<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

иск в связи с тем, что истец не обладает субъективным материаль-
ным правом, о защите которого просит, то у ответчика не может
быть материально-правового интереса как объекта защиты, посколь-
ку .стороны не находятся в материально-правовом отношении, не
имеют по отношению друг к другу материальных прав и обязан-
ностей. И у ответчика, и у истца, имеются юридические процессу-
альные интересы, которые опосредуются в их субъективных процес-
суальных правах и обязанностях как участников гражданского про-
цессуального правоотношения80. Поэтому при отклонении иска мо-
жет идти речь о защите процессуального, а не материально-пра-
вового интереса ответчика.

В юридической литературе не всегда проводится грань между
охраняемым законом интересом как объектом судебной защиты и
юридической заинтересованностью лица на обращение за судебной
защитой. Ст. 5 Основ гражданского судопроизводства, ст. 4 ГПК
МССР требуют от лица, обращающегося за судебной защитой, на-
личия заинтересованности в этом. Говоря о заинтересованности,
закон имеет в виду не фактическую, а юридическую заинтересован-
ность, когда права и обязанности заинтересованного лица связаны
с разрешаемым судом делом. При этом заинтересованность лица
на обращение за судебной защитой должна носить материально-
правовой и процессуально-правовой характер. Материально-право-
вая сторона заинтересованности опосредствуется объектом защиты-
защищаемым субъективным правом или охраняемым законом инте-
ресом. Процессуальная - потребностью обращения за судебной за-
щитой, так как без судебного решения заинтересованное лицо не
может осуществить или подтвердить охраняемый законом интерес
или субъективное право на соответствующее благо. Следовательно,
заинтересованными следует считать тех лиц, которые обращаются
за защитой своих прав или интересов вследствие невозможности их
осуществления или подтверждения в ином порядке. Но поскольку
в ряде случаев закон наделяет некоторых лиц правом защиты в суде
прав и интересов других лиц, постольку этих управомоченных
.лиц также следует относить V. заинтересованным, но только процес-
суально. Таким образом, юридическая заинтересованность лица на
обращение за судебной защитой (процессуальный интерес) и юри-
дический интерес, воплощенный в субъективном праве или охраня-
емом законом интересе как объектах судебной защиты, выступают
в качестве самостоятельных правовых категорий, хотя и тесно вза-
имосвязанных.

Правовая категория охраняемых законом интересов первона-
чально получила закрепление в гражданско-процессуальном зако-
нодательстве (ст. 5 Основ гражданского судопроизводства, ст. 4
ГПК МССР), поэтому ее исследованием в первую очередь занялись
процессуалисты. В гражданско-процессуальной литературе вопрос
о судебной защите охраняемых законом интересов впервые был
поднят почти одновременно К. С. Юдельсоном и М. А. Гурвичем.
Так, К. С. Юдельсон, давая понятие судебного гражданского дела,
говорит, что в состав гражданских дел, рассматриваемых судом,
входят дела по спорам, затрагивающим права граждан п организа-
ций, а также их интересы. В отличие от дел по спорам о праве, по
делам, где затрагиваются интересы, нет не только спора, но п необ-
ходимости в защите права, поскольку такового не заявлено. В ка-
честве примера судебной защиты интереса К. С. Юдельсон приво-
дит дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение81.

Более развернутое исследование судебной защиты охраняемых
законом интересов провел М. А. Гурвич, который также признает
наличие интересов вне субъективных прав заинтересованных лиц.
К случаям судебной защиты интересов М. А. Гурвич относит, глав-
ным образом, дела по искам о признании82.

Среди других процессуалистов, глубоко исследовавших пробле-
му судебной защиты охраняемых законом интересов, следует отме-
тить Д. М. Чечота и Р. Е. Гукасяна. Как и названные выше авто-
ры, Д. М. Чечот признает, что юридические интересы лица не мо-
гут быть обеспечены только с помощью субъективных прав. В ряде
случаев они приобретают форму охраняемых законом интересов и
в качестве таковых подлежат защите. По мнению Д. М. Чечота.
судебная защита охраняемых законом интересов производится по
искам о защите чести и достоинства, по искам о признании с от-
рицательным содержанием, по всем делам особого производства и
другим83.

Аналогичную позицию по вопросу судебной защиты охраняемых
законом интересов занимает Р. Е. Гукасян, добавляя при этом, что
защита интереса осуществляется и в случаях, когда судом приме-
няется аналогия закона или права84.

В последующие годы вопрос судебной защиты охраняемых за-
коном интересов исследовался другими авторами85, но каких-либо
существенных изменений в подходе к определению охраняемых
законом интересов, защищаемых судом, не произошло.

С позиции общей теории права начало разработки категории
охраняемых законом интересов положили Н. И. Матузов, Г. В. Маль-
дев, В. А. Патюлпн, Л. С. Явич86, а в последнее время данная
проблема глубоко исследовалась Н. В. Витруком, Н. А. Шейкено-
вым, А. И. Экимовым, Н. С. Малеиным и другими учеными87.

Точки зрения названных авторов по проблеме охраняемых зако-
ном интересов в определенной мере перекликаются. Если п-х сгруп-
пировать, то можно выделить два основных принципа, обосновыва-
ющих наличие в советском праве охраняемых законом интересов.
Согласно утверждению одних авторов, проблема охраняемых зако-
ном интересов связана с существованием правоотношений общего
типа, в которых права и обязанности соответствующих субъектов
не получают характера конкретных правовых связей (правоотно-
шений), то есть охраняемые законом интересы рассматриваются
как неперсонифпцированные права. По мнению других, существо-
вание правовой категории охранямых законом интересов обуслов-
лено пробелами в праве, что в свою очередь объясняется различ-
ными причинами: в частности, невозможностью преду смотрения и
закрепления всех юридических интересов в качестве субъективных
прав; несущественностью интересов, в связи с чем нет необходи-
мости в их законодательном закреплении; преднамеренностью
законодателя, поскольку экономические возможности на данном
этапе развития общества не в состоянии удовлетворить все закон-
ные интересы граждан, и т. п.

В итоге делается вывод, что охраняемые законом интересы граж-
дан и организаций не противоречат основной направленности госу-
дарственной деятельности по их удовлетворению, советскому зако-
нодательству, но если право предполагает наличное право, к реа-
лизации которого можно приступить немедленно, то осуществление
охраняемого законом интереса не гарантируется законом.

Здесь нет необходимости анализировать точки зрения вышеука-
занных авторов по вопросу охраняемых законом интересов, но все
же на позиции Н. С. Малеина хотелось бы остановиться более под-
робно, поскольку он отвергает взгляды ученых-процессуалпстов по
проблеме судебной защиты охраняемых законом интересов, между
тем приведенные им доводы и сделанные выводы, на наш взгляд,
не подтверждаются действующим законодательством п судебной
практикой.

По мнению Н. С. Малеина, по делам особого производства за-
щищается не охраняемый законом интерес, поскольку установление
судом юридического факта само по себе не представляет интере-
са, не приносит выгод или благ, не удовлетворяет потребностей, а
служит лишь промежуточным этапом для приобретения субъектив-
ного права на получение наследства, возмещение вреда и т. д. Да-
лее Н. С. Малеин утверждает, что если субъективное право явля-
ется налично существующим и может быть реализовано немедлен-
но, поскольку предусмотрено нормой права, то охраняемый зако-
ном интерес не гарантируется конкретной правовой нормой. Охра-
няемый законом интерес, отмечает Н. С. Малеин, имеет законные
основания, то есть основывается на законе, однако нормы права, в
которых интересы закреплены, порождают правоотношения общего

27

(не конкретного) типа, их обладателями являются все или опреде-
ленная категория граждан, а не конкретные субъекты. В охраняе-
мом законом интересе отсутствует притязание, характерное для
субъективного права, и прежде всего конкретность управомоченно-
го и обязанного субъектов и притязание в форме иска88.

Действительно, в порядке особого производства устанавливаются
юридические факты ц иные обстоятельства в случаях, когда граж-
дане или организации не могут реализовать те или иные субъек-
тивные права ввиду неопределенности юридических фактов, явля-
ющихся основанием для возникновения субъективных прав. В этом
плане судебная деятельность по установлению юридических фак-
тов служит как бы промежуточным этапом. Но, с другой стороны,
с признанием судом того или иного юридического факта подтверж-
дается и наличие у соответствующего лица (или лиц) порожденных
установленным фактом субъективных прав или обязанностей, ко-
торые впоследствии реализуются, как правило, в бесспорном по-
рядке. С этой точки зрения особое производство выполняет защити-
тельную функцию по отношению к субъективному праву, хотя суд
д не касается субъективного права при рассмотрении дел об уста-
новлении фактов, имеющих юридическое значение. Кроме того, в
порядко особого производства судом устанавливаются не только-
юридические факты, но и подтверждаются бесспорные субъектив-
ные права (восстановление прав по утраченным документам на
предъявителя, признание владения строением на праве собственно-
сти) соответствующих заинтересованных лиц.

Не вытекает из закона, на наш взгляд, вывод Н. С. Малеина о
том, что охраняемые законом интересы порождают правоотношения
общего типа, их носителями являются все граждане или отдельные
категории граждан, а их реализация не обеспечивается правовыми
нормами. В этих случаях возникает вопрос, как понимать укаяА-
ния закона о защите охраняемых законом интересов в суде, ар-

битраже и иных органах (ст. 2 Основ гражданского судопроизвод-
ства, ст. 3 Основ законодательства о судоустройстве в СССР, ст. 2"
Закона СССР о Государственном арбитраже в СССР, ст. 1 Основ
законодательства об административных правонарушениях и дру-
гие)? В суде, арбитраже и т. д. субъектами законных интересов
выступают конкретные лица. О всеобщности законных интересов
можно говорить в плане равной возможности их приобретения для
всех, а не об их безличности и тождестве для всех. Несомненно,
имеются интересы с общей направленностью, о которых говорит
сам Н. С. Маленн, - установление более выгодных транспортных
маршрутов, устранение шума и т. п. Но и для реализации подоб-
ных интересов установлен соответствующий порядок, предусмотрен-
ный указом Президиума Верховного Совета СССР <О порядке рас-
смотрения предложений, заявлений и жалоб граждан> от 12 апре-
ля 1968 г. (в редакции-от 4 марта 1980 г.)89. Но и здесь закон-
ные интересы не выступают безличными. Для их реализации в пра-
воотношения вступают конкретные лица. Однако следует признать.

что обращение граждан за защитой интересов с личной направлен-
ностью носит более распространенный характер.

Представляется не основанным на законе утверждение Н. С. Ма-
леина о том, что интересы, обеспеченные субъективными правами,
гарантируются в большей степени, чем те. которые не имеют тако-
го опосредования. Во всяком случае, из вышеперечисленных зако-
нов это не вытекает. Если же указание о судебной, арбитражной п
иной защите охраняемых законом интересов включено в правовые
нормы с перспективной целью, то они не окажут какого-либо регу-
лирующего воздействия и останутся лишь пожеланиями.

Не вполне убедительным является вывод Н. С. Малепна. со-
гласно которому для субъективного права характерно притязание
в форме иска, в то время как для охраняемого законом интереса
такая форма защиты, как правило, исключается. Под исковой фор-
мой защиты не находятся все без исключения гражданские, семей-
ные, трудовые, колхозные субъективные права, не говоря уже о
субъективных правах, вытекающих из административных, земель-
ных, финансовых и других правоотношений. Нет никаких основа-
ний для применения исковой формы к защите всех без исключения
субъективных прав и в будущем. И, напротив, многие охраняемые
законом интересы на практике защищаются в исковом порядке.

В связи с изложенным можно сказать, что общетеоретические
выводы Н. С. Малеина по проблеме охраняемых законом интересов
мало чем могут быть полезны отраслевым наукам, и в частности
теории гражданского процессуального права. Поэтому можно со-
гласиться с теми учеными, которые признают, что в каждой отрас-
ли социалистического права и законодательства могут быть уста-
новлены самостоятельные виды законных интересов, характерные
только для данной отрасли права90. В этом отношении можно со-
слаться на исследования проблемы охраняемых законом интересов.
которые ведутся в теории уголовного процесса применительно к
нормам уголовно-процессуального права91.

Но как же трактуется проблема защиты охраняемых законом
интересов в судебной практике? Упоминание о защите законных
интересов спорящих сторон наиболее часто встречается по жилищ-
ным, брачно-семейным делам, по делам о разделе общего и совме-
стного имущества, по делам об определении порядка пользования
общим земельным участком между совладельцами индивидуального
строения и другим.

В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР
<О практике применения судами жилищного законодательства> от
3 апреля 1987 г. отмечается, что при разрешении спора между чле-
нами семьи о принудительном обмене квартиры суд обязан учиты-
вать доводы и интересы лиц, проживающих в жилом помещении
(п. II)92. Однако в данном постановлении не раскрывается, что
следует понимать под законными интересами. Об этом говорится в
одном из конкретных дел, рассмотренных Верховным Судом СССР.
Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу
по иску Р. к К. о принудительном обмене жилой площади отмеча-

ется. что народным судом и вышестоящими судебными инстан-
циями при рассмотрении дела были оставлены без внимания дово-
ды ответчицы, ссылавшейся на ухудшение ее жилищных условий
в случае принятия судом варианта обмена, предложенного истицей.
Между тем эти доводы заслуживали внимания. По утверждению
ответчицы, квартира, где она проживает, является более благоус-
троенной по сравнению с той, в которую она должна вселиться в
результате обмена. Эта квартира хотя и достаточна по размеру жи-
лой площади, но состоит из двух смежных комнат с неудобной пла-
нировкой. имеет совмещенный санузел, небольшую по размерам
кухню, находится на первом этаже. Однако доводы ответчицы бы-
ли оставлены без внимания как народным судом, так и вышестоя-
щими судами.

Поэтому, отменяя все состоявшиеся по делу постановления и
направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд СССР в
своем постановлении указал, что суду следовало более тщательно
проверить и обсудить доводы ответчицы, выяснить у сторон нали-
чие других вариантов обмена квартиры с тем, чтобы их интересы
в результате обмена не были ущемлены93.

В Постановлении Пленума Верховного суда РСФСР <О неко-
торых вопросах, возникающих в судебной практике при примене-
нии Жилищного кодекса РСФСР> от 26 декабря 1984 г. в виде
примерного перечня законных интересов сторон, которые должны
учитываться судами при разрешении споров о принудительном
обмене жилого помещения, а также при разрешении споров о вы-
селении из занимаемого жилого помещения на время капитально-
го ремонта дома указывается на наличие обстоятельств, препятст-
вующих стороне в силу возраста, состояния здоровья и т. п. поль-
зоваться предоставляемым в порядке обмена жилым помещением,
нахождение в том же населенном пункте предоставляемого жило-
го помещения на время капитального ремонта дома и пригодность
его для проживания выселяемых граждан с учетом их возраста,
состояния здоровья, продолжительности капитального ремонта
дома, других заслуживающих внимания интересов (п. 9, 10)94.

Характерно в этом отношении следующее дело. С. с двумя сы-
новьями занимала двухкомнатную квартиру площадью 27,1 кв. м
в доме, подлежащем сносу в связи с отводом земельного участка
заводу. Для переселения семье С., состоявшей из трех человек,
была предоставлена двухкомнатная квартира площадью 30,3 кв. м.
Однако переселиться в нее С. отказалась, в связи с чем завод обра-
тился в суд с иском о ее выселении из подлежащего сносу дома с
предоставлением указанной квартиры.

Кировский районный народный суд г. Казани иск удовлетво-
рил. Определением Судебной коллегии Верховного суда Татарской
АССР это решение суда было оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Татарской АССР удовлетворил про-
тест заместителя Председателя Верховного суда РСФСР об отмене
состоявшихся по делу судебных постановлений и о направлении
дела на новое рассмотрение, поскольку судебные органы не при-


няли во внимание обстоятельства, затрудняющие нормальное поль-
зование предоставляемым жилым помещением. Возражая против
переселения в предоставленную квартиру, ответчица ссылалась на
то что в подлежащем сносу доме ее семья занимала квартиру из
двух изолированных комнат, в одной из которых проживали ее
взрослые сыновья, а второй пользовалась она. В случае переселе-
ния в предоставленную квартиру, состоящую из двух смежных
комнат, ее жилищные условия были бы существенно ущемлены,,
так как она была бы вынуждена пользоваться общей с сыновьями
жилой площадью. Суд же вынес решение без учета этих заслу-
живающих внимание доводов ответчицы. Кроме того, суд не при-
нял во внимание и то обстоятельство, что ответчица состоит на
учете в психоневрологическом диспансере в связи с заболеванием
эпилепсией и по состоянию здоровья нуждается в проживании а

" о

спокоиных условиях-".

По следующему делу о принудительном выселении с предостав-
лением другой жилой площади решение суда было отменено, по-
скольку им не были учтены заслуживающие внимания доводы и
интересы ответчиков, ссылавшихся на то, что в случае переселе-
ния в выделенную им квартиру их малолетняя дочь по состоянию.
здоровья не сможет заниматься в школе, расположенной побли-
зости. В частности, из заключения медицинских учреждений вы-
текало, что несовершеннолетней дочери ответчиков по состоянию
здоровья показано обучаться в утренней смене, с организацией.
индивидуального режима и дополнительным днем отдыха в тече-
ние недели. Между тем из имеющейся в деле справки, выданной
директором школы, в четвертом классе которой предстояло учить-
ся их дочери, вытекало, что учащиеся этих классов занимаются во
вторую смену. Поскольку эти обстоятельства не были приняты во
внимание судом, решение было отменено, а дело направлено на
новое рассмотрение96.

В постановлении Пленума Верховного суда РСФСР <О практи-
ке применения судами земельного законодательства> от 20 декаб-
ря 1983 г. разъясняется, что согласно земельному законодательст-
ву порядок пользования общим земельным участком между соб-
ственниками индивидуального строения определяется судом с уче-
том принадлежащих им долей в общей собственности на дом. Од-
нако суд может отступить от этого правила в случае, когда между
сордадельцами индивидуального строения уже сложился порядок
пользования земельным участком и его изменение существенно
нарушит их интересы.

Вопрос о том, является ли нарушение интересов существенным,
решается судом в каждом конкретном случае с учетом фактичес-
ких обстоятельств дела. При этом могут быть приняты во внима-
ние затраты, вложенные сторонами в освоение и благоустройство
земельного участка, нахождение на нем строений, сооружений,
плодоо-ягодных насаждений, возможность их переноса, а также
необходимость выделения совладельцам части земельного участка
Для поддержания принадлежащих им частеи дома, других строе-

ний и сооружении в пригодном для пользования состоянии
(п. II)97.

В этом направлении ориентируется и судебная практика. Так,
Н., сособственница 1/2 части дома, обратилась в суд с иском к М.
об определении порядка пользования земельным участком.

Решением Наро-фоминского городского народного суда Москов-
ской области каждой из сторон выделено в пользование по 1/2 зе-
мельного участка. Судебная коллегия по гражданским делам Мос-
ковского областного суда решение народного суда оставила без
изменения.

Президиум Московского областного суда удовлетворил протест
заместителя Председателя Верховного Суда СССР об отмене судеб-
ных постановлений п направлении дела на новое рассмотрение,
указав следующее.

Согласно ст. 134 ЗК РСФСР порядок пользования общим зе-
мельным участком определяется с учетом частей строения, при-
надлежащих гражданам. Суд может отступить от этого правила в
случае, когда между совладельцами индивидуального строения
уже сложился порядок пользования земельным участком и его
изменение существенно нарушит их интересы.

В решении суда указывалось, что при выделе каждой из сто-
рон по 1/2 земельного участка интересы совладельцев существенно
не нарушатся. Между тем, как утверждала в судебном заседании
ответчица, она освоила участок, посадила фруктовые деревья, пло-
довые кустарники, цветы, мать же истицы никогда не пользова-
валась им; участок, который должен перейти к истице, наиболее
ухожен, удобрен и передача его истице существенно нарушит ин-
тересы ответчицы, так как с учетом возраста она не в состоянии
освоить таким же образом остальную часть земельного участка.
истица же участком не пользуется. Поскольку суд не обсуждал
доводы ответчицы о том, что истице передается ответчицей в
освоение наиболее ухоженная часть участка, в которую она вло-
жила много средств, решение было отменено и дело направлено
на новое рассмотрение98.

В юридической литературе и судебной практике в качестве за-
щиты законного интереса признается получение одним из супру-
гов большей части общего имущества в случае проживания с ним
несовершеннолетних или совершеннолетних, но нетрудоспособных
детей, нетрудоспособности самого супруга, уклонения другого су-
пруга от общественно полезного труда и т. п.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>