ней и ее интериоризация индивидом, как основного свойства, как differentia specifica). Цель регуляции передача социальной нормы. Субъектно-объектная сторона регулирования определяется отношениями "передающий-усваивающий" ("учитель-ученик").
Какова же природа социализационной нормы? Дело в том, что развитие социальности как общественного и окультуриваемого состояния жизни людей происходило вместе с эволюцией осмысления индивидом своего социального становления и объективации субъективных смыслов, интернализации и экстернализации продуктов человеческой деятельности. В условиях примитивного способа производства общественной жизни социализация индивидов носила только естественный характер. Она предполагала освоение индивидом социальности, мера которой не была упорядочена из-за примитивности социальных связей, отсутствия общности символических значений.
Развитие языка, а затем и письменности, роль которых в движении человечества к цивилизации общепризнанно, поставило возможности социализации на новую ступень, расширило границы транслируемых от поколения к поколению социально значимых символов, стереотипов поведения, обычаев, традиций, верования, знаний. Смена "естественной" социальной среды целерационально и ценностнорационально "сконструированной" социальной средой способствовала упорядочиванию процесса социализации. Практики социализации становились регулярными, отшлифовывались, приобретали свою устойчивость, получали легитимацию (объяснения и оправдания) сначала в различных построениях языка, в обычаях, традициях и церемониалах, а впоследствии в текстах и правовых актах. Новации в случае их одобрения передавались новым поколениям вместе с рудиментами традиционных, в том числе древнейших, социализационных практик. В обществе постепенно сложилась совокупность правил воспроизводства социальной сущности человека, установились эталоны личностного развития, т.е. фактически происходила институционализация социализационной нормы.
Социализационная норма может быть представлена тремя ее основными типами: идеальным, нормативным, реальным.
Идеальный тип социализационной нормы определяется общественными идеалами и строящимися на их основе ориентирами личностного развития. Этот тип нормы может быть как очень далек от реальности, так и достаточно приближен к ней, являясь как бы декларативным вариантом желаемых моделей социализации, отраженных в манифестах, политических программах, целях воспитания и т. д.
В основе нормативного типа лежат формализованные положения о том, каким должен стать человек, что могут и должны сделать соответствующие социальные институты для обеспечения интеграции индивидов в общество. Этот тип социализационной нормы мало подвижен. Он имеет границы с небольшими колебаниями альтернативных возможностей и, как правило, ориентирован на всеобщие, обязательные для всех (хотя бы и в пределах дифференцированных социальных статусов) траектории жизненного пути (образование, трудовая деятельность, участие в политике) и идентичности личности.
Реальный тип социализационной нормы отражает статистическое большинство результатов социализации индивидов данного общества в конкретный исторический период его развития. Реальная социализационная норма, имея, как правило, много сходства с ее нормативным типом, нередко существенно отличается от последнего, вплоть до противоположности. При этом социализация может оставаться соответствующей реальной норме. Она имеет широкую вариативность, основывающуюся на автономии формирующейся личности. Например, социализационная функция семьи, нашедшая отражение в нормах законодательства, может реализовываться как на основе толерантных взаимоотношений родителей и детей, так и на основе авторитарного воспитания, а, возможно, и насилия. Все варианты могут иметь место независимо от общественной системы, в которой создана и функционирует семья. Большая амплитуда колебаний может отмечаться в стихийных воздействиях каналов социализации. Реальная социализационная норма как статистическая характеристика результативности интеграции индивидов в социум имеет и нетипические образования. Огромная пестрота социализационных практик в современном обществе расширяет границы реальной нормы социализации, усиливает ее периферийные участки, затрудняет ее эмпирическую фиксацию. Латентная сторона реальной нормы связана со скрытыми путями и способами децентрализованной социализации, затрагивающей в большей или меньшей степени того или иного индивида. Поэтому даже при высокой степени централизации и унификации социальных стандартов в обществе люди имеют не только природные, генетически предопределенные различия, но и великое множество социализационных различий. Этот феномен усиливается в обществе постмодерна, где сужаются границы централизации и унификации.
Идеальный тип составляет собой ядро социализационной нормы. Нормативный тип можно представить окружающим ядро расширенным пространством, которое прозрачно, понятно, рационально, ограничено, но границы мягки, легко раздвигаемы: дистанция между "должным" и "возможным" в реальной жизни может быть велика. Реальный тип социализационной нормы, распространяющейся аморфным слоем за нормативным пространством, имеет слабую прозрачность, он неоднороден, подвижен, без четко обозначенных границ. Его периферийные участки как бы "продавливают" новые границы нормативности и отклонения. В отличие от идеального и нормативного типов реальная социализационная норма имеет зыбкую и неустойчивую границу с отклонением в социализации. Подвижность этой границы позволяет фактически каждой социализационной траектории выходить за рамки нормы, иметь хоть какое-нибудь отклонение, замеченное или не замеченное в оценках объективных и субъективных сторон результативности социализации.
Для изучения действия социализационных норм в обществе следует выделить по крайней мере три уровня их функционирования: нормы социализации индивидов, которые обусловлены как биологическими, так и социальными факторами [1, 2]; нормы для социальной группы, детерминированные особенностями конкретной совокупности индивидов, ее типических черт; общесоциализационные нормы, отражающие состояние развития общества, параметры его социальности, общественные идеалы, ценности и механизмы социализации.
Как уже отмечалось социализационная норма обусловлена параметрами социальности данного общества. Ее регуляторами выступает культура, социальные нормы и ценности. В ее изменениях не просматривается тенденция к тотальной упорядоченности и всестороннему контролю процессов социализации индивидов. Конкретные исследования [5] показывают: социализационная норма коррелируется с социальными типами личности, доминирующими в обществе, с возрастной характеристикой индивида, его статусными притязаниями.
Формализация такой нормы осуществляется в законодательных и иных нормативных правовых актах, имеющих прямое или косвенное отношение к социальному воспроизводству человеческого потенциала общества, фиксируется в различных Уставах, программах, положениях, инструкциях и других документах, регулирующих жизнедеятельность людей в социальных институтах и организациях, выступающих агентами социализации индивидов. Социализационная норма представлена в ценностном сознании членов общества, а также является важнейшим компонентом общественного мнения, выступающего в данном случае важнейшим неформальным регулятором поведения людей. Она специально проектируется и культивируется в качестве возрастно-нормативной на основе определенных ценностных оснований и других ориентиров развития. Например, в таком институте социализации, как система образования эта норма закладывается в концепциях и программах различных его ступеней.
В условиях общественных перемен социализационные нормы трансформируются. Во-первых, утрачивается или претерпевает коренные изменения общественный идеал, что ведет к обновлению идеального типа личности как ориентира для всеобщего подражания или размыванию такого образца. Во-вторых, пересматриваются нормативы жизнедеятельности людей, что определяет новые условия и механизмы социализации, становление новых социальных типов личности. В-третьих, изменяется реальное поведение людей [3].
При оценке состояния социализации индивидов в обществе, приходится сталкиваться с рядом трудностей. Во-первых, трудно оценить эффективность социализационного механизма, действующего в обществе, из-за широты его функционирования, наличия в нем как организованных и упорядоченных, так и стихийных агентов и каналов социализации. Во-вторых, представляется крайне сложным уяснить уровень социализированности индивида, его соответствие социализационной норме. Процесс социализации индивидуален, протекает постоянно в течение всей жизни человека, а также имеет как внешнюю сторону адаптацию, так и внутреннюю интериоризацию. В-третьих, процесс социализации не прямолинеен. Динамичность этого процесса из-за сложности объективных и субъективных факторов не позволяет представить его полную картину. И, в-четвертых, процесс интеграции индивидов в общество не является простой суммой процессов социализации отдельных индивидов. Он имеет как типические для представителей той или иной социальной группы черты, так и другие социальные характеристики, которые слабо заметны или неуловимы вообще на уровне личности.
Поэтому социологическое исследование результативности социализации целесообразно вести с учетом различных уровней абстракции, т. к. социализационные процессы происходят как с индивидуальными субъектами, действующими на микроуровне, так и в объективно существующем обществе, т. е. на макроуровне. Здесь неизбежно упрощение самого общества как многомерного социального феномена, представляющего собой самостоятельно развивающийся организм. При этом свершается абстрагирование от того, что оно состоит из индивидов и движется индивидами.
Социализация призвана обеспечить постоянный личностный рост. Принято признавать социализацию успешной, если индивид осваивает необходимые социальные роли, усваивает одобряемые данным обществом, социальной общностью ценности, социальные нормы, стереотипы поведения. Но это не значит, что она происходит как поступательное движение вверх. Это сложный, противоречивый, динамичный процесс, который особенно в молодые годы сопровождается кризисами. Одни кризисы удается преодолеть, другие нет. Человек не всегда может справиться с кризисом социализации и дальнейшее развитие его личности может пойти не по восходящей [4].
Феномен отклоняющейся социализации. Из вышесказанного следует, что социализация не всегда бывает успешной. Более того, ее результат практически никогда не достигает идеала как на социальном, так и на личностном уровне, а само общество, его социальные институты и организации не реализуют сполна свои социализационные функции. Всегда остается некоторый неиспользованный резерв возможностей. Может происходить и определенный перекос в "наложении" социальности на личность, в результате в личности преобладают нежелательные для общества черты. Кроме того, сам человек, представляя собой сложнейшее социальное, психологическое и биологическое образование, даже при позитивных внешних для него условиях может оказаться за чертой социально одобряемого поведения.
Практика показывает, что социализация индивида почти всегда имеет отклонение. При этом социализационная норма может не выполняться в процессе социализации и не достигаться как ее результат. Отклонение определяется несоответствием социализации как объективного и субъективного процесса сложившейся в данном обществе на конкретном историческом этапе социализационной норме. Оценить глубину и масштабность отклоняющейся социализации достаточно сложно. При анализе процесса социолог располагает эмпирически фиксируемыми характеристиками, но значительная часть явлений остается вне поля зрения исследователя. Тем не менее можно выявить достаточно много параметров социализации, которые позволят дать адекватную реальному состоянию оценку этого процесса [5].
Критерии отклонения, т. е. ненормы социализации, можно вывести по различным основаниям, исходя из ракурса анализа — социального (состояние общества, институтов социализации, характер стихийных влияний и т. д.), типичного личностного и группового (девиантное поведение, кризисы социализации, кризисы социальной идентичности и т. д.).
Отметим, что отклоняющаяся социализация рассматривается нами шире, чем такое ее проявление, как девиантность. Необходим анализ условий и механизмов социализационного процесса, хода самого процесса в различных сферах, изучение кризисов социальной идентичности, выявление тенденций, которые могут привести к асоциальным и антисоциальным проявлениям. Анализ отклонений социализации молодежи можно провести на основе интерпретации данных о ее девиантном поведении, обнаруживающем несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества. Отклоняющееся поведение детерминировано неудавшейся социализацией. Некоторые формы отклонений могут встречаться и в случае нормального процесса социализации, представляя собой временное и случайное явление (болезнь индивида, опьянение и т. д.) и даже длительные и стойкие состояние (физические дефекты, неврозы, психозы и т. д.). Отклоняющееся поведение отличают от аномального, обусловленного мозговой патологией.
Наряду с делинквентным (преступным) и крайними формами девиантного поведения существует огромное множество других отклонений в поведении молодежи. Речь идет о таких асоциальных поступках, когда молодой человек не совершает правонарушений и не переходит запретный моральный барьер, когда он выполняет всякого рода предписания, но его поведение не соответствует социальным ожиданиям, дезорганизует людей. К такого рода отклонениям можно отнести: ложь, обман, грубость, бездействие, пассивность, агрессивность, раздражительность, конфликтность, халатность и многое другое. Слабые и случайные проявления таких отклонений легко устранить, но устойчивые их формы преодолеваются с трудом и могут привести к нарушениям правил и правопорядка.
Необходимой предпосылкой успешной социализацией индивида является конформизм. Но если индивид развивается только по внешним для него установкам, не утверждает свою субъектность, то конформизм будет чрезмерным. Для социализации такой конформизм есть отклонение, так как она предполагает не пассивное приспособление индивида к социальной среде при его податливости, а активную адаптацию человека к изменяющимся условиям, воспроизводство социальных норм и культурных ценностей, а также их преобразование на основе инноваций. Особо опасным становится конформизм в случае "давления" на человека асоциальных и антисоциальных группировок, когда индивид принуждается к экстремизму, бунту, религиозному фанатизму, употреблению наркотиков, преступлениям и т. д.
Проявлением отклоняющейся является кризисная социализация. Жизненный путь личности сопровождается преодолением многих кризисов социализации, выступающих как кризисы личностного роста, неудовлетворенности человека своим социальным или личностным статусом. Не все кризисы удается преодолеть. Нередко человек не справляется с ними. Обнаруживается недостижимость желаемой идентичности, непосильность быть таким, каким требует общество или предписывает социальная группа. Непреодолимость планки Я-идентичности может породить глубокое разочарование, конфликт с обществом, социальной группой, с самим собой. В нестабильном, аномичном обществе такие нарушения социализации приобретает широкую распространенность. В кризисном обществе размывается характеристика социального типа личности, расширяется область незрелой идентичности, увеличивается возможность ее негативной, отрицательной стороны. Отношения личности и общества не отрегулированы. Нередко предписанные индивиду функции и роли, реально выполняемые им в обществе, не совпадают. Индивид не находится в гармонии со своей реальной функцией, которая ему навязана принудительно.
Такая ситуация особенно пагубно сказывается на молодежи. Расширение пространства для самостоятельного выбора действий молодых имеет как положительные, так и отрицательные стороны и может стать условием для развития отклоняющейся социализации. Одним из распространенных ее проявлений является ускоренная социализация. Она связана с преждевременным обретением молодежью социальных ролей и вынужденной идентичностью. Это и ранее вынужденное приобщение детей и молодежи к труду, и ранние браки или создание брачных пар, и разжигание сексуальных страстей, и раннее деторождение, и различные формы социальных девиаций. В данном случае можно говорить о принудительной социализации как разновидности социализационной ненормы. Принудительная социализация рассматривается здесь как не соответствующий социализационной норме процесс преждевременного освоения подрастающим индивидом социальных ролей взрослого человека, вынужденного подражания суррогатным моделям индивидуального и группового поведения, неразборчивого освоения низкопробных образцов культуры.
Понятие "принудительная социализация" не может относиться к характеристике любой социализации как регламентированного процесса, на который обречен каждый человеческий индивид в обществе себе подобных. Социализация не может обойтись без регламентации. Но не всякая регламентация есть принуждение. Не всякий контроль ограничивает свободу. Свобода в извращенном понимании как вседозволенность может стать продуктом деформированного общества и его институтов, быть не естественным условием развития личности, а принудительным элементом ее беспорядочного вхождения в общество.
Принудительная социализация происходит с индивидом в случае его отчуждения от установленного в обществе процесса становления личности (брошенные родителями дети, беспризорные, безнадзорные дети, юные бродяги, бомжи и т. д.) или частичной утраты влияния институтов социализации, когда берут верх стихийные случайные каналы социализации. Кроме того, принудительная социализация в особо организованном и регламентированном варианте представлена в исправительных учреждениях, где в условиях изоляции проходят реабилитацию девианты. В данном случае принудительная социализация не может рассматриваться как отклонение. Здесь она воплощает в себе реакцию общества на отклоняющуюся социализацию в ее крайних проявлениях.
В кризисном обществе расширяются масштабы сдерживания процесса социализации, когда социум не располагает достаточными условиями для своевременного полноценного участия молодежи в общественной жизни. Этому способствует как снижение социальных гарантий на получение молодыми людьми образования и профессии, трудоустройство, свертывание культурных, спортивных, оздоровительных программ, так и падение уровня жизни в стране, ухудшение криминогенной ситуации. Перечисленные явления в совокупности вызывают и ускоренную, и запаздывающую социализацию, когда для молодежи неоправданно откладывается обретение набора социальных ролей взрослого человека, сужаются рамки ее самостоятельности, развивается инфантилизм.
Отклонения в социализации, выявленные по разным признакам, могут быть преодолены путем коррекции социализационного процесса, содержание которой определяется в зависимости от того, что не выполняется или нарушается в социализационной норме, какова степень отклонения, в чем оно проявляется или может проявляться. Наиболее трудно поддается изменениям в лучшую сторону социализация как усвоение совокупности установленных обществом социокультурных процессов, когда в обществе изменяются условия, а его социализационная функция не отрегулирована. А в кризисном обществе коррекция социализации связана с лечением самого социума. Коррекция на уровне институтов социализации не менее сложна. Например, частичное изменение социализационного процесса в системе образования может быть связано с поправками в законодательстве об образовании, пересмотром образовательных стандартов, программ, подготовкой и переподготовкой педагогических кадров, строительством учебных заведений, увеличением финансирования и т. д. Коррекция социализации на уровне конкретных социальных групп и отдельных индивидов становится предметом социальной работы. В случае отклонений в поведении индивидов, квалифицируемых как преступления, индивид подлежит ресоциализации в исправительных учреждениях.
Типология социализации. Социализация как сложный процесс классифицируется нами по различным критериям. Прежде всего критериален характер самой социальности общества, обусловливающий механизм регуляции социальной жизни. Во-первых, формируя, утверждая, закрепляя те или иные ценности, общество тем самым определяет желательное для него общее направление жизнедеятельности людей, ориентирует их действия и взаимодействия в определенном русле на основе приоритетных ценностей данного общества. Во-вторых, в социальных нормах (правовых и моральных) общество на основе своих социальных ценностей предписывает своим членам конкретные образцы (правила) поведения в определенных ситуациях. В-третьих, общество вырабатывает систему мер для реального осуществления этих норм, а также различные способы реагирования на поведение людей и их групп. Ценностно-нормативный механизм регуляции социальной жизни отражает характер взаимоотношений общества и человека, формы соотношения общества и государства. Государство может быть подчинено и служить обществу и человеку, но может подчинять и подавлять общество и личность.
По характеру самой социальности могут быть выделены следующие типы социализации: естественный, примитивный, сословный, стратификационный, единообразный, регламентированный, патерналистский, конформистский, гуманистический, моносоциокультурный, полисоциокультурный. В каждом обществе обнаруживается широкий спектр типов социализации с преобладанием того или иного типа.
В качестве другого классификационного критерия рассматривается содержание социализационного процесса, по которому можно различать такие типы социализации, как познавательная, профессиональная, правовая, политическая, трудовая, экономическая и др.
Третий критерий, связанный с результативностью социализации, позволяет выделить успешную, нормативную, кризисную, отклоняющуюся, принудительную, реабилитационную, преждевременную, ускоренную, запаздывающую социализации.
Особенности социализации молодежи. Специфика социализации молодежи связана с особенностью этапа социализации, включающего завершение первичной ее стадии и начало вторичной. Первичную стадию индивид проходит в детском возрасте. Благодаря ей он становится полноценным членом общества. Вторичная стадия — это последующий процесс, происходящий с уже социализированным индивидом.
В процессе первичной социализации конструируется первичный мир индивида. Основой этого становится интернализация: непосредственное постижение или интерпретация объективного факта как определенного значения [6]. В этот период освоение индивидом окружающего мира происходит преимущественно через "понимание другого" (в веберовской трактовке). Индивид "вбирает" в себя общие ценности в процессе общения со значимыми "другими", будучи направляемым ими. На этой стадии отсутствует выбор значимых "других": родителям, семье принадлежит главенствующая роль как агентам социализации; объективная реальность воспринимается как неизбежность, конституируемая в языковых, интерпретационных и мотивационных схемах. В нашем понимании, первичная социализация формирует основы тезауруса — достаточного состава информации и установок, позволяющих молодому человеку осваивать социальную субъектность.
Вторичная социализация происходит с уже социализированным индивидом. Этот процесс, во многом сходный с предыдущим, имеет принципиальное отличие, состоящее в том, что для индивида ближайшее его окружение, а также общество да и сам индивид в его же представлениях оказываются "другими" с учетом освоенной им ранее объективной реальности. Начальный этап вторичной социализации предполагает овладение таким тезаурусом, который позволяет молодому человеку присвоить социальную субъектность в формах, принятых в обществе. Социальные роли деиндивидуализируются, они воспринимаются как заменяемые. В сознании индивида постепенно происходит абстрагирование от ролей и установок конкретных "других" до ролей и установок вообще. Это связано с идентификацией индивида не только с конкретными значимыми "другими", ориентацией на обобщенного "другого" (в понимании Дж.Г. Мида), но и отождествлением себя со всеобщностью "других", т.е. с обществом. Начало вторичной социализации, как правило, совпадает со снижением роли родительской семьи как агента социализации, социальность уже не воспринимается как само собой разумеющееся. С присвоением субъектности индивид пытается созидать и изменять ее. Формирование в сознании обобщенного "другого" — решающая фаза социализации. Она включает интернализацию общества как такового и субъективное установление целостной идентичности. Когда обобщенный "другой" выкристаллизовывается в сознании, устанавливается симметричная связь между объективной и субъективной реальностями.
Сложность, кризисность социализации молодежи состоит в том, что новые адаптационные и интернализационные процессы накладываются на прежние, пройденные в первичной социализации. Поэтому возникает проблема согласованности между первоначальными социальными адаптациями и интернализациями. Постигнутые индивидом приспособления к осваиваемому им миру значимых других, а также его изобретения (в понимании Г. Тарда) оказываются недостаточными на новом жизненном этапе.
В ранней юности подвергается сомнению обретенная ранее идентичность. Осознание необходимости решать взрослые задачи вызывает переживание того, как индивид выглядит в глазах других в сравнении с его собственным представлением о себе. В поисках нового чувства тождественности и преемственности молодым людям приходится вновь вести многие из сражений прошлых лет, привлекая к этому свои внутренние силы, а также реальных значимых "других". Эта новая, финальная на этапе перед взрослостью идентичность, есть нечто большее, чем сумма детских идентификаций. Новая идентичность есть чувство уверенности в том, что внутренняя тождественность и непрерывность сочетается с тождественностью и непрерывностью значения индивидуума для "других". Эта идентичность подтверждает готовность индивида интегрировать все свои прежние идентификации (индивидные и личностные) с возможностью выполнять социальные роли взрослого человека.
Реформирование российского общества обусловило изменение эталонов успешной социализации молодежи, совокупности правил передачи социальных норм и культурных ценностей от поколения к поколению. Проведенный нами анализ [5] позволил выделить следующие основные особенности социализации российской молодежи на рубеже веков с учетом перехода от советской модели социализации (единообразной по нормативности, с равными стартовыми возможностями и гарантиями, обеспечивающей предсказуемость жизненного пути) к другой модели (пока лишь складывающейся вариативной, стратифицированной): трансформация основных институтов социализации; деформация ценностно-нормативного механизма социальной регуляции и становление новой системы социального контроля; дисбаланс организованных и стихийных процессов социализации в сторону стихийности; изменение соотношения общественных и личных интересов в сторону расширения автономии формирующийся личности и пространства для самодеятельности, творчества и инициативы человека.
Социализационные траектории молодежи. Осуществление социализации молодежи нуждается в интегральном показателе, который бы позволял учесть объективную и субъективную стороны этого процесса в условиях усугубляющейся поляризации общества. Данный показатель мы определяем как социализационная траектория. Особо подчеркнем, что предлагаемый вариант исследования статусных различий в молодежной среде путем выявления социализационных траекторий не связан с "траекторным" подходом к стратификационным процессам, развиваемым кембриджскими исследователями (Дж. Голдторп, Р. Блэкберн, К. Прэнди, А. Стюарт), изучавшими направленность и длину карьерных и внутрипрофессиональных траекторий. Социализационная траектория молодого человека нами рассматривается в нескольких срезах — (1) влияние внешней среды, (2) субъектность и (3) диспозиция личности в процессе социализации. Алгоритм ее построения основывается не на статических состояниях, а на динамике процесса социализации с учетом пройденного индивидом этапа жизненного пути, причем основные характеристики измеряются во временном континууме [7].
Социологическое измерение социализационной траектории возможно, но имеет пределы в связи с особой природой процесса социализации и сложностью квантификации ряда его характеристик, связанных с субъектностью индивида и интериоризацией. В ходе исследований, проведенных кафедрой социологии Московской гуманитарно-социальной академии, обнаружена разрешающая способность таких индикаторов, как состав родительской семьи, профессия, образование и род занятий родителей, территориальная миграция, включенность в систему общего и профессионального образования, род занятий, структура досуга, круг сверстников, ценностные ориентации, референтная группа, самооценка, притязания, вещный мир.
Наши исследования позволяют сделать некоторые выводы о социализационных траекториях российской молодежи 90-х годов. Прежде всего обнаружено существенное обновление общей траекторной картины процесса социализации молодежи, подтверждающей преодоление унифицированной модели социализации. Социализационные траектории молодежи претерпевают как расширение горизонтальных дифференциаций, так и стратификацию, связанную с существенными различиями в образе жизни, образовании, доступе к информации и т. д. В социализационных траекториях молодежи проявляются отклонения в процессе социализации не только как формы девиации, но и как преждевременное или запаздывающее освоение социальных норм и культурных ценностей, обретение социальных ролей, а также затяжные кризисы социализации в молодежном возрасте, для которой рассогласовываются пути, сроки и способы становления. Эти траектории имеют общей тенденцией уменьшение государственного сегмента институтов социализации. "Разбегание" социализационных траекторий молодежи в условиях современного российского общества неизбежно. Но несмотря на смену ориентиров общественного развития страны, утрату множества идентификационных доминант ("советский народ", "КПСС", "комсомол" и т. д.), советская модель социализации не в полном объеме, но в тех или иных проявлениях воспроизводится, сказываясь на социализационных траекториях. Поиск механизмов, обеспечивающих общественную стабильность через социализационные процессы, определение их перспективных моделей в современном российском обществе остаются важнейшими проблемами науки и практики.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ковалева А.И., Реут М.Н. Социализация неслышащей молодежи. М., 2001.
Жулковска Т. Социализация людей с ограниченными интеллектуальными возможностями: Пер. с польск. / Под ред. и с предисл. А.И. Ковалевой, В. А. Лукова; Моск. гуманит.-социальн. академия. Кафедра социологии. М., 2001.
Ковалева А.И., Луков В.А. Социология молодежи: Теоретические вопросы. М., 1999.
Смелзер Н. Социология: Пер. с англ. / Науч. ред. издания на рус. яз. В.А. Ядов. М., 1994.
Ковалева А.И. Социализация личности: норма и отклонение. М., 1996.
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания: Пер. с англ. М., 1995.
Ковалева А.И. Социализационные траектории современной российской молодежи // Молодежь и общество на рубеже веков: Междунар. науч.-практич. конференция, 20–21 октября 1998 г.: Секция "Будущее России и молодежь: к новой концепции молодежной политики". Ч. 1. М., 1998.



ОГЛАВЛЕНИЕ