<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Спускался вниз по другой тропе. Эту тропу находило мое тело. Через некоторое время я попал в состояние беспечной, не обусловленной, беспричинной, чистой Радостности.
Это было плавание-существование-переживание. Я был чувством. Ни мыслей, ни тела, ни включенного осознания-восприятия. Это, может быть, продолжалось вечность, если бы моя левая нога не оступилась. Мгновенно возвратился в "здесь и сейчас". Тело среагировало, чтобы не упасть вниз, в расщелину, без всякого осознания ситуации. Ухватилось за кустарник, при этом левая рука очень сильно задело огромный борщевик тыльной стороны. Но это меня и спасло.
Болела лодыжка. Но за этот опыт переживания Радостности я мог заплатить не только ожогом на левой руке (от борщевика) и растяжением сухожилия.
Когда я спустился с горы, решил окунуться в реку и полностью помыться.
Я был весь потный и грязный после путешествия в горы. После этого освежающего и обновляющего ритуала я стоял на берегу Катуни посредине двух молодых елок. На голове осталось немножко мыла я стоял и думал: окунуться или не окунуться. Уже было настолько хорошо, что ничего менять не хотелось в позе.
Я поднял руки и прошептал: "Господи, дай душик!" Давно я не был в душе, и начался душ. Сперва, душ был нормальный, приличный, я бы сказал, цивилизованный - включили не на полную мощность. Дождь был теплый, а дождинки не очень мелкие, и не очень крупные - благодать и только.
Мне стало настолько хорошо, что я искренне и с благодарностью сложил руки перед собой в молитве...
Затем дождь стал плотнее, превратился в поток, такой, что за несколько метров не было видно ничего. Когда прошел первый шквал, я все еще стоял в каком-то экстатическом сумасшествии нагой на берегу. Буйный восторг наполнял мою душу. Все происходило очень быстро, все менялось в течение нескольких минут. После шквала начался такой грохот грома, что мое тело сразу поникло, а когда молнии начали бить рядом, даже не молнии, а какие-то толстые и плотные столбы светло-голубого огня, то я наполнился тотальным животным ужасом. Такой был гром, такие молнии!
Я такого не видел никогда. Ужас такой силы испытывал только в детстве. Я мог себе позволить тогда ужас той интенсивности, который рождает стремление полностью исчезнуть из этого места, превратиться в ничто, распылиться.
Мой ужас был настолько велик, что я все забыл. Идеи типа "я образованный человек и не боюсь природной стихии", " я продвинут настолько, что могу трансформировать свой страх" или "профессору негоже быть примитивным" и многие другие мысли, составляющие костяк моей личности, распылились мгновенно. Я был один на берегу бурлящей Катуни, нагой, мокрый, в молодом ельнике, рядом со своим огромным посохом, воткнутым в землю и со мной мой ужас, странная мысль "Зря ношу посох - если в него ударит - мне не выжить" и желание быть совсем маленьким, чтобы скрыться, в червяка земляного превратиться, чтобы только сохранить жизнь... жить - жить - жить.
Не только мое тело было обнажено в этом дожде.
Обнажилось мое Эго, и я увидел в его сердцевине яростное стремление жить, не смотря ни на что - "хоть под дождем, хоть без гроша в кармане, хоть в ссудный день с иголкою в гортани..."
Постепенно все успокоилось. Я одел свою до нитки промокшую одежду, взял посох. Я был раздавлен и спокоен. Механически выкинул грязные носки в реку. Очень медленно, в состоянии полной опустошенности, пошел другую сторону острова, нашел сухие (!) дрова под огромной елью, зажег костер. Опять начался дождь. Все выглядело абсурдно. Я раздетый, весь мокрый, сушил одежду на костре, которая сразу становилась такой же влажной, как была. Несмотря на абсурд ситуации, - огонь оживил и вдохновил меня.
Когда опять загрохотало и молнии начали бить столбами за рекой я внутренне собрался и уже был готов еще раз пережить свой страх, одновременно понимая, что еще раз пережить уже не удастся - нечем. Молнии что-то сожгли во мне и единственно, что во мне осталось, спокойное любопытство, - что может еще произойти.
Костер потух под дождем, и я не стал его оживлять.
Сейчас я сижу под дождем, и он мне нравится. Гроза ушла за горы и все начало покрываться густым белесым туманом.
Река холодная, жизнь великолепная.
Сидя на мокром бревне, я смотрю на трясогузку. Она громко кричит. Я нахожу в себе что-то с ней общее - я тоже все время хочу что-то говорить, что-то вещать. Может я и есть эта трясогузка?
Птичка хвостом трясет и ходит по земле вокруг меня.
Чего этой птице надо, я не знаю.
Что мне надо под этим дождем?
Эта птица оказалась мамой и она искренне криком и беготней совершала отвлекающие маневры.
Наверное, она думала, что я хищник и побегу за ней.
Выбежал птенчик, маленький-маленький, ну совсем маленький, крохотный и сейчас убежал куда-то, а мама меня все еще отвлекает.
Все живое похоже на людей.
Человек похож на все живое.
Редко намерение совпадает с потоком жизни.
Такая нежная картина: маленький птенчик уткнулся под крыло naiae iaiu. Сидит маленький птенчик под крылом.
Мы тоже похоже на них. И сколько мы мечтаем о том, чтобы уткнуться под чье-нибудь большое, надежное, доброе, теплое крыло.
Когда человек долго не находит этого крыла, он начинает искать это крыло в другом месте - в книгах, в небесах, в социальных играх. Так возникает идея Бога, идея о Шамбале, идея коллектива.
День прошедший примечателен тремя открытиями.
Первое - это голубой свет и понятный для меня символ сидения над рекой, над островом...
Второе, наконец, я понял, что такое буддийская "радостность", наполненность радостностью, что значит, быть радостностью, как можно нести радостность.
Третье, - какие мы ни были, насколько бы мы ни расширяли осознанность - внутри нас существует глубинный страх уничтожения и жажда жизни.
Вечером после проговора я сидел на обрыве, как всегда. Привычно шумела Катунь.
Просто сиделось. Слушалось внутреннюю тишину.
Когда я сделал шаг в сторону палатки, понял, что чаша полна и тренинг закончился.

День седьмой
был чрезвычайно насыщенным. Это были шаманские и языческие практики. Был удивительный костер и углехождение. Была ладья смерти и языческий ритуал прощания с опытом года. Были красивые венки, которые мы бросали в Катунь, и они изображали Эго каждого бросающего. ?cu?aneee aaiu aey Iaoaeue Ea?aiiaie nei?eeny a noeo, eioi?ue y i?eai?o ie?a:

? naay noi?ii? aac ?aeaiuy e neac.
? naay ioii? aa ii-aaaue, ana?uac.
? ni?ao ana iinou, ?oi iaaa?aa ieaea.
I?ie?e?o, ?oi anou nee, ?oi ia?oa oia?ea.

E naia caoooo aieeee oaiao naa?ae,
e naia caaooo e?ee aanniiiuo ii?ae.
? naay i?iai?o aa ia ia?o n oineie,
E naay iaa?a?o iaeiieie ee?eie.

Ii iooe ?acei?o ana ainoeiou ?iaia,
?oia ii i?aaaa iie ai?aaaee ii iia.
?oia a iieaeuiii aiio iiianoaaeee naa?,
?oiau naao oao naa?ae niia iaiy oaa?a?u

Ia iooe, aaa n ee?eie iaeiieie a?aao.
Aaa iinoaeyo -y nie?, e iiai, ?oi aaaoo,
Eiee ni?inyo - nea?o, eieu iii?inyo - nii?,
I?iiie?ao - i?iiie?o i?i ai?iao nai?.

? nia?a? eiaueu i?eai?i?iue ?oeie.
A ?oea i?aaie - ia?aeu, ai?a?u ceay - a a?oaie.
Eieieieuiue iaaao oiaeai y caaeooo
Aa o Nieioa aua iaei aaiu iii?ioo,

?oia caeao i?iaiaeou, ?oia ?annaao iiano?a?aou,
?oia n ai?aai iaiy aaoa? oniae iaaai?aou,
?oia caiey ?annoaeeea oaaoi?iue eiaa?,
?oia n ?o?uai eoaiaui iaieiaeanu ia iai.
?oia oe?ueanu a ii?e iaayeii ec caaca
E ioiaea naay aa ii-aaaue, ana?uac.

A iioii - oi?iieou, eae niiaea - i?i?eea.
Aiai?aee iinou e ia?oa oia?ea.

День прошел как год.
Самый последний ритуал был ритуал заклания агнца.
И сейчас, когда это уже прошло, я жалею, во многих смыслах жалею о том, что этот ритуал был.
Почему я жалею?
Это был очень долгий ритуал, а группа уже устала.
Я видел, в какой мощной и чистой энергии, воодушевленные и взбудораженные они шли после углехождения.
Именно в этот момент я понимал, что не надо бы передергивать и не надо бы уже дальше путешествовать, входить в этот ритуал. Мне все во мне говорило - достаточно.
Но дурная университетская привычка выполнять рабочую программу привела к тому, что я сделал и этот ритуал тоже.
Мы закончили около двух часов ночи.
На восьмой день
с утра еще оставался этот осадок крови, огня и жертвоприношения. Я сделал вывод, что в ближайшие несколько лет ритуал больше повторять не буду. Хотя, конечно, некоторым понравился этот ритуал. Я честно сделал все, что планировал сделать.
С утра был опять дождь, и я привычно проснулся в луже. Мне было нечего одеть чистого и сухого. Одевать все ровно не было смысла.
Был час без дождя, и мы сделали ритуал прощания с островом.
Я попрощался с группой, сел в машину и поехал.
Ветер бил в лицо.
Дождь прекратился.
Я постепенно вливался в реальность обыденных мыслей, действий, поведения.
A eiioa caienae ii Aeoaeneiio o?aieiao iia oi?aony i?eaanoe neiaa Iaoaeue Ea?aiiaie, eioi?uie iia caeai?eaaao naie naiiio?aou:
" Aieiay, Nianeai ca o?aieia!
Nianeai oaaa ca oi, ?oi ou anou.
Niio?? a iaai, eiiaaa eaoa?, eiiaaa i?ecaiey?nu, eiiaaa iaaa?, ii ea?aue ?ac aeaaiaa?? iiiaeo, a oii ?enea e oaay, ca oi, ?oi iiiia iao?eouny ?aaiaaouny iiiaiia?ace? ?ecie."









































БАЙКАЛ, 2000
Утро перед Байкалом я встречал в поезде. Не было уверенности, что мы успеем на катер.
Внутри была тревога.
Чувство тревоги исчезло только в тот момент, когда мы бежали по трапу к катеру с сумками и нам всем оживленно махали руками Ольга, Света и Елена - организаторы байкальского тренинга.
Мы долго (почти 2 часа) ехали до заповедника. Было пронзительно холодно. Даже выпитый в баре кофе не помогал.
Когда мы выгрузились на берег, я понял, что тренинг будет в благословенном месте.
Через 15 минут я нашел место для своей палатки. Это было далеко в лесу. Тишина и одиночество были полными. Судя по своему размещению, четко осознал, что одиночество для меня было желанным, и я хорошо обжил природу.
Ритуал знакомства был недолгим, хотя группа была огромна - 44 человека.
Сделал обще групповой процесс дыхания под барабан.
Барабан звучал гулко, мощно, призывно, будто встретился со знакомым и долгожданным пространством.
Вот как описывает этот процесс Кузьмина Люба из Ангарска.
Полностью расслабилась, растеклась по земле. Довольно быстро вошла в процесс, почувствовала отстраненность от всего. Я осознавала, что происходит вокруг меня, но меня это, ни каким боком не трогало, со временем я полностью слилась со звуками природы, растворилась в стрекоте кузнечиков. Дыхание забыла, появилась легкость, скорее сказать, просто был сгусток осознания, все остальное растворилось.
Перцева Алина iienuaaao naie ia?a?eaaiey neaao?uei ia?acii: "Довольно быстро вошла в процесс и почувствовала себя на берегу моря, мне было очень жарко - солнце, я перебирала ракушки, затем под мелодию барабана я слушала большой рапан и были удивительные звуки. Мне было очень приятно и спокойно - я была на море, и перебирала песок. Я двигалась очень плавно под музыку барабана и, когда я открыла глаза, мне было очень приятно".
Юрий из Минска описывает свой процесс следующими словами: "После расслабления, когда я приступил к связному, глубокому, интенсивному дыханию первые несколько минут абсолютно ничего не происходило, просто становилось все труднее и труднее дышать. Когда дыхание стало свободным, практически автоматическим, тело стало совершать какие-то замысловатые движения. Я пытался полностью расслабиться и отпустить себя, но еще не полностью искорененный мною контроль пытался давать всему происходящему свою оценку. После некоторого времени борьбы с самим собой я расслабился и встал в точку стороннего наблюдателя. Вот тут все и началось. Создавалось впечатление, что внутри разгорается огромный костер, вокруг которого под звуки барабана происходит главное действие. Все внутри пришло в движение, малые отзвуки которого выплескивались наружу. В голове рисовались картинки диких плясок вокруг огромного костра, на большой поляне, и я был организатором и ведущим этих плясок. И вот когда все это действо достигло апогея, вдруг картинка замерла. Несколько секунд ничего не происходило, а потом вся сила, вся энергия этого процесса обратилась в сексуальное возбуждение, от которого я получил огромное удовлетворение и мощнейший прилив сил. Еще немного подышав, я успокоился и на этом дыхательный процесс был завершен".
Проговор был долгим. Участники отмечали, что барабан и природа совершенно по-другому структурируют процесс.
Следующее утро началось
с медитации. Вот что пишет об этом Лищук Валерий из Иркутска.
Очень интересный процесс получился у меня утром после купания в Байкале. Я обсох на ветру, оделся и пошел на привычное место медитации на холме под камнями. Сел в позу полулотоса и устремил все свое внимание на простор Байкала, через несколько минут все посторонние мысли исчезли. Глаза закрылись, я увидел ярко-желтый свет, затем он сменился на зеленый. Почувствовал внутреннее желание произнести гудящий звук, я почувствовал, как вибрирует все тело, и звук длится очень долго на коротком вдохе и продолжительном выдохе. Это очень приятное ощущение хотелось гудеть и гудеть. Подобные звуки я слышал у шаманов, в телепередачах. Я попробовал открыть глаза, увидел окружающий пейзаж с Байкалом в низу и у меня было очень явственное ощущение, что вместе со мной гудит и поет все окружающее. Через некоторое время звучание потеряло силу, но я ощутил, что спонтанно в результате пения вошел в ИИС и, закрыв глаза некоторое время быстро мотал головой из стороны в сторону после открыл глаза и, встав на ноги, стал выполнять спонтанный танец напоминающий танец шамана. Ощущение было такое, что я сейчас взмахну крыльями и полечу. Сознание подсказало, что я в тле и я не птица, чтобы летать. Тогда я легкой почти летящей походкой сбежал вниз со склона, и какая-то сила понесла меня по кроме Байкала. Бег был очень необычный и так я пробежал километра полтора, затем бег самопроизвольно замедлился и я топтался минуты две на месте, затеи поддавшись желанию, упал на землю и лежал на животе в позе звездочки минуты три. Потом почувствовал, что контакт недостаточный, я разделся и почувствовал контакт с землей более остро, каждой клеточкой тела, всей поверхностью кожи. Ощущение слияния, и наполненности энергией было непередаваемо приятное, благостное. Так я пролежал минут пять, и сознание вернуло меня к действительности. Я вспомнил, что пора на завтрак. Я легкой быстрой походкой пошел обратно. И весь мир вокруг был наполнен необычайно яркими красками. Голубое небо, изумрудная гладь Байкала, аромат разнотравья, мягкое касание травы, земля с камешками, кожа поет от приятного ощущения свежести, потоков прохладного утреннего воздуха. Плеск прибоя, стрекотание кузнечиков, пение птиц, все вокруг пело, радовалось, благоухало, приветствуя меня. Словно весь мир вдруг проснулся и зажил в ином более ярком, более насыщенном цвете, ритме, движении.

Весь день был дождь. Я читал лекцию, затем проводил различные практики, каждый раз перебарывая внутреннее сопротивление погоде и Байкалу.
Когда я после ужина и вечерних занятий сидел на берегу Байкала, он парил. Дождь так и не прекратился. Это был даже не дождь, а слизь какая-то, которая не капает, а просто прилипает к телу, прилипает к одежде. В горы поднимался белесый туман.
Несмотря на все, я чувствовал себя восстановленным после дороги и суеты, ощущал качественный прилив энергии. Для меня было важно, что идет второй день тренинга и группа проинструктирована к завтрашнему дню.
День рабочий для меня закончился. Решил еще часик посидеть на берегу Байкала. Покоя в моей душе достаточно. И то, что Буддисты называли Брахмой Вихарой, для меня это уже доступно, но могу сказать, что во мне Равностности больше, чем всех остальных чувств.
Покой ко мне пришел. И я могу сказать, что ждал этого покоя, мне хотелось этого покоя, а судьба иногда награждает долгие ожидания.
И собственно, чего мне еще надо в жизни. Я был сыт, ноги, правда, были мокры, но, в конце концов, я настолько к этому привык, к не благоустроенности, к естественности своего состояния, особенно к дождю и влажности.
Если завтра также будет идти весь день дождь и свои христианские путешествия я проведу в воде, то мне не станет ни хуже, ни лучше.
Вода - стихия христианства. Основной ритуал - крещение. С него начинается садхана христианства.
На месте моей вечерней медитации на Байкале намного живее, чем на Катуни.
Рыбки вылетают из Байкала, летают утки, гуси. Местность дикая. Ни одной дороги нет, нет людей проходящих, проезжающих. Нет той суеты, которая хоть немножко, но проблескивала на Катуне.
Там была рядом дорога. А здесь хорошо, пусто, никого нет. Один Байкал да каменистый берег.
На этом берегу, конечно, есть следы человека. Лежат пустые жестяные банки из-под пива, из-под воды, даже какой-то резиновый шарик я тут видел.
Все человеческое выглядит на этом берегу маленьким, потешным и абсурдным.
Байкал все смывает.
Абсолютно уверен, что когда-то смоет остатки человеческого.
С другой стороны, я рад, что я здесь присутствую. У каждого человека есть тоска, тоска по вечности. Собственно эта тоска по вечности и приводит человека к духовным путешествиям.
Вечность прямо здесь присутствует передо мной: эти камни, это огромное озеро, этот туман над озером были сотни тысяч лет назад.
И волна за волной люди приходили и уходили, волна за волной смотрели на это озеро, купались, питались, размножались, - и уносило их волной Байкала.
Эти странные следы человеческого присутствия навевает на очень грустные мысли.
Человек и человечество напоминает мне пену, пену на огромных волнах времени.
И что же делать в этой ситуации? Ничего не делать, просто поприсутствовать, просто посмотреть на пузырьки, просто осознать себя пеной и уйти.
Когда возвращался после медитации в лагерь - встретил Наталью из Новосибирска. Она похвасталась тем, что нашла огромный кусок кварца, сказала, что это чистый, ценный кварц.
Я подумал, что хорошо, что я не знаю ни одного камня. Я бы, наверное, не отличил алмаз от булыжника.
Поэтому у меня к этим камням философское отношение.
Самая большая сложность в жизни - это когда чему-то начинаешь придавать значение. Это значение создает эмоционально переживаемые ценности и отношения.
Когда не знаешь никакой ценности, не придаешь ничему никакого значения. Берешь любой камень легко и легко отбрасываешь.
Незнание является самым важным качеством искренности и честности.
Группа у меня собралась знающая. Все соображают, все оценивают. Трудно работать с этой группой во многих смыслах. Я не могу себя и их призвать к невинности незнания. Сам боюсь этой невинности.
Ночью проснулся в темноте в своей палате и у меня возникла странная идея - то тело, в котором я нахожусь - не мое. В тот же момент познакомился со страхом потерять это тело. Эта непонятная мысль - живой я или не живой (я впервые сталкиваюсь с этой мыслью) - меня поразила. Не знаю, откуда возникают такие идеи. Сомнение в том, живу я или не живу, для меня появляется впервые. Всегда был жестко отождествлен со своим пространством жизни и особенно с центром своего материального Эго - с телом.
Я встал, нашарил сигареты, зажигалку, открыл палатку и выкурил длинную сигарету. Мне было грустно от того, что внутри возникла готовность потерять даже самые значимые, самые ценные фрагменты своей личности.

День третий
христианской аскезы до обеда прошли на Байкале, который шумел. Шел дождь. Я вымок и искупался в Байкале. Байкал меня оздоровил. Обнаружил энтузиазм для дальнейшего путешествия. Я долго говорил Иисусову молитву, но потом моя память смешалась в тоске от монотонии и отказала. Пришла другая молитва: "Дух, дай мне ясность в моем недоумении, понимание в непостижимом, помоги обрести смысл в этом существовании, наставь меня на путь истинный в моем невежестве".
Некоторое время я гулял с коровами, они не обращали на меня внимание, щипали траву. Когда я на них смотрел и посмотрел на себя, то нашел очень много общего.
Коровы не задают себе вопросов, почему щипают траву. Я задаю себе этот вопрос. В этом моя трагедия.
Мне хочется приблизиться к состоянию этих коров. Жить, быть в такой же простоте. Хочется прожить жизнь в простой ясности. Сколько сложностей я нагородил за свою жизнь. Мне надо написать книгу своей жизни и затем, наверное, уже и отгородиться. Просто жить, расширять территорию этой книги, осваивать какие-то новые грани, новые места и, в конце концов, стать понятным, не столько для других, а сколько для самого себя.
Есть выбор: или совершать духовные путешествия, а это бесконечно, или путешествовать к духу, а это очень близко, опасно и трагично. Душа моя настолько одинока, что все время жаждет встретиться с большим, но это большее - за пределами, за пределами моего тела, за пределами моего ума, за пределами моего очень большого, очень здорового Эго.
Каждый раз, когда душа стремиться к большему, хочет соединиться, меня все время притягивает, возвращает обратно мое тело, мое Эго.
Утро сегодня было очень пасмурное и холодное.
Когда посмотрел на группу около костра, подумал: "Неужели они смогут сделать шаг, шаг к христианскому крещению в Байкале?"
Это было очень тяжело. Это было невозможно. Но это свершилось. В Байкале очень холодная вода, особенно утром, и волны накатывали большие, сильные.
Люди пошли. Люди пошли то ли потому, что мне очень доверяли, то ли потому, что их желание войти в какое-то новое состояние, испытать некие новые переживания, было очень сильным. Не пошли на встречу с этой инициацией только четверо. Все они были молоды - один мальчик и трое девочек, с шестнадцати до двадцати трех лет.
Я их очень хорошо понимал. Человек должен окрепнуть, чтобы шагнуть. Человек должен созреть, чтобы почувствовать неистовое желание чего-то нового.
А для них... Что для них? Для них каждый день является новым. И самое главное - для них все еще ново: ожидание жизни, новых поворотов жизни, новых качеств жизни. Они не считают, что надо лезть ледяную воду для того, чтобы услышать биение нового состояния и нового пути.
Есть возраст и состояние, когда достаточно просто с утра распахнуть глаза и все ново. Они думают, что день и вправду новый.
Те, кто вошел в Байкал и окунулся с головой в его воды, перед тем, как открыть утром глаза, уже знают, что день не новый. Для них чтобы распаковать, раскрыть какие-то новые качества жизни, какие-то новые состояния, нужно усилие.
Мир древен, сознание человеческое старо. Все время для того, чтобы открыть дверь знания, дверь нового переживания, нужно приложить усилия. Дверь тяжела как в старом монастыре.
Чтобы открыть свой внутренний монастырь, нечто новое в нем - новое переживание, образы, мысли, чувства, ощущения - нужно собрать волю, центрировать его и сделать усилие.
Молодость сытая, тебе не перенести сидение под деревом в поисках Бога.
Когда тебе любопытна профаническая реальность, нечего делать в трансцендентной.
Только когда глаза застилает пеленой тоски от забот, от проблем, от суеты человек готов сделать шаг к трансцендентному.
Духовный путь требует превозмогания.
Заработать сотню тысяч долларов легче, чем переступить за пределы своего "Я".
Это превозмогание, в конце концов, позволяет раскрыть глаза и человек может стать больше.
Духовные путешествия удел немногих.
Они для тех, кто устал и уже поиск закончился бессмыслицей
Пора находить новые смыслы, находить за пределами себя.
Христос не пришел сегодня. Наверное, я и не хотел с ним встречаться или он не хотел со мной встречаться.
Когда то, что больше тебя, когда то, что может сокрушить тебя - просветление, ходит рядом с тобой, как голодный зверь, возникает последний страх - страх просветления.
Оно приближается, оно раскрывается золотыми потоками энергии воздуха, тем, что ты начинаешь видеть мир живым, тем, что люди светятся, и деревья начинают махать тебе руками. Тело настолько разжижается, что ты начинаешь терять образ своего тела. Цвета становятся яркими, насыщенными, такими, как ни вообразить, ни нарисовать невозможно. В этот момент возникает радость, ликование.
В последнее время вместе с удивительными чувствами открытия, расширения, приходит страх. Я знаю, как это может пронзить тебя. Я знаю, как долго затем приходится собирать по крупицам свои части. И потому этот страх возвращается, возвращается к тому, чтобы не видеть и не слышать, не ощущать мир более широко. Пусть он более красивый, пусть он более многомерный, пусть он более цветастый и более содержательный. Это как встреча с красивой женщиной. Думаешь, что лучше всех, но седьмое чувство подсказывает тебе, что за этими красивыми глазами скрывается хаос, и за этим красивым ртом скрывается жало ехидны.
Вечером я поел. Тело само несло меня, и, когда я понимал, что скоро ужин, становилось еще более острым осознание того, что еще надо накормить свое тело. Сейчас я очень понимаю, что значит привычно кушать. Привычно кушать - это означает то же самое, что привычно воспринимать мир.
Вечером мы разожгли на поляне большой костер, и каждый готовил рыбу. Рыба является символом христианства. Я приготовил огромного хариуса. Он получился просто совершенным. Это, конечно, меньше, чем просветление, чем радостность, сострадание, истинное милосердие.
Удивительно приятно - приготовить хариуса на рожнах. Нужно готовить медленно. Нужно иметь удивительное терпение, чтобы все было красиво. Румянятся бока у хариуса, и он наполняется соком, приобретает плотную форму. Когда столько в нем соков, столько энергии, что он готов лопнуть, именно в этот момент нужно снять хариус с костра.
Надо встать на берегу Байкала, взять щепотку соли, и не сразу разламывать. Дать минуту остыть. Пусть соки успокоятся. Затем отломать первый кусок. Во рту возникает божественный вкус, и хариус просто тает во рту. От него не чувствуешь сытости. Той тупой сытости, которая возникает от хлеба, мяса, разной другой пищи. Энергия хариуса проходит в тебя.
День закончился, люди наелись, скоро в лагере наступит тишина. А я смотрю на чудеса, которые происходят вокруг. Справа далеко проходит гроза. И зарницы создают такие краски, которые невозможно воспроизвести даже в психоделическом опыте. И справа облака, и в них такое происходит, что мне описать невозможно. Язык мой скуден. И если бы я мог это описать, то я бы, наверняка, смог рассказать, что такое просветление.
Слева небо чистое и ясное. И мне даже не понять, как это возможно, как можно сразу создавать много реальностей.
Здесь на Байкале все очень странно.
Я могу сейчас сделать десять шагов в какую-либо сторону и вдруг почувствовать осенний холод
Сделать десять шагов в какую-то другую сторону - почувствовать парную теплоту.
Сейчас я смотрю одновременно на грозу и на ясное небо с солнцем. Чудеса творятся вокруг.
Единственное, что мне хочется сейчас сказать - жить! Жить! Жить, может, даже не кушать, может даже не двигаться, может, я не знаю, чего не делать - лишь бы смотреть, видеть, взирать на краски этого мира.
Я каждый вечер на этом тренинге засыпаю с Надеждой, с маленькой Надеждой, что завтрашний день будет больше. Он будет более красивым, совершенным. Я засыпаю удовлетворенный чудом жизни.
В день четвертый
с утра я думал, до обеда будет правая тантра, а после обеда - тантра левой руки.
Желание выстроить свое осознание, и, может быть, прийти к какой-то простоте и доступности понимания мира привело к тому, что мы весь день практиковали правую тантру. Было огромное количество медитаций разных-разных, были тексты.
День был прожит в ясности. У меня возникла уверенность в том, что колесо времени мною понято.
Все истинно, что мы переживаем.
Может быть, когда я проснусь завтра утром, даже помнить не буду те смыслы, которые порождал сегодня, ни медитации, которые делал, ни ритуалы, которые совершал. Это не так важно.
Важно, что я могу любоваться на сегодняшнюю мандалу дня. И эта мандала приводит меня к пониманию того, что смерти нет, что жизнь - иллюзия.
Единственная реальность, которая существует - это колесо времени, которое проворачивает одну форму сознания за другой.
Человек со своей спесью является воздухом, который проворачивается через это колесо. Завтра будет другой воздух, затем появится третий, четвертый. И глубокий смысл заключается в том, что колесо, через меня проворачиваясь, ничего не уничтожает. Почему? Потому что смерти нет, все, что рождено, живет и никогда не умирает. И человек бессмертен, и человечество бессмертно. Мы можем просто попасть в то пространство, в котором все это существует, всегда можем попасть в это пространство. Человека разрывает привязанность к ограниченности и желание безграничного, существование в индивидуальном теле, в индивидуальном сознании, и желание слиться с другим человеком, с другими людьми, привязанность к своему личному времени и стремление к вечности, привязанность к привычному способу восприятия мира и стремление к многомерному восприятию. Именно в этих конфликтах и существуют все человеческие несчастья. Клубок этих конфликтов и образует ядро человеческого существования.
Вечер был светлый и ясный. Над лесом висела огромная луна, напоминая о том, что завтра будет день левой тантры.

Пятый день
был настолько содержательным, что многим понравился больше всех предыдущих.
Левая тантра это духовный путь через чувства. Считается, что через игру, танец с чувствами, можно прийти к высоким энергиям жизни, трансформировав жизненную, биологическую энергию в духовную.
Не знаю, насколько успешным был этот процесс трансформации.
Ii i?ioann nieia e nieia ana aniiieiaee eae ia?oi aa?iia. I?eaaao ianeieuei i?eia?ia.
Орининская Елена: "Устроились на берегу Байкала. Я чуть-чуть не успевала за дыханием партнера. Затем перестала обращать на это внимания. Захотелось двигаться, мы катались спинами друг к другу или полностью прикасались ими: все время знала, что сзади другое тело и в то же время оно было странно слито с моим. Возникло сильное сексуальное напряжение. Мы встали на ноги. Это тело или эти два тела очень трясло, и потом возникло ощущение, что, нет, образ перед глазами, что мы стоим в столбе или, скорее, языке желто-оранжевого света, не в пламени. Он был достаточно стабилен, в нем было какое-то движение, но я не могу его определить. Потоки, струения, вздымание - что-то в этом роде. И наша дрожь, наше напряжение - они слились с этим потоком и освободили нас. Мы опустились на землю, держа спины вместе, и закинув головы друг на друга. Было чувство благодарности и нежности, как после того как "сплели ноги" и пик уже прошел, но партнеры еще вместе; потом склонились каждый в свою сторону, внутрь, соприкасаясь только серединой позвоночника, - партнеры еще рядом, но каждый уже сам по себе. И внезапно стало понятно, что процесс закончился. От этого грустно и затем удивления и радость от пребывания в том свете".
Шарапов Александр: "Первым было внезапное ощущение накатившей волны. Я почувствовал крылья у себя за спиной. Огромные крылья. Но я не летал, а сидел на краю скалы над зеленой равниной. Не знаю, был ли я птицей или ангелом, или еще кем-то. Затем небольшой провал и потом срастание спин в средней части. Рождалось что-то общее и в тоже время двойное. Как кентавр или что-то в этом роде. Мелькали образы сплетенных деревьев, змей, каких-то блестящих потоков. Хотелось влиться или влезть во что-то большое и яркое. Физически я ощущал сильное возбуждение и притяжение спин. Желание слиться было так сильно, что мы встали, не отрыва спин, и общими стали ноги, ягодицы, спины и головы. Поток чего-то светлого стал шире и ярче. Он поднимался снизу, шел через и вокруг нас, и уходил вверх. Через некоторое время мы сели в прежнюю позу, и я погрузился в озеро горячей энергии. Потом снова общее дыхание шло через середину спины, и энергия осталась не вокруг, а во мне, в области груди. Возможно, было что-то еще, чего я не смог запомнить. Но по силе переживания это было наибольшее событие на Байкальском тренинге".
К вечеру все устали от упражнений, чувственности, чувств.
Всему нужно дать простор в жизни: воле, чувствам, осознанию.
Когда придаешь особое значение и начинаешь культивировать одно, то другие аспекты бытия, как голодные волки, начинают жаждать пищи твоего осознания и внимания.
Когда мы приходим к тишине осознания, насыщаемся осознанием, просыпается воля, и мы готовы к действию, которое нам приносит новое чувство, новое переживание от соприкосновения с реальностью и новое осознание.
Сегодня я был наблюдателем. В глазах участников тренинга я видел невинную надежду на новизну, что что-то сейчас случится. Одновременно в их глазах был страх, страх того, что прямо сейчас что-то новое случится. Странная пора - надежда на новизну, и страх новизны.

Когда я проснулся
в шестой день тренинга,
я не поверил своим ушам: по стенкам палатки барабанил дождь и ветер полоскал навес перед палаткой.
Я не помнил, какой сегодня день, какой день мы проводим на Байкале.
Я точно помнил, что это день буддийских традиций и просто невозможно, невозможно чтобы был дождь. В моей голове это не укладывалось.
Когда открыл палатку, я попал в густую плотную взвесь из дождя и какой-то странной мокрости. Мокрости было столько, что можно было даже не мыться. Просто посмотреть несколько минут за пределами палатки, на природу, и ты уже готов. Как будто искупался в Байкале.
Постепенно, пока я погружался в реальность из запахов цветов, телесных ощущений и входил в утро, всё начало меняться.
Облака "взорвало" и уже через час, когда группа начала собираться на день буддийских медитаций на поляне, был ясный, прозрачный, жаркий день.
Никогда я не читал более вдохновенной лекции по буддизму. У меня есть желание привести ее в этой книге.
Лекция о буддизме, прочитанная на берегу Байкала.
Чтобы понять буддизм, на мой взгляд, нужно понять саму мифологическую биографию Будды. Еще лучше - взглянуть на профанический мир его взглядом и настолько ясно, глубоко, пронзительно, чтобы наполниться необходимостью перевернуть свою жизнь и найти путь к счастью и внутреннему миру.
Обратимся к жизни самого Будды Шакьямуни. Основатель буддизма Бхагаван Будхадева, родился в форме человека в Северной Индии, в Ламбини, недалеко от Капилавасту, сыном короля Суддходаны (Шудходаны) и его жены Майи (Майадеви). Я говорю в форме человека, так как в соответствии с традицией он до этого рождения уже существовал в высших локах как божество. Ему было дано имя принц Сиддхартха (Сидарта) (что означает "достигший своей цели") Гаутама. Мудрецы, которых пригласил король клана Шакьев перед рождением сына, предсказали, что принц или станет императором Вселенной (наверно в тех размерностях, в которых жили древние индусы) или Буддой (Пробужденным). Выбор Будды онтологически зависел от того, узнает ли он в своей жизни, что такое болезнь, старость и смерть.
Шуддходана создал совершенные условия для своего сына, чтобы тот не сталкивался с этими основными характеристиками жизни. Он был окружен ежедневными удовольствиями и роскошью, музыкой, танцовщицами, состязаниями, учебой и в соответствии с той же мифологической традицией, уже был самым совершенством человеческого воплощения - совершенным витязем, принцем, брахманом, владеющим всей накопленной человеческой мудростью. В конце концов, он женился на принцессе Яшодхаре, которая родила ему сына, Рахулу.
Именно в это момент он несколько раз выезжал со своим возничим за пределы своих дворцов и увидел болезнь, старость, и смерть. В итоге этих встреч старого человека, больного человека и похоронной процессии ему стала ясна тщетность жизни. Он вдруг увидел всю окружающую реальность через эти характеристики. Вот молодое и совершенное тело танцовщицы - болезнь и оно покрывается язвами, становится блеклым, старость - все грубеет, обвисает, ветшает, вот смерть - прах, кости лопаются, отваливается кожа. И вся профаническая жизнь с роскошью, с силой, молодостью потеряла всякий смысл для принца. Наверно, это очень было похоже на то, как я увидел своего отца в гробу и несколько недель в голове стучала мысль: "Ничего не значит ничего". Вся жизнь со всеми красками полностью девальвировалась.
Принцу повезло - у него была четвертая встреча - он встретил нищего монаха, саману. Эта встреча дала некий вектор дальнейшего развития принца, т.к. показала ему безмятежность (святость) того, кто отказался от мира и кто освободил себя от его влияния.
В возрасте 29 лет принц Сиддхартха полностью отказался от мирской жизни и стал монахом Гаутамой Шакьямуни. В течение шести лет он предпринял свой духовный поиск. Он встречался со многими учителями и экспериментировал с различными аскетическими практиками. В конце концов, он предпринял предельную аскезу - полное самоотречение и голодание. В последствие этого эксперимента он чуть не умер. Затем он понял, что это не был его путем.
Таким образом, в возрасте 35 лет, бывший принц из клана Шакьев и собственно бывший монах по имени Гаутама, остался один во всей человеческой вселенной, духовной и профанической со своим коаном болезни старости и смерти.
Именно в этот момент тотального одиночества он сел под дерево бо и обнаружил Срединный Путь, достиг Просветления и понял Четыре Благородные Истины, то есть стал Буддой, Пробуждённым, испытавшим нирвану и осознавшим истинную природу.
Будда это не имя, данное личности. Вы должны это хорошо понять. Будда это состояние сознания, в котором некая личность может объяснять Четыре Благородные Истины и восьмеричный благородный путь. Этот человек способен направить других по пути к достижению такого же просветления. Но это совершенно не говорит о том, что каждый человек способен встать на этот путь. Почему - это мы разберем после перерыва.
Заканчивая мифологическую биографию Пробужденного, следует добавить, что сорок пять лет Будда проповедовал Дхарму всем, "кто имел уши, чтобы слышать, глаза, чтобы видеть и ум, чтобы понимать" и учил людей тому, что мы должны сами осуществить Просветление в своей собственной жизни. Чем, собственно, мы занимаемся и на этом тренинге и в этот день буддийской традиции, но при этом предельно понимаем, что сегодня Просветление нам не грозит.
В возрасте 80 лет Будда вошел в Махапаринирвану, то есть, говоря нашим языком, покинул тело, оставив буддизм как свое наследие.
Если я вам скажу, что буддизм удивительно прост в текстовом отношении, то я буду прав. Более того, основные тезисы буддизма могут быть изложены на менее, чем половине страницы А4 и вроде бы любой из Вас при соответствующей мотивации может выучить весь буддизм за 15 минут зубрежки.
Одновременно я в своей жизни не встречал ни одного буддиста, хотя и встречался с людьми, которые должны были заниматься буддизмом в силу профессиональной принадлежности (лам, буддийских монахов, преподавателей в буддийских университетах). Я абсолютно уверен, что когда я вам изложу суть, вы не станете на путь Будды.
Сущность буддизма излагается в так называемых четырех "истинах", открытых и сформулированных Буддой Шакьямуни в своей первой проповеди в "Оленьем парке" близ Сарнатха, после его пробуждения, нирванического опыта под деревом Бо. Обратившись к пяти бхикшу, он изложил истины, приведя в движение колесо Дхармы, своего учения.
Первая истина "существует страдание". Вторая истина - "имеются причины страдания". Третья - "можно прекратить страдание". Четвертая истина утверждает, что существует путь к прекращению страдания.
Путь к прекращению страдания - это "благородный восьмеричный путь": правильные понимание, мышление, речь, действия, образ жизни, усилие, внимание, сосредоточение.
Вот и, собственно, все.
Я не увеличил и не уменьшил степень вашего невежества. В буддизме существует специальный термин для обозначения невежества - "авидья". Вы являетесь невежественным в той степени, в которой не понимаете смысл 4 истин и восьмеричного пути.
Буддизм всегда требует некой ретрансляции смыслов для европейского мышления. Буддизм вообще вне интерпретации закрыт для понимания. Поэтому сейчас мы вместе с вами будем заниматься некой распаковкой буддизма.
Почему эти Четыре Истины являются благородными? Здесь я усматриваю, в крайнем случае, два аспекта.
Первый - аспект редкостности. Эти истины благородны потому, что их обнаружить или трудно или невозможно. Вот сейчас я хожу перед вами по этой поляне. И мне хочется прямо сейчас обнаружить благородный металл, например кусок золота с мой кулак. При всей моей безумной мотивации, при всем моем желании, это невозможно. Чтобы обнаружить этот кусок благородного металла кроме неистового моего желания нужны, в крайнем случае, две переменные - риск и случай. Если я рискну полностью изменить свои приоритеты жизни, изменю ее траекторию (куда-то поеду, где этот кусок металла более вероятностен, приобрету новые знания, навыки, умения, изменю социальную ситуацию своего развития), то может быть, это случится - я подниму с земли кусок золота с мой кулак. То же самое и с пониманием этих истин - нужны все три переменные - желание, риск и случай, может быть еще в большей выраженности.
Второй - эти истины способны сделать адепта благородным, облагородить. Вы представляете успехи современной металлургии, когда благородный металл синтезируется. Так же понимание истин, их синтез в сознании человека и если они практикуются надлежащим образом, они могут обрести непосредственный опыт свободы ума и те благородные, драгоценные качества ума, которые обозначаются в буддизме брахма-вихарой. О них я часто рассказываю на своих семинарах и мои старые друзья об этом знают. На этой лекции я на них еще остановлюсь.
Но сперва мы остановим на рефлексии самих истин.
Первая Благородная истина - " Есть страдание".
Если Вы хотите понять понятие страдания, то вы должны отбросить ваш европейский способ рефлексии. Страдание в буддийском смысле имеет онтологический характер. Более того, - у вас даже выбора нет - страдать или не страдать. Не только потому, что в каноне написано: "Рождение есть страдание, старение есть страдание, болезнь есть страдание, смерть есть страдание, горе и печаль, боль и скорбь есть страдание, сосуществование с тем, что неприятно есть страдание, разлука с любимым есть страдание, неисполнение желаний есть страдание, одним словом, всё, составляющее жизнь, есть страдание". Его непременно и обязательно испытывает любое живое существо, поэтому всякая жизнь есть страдание. Любому живущему уготованы неизбежные страдания, и никто не в силах избежать их.

Страдание является онтологическим фактом потому, что все три базовых качеств проявленной жизни: непостоянство (аничча), неудовлетворительность (дуккха), и бессамостность (анатта) являются признаками страдания. Аничча показывает динамичность и процессуальность жизни и означает временное, непостоянное, изменчивое. Всё, что возникает, подвержено разрушению, рожденное смерти, оформленное деформации. Фактически, ничто не остаётся таковым в течение двух последующих мгновений. Всё подвержено безостановочному изменению. В феноменологическом мире мы можем обнаружить все три фазы возникновения, существования и прекращения. Уже нет того, что может быть воспринято в это мгновение.
Дуккха мы можем перевести как страдание, недовольство, неудовлетворённость, то, что трудно переносить, и т.д. Страдание происходит потому что всё, с чем мы отождествлены в социальном, материальном и духовном Эго, является частью чего-то и само является составным. Хотим, не хотим, независимо от того, насколько в нас выражена консервативная тенденция, объект отождествления изменчив и в своей внутренней структуре и в своих взаимосвязях с окружением. Посмотрите, как меняется Ваше тело внутри и как изменяется ваше отношение к нему и отношение к нему со стороны других. В конечном счете, эта вовлеченность в отношения, отождествленность и приносит страдание всему живому. Анатта означает бессамостность. Если мы ретранслируем это понятие на доступный психологический язык, то это означает, что любой объект нашего отождествления в духовном, социальном или материальном "Я" не является - "я", "Эго", "Субличность" и т.д. Под анатта подразумевается факт того, что ни в нас самих, ни в ком-либо другом или в групповом сознании ни одна дифференциация не является сущностью (сунната) как таковой. Анатта означает не только отсутствие любого фрагмента, дифференциации или уровней целостности "Я", но и то, что посылка о таком существовании ведет ко лжи, к искажению человека о самом. Именно иллюзия существования "я" приводит к тем негативным аспектам проявления человеческого, как непримиримость, вражда, непонимание, высокомерие, жадность, гордыня, агрессия, и к основной искажающей идее "Я - лучше других".
Основная идея анната - я ничего не имею и я никто. И в силу того, что каждый находится в авидье обладания и отождествленности, то непременно порождает страдание и несчастье.

Вторая истина о причине страдания.
Причиной страдания является желание или стремление (танха). Человек, пользуясь материальными вещами и духовными ценностями, рассматривает их как реальные, постоянные, поэтому он желает обладать и наслаждаться ими, отказываясь от других. Мы можем вспомнить о тримурти, триединстве причины страдания: желание наслаждения, желание существования, желание перерождения. В сердцевине этого тримурти мы имеем иллюзию неизменности души, эго или личности. Именно эта иллюзия толкает нас к желанию наслаждения телом, материальными объектами, социальными статусами, властью, в конце концов, желанию наслаждения идеями, красотой, экзистенциальной скорбью... Желание существования иногда превращает человека в чудовище. Кто-то сжигает мосты, кто-то развивает теорию "Сверхчеловека", кто-то пишет "Капитал", кто-то пускает в тлен миллионы человеческих жизней. Все это - итог желания к продлению существования, чтобы быть "в памяти поколений". Египетские пирамиды являются, и Мавзолей являются точными метафорами этого желания. Что касается желания перерождения, то здесь не только все религиозно-философские спекуляции построены на манипуляции этом желанием, но и все политические, экономические, научные, педагогические проекты.
Танха это просто, пока ты имеешь желание и переживаемое отношение к любой реальности (внешней или внутренней, материальной и духовной) до тех пор ты кормишь причину страдания. А в силу того, что мы кормим причину фактом даже своего бытия, бытия личности, то мы выбираем страдание.

И сейчас мы перейдем к третьей благородной истине,
о прекращении страдания.
Наверное, это наиболее сложная истина для человеческого понимания, т.к. чрезвычайно недоступная. Человек, если понимает первые две истины и изменяет свое отношение к реальности, преодолевает неведенье, иллюзию "Я" и становится свободным от желания перестает быть марионеткой в руках своего Эго. Луч осознания рассеивает мрак неведения и страсти угасают. Приходит свобода от обусловленного, зависимого существования. Полное искоренение и добрых, и дурных желаний соответствует состоянию нирваны - конечной цели существования.

Благородная истина пути, ведущего к прекращению страдания
Если мы посмотрим на жизнь образованного буддиста, то увидим, что есть только физические и ментальные процессы (нама-рупа), которые в сложной взаимосвязи с обусловленностью и взаимозависимостью формируют наше существование. Эта система образует кхандхи, или (пять) групп, которые в европейской психологии рассматриваются как чувства (ведана), ощущения (санна), волевые конструкции (санкхары) и другие виды сознания (виннана). Из-за непонимания феноменологической простоты этой системы вы думаете, что существует "Внутренний Наблюдатель" или душа. Вы хотите мира между фрагментами вашего сознания, вы хотите исследовать разные состояния сознания, вы желаете остроты Вашей воли, получать наслаждение, искупаться в приятных ощущения и одновременно вы хотите быть в мире с самими с собой. Как маленькие дети в темной комнате видят чудовищ, вы в силу вашего непонимания придумываете неизвестную, потустороннюю, неведомую силу, которой вы должны служить, чтобы обеспечить себе безопасное существование. Даже не безопасное, а скорее комфортное и непротиворечивое. Я бы это мог обозначить как игра мрака с тенью. Я бы мог это обозначить как Основной абсурд.
В тот момент, когда вы начинаете понимать, что идея "я" - это иллюзия, вы начинаете свой путь освобождения от страданий. Достичь этого можно следуя Благородным Восьмеричным Путём, который способствует нравственному, интеллектуальному и духовному развитию практикующего.
Благородный Восьмеричный Путь говорит о том, что ведёт к прекращению страдания:

• Правильное понимание - воззрение и мудрость в соответствии с Истинами, глубокая медитация на подлинной сущности жизни.
• Правильное мышление - мыслить без эгоизма, гнева и жестокости, свободное от суеверий и заблуждений.
• Правильная речь - говорить правдиво, с добротой и открыто, не вести сплетен и не клеветать, не использовать грубую речь и не пустословить.
• Правильные действия - не убивать и не наносить ущерб людям и животным, не красть прямо или косвенно, не доставлять себе удовольствие в ущерб другим.
. • Правильные средства к существованию - иметь честную и благородную профессию.
• Правильные усилия - способствовать появлению и росту благоприятного, и к уменьшению и прекращению неблагоприятного.
• Правильная осознанность - осознанность того, что возникает здесь-и-сейчас.
• Правильное сосредоточение - быть направленным и сконцентрированным на благоприятном объекте или быть в состоянии здесь-и-сейчас.
Человек, следующий этим путем, становится тем самым на "путь Будды", путь достижения истины. В Дхарме Чакара Правартане Будда сказал: "Тот, кто осознал существование страдания, его причины, средства против него и его прекращение, тот понял Четыре Благородные Истины. Он пойдет верной дорогой.
Правильные воззрения будут факелами, освещающими его путь, Правильные намерения будут его проводниками, Правильные слова будут домами на его дороге, Его походка будет прямой, потому что это правильное поведение. Восстанавливать его силы будет правильный способ зарабатывания средств для своей жизни. Правильные усилия будут его шагами, правильные мысли - его дыханием; и покой будет следовать по его следам".
Обучение в буддийской психологии, как я вам не раз рассказывал, происходило от алфавита к грамматике - от переживания состояния (это буква А языка переживаний, потом другая буква языка переживаний, третья буква языка переживаний) к осознанным переходам из одной дхармы в другую. Каждый, от простого бхикшу (монаха) до архата (достигшего высшей степени реализации, того, кто вырвал с корнем причины страданий и вышел за пределы смертей и рождений) предельно ясно осознавал, что это за переживание. Так был построен язык переживаний в древнебуддийской психологии. И дальше разрабатывалась грамматика языка, как от одного состояния переходить к другому состоянию.
Четыре возвышенных состояния сознания - брахмавихара на пали (язык, на котором говорил Будда и на котором записаны его учения) - это четыре качества сердца, которые, будучи развиты в совершенстве, поднимают человека на высший духовный уровень. В конце концов, бхикшу, изучивший алфавит и грамматику, научался самостоятельно достигать и находиться в брахма-вихаре - в пространстве ничем ограниченных четырех прекрасных драгоценных состояний сознания. При этом нужно совершенно четко понимать, что эти состояния являются одновременно особой медитацией, позволяющим "уму вступить в рай чистой земли" и целью медитации - состоянием сознания.
Любящая доброта (Метта, которое может быть переведено как любящая доброта, всеобъемлющая любовь, доброжелательность, бессамостная всеобщая и безграничная любовь) - это медитация любви, в ней бхикшу должен установить свое сердце в стремлении к благу всех существ, в том числе и к счастью врагов. Метта указывает на качество ума, которое имеет целью достижение счастья другими. Прямыми следствиями метта являются: добродетель, свобода от раздражительности и возбуждённости, мир внутри нас и в отношениях с окружающим миром. Для этого следует развивать это состояние как любящую доброту ко всему живому.
Сострадание (Каруна) - это медитация сострадания, в которой бхикшу размышляет обо всех существах, находящихся в беде, ясно представляя в своем воображении их печали и тревоги, так, чтобы пробудить в своей душе глубокое сострадание к ним. Свойством каруна является желание освободить других от страдания. В этом смысле сострадание является чем-то совершенно отличным от жалости. Оно ведёт к великодушию и желанию помочь другим, словом и действием. Каруна играет важную роль в Учении Будды, которое называется также Учением Мудрости и Сострадания. Именно глубокое сострадание Будды привело его к решению разъяснить Дхарму всем живым существам. Любовь и Сострадание - это два краеугольных камня практики Дхармы, поэтому Буддизм называют практикой, удаляющей страдание.
Радость (Мудита - счастье в счастье других) - это медитация радости, в которой бхикшу размышляет о процветании других и радуется их радостям. Это радость, которую мы ощущаем, увидев или услышав о счастье и благополучии других, это радость успеху других без оттенка зависти.
Равностность (Упеккха - состояние без рассуждений о приобретении и потере, без хватания, цепляния за веру как за истину, вне отношений, без гнева и горестей) - это медитация на безмятежность, в ней бхикшу поднимается выше любви и ненависти, жестокости и подавления, богатства и желания и смотрит на свою собственную судьбу с беспристрастным и совершенным спокойствием. Равностность указывает на спокойное, устойчивое и стабильное состояние ума и проявляется при столкновении с несчастьем и неудачей. Обладающий этим драгоценным состоянием с невозмутимостью встречают любую ситуацию с одинаковым мужеством, без волнений, отчаяния, сожаления. Равностность это беспристрастное размышление над действиями (карма) и их результатами (випака). Упекха разрушает предвзятость и избирательность, приводя к осознанию того, что каждый сам является хозяином и наследником своих поступков.
Таков путь достижения изначального состояния в соответствии с учением Совершенного Учителя Будды Шакьямуни.
Я слишком много сказал в силу того, что плохо знаю буддизм. Это как болезнь студента 5 курса - в голове слов и знаний много, но нет сущностного понимания.
Может и есть сущностное понимание, только передать я это не могу.
Будда тоже не умел, насколько я помню его условную биографию. Собственно - у всех учителей одна печаль - их не слышат ученики.
После лекции я напомнил о буддийских психопрактиках и пошел на берег Байкала - туда, откуда не виден ни один человек и куда не ходят люди.
Жизнь и проблематика Будды уже третье десятилетие являются объектом моих размышлений.
Будда разрешил свой коан болезни, старости и смерти. Нашёл для себя выход и был удовлетворён жертвой.
Я нашёл для себя выход, но не удовлетворён. Я не смог разотождествиться со своими привязанностями. Скорей всего я проявляюсь в привязанностях.
Будда проявил свою энергию для уничтожения привязанностей. Он удовлетворён, а я нет.
Я сижу, лижу, стiю в полном одиночестве. Никого нет. Даже пароходы не плывут. С права от меня мост сатаны, с лева от меня каменистый берег и сзади скалы. Здесь, закрытый от мира водой и камнем, я нашёл своё одиночество.
Очень хорошо представляю, насколько был одинок Будда.
Он реализовался в социальном мире и полностью от него отказался в пике своих возможностей.
Затем отказался от привычного духовного мира, мира аскезы и медитаций.
И когда остался один во Вселенной, без единого человека, который бы его понимал и принимал - открыл щель между всеми реальностями - проход в нирвану - к Духу.
Человек всегда один в своём внутреннем доме.
Взгляд, ощупывающий стены твоего дома - это взгляд одинокого.
И не сто лет одиночества и не тысяча лет - вечность одиночества. Человек, ты и вправду не можешь не благодарить Надежду, потому что она не оставляет тебя.
Она приходит всё время чистая, искренняя, невинная, и наполняет твою жизнь смыслом, ясностью и теплотой ожидания.
Когда я входил в практику столпника позавчера, мое Эго поморщилось. Это напоминает ситуацию, как в Москве на Ярославском вокзале я кушаю около киоска и ко мне подходит один из бродяг просить деньги или косточку. Они, как правило, плохо пахнут, выглядят мерзко - мое Эго морщится.
Когда жизнь налажена, все хорошо, тело здоровое, перспективы понятны, все благоустроенно, одет, обут, сыт... кому откроются двери духовной практики.
Любая аскетическая практика требует внутренней готовности.
Я четыре часа провел в одиночестве среди камней и Байкала, и очень уж это было похоже, как ленивая рыба, сытая, просто плывет по течению, слегка повиливая хвостиком.
Так спокойно и хорошо внутри, что ничего не хочется, не хочется двигаться. И только иногда я вхожу в Байкал, чтобы освежить свое тело, и Байкал сразу дает прохладу и всплеск осознания. Я бы, наверное, здесь прожил всю жизнь, нагой, как лесные братья Будды, под ярким солнцем, среди камней, у Байкала. Уже не надо никуда двигаться, все уже есть: прозрачность, чистота, ясность. И если бы не надо было никуда группу вести, в какую-то пещеру, то я бы, наверное, не уходил отсюда долго-долго, может... даже на ужин не пошел.
Когда я пошел, все собралось вместе, может быть, все тренинги, которые я проходил и проводил.
Все собралось в одну, очень простую молитву: "Равностность, Радостность, Сострадание, Любовь",. "Равностность, Радостность, Сострадание, Любовь", "Равностность, Радостность, Сострадание, Любовь".
С каждым шагом я проговаривал эту молитву. Такая легкость появилась в теле, в душе и дыхании.
Это была мантра на весь день и на весь вечер.
Пещера была где-то в километрах десяти, но когда я шел туда, я не знал усталости
Когда я взбирался к пещере, это произошло на одном дыхании. Этот марш просветления звучал у меня внутри. И мне было легко. Я даже не испытывал отдышки.
Я понял, что есть песни, которые несут тебя ввысь, есть песни, которые дает тебе крылья, и основная песня, которую могут петь люди и которую по рождению должны петь люди - "Равностность, Радостность, Сострадание, Любовь".
Ничего более драгоценного человечество не придумало.
Только для достижения этих состояний, для того, чтобы проявить божественную суть, смысл этих четырех состояний сознания и существует человек.
Для этого все и существует - чтобы понять, пережить и, если повезет по крупному, жить в Равностности, Радостности, Сострадании, Любви.
Вечером я сделал большое путешествие в нижние миры. И это уже был переход к последней станции, к последнему дню наших "Духовных путешествий" на Байкале.
Когда я засыпал в этот день, я засыпал счастливый. Было ощущение полной реализованности, было ощущение того, что самое важное, что я мог открыть в жизни, уже открыл и пережил. И сидел я, как Господь на седьмой день, и видел, что весь путь, который был сотворен, он хорош и уже можно остановиться и с умилением смотреть на мир.

Утром седьмого дня
меня посетила удивительная лекция.
Я говорил о том, что русский дух трансперсонален, что нам не надо глотать ЛСД или кушать грибы.
Мы и так легко входим в любые пространства. Нам не надо накуриваться марихуаной, чтобы общаться с деревьями. Мы это умеем и так. Нам не надо долго медитировать для того, чтобы беседовать с цветком или почувствовать, как мы растем из земли.
Трансперсональное настолько рядом в русском менталитете, что не надо особых усилий. Нужна просто некоторая перефокусировка осознания и ты уже там.
Это как сидение на берегу Байкала. Посмотрел три минуты и видишь, как твое тело висит над Байкалом. Вот божественная искорка солнца, и солнце сверкает, как миллион бриллиантов! Какие чудеса рядом!
Я понимаю, почему русский не может никак стать европейцем. Ему это не надо.
Не надо потому, что если мы станем европейцами, то перестанем быть соборными, мы перестанем быть сопереживающими, мы перестанем быть сильными духом, теми, кто выживает несмотря ни на что, в любую мглу сохраняет надежду на свет, долго терпит и знает, что все рядом, и просветление искать не надо, можно только посмотреть на солнце - свет там.
Потом весь день был в практиках. Был полет птиц. Это было удивительно и красиво. Как группа вдруг полетела высоко, красиво.
Затем, было путешествие в лоно природы со своей животной силой. Я давно не испытывал такой тонкости восприятия природы. Все культурные звуки были слишком грубые, плотные, а природа была прозрачна. И когда открываешь естество, сам становишься тонким, чувствующим, девственно чистым.
Ритуалы удались. Все было: угли были горячие, костер огромный, люди прошли. Прошел даже самый маленький четырехлетний Серафим. Он прошел четыре раза, а затем закричал отцу: "Давай пятый, ты проходил пять раз!"
Есть все-таки особая сладость в безумии. И есть особая сладость в превозмогании себя.
Как мне билось в барабан, столько было шальной энергии!!!
И вечер был красивый. И у костра было настолько тепло, как на руках у матери. Тепло, уютно, надежно, безопасно.
Опять я засыпал счастливый и думал о том, что вот проснусь, и завтра нужна одна медитация, и в десять утра я прочитаю большую и красивую лекцию.
Но когда на восьмой день
тренинга я начинал лекцию, ко мне подсела Ольга Фролова и сказала: "Лодочник уже приехал. Баргузин". Я подумал, что фамилия лодочника Баргузин. Я говорю: "Какой? Кто Баргузин?" Она говорит: "Не кто, а что. Ветер проснулся. Баргузин называется - с реки Баргузин. Если в течение часа ты не уедешь, то не уедешь совсем в течение полутора суток".
И я тут понял, что на Байкале редко, кто владеет своей судьбой. Судьбами людей на Байкале владеет сам Байкал. Я попрощался со всеми, и с каждым поцеловался, и каждому сказал спасибо.
Этот тренинг не закончился, он еще будет разворачиваться в моей душе долго. Почему? Потому что иногда годы проходят, чтобы испытать мгновение счастья.
А здесь, в течение восьми дней я был счастлив.
Меня уносят волнами. Лодка маленькая, волны большие. Люди, провожающие меня, становятся все меньше и меньше, в сердце щемит и хочется плакать.
Наверное, когда Адама Господь изгнал из Рая, у него тоже щемило в груди. Но Адам не знал, куда его изгоняют, у него был только опыт Рая. Я же уже знаю, куда я изгоняюсь, к людям, к взглядам, к оценкам, к принятию, непринятию.
Можно жить в Раю. Почему не живется? Судьба, наверное, такая. Это был удивительный тренинг с великолепными людьми и в чудесном месте.




























<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>