<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Для интеллигентной ментальное(tm) есть более эстетичные примеры трансцендирования, как в практике науки, когда у человека создаются органы - научные теории, приборы, гипотезы, переводящие его в космическое измерение. Ведь открытие законов природы - не что иное, как стремление сделать человека соразмерным космосу и устройству универсума через опыт его сознания. Через практику философии человек также становится соразмерным Вселенной как всеединству, получает самообоснование в качестве космического феномена. Через предельный опыт в области искусства человек также способен трансценди-ровать свои границы и воплощать космическую гармонию. Весь этот опыт преодоления себя через создание специфических духовных органов для перевода в космическое измерение был характерен для человека на протяжении всей его истории (Мамардашвили, 1992).
Но мы не можем не видеть негативный вектор этой вечной попытки трансцендировать ограничения, когда они приводят к социальной девиации, к пограничной психопатологии или к суициду.
Клиент психосоциальной работы существует вне любых теорий и концепций (если только он не дипломированный психолог или социальный работник). И, приступая к реализации психосоциальной работы, следует иметь в виду относительность любой, далее самой экономичной и элегантной теории психического, поскольку сложность нашего объекта деятельности не сопоставима ни с одной идеей о нем.
Многоуровневость психики подразумевает и многоуровневость проблемных состояний и кризисных явлений. То или иное кризисное состояние, осознаваемое клиентом и являющееся для него проблемой, можно рассмотреть как незначительную часть мощной энергетической структуры, проходящей через все уровни психического. В соответствии с принципом целостности любые психологические или социально-психологические трудности клиента несут двоякий смыл: с одной стороны, они являются признаками нарушения целостности функционирования психики, с другой - актом ее восстановления. Поэтому побуждение клиента находить позитивные смыслы в его проблемной ситуации часто является первым шагом к восстановлению целостности.
Сопротивление клиента, столь часто происходящее в процессе психосоциальной работы, по большому счету, является сопротивлением системы дестабилизирующему, дезорганизующему воздействию специалиста. Мы должны предельно четко понимать, что гомеостатичес-кая тенденция выражена и в личности наркомана, и в личности безработного, в личности бомжа. Если клиент удерживается в процессе психосоциальной работы, и первоначальные социальные нарушения исчезают, то нет никакой гарантии, что через некоторое время мы не столкнемся с возникновением принципиально новой социальной девиации. Любая социальная девиация носит прежде всего компенсаторный характер и является отражением внутренних процессов самоорганизации и стабилизации.
Таким образом, принцип целостности в контексте интегративной методологии является, в первую очередь, принципом экологичности и подразумевает следование логике внутреннего процесса трансформации личности.
2. Генетический принцип, или принцип развития, выражается в том, что развитие человеческой психики имеет множество потенциальных направлений. Эти направления определяются в критических точках - точках бифуркации, где система делает выбор, касающийся пути своего дальнейшего развития. Можно сказать, что в точке бифуркации система находится в состоянии временной нестабильности и чрезвычайно чувствительна даже к незначительным внешним воздействиям. Это состояние системы соответствует начальным этапам кризиса, когда на фоне нарастающей нестабильности происходит мобилизация психических и физических ресурсов и активный поиск новых путей развития.
Опыт практический работы показывает, что клиенту в этом состоянии, как правило, необходима помощь в осознании новых возможных путей развития и организации эмпатической поддержки. Если путь развития найден и принят, то активность направляется на поддержание системы в новом режиме функционирования.
Таким образом, для сохранения эволюционных процессов в системе, которая находится в точке бифуркации, ей необходима кратковременная качественно организованная и структурированная поддержка. Если этого не произошло и если человек не обладает навыками саморефлексии и саморегуляции, то выбор дальнейшего пути развития становится зависимым от случайных факторов и может не соответствовать сущностным потребностям как личности, так и социального окружения. В этом случае возникает конфликтное напряжение между уровнями психики и, как следствие, возникают компенсаторные феномены - социальные девиации. Эта ситуация соответствует развернутой картине личностного кризиса, когда состояния относительной стабильности чередуются с состояниями обострения. Каждое обострение несет в себе потенциал обновления и возможность нового эволюционного пути, однако система вновь и вновь делает один и тот Же выбор.В контексте интегративного подхода это состояние является наиболее перспективным для применения мощных интенсивных психотехнологий, связанных с вхождением в измененные состояния сознания. Можно предположить, что опыт высокой интенсивности, с одной стороны, девальвирует значимость когда-то сделанного случайного выбора, а с другой - активирует непроявленные аспекты различных областей психики, связанных с высшими уровнями иерархии потребностей. Одной из основных характеристик кризисного состояния является сужение сферы осознания вокруг проблемного поля, которое постепенно становится активной интрапсихической подсистемой, все более проявляющей свою автономию. Расширение сферы осознания в процессах интенсивных интегративных психотехнологий приводит к тому, что качества кризисного состояния трансформируются в поток опыта (позитивная дезинтеграция); при качественной профессиональной поддержке этого процесса происходит формирование новой интрапсихической подсистемы, более сонастроенной с духовными измерениями и обеспечивающей психической жизни большую целостность.
3. Принцип обусловленности. Психическое пространство представляет собой систему взаимосвязанных пространственно-временных сознательных и бессознательных структур (гештальтов, целостностей психической реальности, систем конденсированного опыта и т.п ), между которыми существует энергоинформационное взаимодействие внутри психики. Характер этого взаимодействия определяют паттерны отношений человека с окружающим миром.
Принцип обусловленности подразумевает существование не только линейных причинно-следственных отношений "здравого смысла", но и акаузальных взаимосвязей как внутри психики, так и между событиями внутреннего и внешнего мира.
Неравновесное (кризисное) состояние системы способно воздействовать на линейную область; на внутреннем плане - влияет на причину.
Клиент в депрессивном состоянии склонен интерпретировать происходящие вокруг события из точки своего состояния; при многих кризисных состояниях воспоминания прошлых событий превращаются в фантастический синтез реальных событий с воображаемыми, который, по мнению клиента, "правильно" объясняет его состояние. Содержание интерпретаций обусловливается актуальным состоянием системы и искажает линейную область. Степень искажений связана прежде всего с интенсивностью эмоциональных переживаний.
Одним из проявлений принципа обусловленности является нелинейная смысловая связь между интрапсихическими переживаниями и событиями окружающего мира, названная К. Г. Юнгом акаузальным объединяющим принципом, или синхронистичностью. Появление вжизни клиента таких значимых совпадений свидетельствует об активации спонтанной трансформационной способности психики, которую следует поддерживать и катализировать в психосоциальной работе. Явления синхронистичности могут способствовать обретению клиентом новых смыслов и новому пониманию реальности.
Содержательно одинаковые проблемные состояния могут обусловливать различные направления развития системы - от личностного роста и духовного совершенствования до социальной девиации и иден-тифицированности личности со статусом социального аутсайдера. Раскрытие кризисного состояния в его положительном векторе подразумевает для клиента потенциальную возможность очищения через опыт страдания, возможность алхимического процесса трансформации индивидуальной психики, личности на социально полезные цели и деятельность.
Содержание психосоциальной работы во многом определяется направлением, психологическим или психотерапевтическим мифом, в котором работает специалист. Это содержание конструируется в процессе синтеза личного опыта, образования и внутренних убеждений специалиста.
Клиент способен ассимилировать практически любую концепцию психосоциальной работы, но лишь в том случае, если она полностью разделяется специалистом. Обусловливая процесс психосоциальной работы соответствующим мифом, мы способствуем формированию альтернативных энергоинформационных взаимодействий между элементами и подсистемами психической реальности клиента. И как ни странно, "по вере и воздастся": часто концепция является убедительной не в силу научности или ментальной изысканности, а по причине внутренней веры в нее специалиста. Поэтому, наверное, работа баптиста или священника в хосписе часто выглядит намного убедительнее, чем работа психолога.
4. Принцип позитивности подразумевает центрирование специалиста и клиента на положительном опыте. Одним из первых шагов в психосоциальной работе является нахождение позитивных смыслов в проблемном состоянии. Если это удастся, клиент, может быть, впервые получает возможность увидеть то, что с ним происходит, в ином свете.
Этот принцип, как мы неоднократно отмечали (Козлов, 1998), не означает, что специалист должен постоянно подбадривать и успокаивать клиента. Скорее, он соответствует позиции активного сострадания, когда специалист четко осознает свои возможности и ограничения и, исходя из этого, строит процесс психосоциальной работы в соответствии с состоянием и возможностями клиента.Позитивность предполагает несколько шагов во взаимодействии с клиентом:
• рефлексия актуального состояния, которая подразумевает осознание проблемной ситуации человека и факторов, определяющих это состояние;
• присоединение и эмоционально-чувственное вживание в проблему, воспроизведение ее специалистом в собственном сознании и рефлексия собственных переживаний; бывает очень полезно дать клиенту обратную связь по поводу своих переживаний;
• постановка общей цели психосоциальной работы, сообщение клиенту своего понимания ситуации и возможности интерпретации состояния пациента с точки зрения этой концепции. Доведение до пациента информации о применяемых психотехнологиях, их эффектах. Психотехнологическое насыщение процесса работы;
• помощь клиенту в осознании своих новых переживаний и возможностей и конструктивном использовании их в повседневной жизни (интеграция личностью нового опыта);
• при необходимости - организация отслеживания пациента в социуме и гарантированная поддержка после окончания цикла психосоциального взаимодействия.
Главный смысл принципа позитивности состоит в том, что сонаст-роенность человека с положительными состояниями обеспечивает его высоким уровнем энергии, доступом к творческим ресурсам, эффективными навыками саморегуляции, проявления в социуме.
Выражением принципа позитивности для клиента является осознание им необязательности страдания ради того, чтобы жить в соответствии со своими потребностями, возможностями, и способности творить положительные переживания в собственной жизни.
5. Принцип соотнесенности подразумевает соответствие характера и интенсивности воздействия психотехнологий уровню зрелости пациента и степени сензитивности его психики.
В соответствии с этим принципом можно выделить следующие условия организации и проведения психосоциальной работы:
• глубокая теоретическая и практическая подготовка специалиста в области психосоциальной работы, знание того, каким образом они воздействуют на физическое и психическое состояние пациента, умение эффективно использовать их в процессе терапии. Кроме того, специалисту необходимо иметь достаточный опыт собственного прохождения тех техник и практик, которые используются в работе с клиентами;• чувство необходимой достаточности при психотехнологическом насыщении работы, что соответствует известному принципу Оккама - "сущности не имеет смысла приумножать без необходимости; достичь большего меньшими средствами". Чрезмерная насыщенность психосоциальной работы мощными техниками может привести как к возрастанию сопротивления пациента, так
t и к усилению дезадаптации. В свою очередь, слабая интенсивность
психосоциальной работы, использование "урезанных", сокращенных процессов взаимодействия с клиентами приводит к отсутствию глубины трансформационного опыта и, как следствие, падению эффективности. Следует помнить: не существует техник, эффективных при всех кризисных состояниях за исключением одной - способности специалиста самому нести состояние гармонии, целостности, сострадания и любви;
• психотехнологии и концептуальное содержание психосоциальной работы должны быть понятны, доступны и приемлемы для клиента. По всей видимости, не стоит предлагать клиентам - убежденным материалистам миф о переселении душ и заниматься с ними реинкарнационной терапией, каких бы нерешенных проблем прошлых воплощений нам ни хотелось бы у них увидеть. Не следует начинать терапию с мощных эмпирических техник, без предварительной информационной подготовки, если клиент находится в состоянии выраженной астении, под воздействием депрессивного состояния или выученной беспомощности;
• цели психосоциальной работы, определенные специалистом, должны быть соотнесены с целями клиентов. Не следует во что бы то ни стало добиваться того, чтобы клиент испытал состояние саттори, если он хочет всего лишь избавиться от бессонницы и раздражительности.
6. Принцип потенциальности. Если обратить внимание на особенности русской ментальности, то можно отметить особый способ восприятия пространства. Оно переживается как простор, как то, куда вырываешься из неволи, как чистая потенциальность бытия, воля, свобода, полноценное дыхание, то есть духовная жизнь, не стесненная мирской скорбью.
Интегративная методология, опираясь на целостное видение человека в перспективе его материального, социального, духовного роста, предусматривает при психосоциальной работе с клиентом раскрытие его потенциальности, развитие интуиции, творчества, высших состояний сознания, личностных ресурсов. Использование этого принципа предполагает, что индивидуум мобилизует свои ресурсы для преодоления кризисного состояния, фрустрации и страха, возникающихиз-за отсутствия поддержки со стороны окружающих и неадекватности самоподдержки.
На наш взгляд, каждый человек обладает тенденцией к саморазвитию и потенциальностью, интенцией к целостности, большей свободе.
Раскрытие потенциальности может быть достигнуто на разных уровнях и не обязательно включает в себя так называемый духовный уровень. Более того, формы раскрытия могут быть разными.
В психосоциальной работе потенциальность может раскрываться:
• в узнавании о различных составляющих своей личности, структуры, качеств, свойств, способностей и т. д.;
• в раскрытии перспектив развития своего материального, социального и духовного Эго;
• в отождествлении или разотождествлении со значимыми фрагментами или качествами своего Эго;
• в раскрытии потенциальных возможностей, способностей, витальных ресурсов;
• в усилении основных тенденций личности, особенно конатив-ной и гомеостатической;
• в получении возможности отказаться от отождествления себя с фрагментами Эго и приобретении способности их контролировать:
• в раскрытии творческих сил личности, высших психических состояний сознания, экзистенциальных смыслов существования.
Мы могли бы продолжить этот список, так как направлений и форм раскрытия потенциальности множество.
Самое важное в принципе потенциальности - открытие простора для дальнейшего развития, движения, жизни среди людей.
7. Принцип многомерности истины. Любая теория, концепция, терапевтический миф, учение, идея, житейское суждение о психической реальности при кажущейся их полноте и универсальности справедливы лишь при определенных обстоятельствах и с известной долей вероятности. Следует помнить, что как самые гениальные психологические теории, так и заявления некоторых клиентов о "сглазе", "порче" являются в первую очередь попыткой структурировать и транслировать собственный внутренний опыт. Предельное осознание относительности и в то же время истинности любого понимания психического освобождает специалиста от догм и приближает его к точке мудрости, к драгоценному состоянию Ревностности. Наш разум производит объяснения, а реальность снисходительно принимает любое из них.
В заключение хотелось бы отметить, что методологические принципы интегративного подхода являются не сводом правил, определя-ющих процесс психосоциальной работы, а скорее направлением профессионального мышления, философской и психологической тенденцией, имеющей практическое применение.
Как мы понимаем интеграцию
Самое элементарное значение понятия "интеграция" - присоединение части к целому. При этом под "частью" понимается вытесненный фрагмент сознания, изгнанный из сферы сознания как чуждый Эго в сферу "Не так", "Не-Я" под знаком отрицания "Нет".
Интеграция - это осознание конфликтов между "Я" и "Не-Я", "Так" и "Не так" и открытое, оценивающее принятие того, что ранее отвергалось, отрицалось, подвергалось подавлению и было нерефлек-сируемо. В конце концов, интеграция - осознание выбора "Так" и "Не так" как конфуза дуальности.
Интегративные психотехнологии - система концепций, моделей, методов и навыков, которые ведут человека к большей целостности, к меньшей конфликтности, раздробленности сознания, деятельности, поведения. При этом первый шаг в работе с клиентом - это принятие зоны "И так тоже" вместо жесткого ограничения - гибкий выбор.
Цель интеграции - находится за пределами мучительных дуально-стей "Да" и "Нет", "Я" и "Не-Я", которые являются качественными характеристиками Эго. Цель - устойчивое обживание пространства Равностности - "И так тоже", где каждый может отыскать равновесие и целостность, которые им подходят.
В своей практике я прошел свыше 200 процессов с использованием интенсивного дыхания. Весь этот опыт наряду с изучением использования дыхания в мировых духовных традициях в холотропном дыхании и "возрождении" способствовал оформлению техник прикладной психологии, психотерапии и трансформации личности, которую я назвал интенсивными интегративными психотехнологиями. Эта система техник вбирает в себя лучшее из всего опыта психотехнического использования дыхания. По нашему мнению, она является одним из самых эффективных, глубоких и простых методов прикладной психологии, психотерапии, психокоррекции и самопознания, известных в настоящее время.
Любая система психологии и психотерапии исходит из необходимости интеграции, воссоздания в гармоническом единстве всех осознанных и неосознанных сил и способностей. Однако каждая теория и технология по-своему понимает, что такое здоровье, целостная личность, каковы главные принципы психологического взаимодействия (роль и место слова, невербальных и телесных коммуникаций, структура и динамика сессии и т. д.); что такое структура личности, ее свойства, каковы характеристики кризисных состояний, как и почему про-исходит изменение личности; что такое человеческая природа, какова роль психолога...
Интегративный подход дает на эти вопросы свои ответы, вытекающие из опыта и теоретических установок, во многом противоположных ортодоксальным направлениям прикладной психологии и психотерапии, использующей вербальные взаимодействия между психологом и клиентом.
Основная философская предпосылка интегративного подхода состоит в убеждении, что возможности обычного человека значительно больше тех, которые проявляются в его повседневной жизни, где он, пребывая в профаническом мире и в профаническом сознании, отождествлен со своим телом и Эго. Эта ложная идентификация является причиной неподлинного, нездорового и неудовлетворительного образа жизни и основным источником эмоциональных и психосоматических нарушений. Развитие дистрессовых симптомов, не имеющих органических причин, может рассматриваться как указание на то, что человек дошел до предела в ограничении и ущемлении своей природы Однако кризисная ситуация несет одновременно возможность для исцеления - преодоления внутренней раздробленности и разделен-ности между человеком и миром.
Интегративный подход в психологии является одновременно очень молодым и очень старым. Это очень новый подход в истории западной психологии и чрезвычайно старый - в истории человечества вообще. Мы находим его истоки в шаманском и духовном целительстве, психотехнике транса, используемых в различных культурах, в разнообразных духовных практиках, которые были особенно развиты в восточных странах, а также в западных.
В рамках традиционных школ психологии, основанных на вербальном диалоге, серьезная коррекция психодинамических структур, лежащих в основе личностных кризисов, требует многих лет систематической работы. Представителям этих школ трудно поверить, что глубокие изменения личности могут происходить за считанные дни или даже часы, так как ортодоксальные теории не в состоянии объяснить эти результаты. Им также трудно принять тот факт, что процесс трансформации может происходить независимо от используемой техники и теоретических воззрений и что наилучшей теоретической стратегией может быть принятие и поддержка с полным доверием всего, что спонтанно происходит в интенсивном интегративном процессе. Однако, с точки зрения интегративного подхода, эти удивительные вещи не только возможны, но и реальны, ибо процесс взаимодействия психолога и клиента по самой своей сути является не "лечением болезни в соответствии с неким рецептом или сценарием", а попыткой самопознания и самооткрытия.Интегративный подход прямо использует потенциал психики, ее способность к самоизменению, лежащий в сердце дао трансформации. Лишь в нем создаются оптимальные условия для появления этого потенциала, и за 2 - 3 часа происходит разрешение глубоких конфликтов, напряжений, психосоматических травм. Участник тренинга или индивидуальной дыхательной сессии получает обширные новые знания о себе, а главное - развивает у себя чувство уверенности и контроля. Он начинает понимать, что единственный человек, который может ему действительно помочь, - это он сам.
Реальность, которая нас окружает, нейтральна. Она никакая, пока не соприкасается с нашим осознанием.
Интеграция имеет характер инсайта, это всегда высвечивание какого-то пространства светом осознания. Очень напоминает то, как фонарик высвечивает из тьмы какое-то пространство. Это похоже именно на фонарь, а не на факел. У кого-то фокус этого фонаря четок, ясен, у кого-то расфокусирован, рассеян. Кто-то может держать этот фонарь в цепких руках своей воли, и луч осознания, как меч в руках зрелого воина, направлен и остер. У другого фонарь скользит бесцельно, как в руках у пьяного или обкуренного гашишем. У одного свет сильный, как прожектор, у другого - слабый и еле теплится. И реальность выхватывается разная - у кого-то гармония, стройность, у кого-то бардак и грязь.
И у каждого бывает время, когда фонарь дрожит в немощных руках и гаснет, гаснет. Но всегда есть место, где загораются другие фонари, и Земля наполнена мерцанием, и зачастую это мерцание заполняет весь космос, живой и неживой.
В чем главное отличие этого света?
Оно напоено отношением, оценкой и переживанием. В этом основное отличие человеческого света осознания - оно всегда пульсирует чувством, отношением.
Вселенная все время беременна человеческим осознанием.
Вселенная вечно возрождается в человеческом осознании.
Вне воли, чувства, осознания - пуст орех бытия.
И потому я все время радуюсь конфликту, боли, страданию не меньше, чем целостности, наслаждению, благостности. Вместе они составляют удивительно насыщенную палитру осознанной человеческой жизни. И каждый носит в себе космос, пустой, вечный, никакой, и умудряется ежесекундно создавать внутренний мир и наполнять его смыслом и содержанием.
Есть факелы среди фонарей, светящие одинаково всем, - это люди, живущие тотально, реализованно, ради других. Их называют просветленными. Но фонари редко направлены на факелы: свет фонаря исчезаете его свете.
Внутри каждого есть факел. Но всякий раз, когда фонарь встречается с этим факелом, он обнаруживает пустоту.
И в этом есть смысл. Пусть все будет "Так".
Почти в любой религиозной, философской, этической, мифологической системах существует метафора рая как места и состояния внутренней гармонии человека, когда он соединяется с Богом, зрит "видение, дарующее блаженство".
Каждый знает, что после грехопадения Адама и Евы у врат Эдема поставлен на страже херувим с огненным мечом (Быт. 3, 24), и вечна тоска человека по восстановлению утерянного единства с Богом, внутренней целостности - чтобы все в жизни было "ТАК". Но есть истекающая от престола Бога "река воды жизни" и растущее "по ту и другую сторону реки" древо жизни (Апок. 22, 1 -2). И вытекают воды из сада Эдема, таинственно подмешиваются к водам земли, подслащивая их горечь. И чудесные плоды сада Эдема приходят на землю для исцеления и утешения людей.
В предельном смысле психотерапевт и любой лидер, ставящий перед собой задачу трансформации и интеграции личности, является тем человеком, который находит для других людей "плоды" и "воды" внутри них.
Так бывает в самые удачные дни, когда психотерапевт и клиент вместе умудряются осуществить сказочное путешествие в сад Эдема. А в обычные дни - лишь бы "плоды" не были гнилыми и "воды" не ядовиты: "не навреди".
Я далек от мысли, что интенсивные психотехнологии являются универсальными техниками исцеления, трансформации и интеграции личности. Это было бы похоже на сказку. Но достаточно большой опыт работы в пространстве этих психотехнологий показывает, что они обладают рядом позитивных качеств:
• дают потенциальную возможность проработки вышеуказанных целостностей в совокупности всех компонентов;
• отличаются высокой интенсивностью и скоростью воздействия;
• обладают большой степенью независимости - после прохождения обучающего тренинга каждый человек может самостоятельно проходить процессы связного осознанного дыхания (кроме холотропных процессов);
• используют внутренние ресурсы психики к самоинтеграции;
• могут удовлетворять потребность в трансцендировании.
ГЛАВА 2
ТЕАТРЫ СОЗНАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
Когда я сформулировал название этой главы, кто-то во мне захихикал и сказал: "Какой ты несерьезный". Я сразу откликнулся на эту критику и начал придумывать другие названия: "Теоретические подходы к пониманию сознания", "Теории сознания в психологии", "Концептуальное пространство понятия "сознание" в психологии"... Сейчас я почувствовал даже какой-то энтузиазм в продуцировании этих обозначений.
Вспомнились слова великого Гегеля: "Если вы скажете, что Бог един, это верно. И если вы скажете: нет, Он двоичен, это тоже верно. И если вы скажете: Он троичен, то это верно, ибо такова природа мира".
Сейчас мне очень хочется оставить прежнее название этой главы, тем более, что суть вещей не изменяется от того, как мы их называем, и вообще - "такова природа мира".
Театр - красивая метафора для любой теории, а для теории сознания в особенности.
Я закончил факультет психологии 1983 году и с тех пор активно занимался преподавательской работой. Я читал лекции по психологии перед инженерами на военном заводе в г. Перми. Помню свой восторг, когда вполне взрослые и разумные люди задавали мне вопросы о путях стабилизации трудовых коллективов, взаимоотношениях с коллегами, о своих личностных проблемах, и я отвечал на эти вопросы. Я был доволен вопросами, они были довольны моими ответами. Игра была такая: "Посоветоваться со специалистом".
С 1985 года я начал работать со студентами - сначала в Ярославском педагогическом институте, потом в Ярославском университете.
Осознание концептуальных моделей сознания как места, где разыгрывается действо (драма или трагедия, комедия или фарс), произошло на иркутском семинаре "Комплексный тренинг интегративных психотехнологий". Рассказав и продемонстрировав несколько десятков моделей сознания, я сам вдруг понял две вещи:
1) что они ВСЕ правильно и достоверно объясняют сознание;
2) есть возможность эффективно работать с клиентом и добиваться хороших результатов внутри каждой модели.Мы хотим чрезвычайно схематично обрисовать театры сознания, популярные в концептуальных моделях интенсивных психотехнологий
Широкое распространение психотехнологий, использующих связное осознанное дыхание, началось в странах СНГ после первой советско-американской конференции по Свободному Дыханию, которая состоялась в Москве в июне 1990 года Термин "Свободное Дыхание" был предложен в 1989 году как нейтральное объединяющее название для различных методов работы со связным осознанным дыханием, таких как Rebirthing (ребефинг), Holotropic Breath (холотропное дыхание), Vivation (вайвейшн) и других (11, 13, 39). Классическое представление о Свободном Дыхании как целостной психотехнологии самосовершенствования и интеграции впервые было изложено мной в 1991 году в книге "Практика Свободного Дыхания".
Чтобы быть точнее, нужно указать на то, что в европейской традиции впервые понятие свободного естественного дыхания было предложено в 30-х годах XX столетия Вильгельмом Райхом, учеником Зигмунда Фрейда. Само словосочетание "свободное дыхание" встречается еще в канонических проповедях Будды Шакьямуни.
Во всех направлениях интенсивных психотехнологий кардинально важное значение имеют такие понятия, как "бессознательное" и "сознание". Эти понятия связаны со сложнейшей проблемой общей психологии. Если о сознании написано великое множество трудов как в русле философии, так и в русле психологии, то само существование бессознательного было признано несомненным только после публикации работ французской психоневрологической школы и исследований по психоанализу.
КАРТЫ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО
Проблема бессознательного с различных методологических позиций, на различных уровнях знания и представления о психическом обсуждалась и конструировалась в теориях философского и психологического порядка в течение почти трех тысячелетий. Несмотря на столь длительную историю проблемы и широчайший интерес к ней в последние столетия в философии, психологии, психиатрии и психотерапии, пока не удалось построить целостной теории, объясняющей механизмы и структуру бессознательного.
В широком смысле бессознательное - это совокупность психических процессов, актов и состояний, которые не представлены в сознании человека. В ряде психологических теорий бессознательное рассматривается как особая сфера психического или система процессов, качественно отличных от явлений сознания. Термин используется так- же для характеристики индивидуального и группового поведения, действительные мотивы и последствия которого не осознаются. Понятие "бессознательное" широко используется в современной философии, психологии, психиатрии, психофизиологии, юридических науках, в искусствоведении.
Общая идея о бессознательном, восходящая к учению Платона о познании-воспоминании (анамнесисе), оставалась господствующей вплоть до нового времени. Новое осмысление бессознательное получило в философских системах Р. Декарта, Г. Лейбница, Г. Юма, Д. Гарт-ли, И. Канта, Г. Гегеля, Шопенгауэра, Ф. Ницше, Э. Гартмана. Собственно психологическое изучение бессознательного было предпринято в XIX веке Карпентером, Майерсом, Фехнером, Гельмгольцем, психиатрами Шарко, Бернгеймом, Жане, Брейером.
Основателем учения о бессознательном считается основоположник психоанализа 3. Фрейд. Дальнейшее развитие фрейдистская концепция получила в учениях К. Г. Юнга, А. Адлера, В. Райха, "культурно-философской психопатологии" К. Хорни, "межличностной психиатрии" Г. С. Салливана, "гуманистическом" психоанализе Э. Фромма. В российской психологии проблема бессознательного разрабатывается особенно в связи с теорией установки Д. Н. Узнадзе. Психофизиологические аспекты бессознательного, изучавшиеся в свое время
2 И. М. Сеченовым и И. П. Павловым, исследуются в связи с анализом s сна и гипнотических состояний, корковых и подкорковых образований, явлений автоматизма в трудовой и спортивной деятельности. последнее время обсуждаются возможности применения кибернетических представлений и методов моделирования в исследовании бессознательного.
Еще в начале XX века Иван Павлов сравнивал психолога, изучающего только сознательные явления в психике, с человеком, идущим в ь темноте с фонарем, освещающим лишь небольшие участки местности. Значимость исследований бессознательного обусловлена еще и тем, '. что "бессознательное не отделено от сознания какой-то непроходимой стеной. Процессы, начинающиеся в нем, часто имеют свое продолжение в сознании, и, наоборот, многое сознательное вьипесняется j нами в подсознательную сферу. Существует постоянная, ни на минуту не прекращающаяся живая динамическая связь между обеими сферами нашего сознания. Бессознательное влияет на наши поступки, j обнаруживается в нашем поведении, и по этим следам и проявлениям 1 мы научаемся распознавать законы, управляющие им" (Л.С. Выготский, 1968).
В отечественной психологии в настоящий момент существует огромное количество исследований участия бессознательного в регуляции психической деятельности. Особое внимание уделяли изучению бессознательного с позиций установки Д. Н. Узнадзе и его школа (А. С. Прангишвили, И. Т. Бжалава, В. Г. Норакидзе и др.), влияния установки на деятельность (А. Г. Асмолов). Связи бессознательного с не-вербализованными смыслами посвящены исследования В. К. Вилюна-са и О. К. Тихомирова. Неосознаваемым внутриличностным противоречиям и неосознаваемым конфликтам посвящены труды В. В. Столи-на, Е. С. Калмыковой, А. Р. Лурии. Сферы взаимодействия сознательного и бессознательного уровней при анализе процессов мышления и творчества интенсивно изучались О. К. Тихомировым, В. Л. Поплуж-ным, И. А. Васильевым. Большой вклад в общую методологию исследования бессознательного внес Ф. В. Бассин (39).
Проблема бессознательного в русской психологии и философии решалась и решается в плане диалектико-материалистической парадигмы. Один из самых крупных исследователей бессознательного Ф. Б. Бассин пишет: "Подход к проблеме "бессознательного", характерный для русской и в дальнейшем для советской науки, определялся (без всяких упрощенных попыток отрицания этой проблемы) прежде всего некоторыми методологическими принципами, которые обоснованно рассматриваются и поныне как единственно в данном случае адекватные. Главный из этих принципов заключается в том, что проявления "бессознательного" могут и должны изучаться на основе той логики и тех категорий, которые используются при изучении любых иных форм мозговой деятельности". То есть в советской психологии бессознательное объяснялось и объясняется на основе рационального, детерминистического, экспериментального подхода.
В русской психологии бессознательное в настоящее время понимается в двух аспектах:
• как совокупность психических процессов, актов, состояний, обусловленных явлениями действительности, во влиянии которых индивид не отдает себе отчета;
• как форма психического отражения, в которой образ действительности и отношение, которое проявляет личность, не выступают как предмет специальной рефлексии, составляя нерасчле-ненное целое.
Бессознательное отличается от сознания тем, что отражаемая им реальность сливается с переживаниями субъекта деятельности, его отношением к миру, поэтому в бессознательном невозможны произвольный контроль осуществляемых субъектом действий и оценка их результатов. В бессознательном действительность переживается личностью через такие формы уподобления, отождествления себя с другими людьми и явлениями, как непосредственное эмоциональное вчув-ствование, идентификация, эмоциональное заражение, объединениеразличных явлений через сопричастность, а не через выявление логических противоречий и различий между объектами по тем или иным существенным признакам.
Как известно, понятие идентификации введено 3. Фрейдом для объяснения сновидений и процессов, посредством которых маленький ребенок усваивает образцы поведения значимых других, формирует "Сверх-Я", принимает женскую или мужскую роль и пр.
В советской психологии идентификация понимается как эмоционально-когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом.
Идентификация охватывает три пересекающиеся области психической реальности:
• процесс объединения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей, образцов;
• видение субъектом другого человека как продолжение себя самого и проекция, наделение его своими чертами, чувствами, желаниями;
• механизм постановки человеком себя на место другого как усвоение его личностных смыслов (рефлексия I порядка, по Ле-февру).
В бессознательном прошлое, настоящее и будущее зачастую сосуществуют, объединяясь в каком-либо одном психическом акте (например, в сновидении). Бессознательное находит свое выражение в ранних формах познания ребенком действительности и первобытном мышлении, интуиции, аффектах, панике, гипнозе, сновидениях, привычных действиях, подпороговом восприятии и т. д., а также в стремлениях, чувствах и поступках, причины которых не осознаются личностью.
В современной русской психологии выделяют четыре проявления бессознательного.
1. Надсознательные явления. Под надсознательным понимается не поддающийся индивидуальному сознательно-волевому контролю уровень психической активности личности при решении творческих задач. Представление о специфике этого уровня было описано К. С. Станиславским, обозначавшим его термином "сверхсознание", под которым понимался высший этап творческого процесса, отличающийся как от его сознательных, так и от бессознательных компонентов.
В дальнейшем П. В. Симонов интерпретировал сверхсознание как механизм творческой интуиции, благодаря которому происходит реком-бинация прежних впечатлений, чье соответствие действительности устанавливается вторично. Применительно к процессам индивидуального научного творчества надсознательное представлено в их регуляции категориальным аппаратом познания, который не осознается самим ученым, поглощенным предметом исследования, но структура и требования развития которого отражаются в его гипотезах и решениях.
Понятие о надсознательном позволяет разграничить две формы неосознаваемой психической активности: зависящую от уже запечатленной в мозге информации (детерминация прошлым) - бессознательное; устремленную на созидание того, чего никогда не было в личном и коллективном опыте (детерминация потребным будущим), - надсознательное.
2. Неосознаваемые побудители деятельности (неосознаваемые мотивы и смысловые установки). Ф. В. Бассин утверждает: "Систематическое исследование вопроса, какую роль неосознаваемые психические процессы играют в детерминации сложных форм приспособительного поведения, проводилось у нас, по существу, только в рамках психологического направления, созданного Д. Н. Узнадзе".
Д Н. Узнадзе, резюмируя свое понимание установки, пишет следующее: "Основное положение таково: возникновению сознательных психических процессов предшествует состояние, которое ни в какой степени нельзя считать непсихическим, только физиологическим состоянием. Это состояние мы называем установкой - готовностью к определенной активности, возникновение которой зависит от наличия следующих условий: от потребности, актуально действующей в данном организме, и от объективной ситуации удовлетворения этой потребности".
Таким образом, установка возникает при "встрече" двух факторов - потребности и ситуации удовлетворения потребности, определяя направленность любых проявлений психики и поведения субъекта деятельности. В том случае, если импульсивное поведение наталкивается на те или иные препятствия, оно прерывается, начинает функционировать специфический только для сознания человека механизм объективации, благодаря которому человек выделяет себя из действительности и начинает относиться как к существующему объективно и независимо от него.
"Установка как специфическая сфера психического является закономерным компонентом деятельности именно как неосознаваемое состояние. Это активное состояние, не принимающее нормы, характерной для содержания сознания".
3. Неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы автоматизированного действия и поведения), обеспечивающие направленный и устойчи-вый характер ее протекания. Они лежат в основе регуляции автоматизированных и непроизвольных действий и обусловливаются образами неосознанно предвосхищаемых событий и способов действия, опирающихся на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях. Они могут осознаваться субъектом, если на пути привычного автоматизированного действия встречается неожиданное препятствие.
Представление о психофизиологических механизмах неосознаваемого автоматизированного поведения разработано Н. А. Бернштей-ном в концепции уровней построения движений.
4. Проявления субсенсорного восприятия. Под субсенсорным восприятием в современной психологии понимается форма непосредственного психического отражения действительности, обусловленная такими раздражителями, о влиянии которых на его деятельность субъект не может дать себе отчета. Для обозначения явлений субсенсорного восприятия У. Найссер предложил понятие "предвнимание", Г. В. Гершуни - "субсенсорная область".
Процессы предвнимания, связанные с переработкой информации за пределами произвольно контролируемой деятельности, обеспечивают приспособительную реакцию на те или иные еще не распознанные изменения ситуации. Субсенсорной областью названа зона раздражителей (неслышимых звуков, невидимых световых сигналов и т. п.), вызывающих непроизвольную объективно регистрируемую реакцию, которые могут быть осознаны, если им придается сигнальное значение. Изучение процессов предвнимания и субсенсорных раздражителей позволяет выявить резервные возможности органов чувств че-ловека.
Несмотря на длительное развитие понятия бессознательного в русле философской рефлексии и разработку многочисленных моделей анализа и подходов в психологической и философской науках за последние 100 лет, целостная теория бессознательного к настоящему времени не создана. В то же время разработка проблемы бессознательного в структурном и функциональном аспектах как системного образования имеет немалую перспективу, так как без этого невозможно построение научной теории психологических и философских знаний и адекватной практической работы с клиентами в русле психотерапии, трансформации и интеграции личности.
Как показывает анализ статей и литературных источников, посвященных РСС, самое большое влияние на представления специалистов о соотношениях сознательного и бессознательного в человеке имеет теория 3. Фрейда (97, 99). Как мы указывали выше, Фрейд в топической системе душевной жизни выделил три инстанции: Я (Эго), Оно(Ид), Сверх-Я (Супер-Эго). Две последние инстанции локализовались в слое "бессознательное". Ид - энергетический источник психических процессов, центр слепых инстинктов, либо сексуальных (либидо), либо агрессивных, стремящихся к немедленному удовлетворению независимо от отношений человека к внешней реальности. Супер-Эго включает моральные стандарты, запреты и поощрения, усвоенные личностью большей частью бессознательно в процессе воспитания, прежде всего от родителей. Приспособление к окружающей реальности происходит при помощи Эго, которое воспринимает окружающий мир и состояние организма, сохраняет воспринятую информацию в памяти и регулирует ответные действия индивида в интересах его самосохранения .
Среди специалистов, занимающихся связным осознанным дыханием, многие придерживаются несколько иной картографии психического, но есть некоторые общие теоретические постулаты:
1. Существование определенного напряжения (конфликта, по Фрейду) во взаимоотношениях сознательного и бессознательного.
2. Напряжение между этими структурами снимается при помощи защитных механизмов (подавление, отрицание, проекция, сублимация, идентификация, регрессия, изоляция, рационализация, конверсия и т. д.), основной функцией которых является "ограждение" сознания от негативных, травмирующих личность переживаний.
3. Задача терапевтической техники - выявление травмирующего переживания и освобождение от них личности путем осознания (катарсис, по Фрейду, интеграция в вайвейшн и Свободном Дыхании).
4. Значимость бессознательной мотивации в поведении и деятельности личности.
5. Детство как возраст, который изначально определяет характер и установки взрослой личности, и влияние детских травм на поведение взрослого.
6. Сложное строение личности.
7. Существование противоречий и конфликтов в психической организации человека (38, 39).
Не будем утверждать, что содержательная интерпретация этих теоретических постулатов однозначна, но общих элементов много. И даже в способах душевной жизни топический, динамический и экономический аспекты существуют вполне определенно, хотя их обозначения могут быть другими, а интерпретация измененной.Р. Ассаджиоли, основатель психосинтетического подхода в психотерапии, преследовал конкретную цель - довести до сознания разнообразный материал бессознательного, интегрировать его и достичь синтеза этого материала с сознанием в процессе самопознания (3).
Исходя из этого можно выделить общие для психосинтеза и дыхательных техник (холотропное дыхание, ребефинг) положения:
1. Центральное место занимает работа с сознанием человека.
2. Признание важности смысла, который каждый видит и ищет в жизни. Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если вынужден признать, что лишь играет роль в сказке, рассказанной идиотом. "Жизнь и глупа, и наделена смыслом. Если не смеяться над первым и не размышлять над вторым, то жизнь становится банальной" (К. Г. Юнг).
3. Подчеркивание будущего и его динамической роли в настоящем.
4. Признание роли положительных, творческих переживаний, их активное вызывание.
5. Необходимость принимать решения и выборы, являющиеся аспектами воли, в процессе самопознания.
6. Использование активных методов и приемов в терапии. Перед тем как перейти к конкретным техникам и приемам из арсенала психосинтеза, используемым мной в практике холотропной терапии и ребефинга, необходимо напомнить о строении человеческой психики. Р. Ассаджиоли одним из первых разработал своеобразную спектральную теорию сознания, включающую в себя следующие "слои":
• слой бессознательного, который, в свою очередь, состоит из низшего бессознательного (координация телесных функций; главным образом, инстинктивные стремления; сновидения и образы наших типов; комплексы, связанные с интенсивными эмоциями и др.), среднего бессознательного (различные переживания, обычная ментальная и образная деятельность) и высшего бессознательного, или сверхсознательного (источник высших чувств, любви, гениальности, состояний озарения и экстаза);
• поле сознания как непрерывный поток ощущений, мыслей, чувств, которые поддаются наблюдению, анализу и оценке;
• сознательное "Я", главной характеристикой которого является способность осознавать себя и окружающее;
• высшее "Я", которое не затрагивается ни потоком разума, ни телесными состояниями. Личное сознательное "Я" должно рассматриваться как его отражение. Осознание "Я" мо-жет быть достигнуто путем использования определенных психологических методов, среди которых процесс индивидуа-ции Юнга, техника раджа-йоги и др.;
• коллективное бессознательное (примитивные архаичные структуры мира архетипов Юнга и высшая деятельность сверхсознательного характера).
Кэн Уилбер, один из основателей и ведущих теоретиков трансперсональной психологии, в своем Спектре сознания раскрывает в психологических терминах многоуровневость человеческой сущности. В его Спектре сознания представлено пять основных уровней (91).
1. Уровень Ума (Mind). Центральным моментом в философии вечного является представление о том, что "сокровенная" часть сознания идентична абсолютной и предельной реальности универсума, известного под именем Брахмана, Дао, Дхармакайя, Аллаха, Бога, - мы назвали только некоторых, в целях удобства мы будем называть их просто Умом. В соответствии с всеобщей традицией Ум является тем, что есть, и всем, что есть, находится вне пространства и потому бесконечен, вневременен и потому вечен, вне его нет ничего.
На этом уровне человек идентифицируется с универсумом, со всем или, скорее, он есть Все. Согласно философии вечного, этот уровень не является ненормальным уровнем состояния сознания, скорее, он является единственным реальным уровнем сознания. Все остальные оказываются иллюзорными.
2. Трансперсональные полосы. Это сверхиндивидуальная область Спектра, здесь человек не осознает своей идентичности со Всем и в то же время его идентичность не определяется границами индивидуального организма.
3. Экзистенциальный уровень. Здесь человек идентифицируется только со всем своим психофизическим организмом, существующим во времени и пространстве, это первый уровень, на котором проводится четкая граница между личностью и другими организмами и окружающей средой.
4. Уровень Эго. На этом уровне человек непосредственно не идентифицирует себя с психосоматическим организмом. Скорее, в силу различных соображений он идентифицирует себя только с более или менее правильным ментальным представлением или картиной всего своего организма. Иными словами, он идентифицируется с Эго - своим образом.5. Уровень Тени. При определенных обстоятельствах человек мо-ясет отчуждать от себя различные аспекты своей психики, разотождествляться с ними и, таким образом, сужать свою сферу идентификации до части Эго, которое мы можем соотносить с персональностью. Это уровень Тени: человек идентифицируется с обедненным и неверным образом самого себя.
Расширенная картография бессознательного Станислава Грофа включает в себя четыре основных уровня (18, 19, 20):
1. Эстетический опыт. Он не вскрывает бессознательное и не имеет никакого психодинамического значения. Наиболее серьезные аспекты этого опыта могут быть объяснены в физиологических терминах как результат стимулирования сенсорных органов.
2. Психодинамика. Переживания, относящиеся к этой категории, рождаются в области индивидуального бессознательного и относятся к той сфере личности, которая доступна в обычных состояниях сознания. Сюда относятся значимые воспоминания, эмоциональные проблемы, неразрешенные конфликты, вытесненный материал разных периодов жизни.
3. Перинатальной опыт. Основной характеристикой этого опыта и его центральным фокусом являются проблемы биологического рождения, физической боли и агонии, старения, болезни, немощи, умирания и смерти.
4. Трансперсональный опыт. Феноменологически сводится к следующим переживаниям:
• временное расширение сознания, включающее, скажем, переживание предков, постинкарнационный опыт, филогенетический опыт;
• пространственное расширение сознания, включающее идентификацию с другими личностями, идентификацию с животными и растениями, планетарное сознание, сознание неорганической материи, внетелесное сознание и пр.;
• пространственное сужение сознания - до уровня отдельного органа;
• ощущение реальности, выходящей за границы "объективной реальности" - опыт переживания других вселенных и встреча с их обитателями, архетипические переживания и восприятие сложных мифологических сюжетов, интуитивное пониманиеуниверсальных символов, активация чакр, восприятие сознания Ума - универсума, восприятие сверхкосмической и мета-космической пустоты.
Заканчивая главу "Театры сознания в психологии", я с уверенностью могу сказать, что мог бы писать ее тысячи лет, и если бы даже был физически бессмертен, то так и не окончил бы ее, даже в общих чертах.
Театр этот таков, что ежесекундно в нем меняются декорации, актеры, сюжеты и зрители...
ЛИЧНОСТЬ И ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ
Теоретическая модель, которую я хочу представить в этом разделе книги, сформировалась на основании опыта тренинговой групповой работы с клиентами. Мне кажется важной реанимация сущностного смысла психологической практики. Древнегреческий философ Платон говорил о практике как о воспроизводящем самое себя нравственном действии. Для нас психологическая практика является процессом воспроизведения человеком себя в качестве существа духовного. В этот процесс мы включаем не столько психотехнический план (хотя и автор этой книги является больше психотехником), сколько контексты духовной жизни человека и его духовного пути.
Трансформация на языке психологии и психотерапии в основном истолковывается как некое изменение личности. Одновременно следует учесть, что трансформируется не только личность, но и социальное окружение, все параметры и компоненты группы. В связи с этим мы хотим проследить двуединую связь между трансформацией личности и группы, группы и группы, их соотношение, взаимодействие и взаимное влияние.
Сразу возникают следующие вопросы:
• что такое личность и группа;
• как понимать "изменение", какова структура, этапы развития (что меняется, как меняется, почему меняется, куда меняется);
• каков вектор изменений, куда направлено изменение, каковы содержательные цели.
Трансформация
Каждый человек имеет достаточно ясное представление о том, что такое форма. Все, что видим, мы можем почувствовать через какую-то модальность опыта (визуальную, аудиальную, кинестетическую) - все это является формой. Форма отличается тем, что при соприкосновении с сознанием она приобретает некий смысл, который мы каким-тообразом обозначаем. В конце концов, базовые формы, с которыми мы все время взаимодействуем, - это наша личность, наше сознание, наша психическая реальность в многообразии ее проявлений и социальное пространство, репрезентированное в наших социально-психологических коммуникациях.
Основным смыслом трансформации личности и группы в нашем понимании является трансцендирование форм - структурных компонентов, отношений, отождествлений и др. Трансценденция (от лат. transcendens - 'перешагивающий', 'выходящий за пределы') - это выход за пределы формы. Здесь мы будем придерживаться кантианского понимания трансценденции - того, что выходит за пределы возможного опыта.
Таким образом, если суммировать наши рассуждения, то этот раздел посвящен не только личностному самосовершенствованию, сокровенному пути, духовному поиску выхода за пределы форм - того пространства в сознании и личности человека, где он имеет условия для спонтанного самосозидания, где он становится свободным и самоактуализирующимся, где сформирована среда реализации, - но и определенным аспектам структуры, динамики и целей групп.
В связи с этим в данном разделе мы преследуем несколько целей:
• во-первых, показать, что такое личность и группа, какова их структура и топология;
• во-вторых, выяснить, какова динамика, выявить некоторые возможные стадии в процессе совершенствования и интеграции;
• в-третьих, обозначить некоторые основные механизмы и тенденции в развитии;
• в-четвертых, попытаться описать срединный путь - путь духовной эволюции личности и группы.
Представление о личности "как совокупности общественных отношений", "системного образования", "целостного образа себя" не является чем-то новым.
Личность (в соответствии с теорией марксизма-ленинизма и материалистической психологией) определяется как совокупность общественных отношений. Следует отметить, что группа является носителем тех же качеств и образований.
Личность и группа являются объектом многих научных дисциплин, таких, как история, этика, эстетика, социология, психология, педагогика, политические и юридические науки и т. д., причем каждая из них находит в личности свой предмет. Кроме того, вопросы личности и группы занимают философов и каждого из нас в обыденной жизни. Таким образом, существует великое множество определений личности и группы, имеющих кроме разнообразных формулировок и разное содержа-ние. Это обстоятельство часто мешает точному взаимопониманию, поэтому мы считаем важным сразу внести определенность в эти вопросы.
Во-первых, до сегодняшнего дня сосуществуют определения личности как субстрата (Рубинштейн, Теплов, Мясищев, Ковалев) и как свойства (Выготский, Леонтьев А. Н.). По мнению Б. Г. Ананьева, это происходит из-за смешения понятий "личность" и "человек", которые по объему идентичны, но по содержанию не тождественны. Понятие "личность" указывает на свойство человека, а человек есть носитель этого свойства.
Отметим здесь же еще один аспект "субстратного" понятия личности: именно так употребляется оно в обыденном сознании. Личность как индивид, достигший в своем развитии определенной ценности для общества. Своим естественным истоком нормативно-оценочное определение личности имеет употребление термина "личность" в повседневной жизни: назвать того или иного человека личностью, по сути, часто означает оценить его как нечто исключительное. И в этом есть своя правда и свой предмет исследования для таких отраслей науки о человеке, как, например, этика. Но когда нормативно-оценочная характеристика личности из обыденного сознания ученого проникает в психологическое исследование механизмов функционирования личности, она нередко приводит его к резким искажениям представлений об изучаемом эмпирическом объекте. В подобных случаях смешиваются некоторые идеальные нормативы, моральные эталоны, которым должна следовать личность в определенной культуре, и психологические механизмы, обеспечивающие усвоение и функционирование этих эталонов в реальном поведении личности.
Во-вторых, следующий ориентир - это разведение понятий "индивид" и "личность". Необходимость этого разграничения для психологического анализа личности признается практически во всех общепсихологических направлениях психологии. Если несовпадение реальностей, обозначаемых этими понятиями, упускается из виду, то личность растворяется в индивиде, а исследователи оказываются в плену биологических типологий личности.
В-третьих, существуют различия в определении личности по широте исследовательского поля: одни относят сюда лишь индивидуально-типические особенности личности (К. Н. Корнилов), а другие расширяют область исследования до всех психических свойств, состояний и процессов (Рубинштейн, Теплов).
И, в-четвертых, выделяют общепсихологический и социально-психологический подходы.
Что касается группы, то в социальной и общей психологии наблюдается не меньшее многообразие подходов и определений. Любая группа может быть одновременно рассмотрена как субъект совместнойдеятельности, как социально-психологическая группа определенного уровня развития и как среда "самореализации" личности и т. д.
При всей критике материалистического подхода, развернутой в современной социальной психологии, нельзя не отметить тот факт, что именно в его русле содержатся наиболее продуктивные идеи науки о душе, которые, может быть, души и не касаются, но позволяют выстраивать правдоподобные представления об источниках человеческой активности. Наше понимание личности является попыткой развития русской социально-психологической традиции в объяснении категорий личности и группы.
На наш взгляд, понятие отношения продуктивно не только для раскрытия категории личности в социальной психологии, но и для групп эазличного уровня развития, размера, общественного статуса и др.
При первом приближении к понятию "отношения" мы можем вычленить их возможный континуум от полного отрицания, негативизма до полного принятия, позитивизма, то есть в человеческом сознании, эмо-|циях личности мы всегда можем обнаружить некие противоположности: |в оценках, решениях, желаниях и др. Бинарности оценок, отношений [отражены в пространственных измерениях: вверх-вниз, внутрь-вовне, [высокий-низкий, длинный-короткий, север-юг, большое-малое, здесь-там, [левое-правое; в экзистенциальных ценностях: добро-зло, жизнь-смерть, I Бог-Сатана, одиночество-сопричастность, страдание-наслаждение, сво-|бода-несвобода; социальных и эстетических ценностях: успех-провал, | красивое-безобразное, сильный-слабый, умный-глупый.
В нашем самом высоком уровне абстрактного мышления мы опи-I раемся на те же бинарности: истина и ложь, видимое и реальное, хи-| лотропное и холотропное, бытие и небытие, материализм и идеализм... При этом мы идентифицированы с идеей прогресса, которую пред-I ставляем как победу над болезнью, старостью, смертью, страданием - над всем, что нами оценивается как негативное. Идею прогресса мы увязываем другой противоположностью - здоровьем, вечной молодостью, I жизненностью, радостностью. На нашем рисунке (рис. 8) идею линейной эволюции и прогресса можно представить как движение от - 1 к +1.
Рис 8 Континуум отношений
В начале этого раздела мы раскрываем наше понимание личности и групп любого количественного масштаба (малые группы, нации, человечество) как структуры и качества, которые вызывают у нас безусловно положительное отношение и оценка (см. рис. 9).


Рис 9. Мандалаличности
Как известно, во всех мистических учениях, религиозных системах и мифологии круг является мандалой совершенства, символическим выражением совершенной жизни. В архаических представлениях это мандалы солнца.
Личность и группы мы изначально обозначаем как некое совершенство и как некие уникальные, ценные в своей самобытности и неповторимости живые социально-психологические системы. Данное утверждение у любого человека вызовет сопротивление, особенно у психиатров и профессиональных практических психологов, политиков, государственных, религиозных деятелей. Прагматическая идея их работы основана на идее несовершенства личности и любой группы, их неполноценности. В конце концов, для основной массы людей, представляющих не только психологию или психиатрию, но и промышленность, и управление, это способ зарабатывания денег. Они живут за счет того, что личность и группы несовершенны - такова их функционально оправданная модель.
Если мы расширим наше понимание, то можем обнаружить, что любая религиозная система основана на том, что человек грешен, что почти любая психологическая, философская, идеологическая система обозначает человека и человеческие общности как неполноценные. А из плохого можно дедать хорошее. Любая спекуляция такого рода предлагает определенный путь, определенные методы, средства, психотехники, стратегии, политические лозунги, социальные мероприятия и определенную мзду за якобы (как бы) совершенствование (в виде власти, денег, славы и др.).
Мы исходим из того, что любая личность и группа совершенны и уникальны. Они уникальны, потому что имеют:
1) уникальную структуру по системе своих отождествлений с идеями, социальными статусами, ценностями, тенденциями, направленностью и материальными объектами;
2) уникальную систему воспитания и формирования, жизненный путь;
3) уникальный язык взаимодействий с миром. Человек и группа разговаривают с миром не только на уровне словесного языка, но и на уровне эмоций, языка символов, языка знаков, телесности.
Единство этих трех компонентов (структура, эволюция и язык взаимодействия с реальностью) как раз и создают личность и группу, которые бесподобны в прямом и самом непосредственном понимании этого слова. Нет ни одной личности и группы в социальной реальности, которая была бы похожа на другую.
Первое, что важно в понимании личности и групп, - это их уникальность и самоценность: каждый человек, любая человеческая общность, все человечество совершенны и уникальны в любую секунду своего существования.
Перейдем от предварительных рассуждений к основной теме и рассмотрим, из каких подструктур состоит личность. Обобщенно мы можем обозначить личность как некое целостное понимание человеком самого себя, некую "Я-концепцию", некое глобальное поле смыслов самоидентификации индивидуального сознания с собой как психосоциально целостным существом. При этом понимание человеком самого себя активно. Это понимание и действие в бытие - здесь в соответствии со своим пониманием себя. Это понимание является базовой тенденцией (от латинского слова tendere - 'напрягать'), направленной на осмысление самого себя в мире людей и объективной реальности. Оно необходимо человеку для того, чтобы понять самого себя, определить, что он есть, какое место занимает в мире.
То, что личность является сложной системой, представляется фактом неоспоримым. При более детальном рассмотрении мы можем установить, что личность состоит из совокупности подсистем, которые мы для простоты обозначим "Я". Таким образом, на следующем приближении мы можем увидеть некую сложную многокомпонентную сетчатую структуру.
Подсистемы (компоненты) "Я" мы можем обозначить как "Я". Это устойчивые констелляции, сгустки человеческого опыта, формы, с которыми человек идентифицируется, считает их своими. Независимо оттого, каково содержание форм и каким переживанием та или иная форма наполнена, человек отождествляет эти формы с самим собой и обозначает их как "Я", с позитивной полярностью. Действительность переживается личностью и группой через такие формы уподобления, отождествления себя с другими людьми и явлениями, как непосредственное эмоциональное вчувствование, идентификация, эмоциональное заражение, объединение различных явлений через сопричастие, а не через выявление логических противоречий и различий между объектами по тем или иным существенным признакам.
Как известно, понятие идентификации введено 3. Фрейдом для объяснения сновидений и процессов, посредством которых маленький ребенок усваивает образцы поведения значимых других, формирует Сверх-Я, принимает женскую или мужскую роль и пр.
В отечественной психологии идентификация понимается как эмоционально-когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом.
Идентификация охватывает три пересекающиеся области психической реальности:
• процесс объединения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей, образцов;
• видение субъектом другого человека как продолжение себя самого и проеирование, наделение его своими чертами, чувствами, желаниями;
• механизм постановки человеком себя на место другого как усвоение его личностных смыслов.
Идентификацию мы понимаем не только как социально-психологическую способность встать на точку зрения партнера и не отождествляем с пониманием или взаимным уподоблением людей друг Другу. Идентификация включает все эти элементы, но в нашем понимании это интегральное, эмоционально переживаемое отождествление с устойчивыми констелляциями человеческого опыта, которые осознаются и интерпретируются как "свои" и выступают в качестве своеобразного регулятора его поведения и деятельности. Одновременно "Я" выступает как объект уподобления в качестве социально-психологического образования, на который ориентируются и с которым сличается реализуемое личностное и групповое поведение.
Представление человека о себе мы можем обозначить как осознаваемое глобальное "Я", и это свое представление о себе он может описать, интерпретировать. На уровне группы это чувство и осознание "Мы". Каждая личность и группа уникальны в системе описаний, осмыслений, интерпретаций этого "Я".
"Я" и "Мы" всегда имеют положительную валентность, утвердительное начало. С идеей "Я" и "Мы" связано убеждение правильности. Не важно, какова структура или содержание личности. Важно, что любому качеству, любой маленькой подструктуре личности есть оправдание. В зависимости от уровня развития интеллекта, образование "Я" ("Мы") осознается и интерпретируется в "положительной тенденции" на уровне психологических, философских, религиозных, экономических, идеологических, духовных содержаний. В конце концов, личность может даже не знать о перечисленных уровнях, а просто переживать состояние "правильности".
Структура идентификации личности и группы. Внутри самой структуры личности мы можем вычленить три глобальные подструктуры "Я". Они обозначаются как:
"Я"-материальное (Ям);
"Я"-социальное (Яс);
"Я"-духовное (Яд).
С этими подструктурами отождествлена, идентифицирована личность.
"Я"-материальное
Каждая структура идентификации имеет некий центр. Центром "Я"-материального является образ своей телесности и телесность как таковая и отношение к телу. Вторичные материальные идентификации - это пол, возраст и качества, которые высвечивают отношения к своей телесности, биологической данности.
Первое, что вычленяется из действительности, структурируется как элемент сознания и личности, осознается как "Я", - это тело.
Первым шагом возникновения самосознания, самоидентификации, вообще возникновения сознания является акт расчленения между "Я" как телом и другим как телесным объектом. На уровне индивидуальной биографии это первичная матрица дуальности "Я" и "не-Я" (на уровне матери и ребенка). Когда ребенок отрывается от груди, в это время формируется личное (личностное) "Я" как некая автономная репрезентация.
Появляется расчленение на "свое" и другое. Появляется свое тело как объект и тело другого как объект (объективная реальность). Происходит отторжение наблюдателя от наблюдаемого, дифференциация субъекта и объекта.
Более того, первичные чувства, которые формируются у личности (например, отношение к себе как к сверхценному объекту, или как к незначимому объекту, или как к амбивалентному существу), возникают в основном из взаимодействия с матерью или с телом другого объекта.
Первое - это телесность и отношение к телесности, и то, что человек получает из этого опыта. Поскольку это первичная, стержневая структура человеческого самосознания, то в основном на базовых отношениях к телесности и формируются все другие конструкции Эго и Эго-индентификаций.
Как справедливо отметила К. А. Абульханова-Славская, "телесность [...] несводима ни к индивидуальному, ни к психофизиологическому уровням организации, а становится способом выражения отношений человека к миру" [1, с.289].Первые эмоционально-значимые состояния и первая идентифици-рованность с телесностью, отношение к телесности и составляют ядро "Я"-материального. Для группы центром "Я"-материального является групповое физическое пространство, чувство принадлежности этому пространству. Затем такое отношение к своему телу экстраполируется, переносится на предметное пространство, воспринимаемую вещную структуру бытия (моя мама, моя кукла, мой стол, моя квартира, мой район, моя Родина...). Обозначается это и переживается как нечто, мне или группе принадлежащее. Важно подчеркнуть, что отношение к вещам и предметному миру является неким продолжением, проявлением отношения к телу и к пространству группового существования. Мы можем обозначить как территориальный фактор. Он занимает значимое место в групповой и личностной структуре, так как индивидуумы и группы часто считают, что имеют права на некоторые объекты или места, которые в действительности не являются их собственностью. Объекты или территория занимаются и используются так, как будто принадлежат данной группе, причем чужаки оттуда всячески изгоняются, а если данная территория потеряна, то ее стремятся как можно скорее вернуть. На уровне индивидуальности этот фактор можно обозначить как личное место. Личное место - то пространство вокруг индивидуума, которое является его собственным, в которое никто другой не имеет доступа. Люди всячески отражают вторжения в их личное место, испытывая отрицательные чувства к тем, кто его предпринимает. Интересно, что люди сохраняют между собой дистанцию пропорционально близости межличностного взаимодействия.
Человек и группа охраняют и не пускают в свое пространство. Первичный опыт отделения, расчленения телесности имеет негативную окраску. Это связано с травмой рождения и с травмой отделения от матери как источника пищи и энергии, тепла и комфорта, защищенности. В этом часто проявляется наше стремление не только не пускать в пространство нашей телесности, но и охранять наше предметное окружение, которое, как мы указывали выше, бессознательно воспринимается телом. Тот же самый феномен наблюдается как проявление личностных качеств в групповом сознании.
Есть "Я"-тело, затем человек начинает идентифицироваться с вещами, предметами, которые прикрывают тело, украшают тело или являются индивидуальной символьной манифестацией нашей телесности (одежда, макияж, какие-то проявления отождествленности с половой, этносоциальной или социально-психологической принадлежностью). Предметы являются внешне манифестированной структурой нашего внутреннего "Я", "Я"-материального. Мы есть то, чем мы себя окружаем. Мы есть то, как мы одеваемся, как обставляем свою квартиру г на какой машине ездим, какой счет в банке имеем, в каком доме и в каком квартале, в каком городе и в какой стране живем, как мы относимся к своему телу...
Окружающие вещи являются ярким критерием отношения к телу. Квартира, в которой живет человек, - это в некотором смысле отношение к телу. Холодильник, машина, счет в банке, загородный коттедж, часто женщина, которая находится рядом с мужчиной всю жизнь или ситуативно, являются объектами материальной идентификации и содержанием "Я"-материального.
С возрастом не только растет тело, но и расширяется "Ял-материальное.
Новорожденный не дифференцирует свое тело и окружающую среду, человек рождается с Эго, которое расширено до границ Вселенной. В этот период у человека не существует субъектно-объектных отношений.
В некотором смысле дифференциация своего тела и окружающей действительности является первичной трещиной во Вселенной в дуальностях "Я - Другие", "Я - Другое", "Я" - "Не-Я", "Субъект - Объект".
Затем происходит расширение зоны знания и действия. Человек и группа, с одной стороны, как бы завоевывают внешнее пространство, а с другой - раскрывают и осваивают свое внутреннее психическое пространство, структурируя и открывая свои внутренние возможности.
ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЛИЧНОСТИ И ГРУППЫ
Первая тенденция, которая существует в индивиде и манифестируется на всех уровнях, подструктурах личности, - это расширение пространства. Мы уже писали, что понятие тенденции было введено В. Н. Мясшцевым в его психологии отношений и понимается как напряженная направленность психической активности человека. Что касается нашего осмысления первой тенденции, то мы должны принять тезис Мясищева о том, что потребности как одна сторона основного отношения "можно определить как конативную (от латинского слова сопаге - 'стремиться', 'домогаться') тенденцию овладения".
Пока человек или группа расширяет пространство своего "Я"-материального, это считается позитивным эволюционным и биографическим шагом. Детское стремление "стать большим" (овладеть большим - если перефразировать тезис Мясищева) доминирует в человеке и в группе до тех пор, пока они имеют достаточный уровень витальности. Вещи становятся элементом тела, материального "Я". К телу и материальным вещам человек относится как к наиболее значимым, наиболее важным элементам индивидуального бытия. Когда мы гово-рим "Он (она) или группа имеет вес", то указание на чисто материальную сторону (вес - понятие физическое) показывает, что "Я"-материальное в человеке и в оценке группы значимы. Чем "раздутее" Яч, тем он (человек) ценнее не только в социальном плане, но и в плане внутренней самооценки, значимости принадлежности к группе.
В этом смысле деньги являются неким критерием того, каким образом человек расширяет свое пространство, какой у него потенциал Ям. На уровне человеческого сознания расширение ареала и вообще расширение потока энергии (в денежной форме или в других эквивалентах) считается позитивным.
Идея сама по себе удивительно старая. Именно она управляла не только поведением человека, но и реальной активностью больших и малых человеческих групп и этносов.
Мы можем даже предположить, что запускающий механизм мало управляется человеком сознательно, так как опирается на бессознательную инстинктивную природу подавления и захвата все больших ареалов выживания. Чем больше ареал у самца, тем больше у него самок, возможности воспроизводства, возможности выжить за счет биоценоза. На самом деле это нормальный эволюционный, биологически оправданный механизм.
Когда человек или группа останавливаются в расширении материального "Я", это уже считается тормозом в обыденном сознании. Когда человек (группа) сужает свое материальное "Я", это считается инволюцией, деградацией: человек теряет силу и вес в социальном плане. Когда личность, ее экстраполированное материальное "Я" становятся функционально незначимыми, 90% социальных контактов теряется. Человек "теряет вес", становится незначимым. Мы можем зафиксировать некую зависимость между динамикой материального "Я" и структурой социально-психологического взаимодействия личности или группы с окружающими общностями, между объемом материального "Я" и социометрическим "весом" в социальных общностях.
Вторая тенденция - изменение качества объекта идентификации, изменение структуры пространства - тоже считается позитивной. Любой объект идентификации существует в социально-психологическом пространстве оценок по качественным признакам: лучше, комфортнее, красивее, престижнее, моднее, изящнее, правильнее, гигиеничнее, удобнее, дороже... Эти качества являются выражением социокультурных оценок и отношений, которые становятся достоянием личности. Изменения, которые через активную деятельность реализует личность, служат выражением конативной тенденции, но в отличие от тенденции к расширению пространства и объема идентификаций, предметом овладения являются новые качества объектов идентификации. На уровне метафор мы можем выразить это примерами и срав-нениями. Например, вы купили трехкомнатную квартиру, пока вы обставляете ее, вы считаете это позитивным. На уровне группы переструктурирование пространства, улучшение его качества касается качеств физического пространства репрезентации в социуме.
Социальное окружение, общности разного уровня положительно реагируют и считают позитивным, когда есть изменение качества в объектах отождествления личности. Изменение качества, структуры пространства на телесном, идентифицированном уровне материального "Я", предметном уровне в человеческом сознании считается позитивным.
Третье, очень важное качество функционирования личности - это степень идентифицированности с объектом: насколько жестко мы привязаны к своим предметам, к своей телесности и к вещному миру вообще.
Третья тенденция отражает интенсивность отношений, уровень их ригидности и динамичности.
В социально-психологическом аспекте многие психодуховные, личностные и другие кризисы, психологические проблемы и стрессы связаны со степенью идентифицированности, с тем, насколько человек или группа отождествлены с объектами идеальными, материальными или социальными в своем субъективном сознании, с тем, насколько человек или группа считает нечто своим ("мое").
Четвертая и тоже очень важная тенденция "Я" на материальном, социальном, духовном уровне - это консервативная, гомеостатическая тенденция: сохранение структуры отношений, их эмоционального содержания, устойчивости в объеме и качестве отождествлений. Гомеостатическая тенденция обеспечивает стабильность существования человека или группы в социально-психологическом пространстве, устойчивость основных характеристик, целостность. Именно гомеостатическая тенденция обеспечивает сохранность обобщенных диспозиций личности и группы, предрасположенность думать, чувствовать и вести себя определенным образом. В социально-психологическом смысле гомеостатическая тенденция обеспечивает восприятие и понимание другого, адекватную социальную перцепцию в коммуникативном процессе. На наш взгляд, существует некий оптимум в выраженности этой тенденции в континууме "гибкость-жесткость". Высокая степень жесткости обеспечивает эффективность только в социальных системах, которые являются ригидными по своей структуре. В более динамичных социокультурных и экономических условиях высокая степень выраженности гомеостатической тенденции уменьшает возможности и способности к социальной адаптации.
Гомеостатическая тенденция является положительной в социальном и психологическом отношениях. Каждая личность и группа вклю-чены в огромную систему отношений, в микро - и макросоциальные сообщества. Во многих смыслах именно гомеостатическая тенденция на личностном и групповом уровнях обеспечивает устойчивость социальных общностей и выполнение не только материально-репродуктивных, но и социально и духовно репродуктивных функций.
Как мы указывали выше, в структуру "Я"-материального в качестве объектов отождествления кроме центрального, стержневого объекта - "Я-образа" - входит много предметов объективной реальности, которые окружают Личность: личные вещи, одежда, предметы обихода, мебель, квартира, дача, машина, счет в банке. Субъективная ценность этих предметов материального мира связана с личной историей взаимодействия с ними. Любая вещь ценна потому, что имеет свое мифическое пространство, иногда она связана с историей семьи, рода. Вне сомнения, существует культурная, политическая, идеологическая, экономическая селективность ценностей идентификации. Но для функционирования личности более значимы субъективно оцениваемые, эмоционально переживаемые отношения.
Материальная идентификация является базовым конструктом личности и группы. Любое разрушение, любое нарушение в скорости расширения пространства, в качестве изменения пространства, в степени идентифицированности, в гомеостатической тенденции переживается личностью как притязание на ее пространство и вызывает какую-то адекватную или неадекватную реакцию. Мы можем предположить, что это является психологическим законом личностного и группового существования. Дело не в содержании реакции - защитной, агрессивной, восторженной... Важно, что реакция всегда возникает в тот момент, когда есть стимул для этих четырех переменных.
Все эти четыре качества обусловлены одной переменной, которая мало зависит от личности, но проявляется через личность и является ее качеством. Эту переменную мы называем уровнем витальности. Еще В. М. Бехтерев утверждал, что психические явления имеют энергетическую природу. Энергия в концепции Бехтерева рассматривается в качестве базового, субстанциального, источника проявления всех форм жизнедеятельности человека и общества - предельно широкого, выступающего в качестве основания как психических, так и материальных явлений.
В нашем понимании уровень витальности - это та жизненная энергия, с которой человек рождается. Характер и уровень манифестации как бы заложен в нас с рождения. Жизненная энергия, которой мы обладаем, в основном имеет врожденный, биологический характер. Она считается стержневой, основной, самой важной структурой. По уровню витальности люди от рождения разные. Проявление жизненной энергии происходит в расширении пространства. Лидеры в со-циально-психологическом отношении имеют выраженную конатив-ную тенденцию в соответствии с биологической, генетической наследственностью. Это настоящие борцы, у них огромная витальность. Где угодно они все равно становятся лидерами. Нет разницы: то ли он "первый парень на деревне", то ли он президент России или является диктатором в доме. Разница заключается только в том, какую по масштабу территорию личность захватывает и обусловливает. По законам его расширенного "Я" живут остальные.
Насколько мы можем расшириться, в основном зависит от того:
• насколько велик потенциал жизненной энергии человека;
• насколько человек не "забит", насколько он находит путь к своей личностной силе, к своей жизненной энергии. Какой бы человек ни был "крутой", всегда находится социальная структура, которая зажимает личность, не дает ей проявиться.
В групповом пространстве витальность формируется не только и не столько суммой витальности составляющих ее членов, сколько социально-психологическими переменными: сплоченностью, целями, стилем лидерства, интегративными процессами и т. д.
Важно не только количество жизненной энергии, но и ее направление. При социопатической направленности, например, личность может самоутверждаться через насилие. Энергия одна и та же, но ее направления могут быть очень разными. В классической социальной психологии именно на этом основании выделяли группы - корпорацию и коллектив - как разные формы группового существования.
Все четыре тенденции, которые мы описали выше, зависят от уровня витальности.
В личности важен не столько уровень витальности, сколько умение использовать ее структурированно и целенаправленно. С одной стороны, можно иметь огромную энергию, но распылять ее вне цели и вне структуры, и человек может прожить свою жизнь впустую, вне позитивного творчества. При минимальном уровне витальности, но при более структурированных целях можно достичь того же самого, чего достигает человек с огромной энергией. Самое главное - научиться центрировать и держать намерение. Те же закономерности наблюдаются в существовании группы.
Люди и группы с большой витальностью привлекательны потому, что являются источником энергии. Для многих они представляют открытую возможность использовать их энергию для достижения своих целей. Когда не имеешь большой витальности, нужно формировать большую структурированность и целенаправленность своей энергии. Необходимо научиться структурировать время и пространство. Когда есть огромная витальность - нет проблем, но нужно понимать, что чем боль-ше ее растрачиваешь, тем быстрее она истощается. Человек с огромной витальностью может постареть к тридцати годам. Человек с минимальной витальностью может сохранить ее уровень и в семьдесят лет. Необходимо чувствовать уровень своей витальности, уровень своей жизненной энергии. Растрачивать ее нужно целенаправленно, а также создавать условия для ее реанимации, восстановления, накопления.
"Я"-социальное
В нашем понимании стержневой структурой, вокруг которой разворачивается "Я"-социальное, является интегративный статус. Интегративный статус - это то социальное положение, которым содержательно наполнено жизненное пространство личности и на которое направлена ее активность. Группа как социальная общность также имеет интегративный статус. Интегративный статус определяет смыс-лодеятельностное поле человека, группы и влияет на способ мышления, на оценку других людей и т. д. Совершенно неважно, насколько социально значим интегративный статус. Самое важное то, как с ним человек идентифицирован. Он диктует определенный уклад жизни, крут интересов, сферу общения, направленность, основную активацию. Интегративный статус - это наше социальное лицо.
Интегративный статус выполняет регулятивную функцию. Он диктует способ жизни, мировоззрение, ценностную ориентацию, мотивацию и т. д. Это та социальная структура, из позиций которой личность оценивает и выстраивает свои общественные отношения.
Все те тенденции и механизмы, которые мы перечисляли на уровне "Я"-материального, аналогично функционируют на уровне "Я"-соци-ального. Что такое расширение пространства? В конце концов, это его предельное расширение, когда "Я"-социальное рапространяется до пределов территории России (в историческом аспекте мы можем вспомнить, как расширила социальное пространство малая группа коммунистов с лидером Лениным). Чем больше "Я"-социальное расширяется, тем больше социальное волеизъявление, тем больше влияния на других людей. Возможность повлиять на жизнь и деятельность других людей и есть способ манифестации социального "Я". Основные личностные и групповые проблемы касаются конструкции "Як-социального так же, как и "Я"-материального.
"Я"-социальное предметно менее ощутимо. Что касается его функционирования, то власть "Я"-социального, с одной стороны, менее заметна, но с другой стороны, более значима. Чем жестче властная структура, тем отчетливей проявляется его власть. Чем больший ареал захватывает "Я"-социальное, тем оно более ценно. И ценно не только то, что человек захватывает территорию, но и место рядом с этой личностью и группой приобретает особую значимость (важно стать мэромгорода Ярославля, но часто не менее привлекательно быть или в команде мэра или принадлежать к малой группе - семье мэра).
Некоторые статусы становятся социально привлекательными за счет качества пространства, его неординарности. Чем уникальнее статус, тем он ценнее. Любой уникальный статус подкрепляется огромным количеством энергии.
Статус должен обладать или уникальным качеством, или широтой пространства. Эти два критерия и создают механизм функционирования "Я"-социального. Вне сомнения, социальное "Я" зависит от уровня витальности, от гомеостатической тенденции.
Социальное "Я" очень неоднородно по содержанию. В нем существует огромное количество других отождествлений, которые охватывают большую или меньшую область, но занимают определенную территорию, определенное пространство.
Существует "Я"-территориальное: мы - ярославские, мы - псковские, мы - рязанские. "Я"-территориальное очень много значит. Человек идентифицируется с местом проживания, с территорией проживания, отстаивает эту территорию, ее сохранность, качество и т. д. Люди отстаивают некую территорию в силу того, что идентифицируются с определенным ареалом жизни и обозначают ее как нечто положительное. Всегда находится определенный аспект, который выявляет положительное в территории. Претензии на территорию, если они серьезны, вызывают чувства агрессии, возмущения, патриотизма и т. д. Отсчет территориального "Я" начинается от моего рабочего стола, кабинета и заканчивается Землей (мы земляне) или даже галактикой.
Существует "Я"-этническое, этнонациональное. Мы всегда причисляем себя к определенной этнической, национальной группе (я - чукча, я - еврей и т. д.). Существуют жесткие идентификации, которые являются интегративными. Например, я - чеченец. На самом деле это не просто этническая идентификация, но еще и характер, и способ взаимодействия с миром, взаимная поддержка, определенный уровень агрессивности, который мы сразу предполагаем, и т. д. Есть менее жесткие этнонациональные идентификации типа "я - русский".
В социальном "Я" есть также и расовые идентификации - "Я"-ра-совое. Мы движемся к космополитизму, уходим от расовых предрассудков, но, на наш взгляд, расовые предрассудки архаичны. Архаический, древний корень заключается в том, что люди с иным внешним обликом были врагами, и угроза существовала не на уровне "приглашать в гости или не приглашать", а на уровне "жизни и смерти", полного уничтожения. По этой причине "Я"-расовое значимо и мало трансформируемо.
В личности есть огромный семейно-клановый статус - "Я"-семей-но-клановое. Признак здорового человека - хорошая опора на клан.Как это ни удивительно, люди очень успешные, в том числе и в социальном плане, опираются на кланы. Например, еврейские кланы - это национальная черта, для них характерны взаимная выручка, взаимная поддержка, опора на кровнородственные связи. В конце концов, человек, который не опирается на это "Я", теряет достаточно большие связи, укорененные в семье. В русской традиции помнить свою родню до седьмого колена было хорошим признаком. Эта достаточно жесткая и значимая идентификация еще обозначает кастовую принадлежность. Многие малые этнические единицы идентифицируются с русскими потому, что сразу получают огромный доступ к энергии нации. Кровнородственные связи, как правило, формируют мифы рода, племени. Эти мифы создают огромную историческую, эволюционную силу.
Любая "Я"-идентификация насыщена мифами. Она имеет логическое, историческое, научное, идеологическое, моральное, психологическое, теологическое, философское и т.д. обоснование и осмысление. Социальные идентификации показывают живую связь между личностью и группой, невозможность их автономного существования.
Есть огромное количество статусов и ролей, с которыми мы идентифицируемся, - статусно-ролевая идентификация. Например, статус матери, статус жены, статус сотрудника какой-либо фирмы, статус любовницы, материально-устойчивого человека, статус инженера, статус ребенка и т. д. Мы играем огромное количество ролей: дома - матери, любовницы, домохозяйки, одинокой женщины; на улице - пешехода; в метро - пассажира и т. д. "Человек вне ролевого поведения не существует, он не выступает в роли человека вообще, он всегда выступает в качестве КОГО-ТО, и чем лучше он "овладел" своей ролью кого-то, тем лучше ее "разыгрывает на сцене жизни". При этом исполнитель часто сам бывает и драматургом, и сценаристом, и режиссером жизненного спектакля" (Новиков В. В., 1998).
Социальное "Я" касается статусов, которыми обладает человек, ролей, которые он играет, и неких общих характеристик, качеств личности, с которыми осознание самоидентифицируется. Другими словами, это некое осознаваемое ролевое отождествление (отец, мать, мужчина, доцент), или отождествление с совокупностью качеств (порядочный отец, добрая мать), или сами качества, соотнесенные с фрагментами "Я" (умный, хитрый, проницательный). Человек выступает в жизни как "кто-то", он всегда носитель каких-то нормативов, каких-то прав и обязанностей: профессор, отец, водитель, студент и т. д. В исполнении роли человек реализует свои потребности в самооценке, самоактуализации, в самоутверждении, и сами эти потребности возникают в процессе исполнения какой-то социальной роли или какого-то сформированного качества."Я"-духовное
Абрахам Маслоу писал: "Человек рождается с гуманоидными потребностями, потребностями в добре, нравственности, доброжелательности. Они составляют ядро человека". На наш взгляд, у основной массы людей "Я"-духовное не занимает большого пространства, но у любой личности, которая имеет сознание, "Я"-духовное существует. Ядро "Я"-духовного - это интимные, сакральные смыслы, которые касаются стержневых проблем бытия. Основные темы: одиночество, проблема смысла жизни, экзистенциальной грусти, тоски, смерти, служения. Проблемы экзистенционального ядра разрешаются личностью на каком-то этапе и в каком-то приближении, но, в сущности, они неразрешимы, это проблемы абсурда человеческого существования.
Человек мало обращается в духовные области, потому что сталкивается с экзистенциальными проблемами. Когда он их разрешает, некоторым образом структурируя пустоту, то понимает, что сделал нечто важное для себя.
Проблемы экзистенции сами по себе абсурдны и неразрешимы в пределах Логоса. В этом смысле духовное "Я" всегда является попыткой превозмочь абсурд.
Одновременно мы должны хорошо представлять, что часто не только малые группы, но и целые страты населения вовлечены в духовный поиск и именно духовная идентификация является основным интегратив-ным статусом и смыслодеятельностным содержанием этих общностей.
То, что люди не занимаются духовным, абсолютно правильно. Особенно в говорении, словотворчестве. Экзистенциальные проблемы разрешаются во время пиковых, запредельных, сакральных, нуминоз-ных переживаний, имеющих глубоко интимный, непередаваемый характер.
В духовных областях существует огромное количество смыслов, которые в основном касаются духовного совершенства. Вне сомнения, человеческая этика находится в "Я"-духовном. Совести в "Я"-матери-альном нет. В "Я"-социальном ее тоже нет. Совесть - это наша духовная ипостась. В "Я"-духовном находится то, что мы обозначаем как религиозные идентификации (я - буддист, я - православный, я - мусульманин и т. д.). В этом смысле идентификации больше проявляют социально-психологический и общественный смысл. В духовном "Я" существуют представления о духовном пути, огромное количество духовных психопрактик, которые потенциально могут стать неотъемлемой частью личности и группы. Все, что касается трансцендирования "Я"-социального и "Я"-материального, по праву принадлежит "Я"-ду-ховному. Интенсивные интегративные психотехнологии, которые являются психологическими практиками работы человека над собой, в основном сфокусированы на духовном "Я". При этом технос мы рас-сматриваем не столько как умение или навык, сколько как искусство, мастерство. Искусство в понимании Л. С. Выготского, который в ранних работах рассматривал его как практику духовной работы человека над собой.
Завершая изложение содержания "Я"-духовного, мне хочется напомнить читателям, что психология изначально была дисциплиной духовного опыта, психологией практик духовной работы. И если психология не хочет стать закрытой, социально невостребованной группой людей, разговаривающих на своем профессиональном "птичьем" языке, она должна возвратить себе духовное лицо, духовное содержание. Пора вспомнить, что человек, вскрикнувший "Бог умер", был душевнобольным .
СООТНОШЕНИЕ ОСНОВНЫХ СТРУКТУР
Стержень человека - это "Я"-социальное. Личность и группа поддерживают нормальный баланс, когда их не "сносит" в какую-то сторону. Внутренняя идея гармонии личности и социальных общностей заключается в триединстве этих эго-идентификаций: "Я"-духовного, "Я"-материального, "Я"-социального. Важна идея баланса. Только тогда, когда поддерживаешь баланс, выглядишь социально успешным человеком. Если в триединстве "Я"-материального, "Я"-социальногои и "Я"-духов-ного происходит перекос, появляется преступность, какие-то негативные и деструктивные, девиантные элементы в поведении и т. д.

"Я"-материальное "Я "-социальное
Рис. 10. Соотношение структур "Я"
Все эти три подсистемы имеют достаточно выраженную и реальную связь между собой. "Я"-социальное может служить и находиться в функциональном подчинении по отношению к "Я"-духовному, оно может полностью служить и находиться в соподчинении с "Я"-материальным. "Я"-материальное может служить и подчиняться в мотивационно-по-требностном отношении "Я"-духовному, может полностью быть обусловленным и детерминированным мотивами "Я"-социального."Я" - это сложное системное образование, внутри которого каждая подструктура имеет с другими связь, взаимовлияние, взаимодействие и взаимообусловленность. Что касается внутренней структуры этих глобальных компонентов: "Я"-материального, "Я"-социального, "Я"-духовного, - то они тоже имеют между собой взаимосвязи и некую взаимообусловленность.
У любой личности и группы существует теоретическая возможность идентифицироваться с любой эго-структурой, но в основном эта возможность, этот выбор больше является теоретическим предположением, чем реальным фактом. Человек всегда обусловлен, детерминирован структурой идентификаций, доминирующими тенденциями, сформированными отношениями, и во многом свобода выбора является больше философским или психологическим предположением фантастического содержания.
"Я"-идентификации отличаются:
1) по содержанию;
2) по значимости и объему занимаемого пространства в структуре личности (внутри эго-идентификации любая структура занимает определенную территорию, они различаются как бы по площади). Например, идентификация "я - красивая женщина" может затмить все остальные;
3) мерой устойчивости;
4) временем существования.
Любая личность ("Я") обладает неоспоримой индивидуальностью |за счет неповторимой мозаики "Я"-идентификаций.
Большинство людей идентифицированы с "Я"-материальным. Одновременно есть люди, для которых важнее социальный статус (игро-|ки в социальные игры и карьеру - мы их видим каждый день по теле-|визору и встречаем на работе). Социальное "Я" вытесняет духовное и (материальное "Я".
Достаточно редко встречаются ситуации, когда "Я"-духовное до-I минирует над всеми остальными. В качестве примера мы можем привести жизнь схимника или святого - жизнь как духовный путь (Будда, у которого из материального были только плащ и кружка для подаяний, а социального статуса не было вообще). В групповом смысле это различные духовные сообщества: братства, монастырские общины, | сангхьи и др.
Личность во временном континууме
Кроме структурной идентификации мы можем выделить также и идентификацию Эго во временном континууме.
12 - 4797Нужно заметить, что содержание всех структурных элементов "Я" зависит от фиксации в континууме времени прошлое - настоящее - будущее.
Существуют личности и группы, которые живут прошлыми структурами Эго. Очень редко личность живет настоящим Эго. Чрезвычайно важно то, что человек и общности живут в основном в перспективе Эго. Именно перспектива Эго является мотиватором, основной движущей силой активности личности и группы. То есть человек не живет, а собирается жить завтра. Жизненная перспектива Эго в "Я"-иден-тификации является основной движущей силой, структурой активации Эго. Например, кто-то живет для того, чтобы защитить докторскую диссертацию, другой - чтобы вырастить детей, третий - чтобы заработать 1000 долларов, четвертый - построить дом, пятый - стать мэром города. Перспектива может не осознаваться, но всегда является силой побуждения к активности. Наш взгляд на то, что может с нами произойти в будущем, связан с нашим подчас очень значимым поведением. Действия, ориентированные на будущее: диета, занятия спортом, отказ от курения, распорядок, - обусловлены нашими образами себя и мыслями о себе в будущем. Перспективы могут быть ближними - во временном интервале недели или даже месяца (я хочу сдать в типографию сборник "Звезды Ярославской психологии" через неделю). Основная часть ежедневной активности регулируется целями, которые связаны не с текущим взглядом индивида на себя (реальное "Я"), но с тем, что может быть возможным для индивида в отдаленном будущем.
Иногда перспективная цель может быть абсурдной, но очень привлекательной, в таких ситуациях человек и человеческие сообщества готовы проживать настоящее "несмотря ни на что" (примером может служить семидесятилетний эксперимент строительства коммунизма в Советском Союзе).
Есть люди, которые живут прошлым: "я - был...". Это может быть их основной способ манифестации в "здесь и сейчас".
Смысл личности и группы заключается не столько в том, какую структуру они имеют, сколько в том, насколько они проявлены в обществе и насколько манифестирует свои способности и задатки. В основном человек себя не знает, не знает своих возможностей, способностей и сомневается в них.
"Я"-реальное и "Я"-потенциальное
Личность и группа не знают до конца возможного внутреннего пространства самоидентификации, и "Я"-реальное занимает меньшее пространство, чем "Я"-потенциальное (см. рис. 11). Если бы мы могли изобразить пространство "Я" в виде совершенной мандалы - круга,погруженного своими связями в социум, то могли бы заметить, что люди отличаются часто не по объему "Я"-потенциального, а по степени его проявления в "Я"-реальном. "Я"-потенциальное состоит из двух больших подструктур:
• Возможные "Я" - это осознаваемые личностью представления о том, каким он может стать, каким он хотел бы стать и каким боится стать. Совокупность возможных "Я", содержащихся в системе "Я" индивида, - это сознательные манифестации целей, стремлений, мотивов, страхов и опасений. Возможные "Я" придают личностной динамике специфическое развитие когнитивной сферы, организацию, направление и релевантный для индивида смысл. Они служат существенной связью между "Я-концепцией" и мотивацией. Возможные "Я" представляют собой не смутные надежды на абстрактно хорошую (или плохую) жизнь, но обладают конкретными качествами: здоровье (нездоровье), богатство (нищета), иметь автомобиль определенной марки, людей, которые любят (ненавидят) его.
• Ресурсные "Я" - как правило, не осознаваемая личностью потенциальность, нереализованные способности человека. Ресурсные "Я" проявляются в экстремальных ситуациях, в пиковых творческих состояниях, аффектах, психодуховных переживаниях высокой значимости и интенсивности, в ситуациях полной включенности в выполняемую деятельность и сопровождаются особыми чувствами полноты жизни, наслаждения, нуминозности опыта. Соприкосновение с ресурсными "Я" является значимым мотиватором в реализации личности. Движущей силой мотива является потребность в повторении некоторого психофизического состояния, желание еще раз "попасть" в переживание. В силу того, что мы в состоянии запланировать и реализовать только действия, но не можем в определенное время запланировать и прожить психическое состояние (через пять минут я буду счастлив) , то в соответствии с этой логикой человеку очень трудно запрограммировать эмоциональные состояния. Еще мы могли бы заметить, что они отличаются по силе и множеству связей с социумом, который часто является индикатором и ценителем степени реализованности личности.
Рис. 11. Соотношение "Я"-реального и "Я"-потенциального
Это связано с тем, что человек и группа структурированы не только изнутри, но в основном они внешне поле-обусловлены и от них ожидают способностей и возможностей, зависящих от того, какое место они заняли в социальных структурах. Человек имеет некое представление о себе, которое в основном касается "Я"-реального: "Я такой". Еще Ф. С. Перлз писал: "В настоящее время средний человек реализуется только на 5%, в лучшем случае до 15%. Человек, которому доступны 25% его потенциала, уже считается гением [...] от85% до 95% теряется... А причина тому очень проста: мы живем по шаблонам, по поведенческим штампам..." [3, С. 9]. С одной стороны, раскрывать свой потенциал, свои способности в витальном, энергетическом отношении, достаточно трудно, потому что ожидания уже структурированы в обществе. С другой стороны, структурно измениться достаточно трудно, потому что любая подструктура личности закреплена еще и в обществе, а общество очень ригидно. Человеку достаточно легко живется с тем, с чем он адаптирован (будь это алкоголик, директор завода, академик или крестьянин), разница заключается в том, что Эго является способом адаптации к обществу. Люди, которые или спонтанно, или с помощью каких-то специальных техник, тренингов и т. д. соприкасаясь со своими возможностями, как правило, раскрывают "Я"-потенциальное. Сильным мотиватором движения к "Я"-потенциальному может служить также кризис личностного или психодуховного характера.
Первичный путь самосовершенствования - это движение к "Я"-потенциальному. Пока мы движемся к "Я"-потенциальному, сама трансформация не встречает ни внутреннего, ни внешнего сопротивления. Из точки внутренней самооценки изменения были ожидаемы, и личность как бы интуитивно догадывалась об этих своих возможностях.
С точки зрения социума, движение тоже ожидаемо и не находится в противоречии, так как социум сам заинтересован в активном преодолении личности. Социум живет за счет самопроявления "Я". Энергия высвободившегося "Я"-потенциального является питательной средой для социума. Реально человек идентифицируется с какой-то частью себя. Начиная свое путешествие в "Я"-потенциальное, он узнает свои нераскрытые способности. Прорыв может осуществиться в любую сферу. Он может быть осуществлен в потенциально-"Я"-матери-альное, в потенциально-"Я"-социальное, в потенциально-"Я"-духовное.
Из "Я"-реального жизнь, структура жизни и жизненные перспективы описаны абсолютно четко. На первых порах "Я"-потенциальное шокирует саму личность и ее окружение. Но социум заинтересован в том, чтобы личность давала больше энергии, была активнее. И в силу того, что раскрываются возможности человека, он начинает выбрасывать огромное количество энергии в социум, и социум приветствует это. Когда личность, Эго достигает "Я"-потенциального, она дости-гает самоактуализации и реализации. Это может быть психодуховный путь, материальный путь, путь социальных игр. Когда человек начинает реализовываться, он находит новое пространство, где не только сам деятельностно проявляется, но и получает положительное подкрепление в виде славы, карьеры, духовных почестей или каких-то материальных ценностей, а иногда все в сочетании.
Реализация группы в "Я"-потенциальном наступает в тот момент, когда она достигает уровня коллектива по всем параметрам.
Когда человек достигает своей потенциала, критерием достижения "Я"-потенциального является "ощущение невыносимой легкости жизни". Точка реализации отличается тем, что получаешь все, что хочешь, еще не успев подумать.
Это состояние реализации можно обозначить как "поток", оно является оптимальным как для результатов, так и для самого субъекта.
Как правило, состояние "потока" знакомо практически всем по игровой деятельности. Гораздо меньше людей встречаются с ним в процессе труда. Состояние "потока" в аффективном измерении маркируется чувством глубокого удовлетворения, на мотивационном уровне - желанием продолжать деятельность, на когнитивном - степенью и легкостью концентрации. Имеются и другие общие признаки этого состояния, идентичные состоянию "потока".
Такой опыт, безусловно, является оптимальным для человека и группы. Он позволяет упорядочить случайный поток жизни субъекта, дает базовое чувство опоры. Потенциально это наиболее творческий, наиболее завершенный вид опыта, помогающий человеку и группе экспериментировать в новых условиях, взаимодействуя с новыми вызовами.
Что касается изменений группы, то мы можем остановиться на этапе коллектива в описании групповой динамики. Мы делаем этот шаг намеренно, так как уверены в том, что дальнейшее развитие группы невозможно. Мы не верим в коллективное просветление и в коллективное достижение "Изначального".
Таким образом, первый шаг - это рефлексия себя, своей эго-струк-туры. Это честный анализ своего Эго. Второй шаг - движение к "Я"-потенциальному.
Сознание как живая открытая система обладает качеством гомеос-таза. Причем это свойство является некой центростремительной силой, которая обеспечивает постоянство и стабильность личностной структуры. Когда мы начинаем обратное движение, "отпуская" отождествленные фрагменты "Я", и устанавливаем, что это "не-Я", что этим качеством или статусом, ролью я не являюсь, как раз и происходит процесс самосовершенствовании.
Процесс изменения личности и группы всегда связаны с тем, что они отпускают какие-то части своей структуры, разотождествляются с ними.ХАОС И КОСМОС В ЛИЧНОСТИ
Мы уже указывали, что на первом этапе изменения личность движется к "Я"-потенциальному. Этот этап связан с социальной и психологической реализацией личности. Затем наступает тупик, человек проявлен - исчезает перспектива самосовершенствования. При достижении самореализации у человека возникает ощущение невыносимой легкости жизни.
Жизнь становится удивительно доступной и понятной. Ты отдаешь энергию пространству, а пространство начинает питать тебя еще больше. Это напоминает ситуацию, когда маленький ребенок начинает говорить, и окружающие его взрослые испытывают огромный энтузиазм по этому поводу. Умение говорить - это своеобразная точка реализации ребенка.
В точке реализации человек перестает встречать сопротивление. Наступает некий застой в самосовершенствовании. Человеку некуда меняться. Реализуется так называемый кризис стабильности. Все есть, но само постоянство и стабильность невыносимы.
Именно эта невыносимая тоска стабильности вызывает к жизни одну из главных потребностей человека - потребность к изменению. С одной стороны, личность стремится к внутреннему космосу и порядку, с другой стороны, заявляет о себе тенденция к первичному хаосу, дестабилизации.
В конце концов, человек сознательно или бессознательно совершает инвакацию, приглашает хаос. Жизнь в "потенциальном", "реализованном" "Я" выстроена, рациональна, эффективна. Гомеостазис (равновесие) личности, с одной стороны, удерживается внутренними силами личности, а с другой - социумом.
Стержень устойчивости личности погружен в социум, и социальная среда во многом является силой, поддерживающей стабильность личности через механизмы обусловленности ролями, статусами, диспозициями, установками. В связи с этим методологически самый надежный способ изменения личности - изменение места в социальной структуре или изоляция от привычного социума. Как только мы меняем место, изнутри начинает пульсировать энергия хаоса, когда сила социума не обусловливает личность.
Трансформация возможна, когда мы просто меняем место. В этом смысле выездные тренинги с погружением наиболее благоприятны для расширения осознания, самосовершенствовании личности. В реальной жизни личность "застревает" в кризисе стабильности, сила эволюции (или сила хаоса, сила изменения) сметает через возникающую социальную ситуацию. Чем мощнее космос (упорядочивание), тем мощнее хаос (психодуховный кризис).При нарушении баланса в сторону консерватизма сила хаоса сминает жестко структурированную личность либо за счет общей интенсивности процесса, либо за счет прицельного воздействия на слабые точки личности.
"Не-Я"
Когда при достижении "Я"-потенциального личность осознает потребность в изменении, то оказывается, что меняться некуда. Она целостна. Остается единственная возможность самосовершенствования - через интеграцию фрагментов огромной подструктуры в личности, которую можно обозначить как "не-Я". Третий шаг касается огромной эго-структуры, зеркального отражения Эго, но за счет него как раз и существует само Эго. Это подструктура, которая называется "не-Я". В. Н. Мясищев обозначил эту структуру как отрицательную тенденцию. Целостность личности, ее структуру было бы неверно воспринимать как некое свободное пространство, с которым мы можем идентифицироваться. Она существует только за счет того, что в каждом из нас есть барьер, охранная граница с "не-Я". Между "Я" и "не-Я" всегда имеется полевое напряжение. Оно может быть огромным, и человек не в силах перейти через него. Более того, само приближение к "не-Я" уже пугает. Для любого "Я" существует "не-Я", так же, как и для любого "не-Я" существует "Я". За счет напряжения между "Я" и "не-Я" обеспечивается целостность личности. Если мы возьмем некий фрагмент "Я", то должны понимать, что существует и "не-Я", которое мы отрицаем. С любым фрагментом эго-структуры сосуществует некая отрицаемая, вытесняемая "не-Я"-структура.
Сознание человека бинарно, и в силу этой особенности в психике человека существует "не-Я" как глобальная система "Анти-Я-Концеп-ция", и с любой подсистемой "Я" соответственно сосуществует "не-Я" как некое зеркальное отражение "Я" с отрицательной валентностью ("я - отец", а "не отец - это "не-Я""; "я - умный доцент", а "глупый доцент - это "не-Я""; "я - богатый", "бедный - "не-Я"" и т. д.).
Для любого "Я" в человеческом сознании, в том числе и в бессознательной его части, существует противоположная структура, которую можно обозначить как "не-Я".
Как в материальной, социальной, так и в духовной подсистемах существуют постоянно действующие психологические комплексы, фрагменты "Я" и "не-Я", мы все время находим след этой бинарной структуры. Более того, мы и есть эта бинарность. Личность сохраняет качество гомеостазиса до тех пор, пока есть внутреннее соответствие между бинарными составляющими. Личность выступает как уникальная мозаика дуальностей, а не идентификаций. Если провести аналогию с полевыми структурами, личность представляет собой систему напря-жений между "Я" и "не-Я". Система этих напряжений является гарантом сохранения стабильности личности.
Поход в "не-Я"
Какова же динамика самосовершенствования?
Кризис "невыносимой легкости жизни" и дальнейшая эволюция личности отправляет нас в поход в "не-Я", который сопровождается разрушением границы между "Я" и "не-Я". В результате образуется третье пространство внутри личности, которое мы обозначим как "Равностность" или неотождествленность (см. рис. 12).

Рис.12. Три зоны в личности
Смысл интеграции заключается не в том, чтобы проворачивать колесо "Я - не-Я", а в том, чтобы полностью слить пространство между "Я" и "не-Я" в зону "Равностности".
К сожалению, работа современного психотерапевта или практического психолога заключается как раз в "проворачивании" колеса "Я - не-Я". При этом меняется содержание идентификаций, но напряжение и ограниченность между бинарностями не исчезает. Приведем пример. Приходит на консультацию к психологу или психотерапевту женщина, у которой проблема во взаимоотношениях с мужчинами (она ненавидит мужчин). После некоторого процесса работы с профессионалом ее проблема разрешена - она начинает принимать и любить мужчин. Изменилось содержание идентификации, но женщина не стала свободнее. В первой ситуации запрет на любовь, во второй - на ненависть. Она "трансформировалась" (см. рис. 13).
Рис. 13. Мнимая трансформация
Такого рода "трансформация" не имеет смысла, потому что жесткая бинарная структура личности остается, личность по-прежнему не имеет степени свободы - она может быть идентифицирована (в содержании, в качестве, в поведении, поступках) с фрагментами "Я". Личность не является свободной, если она жестко идентифицирована с определенными установками, ценностями, картами реальности.
Третий шаг самосовершенствования - интеграция "не-Я". В конце концов, "Я" и "не-Я" - это определенные смыслы. Самое главное - возможные варианты этих смыслов в жизни существуют.
РАВНОСТНОСТЬ
"Не-Я" - это просто возможный выбор поведения, деятельности, активности, эмоционального состояния и т. д. Можно интегрировать напряжение между противоположностями, в результате чего возникает некое новое пространство в структуре личности. И это новое пространство мы называем "Равностностью". Это пустое пространство, здесь человек ни с чем не отождествлен и вообще никем не является. Во всех мистических традициях мира человека, который видит истину сквозь иллюзию противоположностей, бинарностей отрицания и утверждения, называют "освобожденным". Поскольку он "свободен от двойственности" противоположностей, он свободен в своей жизни и от всех бессмысленных проблем и конфликтов, вызываемых борьбой противоположностей, отождествленностей "Я" и "не-Я". Не добро против зла, а ницшеанский выход за пределы добра и зла. Не жизнь против смерти, а центр осознания, превосходящий и то, и другое. Самосовершенствование и достижение Равностности заключается не в том, чтобы структурировать бинарность и добиваться "положительного прогресса" в психотерапевтическом процессе. Смысл Равностности состоит в том, чтобы объединять и гармонизировать противоположности - как положительные, так и отрицательные, открывая за пределами "Я" и "не-Я" ту основу, которая превосходит и включает в себя обе полярности.
Таким образом, разрешение войны противоположностей требует отказа от всех границ, а не прогрессирующего жонглирования проти-воположностями в их борьбе друг против друга. Борьба противоположностей является выражением границы, принятой за реальную, и чтобы осознать свободу, мы должны прийти к корню самого предмета: границы Эго являются истой галлюцинацией.
Любое "Я"-интегрированное является возможной формой отождествления. Например, могу так, а могу и наоборот. И то, и другое являются выбором. Что касается идентификации в "Я", то выбора в "Я" нет. Любой выбор в "Я" - абсурд, потому что любая структура и мифологически, и исторически подкреплена. Здесь первый шаг к свободе - это интеграция дуальностей. Как только возникает эта интеграция дуальностей, появляется выбор.
С. Л. Рубинштейн и Б. Г. Ананьев считали, что основным для развития личности является принцип интеграции. Ананьев писал, что "развитие действительно есть возрастающая по масштабам и уровням интеграция - образование крупных "блоков", систем или структур, синтез которых выступает как наиболее общая структура личности".
На высоких уровнях интеграции, по нашему мнению, такой наиболее общей структурой и выступает Равностность. При этом Рав-ностность не нужно путать с равнодушием, потому что в любой момент жизни человек полностью живет в форме: чувствует, действует, желает, достигает, имеет цели и т. д., он полностью реализованно живет. Но при этом он не отождествлен с формой. Это очень важно. Он никогда не покидает своего основного пространства - Равностности. Единственно возможное пространство беспроблемного существования - это Равностность. Там нет проблем, потому что нет решетки личности, нет формы. На самом деле Равностность почти невозможна или мало возможна. Как показывает опыт, Равностность - пространство, где жизнь просто является потоком осознания за пределами болезни, старости и смерти. Жизнь, все ее формы являются просто возможным выбором, и при этом человек не теряет ощущение своей внутренней гармоничности. Это такое состояние личности, когда она не идентифицирована ни с материальным, ни с социальным и живет в основном в духовном пространстве. Дело не столько в том, что человек имеет или не имеет, а в том, что точка Равностности является пространством фокусировки осознания, основным пространством жизни. Личность не является свободной, когда социально идентифицирована, адаптирована, отождествлена с определенным нормотипическим поведением, образом жизни.
Личность становится свободной тогда, когда она входит в пространство Равностности, где "Я" и "не-Я" не имеют уже никакого смысла, а являются просто возможностями выбора. Ты можешь войти, как вII
форму, в любое содержание установок, стереотипов, ценностей, картин мира, поведения, масок, ролей, но ты из точки Равностности не являешься ни тем, ни другим, ни третьим. Личность, наконец, становится осознанно свободной в зоне Равностности.
Смысл самосовершенствования заключается не в том, чтобы менять личностные формы, проворачивая колесо "Я - не-Я", а в том, чтобы трансцендировать формы, выйти за пределы всех форм, интегрировать формы в пустотность Равностности, выйти за пределы форм. В этом я вижу духовное сердце самосовершенствования. Смысл интеграции - это осознание конфликтов между "Я" и "не-Я", "Так" и "Не так" и открытое принятие того, что ранее отвергалось, отрицалось, подвергалось подавлению и было нерефлексируе-мо. В конце концов, интеграция - осознание выбора "Я" и "не-Я" как конфуза дуальности. Принятие зоны "Равностности" дает человеку вместо жесткого ограничения гибкий выбор. Цель самосовершенствования находится за пределами мучительных дуальностей "Да" и "Нет", которые являются качественными характеристиками |Эго. Цель - устойчивое обживание пространства Равностности, где каждый может отыскать равновесие и целостность, которые им подходят.
Из точки Равностности возможно входить и в "Я", и в "не-Я", и, наконец, когда большое количество значимых фрагментов "Я" и "не-Я" сливаются, в пространстве Равностности происходит то, что называют земным просветлением или мудростью (см. рис. 14.).
МУДРОСТЬ
Это "освобождение от двойственности" в христианской мифологии является открытием Царствия Небесного на земле. В эзотерическом, сакральном смысле такое открытие не является состоянием всего положительного и отсутствия отрицательного, но состоянием осуще-.ствления "непротивополагания" или "недвойственности". В "Еванге-|лии от Фомы" написано: "Они сказали ему: Что же, если мы младенцы, |мы войдем в царствие? Иисус сказал им: Когда вы сделаете двоих од-1ним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, |и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону [как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину од-[ним... тогда вы войдете в [царствие]".
На поверхности возникшей мандалы остаются лишь основные экзистенции личности, что воспринимается как самая благородная самоактуализация в социуме. Примером такого рода в православии могут быть биографии святых Сергия Радонежского, Иоанна Кронштад-ского, Серафима Саровского и др.
Рис. 14. Три зоны в личности при освобождении
Целостная личность, транслируя основные экзистенциальные ценности, является хранителем человеческой духовности. При достижении высокого уровня интеграции Равностность приобретает качество целостности - пространства ничем не ограниченных четырех прекрасных драгоценных состояний сознания: Любящей доброты (приносящей чистую радость), Сострадания (удаляющего страдание), Радости (счастье в счастье других), Равностности (состояния без рассуждений о приобретении и потере, без хватания, цепляния за веру как за истину, вне отношений, без гнева и горестей).
Любящая доброта - это Любовь вне страсти, вне отношений к объекту желаний, вне обусловленности объектом. Любовь как состояние дарения доброты и милости, как благостность, жертвенность отдачи, божественная любовь Христа на кресте, милосердный взгляд Будды Шакьямуни ко всему живому и неживому под деревом бодхи... "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную..." (Иоанн, 3:16).
Сострадание - это состояние вне страдания, полное знания, силы и ясности, открытости для честной и безупречной помощи другим существам. Сострадание существует вне эмоциональных переживаний сочувствия, жалости, эмпатии. Когда мы захвачены чувствами, мы теряем ясность и осознанность, теряем знание. Мы становимся чувствами. Когда мы сострадаем, мы не вовлечены в чувства другого человека и в чувства, которые возникают у нас по отношению к ситуации. Великое сострадание - это открытость в энергии, помощи другому и другим вне осуждения, вне отношения к тому, что делает человек, как он проявляется. Великое сострадание находится за пределами добра и зла.
Третий аспект целостности - это Радостность. Радостность - это гимн жизни, чистое проявление чувства. Радостность - это когда человек свободен в потоке чувств, когда тело, глаза, голос, уши - все в человеке празднует жизнь. Радостность - это состояние сознания,когда человек является носителем чистой энергии жизни, которая светлыми лучами струится на все существующее.
Равностность - это состояние равного ко всем и ко всему отношения - глубинное выражение фактуальности жизни. Для нас жизнь - это всегда вовлеченность в отношения. Мы кого-то любим, кого-то ненавидим, к кому-то равнодушны, кого-то презираем, что-то считаем правильным, что-то неправильным... В Равностности нет разницы между людьми независимо от пола, возраста, расовой, кастовой или этнической принадлежности, достатка, образования, родственных отношений...
Из точки Равностности нет различия между негром и русским, японцем и чеченцем, евреем и татарином, моей женой и матерью, моим сыном Вадимом и эвенком, сидящим в чуме, миллиардером и нищим, нет сущностного различия между Христом и Буддой Шакьямуни, Мохаммедом и Ошо.
Из пространства Равностности нет различия между человеком и другими живыми существами. В этом смысле кот Максим, лежащий прямо сейчас рядом на кресле, на сущностном уровне равен Бодхид-харме и обладает той же природой. Равностность - это не равнодушие. В православной религии аналогом этого состояния является Великое смирение. Равностность - это состояние беспристрастного отношения к реальности - к живой и неживой, пробужденной и спящей, к духовной и бездуховной, к словесной, эмоциональной, перцептивной, символьной, знаковой... Человек наблюдает за рекой жизни и является наблюдением вне отношений и вовлеченности.
Это состояние личности, когда ее предельным выражением является служение людям, и она полностью проявлена в своей духовной потенции, одновременно свободна от отождествлений, желания быть кем-то и чем-то.
Человек ни за что не хватается и ничего не считает своим, у него ничего нет, и в то же время есть все. В нем все есть: все состояния, все идеи, все реакции - и он ничем не является. Он встал над полем человеческих переживаний. И уже из этой точки имеет возможность входить в любую форму, в любое переживание, в любое состояние, в любое отношение, в любой контакт с реальностью, не теряя связи с состоянием Равностности.
В буддизме Равностность называется пространством великого сострадания (Махакаруна). Пространство великого сострадания имеет связь с реальностью. Отношение к реальности - неоценочное. Равностность никогда не приходит одна. Сострадание и милосердие - границы, через которые фильтруется Равностность.
Объем Равностности - это любовь и радостность. Эти четыре качества являются драгоценными состояниями сознания в буддизме,ламаизме, христианстве, магометанстве, потому что они чрезвычайно редко встречаются. Если нет какого-либо из этих состояний сознания, то нет и пространства великого сострадания (Махакаруны).
Для человека возможна разработка этого пространства, знание о нем, знание пути к этому пространству. Выработанная Равностность как основное психическое состояние или осознанное психическое состояние является той Родиной, которая, с одной стороны, питает, а с другой стороны, приводит человека в состояние баланса и гармонии в любой момент, и в которой ничья помощь не нужна, где становишься свободным.
Именно в целостности бьется духовное сердце самосовершенствовании за пределами всех форм, за пределами отождествлений, за пределами человеческой дуальности. Путь самосовершенствования и развития личности - это путь не изменения форм, а их интеграции в целостности. В соответствии с этой целью психология третьего тысячелетия должна опираться на опыт психодуховных традиций, быть открытой огромному полю психотехник, начиная от различных эзотерических практик и заканчивая искусством.
Возможен последний шаг в трансформации - полная интеграция личности за пределами брахма-вихары. Это совершенная мандала интеграции (см. рис. 15).

Рис. 15. Полное просветление
Уже нет личности, ни "Я", ни "не-Я", нет служения, нет милосердия, нет четырех драгоценных состояний сознания, нет отношения и связи с реальностью, нет пульсации желаний. Ничто человеческое не узнаваемо в этой мандале. Говорят, что в этой мандале пульсирует окно в божественное. Я видел это, когда впервые мой сын после рождения открыл глаза и посмотрел на меня, сквозь меня, за пределы меня. Я там увидел вечность за пределами человеческого, я не увидел там ничего человеческого. Сейчас я знаю, что нас "не минует чаша сия".
Сейчас я знаю, что полная интеграция, тотальное уничтожение личности, полет в Брахму, где пройдена точка возврата и служения людям, абсурдна. В брахма-вихаре рождается Божественный Ребенок, сдувающий своим дыханием пыль суеты с зеркала Равностности.Равностность - это одновременно состояние и срединный, интег-ративный путь жизни. Смысл этого пути в том, что он вбирает в себя все остальные формы возможного духовного пути. И рассматривает все остальные традиции как некие возможности, как некие формы, переживаемые сознанием, которые человек может объективизировать, наполнить их личным смыслом и, таким образом, выстраивать свой уникальный, индивидуальный путь к интеграции.
При этом традиции являются лишь временным материалом, а психотехники, используемые в традициях, - временным инструментом для личностной интеграции и существования в Махакаруне, Великой Равностности.
Главное - это то, что личность не отождествляется ни с одной традицией.
Человек, идущий этим путем, - ни даос, ни буддист, ни христианин, ни тантрист, но при этом использует формы этих традиций в холистических целях, в целях достижения целостности и поддержания этого состояния.
Человек, выбравший Равностность как цель и идущий срединным путем, похож на ребенка, который знакомится с игрушками, а потом выбрасывает их. Он также знакомится с традицией, играет с традицией и выбрасывает традицию, зная о ее существовании. И в таком смысле это срединный путь, предполагающий неотождествленность с традиций. Это божественная игра, где ребенок имеет все игрушки и не имеет ни одной.
Равностность не противоречива и не становится в оппозицию, потому что вообще не имеет никакой позиции.
Сохраняя Равностность, ты все понимаешь: что хочет этот человек и что другой. Уши твои открыты голосам жизни. Сердце твое живет в Любящей доброте, Радостности и Великом сострадании сущему. Одновременно зеркало твоего осознания чисто и отражение четко и ясно.
Психология призвана извлекать и интроецировать в свое концептуальное поле психодуховный опыт, накопленный в неистовом поиске человеком своих высших духовных состояний для усиления его самопонимания и самосовершенствования.
Провозглашая в 1990-е годы принцип многомерности истины в качестве частнометодологического принципа прикладной психологии, мы имели ввиду ее открытость и необходимость встроить существующие практики работы с человеком, которые уже показали свою эффективность и надежность в течение тысячелетий, удовлетворяя базовую потребность человека в духовных аспектах своего существования, но не применялись в академической психологии из-за идеологических шор.
Уже второе десятилетие, занимаясь психологическими практиками, опираясь на огромный практический опыт взаимодействия с де-сятками тысяч людей, я могу сказать, что не может существовать универсальной психологической модели для всех.
На феноменологическом уровне мы не можем встретить двух одинаковых людей даже по структуре, не говоря о содержании. Да, есть тип людей, идентифицированных в основном с "Я"-материальным, или с "Ял-социальным, или, что реже встречается, - с "Я"-духовным. Уже на уровне этой дифференциации мы можем говорить о различной мотивации, о различном поведении, о различном восприятии и оценке реальности, о различных типах людей и соответственно о потребности развертывать различные типы психологии, как теории, так и психотехники.
В реальной социальной культуре существуют совершенно разные образы человека. В современной психологии в соответствии с реальностью многообразия предмета должны существовать совершенно разные типы психологической концептуализации и методологии практической работы с человеком, разные языки осмысления психического и соответствующие психотехнические пространства.
И потому, господа психологи и психотерапевты, творите каждый раз с каждым человеком новый мир - простор психического открыт и нет границ ни во времени, ни в пространстве.
ДУХОВНЫЙ КРИЗИС: СТРУКТУРА И ДИНАМИКА
Психодуховный кризис является особым этапом в развитии личности, когда инициируется процесс объединения внутренних подсистем материального, социального и духовного "Я" в единое целостное пространство, наступает время переоценки всех ценностей, и в этом процессе личность начинает переосмысливать свое место в жизни и основные экзистенции.
Еще в начале 1990-х годов мы рассматривали психическое пространство как систему, с одной стороны, ограниченную индивидуальным "Я" и физическими структурами тела, с другой - открытую опыту всего человечества и духовным реалиям бытия. Во время психодуховного кризиса начинается процесс трансценденции индивидуальных ограничений и перехода на более целостный уровень существования.
Этот процесс отражен во многих духовных направлениях человечества и является неотъемлемой частью личностного развития. Но чтобы изначально четко ограничить предмет нашего обсуждения, мы хотим описать наше понимание психодуховного кризиса.
Анализ слов "псюхе" и "дух" уже показывает нам правильный вектор размышлений над предметом нашей книги и одновременно на уровне словесно-логического разворачивания ставит в некоторый тупик.При первом приближении становится понятно, что личность, вовлеченная в психодуховный кризис, испытывает переживания, которые возникают при столкновении индивидуальной психической организации с Духом, по традиции имеющим онтологический, надличностный характер.
Понятие "псюхе" в материалистической психологии раскрывалось как свойство высокоорганизованной материи (мозга) отражать объективную действительность и на основе формируемого при этом образа целесообразно регулировать деятельность субъекта и его поведения. Когда зрелым умом анализируешь это определение, возникает комплекс неполноценности и мысль о том, насколько мы были ограниченными, чтобы считать такое определение истиной. В соответствии с законами формальной логики оно не может претендовать даже на описание этого понятия.
Я долго думал о том, почему студентам так трудно запомнить даже основные определения категорий психологии. Наверное, так происходило потому, что они плохо соотносились с фактом индивидуальных переживаний "псюхе" и бессознательным сопротивлением искаженным представлениям.
А психология, которая является наукой о факторах, закономерностях и механизмах проявления психики, оказывается феноменологической дисциплиной по определению и изначально только в переводе с греческого опредмечивает "псюхе", но затем на любом следующем этапе анализа убегает от своего предмета.
Не зря в греческой мифологии душа олицетворялась в образе бабочки или девушки. И тот, и другой предмет на некотором расстоянии и в некоторых ситуациях вызывает эстетический восторг и чувство духовного восхождения. Наверное, то, что мы называем психологией, правильнее было бы назвать по аналогии с философией филопсихеей (1реч. phik'o - 'любовь', psyche - 'душа'). В крайнем случае, это было бы честнее. В таком понимании психология выглядела бы особой формой общественного сознания, системой идей, взглядов, отношений по поводу души. Собственно, каковой она и является в настоящее время.
Не менее грустно дело обстоит с понятием "дух".
Во-первых, часто понятия "душа" и "дух" определяются друг через друга. Психика определяется как духовная организация человека, совокупность его душевных качеств. Что скрывается за такими определениями, трудно вообразить даже шизофренику с галлюцинаторной симптоматикой. Создается впечатление, будто психологи, философы и теологи специально договорились скрывать свою интеллектуальную импотенцию за понятиями с нулевым объемом.
Во-вторых, само понятие "Дух" по традиции не рассматривалась в проблемном поле психологии как науки. Попытки включить содержание этого понятия в смысловое пространство современной психологии встречают достаточно сильное сопротивление. Ярким примером тому может служить отношение к трансперсональной психологии в академических кругах.
В-третьих, мы должны признать методологическое бессилие в раскрывании категории Духа в психологии.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>