<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Особенности вхождения в ИСС во многом определяются способами, при помощи которых человек исследует свою внутреннюю картографию. Далее мы очень схематично опишем эти способы. Человечеством накоплен богатый, великолепный арсенал способов вхождения в измененные состояния сознания - как естественных, базирующихся на ресурсных возможностях самой психики, так и искусственных, с использованием различных веществ (17, 39, 41, 59, 89, 124).
Самый интересный и удивительный факт, с которым мы столкнулись, анализируя истоки применения расширенных состояний сознания, состоял в том, что во многих культурах любая духовная практика была связана с необычными состояниями сознания. Истоки использования необычных состояний сознания находятся в глубокой древности, на заре возникновения человеческой цивилизации. Согласно археологическим исследованиям наскальных рисунков и мест древних захоронений, шаманизм насчитывает около 40000 лет. Системы медитации хатха-, лайя-, раджа-йоги сформировались не позднее 10 тыс. лет до н. э. Исследования антропологами более половины мировых культур, существовавших в течение пяти последних столетий, показали, что 90 процентов из них имели некоторые институциализи-рованные формы измененных состояний сознания. Необычные состояния сознания и по сей день являются центральными для эзотерических течений канонических религий: исихазма и многих сектантских течений в христианстве, суфизма в исламе, различных йогичес-ких практик в индуизме, школ Дзен в буддизме и Каббалы в иудаизме (89, 103,124).
В разных культурах и религиозных системах использовались различные способы достижения измененных состояний сознания.
Многолетняя работа с измененными состояниями привела нас к самому примитивному способу классификации методов и техник изменения состояния сознания. Мы можем вычленить некий континуум распределения плотности стимульного поля жизни во времени и пространстве.Изменение сознания всегда является или искусственной, или спонтанно естественной (заданной ситуацией жизни) манипуляцией интенсивности стимульного поля. Для более детальной демонстрации нарисуем схему.
+1
-1
Рис 2 Методы изменения сознания
Крайние полярности:
+ 1 - максимальная интенсивность стимульного поля - гиперстимуляция.
- 1 - минимальная интенсивность стимульного поля - гипости-муляция в вариантах различных депривационных практик.
В обоих классах происходит трансцендирование Эго-сознания вплоть до идентификации с индивидуальным свободным сознанием, случаев астральной проекции и "выхода за пределы тела", а также переживания продуктов сознания трансперсонального и интерперсонального уровней.
Гипврстимуляционныв методы
Гиперстимуляционные методы включают множество измененных состояний сознания, которые включают целый ряд архаических "технологий священного". Эти технологии так или иначе сочетают в себе барабанную дробь, звуки трещоток, колоколов или гонгов, танцевальные марафоны до физического изнеможения, мощные дыхательные сессии в варианте гипервентиляции.
Издревле и до начала третьего тысячелетия танец был и является необходимым средством проявления чувств, мыслей, которые нелегко перевести в слова. На протяжении тысячелетий в разных культурах существовали ритуальные танцы для празднования побед, опла-кивания мертвых или празднования смерти, лечения больных. Простейшую форму танца, отогняющего или умилостивляющего демонов, представляет австралийский танец вокруг деревянного идола. Давид совершал религиозную пляску перед Ковчегом Завета. Необходимым элементом греческих вакханалий были танцы. В древней Мексике во время больших жертвоприношений в честь бога солнца плясали вокруг жертвенного огня. Древние германцы танцевали вокруг весенней фиалки (запах которой имеет наркотическое действие). Трансовые танцы были в ходу у древних славян. Дервиши, буддийские монахи, шаманы предаются пляске. Гаитяне впадают в транс во время танцев, когда участники оказываются одержимыми своими богами. Бушмены Калахари также используют трансовые танцы. В современном мире танцевальные технологии не только являются осознанным методом вхождения в ИСС и трансформационным и самоисследовательским способом в танцевально-двигательной терапии, но и бессознательно, но очень эффективно используются во всех культурах как мощная техника эмоционального и физического катарсиса.
Песнопение как звуковибрационный гиперстимуляционный метод выступает в качестве самостоятельного метода достижения измененных состояний сознания. Таковы, например, молитвенные песни ба-лийских монахов (кенджак), эскимосские и тибетские горловые многоголосые пения, суфийские молитвенные песнопения (киршанс, бхад-жанс), песни-плачи в русском фольклоре.
В России весьма популярен такой способ достижения ИС С, как крайние температурные воздействия. У американских индейцев "свет-лод-жи" (что-то вроде очень горячей парной) является местом воздействия чрезвычайной жары, а погружение в холодную воду использовалось как экстремальный холод. В России применяются более мощные и жесткие способы. С одной стороны, горячая парная сочетается с битьем вениками, с другой стороны, вместо прохладной воды используется снег, а иногда и окунание в проруби.
К ним мы можем отнести также обезвоживание и крайние физические вмешательства, такие как кровопускание, применение сильных слабительных средств и причинение сильной боли (различные варианты бичевания и самобичевания), а также преодоление сна.
Гиперстимуляционные методы преодоления сна и бичевания были достаточно широко распространены во всех духовных традициях. Преодоление сна использовалось во многих ритуалах (шаманские ритуалы перехода, бдение в христианских, дзен-буддийских традициях), включая визионерские поиски индейцев прерий. Бичевание во многих религиозных и философских традициях более известно как "умерщвление плоти". Способы были очень разные- отказ от одежды, когда природные условия этого явно не предполагали; ношение неудобнойI
или истязающей одежды типа власяницы; ношение кандалов, вериг, пудовых крестов; погребение себя заживо в различных чрезвычайно неудобных каменных мешках, самобичевание плетками в христианской монастырской традиции и др. Некоторые американские индейцы хлестали себя и переносили такие физические и духовные испытания, как "танцы солнца".
Многие сексуально-эротические оргии, имеющие вулканический оргаистический характер (некоторые ритуалы перехода, левотант-рические практики и шиваистские культы, храмовые мистерии Изи-ды и др.), тоже можно отнести к гиперситмуляционным методам. К совершенно новым гиперситмулиционным методам мы можем причислить музыкальный грохот (рок-концерты, рейв, техно, психоделическая музыка на дискотеках и др.), а также информационное перенасыщение.
Особый класс "технологий священного" представляют ритуальные употребления растений, их производных и веществ группы сома (психоделические вещества) и суры (вещества, содержащие алкоголь).
Среднеамериканские и предколумбийские культуры использовали грибы из рода псилоцибе, кактус пейотль. Ацтеки применяли псило-цибиновые грибы при совершении ритуальных обрядов. Эти грибы были известны жрецам майя в древней Мексике, которые использовали их в религиозных церемониях. В Центральной Америке псило-цибиновые грибы с давних времен считаются божественными, найдены даже каменные изображения грибов. В Гватемале найдены каменные изображения гриба, в ножку которого врезана голова или фигурка бога или демона, наиболее древние из них выполнены более трех тысяч лет тому назад (культура майя). Им индейцы поклонялись как божествам.
В настоящее время большинство людей совершенно не знакомы с грибами. Грибы совсем не соответствуют обычному представлению о растениях. Они размножаются не семенами, им не надо света для роста, у них нет листьев. Иногда они вдруг появляются в полный рост после теплого летнего дождя на каком-нибудь неожиданном месте или образуют известные ведьмины крути, когда на земле кругом растут сотни грибов.
На газоне их не видно, и при попытке истребить грибы успеха не будет, они всегда возвращаются. Большинство знает об этих растениях не больше того, что лисички, шампиньоны и боровики очень вкусные, а бледные поганки смертельно ядовиты. Поэтому многие люди не решаются сами собирать и готовить грибы, они опасаются спутать опасные ядовитые грибы со съедобными.
На самом деле их опасения не напрасны. К психоактивным грибам мы можем отнести две основные группы:1. Грибы, содержащие псилоцибин и псилоцин. Основное биологически активное вещество - псилоцибин и псилоцин, очень часто еще химически подобные вещества Baecystin и Norbaeocystin, все вместе - соединениятриптамина (также, как буффотенин и серотонин). Как все дериваты триптамина, псилоцибин и псилоцин схожи с ЛСД. Все они относятся к соединениям индола.
Виды, содержащие псилоцибин и псилоцин, можно спутать прежде всего с видами родового названия Inocybe (рваные грибы, волокнистые головы), Conocybe (бархатный чепчик), Месепа (хем-линги) и Bolbitus (навозные грибы). Psilocybe coprophiha схожа с Inocybe lacera и Inocybe geophylla. Однако оба вида встречаются в лесу, в то время как Psilocybe coprophilia растет на навозе (coprophdia - 'любящий дерьмо'). Inocybe geophilia фиолетового оттенка и дает коричневый отпечаток спор. У Inocybe lacera белый спороносный слой, и этот вид дает серо-коричневый отпечаток спор. Оба вида Inocybe содержат пилокарпин - сильный яд, который действует подобно мускарину.
2. Группа Amanita (в просторечии - мухоморы). Грибы, которые содержат иботеновую кислоту, мускимол, мусказон и гиоскиа-мин. К сожалению, в этой группе грибов встречается опасное биологически активное вещество мускарин (один из мощных биологических ядов).
Европейцы узнали о применении псилоцибина в XVI веке н.э. Вскоре после проникновения в Мексику испанских завоевателей, когда появились сообщения о том, что индейцы используют этот гриб для религиозных обрядов, в том числе для того, чтобы вызывать видения, позволяющие, по их мнению, предсказывать будущее (Столяров Г.В., 1964).
Под влиянием католической церкви употребление гриба было запрещено, это считалось дьявольским наваждением. Но на самом деле культ гриба не исчез, а стал тайным и пропал из поля зрения официальной науки. И только в начале 50-х годов XX века американские путешественники супруги Вэссоны обнаружили, приняв участие в ритуале, что индейцы продолжают употребление "священного гриба".
Кактус пейотль не менее популярен. По сегодняшний день в Америке сохранился культ этого кактуса и существует церковь Пейотля, где официально разрешено применение психоделиков. Известно, что первое описание употребления пейотля было сделано францисканским монахом Бернардино де Сахагун. В его "Общей истории Новой Испании" (1546) написано, что пейотль "вызывает у тех, которые едят или пьют его, ужасные или смешные видения". Состояние продолжа-ется два или три дня, а потом проходит. Пейотль считался также средством, предохраняющим от опасности, придающим храбрость, устраняющим голод и жажду. Католическая церковь официально запретила употребление пейотля, действие которого объясняли вмешательством дьявола. Однако запрещение не дало желаемого результата, и пейотль до настоящего времени употребляется североамериканскими индейцами и перуанцами, среди которых и сейчас распространено убеждение в том, что это растение излечивает от многих болезней, очищает тело и душу, обеспечивает долголетие, приносит удачу, а пейотль, зашитый в пояс, обращает в бегство медведя и делает ручным оленя (Столяров, 1964).
В народной медицине Востока и Северной Африки, а также при совершении религиозных ритуалов издревле применялись препараты конопли - гашиш, грапха (инд.), киф (североафр.). Препараты из конопли включены в древнейшую в мире китайскую фармакологию. В индийской "Ригведе" прославлен Сома-Раса - божественный напиток вечного наслаждения. Питье сомы, в отличие от суры (хмельного напитка), вызывало экстатическое состояние. Сому жертвовали богам, особенно Индре, полагая, что она дает бессмертие и силу для подвигов. Ритуализировано было не только жертвоприношение сомы, но и даже приготовление этого напитка. Поклонение Соме (одноименному божеству в "Ригведах") имеет более древние корни в древнеиран-ской традиции.
Существует много предположений о растении, из которого мог быть приготовлен напиток сома - кузмичева трава, конопля, гриб мухомор, ревень, эфедра и др. В последнее время специалисты склонны утверждать, что он изготовлялся из красного мухомора. Именно этот гриб предпочитали шаманы северных народов и Сибири, хотя на этих территориях растет совершенно безвредный и оказывающий более мощное психоделическое действие гриб псилоцибе полуланцетовидный [ 10].
В течение многих столетий у жителей Перу и Гаити был в употреблении порошок "кохоба", приготовленный из семян дерева Piptadenia peredrina (содержит буфотенин и диметилтриптамин). Порошок они втягивали в нос. Еще в доколумбийский период он употреблялся для колдовства и религиозных церемоний. Он вызывал состояние внешней обездвиженное(tm) и яркие видения - богов, демонов, отсутствующих людей и др.
Из психоделических средств, полученных из растений, нужно упомянуть гармин и гармалин, содержащиеся в степном азиатском растении Peganiura harmala и южноамериканском ползучем растении Binisteria caara, йохимбин, близкий по строению к резерпину. Активный принцип, свойственный большинству этих растений, в грибах Amanita muskaria, употребляющихся некоторыми народами Севера дляполучения рауша, неизвестен. С другой стороны, можно предположить, что они содержат какие-то достаточно сильные психомиметики.
Что касается современных гиперстимулирующих веществ естественного и искусственного происхождения, то даже их точное перечисление заняло бы внушительную часть этой книги. По этой причине мы ограничимся только ссылками на классы этих веществ. Наиболее часто употребляют препараты конопли. К ним относятся высушенная или не высушенная зеленая травянистая часть конопли, которую также называют "марихуана". Это похожие на табак, обычно светлые зеленовато-коричневые, мелко размолотые сушеные листья и стебли. Плотно спрессованая в комочки травянистая часть конопли называется "анаша" или "план". Также используется прессованная смесь смолы, пыльцы и мелко измельченных верхушек конопли ("анаша", "гашиш", "план" или "хэш") - темно-коричневая плотная субстанция, по консистенции напоминающая пластилин (но менее пластичная), на бумаге оставляет жирные пятна. Действующим (активным) веществом конопли является алкалоид тетрагидроканнабиол. Опиатные наркотики (кустарного изготовления и синтетические) занимают второе после производных конопли место по распространенности в нашем регионе. Могут встречаться в виде "маковой соломки" (мелко размолотые - иногда до состояния пыли) коричневато-желтые сухие части растений: листьев, стеблей и коробочек), "ханки" (застывший темно-коричневый сок маковых коробочек, сформированный в лепешки величиной 1 - 1,5 см), "марли" (пропитанная опием-сырцом хлопчатобумажная ткань), а также "героина" и "метадона". Все они содержат алкалоиды опиатного ряда - морфин, кодеин и др.
Современные снотворно-седативные средства при высокой дозировке или большой сензитивности к этим препаратам со стороны клиента также могут выступать в качестве индукторов ИСС. К ним мы можем отнести производные барбитуровой кислоты (барбитураты) типа барбамила, фенобарбитала, а также феназепам, радедорм, рела-ниум, элениум.
К современным индукторам ИСС относятся также психостимуляторы - довольно разнородная группа веществ, имеющая один объединительный признак: в результате их употребления ускоряется темп мышления. Часть препаратов этой группы имеет также способность искажать восприятие окружающего, поэтому граничит с психоделиками. Существуют психостимуляторы растительного происхождения (кока, эфедра, кола). Среди психостимуляторов искусственного происхождения наиболее известны эфедрин, псевдоэфедрин и эфедрон - производные эфедрина, амфетамин, "Экстази", "ХТС" - группа производных амфетамина (метилен-диокси-метамфетамин МДМ А, меток-си-метилен-диокси-метамфетамин ММДА), кокаин.
В группу галлюциногенов входят очень разные по химическому составу продукты, некоторые из них - натурального происхождения. О грибах рода Psilotsibum мы уже рассказывали выше. На данный момент это, вероятно, один из наиболее распространенных галлюциногенных препаратов в России и ближнем зарубежье (особенно в Белоруссии). Они доступны только в конце лета. Выглядят как маленькие коричневые поганки на тонкой ножке, шляпка имеет фиолетовый оттенок. ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты) - самый мощный, "эталонный" психоделик. ЛСД встречается в виде прозрачного раствора, порошка и разноцветных марок, напоминающих почтовые (их основа пропитана раствором наркотика). РСР или фенциклидин также может вызвать мощные ИСС.
К большому сожалению, мы не можем обойти вниманием ЛНДВ - летучие наркотически действующие вещества - бензин, ацетон и клей "Момент", интоксикация которыми тоже ведет к ИСС, но, правда, с самым печальным исходом для здоровья и психики людей, их употребляющих.
Мы не будем подробно останавливаться на таком известном гипер-стимуляционном методе изменения сознания, как интоксикация алкоголем. Многие из наших читателей достаточно хорошо представляют феноменологию и механизмы воздействия этого вещества. Хочется напомнить, что даже одноразовое употребление высокой дозы алкоголя приводит к гибели 20000 нейронов головного мозга.
В наше время многообразие гиперстимуляционных приемов изменения сознания значительно расширилось. Как мы уже указывали выше, клинические методы включают применение чистых растительных алкалоидов с психоделическим воздействием или синтетических психоделических веществ. Существуют также мощные формы эмпирической психотерапии, такие, как гипноз, первичная терапия, высвобождение, хо-лотропное дыхание, Свободное Дыхание, ребефинг, психотехнология ДМД (авторская психотехнология профессора В.В. Козлова "Дыхание-Музыка-Движение"). Существует множество специальных электронных приборов, использующих принцип "управления" мозговыми волнами при помощи различных акустических и оптических стимулов.
Гипостимуляционные методы
К гипостимуляционным методам мы можем отнести огромное поле психотехник, в которых ИСС разной глубины вызывается или монотонней, или частичной сенсорной депривацией.
С психологической точки зрения, погружение в ИСС при помощи гипостимуляционных методов представляет собой процесс отключения сенсорных систем и внутренней речи, являющихся источниками "шума" относительно объекта фокусировки сознания.Объектами сосредоточения могут быть как внутренние, так и внешние. В качестве внутреннего объекта может выступать какая-либо мышца или группа мышц, которые мы хотим расслабить, или образ (при направленных визуализациях), символ (медитация на чакры), знак (размышление над коаном). При сосредоточении на телесном ощущении должны быть отключены зрение, слух, тактильные, обонятельные и вкусовые рецепторы, а все внимание сконцентрировано на кинестетической системе. В остальных случаях сознание должно быть отключено и от кинестетической системы, но сконцентрировано на объекте сосредоточения медитации. Внутренняя речь должна быть остановлена в обоих случаях.
В качестве внешних объектов могут выступать как природные (луна, дерево, цветок, поток воды и др.), так и различные искусственные объекты (янтры, мандалы, изображения богов и др.).
Монотонное пение (мантр, молитв, произнесение различных других звукоформ, не имеющих смысловой нагрузки), ритмичные танцы (имеющие характер ритуальных двигательных паттернов) являются наиболее древними способами изменения сознания.
Они могут также включать длительную изоляцию от общества, сенсорную изоляцию, пост, лишение сна. Эти приемы изменения сознания сыграли важную роль в обрядовой и духовной истории человечества.
Индукция ИСС при помощи гипостимуляционных методов была неотъемлемой частью шаманизма, ритуалов перехода и других церемоний архаических культур. Они представляли собой и ключевой элемент древних мистерий смерти и возрождения, которые проводились в разных концах света и особенно процветали в Средиземноморье.
Столь же важную роль гипостимуляционные методы сыграли в мистических ветвях великих мировых религий. Эти эзотерические традиции разработали специфические методы индуцирования ИСС при помощи монотонии и сенсорной депривации. Сюда относятся различные формы йоги, буддийская медитация и сосредоточение, монотонное многоголосое пение, кружение дервишей, христианский исихазм или "Иисусова молитва", и многие другие методы.
Самым популярным из лабораторных методов вызывания ИСС стала сенсорная изоляция - прием, основанный на лишении человека в той или иной степени сенсорных стимулов. Другим известным методом является биологическая обратная связь, позволяющая использовать информацию об изменениях электрических мозговых волн в качестве сигнала, направляющего к особым состояниям сознания.
Более интеллектуализированным гипостимуляционным способом вхождения в ИСС является медитация. Можно добавить, что молитвы, которые во многих современных религиях занимают центральное место в ритуальном пространстве, являются особой формой медитаций. Молитвы составляли неизменную принадлежность всякого религиозного культа и играли весьма важную роль при всех выдающихся событиях частной и общественной жизни у древних индусов, греков и римлян. Медитация в восьмеричном пути йоги - это совокупность трех последних ступеней: дхараны, дхьяны, самадхи - в расширенном понимании, и предпоследняя ступень, дхьяна - в узком смысле. Предыдущие три ступени: асана, пранаяма, пратьяхара - считаются подготовительными и рассматриваются как вход в медитацию.
Медитация как гипостимуляционная практика - это слитный процесс применения техник, изучаемых на всех ступенях пути, включающий вход в медитативное созерцательное состояние и собственно медитацию - длительное поддержание концентрированного внимания на объекте медитации внешнего или внутреннего содержания.
Иногда медитация представляет собой синтез монотонии и депри-вации (например, коленопреклонная молитва в исихазме или мулатан-тра в правой тантре).
Следующим способом вхождения в ИСС, который был известен с очень давних времен, является голодание, или депривация пищи. Как известно, почти все основатели мировых религий прошли этот путь аскезы. Иисус Христос постился почти 40 дней, почти столько же продолжался пост Будды Шакьямуни. Святость многих пророков и чудотворцев испытывалась постом или в пустыне, или в горах, или в лесах. Американские индейцы совершали в таком состоянии визионерские поиски.
Среди искусственных гипостимуляционных методов очень известен гипноз, временное измененное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения, что связано с изменением функций индивидуального контроля и самосознания. Гипноз вызывается и развивается в тех же условиях и по тем же законам, что и нормальный сон, но индуктором ИСС при гипнозе всегда является монотонная стимуляция (голос, звук метронома, блеск молоточка и др.).
Важно подчеркнуть, что эпизоды измененных состояний сознания различной глубины и продолжительности могут возникать и спонтанно, когда индукторами выступают средовые факторы, естественная гипо- и гиперстимуляция. Они могут появляться и против воли самого человека. Мистические и духовные состояния, которые переживаются при этом людьми, часто слабо встраиваются в контекст профани-ческого мышления и миропонимания. В таких ситуациях мы рассматриваем функцию психолога как духовного наставника и профессионального гида, который может эффективно интегрировать подобный опыт в обыденную жизнь и модель мира клиента.На наш взгляд, каждый человек, достигший зрелости, имеет определенный опыт переживания измененных состояний сознания. В жизни возникают обстоятельства, когда ИСС возникают спонтанно: угроза для жизни, клиническая смерть, интенсивные сексуальные переживания, тяжелые физические заболевания, стрессы, экстатические эмоциональные состояния, новый необычный опыт и т. д. Жизнь иногда заставляет наше сознание функционировать в необычных режимах. Мы думаем, что она делает это вполне обоснованно и в этом есть глубокий смысл.
Наиболее физиологичным, с современной точки зрения, а самое главное - целенаправленным и осознанным способом достижения измененных состояний сознания является дыхание (11, 20, 36, 38, 56, 93).
Теснейшая связь между дыханием и психикой известна с древнейших времен и зафиксирована уже в первых письменных текстах мировых философско-религиозных традиций. Она заложена в общей семантике слов дыхание и дух (душа). Эти два понятия имеют общие корни не только в русском языке. В иудаизме еврейское слово руах имеет несколько значений - 'дыхание', 'дух', 'ветер'. Аналогично в "Риг-ведах" и "Авесте" слово ваю (древнеиранское вайю) тоже имеет несколько значений: 'прана', 'ветер', 'воздух'. В ведийской и индуистской мифологии, что особенно характерно, подчеркивается связь ваю с сомой. В европейских языках наблюдается та же тенденция. На латыни respirare - 'дышать', spiritus - 'дух', anima - 'дыхание', 'душа'. На греческом языке рпеита - 'дуновение', 'дыхание', позднее - 'дух', psyche - 'душа', 'дыхание', на французском esprit - 'дыхание', 'ум', 'сознание'. Этот список можно продолжать еще очень долго, так как тесную связь между сознанием и дыханием мы можем обнаружить во многих древних текстах, а также в мировой этнографической литературе.
С древних времен существовало глубокое осознание связи между состояниями психики и дыханием, что отразилось в языке, поговорках, мифологии, а также происходило проникновенное использование этой связи в практике самопознания, духовного просветления.
На протяжении тысячелетий йоги использовали пранаяму. Специальные методы, основанные на ускорении, замедлении, остановке дыхания, применялись в шаманизме, кундалини - в сиддха-йоге, дзен-буддизме, ваджраяне, дзогчене, даосизме, суфизме, школах хинаяны и махаяны и во многих других духовных практиках (19, 39, 56).
Мы не будем сейчас специально останавливаться на связном осознанном дыхании как способе вхождения в расширенные состояния сознания, так как эта техника будет подробно освещаться в других главах этой книги.
ОСОБЕННОСТИ ВХОЖДЕНИЯ В ИСС В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СПОСОБА
Заканчивая описание пространства измененных состояний сознания, хочется отметить тот факт, что каждый способ вхождения в ИСС имеет свой паттерн, свой рисунок в координатной сетке "Глубина - Время". Рассмотрим только несколько способов: применение психоделиков, дыхание, медитация.

Рис. 3 Характеристика кривой вхождения в ИСС и выхода при применении психоделиков
Мы можем выделить следующие характеристики кривой ПдСС:
• быстрое и неотвратимое вхождение в глубину измененности сознания за малый промежуток времени (от нескольких секунд до нескольких десятков минут в зависимости от дозы и способа введения вещества);
• необходимость достаточно длительного промежутка времени для выхода и полного физического и психического восстановления (от нескольких часов до нескольких суток).
Когда писали этог раздел, то очень слабо представляли практическое использование психоделиков. Основным материалом анализа были книги Ст. Грофа. В начале 1990-х годов использование психоделиков в психотерапии для нас больше было фактом историческим и научно-теоретическим. Настолько реальным, как деятельностный подход Рубинштейна или проблема когито Декарта. Собственно, употребление психоделиков было для нас проблемой чисто теоретической, не здесь и сейчас, а где-то, когда-то в другой реальности.
С тех пор прошло всего 15 лет. Употребление психоделиков стало реальностью для многих людей на территории бывшего СССР. Несмотря на запреты, введенные государством, и уголовную ответственностьза хранение и распространение, употребление их стало модным, особенно в молодежной среде. На мой взгляд, существует несколько доводов против психоделиков:
1. Употребление психоделиков может вызвать значимый психологический или психодуховный кризис с полной дезинтеграцией личности, когда она не готова к опыту высокой интенсивности трансперсонального характера.
2. Необходимы табу на использование психоделиков в групповой форме, так как это способствует взаимной индукции психических состояний, а также индукции наиболее мощных эмоциональных состояний одним из участников на других, что является негигиеничным в психологическом отношении. Участникам тренингов личностного роста давно пора привыкнуть к идее, что нужно иметь не только зубную щетку индивидуального пользования, но и трепетно относиться к своему личностному пространству.
3. Нужны абсолютные запреты на использование психоделической терапии в пределах нижней возрастной границы. Психоделики являются методом прорыва зрелой и взрослой личности за пределы своего Эго в поисках ответов на вечные вопросы человеческого существования. Именно надежная укорененность Эго в социуме, в человеческих взаимоотношениях, материальных и духовных ценностях является гарантом интеграции трансперсонального опыта в канву обыденной жизни. Когда Эго незрелое, этой гарантии нет.
4. Для проведения психоделических сессий всегда нужен надежный гид - проводник в трансперсональные области психического. Он должен не только обладать знаниями о картографии человеческого бессознательного, но и иметь хороший опыт путешествий по территории психической реальности. Кроме того, в нем должна быть хорошо развита чувствительность по отношению к тому, что происходит с клиентом психоделической терапии. Более того, он должен в совершенстве владеть навыками экстремальной и адекватной помощи ему. Такие гиды встречаются чрезвычайно редко.
Я считаю, что психоделическое состояние может быть достигнуто более естественными путями, чем применение психоделиков. Но и при этом должны соблюдаться все те условия, которые я перечислил выше.
Вы можете соглашаться с ними или не соглашаться, но опыт подсказывает, что надежность, эффективность и психогигиеничность предельного изменения сознания обусловлены именно этими четырьмя основными предпосылками.
Рис 4 Характеристика кривой вхождения в ИСС и выхода с помощью дыхания
Отметим следующие особенности:
• плавность входа в ИСС и выхода из него;
• возможность выхода из ИСС в любой момент при волевом усилии.
+1

Рис 5 Характеристика кривой вхождения в ИСС и выхода при использовании медитации
По нашему мнению, с помощью медитаций трудно достичь глубоких уровней измененное(tm) сознания, хотя возможность флуктуации кривой в пространстве ИСС от + 1 до - 1 реальна.
Мы предполагаем, что флуктуация зависит от нескольких переменных:
• тренированности, уровня организованности внимания-осознания. Мы думаем, что клиенты, прошедшие многомесячный курс по випассане или "Тренинг осознания", могут намеренно и достаточно плавно продвигаться в пространстве измененных состояний сознания независимо от способа вхождения, то есть спонтанные, неуправляемые, неосознанные, аффективные проявления будут сведены к минимуму,"освоенности "территорий ИСС" Знание возможных переживаний, ощущений, состояний в разных глубинах ИСС позволяет сохранить "беспристрастность" внимания-осознания; физического, психического состояния и личностных особенностей клиента;
уровня психологической готовности и сформированности установок к изменению сознания;
степени психологической открытости, доверия пространствам ИСС и способности к релаксации;
социокультурных установок, ценностей и табу по отношению к измененным состояниям сознания;
распространенности психотехник, методов и способов изменения состояния сознания в социальной среде
ТЕЗИСЫ ИНТЕГРАТИВНОИ ПСИХОЛОГИИ
В последнее время происходит кристаллизация двух наиболее важных потоков в психологии - методологии и понимания предмета самой психологии.
Что касается методологии, то на этом мы уже неоднократно останавливались в своих публикациях об интегративнои методологии и даже интегративнои психологии как "надпсихологии", способной соединить все уровни и аспекты функционирования психического
На мой взгляд, в предметном отношении после слов "бессознательное", "поведение", "мышление", "гештальт", "деятельность" и многих других понятий и психологических категорий происходит кристаллизация изначального понимания предмета - "психе" как "души-разума" или, если употребить более точное и современное понятие, - сознания.
Общеизвестны основания, по которым построена современная научная психология: они совпадают со всеми принципами естественных наук, изложенными еще Рене Декартом в "Метафизических размышлениях". Отсюда выводятся и определения психики и психологии.
В учебниках и словарях психология определяется как наука, изучающая процессы активного отражения человеком объективной реальности в форме ощущений, восприятий, мышления, чувств и других процессов и явлений психики, или как наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности.
Что касается предмета психологии, то это, как правило, факты, закономерности, механизмы психики, при этом психика определяется как форма активного отображения субъектом объективной реально-сти, возникающего в процессе взаимодействия высокоорганизованных живых существ с внешним миром и осуществляющего в их поведении (деятельности) регулятивную функцию.
Следует заметить, что научная психология с неизбежностью пришла к кризису по причинам, имплицитно содержавшимся в ней с самого начала.
Появление интегративной психологии во многом обусловлено кризисом современной научной психологии, которая оказалась не в состоянии удовлетворить широкий общественный заказ на методы личностной терапии, личностного развития, переживания трансцендентного опыта, кризисных состояний закономерного, ситуативного характера и широкого диапазона состояний сознания.
Необходимость в интегративной психологии (ИП) возникла также в связи с игнорированием научной психологией интерперсонального (сознательного и бессознательного аспектов социального сознания) и трансперсонального опыта.
Трансперсональная психология сделала огромный шаг для возвращения психологии к своему предмету и, самое главное, к духовным и экзистенциальным проблемам человеческой жизни. Трансперсональные переживания - переживание человеком выхода за пределы своего "Я", за пределы пространства и времени, возврата в культурное и историческое прошлое человека и мира. Человек как бы вспоминает эпизоды из истории жизни на Земле. Таким образом, это свидетельствует о том, что человек обладает способностью беспрепятственно "путешествовать" в любом времени, в любом мире, микро- и макрокосмосе.
Ст. Гроф пишет: "Мне совершенно ясно, что нам нужна новая психология, более соответствующая уровню современных исследований сознания и дополняющая образ космоса, который начинает складываться в нашем представлении благодаря самым последним достижениям естественных наук" [19, с. 30].
Интегративная психология направлена как на изучение отдельных проявлений психики человека, так и на попытку понять природу человека в целом - в широком мировоззренческом контексте. Она сосредоточена как на универсальных картографиях феноменологии психического, так и на экспериментальном изучении состояний индивидуального свободного сознания, разворачивающих содержания персоны, интерперсоны и трансперсоны.
Сформулируем тезисы, которые помогут нам определить отличия интегративной психологии от других направлений:
1. Интегративная психология как научная дисциплина опирается на психофизиологию и психофизику, на нейрофизиологическую модель индивидуальности, структурируя такие понятия, какпсихические функции, темперамент, характер, мотивация и т.д. При этом психофизика и нейрофизиологические процессы, включая и соматические, больше рассматриваются как среда, в которую погружено индивидуальное свободное сознание. Физиология (в том числе нейрофизиология) является обслуживающей, а не порождающей психические феномены системой.
2. Ядро психической организации - индивидуальное свободное сознание, которое Иммануил Кант назвал трансцендентальной апперцепцией. Это "априорное единство самосознания, составляющее условие возможности всякого знания. [...] Таким образом, трансцендентальная апперцепция является сверхличной формой сознания".
3. Научной психологии так и не удалось преодолеть психофизический и психофизиологический параллелизм. Представляется, что во многом это явилось следствием изначального дуализма, заложенного в научной картине мира старой парадигмы: деление на материальное и идеальное (духовное) и на субъект и объект. Интегра-тивная психология устраняет эту дихотомию - как в опыте функционирования сознания в среде, где снимаются различия между субъектом и объектом в непосредственном переживании единства познающего и познаваемого. Дуальной картине мира в научной психологии противостоит монизм интегративной психологии, постулирующий, в частности, единство мира и человека. Серьезным следствием этого является и существование высших уровней интегрированности, целостности в любой личности.
4. В академической психологии понятие "психика" ассоциируется с категорией "индивид", в интегративной психологии в качестве центральной категории употребляется понятие "сознание", имеющее широкое смысловое поле, не замыкающееся только на индивида. Сознание характеризуется всеобщностью, множественностью уровней, состояний, форм, открытостью и самодвижением.
5. Психология как наука построена по структурному принципу, из которого следуют объяснения психических процессов. Интегра-тивная психология моделирует энергетическую модель сознания, которая содержит массу возможностей как для практической психологии, так и для разработки ее теории. Одновременно феномены трансперсональной психологии, попавшие в разряд па-рапсихических либо сверхвозможностей, рассматриваются в русле классических психологических представлений, дополняя сведения о природе психических процессов и функций.
6. Интегративную психологию не следует идентифицировать с множеством школ (философских, психологических, духовных),опредмечивающих уровни и формы функционирования персоны, или уровни и формы функционирования социального сознания, или уровни и формы функционирования трансперсонального опыта. Не потому что интегративная психология не является ни тем, ни другим, ни третьим, а потому что она является и тем, и другим, и третьим.
7. Предметом интегративной психологии является изучение опыта необычных (измененных) состояний сознания и так называемых "переходных состояний" психики человека - от переживания паттерна холотропного, индивидуализированного, разделенного, атомарного сознания (как по отношению к внешнему миру, так и к внутреннему) к состояниям расширенного сознания, единого в своем переживании как самого себя, так и мира; от состояния борьбы, деструкции, отрицания - к состоянию единства, консолидации, сотрудничества с самим собой, с другими людьми, со всем миром. Предметом интегративной психологии является также изучение таких переходных состояний, как конфликты (внутренние и внешние), бессознательные импульсы, отчуждение от себя и мира, невозможность творчества, любви, сотрудничества, психосоматические заболевания и различные неврозы. Все эти состояния в интегративной психологии рассматриваются как различные среды реализации сознания в личности, обладающие реальным потенциалом преодоления своего негативного аспекта и развития в свою противоположность. Это приводит к концептуально важному моменту интегративной психологии, когда она выступает в своем прикладном аспекте как психология развития, "восхождения" личности к себе самой - к высшей интегрированности индивидуального сознания, когда само "восхождение", "личностный рост", "духовное самосовершенствование", "высшие" и "низшие" уровни больше являются абсурдом дифференциации реальности, а все связанные с этим концепции (философские, психологические, духовные, религиозные, научные, метафизические и пр.) - простой игрой сознания.
Понятийное поле интегративной психологии не перечеркивает понятийные системы иных психологии, но может привести к пересмотру не только понятий, но и более глубоких основ представлений о природе человека, психики и сознания. Так, существенным моментом, отличающим ее от многих психологии, является ориентация в ее практике не исключительно на прошлый опыт индивида, как в психоанализе, и не только на настоящее, как в гештальт-терапии, а на временную целостность человека, включающую его прошлое, настоящее и будущее как в филогенетическом, так и в онтогенетическом аспектах.Единовременное акцентирование интегративной психологии и на биосоциальной природе человека, и на космической, и на хилотроп-ной, и на холотропной, структурной и энергетической, при опоре на монистическую идею как сущность бытия сознания, является попыткой формирования новой методологии психологии.
В самом широком смысле предметом интегративной психологии является процесс самораскрытия, самодвижения, саморазвития, "самораспаковывания" индивидуального свободного сознания в континууме времени-пространства.
Интегративный подход позволяет ухватить сознание в целостности - как активное, открытое, саморазвивающееся неструктурированное пространство, способное наполнять реальность смыслом, отношением и переживанием. Этот подход дает возможность объединить телесные переживания (ощущения), эмоции, чувства, мышление и духовные переживания в целостность, в единство системы "Человек" и показать, при каких условиях возможно достижение ею подлинной целостности и аутентичности. Здесь же снимается проблема разделения "душа - тело" (психосоматическое единство становится очевидным).
Таким образом, интегративная психология опирается на несколько важных положений:
• монизм как единство человека и мира, духовного и телесного;
• холизм как представление об изначальной целостности сознания человека;
• энергийность сознания;
• возможность самодвижения и саморазвития - без необходимости внешнего управления;
• идею преодоления кризисов на пути конвергенции, кооперации и взаимодополняемости сторон психической жизни в индивидуальном свободном сознании, которые сознание Это и социальное сознание разводят, противопоставляют, делают проблемными.
Если искать предмет интегративной психологии в области исследования путей к трансперсональному опыту, расширению сознания и личностному росту индивида, преодоления кризисов на пути духовного или другого роста, то можно сказать, что интегративный подход может помочь не только в теоретическом осмыслении этой задачи, но и в анализе уже существующих психотехнологий, а также в порождении новых методов психологии, адекватных ее предмету.
Основная проблема заключается в том, что ни практики, ни теоретики психотерапии не пытаются рефлексировать целостную картину психической реальности человека. В психотерапии отсутствует восприятие целостной картины психической реальности, которая проявлена на всех уровнях - от биологического до духовного.В силу этого необходимы создание и разработка принципиально новой методологии, которая бы учитывала проявленность психического на всех уровнях существования человека.
При первом приближении мы можем вычленить по крайнем мере два уровня этого единого подхода:
1) объяснительный - система основных постулатов, принципов построения науки, а также теорий, концепций, смысловых моделей, раскрывающих топологию, динамику психического;
2) воздействующий - система методов, практик, умений, навыков, психотехник, направленных на восстановление целостности сознания, личности, деятельности, психического здоровья.
Даже вычленение этих уровней является искусственным с точки зрения интегративного подхода, так как любое объяснение представляет собой воздействие, а некоторые теории обладают качеством модели мира человека, имеющим мировоззренческий смысл. Любые воздействия концептуализируются личностью, а наиболее мощные из них полностью изменяют объяснительную схему реальности, жизненный мир.
Мировоззренческим оком интегративной методологии является принцип целостности, который подразумевает понимание психики как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и производить новые структуры и новые формы организации.
Понятия "целостный подходи, "целостнаяличность" использовались давно и разными направлениями и школами психотерапии: от гештальт-терапии и гуманистической психотерапии до отечественных направлений (культурно-исторический, деятельностный подходы и т. д.). Вероятно, сами понятия цель и целое этимологически связаны (по-гречески teXoq- 'свершение, завершение'; 'окончание, высшая точка, предел, цель'; teA?io; - 'законченный, полный, свершившийся'; 'окончательный, крайний, совершенный'). Достижение цели одновременно означает и завершение действия, замыкание круга, восхождение к полноте, совершенству, красоте.
Цель достигается тогда, когда построено совершенное.симметрич-ное целое. Только в настоящее время, к началу третьего тысячелетия, когда знания о психике человека пополняются не только за счет чисто научных исследований (в общем понимании), а еще и за счет всегда остававшихся скрытыми эзотерических знаний, можно говорить о более целостном понимании, что такое человек и его сознание.
В эзотерике всегда четко различали психику и сознание человека, душу и дух, в отличие от научной психотерапии, которая пыталась идтисвоим путем, по большей части расколотым на две линии: материалистическую и идеалистическую (что дало неплохие результаты при исследовании разных сторон психики, ее объективной детерминации и субъективной сущности).
Сложность предмета прикладной психотерапии заключается в том, что личность, ее содержание не определяется лишь набором характерологических черт или неким проблемным состоянием. Как правило, за проблемами стоят более глубокие неосознаваемые структуры (геш-тальты, СКО, целостности психической реальности, субличности, скрипты и т. п.). Более того, с интегративной точки зрения они являются одновременным следствием всей психической реальности, включающей не только персональные, но и интерперсональные и трансперсональные мегаструктуры.
Интегративная методология исходит из постулата, что человек - существо целостное, то есть самостоятельное, способное к саморегуляции и развитию. Но человек - не единственная целостная сущность в мире. Все в обществе как в социальном организме также обладает целостностью, само социальное сообщество целостно на любой стадии функционирования (от диффузной группы до коллектива и чувства "мы"), независимо от сложности и объема организации (от малых групп до человечества как мегасоциальной системы). Социальные сообщества, которые являются объектом психологии и психотерапии, представляют собой иерархию, в которой каждый индивид является "целым" по отношению к своим системным компонентам и "частью" по отношению к социальным сообществам. Оба эти аспекта существования (и часть, и целое) должны быть выражены полноценно для осуществления потенций любого индивида. Отсюда понятна тяга человека выйти за свои пределы, трансцендировать, быть, чувствовать, осознавать себя частью социальных сообществ и всего мироздания.
Принципиальный интегративный тезис состоит в том, что мир - это не сложная комбинация дискретных объектов, а единая и неделимая сеть событий и взаимосвязей. И хотя наш непосредственный опыт, кажется, говорит нам, что мы имеем дело с реальными объектами, на самом деле мы реагируем на сенсорные преобразования объектов или сообщения о различиях.
Как доказывает в своих работах Грегори Бейтсон, мышление в терминах субстанции и дискретных объектов представляет собой серьезную эпистемиологическую ошибку. Информация течет в цепях, которые выходят за границы индивидуальности, и включает все окружающее, социальное и природное.
Таким образом, при интегративном взгляде на мир акцент смещается от субстанции и объекта к форме, паттерну и процессу, от бытия к становлению. Структура - продукт взаимодействующих процес-сов, не более прочный, чем рисунок стоячей волны при слиянии двух рек. Согласно интегративному подходу в психотерапии и психологии, человечество подобно живому организму, органы, ткани и клетки которого имеют смысл только в их отношении к целому.
Смысл интегративного подхода на уровне индивидуальности заключается в том, что психика человека является многоуровневой системой, обнаруживающей в личностно структурированных формах опыт индивидуальной биографии, рождения, а также безграничного поля сознания, трансцендирующего материю, пространство, время и линейную причинность, которые мы при ближайшем приближении можем обозначить как интерперсональные и трансперсональные уровни организации психического. Сознание является интегрирующей открытой системой, позволяющей различные области психического объединять в целостные смысловые пространства.
Целостность личности подразумевает учет всех ее проявлений (по крайней мере тех, которые уже описаны, возможно, изучены, но не до конца объяснены): биогенетических, социогенетических, персоноге-нетических, интерперсональных и трансперсональных (на наш взгляд, последние два включают ряд особенностей, еще мало принимаемых официальной наукой, но уже не отрицаемых как несуществующие).
Если говорить о такой личности, то она существовала не одно тысячелетие и существует в наше время (независимо от научных психологических измышлений и образовательных систем, правда, чаще искореженная ими, но функционирующая интегративно и целостно).
В настоящее время наблюдается широкий интерес ко всякого рода школам и методикам, нацеленным на работу с сознанием и личностью. Многие люди обращаются к психотерапии, юнгианскому анализу, мистицизму, психосинтезу, дзен-буддизму, трансактному анализу, индуизму, биоэнергетике, психоанализу, йоге и гештальт-терапии. Общим для всех этих школ является то, что они пытаются тем или иным путем вызвать изменения в человеческом сознании личности. На этом, однако, их сходство заканчивается.
Человек, искренне стремящийся к самопознанию, сталкивается с огромным разнообразием психологических систем, крайне затрудняющих проблему выбора, так как эти школы, взятые в целом, явно противоречат друг другу. Например, дзен-буддизм предлагает забыть или превзойти Эго, а психоанализ - усилить и укрепить Эго. Кто прав? Эта проблема стоит одинаково остро как перед непрофессионалами, так и перед психотерапевтами и практическими психологами.
Но если представить, что в действительности эти различные подходы являются подходами к различным уровням человеческого "Я", тогда они не противоречат друг другу, но отражают действительные и весьма существенные различия между разными уровнями психичес-кой организации, и все эти подходы могут быть более-менее верны в приложении к соответствующим уровням среды сознания.
Различные религиозные и психологические школы представляют собой не столько различные подходы к рассмотрению человека и его проблем, сколько дополняющие друг друга подходы к рассмотрению различных уровней человеческого сознания. При этом все множество школ распадается на пять-шесть ясно различимых групп, и очевидным становится, что каждая группа ориентирована преимущественно на один из основных диапазонов уровней психической организации.
Чтобы дать несколько кратких и общих примеров, отметим, что целью психоанализа и большинства форм традиционной психологии является устранение раскола между сознательным и бессознательным аспектами психики с тем, чтобы человек вошел в соприкосновение со всем, что творится в его душе. Эти школы психологии нацелены на воссоединение, если воспользоваться юнгианской терминологией, маски и тени для создания сильного и здорового Эго - правильного и приемлемого образа себя. Иными словами, все они ориентированы на уровень Эго. Они пытаются помочь индивиду, живущему на уровне маски, переделать карту своей души так, чтобы перейти на уровень Эго.
В отличие от этого, цель большинства школ так называемой гуманистической психологии и психотерапии иная - устранить раскол между самим Эго и телом, воссоединить психику и соматику для возрождения целостного организма. Вот почему о гуманистической психотерапии, называемой "третьей силой" (другими двумя является психоанализ и бихевиоризм), говорят также как о "Движении за осуществление возможностей человека". По мере расширения самоотождествления человека от одного разума или Эго до организма в целом огромные возможности целостного организма высвобождаются и становятся достоянием человека.
Если мы пойдем еще дальше, то обнаружим такие дисциплины, как ранний даосизм, буддизм третьего круга Шакьямуни или веданты, задача которых состоит в интеграции целостного организма и среды для восстановления внешнего тождества со всей Вселенной. Они нацелены на уровень единства сознания во всем многообразии.
Между уровнем сознания единства и уровнем целостного организма лежат надличные, трансперсональные диапазоны психической реальности. Школы психологии и психотерапии, которые обращаются к этому уровню, заняты углубленным изучением "сверхиндивидуальных", "коллективных" или "трансперсональных" процессов в человеке. К числу школ, ориентированных на этот уровень, относятся психосинтез, юнгианский анализ, различные предварительные ступени йогической практики, "трансцендентальная медитация", различные дыхательные психопрактики типа холотропного дыхания и т. д. Цель некоторых из этих видов терапии, таких как юнгианская психология, состоит в том, чтобы помочь нам сознательно признать в себе эти могущественные силы, подружиться с ними и использовать их, вместо того чтобы быть движимыми ими бессознательно и против нашей воли
В общем случае можно обнаружить, что психология и психотерапия любого уровня будет принимать и признавать потенциальную возможность существования всех тех уровней, которые находятся над их собственным, но отрицать существование всех тех уровней, которые находятся под ними, провозглашая эти более глубокие уровни патологическими, иллюзорными или вообще несуществующими.
Самопознание и личностный рост означают прежде всего расширение горизонтов индивида, продвижение его границ вовне и вглубь. В процессе духовного поиска человек перестраивает карту своей души, расширяя ее территорию. Рост - это постоянное перераспределение, перезонирование, переделка карты самого себя, признание, а потом и обретение все более глубоких и всеобъемлющих уровней своего "Я".
В настоящий момент в научных дисциплинах наблюдается бум в стремлении целостного, всеохватного осмысления человека. Для обозначения этого стремления вводится понятие "интегративное". В научных публикациях мы можем встретить словосочетания "интегра-тивный подход в науке", "интегративная психотерапия", "интегратив-ная педагогика", "интегративная антропология" и даже "интегративная гештальт-терапия".
Еще в начале 1990-х годов мы основали прикладное психологическое направление, которое обозначили как "интенсивные интегратив-ные психотехнологии" и рассматривали как систему теорий, концепций, моделей, методов, умений и навыков, ведущих человека к большей целостности, к меньшей конфликтности, раздробленности сознания, деятельности, поведения.
В начале третьего тысячелетия мы можем в некотором приближении обозначить сам подход как интегративную психологию. Массовые эксперименты с различными психотехниками и психотехнологиями показали правильность базового методологического посыла - целостного подхода в теоретической и практической деятельности психолога, который подразумевает не только системный анализ предмета науки, но и целостное видение своей природы, своих клиентов в реальной деятельности.
Мы уже понимаем, что наше представление о человеке как о живой, открытой, сложной, многоуровневой самоорганизующейся системе, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и генерировать новые структуры и новые формы организации, является новым категориальным осмыслением традиционных холистических подходов в теологии и философии.Не будем затрагивать огромный пласт восточной философии и духовной традиции, которая призывала сохранять целостность и чистоту мировосприятия через транцендентный подход к реальности. Сохранение целостности через культивирование "вей у вей" (деяние недеяния) в даосизме, дхарму Равностности (невовлеченности в переживания и отношения) в буддизме является классическим образцом той стратегии, когда снимается сама проблема интеграции и интегри-рованности личности, так как "зеркало сознания чисто" и даже самые сильные волнения-переживания "не вызывают ряби на спокойной глади озера".
В европейской философии родоначальником интегративной психологии можно считать Иммануила Канта (1724 - 1804), который в своих философских трактатах высказал идею целостности природы человека, наметив иерархические уровни его психики. Философская антропология, возникшая в начале двадцатого столетия в Германии, воскресила взгляды И. Канта о единстве природы человека, однако дала им новое истолкование, отвечающее духу времени. В это же время (в 1921 году вышла книга Эрнста Кречмера "Телосложение и характер") доводы о необходимости интегрального подхода к совершенствованию диагностики заболеваний и их лечению приводились со стороны психиатрии и медицины.
Ддя отечественной науки интегративный подход традиционен и свое высшее проявление он находит в методологическом принципе целостности.
Одновременно в истории психологии мы можем обнаружить несколько крупных кризисов, которые не позволили реализоваться идеям интегративной методологии. Первый, когда в июле 1936 года был наложен партийный и правительственный запрет на развитие педологии как комплексной науки о детях. Тем самым оказались подорваны биологические основы возрастной психологии. Второй, когда 1951 году в ходе известной научно-академической сессии, связанной с изучением творческого наследия И. П. Павлова, предпринималась попытка низвести психологию к изучению физиологии высшей нервной деятельности.
Третий методологический кризис психология переживала в конце XX столетия, когда, лишаясь привычной материалистической методологии и испытывая воздействие ряда направлений зарубежной науки, она рисковала при некритическом восприятии всего иноземного утратить определенность цели и четкость ориентиров. Сегодня как никогда необходимы историческая преемственность и методологическая заданность при выборе путей развития психологии. Этим условиям в полной мере удовлетворяет интегративная психология.
В российской психотерапии учение об интегральной индивидуальности В. С. Мерлина, обосновавшее соматопсихическое единство человека при его подразделенности на определенные иерархические уровни, и психологическая антропология Б. Г. Ананьева, перекинув мостик от психологии человека к его психофизиологии и биологии, послужили мощным стимулом для возникновения интегративной психологии.
Во второй половине XX столетия наметилась тенденция возврата к единым и цельным представлениям о человеке, бытовавшим до середины XIX века и разрушенным в ходе процесса дифференциации наук. Теоретическая возможность нового синтеза знаний о человеке была обоснована философами. Возникли необходимые предпосылки к воссозданию науки, центральным содержанием которой явились бы представления о соматопсихической целостности человека.
В настоящий момент существует методологическая неопределенность в дальнейшем движении антропологических наук. И насколько я понимаю, мы можем вычленить два основных подхода:
• коммуникативная методология (В. А. Мазилов), которая предполагает кооперативное взаимодействие наук, школ и направлений в решении конкретных вопросов психотерапии и других гуманитарных наук;
• интегративная методология (К. Уилбер, В. В. Козлов), предполагающая консолидацию множества областей, школ, направлений, уровней знаний о человеке в смысловом поле психологии.
Мы уверены в полезности и того, и другого подхода. Более того, возможно, коммуникативная методология и является необходимой стадией формирования интегративного подхода.
В этом контексте абсолютно справедливо замечание В. А. Мазило-ва, что сегодня необходимо направить усилия на разработку научного аппарата, позволяющего реально соотносить различные концепции и тем самым способствовать установлению взаимопонимания в рамках научной психотерапии. Конкретная задача, которую предстоит решить в первую очередь, состоит в разработке модели методологии психологической науки, ориентированной на коммуникацию, то есть предполагающей улучшение реального взаимопонимания:
• между различными направлениями в рамках научной психотерапии;
• между академической, научной психотерапией и практико-ориентированными концепциями;
• между научной психотерапией и теми ветвями психотерапии, которые не относятся к традиционной академической науке (трансперсональная, религиозная, мистическая, эзотерическая и т. п.);• между научной психотерапией и искусством, философией, религией;
• между видами психотерапии, которые опредмечивают различные уровни психической организации - персона, интерперсональное и трасперсональное.
Вторым шагом после реализации проекта коммуникативной методологии должна быть разработка интегративнои научной модели и методологического аппарата, позволяющего реально соотносить различные подходы как внутри психотерапевтической и психологической науки, так и реализующие другие смысловые формы психологического знания.
Таким образом, первый шаг в формировании интегративнои методологии и одновременно способ профессионального становления психолога или психотерапевта - коммуникативность, открытость знанию как системообразущий принцип.
Обобщение научных знаний о человеке в единое целое способно не только выявить и ликвидировать пустоты, белые пятна на рубежах традиционных наук, но и расширить горизонты психологии и психотерапии за счет интеграции знаний и прикладных технологий из других наук и направлений, которые в соответствии с картезианской парадигмой считались ненаучными и даже антинаучными.
К концу XX столетия выявился тот факт, что психология, по праву претендовавшая на роль лидера человекознания, не обладала должной методологией комплексного познания человека, включая все уровни функционирования психического. Методологический кризис, который возник в российской психологии, является очень продуктивным состоянием эволюции антропоцентированных наук в том смысле, что он вызвал к жизни идею коммуникативной методологии и обозначил вектор интегративного подхода в психотерапии.
Мы уже достаточно хорошо представляем, что учение об интегральной индивидуальности человека (В. С. Мерлин) является частной реализацией интегративнои методологии внутри позитивистского понимания психотерапевтической науки. Для удовлетворения современного понимания интегративности необходима методологическая вооруженность такого уровня, которая не только вбирала бы лучшие достижения биологических, исторических, общественных наук, но и метанаучных концепций трансперсонального, религиозного, мистического, эзотерического характера, искусства и философии.
При этом центральное положение в концептуальном плане должна занять интегративная психология.
Смена ориентиров государственного и общественного строительства, переживаемая Россией начиная с 1980-х годов, накал межнацио-нальных отношений, поиски новых идеологий, кризис в гуманитарных науках и психологии, возвращение к традиционным истокам духовности, возникновение психотехнического и психотехнологического пласта психологии и психотерапии, многообразие в понимании предмета, задач и концептуального содержания сотен психологии требуют усилий, которые способствовали бы возникновению интегративной психологии.
На наш взгляд, развитие психологии и психотерапии связано со все большей интеграцией различных подходов, вначале рассматривавшихся как противоречащие, несовместимые, но впоследствии оказавшиеся взаимодополняющими. Более того, мы можем обозначить ин-тегративный подход как. эволюционно адекватный.
Развитие психологии и психотерапии приводит к все большей популярности концепций, ориентированных на интегральный, целостный подход. Наиболее совершенным выражением этой идеи является интегральная психология Кена Уилбера, который, продолжая традицию И. Канта, Ф. Брентано, В. Дильтея и Карла Юнга, смог создать целостную картину эволюции человеческого сознания и описать многоуровневый спектр психической реальности.
Известный физиолог, кардинально повлиявший на судьбу российской психотерапии, И. П. Павлов писал: "Жизнь отчетливо указывает на две категории людей: художников и ученых. Между ними резкая разница. Одни - художники, писатели, музыканты, живописцы и т. д. - захватывают действительность целиком... Другие - ученые - дробят ее и тем самым как бы умерщвляют ее, делая из нее скелет. А затем как бы снова собирают ее части и стараются таким образом оживить, что им не удается никогда".
Используя метафору Ивана Петровича Павлова, можно сказать: пришла пора ученых-художников, целостно "захватывающих действительность" и при этом не теряющих аналитическую рефлексивность.
Научная парадигма, которая структурируется в психологии, психотерапии в начале третьего тысячелетия, должна целостно представлять все уровни человеческого сознания и иметь интегративный характер. Более того, будущее науки о человеке - в интегративной психологии. Она не учитывает только духовные измерения человеческого существования, но и соизмерима с обыденностью человеческого существования и инструментально адаптирована к проблемам его жизни в обществе.
Именно интегративный подход дает возможность более широкого, целостного и многогранного взгляда на понимание человеческой природы и всей Вселенной. С позиции этого подхода представляется возможным свести воедино основные положения пяти ведущих направлений психологии и психотерапии: физиологического, бихевиористи-ческого, гуманистического и трансперсонального в рамках концептуальной схемы интегративного подхода.
Цель интегративной психологии, кроме объяснительной и концептуальной, достаточно прагматична - изменить структуры и формы сознания человека, обретающего в результате способность мыслить, рефлексировать и действовать адекватно в соответствующей социокультурной среде. В связи с этим на сущностном уровне для нас важна трансформация homo sapiens и homo habilis (человека разумного и умелого) в homo ludens и homo creacoficus (человека играющего и творящего мудрость). Особенно нам хотелось бы, чтобы данная трансформация произошла с носителями знания о человеке - психологами и психотерапевтами, философами и психиатрами, педагогами и социальными работниками.
В конце наших тезисов нам хочется предложить вниманию читателей "Манифест интегративной психологии", понимание и осознание которого, на наш взгляд, является первым и крупным шагом в трансформации современного специалиста (который, как известно из премудростей Козьмы Пруткова, похож на флюгер...) в движении к homo ludens и homo creacoficus.
МАНИФЕСТ ИНТЕГРАТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Первый, глобальный принцип - единство психологии. Мы считаем, что психология в процессе своего исторического развития дошла до такой стадии, когда ее объединение не только возможно и желательно, но и неизбежно. Психология миновала стадии детства и юности и вступила в стадию зрелости. Это предполагает коренные качественные изменения и самой психологии в целом, и ее носителей - психологов. Развитие психологии достигло того уровня, когда стремление к единству совпадает со способностями для достижения этого.
Второй принцип - идея непротиворечивости. Мы стремимся сами и призываем всех психологов стремиться к созданию такой системы психологии и сообщества психологов, в котором вообще не будет конфликтов и непримиримости, желания подавить и уничтожить школы психологии, а также их представителей.
Мы провозглашаем, что каждый психолог имеет благородную цель понимания себя и других. Следовательно, исходя из нашего истинного стремления, мы должны стремиться к объединению и жить в духе непротиворечивости. Мы разные, но не чужие. Эти принципы должны быть включены в программы психологических школ и направлений, им должны обучаться все представители психологии. Представители интегративной психологии должны быть живым примером такого единства в понимании и действии.Третий принцип - идея психологического сообщества взаимопонимания и взаимной поддержки. Мы стремимся сами и призываем всех психологов стремиться к созданию в масштабах всей планеты такого сообщества психологов, в котором будут удовлетворяться потребности психологов в самореализации и в котором родится, расцветет и утвердится психолог, познавший немыслимую ранее полноту жизни и реализующий духовные функции социальных сообществ. Мы признаем, что путь к созданию "Психологического сообщества взаимопонимания и взаимной поддержки" в полной мере пока неизвестен и нужно начать с пропаганды самой идеи. А путь к цели психологи рано или поздно найдут. Четвертый принцип - идея полного равенства всех психологических школ и их представителей, невзирая на пол, национальность, расу, кастовую или государственную принадлежность. Для начала нам надо добиться понимания того, что мы разные, но равные. Любая психологическая теория, концепция являются попыткой понимания своего предмета и одновременно права, обязанности психолога самостоятельно искать истину. Пятый принцип - идея признания общего истока и глубинного единства всех представлений о психическом, включая не только психологические школы, но и мировые религии, различные духовные традиции, философские и психотерапевтические, эзотерические и профанические. Вера не противоречит разуму, психологическая наука и духовный поиск могут быть в гармонии.
РЕСУРСНЫЕ И РАСШИРЕННЫЕ
СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ В РУСЛЕ ИНТЕГРАТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
В соответствии с изложенными выше тезисами и в их развитие летом 2002 года, во время научно-практического семинара на берегу великолепной красоты Алтайского озера Алтан-Коль, мы решили сформировать исследовательскую программу, которая была названа "Проект Сознания".
В течение следующих десяти лет мы собираемся направить свои усилия на исследование природы сознания - базовых состояний, механизмов возникновения и функционирования, языковых сред существования и др.
Актуальность исследования ресурсных ("потоковых", творческих, эвристических состояний сознания) формируется несколькими причинами.
Во-первых, возникла необходимость теоретического осмысления психологии и феноменологии пиковых творческих состояний сознания.Во-вторых, в настоящее время требуется определить условия продуктивности активного творчества
В-третьих, в психологии существует необходимость исследования такого состояния, которое, безусловно, являлось бы оптимальным при выполнении человеком различных видов деятельности.
Главной целью этой части книги является всестороннее исследование ресурсного состояния сознания и его влияния на продуктивность деятельности. Работа опирается в том числе на эксперименты и наблюдения.
Необходимо сказать о том, что до настоящего времени тема была мало изучена, несмотря на актуальность ее проблематики. Аналогичных исследований в России и в странах СНГ не проводилось, а потому феноменология ресурсного состояния сознания с психофизиологической и психической точки зрения теоретически не анализировалась, ее влияние на психологические, социально-психологические закономерности функционирования личности не рассматривалось.
Теоретическое значение выбора темы исследования заключается в том, что при изучении внутренних механизмов, содержания и феноменологии ресурсного состояния сознания ("потокового состояния сознания" - ПСС) выявляется его воздействие на психику, личность. Практическое же значение работы в том, что на основе ее результатов появляется возможность внедрения феномена ресурсных состояний сознания в каждодневную деятельность для повышения эффективности ее результатов.
Наиболее яркий пример того, сколько радости, подъема чувств, глубокого удовлетворения приносит само совершение действий, а не их результат, являет собою игра. Существует, однако, и целый ряд разнообразных форм трудовой деятельности, которые ориентированы в первую очередь на процесс, а не на результат.
На возможность отделения мотива от цели и перемещения на саму деятельность указывал еще С. Л. Рубинштейн (1940). В работах, выполненных в рамках его школы, разрабатывается теория "психического как процесса". Эта теория, с одной стороны, специально указывает на дифференциацию психики на процесс и его продукт; а с другой - исходит из отношенческого единства этих составляющих, изучая тем самым продукт только в соотношении с психическим процессом. "Психическое существует прежде всего как процесс - живой, предельно пластичный и гибкий, непрерывный, никогда изначально полностью не заданный, а потому формирующийся и развивающийся [...] только в ходе непрерывно изменяющегося взаимодействия индивида с внешним миром" (Брушлинский, 1984)
"В ходе непрерывного и изменяющегося взаимодействия внешнего и внутреннего возникают все новые, ранее не существовавшие про-дукты, средства, способы осуществления процесса и другие детерминанты, которые сразу же включаются в дальнейшее протекание процесса в качестве его новых внутренних условий" (Брушлинский, 1979). Эту непрерывную взаимосвязь процесса и продукта, когда продукт, предшествующий деятельности, выступает одновременно и как внутреннее условие последующей, А. В. Брушлинский считает главной характеристикой психического как процесса и видит в ней основу действительного психического развития, то есть развитие характера и способностей человека.
Работы американского психолога М. Чиксентмихали исходят от той же научной парадигмы, так как они прямо нацелены на экспериментальное изучение деятельности, где мотив в первую очередь ориентирован на процесс, а не на результат (Csikzentmihalyi, 1975, 1990). Продукт такой деятельности автор видит в развитии навыков и способностей человека, в росте и становлении его личности. Анализ его работ позволяет выявить главные свойства и механизмы деятельности, ориентированной на процесс.
Для уточнения психофизиологических механизмов, вызывающих ПСС, нами были проведены экспериментальные исследования, в которых приняли участие 42 оператора в возрасте от 24 до 45 лет.
Внимание обследуемых не акцентировалось на целях эксперимента.
Исследования выполнялись в рамках оценки профессиональных качеств, что обеспечивало высокий уровень мотивации обследуемых.
В течение примерно одного часа они выполняли привычную для себя операторскую деятельность, моделирующую отдельные элементы управления летательным аппаратом и представляющую собой решение типовых модельных задач по сбору и обработке визуальной информации, которая требует реализации наглядно-образного и вер-бально-логического ее преобразования.
Результаты опроса обследуемых позволили выделить среди них группу из 4 человек, у которых наиболее четко можно было выявить основные элементы ПСС. Анализ результатов тестирования показал, что все обследуемые этой группы входили в число лиц, показавших значимо лучшие результаты, чем остальные. Уровень их профессиональной подготовки позволял им довольно легко справляться с предлагаемыми тестами, однако непривычность условий проведения и соревновательность с другими обследуемыми требовала поддержания непрерывного внимания, высокого уровня концентрации и мобилизации.
Как показали результаты исследования физиологических параметров, в процессе эксперимента у всех обследуемых происходили выраженные изменения в деятельности ряда физиологических систем, что подтверждают многочисленные данные, имеющиеся в литературе по физиологии труда (Ж. Шеррер, 1973). Наблюдалось увеличение ЧСС,повышалось артериальное давление. Об увеличении потребления кислорода миокардом свидетельствует повышение индекса Робинсона в 2 - 2,8 раза. Значительное нервно-эмоциональное напряжение, сопровождающее процесс тестирования, приводило к снижению вариационного размаха ритмокардиограмм до 0,1 с. Потребление кислорода увеличивалось в 2 - 3 раза. Кратно возрастала частота дыхания и минутная вентиляция легких. О появлении признаков гипервентиляции свидетельствует дисбаланс между потреблением кислорода и выделением углекислого газа, который составил в среднем по группе за время исследования 510 ±67 мл.
Особенность лиц, имевших признаки состояния "потока", заключалась в значительно меньшей физиологической цене деятельности.
Но наиболее значимое отличие выражалось в значительно большем дефиците СО2 за время исследования, который существенно превышал средние значения по группе и составлял 1250 ±83 мл. Происходило и снижение напряжения СО2в крови, о чем свидетельствует значимое уменьшение PET CO2 (с 41 ±2 до 30±3 мм.рт.ст.).
Анализ результатов оценки параметров внешнего дыхания показал, что причиной выраженной гипокапнии у обследуемых явилась относительно мало выраженная гипервентиляция во время выполнения операторской деятельности. Сравнение с другими обследуемыми не выявило значимых различий величины минутной вентиляции легких. Более детальный анализ параметров внешнего дыхания показал наличие явных признаков повышения эффективности газообмена в легких. Увеличивалась альвеолярная вентиляция, снижалась вентиляция мертвого пространства, увеличивался коэффициент использования кислорода.
Причина указанного парадокса прояснилась при изучении ритма и временных характеристик фаз дыхательного цикла. Оказалось, что характер дыхания у выделенной группы лиц имел признаки "связности", такой вывод можно сделать из значений вариативности дыхательного ритма, которая была более чем в 2 раза ниже, и продолжительности выдоха, которая была на 65 - 90% выше, при практически прежней частоте дыхания.
Интересные закономерности выявлены нами при анализе электрической активности головного мозга. После периода подавления альфа-ритма, появления признаков десинхронизации и высокочастотной активности, имевших место у всех обследуемых, у лиц в состоянии "потока" наблюдалось парадоксальное для ситуации активной операторской деятельности нарастание медленн°волновой активности.
Известно, что в состоянии расслабленного бодрствования у большинства здоровых взрослых людей на ЭЭГ регистрируется регулярный альфа-ритм максимальной амплитуды. Этот ритм может изредкапрерываться, очевидно, в связи с реакцией активации за счет внутренней психической активности обследуемого.
При занятии человека каким-либо видом деятельности, которая вызывает повышенное эмоциональное напряжение или требует высокой степени внимания, на ЭЭГ возникает состояние, называемое десинхронизацией. Представления о связи "уплощения" ЭЭГ с повышением активации и нарастания амплитуды альфа-ритма со снижением уровня функциональной активности достаточно хорошо согласуются с данными исследований зависимости ЭЭГ от психических процессов. Показано, что при умственной нагрузке, визуальном слежении, обучении, то есть в ситуациях, требующих повышенной психической активности, закономерно снижается амплитуда ЭЭГ и возрастает ее частота (Becker-Carus Ch., 1971, Mori F., 1973).
Считается, что наличие медленноволновой активности в обычных условиях является показателем патологического режима работы мозговых систем и даже при отдельных периодах высокоамплитудных разрядов дельта- и тета-волн отмечается снижение уровня внимания, бодрствования и точности слежения (Л. Р. Зенков, М. А. Ронкин, 1991). Вопреки представленным выше данным литературы в наших исследованиях отмечалась выраженная медленноволновая активность при высоком качестве деятельности и меньшей ее физиологической цене, которая увеличивалась к 15 - 30 мин исследования параллельно с нарастанием дефицита СО2 и степени гипокапнии.
По своей энцефалографической картине деятельность в состоянии высокой концентрации и собранности на выполняемой задаче, то есть в "потоке", имеет весьма большое сходство с неглубокими медитативными состояниями (HiraiTA., 1981, Murphy M., Donovan S., 1988).
В контексте данной проблемы следует отметить происходящее завоевание западного рынка электронными приборами для биологической обратной связи и подпорогового программирования. Предыстория вопроса такова.
После цикла исследований медитации дзенских монахов было установлено, что в состоянии "дза-дзен" резко возрастает интенсивность альфа-ритма и происходит синхронизация частот биоритмов мозга обоих полушарий (обычно эти частоты несколько различаются).
Вскоре после этих исследований в русле идей биологической обратной связи были разработаны портативные приборы, осуществляющие стимуляцию мозга через электрические датчики, наушники и светодиоды.
Оказалось возможным навязывание мозгу человека ритмов, характерных для разных состояний сознания.
Например, низкий бета-ритм частотой 15 Гц интенсифицирует нормальное состояние бодрствующего сознания. Высокий бета-ритмчастотой 30 Гц вызывает состояние, сходное с тем, которое возникает после употребления кокаина. Альфа-ритм частотой 10,5 Гц вызывает состояние глубокой релаксации. По ряду предварительных данных в этом состоянии мозг производит большое количество нейропептидов, повышающих иммунитет. Тета-ритм частотой 7,5 Гц способствует возникновению состояния, характерного для глубокой медитации.
При низком тета-ритме частотой 4 Гц иногда возникает переживание, получившее в литературе название "путешествие вне тела". При частотах ниже 4 Гц возникает сильное стремление заснуть, трудно сохранять бодрствующее сознание. С помощью современных портативных приборов легко вызывается состояние "сверхобучения" или "под-порогового программирования". Оказывается, в этом состоянии человек чрезвычайно восприимчив к запоминанию новой информации.
На современном рынке имеются тысячи всевозможных разновидностей аудиокассет для подпорогового программирования (для изучения языков, отучения от курения, снятия стресса, избавления от лишнего веса, настройки на различные жизненные ситуации).
Таким образом, используя терминологию нейролингвистического программирования, можно сказать, что связное дыхание служит при этом для "якорения" ресурсного состояния сознания, состояния "потока", а часто, судя по многочисленным наблюдениям на тренингах по интенсивным интегративным психотехнологиям, базовым триггером этих состояний.
Более того, существует реальная возможность создавать физиологические и нейропсихологические предпосылки для вызывания ресурсных, творческих состояний личности - процессы осознанного связного дыхания.
Кроме того, детальная физиологическая проработка указанной концепции на более представительном статистическом материале может потребовать коренного пересмотра фундаментальных положений психофизиологии труда, в частности, нормирования нагрузки, ибо серьезная и ответственная работа в состоянии "потока" может приносить большее наслаждение, чем любая самая "крутая" форма досуга, и наполнять человеческую жизнь большим смыслом. Самое важное - помочь личности реализоваться, самоактуализироваться при помощи самого простого и доступного для человека - связного дыхания (Козлов, 2002).
Несмотря на то, что при описании опыта "потока" одни акцентируют его аффективное измерение (чувство глубокого удовлетворения), другие - мотивационное (насколько сильно желание его продолжать), третьи - когнитивное (степень и легкость концентрации), можно выделить ряд характерных свойств и признаков этого состояния, которые проявляют высшую степень его интеграции.1. Растворение сознания в деятельности ("слияние процессов действия и осознания"). В этом состоянии человек настолько вовлекается, погружается в то, что он делает, что у него исчезает осознание себя как чего-то отделенного от совершаемых им действий.
Вспомним К Маркса: сознание не параллельно реальному миру, оно является частью его. Возникает феномен ясновидения - "гибридного, полисемантического мышления". В этом "потоке сознания и деятельности" нет нужды в рефлексии (осознавании своих результатов) - результат каждого действия мгновенно интерпретируется, причем часто на психомоторном уровне ("живое созерцание"), а уже потом - на психосемантическом (интеллектуальном и духовном).
Тело соединяет "Я" и внешний мир - оно становится местом взаимопроникновения пространств, энергий, вещей, "движений души". Известно, что сознание "человека целостного" отражает мир через живое тело и "живые движения". По А. Ф. Лосеву, тело является "живым ликом души", а "судьба души есть судьба тела". Для расширения сферы сознания не существует орудия более совершенного, чем человеческое тело.
Физическая "телесность, восчувствованная изнутри", становится инструментом взаимодействия человека с миром вещей, природы, миром людей. Одновременно это и инструмент его "Я", который совершенствуется душой и духом души Шелдон (американский ученый, заложивший основы теории "психологии телесности") рассматривал тело человека как слово, произнесенное душой. В семантическом мире личности возникает подлинная полифония моторных и умственных процессов, контрапункт понятий, образов, мироощущений, диалогическое сознание как механизм онтологического отношения человека к самому себе и к миру. Всякая мысль и всякое чувство вовлекаются в ситуацию решаемой задачи, воспринимаются как позиция личности в контексте этой ситуации.
2. Полная управляемость ситуации (на основе единства души, интеллекта и деятельности). "Движения оказываются умными не потому, что ими руководит внешний и высший по отношению к ним интеллект, а сами по себе". Координация движений, как отмечает В. П. Зинченко, осуществляется не извне, а средствами самого действия. Данное состояние переживается личностью как "владение ситуацией", как возможность всецело управлять своими действиями, "раствориться" в них, одухотворить их душой. О таких действиях Пушкин писал. "Душой исполненный полет". Заметим, что в подобных ситуациях "Я" является наблюдающим началом, глубинная "самость" человека - наблюдаемым.Таким образом, в "живых" движениях человека интегрированы две ипостаси - мир, который находится в человеке (психосемантический предметный мир), и мир, в котором находится и действует человек (предметная физическая среда). Деятель, творящий свое действие, выходит из объективного пространства среды в свой предметный мир личности. Предметный мир - это, по существу, духовное ядро многообразной культуры личности, ценности и идеалы, определяющие бытие человека и его деятельность по решению тех или иных проблем и задач.
Важно иметь в виду, что творческое решение имеет конструктивно-порождающий характер. Оно вырабатывается на основе логико-семантической реконструкции мира, а не в результате механического перебора (выбора) средств решения. Последнее характерно для сложных технических систем, например "искусственного интеллекта, принимающего решение".
В деятельностной онтологии нивелируется граница между объектом и субъектом, между тем, что есть, и тем, что есть для субъекта. Отыскание единства человека и окружающей среды являлось целью еще у древнеиндийских философов, последователей Веданты. Этимология слова "Вселенная" подчеркивает исконную и имманентную все-ленность человека в окружающий мир. Выдвинутый нами ранее принцип единства личности и предметного мира отражает не столько отношения между вещами, сколько отношения между отношениями (душой и духом, добром и злом и т. п.). Вполне понятно, что не может быть Духа Творящего без Духа Воспринимающего (они могут воплощаться в одном человеке). Бытие в мире - это совместное бытие разных людей. Это совмещенность "Я" и "Я-друтой". Это соборность и со-оду-хотворенность многих людей.
Человек, как известно, многовыборное существо. Система его лич-ностно-смысловых установок образует "внутреннее зрение", позволяющее рассматривать, как выглядит движение изнутри (Н. А. Берн-штейн). С нашей точки зрения, воспринимать объект - значит видеть, что с ним или по отношению к нему можно сделать.
Правомерно утверждать, что человек познает объект в той мере, в какой он его преобразует в соответствии со своими намерениями и замыслами. Но верно также и то, что субъект способен преобразовывать объект в той мере, в какой он его отображает, понимает и интерпретирует. Понять нечто означает построить модель этого нечто для себя, придать смысл вещам и событиям. Истину, как известно, невозможно познать, в ней надо быть (С. Кьеркегор). Постижение истины представляет собой, по сути, процесс интеграции всех предметных значений, смыслов, позиций и диспозиций мыслящего и действующего человека.В творческом состоянии сознание и мышление полностью вовлечены в организацию деятельности. Решаемая задача реорганизует воспринимаемый ими мир в терминах действий и свои действия в терминах и смыслах решаемой задачи Вполне понятно, что больше видит тот, кто меняет свою позицию, способы "внутреннего зрения" Сам предмет мысли и объект познания как бы "поворачивается" к субъекту своей новой стороной Тем самым расширяется "мир позиций и точек зрения" мыслящего и действующего человека Он начинает видеть мир более полно и находит для себя больше вариантов самореализации посредством своих двигательных действий и деятельности в целом.
3. Трансценденция Эго ("чувство себя" теряется, как правило, на высшей точке управления ситуацией). Отсутствие "Я" в сознании не означает, однако, что человек потерял контроль над своей психикой или над своим телом. Его действия становятся средством выражения и реализации своего "Я" как системы отношений к действительности Человек как бы расширяет свои границы, растворяется в природе или в других людях, становится частью действующей системы, большей, чем его индивидуальное "Я", происходит интеграция всех языков сознания и чувственного отражения в единую когнитивно-ментальную структуру сознания человека.
Образно говоря, возникает "мыслительная ткань из смешанной пряжи" - синтетические способы познания и интерпретации мира, при которых задействованы всевозможные виды чувственно-логического опыта, где этос (чувство) и логос (ум) совпадают в едином творческом акте.
Здесь человек действует как субъект своих сущностных сил, - и значит осваиваемая и порождаемая им предметная среда предстает как адекватное, истинное отражение этих сил, самого человека, его меры
Здесь человек существует в предметной среде как Демиург, создатель, который и творит ее, и отображает себя в ней.
Сущностно человек полностью проявляет себя, "забывая себя", разотождествляясь со своими материальными, социальными и духовными измерениями. Художники, скульпторы, поэты, композиторы нередко проводят дни и ночи напролет за работой, ничего не замечая вокруг себя, но, завершив произведение, могут тотчас потерять всякий интерес к нему. Процесс созидания настолько привлекает и поглощает их, что ради него самого они готовы жертвовать многим' не спать, голодать, не иметь гарантии ни обязательного признания своего продукта, ни материальной компенсации.
Страницы истории искусства изобилуют примерами поистине трагической судьбы его действующих лиц. То же самое можно ска-зать о труде ученых, архитекторов, режиссеров, руководителей производства и представителей других профессий, неустанно бьющихся над решением поставленных задач; об актерах, о спортсменах и танцорах, которые действуют прежде всего ради самого процесса и глубоко переживают его. Творчество и само ресурсное состояние в некотором смысле мы можем рассматривать как "заклание Эго", когда сознание ради проявления самого важного своего демиургова качества разотождествляется даже с физическими, телесными потребностями "Я".
Одновременно мы должны хорошо представлять, что ресурсное состояние вызывает переживание реализации предначертания, глубинной правильности того, что происходит, что именно так и именно таким образом возможна жизнь.
Именно "забывание себя" приводит к экзистенциальному чувству со-бытия в реальности, проникновения в ее сущность, приобретения глубинного смысла существования в бытии.
Мы можем с уверенностью утверждать, что творчество реализуется "за пределами добра и зла", за пределами Эго, пола, этнической принадлежности, статусов.
Именно эта запредельность ресурсного состояния позволяет "происходить" творчеству.
4. Одухотворенность. Это качество ресурсного состояния имеет два базовых аспекта.
С одной стороны, происходит атропоморфизация, одухотворение, анимация всех объектов, с которыми сознание контактирует. Оно наделяет животных и растения, неодушевленные предметы и отвлеченные (высокоабстрактные) понятия человеческими свойствами: сознанием, мыслями, чувствами, волей.
Странным образом любой водитель наделяет живыми личностными качествами свою машину, скрипач персонифицирует свою скрипку, программист - компьютер. Сознание в ресурсном состоянии способно перевоплотиться в неодушевленный предмет, видеть его как бы "изнутри", вступать в "диалог с вещами", истолковывать их поведение с точки зрения человеческих мотивов.
В высших проявлениях одухотворенность мира мы можем обнаружить в религиозных, философских, мистических персонификациях - живой космос, пантеизм, абсолютная идея, Бог, Высший Разум, Мировая Воля.
С другой стороны, ресурсное состояние жестко ассоциировано переживанием функции трансцендентного субъекта, которому истина дана "как на ладони" и мир открыт и сущностно понятен. Но при этом не по твоей воле, а по "Его". Если творчество происходит, то оно "боговдохновенно", ты, твое сознание, твое Эго просто являются инструментом проявления и раскрытия истины жизни.
Я предельно хорошо понимаю, что термины, которые здесь употребляю, весьма ненаучны. Но нужно понимать, что само творчество часто проживается как мистическое состояние, которое ты "заслужил", "достиг", которое с тобой "случилось".
Творчество трансцендентно в обоих аспектах.
В конце 1990-х годов мы очень много писали об "изначальном состоянии сознании", при котором личность теряет свою субъектность и "растворяется в одухотворенном космосе" (Козлов, 1995-1999). Ресурсное состояние сознания, насколько мы понимаем, имеет многие качественные характеристики этой "изначальности".
5. Трансцендентные переживания (чувство гармонии с окружающей средой, "открытость" человека внешнему миру, забывание своих "земных" проблем). В результате трансцендирования (выхода за пределы своего "Я") происходят существенные изменения в ценностно-смысловой сфере личности, начинают действовать механизмы индивидуального свободного сознания. Трансцендентность проживания творчества обеспечивается именно разотождествлением со структурами Эго, что, в свою очередь, приводит к самой возможности творчества и - в итоге - к продукту состояния - обогащению самой личности.
Ресурсное состояние сознания всегда связано с дистанцированно-стью от других людей, погружением в собственное интеллектуальное переживание, активацией сознания как безгранично индивидуального пространства. Уединение становится сродни самотворчеству, выступает как необходимое условие для "труда сознания".
В этом аспекте мы можем вспомнить мысль А. Маслоу о творческом аспекте состояния одиночества и о том, что одиночество является одним из отличительных признаков самоактуализирующееся личности. Человек в таком состоянии представляет собой своеобразный телесно-духовный континуум. Он осмысливает себя метафизически.
6. Метафоризация сознания человека. Высказывания респондентов свидетельствуют о "лингвистических нонсенсах", "смысловых оппозициях", "парадоксах мышления и восприятия мира". Реальность в ресурсном состоянии сознания приобретает признаки амбивалентной целостности.
Мышление становится сходным с поэтическим, которое выражает и формирует новые смысловые образы.
В ходе эволюционного развития человека как рода - мышление, как известно, предшествовало языку: язык (как средство формирова-ния мысли) и речь (как способ формулирования и выражения мысли) возникают позже. Языковой мир стал оказывать определенное влияние на бытие и вызывать воздействие реальности на мышление. Язык и речь как изначальные средства общения людей путем обмена мыслями имели двойную функцию: идеальную (сказать что-то) и реальную (сказать как-то). Здесь мы обсуждаем вопрос не о том, как устроен язык, а скорее о том, как устроен предметный мир человека.
Известно, что внутренний мир языковой личности состоит прежде всего из разных людей, предметный мир - это и есть диалог разных субъектов культуры, диалог смыслов человеческого бытия. В "диалогическое сознание" человека "встроен язык", с помощью которого фиксируются смысловые связи, категориальные мыслительные структуры, когнитивные образы различной модальности. Тем самым в сознании человека (как носителя языка) непрерывно развивается ценностно-смысловая система (синтезирующая "природные", "предметные", "социальные", "экзистенциальные" составляющие), осуществляются семантические приращения, порождаемые эстетическим функционированием слова, словообраза, символа, знака. Язык, как известно, безлично-всеобщ, необходим для общения людей (путем обмена мыслями) - он неперсонален и объективен. В отличие от языка речь человека всегда персональна, субъектна, часто метафорична и полисе-мантична.
Основными механизмами выявления "смысловых оппозиций" воспринимаемого человеком мира являются следующие: метафора (позволяющая сделать "знакомое необычным"), аллегория (позволяющая "сопоставлять несопоставимое" и "соизмерять несоизмеримое"), аналогия (позволяющая сделать "необычное знакомым") и катахреза (позволяющая вложить новый смысл в старые слова и понятия). Лингвистическая семантика пронизывает весь предметный мир человека и проявляется не только в языке (метафорический язык), но и в его мышлении (метафорическое мышление) и деятельности (эвристичность метафоры направляет мысль человека на поиск новых способов действия). "Диалог метафор" в сознании человека позволяет реконструировать его внутренний мир: осуществить приспособление к предметной среде путем преобразования предметного мира личности (человек изменяет свое отношение к объектам), либо осуществить гармонизацию внутреннего мира с внешним путем преобразования окружающей среды (человек изменяет свое поведение).
Метафора - это сжатый до прототипического образа способ концептуализации действительности, с помощью которого осуществляется МЕТА-форическое проникновение сознания человека в глубинную структуру мира. Метафорическое моделирование двигательных действий в антропоцентрической биомеханике рассматривается как вторжение "значащих" переживаний личности в сферу значений и смыслов элементов системы движений, чувственно-образных представлений - в сферу понятий и категорий, эмоций и творческого воображения - в сферу интеллекта и абстрактно-формального мышления. На наш взгляд, преодолеть границу между физическим и ментальным можно, используя единый язык для их описания - язык геометрических представлений и когнитивно-метафорического моделирования предметного мира.
Если более глубоко анализировать данный феномен, то мы можем предположить, что в ресурсном состоянии сознания "пробиваются" многочисленные "каналы", "туннели" (мне хочется извиниться за метафоричность сравнений перед читателями) между базовыми средами функционирования сознания: ощущений, эмоций, образов, символов и знаковых систем, - что и объясняет синергичную целостность самого переживания креативных состояний.
7. Трансперсональность опыта. Внешние цели задают только направление развития человека или систему требований к результату, выработанную интеллектом. Сутью является действования ради себя самого. Становящийся результат - это предпосылка развития самоцельной личности.
Достижение цели важно только для того, чтобы наметить следующее действие, само по себе оно не удовлетворяет. Сохраняют и поддерживают действия не их результаты, а переживание процесса, чувство радостности, умиления процессом, вовлеченность в деятельность.
Ресурсное состояние сознания - это экстатическое или инстати-ческое состояние, "захватывающее" человека. В этом состоянии доминирует мотивационно-эмоциональная сфера мышления, а не рационально-логический интеллект и доминирует духовность как направленность к высшим силам, к другим людям и самому себе.
Самосознание человека релевантно ощущению демиурга. В процессе творения не столько человек создает те или иные идеи, образы, лингвокреативные (языкотворческие) символы и знаки, сколько продуктивные идеи "создают" человека - в их власти находятся увлеченные своими действиями люди. Действующая личность раскрывается как "causa sui" (причина себя). Так, личность со-творяет себя и "о-творяет" (открывает другому) - в моментах выхода за границы себя (в межличностное пространство) и своих возможностей (знаний, умений, способностей), представленности себя в других людях (бытие человека в другом человеке) и воспроизводстве другого человека в себе.
Подлинный смысл ресурсных состояний сознания - это не столько погружение вглубь бесконечного (антропокосмического), для того что-бы найти для себя нечто новое, сколько постижение глубины конечного (кластеры "образа Я"), чтобы найти неисчерпаемое (обрести духовное). Человек на этом пути "взращивает" в себе не только Субъекта Деятельности, но и Субъекта Мира.
Трансперсональность ресурсного состояния заключается еще и в том, что носитель этого состояния трансцендирует пространственно-временные характеристики своего бытия
Трансценденция времени заключается не только в искажении восприятия времени, но и в его "забывании". В некотором приближении можно сказать, что творчество происходит во "вневременном со-бы-тии в деятельности", когда временная характеристика жизни становится индифферентной.
Что касается пространства, то включенность в деятельность в ресурсном состоянии позволяет нивелировать многие переменные пространства - "где", "в каких условиях". Для потока это или становится незначимым, или, что еще точнее, внешние по отношению к деятельности пространственные характеристики являются незначимыми.
8. Наслаждение процессом деятельности. Чувство упоения следует отличать от чувства удовольствия, которое также может приносить процесс деятельности. Удовольствие можно испытывать без приложения каких-либо усилий, поэтому оно не ведет к росту и развитию личности. Чувство же упоения не может возникать без полной отдачи сил.
Ресурсное состояние сознания обладает непостижимым великолепием эмоционального состояния. Само понятие наслаждения не настолько точно раскрывает содержание состояния. Мы можем выделить две возможные версии эмоциональных паттернов, сопровождающих "поток":
• творческий экстаз, который связан с сильным возбуждением, часто безудержной энергией и восторгом, неуправляемостью, мощными эмоциями, граничащими с безумием и социальной неадекватностью (аналог религиозного экстаза);
• инстаз - более дисциплинированное, систематическое и потому сохраняющееся во внутреннем сознании. В ресурсном состоянии сознания мы всегда можем дифференцировать мыслящего субъекта, мышление как процесс и мыслимое как содержание деятельности. Когда эти три составляющие сливаются друг с другом и растворяются в единстве - это и есть ресурсное состояние сознания. Инстаз я бы обозначил как глубокую медитацию на истину А в эмоциональном состоянии это тихое умиление-восторг-радостность и созерцательность.В любом случае происходит глубокое постижение мира, самого себя и преображение-обогащение сознания человека. Это и есть блаженство человеческой деятельности. Вообще говоря, это и есть Деятельность Человека.
Такая деятельность позволяет человеку выходить за пределы своих программ к высшим смыслам, выявлять и формировать в себе новые способности одухотворения окружающей его и целесообразно преобразуемой им реальности, в том числе и собственного бытия.
Именно с такими действиями человека (Н. А. Бернштейн и В. П. Зин-ченко называют их "живыми движениями") связано рождение всего нового и прекрасного в мире и в самом человеке, в выходе за пределы известного, за границы предустановленного, простирании субъекта в новые пространства знаний, способностей и умений.
Предмет деятельности (предмет познания, оценки и преобразования) у разных людей может быть один, ракурсы его видения взаимо-дополнительны, а пути личного "восхождения" к нему, "вращивания" в него или "взращивания" в себе различны и индивидуальны.
В ресурсном состоянии сознания человек "творит себя" - не только "образовывается" (то есть приобретает знания, умения, навыки), но и сам "образует мир": создает свое понимание, свое видение мира, проектирует и строит собственную жизнь, решает, куда ему идти, о чем думать, с кем взаимодействовать и общаться.
Но, доказывая оптимальность ПСС, почему мы так редко испытываем это состояние в повседневной жизни? Почему оно знакомо нам главным образом в форме так называемого досуга: игры в шахматы, альпинизма, танцев, медитации, религиозных ритуалов? Почему мы до сих пор не владеем этим оптимальным состоянием при выполнении повседневной работы? Сложность заключается в условиях возникновения состояния "потока", но это, как правило, зависит исключительно от самого субъекта.
Если анализировать условия возникновения ресурсных состояний, то можно выделить следующие:
1. Интенсивная и устойчивая концентрация внимания
на ограниченном стимульном поле.
Наши эксперименты с частичной сенсорной депривацией и различными статическими и динамическими медитациями, которые связаны с произвольной концентрацией внимания, показали, что это условие часто является базовым для ресурса. Исследования Чиксентми-хали представляют для нас особый интерес именно потому, что автор выявил "внешние ключи", которые способствуют концентрации и тем самым обеспечивают состояние "потока". Ими являются определенные требования к деятельности ("вызовы ситуации") и определенная структура деятельности. Рассмотрим их более подробно.2. "Вызовы ситуации".
Экспериментально показано, что войти в ресурсное состояние легче в ситуациях, которые обеспечивают следующие возможности: исследование неизвестного и открытие нового, решение проблем и принятие решений, соревнование и появление чувства опасности, возникновение чувства близости или потери границ Эго. В целом это ситуации, способствующие изучению субъектом своих возможностей, их расширению, выходу за пределы известного, творческим открытиям и исследованиям нового. Иначе говоря, это ситуации, которые удовлетворяют "центральную человеческую потребность" в трансценди-ровании - в выходе за пределы известного, простирании субъекта в новые пространства навыков, способностей, умений.
3. Структура деятельности.
Во-первых, вхождению в "ресурс" способствуют те виды деятельности, в которых есть ясные, непротиворечивые цели, точные правила и нормы деиствования для их достижения и существует ясная (прямая, точная, мгновенная) обратная связь о результате действия. Эти условия помогают удерживать концентрацию на процессе. Полное, тотальное включение в деятельность невозможно, если неизвестно, что надо делать и насколько хорошо ты это делаешь.
Во-вторых, вхождение в ресурсное состояние сознания облегчается в такой деятельности, которая постоянно бросает вызов способностям субъекта. Субъект должен уметь их замечать и отвечать на них соответствующими умениями и навыками. Необходимым условием ПСС является баланс между требованиями деятельности и индивидуальными способностями субъекта. Однако существенную трудность создает тот факт, что это не простое соответствие навыков вызовам: породить ПСС может лишь такой баланс, в котором и вызовы, и навыки оказываются выше определенного уровня.
У каждого субъекта существует так называемый "личный средний уровень", то есть некий баланс навыков и вызовов. Когда и навыки, и вызовы ниже этого уровня, что обычно для стандартной, хорошо отлаженной деятельности, нечего ожидать опыта ПСС даже в условиях баланса. Когда возможности для действий ниже среднего уровня, а личные возможности недостаточно использованы, возникает состояние апатии и скуки.
Когда задача не обеспечена соответствующими навыками, появляется состояние тревоги. И только деятельность, навыки и вызовы которой превышают "личный средний уровень", не содержит точек для релаксации и поэтому заставляет субъекта быть непрерывно внимательным, требует от него высокого уровня концентрации. Только такая деятельность создает все условия для полного включения субъек-та, которое сопровождается чувством глубокого удовлетворения, наслаждения.
Иначе говоря, вхождение в ресурсное состояние сознания происходит в таких условиях, которые понуждают субъекта к полному выявлению своих способностей, к полной мобилизации себя. Когда есть баланс, все внимание субъекта сосредоточено исключительно на деятельности. Чтобы человек оставался в ресурсном состоянии сознания по мере развития своих способностей, необходимо нарастание вызовов. Для этого не обязательно менять виды деятельности - важно уметь находить новые вызовы в той же самой деятельности, уметь замечать их.
Это глубоко индивидуальное свойство (У. Джеймс назвал его свойством гения), но и ему можно научиться, можно развить его в себе. Именно с такой особенностью вчувствования в вызовы бытия и подтягивания себя к ним связано рождение всего нового и прекрасного в мире и в человеке. Так, творческая деятельность становится источником внутреннего роста.
Не может быть совершенным общество, в котором наслаждение получают от наркотиков, относятся к работе как к беспощадной и неприятной обязанности и противопоставляют ее досугу. Длительные исследования по данному вопросу привели нас к следующим выводам:
• любой труд и любая форма материальной, социальной, духовной реализации могут доставлять глубокое удовлетворение;
• необходима переориентация общества на то, что серьезная работа может приносить больше наслаждения как экстатического, так и инстатического характера, чем любая форма досуга;
• вообще необходимо переоценить дихотомию "работа-досуг";
• ресурсные состояния сознания не только эвристичны по сути, но и содержат огромный потенциал исследования глубинной сущности человека;
• ресурсные состояния сознания имеют интегративный и трансперсональный характер.
Анализ условий спонтанного возникновения ресурсных состояний сознания позволяет нам ставить вопрос о возможности его формирования в любой деятельности, что, в свою очередь, может углубить и расширить наши представления о ее роли в развитии субъекта труда как личности.
Итак, феноменология ресурсного ("потокового") состояния сознания показывает нам, что люди, которые переживают это состояние, оказываются целиком поглощены своим занятием, испытывают глубокое удовлетворение от того, что они делают, и это чувство порождает сам процесс деятельности, а не его результат; они забывают личные пробле-мы, видят свою компетентность, обретают опыт полного управления ситуацией; они переживают чувство гармонии с окружением, "расширения" себя; их навыки и способности развиваются, личность растет.
Насколько эти элементы опыта присутствуют, настолько субъект получает наслаждение от своей деятельности и перестает беспокоиться о внешней оценке. Естественно, что такой опыт является оптимальным для человека. Он позволяет упорядочить случайный поток жизни субъекта, дает базовое чувство опоры: в каждый данный момент субъект может сконцентрировать все свое внимание на осознанно выбранной "задаче в руках" и мгновенно забыть то, что его разрушало.
При самом общем приближении в ресурсном состоянии сознания мыслящий субъект, мышление как процесс и мыслимое как содержание деятельности сливаются друг с другом и растворяются в единстве, что и позволяет проникнуть в демиургово качество индивидуального свободного сознания - души, проявлять ее интенцию к творчеству и созиданию.
В этом ключе осознанное использование расширенных состояний сознания для индукции ресурсных, потоковых состояний является чрезвычайно важным и перспективным направлением не только эвристической психологии и психологии труда, но и теории и методологии исследования самого предмета психологии - psyche.
ХОЛОТРОПНОЕ СОЗНАНИЕ -ПОИСК ДУШИ
В конце 1960-х годов в США появилась трансперсональная психология. Этот подход исследует трансперсональные переживания, их природу, разнообразные формы, причины их возникновения. Станислав Гроф, один из основателей данного направления, выделил особое состояние сознания (холотропное), в котором возможны трансперсональные переживания (Grof, 1992).
Данное состояние сознания (на мой взгляд, и я надеюсь, что читатели по мере знакомства с этой книгой присоединятся к моему мнению) заслуживает того, чтобы быть выделенным из всех остальных состояний сознания, и требует пристального анализа.
Предмет этого раздела книги необычен в силу нескольких обстоятельств. Во-первых, каждый достаточно образованный психолог представляет, что в науке не существует ни одной однозначно толкуемой классификации состояний сознания. Во-вторых, главный термин, который будет предметом нашего исследования, слишком нов и спорен. В-третьих, если придерживаться логики Оккама, в науке и так много ненужных и бессодержательных понятий, стоит ли вводить еще и новые?Само слово "холотропный" означает 'обращенный к цельности' или 'движущийся по направлению к целостности' (от греческих слов hohoc, - 'целый', 'весь', и Tpeneiv - 'движущийся к чему-либо или в направлении чего-либо'). Буквально грето означает 'поворачивать1, 'вращать', 'обращать', речь идет об обращении, о возврате к целому, к изначально единому, к полноте. Между прочим, корень врат тот же, что и в слове "врач", и на древнерусском языке врачатися означало поворачиваться, а о духовном исцелении так и говорили - врачьство. В. В. Майков переводит это понятие как "всецелообращающий". Продолжая анализ, мы можем вспомнить старинное слово "обрящать", то есть проводить обряд, инициацию, посвящение. Таким образом, холотропный, если перевести это слово на русский язык более подробно, означает "посвящающий во всецелостность", "обращающий во всецелокупность".
В силутого, что понятия "холотропное дыхание", "холотропный подход", "холотропная парадигма" уже вплетены в ткань психологической терминологии в России, мы будем использовать понятие "холотропное" без перевода.
Ст. Гроф правильно предполагает, что в своем повседневном состоянии сознания мы отождествляем себя только с одним очень маленьким фрагментом того, чем мы в действительности являемся. В холот-ропных же состояниях мы можем превосходить узкие границы телесного "Я" и стяжать свое полное тождество.
Таким образом, мы можем предположить, что существует холотропное состояние сознания, в котором мы можем интроецировать, включать во внутренний план любое другое психическое состояние. В холот-ропном сознании существует открытая возможность присоединения к любому знанию, поведению, переживанию любой сложности.
При первом приближении мы можем заметить, что существует проблема включенности в холотропное состояние сознания. Во-первых, она выражается в том, насколько холотропное сознание может "распаковывать" некие территории психического, некие смысловые пространства, которые существуют в реальности во внутренней и внешней вселенной. Во-вторых, это проблема методов, техник и средств, которые существуют для раскрытия "полного тождества". В-третьих, значима проблема навыков как в работе с методами, техниками и средствами, так и в осознании "распакованных" пространств психического.
Рассмотрим вначале эти три проблемы, а затем уже разберем саму возможность индукции холотропного состояния сознания.
Ст. Гроф считает, что в холотропных состояниях сознание видоизменяется качественно, и притом очень глубоко и основательно, но тем не менее оно не является сильно поврежденным и ослабленным, как в случае органических нарушений. Как правило, мы полностью ориентируемся в пространстве и времени и совершенно не теряем связи сповседневной действительностью. В то же время поле нашего сознания наполняется содержимым из других измерений существующего, и притом так, что все это может стать очень ярким и даже всепоглощающим. Таким образом, мы проживаем одновременно две совершенно разные действительности, "заступая каждой ногой в разные миры".
Профессионалы, получившие академическое образование по психологии, достаточно хорошо представляют, что современная академическая психология занимается более всего картами психического, то есть концепциями и теориями, касающимися психики. Иногда они настолько не соотносимы с самой территорией психического, что их объединяет только интенция к интерпретации и то, что они являются продуктами психики их авторов.
Такие карты психического обозначаются или именем отца-основателя (фрейдизм, райхианство, юнгианская психология), или категорией, которая является стержневой для концепции (деятельностный подход, гуманистическая психология, бихевиоризм).
В любой профессиональной среде факт множества карт является достоверным. Это касается не только психологии, но и любой опред-меченной научно-теоретической деятельности человека. То есть в психологии, как и в других науках, существуют сотни и тысячи карт, которые являются попытками осмыслить психическую реальность. Каждая такая попытка имеет свою эволюцию, которая по стадиям и тенденциям является общей для всех концептуализации.
Вначале опредмечивается определенный феномен, факт, идея. Таковыми являются "поведение крысы в проблемном ящике" в бихевиоризме, "условный рефлекс на слюноотделение" в павловской теории об условно рефлекторной деятельности или эффект "незавершенного действия" Б. В. Зейгарник. Мы можем обозначить эту фазу развития как стадию адекватного опредмечивания. На начальных стадиях любая концепция является корректным объяснительным механизмом конкретной территории психического, фрейдовское толкование истерии, объяснение зрительного восприятия на начальных этапах развития в гештальт-психологии, роль травмы рождения Отто Ранка.
Затем наступает стадия экспансии. На этой стадии объяснительный принцип начинает проецироваться на другие территории психического. Появляются теории, объясняющие активность личности вообще. Возникает школа, представители которой, одурманенные аналитической красотой реализации первой стадии (для мужчин это очень важно, а ученые в основном мужчины, а если честно сказать - только Мужчины), забывая, что линейка - идеальный инструмент для измерения только определенного расстояния, начинают носиться с этим приспособлением во всех сферах человеческого.На третьей стадии глобализации и онтологизации концепция принимает характер всеобъемлющей теории, которая уже имеет мировоззренческий характер и претендует на истину, у нее есть свои воинствующие сторонники (как правило, намного более ограниченные и глупые, чем отец-основатель), которые видят смысл своей жизни в том, чтобы "реализовать самые передовые идеи"...
На третьей стадии теория превращается в ту карту, которая топологически объемлет всю территорию, она не только показывает структурную мозаику, но и выстраивает динамические, энергетические взаимодействия между областями.
Более того, теория становится объясняющим принципом индивидуального развития личности от рождения до смерти и всей эволюции человечества.
Собственно, это и есть признак вырождения теории. Потому что нет ни одной карты психической реальности, которая бы соответствовала самой территории. На третьей стадии, несмотря на все попытки апологизации теории, вдруг обнаруживается понятный даже среднему студенту разрыв, щель между реальностями: с одной стороны, есть карта, есть смысловые пространства теории, с другой стороны, есть психическая реальность; есть психология и есть жизнь, которая функционирует по своим законам.
Но возвратимся к нашей теме о холотропном сознании. Самая, наверное, интересная черта этой концепции, что она с самого зарождения претендует на третий уровень - глобализации и онтологизации. Мне это напоминает историю о Лао-цзы, каноническом просветленном китайском философе, жившем в VI в. до Рождества Христова. Рассказывается, что мать носила Лао-цзы в чреве 62 года (по другим источникам - 72 или 81 год), что он родился с белыми, как у старика, волосами, и потому народ называл его Лао-цзы, то есть старый мальчик. Как бы там ни было, Лао-цзы появился уже взрослым, я бы сказал, старым, уже в предельном осознании.
Концепция о холотропном сознании, на первый взгляд, вызывает такие же мысли в силу нашего интуитивного доверия процессуально-линейному развитию систем.
В соответствии с концепцией Ст. Грофа, холотропные состояния характеризуются волнующими изменениями восприятия во всех чувственных сферах. Когда мы закрываем глаза, наше зрительное поле наполняется образами, почерпнутыми из нашей личной истории или нашего личного и коллективного бессознательного. У нас могут быть видения и переживания, рисующие разнообразные виды животного и растительного царства, природы вообще или космоса. Наши переживания могут увлечь нас в царство архетипических существ и мифологические области. Когда же мы открываем глаза, наше восприя-тие окружающего может становиться обманчиво преображенным живыми проекциями этого бессознательного материала. Все это также может сопровождаться широким набором переживаний, задейству-ющих и другие чувства: разнообразные звуки, запахи, вкусы и физические ощущения.
Гроф пишет, что эмоции, вызываемые холотропными состояниями, охватывают очень широкий спектр, как правило, простирающийся далеко за пределы нашего повседневного опыта и по своей природе, и по своей интенсивности. Они колеблются от чувств восторженного вознесения, неземного блаженства и "покоя, превосходящего всякое понимание", до бездонного ужаса, смертельного страха, полной безысходности, снедающей вины и других видов невообразимых эмоциональных страданий. Крайние формы подобных эмоциональных состояний соответствуют описаниям райских или небесных сфер, или же картин ада, изображаемых в писаниях великих мировых религий.
Гроф считает, что особенно интересным аспектом холотропных состояний является их воздействие на процессы мышления. Рассудок не поврежден, но он работает таким образом, который разительно отличается от его повседневного способа действия. Мы, быть может, не всегда способны полагаться на наш здравый рассудок и в обыкновенных практических вещах, а тут оказываемся буквально переполнены замечательными и убедительными сведениями о множестве предметов. У нас могут появиться глубокие психологические прозрения относительно нашей личной истории, наших бессознательных движений, эмоциональных затруднений и межличностных проблем. Мы переживаем необыкновенные откровения относительно различных сторон природы и космоса, которые со значительным запасом превосходят нашу общеобразовательную и интеллектуальную подготовку. Однако, и это гораздо важнее, самые интересные прозрения, достигаемые в холотропных состояниях, вращаются вокруг философских, метафизических и духовных вопросов.
Более того, в соответствии с концепцией Грофа, мы можем переживать последовательность психологической смерти и возрождения и широкий спектр трансперсональных явлений, таких как чувства единства с другими людьми, с природой, вселенной, с богом. Обнаруживаем и то, что кажется памятью из других воплощений, встречаемся с яркими архетипическими образами, общаемся с бесплотными существами и посещаем бесчисленные мифологические ландшафты. Холотропные переживания такого рода являются основным источником существования космологических, мифологических, философских и религиозных систем, описывающих духовную природу и космоса, и всего существующего. Они представляют собою ключ к пониманию обрядовой и духовной жизни человечества, начиная с шаманизма исвященных церемоний туземных племен и заканчивая большими мировыми религиями.
Таким образом, даже минимальный обзор положений Грофа показывает глобализм этого подхода. Особым аргументом глобализма является его анализ холотропных состояний сознания в истории человечества.
Собственно, такой изначальный посыл, на мой взгляд, вполне заслуживает одобрения. Тем более, что этому подходу предшествовала сорокалетняя экспериментальная работа с измененными состояниями сознания.
Для автора данной книги холотропное состояние сознания является не метафизическим предположением, а вполне достоверной реальностью. В крайнем случае, феноменологические описания, которые приводит Ст. Гроф в своих книгах, вполне совпадают с содержанием самоотчетов, которые я получал от участников тренингов с использованием расширенных состояний сознания, индуцируемых связным дыханием. В силу того, что автором за последние 15 лет проведено около 400 тренингов с участием более 15 тысяч человек, разнородность выборки по половому, возрастному (от 12 до 72 лет), образовательному (от школьников-подростков до профессоров вузов), национальному (участниками были представители почти всех национальностей, кроме некоторых национальных северных меньшинств) признакам с широкой географией исследований (территория бывшего Советского Союза, а также страны ближнего и дальнего зарубежья) позволяет сделать этот вывод достоверным даже в соответствии с требованиями строгой академической науки.
Мы обозначили эти состояния сознания как расширенные, но не холотропные в силу того, что не могли им приписать того всеобщного характера, которым их наделяет Гроф. Может быть, это произошло потому, что ко всем паранормальным, трансперсональным явлениям в Ярославской школе психологии относились, да и сейчас относятся довольно скептично. Сейчас уже причина не важна. Важны все те три вопроса, которые мы поставили в начале раздела и хотим обсудить.
Во-первых, мы заметили, что расширенное состояние сознания может распаковывать некие территории психического, некие смысловые пространства, которые существуют в реальности во внутренней и внешней вселенной в той степени, в которой мы можем фиксировать у клиента "субкультурную испорченность трансперсональным" (СИТ). Этот термин мы используем по аналогии с термином "испорченный респондент" в экспериментальной психологии и психодиагностике.
Под термином СИТ мы понимаем тот факт, что в сознании современного человека существует огромное количество идей, образов, мифов, символов, которые имеют сугубо надличностный характер.Реинкаранционная тематика, тема загробной жизни, НЛО, экстрасенсорика и т. д. широко ретранслируются средствами массовой информации: кино, телевидением, бульварной и интеллектуальной литературой. Надличностные (трансперсональные) феномены уже являются темой обсуждения подростков и домохозяек. Я не говорю о новом поколении "виртуальных детей", для которых мир богов, героев и демонов (надличностный, мифологический) стал более родным, чем социальное окружение.
Вне сомнения, трансперсональное реально, но нельзя ли объяснить его происхождение в терминах общей психологии: через феномены долговременной и субсенсорной памяти, специфической нейропси-хологической стимуляции, через механизмы воображения в условиях частичной сенсорной депривации (дыхательные процессы происходят с закрытыми глазами или в повязках), сильной тематической музыкальной стимуляции (в холотропном дыхании используется специально подобранная музыка) и гипервентиляционного стресса. Все эти факторы используются в их синтезе.
Возможности человеческой психики, да и тела тоже, в измененных состояниях очень расширены. Но холотропны ли они?
Анализ самоотчетов показывает, что переживания осмысливаются в основном на том уровне вербального и эмоционального конструирования, который существует у клиентов. Изложение материалов переживаний, их подробность, содержание, языковая среда во многом зависят от личностной и субкультурной отождествленности клиентов, особенностей воспитания и образования, общей социализации.
Может быть, дыхательные психотехники не дают тех обширных возможностей в стимуляции психического, которые существуют при применении психоделиков. При этом допущении термины "расширенные состояния сознания" и "холотропное состояние сознания" являются различными степенями изменения сознания, имеющими общие феномены, которые часто описывают одни и те же территории психического.
Если мы возвратимся к вопросу о дифференциации холотропного состояния сознания и расширенных состояний сознания, то нужно признать превосходство холотропных состояний сознания в интенсивности и возможностях психоделического распаковывания ресурсов психического.
Что касается проблемы методов, техник и средств для раскрытия "полного тождества", то нам уготован некий тупик. К великому сожалению, психоделические вещества как синтетического (ЛСД, ДМТ и Др.), так и природного происхождения (псилоцибиновые грибы, вытяжки из красного мухомора, пейот и др.) запрещены еще в прошлом столетии и причислены к наркотикам по первому списку. И здесь мынаходимся в ситуации лисы и винограда из известной басни Крылова, и нам в качестве успокоения остается только признать, что применение психоделиков опасно.
Вы можете соглашаться или не соглашаться, но опыт подсказывает мне, что надежность, эффективность и психогигиеничность предельного изменения сознания обусловлены следующими основными предпосылками.
Проблемы методов, техник и средств для использования расширенных состояний сознания в целях личностного роста нами разрешены в настоящий момент достаточно основательно.
Что касается третьего вопроса - о навыках в работе с методами, техниками и средствами и в осознании распакованных пространств психического из надличностных областей, то здесь больше вопросов, чем ответов.
Существует множество тренингов и далее специализаций внутри практической психологии и психотерапии, которые посвящены овладению инструментарием и навыками работы с измененными состояниями сознания. Они готовят специалистов "трудовым методом", давая не только знания в соответствии с академическим стилем образования, но и глубокий опыт личностной трансформации, исследования внутреннего пространства, овладения умениями и навыками работы в качестве групп-лидера и практического психолога.
Мы сделали множество шагов в разработке теоретических подходов к надличностным измерениям психического. Примером такого рода может служить монография "Трансперсональная психология. Истоки, история, современное состояние" (М., 2004) и серия трансперсональных текстов, которая была реализована благодаря усилиям Владимира Майкова.
В России существует несколько трансперсональных институтов, которые имеют свои образовательные системы, квалифицированный кадровый состав.
Но еще очень рано говорить о какой-то стройной образовательной системе. Нет единых рабочих программ, как на уровне теории, так и в обучении психотехнологиям. Как, наверное, во всей вузовской системе страны, наблюдается огромный дефицит в высококвалифицированных кадрах.
Станислав Гроф считает, что каким-то таинственным и пока еще необъяснимым способом каждый из нас несет в себе сведения обо всем мире и обо всем существующем, обладает возможным переживаемым доступом ко всем его частям и, в некотором смысле, является всем космическим сплетением в той же самой степени, в какой он является лишь его микроскопической частью, лишь отдельным и незначимым биологическим существом.Картография, которую разработал Гроф, отражает это обстоятельство и изображает индивидуальную человеческую психику как соразмерную в своем существе со всем космосом и всей полнотою существующего.
Собственно, холономный подход в науке и сама категория холот-ропного состояния не новы. В конце 1990-х годов на концептуальном уровне мы обозначили это состояние "изначальным состоянием психики". Эта проблема достаточно подробно раскрыта в моей докторской диссертации по социальной психологии.
В психодуховной традиции есть удивительной красоты метафора холотропного состояния сознания, которой уже более двух тысяч лет и которая изложена в "Аватамсакасутре" индийских "Ригвед": "В небесах Индры, как рассказывают, есть покрывало из жемчуга, каждая жемчужина в котором расположена так, что в ней отражаются все остальные".
Есть много других, не менее красивых метафор, мифов и историй, которые проявляют неистовое желание человека к всеобщности - чтобы "быть всем". И мне до боли понятно это стремление. Собственно, оно и является базовым проявлением человеческой души - обнаружить себя во всеобщей целостности.
В конце этого раздела мне хочется обозначить основные качественные признаки холотропного состояния сознания и одновременно обнаружить те сопротивления в личности, которые не позволяют личности войти в это состояние.
Во-первых, в холотропном состоянии сознания человек трансцен-дирует время.
С одной стороны, человек живет в ограниченном структурированном линейном времени, более того, удивительно ценит это время и до абсурда жестко привязан к нему, к его личностному структурированию. С другой стороны, у человека всегда есть стремления совершенно противоположного характера - быть не ограниченным во времени, не ценить время, быть не привязанным ко времени и полностью отдавать свою ответственность и волю в структурировании времени.
Предельное выражение трансцендирования времени мы находим в религиозных системах. Представления о трансценденции времени за пределами земной жизни: о томлениях в подземном царстве мертвых, мучениях, странствиях в призрачном мире, блаженстве в стране богов и героев - распространены во всех культурах и мифах всех народов. Ясной проекцией вневременного существования являются онтологические картины существования человечества и всего мира - ° "кончине Мира", например, у древних германцев (сумерки богов) или в древнегреческих философских системах, в иудаизме, мусульманских теологических системах и христианстве.
Не так важна содержательная и структурная реализация вечной жизни. То ли это будет происходить по схеме иудейской эсхатологии с торжеством зла язычников, нечестивых и беззаконных на первых стадиях, появлением Мессии или Бога и борьбы сил зла против царства Божия, победы суда, спасения и "тысячелетнего царства" в блаженстве с воскресшими праведниками. То ли это будет вера в бессмертие через воскресение Христа как первой победы над смертью. Не так важно структурирование послесмертного существования, будь это реин-карнационные воплощения на земле, существование в различных отделах загробного мира Фомы Аквинского или примитивной бинарно-сти рая и ада.
Не так важен метод трансцендирования времени и получения вечного существования: молитва, мытарство, праведность, питие сома-расы или, как в сказаниях Гомера, продолжительное употребление нектара, который был похож на вино, имел красный цвет и смешивался с водой. Важно то напряжение, которое вызывается конфликтом, борьбой этих двух противоположностей - жесткая идентифициро-ванность с линейным временем, полная и чудовищная по силе привязанность в "Я" и стремление полностью уничтожить это время, быть над временем, в вечности, в "не-Я". Говоря языком Грофа, это конфликт отождествленности с хилотропным модусом бытия и безвременья холотропного.
Мне кажется, что где-то глубоко внутри уже трудно дифференцировать эти противоположности, как в вихре трудно отличить холодные и теплые потоки воздуха, хотя ими и вызывается вихрь.
Человечество уже очень зрело, и мне иногда кажется, что оно устало от коана смерти. И нам вроде бы смешно вспоминать веру древних египтян в то, что жизнь за гробом обусловливается сохранением всех трех элементов человека: тела, души и двойника (Ка), - и их гениальное искусство бальзамировать трупы.
Но если вы хотите увидеть материальное изображение первого базового напряжения в человеке и в человечестве, посмотрите на пирамиду Хеопса в Гизе.
Почему мы так жаждем холотропного состояния сознания вне учета всех философских, мифологических и теологических софизмов, которые я привел выше? И почему категория Грофа так будоражит сознание любого мыслящего человека?
Я сейчас не буду останавливаться на красивой идее изначального состояния и на том, что каждый человек имеет как в эволюционном, так и в индивидуально-биографическом аспектах опытное переживание трансценденции времени и жизни в вечном.
Для меня важно, что в каждом из нас прямо сейчас существуют три аспекта структурирования времениВо-первых, это личностное структурирование времени, человек постоянно каким-то образом планирует время, свою жизнь, расчленяет время, во временном континууме выстраивает стратегию и перспективные линии своего развития.
Во-вторых, структурирование времени за пределами этой жизни. Я сейчас обозначу странное словосочетание - посмертное структурирование. Но оно точно обозначает вектор. Что касается смыслов, наполняющих эти структуры, они имеют философско-культурологи-ческое происхождение и некоторые из них мы уже упоминали.
В-третьих, это структурирование бессмертия при жизни. Данный аспект касается свободы от времени внутри линейного континуума. В традиции это называется просветлением. Просветление отличается от всех других способов структурирования тем, что находится психическое состояние, в котором человек переживает вечность и при этом сохраняет осознание и свое индивидуальное существование. Что такое нирвана, саттори, жизнь в теле Христовом, постижение Дао, восприятие Духа или Шуньяты, Великой Пустоты? На самом-то деле это способ трансцендирования личного времени, трансцендирования Эго с тем, чтобы при жизни уже получить вечность. Пребывать в том состоянии, в котором нет ни смерти, ни увядания, - в вечности.
Когда я просматриваю духовное движение, я вижу конфликт. Нам хочется сохранить способ личностного структурирования и в то же время хочется встретиться с Великой Пустотой. Холотропное состояние сознания позволяет получить опыт того, что мы вечны, бессмертны. Мы вообще не умираем. Мы просто переходим в разные формы. В конце концов, человек может получить опыт вневременного существования.
В этот момент личность получает дополнительный, более расширенный способ утверждения своего Эго, своего структурирования времени. Это дает огромный потенциал философского отношения к жизни, философского отношения к людям, ведь в конце концов все люди являются преходящими формами, и не более. Это дает возможность по-другому посмотреть на время, на свою смерть, чувство Равностно-сти по отношению к времени, которое возможно.
Одновременно Эго не готово, не хочет и никоим образом не может настолько трансцендировать время, чтобы стать просветленным и полностью трансцендировать время, то есть базовый конфликт между вечностью и личностным структурированием сохраняется. С одной стороны, очень хочешь получить вечность, с другой - очень боишься вечности. Почему? Потому что сам привык структурировать время.
Итак, первое напряжение между "Я" и "не-Я", между какими-то глубинными структурами "Я" и "не-Я" - "Я-структурирующее вре-мя" и "Я-существующее в вечности". Мы согласны получать фрагменты, какие-то искорки вечности, но отдаться вечности мы не согласны. В этом огромная внутренняя человеческая проблема, конфликт, напряжение, комплекс и, по большому счету, трагедия человеческого существования. В этом сверхценность опыта холотропного сознания и его полная ничтожность.
Во-вторых, это стремление в холотропном состоянии сознания трансцендировать индивидуальную психику во всей ее многоаспектное(tm) в групповом сознании.
Все мы существуем в неком ограниченном пространстве своего Эго, личностном одиночестве.
Смысл второго базового конфликта заключается в том, что, с одной стороны, мы имеем индивидуальное сознание и ограниченное Эго, с другой стороны, с самого глубокого детства у нас есть стремление трансцендировать свою индивидуальность.
Стремление трансцендировать свое одиночество, приобрести состояние целостности в другом или в других является базовым стремлением человека. Люди ищут ощущение слияния, трансцендирования себя, растворения в другом.
Мы можем вычленить определенные уровни проявления этого стремления:
1. Мы хотим трансцендировать себя через ощущение целостности с другим. Не так важен объект слияния: мама, папа, ваш ребенок, друг, подруга, муж или жена... Важно, что человек ищет эту возможность и это переживание.
2. Мы хотим трансцендировать себя через ощущение целостности с другими - с группой. Стремление создать хорошую семью, работать в группе высокого уровня сплочения, коллективе, в котором возникает ощущение "Мы".
3. Мы хотим трансцендировать себя через ощущение целостности с другими - со всем человечеством. Высшие состояния человеческой интегрированности в любой традиции ассоциируются именно с этим уровнем слияния. Каждый из нас помнит принципы гуманизма, равенства, братства. На самом деле это не только и не столько принципы коммунистического общества.
С одной стороны, мы себя стабильно, надежно, структурированно чувствуем внутри пространства своего тела и Эго, жестко охраняем это пространство и чувствуем опасность, когда другой или другие нарушают его. С другой стороны, мы все время стремимся к целостности с другим, с другими людьми, со всем человечеством - мы хотимслиться. И в этом заключается второй мощный конфликт холотроп-ного и хилотропного модуса бытия.
С третьей стороны, это стремление к трансцендированию пространства, стремление индивидуальной психической реальности трансцендировать самое себя через одухотворение окружающего пространства.
Единственный достоверный факт для меня и для вас - это факт нашего существования и факт биения нашей души. Это проблема ко-гито Декарта, его тезис: "Я мыслю, следовательно, я существую".
Смысл третьего базового противоречия заключается в том, что мы имеем индивидуальное психическое пространство и привычные способы структурирования этого пространства, внешнего и внутреннего, через мышление, память, восприятие, чувства, ощущения, то есть имеем ограниченный способ когнитивного структурирования.
Предельными выражениями трансцендирования индивидуального пространства являются одухотворенное мировосприятие шамана, растворение индивидуального атмана в Брахмане, нирвана, растворение души в Духе и другие аналоги просветленного состояния.
В шаманском мире все одухотворено: оса, которая летит, имеет душу, трава, сосна, ель, овраг, камень - все они имеют свою психику, свое отношение, свои эмоции и т. д.
Когда мир одухотворен и индивид не дифференцирует себя от окружающей реальности, возникает ощущение слияния со всем. Поэтому шаман может путешествовать куда угодно. Шаманский мир хорош тем, что шаман на самом деле и является всем миром.
Кроме метафорических, мифологических и теологических аналогий трансцендирования существуют так называемые научные обоснования. Это холономная парадигма науки и голографическая модель Вселенной и человеческого сознания.
В холотропных состояниях сознания люди получают трансперсональный опыт идентификации с пространством за пределами Эго.
Каждый из вас, кто имел такой опыт, может честно признать, что это было временное состояние, осколки и отблески трансцендирования пространства.
Так же честно вы можете признать, что вы, как и все люди, боитесь трансцендировать пространство своего существования. Я признаю это сам, несмотря на все осознание и понимание ситуации. С одной стороны, где-то в глубине, внутри есть стремление стать всем, с другой стороны - страшная боязнь нарушить пространство своей души, своего тела, своего Эго.
В силу того, что существует триединство этого конфликта, осуществляются духовные путешествия.И вроде бы каждый из вас стремится к нирване - к концу страданий, к другому берегу океана жизни, к гавани спасения, истине, вечности - трансцендированию своего индивидуального Эго во времени, пространстве, сознании. Но одновременно каждый из вас жестко укоренен во всех аспектах существования вашего Эго.
Собственно, мы должны быть благодарны этому глубинному конфликту человеческого существования. Именно он не позволяет нам забывать о нашей душе. В конце концов, на мой взгляд, именно он питает энергией пытливый ум философов, психологов и теологов в последние три тысячелетия.
Я глубоко благодарен Ст. Грофу за то, что он предпринимает героические попытки преодолеть свои ограничения и вкусить плоды истинно человеческого, предельных устремлений человеческого духа.
Ибн Эль-Араби, древнейший суфийский философ из Испании, писал так:
"Есть три формы знания. Первая - интеллектуальное знание, фактически - лишь сведения, собрания фактов и использование их для построения интеллектуальных понятий. Это интеллектуализм.
Вторая - знание состояний, включающих как эмоции и чувства, так и особые состояния бытия, в которых человек полагает, что он постиг нечто высшее, но не может сам в себе найти к нему доступ. Это эмоционализм.
Третья - реальное знание, называемое Знанием Реальности. В этой форме человек может воспринимать истинное, правильное, за пределами ограничений мысли и чувства. Истины достигают те, кто знает, как связаться с реальностью, лежащей за пределами этих форм знания. Это истинные Суфии, Дервиши, которые достигли".
Холотропное состояние сознания, на мой взгляд, является способом инициации ограниченного человеческого ума в "Знание Реальности".
В "Одиссее" есть миф об Элизиуме, Елисейских полях. Там не бывает бурь и непогод. С океана постоянно веет мягкий, божественно ласкающий ветер. И там есть все, что может пожелать душа человеческая. И там наслаждаются бессмертием Ахилл и все герои, сражавшиеся в знаменитых войнах древности.
Надеюсь, что неистовое человеческое желание бесконечного, борьба за холотропность сознания в конце концов увенчается успехом и, как героев древности, человека ждет Элизиум... холотропное состояние сознания, сознание всепонимания, всезнания, всеобщности.
ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ СТРАТЕГИИ
В профессиональной деятельности важно осознание нескольких моментов:
1) материала, над которым ты работаешь, предмета, на который направлены твои усилия;
2) твоей цели, того, что ты с этим хочешь делать;
3) способа достижения цели.
Очень кратко мы можем обозначить предмет как индивидуальное или групповое сознание.
Цель кратко обозначим как холистическую интеграцию сознания, достижение того уровня целостности сознания, который в состоянии обозначить клиент, группа клиентов или вы сами.
Способ - интенсивные психотехнологии с применением расширенных или каких-то других необычных состояний сознания.
Некоторых из вас может насторожить слово "психотехнология". Оно не популярно даже в практической психологии. С другой стороны, при переводе этого слова мы обнаруживаем следующие греческие корни: "душа", "искусство, мастерство, умение", "разум, рассудок, понятие". Если мы станем говорить о "разумном искусстве души", то это будет ближе к истинносу смыслу данного слова.
Мы достаточно подробно обсуждали проблему РСС и его место среди ИСС и указывали на то, что РСС обладает качествами осознанности, контролируемости, присутствия воли, намерения и возможности в любой момент вернуться в обычное состояние сознания.
Как показывают нейропсихологические и психофизиологические исследования (83,84), существуют объективные предпосылки вхождения в РСС на уровне функционирования ЦНС. Есть множество данных о психотерапевтических (62, 83, 84), психокоррекционных, трансформационных, интегративных аспектах РСС (39, 40,62,63, 83). Некоторые исследования (38, 39) фиксируют влияние РСС на социально-психологические закономерности групповой динамики, отличительные особенности взаимоотношений между ведущим и группой, ведущим и клиентом, включенным в группу.
Когда при работе с клиентом используются РСС, мы можем говорить о том, что взаимодействие с клиентом строится в русле интенсивных психотехнологий.
Использование РСС в терапии, интеграции и трансформации личности обладает высокой скоростью и интенсивностью воздействия. В то же время, как показывает опыт, адаптативные возможности личности к трансформации Эго, изменению ценностной ориентации, направленности, мотивационно-потребностной структуры часто бывают ограничены. Так же ограничены возможности социальной ниши,в которой обитает клиент, к восприятию и адаптации его измнений. Ломаются старые стереотипы коммуникации, ролевые ожидания и др., что порой приводит к частичной, а иногда и полной дезадаптации личности. Человек уходит с работы, расстается с семьей и т. п.
Все это выдвигает высокие требования к качеству взаимодействия специалиста с клиентом. Стратегия этого взаимодействия должна иметь системный характер и учитывать:

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>