<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Тренинг "Автобус"
Плотно прижимаясь друг к
другу, народ (человек 15—
25) встает в кучу, анало-
гично пассажирам плотно
набитого автобуса. Задача
игрока — прорваться сквозь
эту плотную массу, причем
не обманом и не хитро-
стью, а напором и физиче-
ской силой (пусть и умной)
напрямую по всей длине.
Народ в "автобусе" не име-
ет права цеплять игрока
руками или цепляться ру-
ками друг за друга — нет,
есть просто плотная масса
напряженных и прижатых
друг к другу тел.
260 Жизнь и игры Синтона

Более того, не пуская игрока телами, душой "автобус" по-
могает игроку громкими криками "Давай!", "Еще!", "Впе-
ред!" и аналогичными, придающими игроку дополнительную
энергию.
Чтобы это сильное упражнение не превращалось в простую
физкультуру, каждый проходящий через "автобус" с помо-
щью ведущего должен понять, что он хочет найти для себя в
этом упражнении, что для него значит это преодоление, ка-
кие ситуации в его жизни — этот его "автобус", как он со-
бирается полученный опыт использовать в своей жизни.
Как показывает опыт, на сознательном намерении прорвать-
ся почти невозможно, дыхание и силы кончаются уже к кон-
цу первой-второй минуты, а прорываться приходится минуты
четыре-пять. Поэтому тот, кто идет на прорыв, вынужден
использовать свои запредельные ресурсы и рвется практиче-
ски без сознания.
· Кто-то идет на чувстве злости или отчаяния, кто-то — представ-
ляя "там" зовущую на помощь дочь, кто-то рвется без всяких
мыслей и чувств вообще, отключив всякие мысли и всякие чувства.
Обычно игрок отходит для разбега метров на 7—10, и уже
энергия разбега показывает решимость игрока рваться
сквозь. Прорвавшись (а прорываются почти все или боль-
шинство), игрок падает на землю (так получается) и не-
сколько минут приходит в себя.
· Лучше, если он упадет не на землю, а на заранее подготовлен-
ный туристский коврик.
Наверное, стоит предупредить, что для людей со слабым
сердцем это упражнение может быть опасным.
Учитывая, что после такого упражнения человек находится в
измененном состоянии сознания, те слова, которые в эти
минуты скажет ведущий, могут лечь очень глубоко. Спорный
вопрос, создать ли человеку комфортные условия выхода
(поглаживания, объятия, теплые интонации) из состояния
почти бездыханности или дать ему возможность снова войти
в мир, опираясь только на собственные силы. Заканчивается
упражнение обратной связью: тем, что в человеке и упраж-
нении увидела и почувствовала группа.
· Иногда это бывают и следы укусов. По-разному проходят люди
трудные ситуации своей жизни...
Летний тренинговый лагерь 261



Тренинг "Падение в пропасть"
Это очень страшное и поэтому
очень вкусное упражнение.
Состоит оно в том, что чело-
век с высоты должен прямо,
спиной назад упасть на руки
ловящих его людей. Теорети-
чески (при соблюдении разум-
ной техники безопасности) это
упражнение безопасно совер-
шенно, но прелесть в том, что,
сколько бы ум это ни говорил,
душе страшно все равно. И ты
летишь в пропасть, как в
смерть, и каждая мельчайшая
капелька твоей жизни стано-
вится размером во всю
жизнь...
Как это делать и техника безопасности
В помещении для создания высоты обычно используются:
для маленькой высоты — подоконник, для большой — столы
и стулья или банкетки.
· В этом случае обязательно должен быть специальный человек,
который в момент падения крепко держит ножки стула или бан-
кетки, чтобы эта конструкция никуда не "поехала".
В лесу к дереву приставляется (прикручивается веревкой)
ствол нужной высоты (в рост или полтора человеческих рос-
та), а чтобы на него было удобно залезать — еще несколько
стволов друг за другом так, чтобы они образовывали сту-
пеньки.
Падающий человек перед падением должен сделать две ве-
щи: обнять себя руками за плечи и слышно сказать: "Я го-
тов!" Если себя не обнять, бывает, что человек со страху
раскидывает руки и очень больно бьет по голове и лицу тех,
кто его ловит. Также стоит предупредить, что если не боять-
ся и падать с прямым корпусом, ловить всегда легче, а если
человек падает от страха попой вперед, то он напоминает
снаряд и ловить такую попу труднее.
Команда ловящих обычно составляется из семи—девяти че-
ловек: один человек (возможно, девушка) у изголовья и три-
262 Жизнь и игры Синтона

четыре пары (лучше из ребят), плотно стоящие рядом друг с
другом, на руки которых и происходит падение.
· Если пара руки сцепляет, падать будет надежнее, но жестче. Для
более мягкого, комфортного падения руки ставятся просто впе-
реди, без сцепления в замок.
Что делать со страхами
Страхи страхам рознь. Страх бывает разумный: обоснован-
ный страх перед лицом реально опасной ситуации.
· Высота большая, а сломать шею или позвоночник — дело нехитрое.
Это правильный страх, и задача ведущего — сделать все
возможное, чтобы оснований для такого страха не было:
следить, чтобы в ловящей команде все люди были не весе-
лые, а разумные и внимательные, а падающий, со своей сто-
роны, соблюдал правила. Если ведущий полностью уверен в
надежности ловящей группы, для всех остальных можно
сделать эффектную демонстрационку "падение с двойной на-
грузкой", когда на руки ловящих людей падает не один, а
одновременно два человека — падают одним телом, крепко
обнявшись.
· Красиво бывает, если спиной вперед падает парень, а к нему
прижалась его любимая девушка и падает, по сути, на него. До-
вольна и пара, и все окружающие.
Позаботившись обо всех требованиях безопасности, ведущий
должен задать всем размышляющим о падении жесткий во-
прос: "Кто сомневается, что падать на руки такой команды
ловящих совершенно безопасно?" Если кто-то сомневается,
переубеждать его не надо. Напротив, нужно запретить этому
сомневающемуся человеку падать, запретить строго и кате-
горично.
· Потому что если ты видишь реальную опасность для своей жиз-
ни, пусть и минимальную, но реальную, то ради сомнительного
развлечения своей жизнью рисковать недопустимо. Это не та игра.
Однако не надо удивляться, если после запрета падать часть
колеблющихся резко передумает и будет говорить, что они,
конечно, уже совершенно уверены в безопасности этого
мероприятия и падать, конечно, собираются. Народу
нравится, когда его уговаривают, и его переживания про
"падать страшно" — во многом игра.
Это один из самых распространенных видов страха — "страх
для того чтобы", страх как психологическая игра. То есть
страх, конечно, переживается настоящий, но суть в том, что
Летний тренинговый лагерь 263

страх внутренне одобряется, поддерживается, а то и умело
запускается, раскручивается.
· Естественно, признаваться себе в этом никто не будет. Зачем?
Если свой вклад в раскрутку страха не видеть, все переживается
классно: и вкусно, и честно. Умелая девушка может полчаса ухит-
ряться приковывать к себе всеобщее внимание, трогательно
переживая на тему "упаду или все-таки побоюсь".
Другое дело, что у большинства нормальных людей при пол-
ном понимании разумной головой того, что падать совер-
шенно безопасно, иррациональный, внеразумный страх все
равно в душе живет. Это — естественно, и с таким страхом
падать можно и нормально.
Если страх парализует дыхание и не дает двигаться, можно
использовать традиционные формы работы со страхом: по-
просить описать характеристики страха — где он, какой он
(какого цвета, величины, формы), как ты к нему относишься,
можно ли при наличии его дышать,
стоять, двигать ногами и, в результа-
те, можешь ли падать вместе с ним.
Такие исследования своего страха и
самого себя полезны и сами по себе,
как исследования своей души и тела,
и обычно отвлекают от накручивае-
мых переживаний на более спокой-
ную наблюдательскую работу. Так
или иначе, страх после этого, как
правило, становится реально меньше.
Однако, на наш взгляд, в этом упражнении можно
предложить и совсем другое отношение к страху —
отношение радостно-позитивное.
Страх — это, конечно, радость. Потому что если кто-то со-
всем не боится, если у кого нет щемящего трепета перед —
тому (проверьте сами!) падать смысла нет. Если не страшно,
то — зачем? Уже — неинтересно... На высоте, перед паде-
нием, острее ощущается биение собственной жизни и ее
ценность. Это открывается через страх, и пусть человек
проникнется этим ощущением.
Поэтому, перед тем как упасть, мы обычно устраиваем до-
вольно серьезную настройку, но не с установкой "не боять-
ся", а, напротив, помогая максимально глубоко принять и
прожить все приходящие чувства и переживания. Просто
упасть, выключив все чувства, — дело нехитрое, но и не
264 Жизнь и игры Синтона

имеющее большого смысла. Важнее, интереснее падать, не
только не теряя сознания ни на секунду, ни на миг, но ловя
каждое мгновение падения и страха перед ним, ощущая бие-
ние своего сердца и наблюдая, как оно плавно перемещается
в пятки, особенно в тот главный момент, когда тело наконец
пошло назад так, что вернуть его уже невозможно. И тогда —
пошел! — ты можешь видеть все обрушивающееся на тебя
небо, чувствовать свой застывший в груди вдох и слышать
четкий хлопок при контакте с ждущими тебя руками.
· Есть! Несколько минут ты в колыбельке на мягких и заботливых
руках. Можно расслабиться и уплыть в небо...
И еще одна интонация, еще одна установка, которую можно
проработать и донести через упражнение "Падение в про-
пасть" — это тема "доверия к миру". Тяжело боится тот, кто
не верит людям и миру.
· Меня — не поймают. Меня — уронят. Меня — ударят о землю.
Жизнь устроит мне подлянку, и именно я — конечно, совершенно
случайно! — хрястнусь о жесткую и холодную землю...
Но ведь может быть и совершенно другое ощущение —
ощущение и знание, что мир любит тебя. Мир не допустит,
чтобы с тобой что-нибудь случилось.
Мир — любит тебя. Мир — ловит
тебя. И даже твой страх, вкусный,
трепетный, щемящий страх — мир
дарит тебе.

СПАСИБО ТЕБЕ, ДОБРЫЙ, ЩЕДРЫЙ И
ЛЮБЯЩИЙ МЕНЯ МИР!
Жизнь как тренинг
Если поздно вечером Он и Она втихую забра-
лись в палатку, плотно ее закрыли, потом
зажгли свечку, посмотрели друг другу в глаза
и... начали с аппетитом поедать заранее
припасенную жареную курицу — это, конеч-
но, разврат. А если Он, закрывшись ночью в
палатке, в одиночку жадно поедает копченую
колбасу — это уже извращение.
Синтон — против!
Тренинги тренингами, а чем жил лагерь?
Лагерь жил обычной жизнью: костер, дрова, привезти воду,
искупаться, комары, помыть посуду... Впрочем, народ был с
Летний тренинговый лагерь 265

фантазией, и за едой мы оказывались то в импровизирован-
ном ресторане с танцевальной музыкой и настоящими ус-
лужливыми официантами с салфетками через руку, то в хо-
зяйской таверне с нещадно гоняемой прислугой...
Более всего лагерь бурлил, кипел и стоял на ушах, когда
была объявлена Женская республика с идеей примитивной
до дальше некуда: все мужчины поступили в распоряжение
женщин на двое суток.
· Все. Вы все поняли? Наши девушки в этом разобрались доста-
точно быстро.
Быстро сформированный Верховный Женсовет конкретизи-
ровал распределение мужских экземпляров по запросам Хо-
зяек и в торжественной обстановке всех оприходовал: ну,
девушки быстро соорудили театральную постановку с музы-
кой, костюмами и оригинальным текстом где-то на полчаси-
ка, в процессе чего взяли с очарованных (то есть совершен-
но обалдевших) мужчин клятвы в любви и преданности сво-
им Властительницам. Правда, некоторые Властительницы то
ли со страху, то ли от великого лукавства сразу же назначи-
ли прикрепленных к ним мужчин на роль своих Властите-
лей, оп!, чем себя практически пол-
ностью из-под ответственности вы-
вели, а мужчин этой же ответствен-
ностью загрузили.
· Так им и надо.
В любом случае, при некоторых
неизбежных глупостях и перегибах,
польза от игры была велика: жен-
щины начали размышлять, что им на
самом деле от мужчин нужно, муж-
чины начали практически осваивать
науку ухаживания за женщиной.
· Под ее же руководством.
К концу второго дня в лагере поползли напряженные слухи
сразу по двум направлениям: во-первых, мужчины готовят
восстание, во-вторых, они же требуют Мужской
республики... Дрожали листья и девушки, после чего было
принято решение об организации куда как более
демократичной Республики Любви.
· Впрочем, накал страстей оказался не меньшим. Любовь, сами
понимаете...
266 Жизнь и игры Синтона

Разные были дни, и некоторые
крутые тренинги устраивала сама
погода. Запомнился ливень со
шквальным, срывающим тенты над
палатками, ветром. Под молниями
и в ручьях воды, в насквозь про-
мокшей одежде или уже без нее,
народ спасал, держа на поднятых
руках, наполненный водой огром-
ный полиэтиленовый тент над тренинговой площадкой: муж-
чины изображали полуобнаженных Гераклов, девушки —
кариатид.
· И то и другое было зрелищно. Тент — спасли.
Другая картинка. Жара. Под русские
народные напевы "Люли, люли, забо-
даю" наши мужчины на церковном
дворе таскают поленья батюшке,
священнику местного православного
храма, девушки стайками пропалыва-
ют огороды позабытым Богом бабуш-
кам. Курлыкают журавли, скрипят
кузнечики, в воде клонится длинная
зеленая трава, под небом плывет мед-
ленная Пра. Мы вместе с ней плывем
в очарованном мире...


НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ОЧАРОВЫВАТЬСЯ...
Близкие отношения
на синтоновской Игротеке
Близкие отношения на синтоновской Игротеке
Плач об утраченном уважении и поиск глубины,
которая нужна не всем
Зачем мы перешли на "ты"...
За это нам и перепало,
На грош любви и простоты,
А что-то главное пропало.
Психолог Б. Окуджава
Ура! Второе занятие цикла "Любовь и дружба: искусство близ-
ких отношений", народ собирается бодро, я ставлю музыку,
все встают в общий круг. Поздравление с чем-то, какая раз-
ница с чем, аплодисменты всем нам, хорошим. Итак, к делу:
– Мы начнем, как обычно: чтобы
душа проснулась, ее надо согреть,
поэтому сейчас будет несколько
минут общих теплых встреч. Кто
еще не успел кого обнять и выра-
зить персональное внимание — у
вас будет такая возможность. Все,
как обычно, но: но сегодня я пред-
ложу сделать это с особенной инто-
нацией. Какой? Я предложу вам
представить: "Если бы мы были близкими людьми. Если бы
мы были родными..." То есть все встречаются, как обычно,
но параллельно наблюдают сами за собой (в первую очередь)
и спрашивают: "А если бы мы были совсем близкими людь-
ми? Если бы мы были совсем родными?" Изменится ли что-
то в ваших встречах? Вот это тот вопрос, который я вам за-
дам через три минуты.
Музыка громче, народ двинулся распахивать руки, встречать
веселые глаза и дарить зубастые улыбки.
· У людей со стороны, несинтоновцев, это массовое братание
вызывает обычно смешанное чувство и скорее протест: ну
нельзя же так по команде всем подряд выражать теплые чувства!
Синтоновцы с ними не спорят, но время используют
максимально и бывают огорчены, если я такое начало занятия из
каких-либо высокометодических соображений снимаю.
Близкие отношения на синтоновской игротеке 269

Спасибо, музыка уходит, все снова в общий круг. Поднимите
руки, кто, окунувшись в теплые встречи, скоро забыл про
задание: "Если бы мы были близкими людьми?" (Из сорока
человек пять—десять.) А кто четко помнил это задание в те-
чение всего времени встреч? (Остальные, но не совсем все.)
Хорошо. Теперь вопрос главный: кто заметил, кто почувство-
вал, что это задание хоть в чем-то, хоть немного изменило
характер и стиль встреч, что-то привнесло новое и другое в
то, что происходит обычно? (Задумываются, человек десять
поднимают руки.) Если что-то изменилось, то — что?
Говорят разное, но все сводится к тому, что:
– Как будто нет никаких барьеров.
– Отношения стали как-то проще...
Методическая врезка
Я подумал: наверное, правильный академик, стоя за
кафедрой, отпил бы глоток из стакана и начал бы
раскрывать тему так: "Данные экспериментальных ис-
следований показали, что динамика аффективной состав-
ляющей при усилении межличностной аффилиации имеет
валидные по критерию Стьюдента следующие поведенче-
ские корреляты..." А слушатели бы сидели попами на
стульях и про это писали в тетрадках. Чтобы запомнить и
ему потом похоже рассказать на экзамене.
Я предпочитаю подход другой, чтобы узнанное ими от-
кладывалось даже не в голове, а в теле. Чтобы они это
просто прожили и это стало их. То, чем они теперь жи-
вут каждый день. А смогут ли они рассказать про это
профессору? Наверное, смогут, если выучат его язык...
Итак, "отношения стали как-то проще... Как будто нет
никаких барьеров". Правильно они говорят, только ЧТО они
говорят, по-моему, еще не понимают.
Поясняю.
– Лина, у меня к тебе просьба: встань, пожалуйста! (Лина
поднялась.) Спасибо, Лина. Скажи, как я к тебе обратился?
– Ну, с уважением. Вежливо, предупредительно.
– Верно, Лина, я обратился к тебе с уважением. А если бы я
обратился к тебе просто, без барьеров, как к родной, то:
(подошел, свободно шлепнул-осадил ее по плечу)
– Так, сядь, все!
270 Жизнь и игры Синтона

Лина плюхнулась.
Группа забурлила. Пошла разборка: что это такое — род-
ные? Это те, с которыми ведешь себя просто, не всегда спе-
циально размышляя об уважении?..
Пусть задумаются. Тут важно не получить ответ, тут важно
заболеть вопросом. И, чтобы вопрос не забылся и вошел в
них покрепче, раздаю бумажки с полной формулировкой:
Есть закономерность: "родного", "близкого" человека по-
нимают как того, к кому относятся просто (то есть
без уважения, без сохранения дистанции), и обычно ува-
жение к людям всегда снижается по мере того, как они
становятся "близкими" и "родными". Можно ли быть в
близких отношениях, сохраняя друг к другу уважение,
почему это почти ни у кого не получается и как соби-
раетесь решать эту проблему вы?
Поедут с занятий — будут думать. Многие, любящие думать
подробно, свои размышления запишут и принесут мне на
разбор. Если есть на что отозваться — я отзываюсь.
Но — вопрос следующий:
– Кто ценит близкие отношения?

<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>