<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

--------------------------------
<*> См.: Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. С. 72 - 73.

Четко разграничивал органы и представителей юридического лица Б.Б. Черепахин. По мнению ученого, юридическое лицо есть реальный, хотя и специфический, субъект права, субстратом которого являются люди. Без людского состава, так или иначе организованного, не может существовать и действовать никакое юридическое лицо. Деятельность юридического лица проявляется в действиях его органов. Только от органов могут исходить внешние волевые акты юридического лица: сделки, процессуальные акты и другие правомерные юридические действия. Органами юридического лица являются физическое (гражданин) лицо или группа лиц, образующих и (или) изъявляющих его волю. Орган юридического лица может совершать юридические акты лично своими волеизъявлениями либо через других лиц, уполномоченных на выступление от имени юридического лица (представителей). Выступление органа юридического лица существенно отличается от деятельности его представителя, поскольку в лице своего органа правомерные юридические действия совершает само юридическое лицо.
В известном смысле можно считать, что орган представляет юридическое лицо, которое в его лице совершает юридические действия. Однако нельзя говорить, что орган представительствует от имени юридического лица. Представителями юридического лица являются субъекты (граждане или юридическое лицо), уполномоченные органом юридического лица (добровольное представительство) или наделенные соответствующими полномочиями в силу закона (обязательное, законное представительство). Представители обладают полномочиями, которыми их наделяют органы юридического лица либо которые они имеют в силу закона. Такими представителями могут быть как работники юридического лица, так и другие граждане. Орган обладает компетенцией, указанной в уставе юридического лица. Компетенция представителя выражается в доверенности или в характере деятельности юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. С. 468 - 477.

М.И. Брагинский утверждает, что органом является часть юридического лица, которая формирует и выражает вовне его волю <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1995. С. 104.

Сходной точки зрения придерживается В.В. Долинская, полагая, что органы юридического лица есть его составная часть, которая, согласно имеющимся у нее полномочиям, формирует и выражает волю юридического лица, руководит его деятельностью <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. Ч. 1. М., 1997. С. 80.

Как подчеркивает Е.А. Суханов, органы юридического лица являют собой лишь часть юридического лица, не имеющую самостоятельной правосубъектности. Взаимоотношения органа со своим юридическим лицом не могут строиться на началах представительства, как это имеет место в некоторых зарубежных правопорядках (п. 2 § 26, § 28 ГГУ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Об ответственности государства по гражданско-правовым обязательствам // Вестник ВАС РФ. 2001. N 3. С. 117.

Действительно, согласно § 26 Германского гражданского уложения правление союза является его законным представителем, объем полномочий которого по отношению к третьим лицам может быть ограничен уставом. В соответствии с § 30 ГГУ союз вправе наряду с правлением назначить особых представителей. При этом § 31 ГГУ возлагает ответственность на союз за убытки, причиненные правлением, членом правления или другим уполномоченным представителем при исполнении возложенных на них обязанностей <*>.
--------------------------------
<*> См.: Германское право. Ч. I. Гражданское уложение: Пер. с нем. М., 1996. С. 20.

Однако, как отмечается в литературе, сейчас германская правовая доктрина и судебная практика квалифицируют правление не как представителя, а в качестве органа, обладающего фактически неограниченными полномочиями на представительство союза во внешних отношениях <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 90.

По мнению Д.В. Ломакина, орган представляет собой структурно обособленную часть юридического лица, поименованную в его уставе, посредством которой воля юридического лица образуется или изъявляется вовне в соответствии с имеющимися у органа правами и обязанностями, предусмотренными законом, иными правовыми актами и уставом. Выражая волю юридического лица и представляя его интересы в отношениях с иными лицами, орган не становится непосредственным участником таких правоотношений, не признается самостоятельным субъектом права. Поэтому нельзя говорить о наличии между юридическим лицом и его органом отношений представительства. Хотя действия органа от имени юридического лица напоминают действия представителя от имени представляемого, нельзя говорить, что орган представительствует от имени юридического лица, поскольку в отличие от органа представитель всегда есть самостоятельный субъект права. Поэтому к действиям, осуществляемым юридическим лицом посредством своего органа в отношении иных лиц, нормы о представительстве либо вообще неприменимы, либо применимы по аналогии. Когда от имени юридического лица сделка совершается его органом, не имеющим соответствующих полномочий, она не может считаться заключенной от имени органа юридического лица, который не является самостоятельным субъектом права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Общие положения об органах акционерного общества // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2003. N 4. С. 27 - 29.

Как указывает С.Д. Могилевский, орган юридического лица есть организационно оформленная часть юридического лица, представленная либо одним, либо несколькими физическими лицами, образуемая в соответствии с порядком, установленным законом и учредительными документами, обладающая полномочиями, осуществляемыми в пределах собственной компетенции, реализующая волю юридического лица посредством принятия специальных правовых актов, виды которых определяются законодательством.
Ученый выделяет несколько признаков органа юридического лица. Во-первых, орган юридического лица должен быть каким-то образом оформлен, дабы в нем усматривался инструмент юридического лица. Внутренняя организационная структура, в том числе выражающаяся в наличии определенных органов, характерна для самой сути юридического лица. Во-вторых, орган юридического лица образуется (назначается либо избирается) в соответствии с порядком, определенным законом и учредительными документами юридического лица. В-третьих, орган юридического лица обладает набором полномочий, реализация которых осуществляется в пределах его собственной компетенции, т.е. совокупности прав, установленных законом или иным правовым актом, позволяющих органу осуществлять определенные действия по решению вопросов внутренней организации юридического лица и его представлению во внешних отношениях, реализуя при этом волю самого юридического лица, и тем самым приобретать от его имени и для него гражданские права и обязанности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. С. 104 - 123; Он же. Правовые основы деятельности акционерных обществ: Учебно-практ. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 145 - 152.

Соотношение понятий "орган" и "администрация" юридического лица. Б.Б. Черепахин указывал, что понятие органа юридического лица не тождественно понятию его администрации, которое охватывает совокупность всех его должностных лиц, руководящих юридическим лицом в целом и отдельными его частями <*>.
--------------------------------
<*> См.: Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. С. 468.

Действительно, цивилистическое понятие "орган юридического лица" не совпадает с понятием "должностное лицо", которое имеет совершенно другое содержание. Например, в административном праве должностными лицами именуются физические лица, которые совершают юридические действия властного характера, связанные с управлением другими людьми. Для этого они наделяются соответствующими полномочиями, различными по объему и характеру.
В частности, должностными лицами считаются государственные служащие, имеющие право совершать в пределах своей компетенции властные действия, влекущие юридические последствия; служащие, которые не совершают таких действий, но руководят деятельностью подчиненных им работников и уполномочены предъявлять к ним обязательные для исполнения требования; иные категории должностных лиц, например представители административной власти, которые вправе предъявлять юридически властные требования и применять меры административного воздействия к лицам, не находящимся в их подчинении <*>.
--------------------------------
<*> См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М., 1996. С. 179 - 180.

Поэтому трудно согласиться с мнением Ю.Г. Басина, что к органам юридического лица относятся должностные лица и коллективные звенья юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Басин Ю.Г. Юридические лица по Гражданскому кодексу Республики Казахстан: понятие и общая характеристика: Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. Алматы, 2000. С. 15.

Также не вполне корректно утверждение О.А. Красавчикова, что орган юридического лица есть полномочное должностное лицо или группа таких лиц, осуществляющих руководство деятельностью организации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. Т. 1. М., 1985. С. 140.

Многие исследователи отмечают, что, несмотря на людской субстрат, орган не следует отождествлять с конкретными физическими лицами, образующими его в данный момент, поскольку факт изменения персонального состава не влияет на действительность юридически значимых действий, ранее совершенных юридическим лицом посредством своего органа <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданский кодекс Республики Казахстан (общая часть). Комментарий. В 2 кн. Кн. 1 / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 1997. С. 108; Климкин С.И. Реализация правоспособности юридического лица через его органы. С. 167 - 168; Ломакин Д.В. Общие положения об органах акционерного общества // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2003. N 4. С. 28.

Разграничение понятий "орган" и "представитель" юридического лица в гражданском процессуальном праве. Как считает К.С. Юдельсон, выступление органа юридического лица в суде есть участие в процессе самого юридического лица в лице своего органа, призванного вырабатывать и осуществлять его волю <*>.
--------------------------------
<*> См.: Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 96.

А.Ф. Козлов замечает, что ведение дела органом юридического лица не является судебным представительством, так как в этом случае в суде участвует сам юридический субъект в лице своего органа <*>.
--------------------------------
<*> См.: Козлов А.Ф. Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965. С. 102, 107.

Сходное мнение высказывает В.М. Шерстюк, подчеркивая, что дела юридических лиц в суде могут вести их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им законом, уставом или положением, либо их представители. Обычно таким лицом является единоличный исполнительный орган. Юридические лица, возглавляемые коллегиальными органами (правлениями), не могут непосредственно участвовать в рассмотрении дела и вынуждены прибегать к помощи судебного представителя <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шерстюк В.М. Представительство в суде // Гражданский процесс: Учебник для вузов / Под ред. М.К. Треушникова. 2-е изд., испр. и доп. М., 1998. С. 112.

В.Н. Аргунов пишет, что участие в арбитражном процессе представителя не устраняет из дела орган юридического лица (руководителя), который может участвовать в деле совместно с представителем <*>.
--------------------------------
<*> См.: Аргунов В.Н. Представительство в арбитражном суде // Арбитражный процесс: Учебник для вузов / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1993. С. 100.

Позиции ученых нашли отражение в законодательстве. В соответствии с п. 2 ст. 48 Гражданского процессуального кодекса РФ <*> дела юридических лиц ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители. Полномочия органов подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости - учредительными документами юридических лиц.
--------------------------------
<*> См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 23 октября 2002 г. Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

В то же время норма п. 4 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ <*> гласит, что дела юридических лиц ведут в арбитражном суде их органы, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами юридических лиц. При этом в п. 5 ст. 59 АПК РФ сказано, что представителями организаций, в частности, могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами. Согласно п. 1 ст. 61 АПК РФ полномочия руководителей организаций, действующих от имени организаций в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами, подтверждаются представляемыми ими суду документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами. Очевидно, что орган не рассматривается в качестве обычного представителя, ибо полномочия органа шире, нежели полномочия представителя (ст. 62 АПК РФ).
--------------------------------
<*> См.: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 14 июня 2002 г. Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Понятие "орган юридического лица" в судебной практике. Позиция высших судебных инстанций в отношении определения статуса единоличного исполнительного органа юридического лица не является последовательной. В одних случаях орган квалифицируется как неотъемлемая часть юридического лица, в других - как его представитель.
В п. 13 информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 апреля 1998 г. N 33 "Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций" <*> сказано, что сделка по приобретению акционерным обществом размещенных им акций была признана недействительной, как совершенная с нарушением требований законодательства, поскольку представитель истца, заключивший договор купли-продажи по доверенности последнего, являлся одновременно генеральным директором общества, акции которого были предметом сделки. В соответствии с п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении другого лица, представителем которого он также является. Генеральный директор акционерного общества нарушил это требование, ибо заключил договор от имени истца в пользу акционерного общества, исполнительным органом которого он являлся и от имени которого совершал сделки в силу занимаемого положения. При таких условиях на основании ст. 168 ГК РФ заключенный им договор является ничтожным.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

Последствия выхода органа за пределы полномочий. Как отмечается в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" <*>, из содержания ст. 174 ГК РФ следует, что, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Однако ст. 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 7.

При этом в п. 7 данного Постановления сказано, что лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст. 174 ГК РФ. Поскольку данная норма не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст. 6 ГК РФ к таким отношениям следует применять п. 2 ст. 183 ГК РФ, регулирующий сходные отношения (аналогия закона). В частности, одобрением сделки может быть факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке, свидетельствующий о том, что сделка была одобрена, в том числе уполномоченным органом юридического лица. В таком случае основания для признания сделки недействительной по ст. 174 ГК РФ отсутствуют.
Получается, что применение нормы п. 2 ст. 183 ГК РФ об одобрении представляемым лицом сделок, совершенных представителем, вышедшим за пределы своих полномочий либо не имеющим соответствующих полномочий, к отношениям юридического лица и его органа Высший Арбитражный Суд РФ допускает только по аналогии, подчеркивая тем самым различную природу этих отношений.
Кроме того, в целом ряде постановлений по конкретным делам Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указывает на отличия правового статуса органов юридического лица от статуса его представителей. Например, в Постановлении от 9 февраля 1999 г. N 6164/98 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ прямо указал, что согласно ст. 53 ГК РФ органы юридического лица, к числу которых относится и руководитель, не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений, и являются частью юридического лица. Поскольку орган юридического лица не является его представителем, то в случаях превышения этим органом своих полномочий при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может <*>. Сходные выводы содержатся в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 2002 г. N 6112/02 и N 6113/02 <**>.
--------------------------------
<*> См.: СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.
<**> См.: СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

В п. п. 2, 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 октября 2000 г. N 57 "О некоторых вопросах применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации" <*> также указано, что в случаях превышения полномочий органом юридического лица (ст. 53 ГК РФ) при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может. В зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. ст. 168, 174 ГК РФ, с учетом положений Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах практики применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации". Поскольку к публично-правовым образованиям (п. 1 ст. 124 ГК РФ) применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством (п. 2 ст. 124 ГК РФ), в случае заключения сделки от имени публично-правового образования его органом с превышением компетенции такая сделка признается ничтожной (ст. 168 ГК РФ). Статья 183 ГК РФ к данным правоотношениям не применяется <**>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 2000. N 12.
<**> См.: Шевцов С. Заключение сделок неуполномоченными лицами от чужого имени // Хозяйство и право. 2004. N 6. С. 68 - 78; и др.

В XIX столетии Д.И. Мейер указывал, что юридическое лицо не может просто действовать через физических лиц, составляющих его совокупность. Поэтому законодательство наделяет соответствующими полномочиями группу физических лиц или одно физическое лицо, действия которых признаются действиями самого юридического лица. Законодательство и устав строго регламентируют все стороны жизни органа: порядок его создания, деятельности; полномочия. И только в этих пределах действия органа считаются действиями самого юридического лица. То, что может делать юридическое лицо, изначально указано в законе и уставе. Только так оно может выражать свою волю. Если деятельность органа выходит за указанные пределы, то в этом случае орган выходит за пределы воли самого юридического лица. Поэтому такие действия должны быть вменены членам органа как физическим лицам <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Т. 1. С. 126.

С позиций сегодняшнего дня приведенное утверждение небесспорно.
Также нельзя согласиться с мнением Д. Князева, что в случае совершения органом юридического лица сделки, выходящей за пределы его полномочий, следует применять общие нормы о совершении сделок представителем с превышением предоставленных ему полномочий <*>.
--------------------------------
<*> См.: Князев Д. Представительство от имени предприятия // Хозяйство и право. 1994. N 11. С. 114.

Т.В. Сойфер справедливо замечает, что возможность последующего одобрения представляемым лицом сделки, совершенной представителем за пределами данных ему полномочий, призвана защитить интересы представляемого, для которого такая сделка может оказаться выгодной. Обязанность представителя принять на себя права и обязанности по этой сделке, включая обязанность нести ответственность за ее неисполнение либо ненадлежащее исполнение, установлена в целях защиты прав и интересов контрагента по сделке. Указанное правило применимо лишь в случаях, когда неуправомоченное лицо может выступать стороной по совершенным им сделкам. Между тем в случаях с выходом за пределы своих полномочий органа юридического лица речь идет об иных последствиях нарушения, установленных ст. 168 ГК РФ <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 380.

Аналогичный подход демонстрирует законодатель по отношению к полным товарищам, совершающим сделки и иные юридически значимые действия от имени полного или коммандитного товарищества. Норма ч. 4 п. 1 ст. 72 ГК РФ гласит, что в отношениях с третьими лицами товарищество не вправе ссылаться на положения учредительного договора, ограничивающие полномочия участников товарищества, за исключением случаев, когда товарищество докажет, что третье лицо в момент совершения сделки знало или должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени товарищества. В итоге ответственность падает на само товарищество, а не на заключившего договор участника. Данное правило распространяется и на деятельность товарищества на вере (п. 2 ст. 82 ГК РФ).
Тот же принцип закреплен в европейском корпоративном праве. Согласно п. п. 1, 2 ст. 9 Первой Директивы ЕС по праву компаний от 9 марта 1968 г. N 68/151/EEC <*> за действия, совершенные органами компании, ответственность несет компания, даже если они не соответствуют целям деятельности компании, если только при совершении этих действий органы компании не вышли за пределы полномочий, установленных законом. Однако нельзя обосновывать свои возражения против третьих лиц, ссылаясь на пределы полномочий органов компании, предоставленные учредительными документами или решением компетентного органа, даже если о них было известно.
--------------------------------
<*> Council Directive N 68/151/EЕС of 9 March 1968 // Official Journal of the European Communities N L 65 of 14 March 1968.

Тем самым, по мнению Е.А. Дубовицкой, Первая Директива однозначно отдает приоритет интересам кредиторов и делает выбор в пользу органической теории сущности юридического лица. Это представляется обоснованным, поскольку риск злоупотреблений со стороны лиц, представляющих компанию, должны нести уполномочившие их участники компании, а не ее кредиторы. Защита интересов добросовестных участников гражданского оборота, обеспечение его устойчивости соответствуют целям экономической интеграции <*>.
--------------------------------
<*> См.: Дубовицкая Е.А. Свобода перемещения компаний в Европейском сообществе. Дис... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 81 - 93.

Иные теоретические подходы к определению понятия "орган юридического лица". Как замечает С.И. Климкин, вопрос о природе и сущности органов юридического лица нуждается в дополнительном исследовании, ибо существующие научные концепции не дают на него однозначного ответа. Понимание органа как части юридического лица не выявляет правовой природы органа. Следует с осторожностью объяснять сущность органа через понятие "лицо", которое в гражданском праве обозначает субъекта, являющегося носителем прав и обязанностей. В ходе принятия решений и совершения сделок от имени юридического лица носителем субъективных прав и обязанностей становится не орган, а само юридическое лицо, от имени которого он действует <*>.
--------------------------------
<*> См.: Климкин С.И. Реализация правоспособности юридического лица через его органы // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. М., 2001. С. 166.

Представляется, что научно обоснованное понятие органа юридического лица может быть установлено только после анализа правовой природы его взаимоотношений с юридическим лицом.
В п. 1 ст. 182 ГК РФ сказано: "Сделка, совершенная одним лицом... от имени другого лица", т.е. речь идет о двух самостоятельных субъектах. Однако норма п. 3 ст. 53 ГК РФ также гласит, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Согласно ч. 3 п. 2 ст. 69 Закона об акционерных обществах единоличный исполнительный орган общества осуществляет текущее руководство его деятельностью, без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и т.д. Аналогичные нормы содержатся в других законах об отдельных видах юридических лиц.
Системное толкование закона позволяет сделать три важных вывода.
Во-первых, в качестве органа юридического лица может действовать вполне независимый и волеспособный субъект права, который можно даже привлечь к самостоятельной гражданско-правовой имущественной ответственности перед юридическим лицом.
Во-вторых, полномочия, предоставленные этому субъекту по отношению к юридическому лицу, могут носить как законный, так и добровольный (договорный) характер.
В-третьих, действия данного субъекта, совершенные в рамках имеющихся у него полномочий от имени юридического лица, непосредственно создают, изменяют или прекращают права и обязанности у самого юридического лица, как это имеет место в отношениях представительства.
Нужно учитывать, что физическое лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа юридического лица, часто является работником данной организации, связанным с работодателем трудовым договором. Как гласит ст. 273 Трудового кодекса РФ, руководитель организации - это физическое лицо, которое в соответствии с законом и учредительными документами организации осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа.
Очевидно, что в случае, когда гражданин, исполняющий функции единоличного органа юридического лица, является его работником, его полномочия действовать от имени данной организации основаны не только на законе и учредительных документах, но также на решении учредителя (учредителей) или иных лиц о назначении либо избрании данного гражданина в качестве руководителя, принятом в соответствии с законом и учредительными документами юридического лица, и договоре, заключенном между этим гражданином и юридическим лицом.
Ряд ученых полагают, что действия работников юридического лица, совершаемые в рамках их трудовых (служебных, должностных) функций, воплощают деятельность самого юридического лица, а потому не являются гражданско-правовым представительством <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 211; Садиков О.Н. Некоторые положения теории советского гражданского права // Советское государство и право. 1966. N 9. С. 16 - 18; Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 197; Якушев В.С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С. 230 - 231; Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. С. 73 - 76; и др.

Между тем согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 62 ГК РСФСР 1964 г., п. 1 ст. 182 ГК РФ 1994 г. полномочие представителя может быть основано на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного органа, а также может явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и др.).
Исходя из этого, следует согласиться с мнением В.С. Ема, что любое лицо, допущенное администрацией организации к исполнению работ, оказанию услуг и т.п. в обстановке, из которой с очевидностью явствуют полномочия представителя, должно рассматриваться в качестве представителя юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. 1998. С. 402 - 403.

Таким образом, правильность утверждения, что руководитель, будучи органом, составляющим часть юридического лица, не может рассматриваться в качестве представителя данной организации, вызывает сомнения.
Эти сомнения укрепляются, когда полномочия единоличного исполнительного органа передаются по договору коммерческой организации либо индивидуальному предпринимателю, как это предусмотрено, допустим, ч. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах.
Думается, что в случае заключения договора с индивидуальным предпринимателем имеет место добровольное представительство, оформляемое соответствующим гражданско-правовым договором и доверенностью.
Если же функции органа акционерного общества передаются по договору коммерческой организации (управляющей организации), то отношения представительства возникают между акционерным обществом и конкретными физическими лицами, которые, будучи связаны трудовыми или иными правоотношениями с управляющей компанией, совершают сделки и иные юридически значимые действия от имени общества.
Как отмечает В. Вольф, сущность идеи органа, как и законного представителя, состоит в том, что от имени юридического лица действуют определенные физические лица, обладающие волей в психологическом смысле, но в силу совокупности норм, образующих организацию юридического лица, последствия их действий ложатся на имущественную сферу данного юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927. С. 125 - 126.

Е.А. Суханов справедливо указывает, что право на участие в управлении юридическим лицом имеет корпоративный характер <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Юридические лица (комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. N 3. С. 5.

Думается, что между юридическим лицом и гражданином либо организацией, выполняющими функции единоличного исполнительного органа, либо гражданами, являющимися членами коллегиальных органов юридического лица, существуют гражданско-правовые корпоративные отношения. Элементом содержания указанных отношений являются права корпоративной власти и обязанности корпоративного подчинения, которые эти самостоятельные и независимые субъекты гражданского права добровольно передают по отношению друг к другу в соответствии с законом, учредительными документами юридического лица и заключенными между ними договорами.
Сущность органа юридического лица. Анализ внутренней структуры юридического лица показывает, что его органы всегда состоят из одного или нескольких физических лиц, которые находятся в корпоративных отношениях с данным юридическим лицом, являются самостоятельными субъектами, действующими в рамках полномочий, предоставленных им в соответствии с законом, учредительными документами юридического лица и договорами, и проявляющими в процессе своей деятельности собственную волю.
Однако в силу принципов имущественной обособленности и организационного единства, на которых базируется конструкция юридического лица, во внешних отношениях юридического лица с третьими лицами орган выступает как организационно обособленная, структурно оформленная часть самого юридического лица. Не случайно многие ученые не считают орган самостоятельным субъектом права, а рассматривают его лишь в качестве составной части юридического лица, которая в определенных сферах деятельности обладает компетенцией выступать от имени целого.
При таком подходе позиция, выработанная судебной практикой по отношению к сделкам, совершенным органом юридического лица за пределами его компетенции, представляется весьма обоснованной.
Получается, что органами юридического лица как искусственного субъекта права являются физические лица (единоличный управляющий, члены коллегиальных органов, иные лица), совершающие от имени этого субъекта фактические и юридические действия, которые становятся обязательными для юридического лица в силу наличия у данных физических лиц полномочий корпоративного характера, предоставленных им по решению учредителя (общего собрания учредителей, участников, членов) в соответствии с законом, учредительными документами юридического лица, договорами, а также сделками и/или индивидуальными правовыми (административными) актами.
Любопытно, что Гражданский кодекс Франции не регламентирует деятельность органов юридического лица. Судебная практика руководствуется нормами ст. 1384 ГК Франции, которая предусматривает ответственность лица за чужие действия, совершенные во исполнение его поручения. Тем самым юридическое лицо призвано отвечать за действия своего органа как за действия третьего лица, за которые закон возлагает ответственность на лицо, давшее поручение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Генкин Д.М. Гражданское и торговое право капиталистических стран. С. 84.

Таким образом, органами юридического лица как искусственного субъекта права следует считать физических лиц, которые, будучи связанными с юридическим лицом корпоративными отношениями, на основании закона, учредительных документов и соответствующих договоров вырабатывают и осуществляют его волю и посредством которых оно совершает сделки и иные юридически значимые действия.
Реализация корпоративных прав учредителей (участников) на участие в управлении юридическим лицом, в том числе путем избрания или назначения органов, участия в их деятельности одновременно является предусмотренным законом и учредительными документами способом реализации правосубъектности самого юридического лица.
Юридическое лицо и субъекты, выполняющие функции его органов, по сути, находятся в гражданско-правовых отношениях, являющихся особым видом представительства. Вместе с тем очевидно, что понятие органа юридического лица не тождественно понятию обычного представителя. Думается, что здесь имеет место особое, корпоративное представительство, заслуживающее отдельного рассмотрения.

§ 2. Корпоративная природа и основания возникновения
правоотношений между юридическим лицом и субъектами,
выполняющими функции его органов

Проблема квалификации отношений между юридическим лицом и субъектами, составляющими его органы. Отношения между участвующими в управлении субъектами и юридическим лицом остаются неисследованными в цивилистической науке.
Как замечает Г.В. Цепов, в большинстве случаев наука и судебная практика считают такие отношения трудовыми, что представляется сомнительным, поскольку закон дает возможность передать полномочия исполнительного органа хозяйственного общества по договору коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Непонятно, в каком порядке следует разрешать конфликты, нередко возникающие на практике между самими органами юридического лица, например общим собранием и советом директоров акционерного общества, которые, будучи частью юридического лица, не признаются самостоятельными субъектами права. Не ясно, кто является надлежащим ответчиком в случае предъявления юридическим лицом иска о признании недействительным решения его органа (к примеру, совета директоров), поскольку с позиций действующего законодательства (ст. 53 ГК РФ, ст. ст. 27, 33 АПК РФ) истец и ответчик в данном случае совпадают <*>.
--------------------------------
<*> См.: Цепов Г.В. Понятие органа юридического лица по российскому законодательству // Правоведение. 1998. N 3. С. 90 - 94.

Многие из этих противоречий устраняются, если признать, что между юридическим лицом и субъектами, осуществляющими функции его органов, возникают гражданско-правовые корпоративные отношения.
Анализируя природу корпорации как юридического лица, О. Гирке указывает, что союзное лицо есть лицо составное. Его единство осуществляется не в едином индивидуальном человеческом теле, а в общественном организме, который хотя и называется издревле "телом" с "главой", "органами" и "членами", но, как образование социальное, по своей внутренней сути отличается от образования естественного. Составные части союзного образования сами суть лица, поэтому жизненные отношения, которые в индивидуальном лице не входят в юридическую область, в союзном лице способны к юридическому нормированию и возводятся в степень юридических отношений. Союзное лицо имеет устройство, причем юридическими отношениями определяются условия приобретения и прекращения качеств члена и органа; предположение, что желание и действие органа есть желание и действие союзного лица; взаимные права и обязанности членов и целого, равно как членов между собой <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Die Genossenschaftstheorie und die deutshe Rechtssprechung. 1887. S. 615 - 621; Deutsches Privatrecht (Binding's Systematishes Handbuch der deutschen Rechtswissenschaft). 1895. S. 472 - 473 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 98 - 99).

Говоря о специфике взаимоотношений, складывающихся между юридическим лицом и субъектами, действующими в качестве его органов, Н.С. Суворов замечал, что полномочия администраторов учреждения носят не гражданский, а общественный характер. Создав учреждение, учредитель удовлетворяет потребности общества и государства. Благодаря доброму начинанию частного лица исполнилось то, что так или иначе должно было совершить общество или само государство на собственные средства. Такого рода частные учреждения получают общественный характер. Должностные лица юридических лиц избираются не только для заключения сделок, а для целой совокупности дел общественной администрации. Общее собрание, избирая исполнительные органы, осуществляет правомочие общественного, а не частноправового характера. Частное право ничего не знает о подобных избирательных правомочиях, которые не могут быть подведены ни под одну категорию субъективных прав в цивильном смысле. Избранные администраторы осуществляют правомочие не частноправового, а общественного характера. В публичных корпорациях должностные лица заимствуют свои полномочия из должности, к которой они призваны. В частных корпорациях администраторы избираются на основании статутов или устава общим собранием членов, которое осуществляет правомочие не частноправового, а общественного характера. Правомочия общественного, а не гражданского характера осуществляют администраторы, занимая общественную должность, на которую их избрало общество <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 150 - 153.

Между тем С.Н. Братусь указывал, что в отличие от представителя орган не является самостоятельным субъектом права. Какие-либо юридические отношения между ним и самим юридическим лицом невозможны. Возможны правовые отношения между людьми, наделенными свойствами органа, и самим юридическим лицом (трудовые, гражданские и др.) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 98, 116, 165, 200 - 201.

П.В. Степанов также полагает, что гражданские правоотношения могут существовать только между самостоятельными субъектами. Однако при этом отмечает, что единоличный исполнительный орган акционерного общества (директор, генеральный директор) является субъектом внутриорганизационных отношений, складывающихся в акционерном обществе, как в любой корпоративной организации. Норма п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах допускает возможность существования правоотношений между органами общества, устанавливая, что исполнительные органы подотчетны совету директоров и общему собранию акционеров <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 92.

В США нет деления по отраслям права, однако природу отношений американской корпорации и ее директоров, в том числе их ответственности перед корпорацией, можно определить как гражданско-правовую <*>.
--------------------------------
<*> См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 61 - 62.

По мнению О.А. Красавчикова, отношения по избранию руководящего органа или делегата для участия в работе вышестоящего органа некой организации, а также отношения по выдаче и отзыву доверенности являются организационно-делегирующими отношениями, которые есть разновидность гражданских организационно-правовых отношений <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Цивилистические записки: Межвуз. сборник научных трудов. М., 2001. С. 163 - 164.

Г.В. Цепов полагает, что можно говорить о наличии в гражданском праве особого рода отношений, связанных с "управлением" одного субъекта гражданского права другим субъектом. В частности, такие отношения могут возникнуть между акционерным обществом и акционерами, акционерным обществом и директорами. Управление представляет собой не предоставление юридическому лицу обязательных указаний для их исполнения, как в административном праве, а допущение, что каждый управляющий при исполнении своих функций действует от имени самого юридического лица. Речь идет не об управлении обществом как самостоятельным субъектом права, а об управлении его имуществом, выступлении в гражданском обороте от его имени. Отношения между юридическим лицом и субъектами, выполняющими функции его органов, являются гражданско-правовыми <*>. Право на управление акционерным обществом есть гражданское субъективное право по распоряжению от имени общества его имущественными и личными неимущественными правами, а также по созданию для общества от его имени гражданско-правовых обязанностей <**>.
--------------------------------
<*> См.: Цепов Г.В. Понятие органа юридического лица по российскому законодательству // Правоведение. 1998. N 3. С. 90 - 94.
<**> См.: Цепов Г. Договор или обязательство? // Журнал для акционеров. 1999. N 1. С. 37.

Трудовые и корпоративные отношения между юридическим лицом и гражданами, выполняющими функции его органов. По утверждению П.В. Степанова, отношения хозяйственного общества с единоличным исполнительным органом и членами коллегиального исполнительного органа представляют собой внутриорганизационные обязательственные отношения, схожие с отношениями по управлению, которые возникают между юридическим лицом и коммерческой организацией или индивидуальным предпринимателем на основании заключенного договора об управлении. Различие между этими отношениями состоит в том, что все отношения, возникающие между обществом и управляющей организацией (индивидуальным предпринимателем), носят гражданско-правовой характер, тогда как отношения между обществом и единоличным исполнительным органом, а также членами коллегиального исполнительного органа регулируются не столько гражданским, сколько трудовым правом. Отношения между обществом и физическим лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, с одной стороны, являются трудовыми, а с другой стороны, внутрикорпоративными (ч. 3 п. 3 ст. 69 Закона об акционерных обществах), что обусловливает специфику его трудовых отношений с обществом. Согласно ст. 274 Трудового кодекса РФ права и обязанности руководителя организации в области трудовых отношений определяются не только ТК РФ, но законами, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами и трудовым договором. Договор, заключаемый обществом с его руководителем (ст. ст. 275 - 280 ТК РФ), по своему предмету и содержанию сближается с договором возмездного оказания услуг (п. 1 ст. 779 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 92 - 94.

Действительно, между юридическим лицом и субъектами, выполняющими функции его единоличных или коллегиальных органов, как правило, существуют трудовые отношения.
Как подчеркивает И.К. Дмитриева, работодателю (собственнику имущества) либо уполномоченному им органу принадлежит право назначать, избирать или иным образом осуществлять подбор руководителя организации. Для руководителя государственного унитарного предприятия трудовое правоотношение возникает в порядке, установленном нормативными правовыми актами <*>. Образование исполнительных органов акционерного общества и досрочное прекращение их полномочий осуществляется по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета). На основании трудового договора, заключаемого между акционерным обществом (работодателем), от имени которого выступает совет директоров (наблюдательный совет), с одной стороны, и директором (генеральным директором) либо членами правления (дирекцией), если с ними заключены трудовые договоры, с другой стороны, возникает трудовое отношение, с особенностями, установленными законом <**>.
--------------------------------
<*> См. Постановление Правительства РФ от 16 марта 2000 г. N 234 "О порядке заключения контрактов и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий" // СЗ РФ. 2000. N 13. Ст. 1373; 2001. N 31. Ст. 3281; 2002. N 41. Ст. 3986.
<**> См.: Гейхман В.Л., Дмитриева И.К. Трудовое право: Учебник для вузов. М., 2002. С. 60 - 61.

Л. Чиканова отмечает, что работодателем по такому договору выступает само акционерное общество, от имени которого в соответствии с п. 3 ст. 69 Закона об акционерных обществах договор подписывает председатель совета директоров (наблюдательного совета) или иное лицо, уполномоченное советом директоров (наблюдательным советом). Согласно ст. 67 ТК РФ письменная форма трудового договора является обязательной. Решение о предоставлении полномочий на подписание трудового договора иному лицу принимает совет директоров (наблюдательный совет). Конкретные условия договора определяются общим собранием акционеров либо по его поручению советом директоров (наблюдательным советом). Решение совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества о приостановлении полномочий директора (генерального директора), принятое в соответствии со ст. 69 Закона об акционерных обществах, является основанием для отстранения его от работы согласно ст. 76 ТК РФ. Однако директор (генеральный директор) продолжает находиться в трудовых отношениях с обществом и сохраняет за собой должность до момента принятия общим собранием решения о досрочном прекращении его полномочий. Если общее собрание не примет такого решения, отстраненный от работы руководитель должен быть допущен к работе не позднее следующего дня после проведения общего собрания акционеров. В этом случае совет директоров не вправе продлить срок приостановления его полномочий или повторно их приостановить <*>.
--------------------------------
<*> См.: Чиканова Л. Консультация: отвечаем на вопросы читателей // Хозяйство и право. 2003. N 2. С. 116 - 119.

Известно, что правоотношение, возникающее из трудового договора, отличается от цивилистических обязательств прежде всего своим авторитарным характером <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977. С. 137 - 138; Акопова Е.М. Правовое опосредование отношений найма труда в России // Государство и право. 2001. N 9. С. 33; Гейхман В.Л., Дмитриева И.К. Трудовое право: Учебник для вузов. С. 27, 55; и др.

Как указывал Л.С. Таль, трудовым договором устанавливается не только обязательственное отношение в обычном смысле права на исполнение определенных действий, но своего рода бланкетное обязательство, конкретное содержание которого впоследствии определяется односторонней волей работодателя или потребностями и интересами обслуживаемого дела. Им создается не только связанность воли контрагентов, как при всяком обязательстве, но связанность самой личности работника, другими словами, отношение власти и подчинения между сторонами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Таль Л.С. Трудовой договор. Цивилистическое исследование. Ч. 1. Общие учения. Ярославль, 1913. С. 420.

Наука российского трудового права кардинально отграничивает себя от права гражданского, не допуская автоматического перенесения в область договорных трудовых отношений начал гражданского права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Акопова Е.М. Правовое опосредование отношений найма труда в России // Государство и право. 2001. N 9. С. 36.

И.К. Дмитриева пишет, что предмет гражданского и трудового права составляют различные по своим особенностям общественные отношения. Предметом гражданских отношений, связанных с применением труда, является овеществленный труд, продукт (результат) труда. Предметом трудового права являются трудовые и тесно связанные с ними иные общественные отношения, опосредующие сам процесс труда. Гражданско-правовой метод выражается в признании за участниками этих отношений юридического равенства, автономии воли, обособленного имущества, при отсутствии отношений власти и подчинения, что имеет место в трудовом праве.
Трудовое правоотношение - это возникающее на основании трудового договора и урегулированное нормами трудового права трудовое отношение, по которому один субъект (работник) обязуется выполнять трудовую функцию с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, а другой субъект (работодатель) обязан предоставить работу, обеспечить здоровые и безопасные условия труда и оплачивать труд работника в соответствии с его квалификацией, сложностью работы, количеством и качеством труда.
Различия между трудовыми и гражданскими отношениями, в рамках которых также может осуществляться трудовая деятельность лицами, заключившими гражданско-правовые договоры, состоят в следующем. Во-первых, личный характер прав и обязанностей работника, который обязан своим трудом участвовать в деятельности работодателя, используя свои способности к труду. Во-вторых, работник обязан выполнять обусловленную договором трудовую функцию - работу по определенной специальности, квалификации или должности. В-третьих, выполнение работником его трудовой функции осуществляется в условиях совместного труда, что обусловливает необходимость подчинения внутреннему трудовому распорядку, установленному работодателем, указаниям работодателя, наделенного дисциплинарной и директивной властью. В-четвертых, оплата труда производится в соответствии с затраченным трудом, осуществляемым работником в установленное рабочее время. В-пятых, работодатель обязан создавать работнику здоровые и безопасные условия труда, соблюдать трудовое законодательство. В-шестых, каждый из субъектов трудового отношения в установленном законом порядке вправе расторгнуть его без каких-либо санкций. В случаях, предусмотренных законом, работодатель обязан предупредить работника об увольнении, выплатить выходное пособие и другие компенсации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гейхман В.Л., Дмитриева И.К. Трудовое право: Учебник для вузов. С. 27 - 28, 55 - 56.

Гражданское право регулирует имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, основанные на имущественной самостоятельности, независимости и автономии воли их участников, методом юридического равенства сторон в целях наделения частных лиц возможностями самоорганизации их деятельности по удовлетворению своих интересов и потребностей <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Гражданское право как правовая отрасль // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 25 - 43; Гонгало Б.М. Предмет гражданского права // Проблемы теории гражданского права. М., 2003. С. 10 - 23.

К.М. Войтинский указывал, что для определения природы отношений между наемным руководителем и юридическим лицом можно использовать критерий наличия или отсутствия самостоятельности его труда <*>.
--------------------------------
<*> См.: Войтинский К.М. Трудовой договор по Кодексу законов о труде 1922 г. Пг., 1923. С. 10 - 11.

Труд управляющего не является полностью самостоятельным, поскольку его рабочей силой распоряжается не он сам, а противостоящий ему учредитель юридического лица или иные органы, сформированные в соответствии с законом и уставом.
Как пишет А.М. Куренной, правовое регулирование отношений в сфере использования наемного труда нормами гражданского права с его принципом свободы договора является всего лишь иллюзией. В рыночной экономике наемные работники выполняют трудовую функцию, получая заработную плату, но не принимают на себя риск предпринимательской деятельности, не отвечают за ее результаты. Предпринимательская деятельность отличается от трудовой деятельности тем обстоятельством, что предприниматели самостоятельно, по собственному усмотрению (по своей инициативе, своей волей) определяют характер и содержание собственного участия в этой деятельности и несут риск неблагоприятных последствий своих решений. Содержание трудовой деятельности определяет работодатель, принимающий на себя основной риск ее имущественных последствий. Грамотно составленный трудовой договор (контракт) является комплексным документом, регламентирующим широкий спектр отношений, возникающих между собственником (или его законным представителем, заключающим контракт) и работником <*>.
--------------------------------
<*> См.: Куренной А.М. Трудовой договор: понятие, содержание и порядок заключения // Законодательство. 1997. N 1. С. 47 - 50.

Признавая трудовое право как самостоятельную отрасль российского права и специфику трудовых отношений по сравнению с гражданскими, заметим, что с точки зрения общей теории права возможность существования различных правоотношений между одними и теми же субъектами представляется очевидной. Между юридическим лицом и физическими лицами, осуществляющими функции его органов, могут одновременно существовать как трудовые, так и корпоративные отношения.
Основания возникновения трудовых и корпоративных отношений между юридическим лицом и гражданами, действующими в качестве его органов. Трудовые и корпоративные отношения между организацией и физическим лицом, которое является ее руководителем либо членом коллегиального органа, возникают из совокупности следующих юридических фактов:
1) факта избрания (назначения) данного физического лица в качестве единоличного исполнительного органа либо члена коллегиального органа в порядке, определенном законом и учредительными документами юридического лица;
2) факта заключения между организацией и указанным физическим лицом контракта, который может быть чисто трудовым (ст. 16 ТК РФ) либо может сочетать элементы трудового и гражданско-правового договора (ст. 274 ТК РФ; ст. 421 ГК РФ).
Согласно ст. 274 ТК РФ права и обязанности руководителя организации в области трудовых отношений определяются Трудовым кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, учредительными документами организации и трудовым договором. В сфере корпоративных отношений с юридическим лицом права и обязанности его руководителя или члена коллегиального органа определяются нормами гражданского законодательства, а также правилами, установленными в учредительных документах и гражданско-правовом либо смешанном договоре, а при отсутствии гражданско-правового договора - только законом и учредительными документами.
Законодатель и правовая наука допускают заключение между одними и теми же субъектами двух договоров, один из которых подчиняется нормам трудового, а другой - нормам гражданского права. Нет принципиального запрета на включение всех необходимых условий, о которых договорились стороны, в единый, смешанный договор (ст. 274 ТК РФ; ст. 421 ГК РФ).
Природа договора (контракта) с руководителем, состоящим в трудовых отношениях с управляемой организацией. Попытки признать контракт, заключенный с руководителем организации, гражданско-правовым, были предприняты в Указе Президента РФ от 10 июня 1994 г. N 1200 "О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой" <*>.
--------------------------------
<*> СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Думается, что по своей правовой природе договор (контракт) с руководителем, связанным с юридическим лицом трудовыми отношениями, надлежит квалифицировать как особый договор (sui generis), прямо не предусмотренный, но и не запрещенный законом, ибо он может сочетать в себе условия как трудового, так и гражданско-правового характера.
Корпоративный характер и основания возникновения связи между юридическим лицом и членами его коллегиальных органов, не состоящими с ним в трудовых отношениях. Члены коллегиальных органов юридического лица не всегда состоят с ним в трудовых отношениях. Например, граждане - члены высшего коллегиального органа благотворительного фонда (попечительского совета и др.) могут быть связаны с фондом только гражданско-правовыми корпоративными отношениями.
Как правило, основаниями возникновения этих корпоративных отношений являются:
1) факт участия гражданина в создании фонда в качестве одного из учредителей и факт его избрания в состав попечительского совета, формируемого в соответствии с уставом фонда (нередко общим собранием учредителей), либо
2) только факт избрания гражданина с его согласия в состав попечительского совета, хотя данный гражданин не является учредителем фонда.
Обычно никакие договоры с членом попечительского совета не заключаются, ибо функции члена высшего органа благотворительного фонда исполняются на добровольной основе безвозмездно (п. 3 ст. 10, ч. 7 ст. 5 Федерального закона от 7 июля 1995 г. "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" <*>). Однако корпоративные отношения между фондом и членом его попечительского совета все равно возникают и регламентируются законом, иными правовыми актами и уставом фонда.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3334; 2002. N 12. Ст. 1093; N 30. Ст. 3029.

Особенности договорных отношений юридического лица с индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией, которым переданы функции его органа. Интересная ситуация складывается в случае, когда полномочия единоличного исполнительного органа передаются по договору наемному управляющему (индивидуальному предпринимателю) либо управляющей компании (коммерческой организации).
На практике хозяйственное общество, которое по решению общего собрания участников (ст. 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) или акционеров (ч. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах) передает полномочия своего единоличного исполнительного органа индивидуальному предпринимателю, заключает с ним письменный договор возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ), либо агентский договор по модели поручения (ст. ст. 1005, 971 ГК РФ), либо смешанный договор об управлении, прямо не предусмотренный, но не запрещенный законом (ст. 421 ГК РФ).
От имени управляемого акционерного общества договор подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) или лицом, уполномоченным советом директоров (наблюдательным советом) общества (ч. 2 п. 3 ст. 69 Закона об акционерных обществах).
От имени управляемого общества с ограниченной ответственностью договор подписывается лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества (ч. 2 ст. 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Нередко управляющему выдается доверенность на право совершения от имени управляемого общества всех юридически значимых действий. Индивидуальный предприниматель выполняет функции единоличного органа хозяйственного общества точно так же, как выполнял бы эти функции гражданин, действующий в качестве руководителя организации на основании заключенного с ним трудового договора.
Если полномочия единоличного исполнительного органа хозяйственного общества передаются по договору коммерческой организации, то они осуществляются непосредственно руководителем этой организации. Во многих случаях ему также выдается доверенность на право совершать сделки и иные юридически значимые действия от имени управляемого общества.
Иногда руководитель управляющей компании возлагает обязанности единоличного органа управляемого общества на другого работника управляющей компании или иное лицо, которое он избирает самостоятельно или по согласованию с управляемым обществом. Договором между хозяйственным обществом и управляющей коммерческой организацией может быть предусмотрено, что кандидатура конкретного управляющего должна быть одобрена решением общего собрания участников (акционеров) или совета директоров (наблюдательного совета) управляемого общества. Руководитель управляющей компании, имеющий доверенность от управляемого общества, в порядке передоверия может выдать этому лицу доверенность на право совершения юридически значимых действий от имени управляемого общества. Аналогичную доверенность на право действовать от имени управляемого общества может выдать лицо, подписавшее договор с управляющей компанией от имени управляемого общества.
Как пишет Д.И. Степанов, уникальность института управляющего (управляющей компании) хозяйственным обществом состоит в том, что он разрушает традиционное понимание корпоративной структуры, т.к. допускает замещение исполнительного органа хозяйственного общества другим коммерсантом или организацией. В конечной точке, где теория фикции, казалось, находит свое завершение, появляется новое фиктивное образование или иное, полностью автономное правосубъектное лицо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 62 - 63.

Думается, что говорить об автономии этого субъекта по меньшей мере некорректно, поскольку он остается связанным корпоративными отношениями с юридическим лицом и его учредителями. Очевидно, что в этом случае между юридическим лицом, передающим полномочия по управлению своей деятельностью профессиональному управляющему, и коммерческой организацией либо индивидуальным предпринимателем заключается гражданско-правовой договор.
Гражданско-правовая природа договора об управлении, заключенного юридическим лицом с индивидуальным предпринимателем (коммерческой организацией). Указ Президента РФ от 7 октября 1992 г. N 1186 "О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий" предусматривал возможность заключения договора об управлении инвестиционным фондом с лицом, имеющим лицензию на осуществление данной деятельности. Приложение N 5 к данному Указу содержало примерный договор об управлении инвестиционным фондом с управляющим, действующим на основании доверенности <*>.
--------------------------------
<*> САПиП РФ. 1992. N 15. Ст. 1155. Приложения утратили силу с 3 марта 1998 г. в связи с принятием Указа Президента РФ от 23 февраля 1998 г. N 193 // СЗ РФ. 1998. N 9. Ст. 1097.

Как замечает Э.Р. Мартиросян, в этом случае контракт с руководителем не является трудовым договором, поскольку определяет не трудовую функцию, а правовой статус предпринимателя: самостоятельное формирование производственной программы, снабжение поставщиков и потребителей продукцией юридического лица, принятие и увольнение работников от имени юридического лица, осуществление административно-распорядительной деятельности по управлению организацией и др. Орган юридического лица не вправе вмешиваться в деятельность управляющего, а может лишь досрочно расторгнуть с ним договор. Управляя имуществом юридического лица, управляющий имеет статус индивидуального предпринимателя и осуществляет предпринимательскую деятельность <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мартиросян Э.Р. Правовая природа отношений между руководителем организации и собственником ее имущества // Государство и право. 1996. N 10.

В литературе нет единства мнений относительно природы договора, заключаемого юридическим лицом с целью передать полномочия его единоличного исполнительного органа индивидуальному предпринимателю либо коммерческой организации.
Соотношение договора об управлении и агентского договора. А. Дягилев замечает, что правовая природа договора на управление носит специфический гражданско-правовой характер, включая элементы гражданско-правового договора на оказание услуг (по управлению), одновременно ограничивая полномочия управляемого субъекта по его воле. Управляемое юридическое лицо добровольно передает другой коммерческой организации полномочия по управлению, определяя некую властную свою подчиненность управляющей организации. Передача таких полномочий происходит по волеизъявлению самого управляемого субъекта на основании договора на управление. В отличие от отношений представительства в случае заключения договора об управлении управляемому юридическому лицу труднее прекратить полномочия управляющей организации, ибо для этого необходимо созывать общее собрание акционеров (участников). Сложнее контролировать действия управляющей организации в процессе исполнения ею полномочий единоличного исполнительного органа, так как оценить ее действия можно только по результатам работы за определенный период, когда представляется отчетность <*>.
--------------------------------
<*> См.: Дягилев А. Передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации // Хозяйство и право. 2003. N 12. С. 47.

Как считает Д.И. Степанов, отечественная конструкция договора о передаче полномочий по управлению хозяйственным обществом управляющему предполагает, что управляющий заступает на место исполнительного органа юридического лица, но не принимает в доверительное управление имущество общества ни в целом как имущественный комплекс, ни в части. По мнению ученого, заключение договора о передаче индивидуальному предпринимателю либо коммерческой организации полномочий по управлению хозяйственным обществом порождает обязательство по оказанию со стороны управляющего в пользу общества управленческих услуг (услуг менеджмента), как юридического, так и фактического характера. Договор о передаче управляющему полномочий по управлению хозяйственным обществом не относится к самостоятельному типу (виду) договоров, а является смешанным договором, который испытывает преимущественное влияние агентского договора. К существу этих отношений наиболее близок агентский договор, по которому одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала, либо от имени и за счет принципала. Использование агентского договора на практике позволяет избежать неудобств, связанных с выдачей доверенности и необходимостью указания исчерпывающего перечня полномочий управляющего, поскольку в отношении агента допускается указание его общих полномочий (п. 2 ст. 1005 ГК РФ). Кроме того, к этим отношениям могут применяться нормы гл. 39 ГК РФ о договоре возмездного оказания услуг <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д.И. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 64 - 69.

В англо-американском праве термин "агент", дословно означающий "представитель", употребляется как в широком смысле, охватывающем все виды представительства и посредничества, так и в узком, когда в качестве агента рассматривается лицо, уполномоченное на совершение сделок и других юридически значимых действий от имени представляемого за его счет либо на посредничество между сторонами при самостоятельном заключении ими сделок <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 1. М., 2004. С. 158 - 159.

Между тем анализ правовой литературы и действующего законодательства позволяет сделать вывод, что между агентским договором и договором об управлении, заключенным с индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией, прослеживаются различия.
Во-первых, имеются различия в сфере применения названных договоров. Если агентский договор используется как в предпринимательском обороте, так и в других гражданско-правовых отношениях <*>, то договор об управлении существует только в сфере предпринимательских отношений.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Договоры поручения, комиссии, агентирования // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 2. М., 2000. С. 109 - 111.

Во-вторых, субъектный состав участников агентского договора не ограничивается. По договору об управлении управляемыми юридическими лицами могут быть только хозяйственные общества, а в качестве наемных управляющих вправе выступать лишь индивидуальные предприниматели или коммерческие организации (ст. 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; ч. 3 п. 3 ст. 103 ГК РФ; ч. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах).
В-третьих, агентский договор может заключаться на определенный срок или без указания срока его действия (п. 3 ст. 1005 ГК РФ), тогда как договор об управлении всегда является срочным.
В-четвертых, агентский договор не является фидуциарным, а потому заключение субагентского договора разрешается (ст. 1009 ГК РФ). Напротив, обязательства из договора об управлении носят лично-доверительный характер. При заключении договора об управлении общее собрание или совет директоров управляемого хозяйственного общества должны одобрить кандидатуру конкретного управляющего, которому обычно выдается доверенность на право совершения юридически значимых действий от имени общества. Данный договор может быть в любое время расторгнут по решению общего собрания либо совета директоров управляемого общества (п. 4 ст. 69 Закона об акционерных обществах). Следовательно, заключение "суб-" договора об управлении не допускается.
В-пятых, агентский договор может быть заключен с несколькими агентами одновременно, устанавливая тем самым обязательство со множественностью лиц. Наличие нескольких наемных управляющих, одновременно осуществляющих функции единоличного исполнительного органа данного хозяйственного общества, не допускается.
Договор об управлении и договор возмездного оказания услуг. По мнению С.Д. Могилевского, договор юридического лица с управляющим можно квалифицировать как разновидность договора подряда либо возмездного оказания услуг <*>.
--------------------------------
<*> См.: Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами. М., 2001. С. 292.

П.В. Степанов также квалифицирует данное соглашение как договор возмездного оказания услуг (п. 1 ст. 779 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 95 - 97.

Думается, что договор об управлении нельзя квалифицировать в качестве договора возмездного оказания услуг.
Согласно ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг оказываются услуги только фактического, но не юридического характера <*>. Между тем управляющий, который действует от имени, по поручению и за счет управляемой организации, оказывает ей тем самым юридические услуги. Как и агентский договор, договор возмездного оказания услуг не является фидуциарным, может заключаться между различными субъектами в любых областях их деятельности, в том числе со множественностью лиц на стороне услугодателя.
--------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С. 218 - 253; Шерстобитов А.Е. Договор возмездного оказания услуг // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 2. С. 3; и др.

Договор об управлении и трастовый договор. Трудно согласиться с утверждением, что возложение полномочий исполнительных органов коммерческих организаций на индивидуальных предпринимателей или другие коммерческие организации, может производиться на основании самостоятельного трастового договора <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зинченко С., Казачанский С., Зинченко О. Спорные вопросы правового статуса органов управления общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 1999. N 7. С. 43 - 44.

Как справедливо подчеркивает В.А. Дозорцев, доверительное управление имуществом следует отличать от управления организациями, когда управление имуществом осуществляется лишь косвенно, через уставные органы управления организацией <*>.
--------------------------------
<*> См.: Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом: глава 53 // Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1997. С. 533.

Договор об управлении как особый вид договора. Учитывая принцип свободы договора, нет запрета, чтобы стороны заключили смешанный договор, содержащий элементы различных договоров (ст. 421 ГК РФ). К отношениям сторон по смешанному договору будут применяться в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ).
С теоретических и практических позиций более правильной является квалификация этого соглашения в качестве самостоятельного гражданско-правового договора (sui generis), прямо не предусмотренного, но не запрещенного действующим ГК РФ.
Представляется обоснованным предложение В. Кондратьева о необходимости включить во вторую часть Гражданского кодекса РФ в качестве отдельного вида договор на передачу полномочий исполнительного органа хозяйственного общества третьему лицу, раскрыть его содержание и особенности, порядок заключения, исполнения и прекращения, определить судьбу исполнительных органов после вступления договора в силу <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кондратьев В. Закон об акционерных обществах: проблемы совершенствования // Хозяйство и право. 1999. N 10. С. 68.

Можно согласиться с выводом Д.И. Степанова, что договор о передаче управляющему полномочий по управлению хозяйственным обществом по своей природе является консенсуальным, взаимным (двусторонне обязывающим), возмездным, срочным и фидуциарным договором на оказание юридико-фактических услуг <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 68 - 69.

Проблема применения норм трудового права в отношении наемного управляющего (индивидуального предпринимателя). Норма ст. 273 ТК РФ гласит, что правила гл. 43 ТК РФ, посвященной особенностям регулирования труда руководителя и членов коллегиального исполнительного органа организаций, распространяются на руководителей организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, кроме случаев, когда руководитель организации является единственным участником (учредителем), членом организации, собственником ее имущества; управление организацией осуществляется по договору с другой организацией (управляющей организацией) или индивидуальным предпринимателем (управляющим).
Получается, что в силу прямого указания закона нормы трудового законодательства, в том числе касающиеся прав и обязанностей в области трудовых отношений, не распространяются на наемного управляющего.
Между тем системное толкование норм действующего ТК РФ не дает оснований для такого вывода. Напротив, согласно ч. 4 ст. 20 ТК РФ права и обязанности работодателя в трудовых отношениях могут осуществляться физическим лицом, являющимся работодателем, а также органами управления юридического лица (организации) или уполномоченными ими лицами в порядке, установленном законами, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами.
Думается, что здесь имеет место случай правовой фикции, когда законодатель, заведомо зная, что наемный управляющий (управляющая компания) и управляемое юридическое лицо не связаны между собой трудовыми отношениями, тем не менее приравнивает правовое положение таких управляющих к статусу работодателя, наделяя его правами и обязанностями в отношении работников управляемой организации.
Передача наемному управляющему части полномочий органа юридического лица. По смыслу закона, коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю могут быть переданы полномочия как единоличного, так и коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества <*>. Между тем вопрос о возможности передачи части полномочий какого-либо органа остается дискуссионным.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 61 - 62.

В.П. Мозолин и А.П. Юденков полагают, что управляющей организации либо индивидуальному предпринимателю может быть передана только часть полномочий исполнительного органа, что повлечет за собой сосуществование исполнительного органа, образованного в соответствии с уставом общества, и управляющей организации (управляющего) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах". М., 2002. С. 315.

Напротив, П.В. Степанов считает, что ситуация дуализма органов в акционерном обществе в принципе исключена <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 95 - 96.

Теоретически передача стороннему управляющему части полномочий органа юридического лица возможна только в случае, когда это допускается учредительными документами организации, ибо ситуация дуализма способна порождать нежелательные конфликты.
Как подчеркивает Е.А. Суханов, возможность передать функции исполнительного органа акционерного общества наемному управляющему (менеджеру) либо управляющей компании (другому хозяйственному обществу или товариществу) давно известна практике развитого рыночного оборота и достаточно широко используется во многих зарубежных правопорядках <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Проблемы правового положения компаний в новом Гражданском кодексе России // Хозяйство и право. 1995. N 8. С. 65.

Однако в американском праве делегирование полномочий по управлению компанией посторонним лицам, в том числе управляющим компаниям, допускается лишь в исключительных случаях. При этом директора компании не освобождаются от ответственности за деятельность компании, если иное не установлено уставом компании <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 64.

Понятие и признаки корпоративного представительства. Сказанное позволяет сделать вывод, что работник юридического лица, выполняющий функции единоличного исполнительного органа; физические лица, являющиеся членами его коллегиальных органов; индивидуальный предприниматель либо руководитель коммерческой организации, которые в соответствии с законом, учредительными документами управляемого юридического лица, договорами, а также иными сделками и/или правовыми актами наделяются полномочиями совершать юридически значимые действия от имени управляемого субъекта, являются его корпоративными представителями.
Корпоративное представительство имеет специфические особенности по сравнению с обычным представительством (ст. 182 ГК РФ).
Во-первых, корпоративное представительство перед третьими лицами возникает только в отношениях между юридическим лицом и субъектами, которые могут осуществлять функции его единоличного исполнительного органа: работником, индивидуальным предпринимателем, а также руководителем коммерческой организации либо иным уполномоченным им физическим лицом.
Во-вторых, отношения по корпоративному представительству возникают и регулируются в соответствии с законом, учредительными документами юридического лица, а также гражданско-правовыми либо трудовыми договорами, иными сделками и/или административными актами.
В-третьих, корпоративное представительство всегда носит коммерческий характер. Следовательно, при совершении сделки допускается одновременное представительство разных сторон этой сделки, как с их согласия, так и в иных случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 184 ГК РФ).
В-четвертых, особенность корпоративного представительства состоит в том, что физические лица, составляющие органы юридического лица, во внутренних, корпоративных отношениях являются самостоятельными субъектами, проявляющими собственную волю, тогда как во внешних отношениях между юридическим лицом и третьими лицами действия корпоративного представителя считаются действиями самого представляемого юридического лица, воля которого формируется этими представителями, но не сводится к их воле.
Как подчеркивает П.В. Степанов, правовое положение юридического лица либо индивидуального предпринимателя, которому переданы полномочия единоличного исполнительного органа акционерного общества, является двойственным: во внешних отношениях он есть само общество, тогда как внутри представляет собой обособленное юридическое лицо, иной субъект права, состоящий с обществом в обязательственных отношениях, основанием возникновения которых служит договор об управлении. С одной стороны, управляющий является участником обязательственных отношений, возникших из договора об управлении, с другой стороны - участником внутрикорпоративных отношений <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 94 - 95.

В-пятых, корпоративный представитель, как многие коммерческие представители, не нуждается в получении доверенности для совершения от имени представляемой организации юридически значимых действий (п. 1 ст. 72 ГК РФ, п. 3 ст. 40 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; ч. 3 п. 2 ст. 69 Закона об акционерных обществах; п. 5 ст. 17 Закона о производственных кооперативах; ч. 2 п. 1 ст. 21 Закона о государственных предприятиях и др.), что не исключает возможности выдачи такой доверенности (п. 3 ст. 184 ГК РФ).
А. Дягилев справедливо указывает, что в случае передачи полномочий единоличного исполнительного органа юридическому лицу генеральный директор (директор) управляющей организации может без доверенности подписывать документы и действовать от имени управляемой организации, осуществляя тем самым "сквозное" руководство управляющей и управляемой организациями <*>.
--------------------------------
<*> См.: Дягилев А. Передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации // Хозяйство и право. 2003. N 12. С. 45.

По мнению Д.И. Степанова, выдача управляющему доверенности для реализации полномочий исполнительного органа хозяйственного общества порождает множество неразрешимых юридических проблем. Учитывая, что управляющий совершает разнообразные фактические и юридические действия, в доверенности невозможно перечислить, хотя бы в общем виде, круг функций, которые он вправе осуществлять <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 66 - 67.

Как отмечает Е.А. Суханов, норма п. 1 ст. 1005 ГК РФ допускает указание в договоре общих полномочий агента на совершение сделок от имени принципала, без конкретизации их характера, а потому практически невозможно ставить вопрос о выходе агента за пределы данных ему полномочий <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Агентский договор // Вестник ВАС РФ. 1999. N 12. С. 114.

Думается, что на практике выдача конкретному управляющему доверенности все же предпочтительнее, поскольку устраняет всякие сомнения, которые могут возникнуть у третьих лиц относительно полномочий управляющего действовать от имени управляемого общества.
В-шестых, отношения по корпоративному представительству, равно как сами корпоративные отношения, являются отношениями имущественными, имеющими ярко выраженный организационный характер.
В связи с этим представляется спорным утверждение Е.Л. Невзгодиной, что отношения представительства не являются имущественными, ибо не опосредуют отношения собственности ни в статике, ни в динамике. Напротив, сама Е.Л. Невзгодина справедливо указывает, что посредством представителя устанавливаются и осуществляются как имущественные, так и неимущественные правовые связи. В результате реализации отношения представительства происходит "организация" (возникновение, изменение, прекращение) других правоотношений - между представляемым и третьим лицом, что позволяет отнести его к числу организационных правоотношений <*>.
--------------------------------
<*> См.: Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. С. 17 - 18.

В-седьмых, корпоративное представительство носит фидуциарный характер. Не случайно норма ч. 1 п. 4 ст. 69 Закона об акционерных обществах гласит, что общее собрание акционеров вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего. Законом может быть прямо запрещена либо ограничена возможность передачи всех или части корпоративных полномочий другому лицу.
Как замечает Г.С. Шапкина, судебная практика признавала неправомерными действия члена совета директоров по выдаче доверенности на право голоса другому лицу - не члену совета директоров, поскольку участвовать в принятии решений органом управления, избираемым обществом, могут лишь те лица, которые непосредственно входят в его состав <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве (изменения и дополнения Федерального закона "Об акционерных обществах") // Вестник ВАС РФ. 2002. N 1. С. 89.

В настоящее время передача права голоса членом совета директоров (наблюдательного совета) общества иному лицу, в том числе другому члену совета директоров (наблюдательного совета), не допускается (ч. 2 п. 3 ст. 68 Закона об акционерных обществах (в ред. Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 120-ФЗ <*>); п. 5 ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2001. N 33. Ч. 1. Ст. 3423.

Согласно п. 1 ст. 57 Закона об акционерных обществах право на участие в общем собрании акционеров осуществляется акционером как лично, так и через представителя, действующего в соответствии с полномочиями, основанными на указаниях федеральных законов или актов уполномоченных на то государственных органов (органов местного самоуправления) либо доверенности, составленной в письменной форме.

<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>