<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

рактерных черт социалистического правосудия, определяющая его
коренное отличие от буржуазного судопроизводства. Буржуазное
гражданское процессуальное законодательство и теория граждан-
ского процесса исходят из того, что суд не должен вмешиваться в
отношения сторон, призван лишь разрешать правовые споры, но
не заботиться о защите прав сторон. Поэтому буржуазный суд не
обязан оказывать помощь сторонам при разрешении гражданских.
дел. Между тем буржуазное право и судопроизводство крайне слож-
ны, запутаны и, по существу, оставляют беззащитными стороны, ко-
торые не в состоянии воспользоваться дорогостоящими услугами
адвоката.

В систе-ме гарантий осуществления конституционного права ня
судебную защиту, вынесения законного и обоснованного постанов-
ления по делу надо выделить еще право обжалования и опротесто-
вания судебного решения, не вступившего в законную силу. то
есть так называемое право кассационного обжалования (опротес-
тования) решения. Гражданско-процессуальный закон предостав-
ляет лицам, участвующим в деле. право обжалования, а прокуро-
ру - опротестования решения, не вступившего в законную силу,
Одновременно на соответствующий суд кассационной инстанции
возлагается обязанность проверки законности и обоснованности
судебного решения (ст. 44 Основ гражданского судопроизводства.
ст. 279 ГПК МССР).

Право кассационного обжалования решения используется но
усмотрению лиц, участвующих в деле. Для этого не требуется по-
лучения разрешения ни от суда, рассмотревшего дело. ни от кас-
сационного суда. Возможность кассационного обжалования (опро-
тестования) не зависит от цены иска. характера спора, состава его
участников112. Основаниями для такого обжалования и опротесто-
вания решения могут служить юридические и фактические ошиб-
ки суда. причем заинтересованные лица вправе ссылаться в жало-
бе на обстоятельства и доказательства, которые не были предме-
том исследования суда первой инстанции. Обжалованию (опротес-
тованию) может быть подвергнуто решение в полном объеме ил"

40

частично, касаться его резолютивной или мотивировочной части.

Рассматривая кассационную жалобу или протест, суд кассаци-
онной инстанции не связан указанными в жалобе или протесте
доводами. Он обязан проверить законность и обоснованность ре-
шения в целом, то есть как в обжалованной, так и необжалован-
ной (неопротестованной) части, а равным образом в отношении
лиц не подавших жалобы (ст. 45 Основ гражданского судопроиз-
водства, ст. 290 ГПК МССР).

Дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов
лиц, участвующих в деле, служит институт пересмотра судебных
решений, определений и постановлений, вступивших в законную
силу в порядке судебного надзора. Такое решение, определение,
постановление может оказаться незаконным или необоснованным,
Возникает необходимость в его пересмотре в порядке судебного
надзора. Отличительнан особенность подобного пересмотра заклю-
чается в том, что проверка управомоченным на то судом законно-
сти и обоснованности вступившего в законную силу решения, оп-
ределения или постановления осуществляется лишь в том случае,
если на него принесен протест указанными в законе должностными
лицами суда или прокуратуры (ст. 317, 318 ГПК МССР). Сторо-
ны и другие лица, участвующие в деле, не обладают правом воз-
буждать производство о пересмотре судебных постановлений в по-
рядке судебного надзора. Суд надзорной инстанции, как и касса-
ционной, проверяет законность и обоснованность решения, опре-
деления или постановления по имеющимся в деле и дополнитель-
но представленным материалам как в опротестованной, так и нео-
протестованной части, а равно и в отношении лиц, не указанных
в протесте (ст. 324 ГПК МССР).

При рассмотрении гражданских дел в кассационной и надзор-
ной инстанциях весьма важно безотлагательно устранить выявлен-
ные ошибки и нарушения прав граждан и организаций. Однако эта
судебные инстанции полномочны изменить решение или вынести
новое, не передавая дело на повторное рассмотрение, только если
по делу не требуется собрать заново или дополнительно проверить
доказательства, обстоятельства дела установлены предыдущими
судами полно и правильно, но допущены ошибки в применении
норм материального права (ст. 46, 50 Основ гражданского судо-
производства, ст. 302, 327 ГПК МССР). Такое положение дел не
способствует быстрой защите нарушенных или оспариваемых прав
граждан и организаций. Поскольку судам кассационной и надзор-
ной инстанций не предоставлено право устанавливать даже неко-
торые обстоятельства и собирать дополнительные материалы по
Делу, то нередко отмененные решения приходится направлять на
новое рассмотрение в суд первой инстанции, хотя допущенные на-
рушения могли быть быстро устранены кассационной или надзор-
ной инстанцией, конечно, способной выяснить эти обстоятельства
и собрать нужные материалы.

и этой связи следует согласиться с имеющимися в литературе
оредложениямп о необходимости изменения действующего гра%-


41

данского процессуального законодательства таким образом, чтобы
судам кассационной, а также надзорной инстанции было предо-
ставлено право изменить решение, определение или постановление
или вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмот-
рение, если в деле имеются все необходимые доказательства либо
если обстоятельства дела могут быть полно установлены на осно-
вании дополнительно представленных или истребованных мате-
риалов.

Существенной гарантией защиты прав и законных интересов
граждан и организаций является пересмотр судебных решении.
определений и постановлений, вступивших в законную силу по
глювь открывшимся обстоятельствам (ст. 331-335 ГПК МССР).

Защита прав и законных интересов не заканчивается постанов-
лением правильного решения по делу. Реальную защиту прав и
интересов заинтересованные лица получат лишь в результате при-
ведения в исполнение принятого решения, что может последовать
вслед за добровольным согласием на то должника либо, в против-
ном случае, в принудительном порядке (ст. 357, 358 ГПК МССР).

Существенными гарантиями защиты прав и законных интере-
сов сторон - взыскателя и должника - в исполнительном произ-
водстве являются право обжалования процессуальных действий
судебного исполнителя по исполнению решения, а также отказа в
совершении таких действий (ст. 426 ГПК МССР), право на пре-
доставление отсрочки и рассрочки исполнения решения, на изме-
нение способа и порядка исполнения решения (ст. 355 ГПК
МССР). Важное значение имеет также установленный законом
запрет обращать взыскания на те виды имущества должника, ко-
торые перечислены в Приложении № 1 к ГПК МССР. В этот пе-
речень включено имущество, необходимое должнику и членам его
семьи для существования и продолжения своей профессиональной
деятельности.

Защите прав сторон в исполнительном производстве служит
институт поворота исполнения решения. В соответствии со ст. 428
ГПК МССР в случаях, когда решение, приведенное в исполнение,
отменено в порядке надзора, а после нового рассмотрения дела
последовало решение об отказе в иске полностью или в части,
либо когда вынесено определение о прекращении производства по
делу пли об оставлении иска без рассмотрения, а также об удов-
летворении иска в меньшем размере, то ответчику должно быть
возвращено все то, что было с него взыскано в пользу истца по
отмененному решению. Это и есть поворот исполнения решения.
Если возврат имущества в натуре невозможен, ответчику возме-
щается его стоимость.

Вопрос о повороте исполнения решения разрешается, как пра-
вило, по инициативе суда, которому передано дело на новое рас-
смотрение. Этот суд выносит новое решение или определение, ко-
торым заканчивается производство по делу. Если же суд. вновь
рассматривающий дело, не разрешил вопроса о повороте исполне-
ния отмененного им решения, тогда ответчик вправе обратиться в

42

суд с заявлением об осуществлении такого поворота. Заявление о
повороте исполнения решения в этих случаях рассматривается в
судебном заседании с вызовом всех лиц, участвовавших в деле.

Однако, чтобы не ставить взыскателя (истца) в затруднитель-
ное материальное положение в случае отмены решения в порядке
надзора, закон ограничивает случаи поворота исполнения решения
по ряду категорий гражданских дел. Так. согласно ст. 431 ГПК
МССР поворот исполнения решения после отмены его в порядке
надзора не допускается по делам о взыскании денежных су:.::ч по
требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, о взыска-
нии доходов за труд в колхозе, о взыскании вознаграждения за
использование авторского права, права на открытие, изобретение,
на которое выдано авторское свидетельство, и рационализаторское
предложение, о взыскании алиментов, возмещении вреда, причи-
ненного увечьем или иным повреждением здоровья, а такя;е в
связи с потерей кормильца. Но правило об ограничении поворота
исполнения решения по перечисленным категориям дел не приме-
няется в случае, когда со стороны истца была проявлена недобро-
совестность при постановлении отмененного решения, в частности
если отмененное решение было основано на сообщенных истцом
ложных сведениях, представленных им подложных документах
и т. п.

Перечисленные гарантии на судебную защиту и многие другие
(равноправие сторон в гражданском процессе, национальный язык
судопроизводства, отсутствие <монополии> адвокатуры на ведение
дел в судах и т. д.) обеспечивают надежность защиты прав и за-
конных интересов граждан и организации в суде.

Глава II

ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ В СУД
ЗА СУДЕБНОЙ ЗАЩИТОЙ
ПО ДЕЛАМ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА

1. Право на обращение в суд
по конкретному гражданскому делу -
субъективное гражданское процессуальное право

Право на обращение в суд за судебной защитой занимает важ-
ное место среди других прав, обеспечивающих защиту нарушен-
ного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса.
Между тем в теории гражданского процессуального права, как и
в общей теории права, нет единства взглядов по многим аспектам
проблемы права на обращение в суд за судебной защитой по кон-
кретному гражданскому делу.

Так. одни авторы рассматривают проблему права на судебную
защиту в целом, в том числе и право на обращение в суд за су-
дебной защитой по конкретному делу, как правомочие субъектив-
ного материального права. Другие же считают, что право на су-
дебную защиту является процессуальным институтом, а право на
обращение в суд за судебной защитой выступает его составной
частью2. Третьи рассматривают право на судебную защиту в ка-
честве комплексного института - материального г процессуально-
го права3.

Здесь нет необходимости останавливаться на анализе перечис-
ленных точек зрения, поскольку о них подробно уже говорилось.
в граждански-процессуальной литературе4. Мы разделяем позицию
тех авторов, которые признают, что право па судебную защиту -
это проблема как материального, так и процессуального права.
Материально-правовая сторона права на судебную защиту связана
с защитой субъективного материального права иди охраняемого
законом интереса, и обладает правом на такую защиту тот, кото-
рому в действительности принадлежит нарушенное или оспаривае-
мое право пли охраняемый законом интерес. Праре- на судебную
защиту в процессуальном смысле означает право . на судебную
деятельность по рассмотрению и разрешению дела, право на поль-
зование предоставленными процессуальным законом правомочиями
в целях вынесения законного и обоснованного решения5. При этом,
если право на судебную защиту в его материально-правовом зна-
чении принадлежит, как правило, одной из спорящих сторон -
истцу, а по встречному требованию и ответчику, то правом на су-
дебную защиту в процессуальном значении обладают обе споря-
щие стороны.

44

В теории советского гражданского процессуального права в
последнее время право на судебную защиту в его процессуальном
аспекте провозглашается в качестве принципа советского граждан-
ского процессуального права6. Между тем при раскрытии его со-
держания указывается в основном на доступность обращения в суд
за судебной защитой. Представляется, что право на судебную за-
щиту в его процессуальном значении следует рассматривать шире,
увязывая его со всем комплексом процессуальных средств и га-
рантий, предоставленных законом истцу, ответчику, жалобщику,
заявителю и т. д. в целях защиты их прав.

Правильно отмечает М. А. Викут, что процессуальное право
на судебную защиту не могло бы выполнить своей роли. если бы
его содержание ограничивалось только правом обращения за су-
дебной защитой. Право на обращение в суд является лишь пер-
воначальным проявлением процессуального права на судебную
защиту, его составной частью, для эффективной судебной заш.п"ш
заинтересованному лицу должна быть предоставлена возможность
пользования всеми предусмотренными законом процессуальными
средствами защиты7.

Таким образом, в исковом производстве право на судебную
защиту с его процессуальным содержанием принадлежит обеим
сторонам и включает в себя помимо права на обращение в суд за
судебной защитой весь комплекс процессуальных правомочий сто-
рон в целях обеспечения защиты их прав ч законных интересов.
В круг таких процессуальных полномочий сторон вписывается
право заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела,
заявлять отводы суду и другим лицам, участвующим в деле, уча-
ствовать в судебном заседании, давать объяснения по делу. иметь
квалифицированного представителя, обжаловать решение суда,
требовать исполнения решения и т. д.

Пренебрежительное отношение суда к каким-либо проиес-су-
альным правомочиям сторон может привести к нарушению права
на судебную защиту, а то и к отмене судебного решения. В част-
ности, нарушение требований закона о своевременном извещении
лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбиратель-
ства служит основанием к отмене решения, если это повлекло
неисследованность судом обстоятельств дела8.

Для того, чтобы получить судебную защиту нарушенного пли
оспариваемого права или охраняемого законом интереса, а также
привести в действие механизм процессуальных средств защиты.
необходимо обладать в первую очередь правом на обращение в суд
за судебной защитой. Право на обращение в суд за судебной за-
щитой - это право заинтересованного лица на возбуждение в суде
первой инстанции гражданского дела в порядке одного из видов
гражданского судопроизводства - искового, особого либо в поряд-
ке производства дел, возникающих из административно-правовых
отношений.

В гражданско-процессуальной литературе некоторые авторы.
говоря о праве на обращение в суд за судебной защитой как о

45

фактической возможности обращения в суд с заявлением на пред-
мет рассмотрения вопроса о возбуждении гражданского дела,
утверждают, что закон называет в этих случаях правом явление,
которое не есть таковое в действительности. Подобное понимание
права на обращение в суд за судебной защитой, на наш взгляд,
не вытекает из содержания ст. 57, 58 Конституции СССР и дейст-
вующего гражданского процессуального законодательства (ст. 5, 6
Основ гражданского судопроизводства, ст. 4, 5 ГПК МССР). Смысл
термина <право на обращение в суд за судебной защитой> следует
понимать как право заинтересованного лица на возбуждение су-
дебной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретного
гражданского дела, как субъективное гражданское процессуальное
право конкретного лица.

Однако в литературе вопрос о юридической природе права на
обращение в суд за судебной защитой и условиях возникновения
этого права носит дискуссионный характер. Можно выделить че-
тыре основные точки зрения на правовую природу права на обра-
щение за судебной защитой.

Так, одни ученые рассматривают право на обращение за судеб-
ной защитой как присущее субъективному материальному праву
правомочие принудительного его осуществления посредством су-
дебной или иной юрисдикционной деятельности. В частности,
Н. И. Авдеенко пишет, что нет гражданского субъективного права
без присущей ему возможности быть осуществленным в принуди-
тельном порядке. При таком понимании субъективного права от-
сутствует необходимость в построении особого, отличительного от
материального права, публично-правового правомочия в виде при-
тязания к государству на защиту права, то есть так называемого
права на иск в процессуальном смысле9.

А. К. Сергун, исследуя вопрос о гражданской процессуальной
правоспособности, отмечает, что общепризнанная схема реализа-
ции правоспособности (правоспособность - юридический факт -
субъективное право) не позволяет обнаружить того юридического
факта, который на основе гражданско-процессуальной правоспо-
собности вызвал бы возникновение права на обращение в суд. От-
сюда следует вывод, что право на обращение в суд имеется у субъ-
ектов соответствующих отраслей материального права всегда, если
только нет исключающих его обстоятельств, в частности изъятия
из подведомственности суда, наличия решения по тождественному

" 1П

иску, договора о передаче спора на разрешение третейского суда".

С подобными выводами трудно согласиться, хотя бы потому,
что право на обращение в суд и субъективное материальное право
существуют по отношению к разным субъектам. Первое - по от-
ношению к суду, второе - по отношению к субъекту спорного от-
ношении. Различны и юридические факты, в соответствии с кото-
рыми возникают эти субъективные права. Кроме того, утвержде-
ние, что право на обращение в суд является правомочием мате-
риального права, противоречит задаче гражданского процесса, со-
стоящей в том, чтобы проверить, какая из спорящих сторон права,

действительно ли истцу (заявителю, жалобщику) принадлежит то
субъективное право или законный интерес, которые он себе при-
писывает.

По закону заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за
судебной защитой независимо от того, состоит ли оно в материаль-
ном правоотношении с обязанным лицом или нет, действительно
ли субъективное материальное право требует судебной защиты,
То есть право на обращение в суд за судебной защитой выступает
отдельно от субъективного материльного права. Для возбуждения
дела в суде необходимо обладать только правом на обращение в
суд. Что касается вопроса о наличии или отсутствии защищаемого
права или интереса, то он проверяется судом при рассмотрении и
разрешении дела по существу. В этой связи следует согласиться с
утверждением, что право на обращение за судебной защитой яв-
ляется субъективным процессуальным правом11.

Другая группа ученых исходит из того, что право на обраще-
ние за судебной защитой представляет собой проявление граждан-
ско-процессуальной правоспособности. Хотя эти суждения обосно-
вываются по-разному. Например, М. А. Гурвич говорит о праве
на предъявление иска как о проявившейся (конкретизированной)
в отношении определенного дела правоспособности12. О. В. Иванов
отмечает, что право на обращение за судебной защитой возникает
непосредственно из процессуальной правоспособности, так как для
его возникновения не требуется наступления какого-либо юриди-
ческого факта13. Право на обращение к суду за защитой, пишет
В. Н. Щеглов, есть гражданско-процессуальнан правоспособность,
ибо она предшествует возникновению гражданского процесса по
конкретному делу14. По мнению К. И. Комиссарова, обладателем
права на обращение за судебной защитой может быть признано
всякое процессуально правоспособное лицо15.

Подобный взгляд на право обращения за судебной защитой
был распространен и в дореволюционной русской гражданско-про-
цеосуальной литературе. Так, видный русский процессуалист
Е. В. Васьковский писал, что понятие <права на иск> или <права
на судебную защиту>, какой бы оттенок ему не придавать, явля-
ется в системе гражданского процесса совершенно излишним. Оно
вполне заменяется понятием процессуальной правоспособности, в
котором содержится как право на предъявление иска, так и право
добиваться всеми законными способами благоприятного решения
суда и требовать признания и осуществления материального граж-
данского права, если оно действительно принадлежит истцу16.

" гражданско-пропессуальной литературе уже указывалось на
неприемлемость суждения, в соответствии с которым право на
обращение в суд выводится из содержания гражданско-процессу-
альной правоспособности. Относить право на обращение в суд за
(Дебнои защитой к области процессуальной правоспособности,
тмечал С. В. Курылев,- значит вступать в противоречие с дей-
твующим законодательством, которое предоставляет право на
Ращение за судебной защитой не любому и каждому, а лишь

47

определенным лицам и при определенных условиях17. В теории
советского права признанным является мнение, что правоспособ-
ность - это признание за лицом правообладания. Однако она са-
ма по себе не обеспечивает никакого реального блага, а лишь поз-
воляет иметь предусмотренные законом субъективные права и обя-
занности, то есть выступает необходимой предпосылкой правооб-
ладания18.

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>