ОГЛАВЛЕНИЕ

Ю.А КОЗЛОВ, В.А. ФОКИН, С.М. СЕМЕНОВ, П.С. ЧУБИК, А.А. ДУЛЬЗОН
О ФАМИЛЬНОЙ ПРОФОРИЕНТАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ СТУДЕНТОВ
ТОМСКОГО ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.

КОЗЛОВ Юрий Анатольевич - доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник Центральной научно-исследовательской лаборатории Сибирского государственного медицинского университета (СГМУ). ФОКИН Василий Александрович - кандидат физико-математических наук, доцент СГМУ. СЕМЁНОВ Сергей Михайлович - ассистент Томского политехнического университета (ТПУ). ЧУБИК Пётр Савельевич - доктор технических наук, проректор ТПУ. ДУЛЬЗОН Альфред Андреевич - доктор технических наук, профессор ТПУ.

В данной статье предпринимается попытка применения популяционно-антропонимического анализа проблемы профессиональной ориентации. Речь идет об исследовании эволюции профориентации людей, носящих фамилии, отражающие в своем названии те или иные профессии. Указанный анализ пока еще применяется крайне редко. Но он имеет под собой достаточно прочную основу - нейролингвистическую составляющую способностей человека, которая может быть связана с программной функцией его наследственного имени (фамилии) [1]. Говоря образно, это имя сравнивают с ключом, с помощью которого могут открываться или закрываться определенные наследственные задатки людей. По этому поводу еще древние говорили: “Человек начинается с имени”. И даже если какие-то фамилии не имеют явных программных свойств, то это тоже, возможно, программа - универсальной профессиональной ориентации. Авторы уже имеют конкретный опыт использования популяционно-антропонимического метода.
В исследованиях 90-х годов, проведенных ими на базе архивов двух томских вузов (медицинского – СМГУ и педагогического - ТГПУ), были проанализированы фамилии 22 тыс. выпускников, окончивших эти учебные заведения в последние 20 лет [1, 2, 3]. Частота встречаемости фамилий студентов, учившихся в одном и том же городе, в одно и то же время, была сопоставлена с общепопуляционными величинами, характерными для Томска и Томской области. В результате обнаружилось, что значительное количество профессиональных (и не только профессиональных) наследственных антропонимов распределялось в исследованных вузах в соответствии с правилом преимущественного выбора старой фамильной профориентации предков.
Современный научно-технический прогресс породил огромное количество новых профессий, которых не существовало еще и 100 лет назад. В предлагаемой работе мы исходим из того, что одной из практических задач популяционно-антропонимического анализа (как метода), должно стать изучение закономерностей эволюции профессиональной ориентации людей с целью прогнозирования направлений их перспективного развития и содействия этому важному процессу.
И в процессе данного исследования все необходимые сведения были получены из архива Томского политехнического университета (ТПУ). Проанализированы фамилии около 39 тыс. выпускников ТПУ за 20-летний период (1979-1998 гг.). В указанные годы в университете работало 9 факультетов: автоматики и вычислительной техники, автоматики и электромеханики, автоматики и электроэнергетики, геолого-нефтеразведочный, машиностроительный, теплоэнергетический, физико-технический, химико-технологический, электрофизический.
В качестве генеральной сравниваемой популяции рассматривалось население Томска и Томской области (около 1100 тыс., данные последней переписи населения 1989 г.), представленное репрезентативной выборкой из 160 тыс. фамилий телефонных квартирных абонентов региона [4], что составило не менее 15% анализируемой популяции. На основании указанного источника рассчитывались средние популяционные частоты ряда распространенных фамилий Томска и Томской области, с которыми в первую очередь и проводилось сравнение. Кроме того, мы располагали соответствующими значениями частот встречаемости тех же фамилий в двух других уже упоминавшихся вузах Томска: СГМУ (12 тыс. выпускников) и ТГПУ (10 тыс. выпускников). Оценка достоверности различий между частотами встречаемости во всех исследуемых группах (случаи существенного отклонения от пропорционального представительства) проводилась на основе нормального закона распределения с привлечением стандартных статистических методов [5, 6]. Поскольку население Томска, как и большинства российских городов, является смешанным в этническом плане, нам приходилось учитывать отношение анализируемых фамилий к местным этнолингвистическим группам: славянской, тюркской, германской, а также корейской.
Остановимся на характеристике результатов исследования. Изучение фамилий с учетом пола их носителей показало, что в ТПУ более половины выпускников 1979-1991 гг. составляли женщины (от 55 до 58%). В последующий период (1995-1998 гг.) ситуация изменилась: доля мужчин среди выпускников этого вуза поднялась до 68-69%. Отчасти это было связано со следующими обстоятельствами: 1) отменой в это время в России ежегодных призывов в армию из числа студентов призывного возраста; 2) введением более высокой студенческой стипендии в ТПУ по сравнению с другими вузами Томска; 3) предоставлением возможности платного обучения для студентов, не прошедших по конкурсу в 1990-1993 гг. или отчисленных за неуспеваемость ранее; 4) предоставлением студентам ТПУ возможности одновременного получения двух высших образований: основного и дополнительного (платного) по специальностям “экономика” и “иностранный язык (английский или немецкий)” и др. В какой-то мере увеличение доли мужчин в составе студентов свидетельствовало о повышении социальной престижности профессий, получаемых в ТПУ, ибо, судя по опыту развитых стран (например, США), в более престижных вузах, выпускники которых обеспечены высокооплачиваемой работой, превалируют, как правило, мужчины.
Как были представлены среди выпускников ТПУ различные этнические группы Томска? Об этом можно судить по данным табл. 1. Из них следует, что представители наиболее частых славянских и германских фамилий Томска и Томской области, по-видимому, не очень стремились поступать в этот вуз и заканчивать его, в отличие от тюрков и особенно корейцев. Таблица отражает хорошо известный факт ежегодных массовых притоков в сибирские вузы абитуриентов из среднеазиатских республик бывшего СССР – в первую очередь казахов, узбеков и корейцев. Они могли составлять заметную конкуренцию славянским и германским фамилиям на вступительных экзаменах в 1974-1993 гг.
В этом плане интересны результаты сравнительного изучения частоты встречаемости носителей шести корейских фамилий (Ким, Пак, Ли, Цой, Тен, Сон) среди выпускников трех исследованных нами вузов Томска. В ТГПУ их частота была выше региональной, характерной для Томска и

Таблица 1
Распределение наиболее часто встречающихся фамилий основных
этнолингвистических групп Томска среди выпускников ТПУ

Этнолингвистические группы и наиболее часто встречающиеся фамилии в них (в порядке уменьшения частот в региональной популяции)
Число фамилий в общей региональной выборке в 160 тыс. (числитель) и среди 39 тыс. выпускников ТПУ (знаменатель)
Суммарная частота на 1000 чел. в популяции (числитель) и среди выпускников ТПУ (знаменатель)
Славяне (? 2 на 1000): Ивановы (o), Кузнецовы, Поповы, Петровы (o), Васильевы (o), Волковы, Андреевы (o), Смирновы (o), Козловы (n), Новиковы, Фёдоровы, Михайловы, Макаровы, Егоровы (o), Соколовы (o), Семёновы
8050/1719

50,3/44,1 o
Тюрки (?0,15 на 1000): Вале(и)евы, Ибрагимовы, Хасановы (n), Аминовы (o), Абд(у)рашитовы, Мустафины, Гале(и)евы, Мамедовы, Алиевы (n), Ахмед(т)овы (n), Юсуповы (n), Сулеймановы (n), Гайнутдиновы, Гиз(з)а-тул(л)ины, Мурсалимовы (o), Хаснутдиновы (o), Султановы (n)
535/168


3,3/4,3 n
Германцы (?0,1 на 1000): Шмидт, Миллер, Шефер, Майер, Шнайдер, Гофман, Гуммер (o), Шра(е)йнер, Вагнер, Лейман, Беккер, Кох, Гохва(е)йс (o), Нейфельд(т), Франк
350/68
2,2/1,7 o
Корейцы (?0,1 на 1000): Ким (n), Пак (n), Ли (n), Цой (n)
104/258
0,6/6,6 n

Примечание. Здесь и далее - n и o - достоверное увеличение либо, соответственно, уменьшение частоты встречаемости отдельных фамилий (групп) среди выпускников ТПУ по сравнению с общей популяцией Томска и Томской области (Р < 0,05-0,01).

Томской области, в 5,7 раза, в СГМУ - в 15 раз, в Томском политехническом университете - в 10 раз. В СГМУ за 20 лет наблюдений корейская фамилия Ким по абсолютному числу носителей уступала лишь одной фамилии - Иванов, которая является в данном регионе самой распространенной (частота 7,75 на 1000 чел.), намного опережающей все остальные. В ТПУ Кимы также оказались на заметной 6-й позиции, пропустив вперед лишь Ивановых, Кузнецовых, Поповых, Петровых и Козловых. Видимо, не случайно в последнее время в массовых православных изданиях поднимается вопрос о проникновении корейцев в учебные заведения России, что якобы является результатом активной деятельности националистической корейской секты мунитов - последователей учения Мун Сан-Мьюнга о Корее как центре Вселенной [7]. Мы не думаем, что наши данные действительно служат тому подтверждением и что именно корейцы виновны в том, что в ТПУ поступало относительно мало Ивановых, Петровых, Васильевых, Андреевых, Смирновых, Егоровых, Соколовых и т.д. Думается, что истинная причина этого явления заключается в другом. Подобная ситуация скорее всего является закономерным отражением недостаточно высокого социального престижа инженерно-технических специальностей в нашей стране в недавнем прошлом, что хорошо понимали еще в 70-80-х годах даже простые русские Ивановы. В США, как известно, все социально непрестижные профессии вообще традиционно отдаются на откуп неграм, индейцам, мексиканцам и т.д.
Следует подчеркнуть, что среди выпускников ТПУ была уменьшена распространенность далеко не всех русских и германских фамилий. Десятки этих фамилий встречались среди политехников Томска все-таки чаще, чем в региональной популяции, нередко в 5 и более раз. Почему? Вот в этом как раз и может, на наш взгляд, проявляться значение самой фамилии и генетических особенностей ее носителей в выборе профессии. Отечественные генетики утверждают, что у многих русских однофамильцев обнаруживаются генетические признаки их исторического родства [20]. Естественно, что при наличии общих генов у однофамильцев на выбор профессии могут влиять соответствующие наследственные задатки [8]. В связи с этим остановимся подробнее на анализе так называемых “профессиональных” фамилий.
Такие фамилии, по некоторым оценкам, носят около 13% славянских семей Томска и Томской области [1]. Эта часть наследственной антропонимики, хорошо представленная также среди германских фамилий, имеет свою историю. Современные источники по русской наследственной антропонимике приводят сведения о многих сотнях профессиональных фамилий [9]. Из них не менее 500 составляют фамилии людей, чьи предки занимались в прошлом лишь различными ремеслами и техническими промыслами.
В своих исследованиях мы, как отмечалось, опирались на те “профессиональные” фамилии, которые были в достаточной мере представлены в общей региональной популяции Томска и Томской области и среди выпускников ТПУ. Для удобства и наглядности изложения они были разделены на однотипные семантические группы (более 40), каждая из которых состояла из фамилий одной профессиональной ориентации. Некоторые группы ввиду их многочисленности и заметных внутренних различий в профориентации пришлось разбить на подгруппы, как это было сделано, например, для “Кузнецов” и “Ковалей”.
Анализ фамилий выпускников-политехников подтвердил существование статистического правила преимущественного выбора традиционной фамильной профориентации, выражающегося в стремлении заметного числа томских студентов, несмотря на обстоятельства, придерживаться направления профессионального выбора своих предков, записанного в их наследственных антропонимах. Табл. 2 демонстрирует это явление. При этом, конечно, речь не идет о точном повторении профессионального выбора предков, а о его современном облике с учетом логического и исторического развития.
Таблица 2
Иллюстрация правила преимущественного выбора старой фамильной профориентации предков среди выпускников ТПУ

Профессиональные группы и фамилии, входящие в них (в порядке уменьше-ния частот встречаемости в региональной популя-ции)
Число фамилий в общей региональной выборке в 160 тыс. (числитель) и среди 39 тыс. выпускников ТПУ (знаменатель)
Суммарная частота на 1000 чел. в популяции (числитель) и среди выпускников ТПУ (знаменатель)
Подгруппа “Ковалей”: Ковалевы (n), Коваленко, Коваль (n), Ковалевские, Ковальские (n), Железник + Железняк + Железниковы + Железняковы
459/148
2,9/3,8 n
Группа “Бондарей”: Бондаренко, Ведерниковы, Бондаревы, Бочкаревы (n), Бочаровы (n), Бондарь (n), Кадоч(ш)-никовы (n), Бочарниковы, Кадышевы (n)
340/135
2,1/3,5 n
Группа “Оружейников”: Пушкаревы (n), Бронниковы
104/34
0,6/0,9 n
Группа “Котельников”: Котельниковы, Медниковы, Котляровы (n), Казанниковы (n)
59/26
0,4/0,7 n
Группа “Слесарей”: Слесаревы, Слюсаревы, Клепач + Клепачевы + Клепачовы (n), Механиковы
27/14
0,2/0,4 n
Группа “Скляров” (стекловаров): Скляровы (n), Шкляр + Шкляровы, Скляр (n)
18/19
0,1/0,5 n



Примечание. 1) Фамилия Ведерниковы начиналась с ведерников-обручников, изготавливавших вначале не металлические, а деревянные ведра [10]. Вся группа “Бондарей” раньше владела не только обработкой дерева, но и металла, из которого, в частности, делались обручи; 2) Слово “пушкарь” в старину имело 2 значения: а) литейщик, изготавливавший пушки (более раннее); б) артиллерист [11]; 3) Слово “клепач” (профессия) также имело 2 значения: а) заклепщик, кто клепал болты, жестяные вещи [11]; б) клепочник, рабочий лесного промысла по изготовлению клёпки - дощечек для сборки обручной посуды [10].

Приверженность старой профориентации теоретически должна приводить к тому, что накопление носителей той или иной фамилии в одном профессиональном коллективе будет сопровождаться соответствующим их уменьшением в каких-то других. Действительно, в наших предыдущих исследованиях, выполненных в СГМУ и ТГПУ, фамилии подгруппы “Ковалей” (в частности, фамилии Ковалевы и Коваленко) были представлены реже, чем в общей популяции или среди выпускников ТПУ [1]. Подобное явление можно назвать негативной профориентацией или сниженным стремлением студентов специализироваться в области, не свойственной их предкам. Табл. 3 иллюстрирует реальное существование этого “обратного” феномена среди выпускников ТПУ, достоверно выявленного для трех профессиональных групп: “Плотников”, “Охотников” и “Шаповалов”. В отношении фамилий группы “Плотников” у нас есть ожидание увидеть их в значительно большем количестве среди выпускников Томского архитектурно-строительного университета (одного из 6 вузов Томска). Фамилии из группы “Охотников”, возможно, могли быть более широко представлены среди выпускников Томского высшего военного командного училища связи, закрытого лишь в конце 90-х годов.
Обратим внимание еще на одно любопытное обстоятельство: частота фамилий Сокольниковых среди выпускников ТПУ была снижена так же, как и фамилии Соколовых (см. табл. 1). По устным преданиям, обе эти фамилии принадлежали людям одного и того же рода, большая часть которого была записана по его родовому чуру (тотему) - птице Соколу [12]. Если это действительно так, то однотипная негативная профориентация Соколовых и Сокольниковых по отношению к техническим специальностям может свидетельствовать о родовом поведенческом сходстве представителей этих двух фамилий и служить доводом в пользу их действительного недавнего генетического и исторического родства. Отсюда становится также понятным, что “профессиональные” фамилии могут быть лишь видимой стороной медали, за которой скрывается очень крупный класс
Таблица 3
Профессиональные группы и фамилии, распространение которых
среди выпускников ТПУ было уменьшено (явление негативной профориентации)



ОГЛАВЛЕНИЕ