стр. 1
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


В. В. КОЗЛОВ
ПСИХОТЕХНОЛОГИИ ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ
Методы и техники
Книга доктора психологических наук, профессора Владимира Васильевича Козлова знакомит читателей с новейшими интенсивными психотехнологиями, использующими необычные состояния сознания для интеграции и трансформации личности. Задача, поставленная и во многом решенная автором, фантастической сложности - проанализировать широчайший пласт идей, связанных с тем, как человек может реализовать себя наилучшим образом. Диапазон рассматриваемых в книге концепций и подходов просто поражает: от древних шаманских, разработанных несколько тысячелетий назад, до ультрасовременных, появившихся в последние десятилетия. В книге приведено множество методов и техник, которые применяются на тренингах личностного роста.
Книга адресована психологам, психотерапевтам, психиатрам, использующим в работе с клиентами трансовые психотехники, гипноз и другие виды измененных состояний сознания, а также студентам, аспирантам, преподавателям вузов и всем, кто интересуется психологией и психотехниками личностного роста.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Мазилов. Предисловие
Введение.
ГЛАВА 1. ОБЩАЯ СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С КЛИЕНТОМ
В ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЯХ СОЗНАНИЯ.
Пространство состояний сознания
Способы вхождения в измененные состояния сознания
Гиперстимуляционные методы
Гипостимуляционные методь
Особенности вхождения в ИСС в зависимости от способа
Тезисы интегративной психологии.
Ресурсные и расширенные состояния сознания
в русле интегративной психологии
Холотропное сознание - поиск души
Основные моменты стратегии
Клиент осознающий и играющий.
Психолог как духовный наставник
Содержание зоны "НЕ ТАК"
Языки сознания.
Язык ощущений.
Язык эмоций.
Язык образов
Язык символов.
Язык знаков
Алфавит дхарм.
Язык Дао.
Язык архетипов
Программа и аналитическая
схема взаимодействия с клиентом.
Интегративная методология.
Как мы понимаем интеграцию.
ГЛАВА 2. ТЕАТРЫ СОЗНАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
Карты бессознательного.
Личность и личностный рост
Трансформация
"Я"-материальное
Основные тенденции личности и группы.
"Я"-социальное.
"Я"-духовное
Соотношение основных структур
Личность во временном континууме
"Я"-реальное и "Я"-потенциальное.
Хаос икосмос вличности
"Не-Я".
Поход в "не-Я" .
Равностность
Мудрость
Духовный кризис: структура и динамика
Структура духовного "Я" .
Основные тенденции духовного "Я".
Интегральная характеристика - уровень витальности
Трансперсональное измерение психодуховного кризиса
Основные причины духовного кризиса.
Основные психоэмоциональные паттерны
переживаний духовного кризиса
У грани
Основные этапы развития духовного кризиса.
Стратегии консультирования и психотерапии
при психодуховных кризисах
Проблемы эмпирического исследования
психодуховного кризиса.
ГЛАВА 3. СВОБОДНОЕ ДЫХАНИЕ
КАК ЦЕЛОСТНАЯ ИНТЕГРАТИВНАЯ ПСИХОТЕХНОЛОГИЯ.
Общее определение.
Теория и практика
Пять элементов Свободного Дыхания.
Полное расслабление.
Связное дыхание
Объемное внимание
Гибкость контекста.
Активное доверие
ГЛАВА 4. ТРЕНИРОВКА ОСОЗНАНИЯ
Основы медитации.
Расслабление.
Сосредоточение.
Собственно медитативное состояние
Практика медитации
Расслабление в позе для медитации.
Внутренняя настройка на медитацию
Выход из медитации
Медитация с концентрацией на дыхании.
Медитация с использованием мантры.
Иисусова молитва
Медитация на природные объекты
Медитация на Мастера.
ь^Мж
Медитация на свечу
Медитация "Лотос с тысячей лепестков"
Ментальная медитация.
Медитация "Колесо времени"
Медитация "Древо Жизни"
Визуализация расширения.
Базовый тренинг осознания
Подготовка к упражнению
Интеграция зон
ГЛАВА 5. МАСТЕРСТВО ДЫХАНИЯ ЭНЕРГИЕЙ
Наблюдение задыханием.
Задействование выдоха.
Энергизация сердца.
Фонтанное дыхание
Звук и дыхание
Дыхание животом.
Выравнивание потока
Четырехсекционное дыхание.
Дыхание с реверсией.
Переменно-ноздревое дыхание
Упражнение на задержку дыхания.
Двухфазное дыхание
Дыхание хаоса.
Дыхание нэйдань
Эмбриональное дыхание.
Дыхание в потоке Ци
/. Промежуточные дыхательные упражнения.
II. Полное дыхательное упражнение.
III. Дыхание с задержкой.
IV. Комплексные дыхательные упражнения
V. Подражательная система дыхания
Дыхание по чакрам.
Хаотическое дыхание.
Дыхание муладхары.
Дыхание со звукоформами.
Шаг Силы.
ГЛАВА 6. ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РЕБЕФИНГА.
Основные определения.
Идеи и технологии.
Йога бессмертия.
Очищение.
Карма-йога.
Мантра-йога.
Любовь - духовная общность
Милость.
Уважение.
Водный ребефинг (в холодной воде)
Предварительные условия
Процедура проведения.'
ГЛАВА 7. ХОЛОТРОПНОЕ ДЫХАНИЕ
Основные определения.
Предварительные условия
Программа занятий (однодневный модуль).
Количество участников.
Музыкальное сопровождение
Несколько практических советов.
Подготовка физического и психологического
пространства перед сессией
Структура сессии.
Теоретический раздел.
Инструктаж перед сессией
Танец холонавта
Два потока интеграции.
Памятка для сидящих
Памятка для дышащих
Несколько слов о дыхании.
Распределение на пары ситтер - холонавт.
Несколько дополнений до начала процесса дыхания
Релаксация.
Дыхательная сессия
Информация по подготовке специалистов.
ГЛАВА 8. ВАЙВЕЙШН. ЖИЗНЬ КАК ОКЕАН БЛАЖЕНСТВА
Основные определения.
Пять элементов вайвейшн.
Этовайвейшн
Несколько упражнений.
Парный вариант
Групповой вариант.
ГЛАВА 9. ДМД: ДЫХАНИЕ - МУЗЫКА - ДВИЖЕНИЕ
Основные определения.
Предварительные условия
Музыкальное сопровождение
Структура сессии.
Разогрев
Распределение на пары.
Инструктаж перед процессом.
Инструктаж для ассистентов (сидящих)
Инструктаж для дышащих
Релаксация.
Дыхательный процесс.
Проговор
Завершающие ритуалы и упражнения.
ГЛАВА 10. КОНТЕКСТУАЛЬНЫЕ ТРЕНИНГИ И УПРАЖНЕНИЯ.
Основные определения.
Тренинг "Возрождение"
Медитация "Здесь и сейчас".
Лекционная подготовка
Визуализация зачатия
Упражнение "Мать - дитя".
Прохождение родового канала
Упражнение "Колыбель"
Тренинг "Изнанка жизни"
Визуализация Смерти.
Посвящение в Смерть.
Тренинг физического бессмертия.
Часть первая.
Часть вторая
Часть третья.
Аффирмации.
Определение аффирмации
Работа с аффирмациями.
Способы работы с аффирмациями
Эмпауэрмент
Проба внутренней почвы
Подготовка внутренней почвы
Создание утверждения и образа
Психотехника "реинкарнационной терапии".
Теория.
Предварительные условия
Процесс расслабления - "Золотая жидкость"
Процедура проведения.
Интеграция опыта.
Континуум
Подготовка к процессу.
Инструктаж.
Проведение процесса
Танец дервиша
Первый вариант
Второй вариант.
АнимаиАнимус
Техники работы в образном пространстве
Упражнение 1
Упражнение 2
Шаманские психотехники
Путешествие в Нижние Миры
Путешествие за Силой Животного
"Танец Птицы"
Визуализация образов животных как метод работы с чакрами Проведение визуализации.
Глаза в глаза.
Основные форматы работы.
Базовое упражнение "Глаза в глаза"
Процесс с "дискомфортным партнером"
Процесс "Глаза в глаза" с использованием аффирмаций
ГЛАВА 11. ПСИХОТЕХНИКИ
ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ.
Тропа танца
Трансовые танцы
Предварительные условия
Настройка.
Аутентичное движение
Наблюдение и движение-.
Джаз тела
Танец четырех стихий
Танец по рисунку
Предварительные условия
Инструкция.
ГЛАВА 12. ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЕ ТЕХНИКИ
Базовые принципы телесно-ориентированных
психотехнологий. История и теория
Театр прикосновений
Техника исполнения
Исследование мышечных напряжений
"Контрастное напряжение"
"Перекат напряжения".
"Огонь-лед".
"Ртуть".
"Зажимы по кругу".
"Центр тяжести".
"Растем"
"Потянулись - сломались".
"Насос и надувная кукла".
"Групповая скульптура"
"Марионетки".
"Согласованные действия".
"Оправдание позы"
"Человек и его тень".
"Зеркало".
"Японская машинка".
"Ритм по кругу".
"Предмет по кругу".
"Фраза по кругу".
"Слово - глагол"
"Сиамские близнецы".
"Разговор через стекло"
"Скалолаз".
"Мартышки"
"Заросли".
"Рассмотрение позы".
"Поворачивание головы".
"Бог ведет тебя".
"Атмосфера"
"Скульптор и глина".
"Темп - жанр - скульптура".
"Телевизор".
Фокусированная работа с телом
Основные правила
Выход из процесса
Схемы работы
Несколько дополнений по фокусированной работе с телом
Виды контакта при работе с телом.
Как узнать, что именно делать
Поддержка посредством невербальной коммуникации
Техники для определенных участков тела.
Некоторые общие приемы
Холистический палсинг.
Техника палсинга
Голова птицы
Балансировка энергии.
"АркаЛоуэна".
Прогиб таза.
Техники Рейки.
ГЛАВА 13. МЕТОДЫ ИНТЕГРАЦИИ ОПЫТА.
Проговор.
Самоотчеты
Рисование мандалы
Завершающие ритуалы дня
Завершающие ритуалы тренинга
Некоторые дополнения к интеграции.
ПРИЛОЖЕНИЯ
Проповедь о пяти благородных истинах.
Список использованной литературы
ПРЕДИСЛОВИЕ
Как хорошо известно, habent sua fata libelli. Римский грамматик Те-ренциан Мавр (I -II вв.), впервые сформулировавший этот тезис, утверждал, что книги имеют свою судьбу в зависимости от того, как их принимает читатель. Как примет читатель эту книгу, мы пока можем только предполагать. Несомненно, этот труд найдет своего читателя.
На самой заре так называемой перестройки - в 1985 году через центр технических переводов появился объемный машинописный текст на русском языке двух американских авторов - Дж. Фейдимена и Р. Фрейгера, озаглавленный "Личность и личностный рост". В течение ближайших пяти лет сей труд разошелся в бесчисленном количестве ксеро- и фотокопий. Именно по этим полуслепым ксерокопиям открывали для себя молодые отечественные психологи личностные концепции и техники персонального и социального роста - как разработанные западными психологами (Фрейдом, Адлером, Юнгом, Райхом, Скиннером, Роджерсом, Маслоу и др.), так и созданные в восточной традиции - в суфизме, дзен-буддизме, йоге и индуизме. Значение работы Фейдимена и Фрейгера вряд ли можно переоценить - в те времена на русском языке не существовало тех многочисленных руководств и пособий по теориям личности, которые заполонили сегодня полки магазинов и книжные развалы.
Диапазон рассматриваемых автором настоящей книги концепций и техник просто поражает: от древних шаманских, разработанных 40000 лет назад, до ультрасовременных, появившихся в последнее десятилетие. Отметим, что задача, поставленная и во многом решенная автором, фантастической сложности - проанализировать широчайший пласт идей, выработанных человечеством и связанных с тем, как человек может реализовать себя наилучшим образом. Сказанного вполне достаточно, чтобы отчетливо понять: написать такую книгу - значит совершить поступок, причем достаточно дерзкий. На это нужно иметь право. У автора настоящей книги оно, несомненно, есть. Писать про личностный рост имеет право тот, кто сам испытал, что это такое. Для меня Владимир Козлов - один из самых ярких примеров self-made man'a. Он человек, нашедший свой индивидуальный путь и в результате радикально преобразившийся.
Я помню его студентом факультета психологии, на котором когда-то работал. Тогда трудно было даже предположить, что он будет писать книги или заниматься наукой. Когда мы встретились с Владимиром позднее, ему было уже 27 лет. Он 1983 году окончил психологический факультет Ярославского государственного университета и к тому времени уже успел поработать инженером-психологом на закрытом предприятии в г. Перми, председателем студенческого профкома педагогического института. Предположение, что он будет писать книги и вести тренинги, по-прежнему не возникало. Проще сказать, что ни сколь-нибудь стильно писать, ни сносно выступать перед аудиторией он совершенно не умел. Его судьба была обычна, так же, как была обычна его должность ассистента кафедры педагогики и психологии педагогического вуза. Он уже поменял две диссертационные темы и сфера его научных интересов - проблема интеракции в неполных семьях - не обещала ничего оригинального. Его поступление в аспирантуру Ярославского государственного университета мне говорило только о том, что, вероятно, будет когда-то защищена диссертация, добавляющая тоску в науку печали незнания, которая называется психологией. Его новая диссертационная тема на меня и вправду нагоняла тоску.
В 1990 году я с удивлением узнал, что Владимир начал читать в университете курс по трансперсональной психологии. В то время о трансперсональной психологии у нас вообще мало кто слышал. Было известно, что из гуманистической психологии выросло новое направление - "четвертая психология", по Маслоу. Даже про Грофа и Уилбера ходило больше легенд, чем достоверной информации. Это в известной степени был вызов академической науке. Более того, Владимир умудрился провести в спортивном зале университета первые сессии холотропного дыхания. Отдадим должное руководителям факультета и кафедры социальной психологии - они проявили "открытость навстречу новому": впервые на территории огромной страны, которая еще называлась Советским Союзом, в государственном образовательном учреждении на одном из ведущих факультетов психологии, началось преподавание теории и практики дисциплины, чуждой самому духу традиционной психологии как материалистической науки.
Неудивительно, что курс пользовался популярностью: на занятия ходили не только студенты с других специализаций, но и других вузов. Этому способствовали книги и статьи, которые Владимир стал публиковать в каком-то непонятно большом объеме. Те изменения, которые происходили с ним в то время, вызывали противоречивые чувства. Он начал жить так плотно, как будто хотел сделать за годы, как за десятилетия. Книги, написанные Козловым, выходили с такой скоростью, что превышали скорость чтения многих потенциальных читателей. Стоит специально отметить рост качества продукции: с ростом числа публикаций совершенствовался стиль, некоторые его поздние работы написаны хорошим литературным языком, а некоторые просто поэтичны. Я уже не говорю о том, что появляющиеся новые идеи Владимира становятся все более смелыми.
В 1994 году Владимир Козлов защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата психологических наук (по специальностям "Социальная психология" и "Общая психология" история психологии"). В 1998 году, всего через четыре года, защитил докторскую диссертацию по специальности "Общая психология, история психологии", а в 1999 году защитил еще одну докторскую диссертацию, теперь уже по специальности "Социальная психология". В науке постепенно происходят существенные перемены. Диссертация 1994 года вызвала как бурные дискуссии и горячие споры, так и довольно резкие возражения. Через пять лет их было значительно меньше, хотя, конечно, тоже были.
Психология еще очень молодая наука. Поэтому ее контуры, по большому счету, еще не определились: до сих пор активно обсуждается, какой должна быть эта замечательная наука. Уместно напомнить, что научной психологии всего сто с небольшим лет (выдающийся психолог Жан Пиаже настойчиво подчеркивал, что математике - 25 веков). Отец научной психологии Вильгельм-Макс Вундт, выделяя психологию в качестве самостоятельной науки, ограничил ее рамки физиологической психологией, в которой применим метод эксперимента и которая должна исследовать лишь элементарные психические явления. Весь остальной психический мир (к примеру, мышление или память) должен изучаться совсем другой психологией - психологией народов. Ее статус как науки был весьма неопределенен. Психология народов использовала описательные методы, что явно не соответствовало канону "чистой" естественной науки.
Сегодня, в начале XXI века, в психологии нет единства. Взгляды на то, какой должна быть научная психология, существенно различаются. Отметим, что одна точка зрения в современной психологии в известном смысле продолжает "проект Вундта". Она утверждает, что научная психология должна использовать строго научные стандарты (по канону естественных наук). В соответствии с этим психология должна изучать только то, что изучать можно. Иными словами, должна "держать синицу" и напрочь забыть о журавлях, которые тем не менее символизируют психологию в общественном сознании (мало кого волнуют вопросы психофизики, но чисто человеческие проблемы, по-видимому, почти всех). Не случайно поэты (которые, согласно Фрейду, "всегда все знали") и писатели являются большими авторитетами в гуманитарных вопросах, чем иные научные психологи. Наука должна изучать только то, что доступно проверенным методам," замахнуться" на большее она права не имеет, так как это может оказаться "не вполне научным".
Естественно, не мог не появиться альтернативный проект. Условно назовем его "проект Маслоу". К сожалению, здесь нет возможности хотя бы в нескольких словах осветить интереснейшую предысторию этого проекта. Поэтому констатируем лишь, что появление гуманистической, а затем и трансперсональной психологии сделало очевидным, что научная психология даже во второй половине XX века (да и в начале XXI тоже - принципиально ничего не изменилось!) все же не охватывает всего "психологического пространства". Абрахам Маслоу убедительно показал, что именно наука должна обратиться к исследованию собственно человеческих феноменов, делающих человека человеком: науке "не нужно ограничиваться ортодоксальным подходом. Ей не нужно отрекаться от проблем любви, творчества, ценностей, красоты, воображения, нравственности и "радостей земных", оставляя их "не ученым" - поэтам, пророкам, священникам, драматургам, художникам или дипломатам. Любого из этих людей может посетить чудесное озарение, любой из них может задать вопрос, который следует задать, высказать смелую гипотезу и даже в большинстве случаев оказаться правым. Но сколь бы он ни был убежден в этом, ему вряд ли удастся передать свою уверенность всему человечеству. Он может убедить только тех, кто уже согласен с ним, и еще немногих. Наука - это единственный способ заставить нас проглотить неугодную истину. Только наука может преодолеть субъективные различия в нашем видении и в убеждениях. Только наука может питать прогресс. Однако факт остается фактом: она действительно зашла в своеобразный тупик и (в некоторых своих формах) может представлять угрозу для человечества или по крайней мере для самых возвышенных и благородных его качеств и устремлений. Многие восприимчивые люди, особенно люди искусства, опасаются угнетающего воздействия науки, ее стремления разделять, а не соединять вещи, то есть - разрушать, а не создавать".
Констатируем, что Маслоу - признанный классик гуманистической психологии - призывал (как ранее Карл Юнг) психологию фактически к тому, чтобы охватить всю полноту человеческого бытия. Присоединимся к высокой оценке роли науки, заметив, что вряд ли перспективно на пороге третьего тысячелетия отождествлять всю науку с конкретными (историческими) стандартами и идеалами научной рациональности. Нет абсолютно никаких гарантий, что само представление о науке и научности в третьем тысячелетии не претерпит радикальных изменений.
Научной психологии XXI века предстоит чрезвычайно непростой выбор: или сохранить в неприкосновенности старое понимание "научности" и продолжать разрабатывать привычные проблемные поля (изучать лишь доступные известным научным методам феномены, а все выходящее за пределы привычно объявлять ненаучным), либо "поступиться" строгой научностью и пытаться охватить научными понятиями всю полноту душевной жизни человека. Естественно, что второй путь сложен и тернист, там могут случиться и неудачи. Но зато психология остается психологией (в соответствии с этимологией - наукой о человеческой душе).
На наш взгляд, выбор Маслоу более перспективен. В конечном счете такое решение способствует росту знаний о том предмете психологии, который зафиксирован в самой этимологии этого слова. (В скобках заметим, что многие из сугубо научно-психологических исследований, несомненно, способствуют приросту знаний, но их психологическая ценность - я имею в виду познание собственно психического мира - небесспорна).
Будущее за проектом Маслоу. Подчеркнем, что в данном случае (проект Маслоу) речь идет не о выборе между "наукой" и "не-наукой": сама наука о психическом должна измениться, поэтому неизбежно должны измениться и представления о научности в психологии. Наука будущего будет другой. Такой выбор - кроме всего прочего - обусловливает необходимость решения нескольких важнейших методологических вопросов психологии. Первым среди них является пересмотр самого предмета психологической науки. Должно быть сформулировано максимально широкое его понимание. Тогда станет очевидно, что традиционная научная психология - это часть психологии в целом, но, естественно, не исчерпывающая "реального психологического пространства". Кроме традиционных психологических "измерений" существуют и другие (например, трансперсональное), и, таким образом, благодаря наличию "операционального стола" (роль которого должно сыграть новое, подчеркнем, широкое понимание предмета), будет возможно их реальное соотнесение. Роль технического "инструмента", позволяющего осуществить такого рода соотнесение, должна выполнить коммуникативная методология. Хотя ее разработка - задача психологии XXI века, эскиз уже существует. Возможно, "проект Маслоу" - расширение реальных границ научной психологии на все психологическое пространство, охват психической жизни индивида во всей ее полноте - состоится. Хочется надеяться, что психологию ждут перемены в направлении, указанном признанным классиком гуманистической психологии (а по нашему мнению, психологии вообще, если она, конечно, претендует на то, чтобы не начинаться со строчной буквы).
Несомненно, Владимир Козлов - сторонник и продолжатель проекта Маслоу. Очевидно, что его книга представляет собой своего рода "введение в психологию" нового века, отвечающего требованиям Маслоу. Это вовсе не означает, что все в книге может быть принято безоговорочно. Некоторые положения дискуссионны, иные спорны. Впрочем, по-другому и быть не может.
В настоящий момент Владимир Козлов - основатель и лидер научно-практического направления - интенсивных интегративных психотехнологий, а также теоретического воплощения этого направления - интегративной психологии. Интересны разработанная им многоуровневая методология психосоциальной работы с населением, а также теория личностных кризисов. Книга Козлова свидетельствует: он успешно разрабатывает новое понимание психического, интегрирующее в себе как древние духовные традиции, так и результаты современных исследований в области нейрофизиологии, антропологии и этнографии, глубинной психологии и феноменологии измененных состояний сознания.
Принцип целостности, подразумевающий понимание психики как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и производить новые структуры и формы организации, для автора книги является ведущим. Он предполагает интегративный подход к сознанию, отказ от антропоцентризма и холистическую ориентированность трансформации. Частные методологические принципы, такие, как принципы соотнесенности, потенциальности, позитивности и многомерности истины, являются новым словом в прикладной психологии и аргументированным призывом к новым стратегиям взаимодействия с клиентом как объектом социальной и психологической работы.
Владимиром Козловым предложены структура, основные тенденции, стадии, цели трансформации и интеграции личности, авторская концепция состояний сознания, гипотеза об изначальном состоянии как базового мотиватора духовного поиска человека и сформирована стратегия взаимодействия с личностью в кризисном состоянии.
Он является известным групп-лидером в России (провел около 400 тренингов личностного роста с участием более 15000 человек). Наибольшей известностью пользуются две его авторские тренинговые программы - профессиональный тренинг "Инсайт" и "Духовные путешествия". Кроме того, известно множество других тренингов, которые он разработал, сформировал и провел во многих городах России, в ближнем и дальнем зарубежье. Немногие практические психологи могут похвастаться подобной неистощимой творческой силой: "Анима и Анимус", "Изнанка жизни", "Чарующее путешествие в "Я", "Деньги и Духовность", "Холотропное сознание", "Танец Духа"... По впечатлениям его постоянных учеников, он не повторяет ни одного тренинга, и каждое групповое занятие уникально. Наверное, поэтому его занятия, несмотря на сложность текстов и практик, всегда собирают достойную аудиторию.
Владимир Васильевич имеет более 300 публикаций, из них 25 монографий, 30 научных сборников, вышедших под его редакцией, 23 учебно-методических и учебных пособий. Он член редколлегии ряда научных журналов, а также главный редактор журналов "Вестник интег-ративной психологии" и "Человеческий фактор: Социальный психолог". Наиболее известны его монографии "Психология Свободного Дыхания. Феноменология расширенных состояний сознания", "Пять принципов гармоничной жизни", "Интенсивные интегративные психотехнологии. Теория. Практика. Эксперимент", "Дао трансформации", "Основы трансперсональной психологии. Истоки, история, современное состояние", "Социальная работа с кризисной личностью".
Владимир Козлов не только исследователь, не только психолог-практик, но и известный организатор науки. Он заместитель председателя докторского диссертационного совета по психологии. Под его руководством уже защищено 30 кандидатских и 3 докторские диссертации. Он является организатором и координатором более 32 международных и региональных конференций. Особенной известностью пользуются два его ярославских проекта - конференция "Интегративная психология: теория и практика" (проводится ежегодно в апреле), Международный конгресс "Социальная психология XXI столетия" (проводится ежегодно в сентябре). Владимир Васильевич - исполнительный директор и действительный член, вице-президент Международной академии психологических наук, а также академик ряда отраслевых академий.
В своей книге "Духовные странствия" Владимир пишет: "Беспредельное и постоянное расширение своих возможностей, которые могли бы послужить другим во благо - вот истинное стремление". Не подлежит сомнению, что эта книга поможет многим расширить свои реальные возможности и реализоваться на благо себе и другим. Несомненно также и то, что этот научный труд вносит вклад в становление психологии нового века, когда она будет - в полном соответствии с мнением великого Аристотеля - наукой о наиболее "возвышенном и удивительном".
Владимир Мазилов, доктор психологических наук, профессор

ВВЕДЕНИЕ
Истинно, истинно говорю вам:
если пшеничное зерно, пав на землю,
не умрет, то останется одно:
а если умрет, то принесет много плода.
От Иоанна, 12:24
Я сижу перед компьютером и обнаруживаю себя грызущим маленькую деревянную матрешку с алым букетом на груди.
Всем знакома трудность передачи душевного состояния словами. Мы жестикулируем, гримасничаем, иногда издаем нечленораздельные звуки. Многое из того, что не можем передать словами, мы выражаем телом, эмоциями, образами. В конце концов, каждый может закончить свое сообщение словами: "Ну, ты же понимаешь, что я хочу сказать", - и вроде вправду все становится понятным.
Сейчас, когда я описал свое состояние, мне становится спокойнее. Я осознаю, что могу быть уверен в том, что сумею воплотить эту книгу и быть понятым... Эта уверенность обусловлена несколькими причинами.
С одной стороны, многие из вас, дорогие мои читатели, были на моих тренингах или слышали мои выступления на конференциях и представляете, кем и как излагается эта книга.
С другой стороны, все, что излагается здесь, уже есть в каждом из вас. За 15 лет совместной работы мы смогли создать общее проблемное и смысловое поле. Когда я буду писать о родовой травме, о бессознательном или связном дыхании как об особом способе вхождения в расширенные состояния сознания, каждый из вас будет представлять, о чем идет речь. Уже создан особый язык общения.
Самая главная причина моего волнения заключается в том, что я боюсь не донести до читателя ту книгу, которая уже существует в моем сознании как реальность.
Эта книга ориентирована на практиков, тех, кто хочет сделать свою работу не только эффективной, но и приятной и безопасной.
Излагаемый материал обусловлен практикой, он взращен десятками тысяч процессов связного дыхания, тысячами проблемных ситуаций, с которыми сталкивался автор при работе с клиентами.
Когда я буду писать о мышечных блоках и специфических приемах работы с ними или обсуждать феномен переноса во взаимоотношениях инструктора и участника тренинга - это будут конкретные проблемы нашей общей работы. Эти проблемы не метафизические спекуляции, не фантазии кабинетного ученого, а имманентно присущие деятельности ведущего (тренера, инструктора) феномены, независимо от того, индивидуальную или групповую форму имеет эта работа-Основная цель этой работы - обобщение теоретического и практического опыта применения в трансформации и интеграции личности интенсивных интегративных психотехнологий (ребефинг, вай-вейшн, холотроп, ЛРТ, Свободное Дыхание, ДМД). Само направление было основано нами в начале 90-х годов прошлого столетия (В. В. Козлов, 1991). В книге мы хотим изложить множество методов и средств, служащих личностному росту на групповых тренингах. При этом основной акцент мы будем делать на психотехнологическом аспекте, то есть на приемах, навыках, упражнениях в структуре взаимодействия с клиентом или с группами клиентов. В изложении концептуального аспекта мы будем придерживаться принципа Оккама "сущности не следует умножать без необходимости", минимальной достаточности теоретизирования.
Эта книга - плод совместного труда сотен человек, которые были участниками дискуссий и экспериментов с использованием необычных состояний сознания, а также тренингов личностного роста, которые проводил автор книги в России и за рубежом. Часто здоровая критика тех идей, которые излагаются в этой книге, была не менее важна, чем единодушная поддержка. Поэтому в первую очередь хочется искренне поблагодарить своих оппонентов, в дискуссии с которыми рождалось множество идей: Акопова Гарника Владимировича, Волкова Игоря Павловича, Ерину Светлану Ивановну, Карпова Анатолия Викторовича, Коневу Елену Витальевну, Мазилова Владимира Александровича, По-варенкова Юрия Павловича, Семенова Валентина Евгеньевича, Урван-цева Леонида Петровича, Фетискина Николая Петровича.
Многие материалы и технологии этой книги реализовались благодаря региональным организаторам семинаров и тренингов. Глубокая благодарность Тарасенко Павлу из Новосибирска, Фроловой Ольге, Бобровой Елене, Каминской Ирине, Радионовой Светлане, Протопоповой Ольге из Иркутска, Кирич Дмитрию, Надежде Шиловой из Челябинска, Андрею Копылову из Петропавловска, Бобровским Людмиле и Наталье, Качановой Наталье, Степанову Андрею из Минска, Вере-меенко Наталье из Екатеринбурга, Гнедому Геннадию из Норильска, Маргарите Горячевой из Риги, Сукманюк Андрею из Москвы, Елене Баркманн из Гамбурга, Елисеенко Наталье из Израиля.
В жизни каждого есть учителя, которые играют определяющую роль в становлении профессионала. Наверное, у каждого есть свой просветленный мастер - Учитель. Кто-то ищет его в Гималаях, кто-то едет в Пуну, кто-то идет в монастырь. Мне повезло в жизни - я встретил мастера еще в студенческие годы. Благодарен профессору Роговину Михаилу Семеновичу.
Хочется выразить благодарность профессору Новикову Виктору Васильевичу, президенту Международной академии психологических наук, проявившему искреннее участие и заботу при проведении научных исследований. Профессор Новиков - мой научный руководитель. И кандидатская, и две докторские диссертации были защищены благодаря его поддержке. За двадцать один год знакомства он ни разу не отказал кому-то в понимании и сопереживании. Я не встречал еще в жизни такого Человека, как Виктор Васильевич, который всегда был готов поддержать другого, невзирая ни на что, жертвуя силой, временем, энергией, жизнью.
Мне хочется поблагодарить моих родителей, которые уже ушли из жизни, - Надежду Михайловну и Василия Григорьевича Козловых - за беспредельную веру в чудо и возможность все время чувствовать мир живым и одухотворенным. Странствуя по жизни, они всегда пытались понять ее сущность. Вслед за ними и я делаю то же самое.
Хочется выразить бесконечную благодарность моей семье: детям - Надежде, Варваре и Вадиму, которые каждую минуту работы над этой книгой наполнили абсолютно полноценной, шумной, радостной, звенящей жизненностью. Взрослея, они не становятся дальше, но ближе - в понимании, сопереживании, участии.
Я знаю, что любой мужчина достаточно легко может взобраться на свой социальный, материальный или духовный Олимп. Труднее поддерживать вечное и хрупкое - семью, в которой каждый был бы счастлив и реализован. Это возможно не за счет мужского ума, но женской мудрости. Эту книгу я писал с нежной и преданной любовью к моей жене, моей Аниме, Лазарянц Ольге. Благодаря ей стала возможна не только эта книга, но и все основные планы моей жизни.
ГЛАВА 1
ОБЩАЯ СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ
С КЛИЕНТОМ В ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЯХ СОЗНАНИЯ
Сознание и материя являются различными аспектами одной и той же реальности.
К Вейцзеккер
Следуя эпиграфу, можно предположить, что в психике человека существуют элементы, соединяющие оба аспекта, некие первокирпи-чики, атомы психической реальности.
В буддийской традиции в этом контексте употреблялось слово "дхарма", обозначающее целостные ситуации опыта. Существовал некий нормативный, поддающийся транслированию "алфавит" из 100 дхарм, в котором были зафиксированы канонические состояния, модальности опыта (7,8, 39).
Говоря о расширенных, гипнотических, измененных, психоделических, трансовых и иных состояниях сознания, мы не можем определять эту классификацию как некий алфавит, наподобие "алфавита" дхарм. В настоящее время в европейской психологической традиции нет общепринятой классификации состояний сознания. Определения состояний сознания чрезвычайно размыты и не позволяют выделить качественной разницы между ними. Это наблюдается не только в континууме "необычных" состояний обычного (нормального) сознания, но и в таких дуальных его составляющих, каковыми являются здоровое и патологическое состояния сознания. Термины необычные состояния сознания, неординарные состояния сознания, измененные состояния сознания представляются излишне широкими, а в общении профессионалов - синонимичными для определения тех психических состояний, которые являются предметом этой монографии. Они включают в себя огромное число состояний, которые оказываются малоинтересными либо вовсе неинтересными с терапевтической или эвристической точки зрения.
Сознание может глубоко изменяться под воздействием самых разнообразных патологических процессов: мозговых травм, поражений химическими или биологическими отравляющими веществами, инфекций, нарушений мозгового кровообращения или злокачественных процессов в центральной нервной системе. Подобные случаи, конечно же, могут приводить к глубоким изменениям в умственной деятельности, которые могли бы способствовать тому, чтобы отнести их к категории "необычных состояний сознания". Однако такие повреждения, служащие причиной "обыкновенного бреда" или "органических психозов", - состояний, безусловно, важных с клинической точки зрения, не относятся к нашему рассмотрению. Люди, страдающие от подобных поражений, как правило, теряют пространственно-временную ориентацию и их интеллектуальные возможности скудны.
В этой книге мы будем уделять внимание другой большой и важной подгруппе необычных состояний сознания, значительно отличающейся от остальных и представляющей собой неоценимый источник новых сведений о человеческой психике. Они обладают замечательными психотерапевтическими и трансформационными возможностями. Систематические включенные наблюдения, эксперименты, проводившиеся на протяжении пятнадцати лет мной и многочисленными моими учениками, убедили меня в исключительной природе, эвристической ценности расширенных состояний сознания (РСС). Несмотря на то, что в России уже пятнадцать лет широко распространены практики, использующие РСС, в современной психологии и психотерапии на самом деле не представляют себе их специфического характера.
В силу вышеуказанных причин мы хотим сразу же по возможности четко и однозначно обозначить понятие расширенного состояния сознания (РСС).
Расширенное состояние сознания (РСС) - особое состояние измененного сознания, которое возникает при связном дыхании. Даже в среде профессионалов понятия "измененные состояния сознания" (ИСС) и "расширенные состояния сознания" используются как синонимичные. На самом деле эти термины не идентичны как по объему, так и по содержанию Понятие ИСС является родовым по отношению к понятию РСС К ИСС относятся медитативные, трансо-вые, гипнотические, психоделические и другие необычные состояния сознания. Процесс связного осознанного дыхания - это способ и средство достижения РСС При этом возникающее РСС является естественным физиологическим и психологическим феноменом
РСС характеризуется максимальной мобилизацией резервных возможностей человеческой психики, когда человек при помощи полного расслабления и осознанного связного дыхания получает расширенные возможности управления центральной и периферической нервными системами, работе с бессознательным материалом, организмом в целом.
Расширенное состояние сознания, которое возникает в процессе связного дыхания, качественно отличается от состояний, возникающих при глубоком гипнозе, трансе, медитациях и других способах достижения измененных состояний сознания. РСС - качественно особое психологическое и психофизиологическое состояние, отличающееся от сна, бодрствования, патологических нарушений сознания, нарушений сознания при приеме алкоголя, наркотиков и психоделических препаратов (38, 39, 84).
Процесс связного дыхания как способ и средство достижения РСС обладает такими качествами, как осознанность, контролируемость, управляемость, присутствие воли, намерения, и возможностью в любой момент вернуться в обычное состояние сознания (ОСС).
РСС обладает специфической феноменологией (Козлов, 1992, 1994, 1998,2001), отличается аутизацией сенсорной сферы, искажением восприятия времени, гипермнезией и некоторыми другими качественными изменениями психических процессов.
Наши исследования нейропсихологических механизмов индукции расширенных состояний сознания при помощи связного (циклического) дыхания показывают, что оно может быть использовано сознательно для вызывания ресурсных ("потоковых", творческих, эвристических) состояний сознания. Они показывают, что ресурсные, творческие состояния сознания спонтанно, неосознанно сопровождаются связным дыханием. Специальные настройки и осознанное использование связного дыхания позволяют открыть доступ к эвристическому ресурсу, могут помочь личности реализоваться, самоактуализироваться при помощи самого простого и доступного для человека инструмента - связного дыхания.
ПРОСТРАНСТВО СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ
Чтобы более подробно очертить границы РСС и вычленить его специфические качества, мы предлагаем вашему вниманию следующую карту уровней измененных состояний сознания
Сразу хочется уточнить, что термины "измененное состояние сознания" (ИСС) и "необычное состояние сознания" мы употребляем как синонимичные, с логической точки зрения однозначные по объему и содержанию. Хотя понятие "измененные состояния сознания" достаточно широко употребляется в науке, мы считаем, что сознание (индивидуальное свободное сознание) не меняется по существу. Можно корректно говорить об изменении содержания сознания в зависимости от среды идентификации.Для топологического обозначения РСС среди других ИСС мы предлагаем вашему вниманию континуум уровней измененности сознания (рис. 1), в котором крайние шкалы следующие: +1 - состояние четкого, ясного, полного сознания, - 1 - глубокое психоделическое состояние сознания.

Рис 1 Континуум уровней измененности сознания
У нас нет уверенности в том, что состояние четкого, ясного, полного сознания является приоритетом обычного состояния сознания. Более того, у нас есть предположение, что это состояние полноты осознания не столь часто бывает в обычном (обыденном) состоянии сознания (ОСС).
Полное, четкое, ясное осознание связано с такими состояниями сознания, какинсайт (отангл. insight - 'проницательность', 'усмотрение') в гештальт-теории. В русском языке есть очень емкое слово "озарение", означающее сиюминутное охватывание сути, общих, существенных и необходимых свойств, отношений внутренней и внешней реальности. Это некое предельное, пиковое состояние сознания в смысле его полноты и ясности. Трудно даже предположить существование человека, который находится все время в состоянии инсайта, или озарения.
Для обычного, обыденного состояния сознания больше подходит название "плавающего осознания", по глубине флуктуирующего в пределах от +1 до 0, то есть в пространстве от полного осознания до "нулевого сознания", включая трансовые состояния сознания (ТСС).
С одной стороны, мы должны признать, что для характеристики "плавающего осознания" больше подходят метафоры Н. Гурджиева (21, 22), который предполагал, что элемент неосознания в жизни людей велик. По его мнению, почти все люди представляют собой "машины", не осознающие себя Поведение и деятельность их автоматизированы, алгоритмизированы, заданы социальными программами и генетическим потенциалом.
С другой стороны, мы должны признать естественность "плавающего осознания" и его самодостаточность в потоке обыденной реальности, в которой приобретенные навыки, автоматизмы социальноговзаимодействия и внутренней работы имеют положительный смысл в аспекте экономии психической и физической энергии.
Чтобы конкретнее обозначить карту пространства "плавающего осознания", опишем более подробно те состояния сознания, которые мы определили как "трансовое" (ТСС) и "нулевое" (НСС).
Определяя трансовые (франц. transe - 'оцепенение') состояния сознания, сразу обозначим объем этого понятия как необычное состояние обычного сознания. В психотерапии и психиатрии транс понимается как вид сумеречного помрачения сознания с нарушением ориентировки в окружающем.
Трансовые состояния сознания характеризуются особой отрешенностью сознания, вызываемой произвольно (при аутогенных тренировках, с помощью разнообразных ритуалов (мистерии, религиозные обряды, камлания шаманов), на сеансах самовнушения и гипнотического воздействия (при направленных визуализациях, медитациях)) или возникающей спонтанно при "застревании" внимания на объектах интроспекции или качествах восприятия внешних предметов. К спонтанным трансовым состояниям можно отнести также суженные состояния сознания, возникающие в результате развития психического заражения (коллективных трансов, массовидных психических явлений).
В трансовом состоянии повышается внушаемость, происходит перераспределение внимания и спад функций планирования. Как при целенаправленном вызывании транса, так и при спонтанном "выпадении" в транс происходит усиление репродуктивной активности сознания, возникают яркие зрительные образы прошлого и проявляется повышенная способность к фантазированию, усиливается тенденция к устойчивому искажению реальности. При этом человек может не замечать перехода от ОСС к ТСС и обратно к нормальному.
Сужение сознания в трансовом состоянии особенно заметно в психотерапевтических сессиях (сеансах релаксации, направленных визуализаций, настроек, эриксонианского и прямого гипноза и т. д.), особенно при фиксации на каком-либо ощущении, символе, образе, то есть ограничении круга воспроизводимых ситуаций, цикличности воспроизведений, а также регулярном возврате к ним. Вне сомнения, при хорошо отработанной технологии сужение сознания усиливается, снижается количество и качество осознаваемых явлений, уменьшается число анализируемых вариантов, возникает феномен "буквализма" и заметно увеличивается суггестивность.
Качественной характеристикой "нулевого" состояния сознания является полное отсутствие всякого осознания. При этом наблюдается полная аутизация сенсорной сферы, воспоминания о периоде "нулевого" состояния сознания отсутствуют. Такое "выпадение" осознания по ощущениям очень похоже на глубокий сон.Еще раз подчеркнем, что эти состояния сознания являются нормой для ОСС. В любой момент времени возможен быстрый переход к состояниям, близким в континууме к + 1 с адекватной оценкой и взаимодействием с внешним и внутренним миром в "здесь и сейчас".
Об особенностях РСС мы уже говорили выше. Хочется отметить дополнительно, что в РСС также достаточно часто встречаются "нулевые" состояния сознания.
Под психоделическими состояниями сознания (ПдСС) мы понимаем изменения сознания, вызываемые введением в организм психоделиков или глубокими психофизиологическими сдвигами, которые появились в результате очень длительного и интенсивного применения других способов вхождения в ИСС. Психоделические состояния сознания могут быть индуцированы реальными жизненными обстоятельствами. Таковыми являются предсмертные состояния, описанные Р. Моуди, состояния, характеризующиеся повышенными психическими и физическими возможностями (сверхбодрствование, сатори, проявления различных сидхи), трансперсональные переживания, вызванные болевым или психологическим шоком и др. К естественным психоделическим состояниям мы можем отнести также осознаваемые (ясные) эмоционально насыщенные сновидения, "просоночные состояния сознания".
Расширенные и психоделические состояния составляют особую группу глубоких изменений в сознании, граничащих с множеством патологических состояний, являющихся областью деятельности психиатрии (но не включающих их).
Психоделические и расширенные состояния характеризуются особыми трансформациями сознания, связанными с изменениями во всех сферах восприятия, с сильными и зачастую необычными эмоциями, а также с глубокими переменами в мыслительных процессах. Нередко они сопровождаются множеством сильных психосоматических проявлений и неординарным поведением. В сознании происходят чрезвычайно глубокие качественные изменения, но в отличие от бредовых состояний в нем не наблюдается грубых нарушений. В психоделических состояниях мы переживаем вторжение других измерений бытия, которые могут быть очень интенсивными и даже ошеломляющими. Но при этом мы все же не теряем пространственно-временной ориентации и отчасти остаемся в контакте с повседневной реальностью. Как пишет Станислав Гроф, мы одновременно присутствуем в двух разных реальностях.
Весьма важным и характерным аспектом психоделических состояний являются необычные изменения в чувственном восприятии. Если глаза открыты, формы и краски внешнего мира обычно резко преображаются, а когда мы закрываем глаза, у нас могут возникать и виде-ния различных природных явлений, космоса, мифологических сфер. Иногда все это сопровождается широким диапазоном переживаний, в которых задействованы различные звуки, запахи, физические и вкусовые ощущения.
Эмоции, связанные с психоделическими и расширенными состояниями, охватывают очень широкий спектр и простираются далеко за пределы нашего повседневного опыта - от чувств экстатического восторга, небесного блаженства и непостижимого покоя до чудовищного ужаса, неудержимого гнева, бездонного отчаяния, гложущей вины и других крайних проявлений эмоционального страдания. Интенсивность этих переживаний сопоставима с описаниями адских мук в великих религиях мира.
Аналогичным образом поляризованы и сопутствующие физические ощущения - в зависимости от содержания переживания это может быть как ощущение необычайного здоровья и благополучия, оптимального физиологического функционирования и необычайно сильного сексуального оргазма, так и крайний дискомфорт, например, мучительные боли, давление, тошнота или чувство удушья.
Особенно интересным аспектом расширенных и психоделических состояний является их воздействие на процессы мышления. Как показывает наш экспериментальный опыт, интеллект не получает повреждений, но работа его весьма отличается от обычного функционального режима. Как отмечает Ст. Гроф, хотя в таких состояниях мы не можем положиться на свои суждения по обычным практическим вопросам, на нас может буквально обрушиться поток удивительной новой информации, касающейся великого множества других моментов. Нас могут посетить глубокие психологические прозрения, проливающие свет на нашу личную историю, на бессознательные силы, которые движут нами, на наши эмоциональные затруднения и межличностные проблемы. Мы можем также испытать необычайные откровения, затрагивающие различные аспекты природы и космоса и намного превосходящие нашу образовательную и интеллектуальную подготовку. Большинство интереснейших прозрений, которые открываются в холотропных состояниях, сосредоточено вокруг философских, метафизических и духовных проблем.
Мы можем перечислить несколько переменных, которые адекватно отражают качество глубины измененное(tm) сознания:
1) уровень аутизации сенсорной сферы: min = +1,
max = - 1;
2) время выхода из ИСС:
О или несколько секунд - ТСС,несколько минут или часов - РСС, несколько часов или суток - ПдСС;
3) степень психологической "включенности", "проживания", эмоциональной вовлеченности в происходящее: max = +1 - в хилотропную или объективную реальность; max = - 1 - в холотропную или реальность "истых галлюцинаций".
СПОСОБЫ ВХОЖДЕНИЯ В ИЗМЕНЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ

стр. 1
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>