<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Следовательно, будучи волеспособным субъектом, юридическое лицо обладает дееспособностью <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 189.

Дееспособность гражданина определяется как способность "своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их" (п. 1 ст. 21 ГК РФ). Легальное определение дееспособности юридического лица в действующем российском законодательстве отсутствует, возможно, потому, что в силу искусственной природы юридического лица его дееспособность реализуется посредством органов управления, образованных из людей. Как сказано в п. 1 ст. 53 ГК РФ, "юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами". В предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и обязанности через своих участников (п. 2 ст. 53 ГК РФ).
В настоящее время законодательство и практика большинства зарубежных стран также исходят из признания дееспособности юридического лица. Наиболее отчетливо дееспособность юридических лиц признается законодательством Швейцарии (ст. 54 ШГК), согласно которому юридические лица считаются дееспособными с момента образования органов, предусмотренных законом или уставом. В англо-американском праве, где до недавнего времени господствовала теория фикции, была распространена доктрина, что юридическое лицо как искусственный субъект является недееспособным <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 89 - 90.

Возникновение правоспособности и дееспособности юридического лица. По мнению исследователей, правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно, в момент возникновения самого юридического лица <*>. Поскольку правоспособность и дееспособность юридического лица неразрывно связаны, возникают и прекращаются одновременно, то различие между ними лишается смысла <**>.
--------------------------------
<*> См.: Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961. С. 25; Слугин А.А. Гражданская правосубъектность юридических лиц. С. 16; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 1. / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2004. Гл. 7; и др.
<**> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. К.К. Яичков. М., 1966. С. 81.

Действительно, по российскому гражданскому праву юридические лица приобретают свою правоспособность и дееспособность одновременно, в момент государственной регистрации. Согласно п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания (п. 2 ст. 51 ГК РФ) и прекращается в момент завершения его ликвидации (п. 8 ст. 63 ГК РФ). Это означает, что юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 2 ст. 51 ГК РФ) и прекращает свое существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК РФ).
С точки зрения цивилистической теории все не так однозначно. По законодательству ФРГ, Финляндии момент возникновения правоспособности и момент возникновения дееспособности юридического лица могут не совпадать во времени. В ФРГ общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества признаются ограниченно правоспособными с момента государственной регистрации предварительного общества и становятся дееспособными с момента их регистрации в качестве юридических лиц <*>. Аналогичная ситуация наблюдается в Финляндии <**>.
--------------------------------
<*> Gotz Hueck. Gesellschaftsrecht. Munchen. 1991. S. 331 - 344; Козлова Н.В. Создание юридических лиц: взгляд в будущее // Хозяйство и право. 2002. N 1. С. 109 - 110.
<**> The new Finnish Companies Act. Helsinki, Edita. 1997; Business Laws in the Nordic Countries. Stockholm, 1998. P. 89 - 92; Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. N 10. С. 68 - 73.

Содержание дееспособности юридического лица, как и дееспособности гражданина, включает в себя три основных элемента:
1) сделкоспособность, т.е. возможность своими действиями приобретать гражданские права и создавать гражданские обязанности;
2) способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять обязанности;
3) деликтоспособность, т.е. способность нести ответственность за гражданские правонарушения (ст. 56 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. С. 116 - 182; Корнеев С.М. Граждане как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 124; и др.

Иногда в качестве элемента содержания дееспособности указывают на возможность защиты данного субъективного права от нарушений.
Как пишет Я.Р. Веберс, дееспособность означает способность к осуществлению правоспособности собственными действиями в широком смысле слова, т.е. способность не только к приобретению конкретных субъективных прав и обязанностей, но также к их осуществлению. Поскольку право на защиту является одним из правомочий материального права, дееспособность охватывает и способность к защите права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. С. 129, 207 - 221.

По мнению С.М. Корнеева, возможность защиты от нарушений характерна для любого субъективного права и не может индивидуализировать содержание дееспособности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Корнеев С.М. Граждане как участники гражданских правоотношений // Гражданское право. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 124.

В отличие от граждан, дееспособность которых зависит от возраста, состояния здоровья и других факторов (ст. ст. 26, 28, 30 ГК РФ), все юридические лица, невзирая на различия в характере и объеме их правоспособности, по общему правилу имеют равную дееспособность.
Ограничение дееспособности юридического лица. Некоторые авторы полагают, что юридическое лицо не может иметь неполную дееспособность, его нельзя ограничить в дееспособности или признать недееспособным <*>.
--------------------------------
<*> См.: Плотников В.А. Неосторожность как форма вины в гражданском праве: Дис... канд. юрид. наук. М., 1993. С. 65.

В настоящее время дееспособность юридического лица может быть ограничена в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 49 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Семина А.Н. Правоспособность и дееспособность юридического должника в ходе процедур банкротства: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 10 - 14.

Согласно п. 2 ст. 64 Закона о банкротстве на стадии наблюдения сделки, связанные с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника на дату введения наблюдения; связанные с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника, органы управления юридического лица - должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом.
Как отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П, последствия введения наблюдения представляют собой существенные ограничения дееспособности должника <*>.
--------------------------------
<*> См. Постановление Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц" // СЗ РФ. 2001. N 12. Ст. 1138; Телюкина М.В. Конкурсное право. Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. С. 25.

Нет сомнений, что нормы п. 2 ст. 295, ст. ст. 296, 297 ГК РФ, а также Федерального закона от 11 октября 2002 г. "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <*>, ограничивающие право государственных (муниципальных) унитарных предприятий и федеральных (муниципальных) казенных предприятий распоряжаться имуществом, находящимся у них на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, есть не что иное, как ограничение их дееспособности.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746; 2003. N 50. Ст. 4855.

Достаточно указать, что согласно п. 2 ст. 18 Закона о государственных предприятиях государственное или муниципальное предприятие, обладающее имуществом на праве хозяйственного ведения, не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия.
Движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными (п. 3 ст. 18 Закона).
Государственное или муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества. Более того, уставом государственного или муниципального предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия (п. 4 ст. 18 Закона).
Содержание дееспособности федеральных (муниципальных) казенных предприятий, обладающих имуществом на праве оперативного управления, является еще более узким. В соответствии с п. 1 ст. 19 Закона о государственных предприятиях федеральное казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться принадлежащим ему имуществом только с согласия Правительства РФ или уполномоченного им федерального органа исполнительной власти. Казенное предприятие субъекта Российской Федерации вправе отчуждать или иным способом распоряжаться принадлежащим ему имуществом только с согласия уполномоченного органа государственной власти субъекта РФ. Муниципальное казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться принадлежащим ему имуществом только с согласия уполномоченного органа местного самоуправления. Уставом казенного предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия. Казенное предприятие самостоятельно реализует произведенную им продукцию (работы, услуги), если иное не установлено федеральными законами или иными нормативными правовыми актами РФ.
Казенное предприятие вправе распоряжаться принадлежащим ему имуществом, в том числе с согласия собственника такого имущества, только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, предмет и цели которой определены уставом такого предприятия. Деятельность казенного предприятия осуществляется в соответствии со сметой доходов и расходов, утверждаемой собственником имущества казенного предприятия (п. 2 ст. 19 Закона о государственных предприятиях).
Практически полное исключение правомочия распоряжения для учреждения, имеющего имущество на праве оперативного управления (ст. 298 ГК РФ), является существенным ограничением его дееспособности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. С. 100 - 122.

Прекращение дееспособности юридического лица. Юридическое лицо нельзя признать недееспособным, как это возможно в отношении гражданина (ст. 29 ГК РФ). Вместе с тем согласно норме п. 1 ст. 94 Закона о банкротстве с даты введения внешнего управления полномочия руководителя должника прекращаются. Как отмечают некоторые авторы, это означает фактическое прекращение правоспособности юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Рухтин С. Правоспособность несостоятельного юридического лица // Российская юстиция. 2001. N 7. С. 26 - 27.

По нашему мнению, введение внешнего управления означает лишение юридического лица дееспособности. Правоспособность должника сохраняется, хотя и в усеченном виде, поскольку он по-прежнему может обладать гражданскими правами и обязанностями (право собственности и пр.), однако не может приобретать и осуществлять их своими действиями. Думается, что правоспособность любого юридического лица прекращается, согласно п. 3 ст. 49, п. 8 ст. 63 ГК РФ, с момента внесения записи о его ликвидации в Единый государственный реестр юридических лиц.
Таким образом, на разных этапах существования юридического лица его правоспособность и дееспособность могут расширяться, сужаться, видоизменяться в соответствии с действующим законодательством <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 189 - 192; Семина А.Н. Правоспособность и дееспособность юридического должника в ходе процедур банкротства. С. 10.

§ 2. Правоспособность юридического лица

Пределы правоспособности юридического лица. По мнению Гирке, содержание правоспособности юридического лица, как и лица индивидуального, простирается на публичное и частное право, причем в частном праве не ограничивается одним имущественным правом. С одной стороны, его правоспособность уже, чем правоспособность индивида, ибо отпадают все права, связанные с человеческой индивидуальностью, например семейные. С другой стороны, правоспособность юридического лица шире по сравнению с правоспособностью индивида, так как оно имеет права, которые могут принадлежать лишь общественному целому над его частями, например право корпоративной власти <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Deutsches Privatrecht (Binding's Systematishes Handbuch der deutschen Rechtswissenschaft). 1895. S. 265, 469 и др. (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 98).

Между тем правосубъектность юридического лица имеет искусственную природу. Поэтому глубоко обоснована позиция Конституционного Суда РФ, который признал, что права человека и гражданина, предоставленные ему законом, могут распространяться на юридические лица лишь в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применимо <*>.
--------------------------------
<*> См. п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. N 20-П // СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 197.

Сходная норма содержится в п. 3.02 Примерного закона о предпринимательских корпорациях (Model Business Corporation Act), одобренного Американской ассоциацией юристов в редакции 1994 г., согласно которой каждая корпорация имеет бессрочное существование и обладает такими же правами, как физическое лицо, совершать все действия, необходимые или приемлемые для ведения ее деятельности <*>. В ст. 51 ГК Швейцарии также сказано, что юридические лица могут приобретать все права и принимать любое обязательство, за исключением тех, для возникновения которых необходимой предпосылкой являются такие естественные свойства человека, как пол, возраст или родство <**>.
--------------------------------
<*> См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России: сравнительный анализ. С. 20 - 21, 31 - 32.
<**> См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 87.

В принципе юридические и физические лица наделены равными возможностями для участия в гражданском обороте <*>. Однако в ряде конкретных правоотношений допускается участие единственно юридических лиц. Только юридические лица могут выступать страховщиками (ст. 938 ГК РФ); вправе осуществлять деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг (ст. 8 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. "О рынке ценных бумаг" <**>); могут наделяться имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (ст. 120, п. 2 ст. 113, ст. ст. 294, 296 ГК РФ); и др.
--------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И. Юридические лица: Комментарий ГК РФ // Хозяйство и право. 1998. N 3. С. 12.
<**> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Содержание гражданской правоспособности юридического лица. Юридическое лицо может иметь любые права и нести обязанности, не запрещенные законом и соответствующие его искусственной природе и характеру правоспособности (общей или специальной).
В Российской Федерации юридические лица могут обладать широким спектром имущественных прав и обязанностей.
Во-первых, юридические лица способны быть субъектами вещных прав, предусмотренных законом (п. 1 ст. 48, ст. 216 ГК РФ).
Во-вторых, юридические лица в пределах своей специальной правоспособности обладают правом на совершение гражданско-правовых сделок и осуществление любой не запрещенной законом деятельности, в том числе предпринимательской (п. 1 ст. 2 ГК РФ).
В-третьих, в рамках закона они вправе самостоятельно или совместно с другими субъектами создавать юридические лица (ст. ст. 66, 121 ГК РФ).
В-четвертых, они обладают правом наследовать имущество (п. 1 ст. 1116 ГК РФ). Однако в отличие от граждан юридические лица не могут завещать свое имущество (п. 2 ст. 1118 ГК РФ), которое переходит к их правопреемникам только в результате реорганизации (ст. 58 ГК РФ).
В-пятых, юридические лица могут обладать исключительными правами имущественного характера <*>. В частности:
--------------------------------
<*> См.: Дозорцев В.А. Комментарий к схеме "Система исключительных прав" // Дело и право. 1996. N 4, 5; Он же. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. М., 2003; Зенин И.А. Интеллектуальная собственность и ноу-хау. М., 2001; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности. М., 2001; Мерзликина-Квернадзе Р.А. Результаты интеллектуальной деятельности и права на них // Законодательство. 2002. N 4. С. 41 - 45; и др.

1) коммерческие юридические лица могут иметь право на фирменное наименование (п. 4 ст. 54, п. 2 ст. 132 ГК РФ). Большинство исследователей не сомневаются в имущественном характере прав на фирменное наименование <*>, хотя есть и другие точки зрения <**>.
--------------------------------
<*> См.: Розенберг В.В. Фирма. Догматический очерк. СПб., 1914. С. 22 - 26; Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 79; Бузанов В.Ю. Право на фирменное наименование в российском законодательстве: Дис... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 4; Амирханова И.В. Фирменные наименования как средства индивидуализации деятельности субъектов в предпринимательской сфере // Цивилистические записки: Межвуз. сборник научных трудов. М., 2001. С. 326 - 327; и др.
<**> См.: Кротов М.В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. М., 1996. С. 155; и др.

Как представляется, право на фирму (фирменное наименование) есть исключительное право имущественного характера, которое принадлежит юридическому лицу (ст. 54 ГК РФ), а сама фирма (фирменное наименование) входит в состав предприятия как объекта права и следует судьбе предприятия (п. 2 ст. 132 ГК РФ) <*>;
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С., Козлова Н.В., Суханов Е.А. Торговое право - право купеческого сословия: Предисловие // Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. М., 2003. С. 15.

2) юридическому лицу могут принадлежать права на результаты творческой деятельности: авторские, патентные и пр.;
3) юридическое лицо может обладать правами на средства индивидуализации товаров и услуг, в том числе правом на товарный знак или знак обслуживания, наименование места происхождения товаров (п. 3 ст. 2, п. 3 ст. 31 Закона РФ от 23 сентября 1992 г. "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" <*>).
--------------------------------
<*> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 42. Ст. 2322; СЗ РФ. 2001. N 1. Ч. 1. Ст. 2; N 53. Ч. 1. Ст. 5030; 2002. N 50. Ст. 4927; N 52. Ч. 1. Ст. 5132.

Юридическое лицо может иметь права, связанные с обладанием нематериальными благами, указанными в ст. 150 ГК РФ, в том числе:
1) право на защиту деловой репутации (п. 7 ст. 152 ГК РФ);
2) право на компенсацию морального вреда (п. 7 ст. 152, ч. 4 ст. 1100 ГК РФ); и др.
Юридическое лицо может обладать иными субъективными правами, если это прямо не запрещено законом и не противоречит специальной правоспособности юридического лица. В частности, юридическое лицо обладает правом на охрану информации, составляющей служебную, коммерческую и банковскую тайну (ст. 139 ГК РФ).
Вещные права юридических лиц. Правосубъектное юридическое лицо не только имеет право, но даже обязано обладать обособленным имуществом, которое может принадлежать ему на праве собственности либо ином вещном праве (п. 1 ст. 48, ст. 216 ГК РФ). Признак имущественной обособленности является весьма существенным для юридического лица, ибо оно является участником гражданско-правовых, финансовых, налоговых и иных имущественных отношений. Как указал Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, предприятие нельзя признать юридическим лицом без наличия у него обособленного имущества <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1993. N 10. С. 55.

Подавляющее большинство видов коммерческих и некоммерческих юридических лиц, в том числе хозяйственные товарищества и общества (ст. ст. 66 - 104 ГК), производственные кооперативы (ст. ст. 107 - 112 ГК), все виды некоммерческих юридических лиц, кроме учреждений (ст. ст. 116 - 123 ГК), могут иметь имущество на праве собственности. Исключение составляют государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. ст. 113, 114, 294 ГК; п. 2 ст. 2 Закона о государственных предприятиях), которые могут обладать только правом хозяйственного ведения, а также казенные предприятия (ст. ст. 115, 296, 297 ГК; п. 2 ст. 2 Закона о государственных предприятиях) и учреждения (п. 1 ст. 120, ст. ст. 296, 298 ГК), которым по общему правилу имущество может принадлежать на праве оперативного управления.
Кроме того, юридическое лицо может обладать имуществом на ином вещном праве. Отдельные виды культурных, образовательных и других учреждений (театры, музеи, учебные заведения и т.д.) могут обладать правом самостоятельного распоряжения доходами, полученными от разрешенной хозяйственной (предпринимательской) деятельности, а также приобретенным на них имуществом (п. 2 ст. 298 ГК). Федеральные казенные предприятия, государственные (муниципальные) учреждения могут иметь земельные участки на праве постоянного (бессрочного) пользования (п. 1 ст. 20 Земельного кодекса).
Сохраняет актуальность вопрос о содержании правоспособности государственных (муниципальных) предприятий и учреждений.
Как пишет К.П. Кряжевских, практически полное исключение правомочия распоряжения для учреждения, имеющего имущество на праве оперативного управления, является существенным ограничением его правоспособности. С появлением объективной потребности в расширении этого правомочия происходит его искажение: 1) диффузия права в виде попытки дифференцировать право оперативного управления для разных субъектов; 2) установление нового права - самостоятельное распоряжение доходами; 3) выход за пределы правоспособности. При этом правом распоряжения не обладает собственник, против которого защищается право оперативного управления (ст. 305 ГК), иначе это подорвало бы имущественную обособленность юридического лица. Для предприятий, имеющих имущество на праве хозяйственного ведения, разрыв между правосубъектностью и правом собственности состоит в том, что недвижимым имуществом предприятие распоряжается с согласия собственника, а ответственность несет всем принадлежащим ему имуществом (п. 5 ст. 113 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву: Дис... канд. юрид. наук. М., 2003.

Будучи коммерческими организациями, государственные (муниципальные) унитарные предприятия, даже основанные на праве хозяйственного ведения, тем не менее вынуждены соблюдать публичные интересы собственника их имущества. Действия предприятия по распоряжению закрепленным за ним имуществом в пределах, установленных законом, должны быть обусловлены целями их деятельности, заданием собственника и назначением имущества. Следовательно, появляется еще один критерий, определяющий содержание их специальной правоспособности.
В случаях, когда сделки предприятия по отчуждению или предоставлению в долгосрочное пользование третьим лицам закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения движимого или недвижимого имущества, непосредственно участвующего в производственном процессе предприятия, приводят к невозможности использования имущества собственника по целевому назначению, такие сделки признаются недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ, независимо от того, совершены они с согласия собственника (уполномоченного им органа) или самостоятельно предприятием <*>.
--------------------------------
<*> См.: п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Арбитражные суды нередко признают недействительными договоры поручительства, заключенные государственными предприятиями, по мотиву их несоответствия требованиям закона (ст. 168 ГК РФ), а их исполнением причиняется вред имущественным интересам собственника, поскольку предприятие не располагает достаточными денежными средствами для погашения долга по договору поручительства, что приведет к необходимости реализации его недвижимого имущества <*>. Иногда договоры поручительства прямо признаются недействительными на том основании, что совершение такой сделки противоречит специальной правоспособности предприятия <**>.
--------------------------------
<*> См.: постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 сентября 2000 г. N Ф08-2502/2000-С1 // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.
<**> См.: постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 февраля 2001 г. N А58-1981/2000-Ф02-286/01-С1 // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Договоры залога имущества, принадлежащего юридическому лицу на праве хозяйственного ведения, должны заключаться с согласия собственника (п. 1 ст. 297 ГК РФ). На практике признаются недействительными договоры залога, где залогодателем выступает государственное (муниципальное) предприятие, а в залог передаются производственные фонды или имущество, без которого предприятие не сможет в полном объеме выполнять уставные задачи, или имущество, стоимость которого сравнима с балансовой стоимостью активов предприятия <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С. 511.

Правоспособность некоммерческих организаций. Некоммерческим организациям разрешено использовать имеющееся у них имущество лишь для достижения целей, указанных в их учредительных документах (п. 4 ст. 213 ГК). Извлечение прибыли не может являться основной целью деятельности некоммерческой организации (п. 1 ст. 50 ГК). Однако всем некоммерческим организациям разрешено осуществлять предпринимательскую деятельность, хотя и с ограничениями, т.е. "лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям" (п. 3 ст. 50 ГК).
Установление строго целевой (специальной) правоспособности для некоммерческих юридических лиц обусловлено целями их создания, определенными учредителями. Некоммерческие организации не вправе использовать самостоятельную правосубъектность в противоречии с этими целями, не должны иметь широких возможностей для занятия коммерческой деятельностью <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 189 - 190.

В частности, некоммерческие организации могут осуществлять приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретать и реализовывать ценные бумаги, имущественные и неимущественные права, участвовать в хозяйственных обществах или в товариществах на вере в качестве вкладчиков (п. 2 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях). Представляется, что в условиях рыночной экономики некоммерческие организации нельзя лишать возможности совершать необходимые хозяйственные операции, а в установленных законом пределах самим зарабатывать средства и распоряжаться ими, поскольку в противном случае они не смогут полноценно осуществлять свою основную деятельность.
Образовательное учреждение может вести предусмотренную его уставом предпринимательскую деятельность, в том числе заниматься реализацией и сдачей в аренду своего имущества; торговать покупными товарами; оказывать посреднические услуги и др. Причем с фискальной точки зрения деятельность образовательного учреждения по реализации производимой им продукции (работ, услуг) отнесена законом к предпринимательской лишь в той части, в которой получаемый от этой деятельности доход не направляется непосредственно в данное образовательное учреждение и (или) на непосредственные нужды обеспечения, развития и совершенствования образовательного процесса (включая заработную плату) в этом образовательном учреждении (ст. 47 Закона РФ от 10 июля 1992 г. "Об образовании" <*>).
--------------------------------
<*> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1797; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 150; 1997. N 47. Ст. 5341; 2000. N 30. Ст. 3120; 2000. N 33. Ст. 3348; N 44. Ст. 4399; 2001. N 1. Ч. 1. Ст. 2; N 53. Ч. 1. Ст. 5030; 2002. N 7. Ст. 631; N 12. Ст. 1093; N 26. Ст. 2517; N 30. Ст. 3029; 2003. N 2. Ст. 163; N 28. Ст. 2892. Далее - Закон об образовании.

Согласно Федеральному закону от 13 января 1996 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "Об образовании" <*> (п. 2 ст. 45) обучение на платной основе бюджетным образовательным учреждением не является предпринимательской деятельностью, в отличие от сдачи в аренду основных фондов, оказания посреднических услуг, иной деятельности (ст. 47 Закона об образовании).
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 150.

Вместо надлежащего обеспечения государственных учреждений бюджетными ассигнованиями государство предоставляет им возможность самим зарабатывать средства из внебюджетных источников, негласно сокращая расходы по их финансированию. По смыслу ст. 298 ГК РФ имущество, приобретенное государственным учреждением за счет средств, полученных от разрешенной хозяйственной деятельности, не может быть изъято собственником - учредителем. Однако Бюджетный кодекс РФ (ст. ст. 42, 161, 216 и др.), не отменяя право бюджетного учреждения на получение внебюджетных доходов, по сути, устанавливает разрешительный порядок их использования и режим контроля за их расходованием. Все виды денежных поступлений, в том числе финансирование из бюджета и внебюджетные доходы, включаются в сметы доходов и расходов бюджетного учреждения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Селюков А.Д. Внебюджетные доходы бюджетного учреждения // Законодательство. 2002. N 6. С. 48.

Судебная практика считает, что учреждение не вправе выступать поручителем по обязательствам третьих лиц, ибо это может повлечь ответственность собственника, который субсидиарно отвечает по долгам учреждения (п. 2 ст. 120 ГК РФ). Средства, полученные учреждением от хозяйственной деятельности, должны направляться на обеспечение основной деятельности учреждения и развитие его материальной базы <*>.
--------------------------------
<*> См. постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 6 июня 2000 г. N Ф03-А59/00-1/879 // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Надлежит согласиться с мнением ученых, которые полагают, что учреждение может выступать в качестве залогодателя имущества, приобретенного за счет средств, полученных учреждением от разрешенной хозяйственной деятельности. Большинство исследователей думают, что такое имущество принадлежит учреждению на праве хозяйственного ведения, а потому может быть предметом залога с согласия собственника данного имущества (п. 2 ст. 298, ст. 335 ГК РФ) <1>. Однако бюджетное законодательство (ст. 42, п. 1 ст. 232 Бюджетного кодекса <2>) и судебная практика фактически рассматривают это право как разновидность права оперативного управления. Поэтому суды признают такие договоры недействительными на основании ст. 168 ГК РФ <3>, поскольку юридические лица, обладающие имуществом на праве оперативного управления, не вправе заключать договоры залога (п. 2 ст. 335 ГК РФ) <4>.
--------------------------------
<1> См.: Козлова Н.В. Некоммерческие организации: благотворительность или предпринимательство? // Законодательство. 1998. N 1. С. 43 - 45; Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. С. 8, 153 - 179; Петров Д.В. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления. СПб., 2002; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 268; Он же. О правовом статусе образовательных учреждений // Вестник ВАС РФ. 2002. N 11. С. 68 - 69; Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М., 1996; Она же. Проблема права оперативного управления в цивилистике, или Хорошо ли быть директором унитарного предприятия // Законодательство. 2001. N 8; и др.
<2> См.: Бюджетный кодекс РФ 1998 г. Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.
<3> См. постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 5 апреля 1999 г. N Ф04/711-169/Ф27-99 // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

КонсультантПлюс: примечание.
Вопросы, касающиеся залога денег, рассмотрены также в статье А.А. Маковской "Залог денежных средств", включенной в информационный банк согласно публикации - "Право и экономика", N 2, 1998.

<4> См.: Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М., 2000. С. 85.

Вопрос о векселеспособности государственных юридических лиц возник еще в 20-е гг. XX столетия, когда операции с векселями исполкомов и их отделов признавались незаконными Наркомфином РСФСР (Циркуляр от 20 июня 1924 г. N 1290) и имели ограниченный характер <*>.
--------------------------------
<*> См.: Еженедельник советской юстиции. 1924. N 34. С. 792.

В настоящее время юридические лица, финансируемые за счет средств бюджета РФ, ее субъектов или муниципальных образований, не обладают пассивной векселеспособностью, т.е. не могут обязываться по векселю, так как в соответствии с нормой ст. 2 Федерального закона от 21 февраля 1997 г. "О переводном и простом векселе" <*> Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования не могут быть субсидиарными должниками по вексельным обязательствам учреждений и казенных предприятий <**>.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238.
<**> См.: Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. С. 100.

Можно согласиться с мнением ряда ученых, что любое юридическое лицо, обладающее специальной правоспособностью, может образовать другое юридическое лицо лишь при условии, что предмет деятельности создаваемой организации будет соответствовать специальной правоспособности учредителя <*>.
--------------------------------
<*> См.: Фишелевич О. Возможен ли договор товарищества между юридическими лицами? // Еженедельник советской юстиции. 1923. N 40. С. 915.

Действующее российское законодательство не предусматривает на этот счет запретов, и на практике многие организации, имеющие довольно узкий объем правоспособности, создают разнообразные юридические лица, предоставляя им возможность заниматься любыми видами деятельности.
В законодательстве некоторых зарубежных государств данный вопрос разрешен однозначно для всех видов юридических лиц, хотя и по-разному в разных странах. Во Франции создаваемые юридическими лицами объединения с общей экономической целью вправе заниматься только той деятельностью, которая является продолжением деятельности их участников, тогда как швейцарское законодательство таких ограничений не содержит.
Законодательные акты устанавливают ограничения прав юридических лиц на совершение некоторых видов сделок. В соответствии с п. 3 ст. 64 Федерального закона от 27 сентября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)" <*> на стадии наблюдения органы управления юридического лица - должника не вправе принимать решения, в частности, о его реорганизации и ликвидации; о создании юридических лиц или участии в иных юридических лицах; о создании филиалов и представительств; о заключении договоров простого товарищества и др.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190. Далее - Закон о банкротстве.

По мнению М.В. Телюкиной, запрет как руководству, так и временному управляющему совершать от имени должника определенные сделки свидетельствует об ограничении как правоспособности, так и дееспособности юридического лица, находящегося в стадии наблюдения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. С. 244.


КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Правительства РФ от 17.07.1996 N 873 "Об утверждении положения о таможенном брокере" фактически утратило силу в связи с принятием и введением в действие с 1 января 2004 года Таможенного кодекса РФ от 28.05.2003 N 61-ФЗ (письмо ГТК РФ от 03.03.2004 N 01-06/7790).

Как указано в п. 3 ст. 2 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. "Об акционерных обществах" <*>, до оплаты половины стоимости акций, распределенных среди учредителей, общество не вправе совершать сделки, не связанные с его учреждением. Федеральным законом от 21 декабря 2001 г. "О приватизации государственного и муниципального имущества" <**> государственным (муниципальным) предприятиям и учреждениям запрещено выступать в качестве покупателей при приватизации государственного (муниципального) имущества, поскольку в противном случае это не будет приватизацией (п. 1 ст. 5). Согласно п. 1 Положения о таможенном брокере <***> казенным предприятиям запрещено быть таможенными брокерами. Бюджетный кодекс РФ (ст. 118) запрещает бюджетным учреждениям получать ссуды, кредиты от кредитных организаций или физических лиц, кроме ссуд из бюджетов и внебюджетных фондов.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33. Ч. 1. Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436.
<**> СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251; 2003. N 9. Ст. 805.
<***> Утв. Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 873 // СЗ РФ. 1996. N 31. Ст. 3737.

Как заметил Дернбург, юридические лица обладают не только имущественной правоспособностью; им принадлежит частная правоспособность вообще, следовательно, права и обязанности, как естественным лицам, но лишь постольку, поскольку это дозволяется их свойствами и соответствует их целям <*>.
--------------------------------
<*> См.: Дернбург. Гражданское право Германской империи и Пруссии. 3-е изд., Т. I. 1906. С. 186 (цит. по: Пергамент М.Я. К вопросу о правоспособности юридического лица. С. 8).

Поэтому нельзя соглашаться с теми сторонниками теории реального субъекта, которые утверждают, что юридическое лицо есть некий живой организм, который может обладать особыми чувствами или желаниями <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Das deutsche Genossenschaftsrecht. B. I - III. 1868, 1873, 1881; Die Genossenschaftstheorie und die deutsche Rechtssprechung. 1887; Deutsche Privatrecht. 1895; Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888. С. 68.

Исключительные права юридических лиц. В советский период российский законодатель наделял юридические лица рядом исключительных прав неимущественного характера.
Авторские права. До недавнего времени юридическое лицо могло иметь исключительные авторские права личного, неимущественного характера, в частности, право авторства, право на имя, право на обнародование произведения. Согласно ст. 484 ГК РСФСР авторское право юридических лиц возникало в случаях и пределах, установленных законодательством. Авторское право на научные сборники, энциклопедические словари и периодические издания возникало у организаций, выпустивших их в свет (ст. 485 ГК РСФСР); на кинофильм или телефильм - у предприятия, осуществившего его съемку (ст. 486 ГК РСФСР); на радио- и телевизионные передачи - у передающих их радио- и телевизионных организаций (ст. 486 ГК РСФСР). Все эти категории авторских прав действовали бессрочно (ст. 498 ГК РСФСР).
С 3 августа 1992 г., когда на территории Российской Федерации вступили в силу Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. <*>, нормы ГК РСФСР об авторском праве, в том числе в отношении юридических лиц, фактически перестали действовать. Согласно п. 1 ст. 135 Основ "автором произведения признается гражданин, творческим трудом которого оно создано". Организации, выпускающие в свет энциклопедии, энциклопедические словари, газеты, журналы, периодические и продолжающиеся сборники научных трудов и другие периодические издания, пользуются правом на использование издания в целом, если иное не установлено договором с авторами, произведения которых включены в такое издание (п. 4 ст. 135 Основ). Авторы кино-, теле- и видеофильма по авторским договорам передают право на использование фильма его изготовителю в пределах, предусмотренных договором (п. 5 ст. 135 Основ).
--------------------------------
<*> См. Постановление Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" // ВВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1800.

Аналогичные нормы были включены в Закон РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах" (ст. 4) <*>, вступивший в силу 3 августа 1993 г. В соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 9 июля 1993 г. N 5352-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" авторское право юридических лиц, возникшее до введения в действие указанного Закона, сохраняет свое действие, но становится срочным: срок его действия прекращается по истечении 50 лет с момента правомерного обнародования произведения или создания произведения, если оно не было обнародовано (п. 4). Радио- и телепередачи (передачи в эфир), в отношении которых не истек 50-летний срок с момента правомерного обнародования или создания, если они не были обнародованы, охраняются с 9 июля 1993 г. до истечения оставшегося срока как объекты смежных прав.
--------------------------------
<*> ВСНД и ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2866.

Указанные права юридических лиц касаются только произведений, которые были созданы до 3 августа 1992 г., когда были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. <*>
--------------------------------
<*> См.: Гаврилов Э.П. Вступительная статья // Закон Российской Федерации об авторском праве и смежных правах. М., 1993. С. VII - XIII.

Патентные права. Согласно п. 1 ст. 7 Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 г. <*> автором изобретения, полезной модели, промышленного образца также признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы. Следовательно, право авторства на указанные объекты, которое является неотчуждаемым личным правом, не может принадлежать юридическому лицу. Однако юридическое лицо может быть патентообладателем, т.е. иметь исключительные имущественные права на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца (п. 1 ст. 8 Патентного закона). Иностранные юридические лица пользуются правами, предусмотренными Патентным законом, наравне с юридическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности (ст. 36 Патентного закона).
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Защита деловой репутации. Юридическому лицу предоставлено право на защиту деловой репутации, которое отнесено действующим законодательством к разряду нематериальных благ (п. 1 ст. 150 ГК РФ). По мнению Е.А. Суханова, деловая репутация юридического лица целиком обусловлена его участием в имущественных отношениях <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. I. Общая часть / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. Гл. 7.

В правовой литературе деловая репутация определяется как оценка деловых качеств лица в общественном мнении <*>. Деловая репутация представляет собой набор качеств и оценок, с которыми некое лицо ассоциируется в глазах своих клиентов, потребителей, контрагентов и др., персонифицируется среди других профессионалов в определенной сфере деятельности. По мнению М.Н. Малеиной, деловой репутацией может обладать не только предприниматель, но любой работающий гражданин <**>.
--------------------------------
<*> См.: Эрделевский А. Защита деловой репутации // Закон. 1998. N 11/12. С. 104; Иваненко Ю.Г. Деловая репутация юридических лиц и ее правовая защита // Законодательство. 2000. N 10. С. 6.

КонсультантПлюс: примечание.
Вопросы, касающиеся определения деловой репутации, рассмотрены также в книге "Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой" (постатейный) (под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной), включенной в информационный банк согласно публикации - Издательство "НОРМА", 2004.

<**> См.: Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. 2-е изд., испр. и доп. М., 2001. С. 136 - 137.

Как гласит п. 6 ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., гражданин или юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Согласно действующей норме п. 7 ст. 152 ГК РФ правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации", на основании ст. 152 ГК РФ заинтересованное юридическое лицо вправе в судебном порядке требовать опровержения средством массовой информации сведений, порочащих деловую репутацию заявителя, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности <*>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.

Право на защиту деловой репутации имеет важное значение для юридического лица. Согласно ст. 61 Федерального закона от 27 июня 2002 г. "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" Банк России в рамках осуществления своих надзорных функций вправе запрашивать и получать информацию о финансовом положении и деловой репутации участников (акционеров) кредитной организации в случае приобретения ими более 20 процентов акций (долей) кредитной организации <*>.
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Компенсация морального вреда, причиненного юридическому лицу. Вопрос о праве юридического лица требовать возмещения морального вреда, в том числе при защите своей деловой репутации, является дискуссионным.
Согласно определению законодателя, нематериальные блага не имеют имущественного содержания, принадлежат гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом (п. 1 ст. 150 ГК РФ). Как указывает А. Эрделевский, деловая репутация гражданина-предпринимателя или коммерческого юридического лица может служить предметом договора коммерческой концессии (п. 2 ст. 1027 ГК РФ). Следовательно, их деловая репутация не относится к числу личных неимущественных благ в смысле ст. 150 ГК РФ и не может защищаться путем компенсации морального вреда. Юридическое лицо вообще является искусственной правовой конструкцией, не имеющей телесной оболочки и не обладающей сознанием и психикой. Поэтому нормы о возмещении морального вреда, определяемого как физические и нравственные страдания гражданина (ст. 151 ГК РФ) <*>, в принципе неприменимы к юридическому лицу. Получается, что любое юридическое лицо, а также гражданин-предприниматель вправе требовать лишь возмещения убытков, возникших вследствие опорочения его деловой репутации в сфере его профессиональной деятельности, тогда как обычный гражданин, не имеющий статуса предпринимателя, имеет право требовать не только возмещения убытков, но и компенсации морального вреда <**>.
--------------------------------
<*> См.: Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 1996. С. 15; Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. 2-е изд., доп. СПб., 2001. С. 88 - 98; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" // Бюллетень ВС РФ. 1995. N 3.
<**> См.: Эрделевский А. Защита деловой репутации // Закон. 1998. N 11/12. С. 103 - 105.

Заметим, что рассуждения относительно невозможности компенсации морального вреда, причиненного юридическим лицам, строятся исходя из теории фикции, которая является небесспорной. Теория фикции, в ее классической трактовке, отвергнута многими цивилистами и не воспринята действующим законодательством. Кроме того, даже признание имущественного характера деловой репутации профессионального предпринимателя, будь то гражданин или коммерческое юридическое лицо, само по себе не лишает этих субъектов возможности требовать компенсации морального вреда. Более того, в п. 2 ст. 1099 ГК РФ прямо указано, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.
Деловая репутация юридического лица, а также профессионального коммерсанта носит имущественный характер. По своей природе деловая репутация является исключительным правом имущественного характера, которое может принадлежать любому субъекту права, занимающегося какой-либо деятельностью. Скажем, нет запрета передать в пользование какому-нибудь образовательному учреждению по договору коммерческой концессии комплекс исключительных прав, принадлежащих МГУ им. М.В. Ломоносова, в том числе право на фирменное наименование, деловую репутацию и др. (ст. 1027 ГК РФ).
Буквальное и системное толкование норм п. 7 ст. 152 и ч. 4 ст. 1100 ГК РФ позволяет сделать вывод, что компенсация морального вреда осуществляется во всех случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, а также деловую репутацию юридического лица.
Аналогичные разъяснения содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" (п. 5) <*>: правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. Кроме того, в п. п. 11, 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" <**> прямо указано, что в силу п. п. 5, 7 ст. 152 ГК РФ юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.
--------------------------------
<*> См. Бюллетень ВС РФ. 1995. N 3.
<**> Бюллетень ВС РФ. 1992. N 11; 1994. N 3; 1995. N 7.

Таким образом, de jure практика судов общей юрисдикции по гражданским делам допускает возможность компенсации морального вреда, причиненного юридическому лицу.
По мнению А.М. Эрделевского, такая позиция судов общей юрисдикции является не более чем недоразумением, вызванным неправильным толкованием п. 7 ст. 152 ГК РФ, согласно которому правила ст. 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица, что надлежит понимать как требование соответствия норм, подлежащих применению, правовой природе юридического лица. Не случайно суды общей юрисдикции de facto удовлетворяют требования юридических лиц об опровержении не соответствующих действительности сведений, порочащих их деловую репутацию, и о возмещении убытков, но отказывают в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, поскольку юридическое лицо, как искусственная правовая конструкция, не может доказать факт претерпевания им физических или нравственных страданий <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Вопросы, касающиеся компенсации морального вреда, рассмотрены также в книге А.М. Эрделевского "Компенсация морального вреда. Комментарий", включенной в информационный банк согласно публикации - Издательство "БЕК", 2000.

<*> См.: Эрделевский А.М. О компенсации морального вреда юридическим лицам // Хозяйство и право. 1996. N 11. С. 106; Он же. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 119 - 124.

Очевидно, что доказать причинную связь между распространением недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, и возникновением у него убытков, в том числе реального ущерба и упущенной выгоды (ст. 15 ГК РФ), равно как само наличие и размер этих убытков, чрезвычайно сложно. Думается, что с учетом этого обстоятельства законодатель не случайно допускает возможность возмещения юридическому лицу, деловая репутация которого пострадала в результате распространения недостоверных и порочащих его сведений, именно морального вреда, а не убытков. Согласно п. 1 ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гущин Д.И. Юридическая ответственность за моральный вред. СПб., 2002. С. 134 - 136.

На наш взгляд, компенсация морального (неимущественного) вреда в денежной, материальной форме носит имущественный характер.
Между тем арбитражная практика в принципе отрицает возможность применения к юридическим лицам правил о возмещении морального вреда. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 августа 1997 г. N 1509/97 прямо указывается, что исходя из смысла ст. 151 ГК РФ моральный вред (физические и нравственные страдания) может быть причинен гражданину, но не юридическому лицу <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1997. N 12.

Как правило, арбитражные суды ссылаются на норму ст. 62 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" <*>, согласно которой "моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом". Удовлетворяя исковые требования юридического лица, связанные с защитой его деловой репутации, на основании п. 7 ст. 152 и ст. 15 ГК РФ с ответчика взыскиваются только причиненные истцу убытки.
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Кроме того, на основании ст. 43 Закона о средствах массовой информации арбитражный суд по заявлению истца, как правило, обязывает редакцию средства массовой информации опубликовать опровержение не соответствующих действительности и порочащих его честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. В опровержении, опубликованном в газете "Аргументы и факты" N 5 за 2004 г., сказано, что Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск о защите деловой репутации ОАО АКБ "Авангард" к Издательству (редакции) периодического печатного издания "Аргументы и факты" и конкретным авторам статьи, опубликованной в газете "Аргументы и факты" от 20 июля 2003 г. N 27 (1184). Сведения, содержащиеся в данной статье и распространенные в газете "Аргументы и факты", суд признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию банка "Авангард" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Аргументы и факты. 2004. N 5. С. 22.

Практика европейских судов, напротив, идет по пути признания права юридического лица на компенсацию морального (неимущественного) вреда в случае нарушения его законных интересов. Решением Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г. было удовлетворено требование португальской компании ОАО "Комингерсоль" к Португалии о возмещении нематериального ущерба, причиненного нарушением права компании на разбирательство гражданского дела в разумный срок, предусмотренного п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., которая согласно Протоколу N 1 (1952 г.) применяется к защите имущественных прав юридических лиц <*>.
--------------------------------
<*> См.: Нешатаева Т.Н., Старженецкий В.В. Возмещение нематериального ущерба в пользу юридического лица в деле компании "Комингерсоль" против Португалии (решение Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г.) // Вестник ВАС РФ. 2001. N 2. С. 56 - 66.

Охрана конфиденциальной информации. Особым субъективным правом является право на охрану конфиденциальной информации, которой обладает само юридическое лицо, в том числе право на служебную и коммерческую тайну (ст. 139 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Власова О. Законодательство Великобритании: охрана коммерческой тайны и другой конфиденциальной информации // Хозяйство и право. 1998. N 8. С. 111 - 116.

Коммерческая тайна - это научно-техническая, технологическая, коммерческая, организационная или иная используемая в экономической деятельности информация, имеющая действительную потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам, которые могли бы получить выгоду от ее разглашения или использования, к которой нет свободного доступа на законном основании и по отношению к которой принимаются меры охраны, адекватные ее ценности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Лопатин В.Н. Правовая охрана и защита коммерческой тайны // Законодательство. 1998. N 11. С. 78 - 82.

В понятие коммерческой тайны могут входить любые сведения, за исключением установленных правовыми актами <*>, охраняя которые их обладатель стремится извлечь для себя выгоду, в том числе предоставляя эти сведения за плату третьим лицам. Результатом разглашения коммерческой тайны является прекращение охраняемого права и обязанность лица, незаконно завладевшего информацией, возместить убытки, причиненные ее обладателю <**>.
--------------------------------
<*> См.: п. 1 Постановления Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. N 35 "О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну" // СП РСФСР. 1992. N 1 - 2. Ст. 7; СЗ РФ. 2002. N 41. Ст. 3983.
<**> См.: Суханов Е.А. Объекты гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 298 - 299; Зенин И.А. Интеллектуальная собственность и ноу-хау: Учебно-практическое пособие. М., 2001.

Разновидностью коммерческой тайны иногда считают банковскую тайну. По мнению ряда ученых, банковская тайна представляет собой одно из тех нематериальных благ, которые в соответствии с п. 2 ст. 150 ГК РФ защищаются гражданско-правовыми способами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шерстобитов А.Е. Договоры банковского счета и банковского вклада // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 2. М., 2000. С. 251; Викулин А.Ю. Банковская тайна как объект правового регулирования // Государство и право. 1998. N 7. С. 69; Тосунян Г.А. Теория банковского права. Т. 1. М., 2002. С. 213; и др.

Законодатель прямо относит банковскую тайну к документированной конфиденциальной информации <*>, т.е. информации о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления, доступ к которой ограничивается в соответствии с действующим законодательством (ст. 2 Федерального закона от 25 января 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" <**>, п. 5 Указа Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера" <***>).
--------------------------------
<*> См.: Зверева Е.А. Информация как объект неимущественных гражданских прав // Право и экономика. 2003. N 9. С. 3; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 2000. С. 46; Сапожников Н. Правовой режим банковской тайны // Законность. 2001. N 7. С. 2.
<**> СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 609; 2003. N 2. Ст. 167.
<***> СЗ РФ. 1997. N 10. Ст. 1127.

Банковскую тайну следует рассматривать как особый правовой режим информации о клиентах. Уровень отнесения сведений к банковской или коммерческой тайне и правовое оформление этого действия различны. Сведения, составляющие банковскую тайну, установлены законом и обязательны для всех кредитных организаций, которые должны обеспечить их охрану. Эти сведения кредитные организации вправе сообщать только своим клиентам, их представителям, а в предусмотренных законом случаях также государственным органам и должностным лицам. Незаконное разглашение банковской тайны влечет обязанность возместить убытки <*>.
--------------------------------
<*> См.: Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право. 1997. N 6, 7.

Понятие "служебная тайна" не совпадает с понятием "коммерческая тайна", поскольку сохранение в тайне служебной информации, прежде всего работниками юридического лица, не всегда связано с ее коммерческой ценностью для самого юридического лица, ибо эта ценность вообще может отсутствовать. Обязанность по сохранению служебной тайны может быть возложена на лиц определенных профессий (нотариусов, адвокатов и др.), на работников юридического лица, которые несут ответственность за ее разглашение перед своим работодателем <*>. Обязанность по сохранению банковской тайны лежит на самой кредитной организации, отвечающей перед своими клиентами за ее разглашение <**>.
--------------------------------
<*> См.: Гуляева Н.С. Защита коммерческой тайны в праве ФРГ и Российской Федерации // Законодательство. 2002. N 4. С. 71 - 75; и др.
<**> См.: Паращук С.А. Правовое регулирование конкуренции и монополии в предпринимательской деятельности // Предпринимательское право Российской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003. С. 504.

§ 3. Проблема вины юридического лица как субъекта
гражданско-правовой ответственности

Деликтоспособность юридического лица. В настоящее время ученые-правоведы не подвергают сомнению тот факт, что, будучи субъектом гражданского права, юридическое лицо обладает способностью самостоятельно нести гражданско-правовую ответственность (ст. ст. 56, 363, 393, 1064 и др. ГК РФ). Поскольку право предоставляет юридическому лицу известную сферу деятельности, определяет для него цель и открывает возможности для достижения этой цели, постольку эти цели могут достигаться нечистыми средствами. Наличие у юридического лица прав и обязанностей неизбежно влечет за собой возможность злоупотребления правами и нарушения обязанностей <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Die Genossenschaftstheorie und die deutshe Rechtssprechung. 1887. S. 756 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 184).

Значение вины в составе гражданского правонарушения. Известно, что гражданско-правовая ответственность субъекта, в том числе юридического лица, наступает при наличии совокупности обстоятельств (оснований, условий), именуемых составом гражданского правонарушения. Если иное не установлено законом, одним из таких условий служит вина нарушителя <*>. Однако вопрос о понятии и значении вины в составе гражданского правонарушения остается дискуссионным <**>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Гражданско-правовая ответственность // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 438 - 450; Корнеев С.М. Основания и условия деликтной ответственности // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 1. М., 2000. С. 368 - 382; Егоров Н.Д. Гражданско-правовая ответственность // Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2002. С. 665 - 682; и др.
<**> См.: Амфитеатров Г.Н. Ответственность по договору // Вопросы советского хозяйственного права / Под ред. Л. Гинцбурга, И. Суворова. М., 1933; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955; Рахмилович В.А. Основные вопросы договорной ответственности по советскому гражданскому праву: Дис... канд. юрид. наук. М., 1955; Калмыков Ю.Х. Возмещение вреда, причиненного имуществу. Саратов, 1965; Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966; Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970; Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей. М., 1973; Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М., 1976; М., 2001; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. М., 1983; Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. М., 1986; и др.

Полемика ведется вокруг трех главных проблем.
Во-первых, является ли вина необходимым субъективным условием гражданско-правовой ответственности (принцип вины), или для ее возложения достаточно факта нарушения обязательства либо причинения вреда (принцип причинения, означающий установление безвиновной, или объективной, ответственности).
Во-вторых, каким образом надлежит трактовать понятие вины в составе гражданского правонарушения: учитывать только поведение нарушителя (поведенческая концепция) или же принимать во внимание его психологию, отношение к содеянному (психологическая теория).
В-третьих, какова природа вины юридического лица, правосубъектность которого реализуется посредством физических лиц, также могущих совершать виновные действия.
Древнее право связывало имущественную ответственность с простым фактом причинения вреда. Напротив, римское гражданское право отчетливо сформулировало принцип вины, допуская в ряде случаев ответственность независимо от вины. Развитие капитализма в XIX столетии, появление крупных промышленных и торговых предприятий, нормальная деятельность которых неизбежно была связана с угрозой несчастных случаев или с нарушением договорных обязательств, привели к отступлению от принципа вины как безусловного основания гражданской ответственности, дабы защитить интересы потерпевшего. Принцип причинения, в равной степени пригодный для установления ответственности физических и юридических лиц, находил все больше сторонников. Для его обоснования выдвигались разные концепции: идея риска, принцип активного интереса, теория повышения опасностей и др. Однако цивилистическая теория не смогла доказать безусловную справедливость принципа причинения в качестве общего основания ответственности для всех без исключения случаев. Последовательное проведение этого принципа на практике могло парализовать человеческую деятельность <*>.
--------------------------------
<*> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 284 - 289.

В советский период вина рассматривалась как обязательный элемент состава гражданского правонарушения, однако от общего правила допускались отступления, например, в отношении источника повышенной опасности. Большинство российских цивилистов признали главенствующим принцип вины, хотя его трактовка не была однозначной. Существовали разные подходы: концепция виновного начала с исключениями (О.С. Иоффе <1> и др.), концепция двух начал (Б.С. Антимонов <2>, К.К. Яичков <3> и др.), теории риска (Х.И. Шварц <4>, В.А. Ойгензихт <5> и др.) и т.д.
--------------------------------
<1> См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 113.
<2> См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952.
<3> См.: Яичков К.К. Обязательства из причинения вреда. М., 1939.
<4> См.: Шварц Х.И. Значение вины в обязательствах из причинения вреда. М., 1939.
<5> См.: Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972.

Как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц современное российское законодательство сохранило принцип виновной ответственности, отходя от него только в случаях, прямо предусмотренных законом. Заметим, что норма ст. 81 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды" <*> прямо устанавливала, что за экологические правонарушения, т.е. виновные, противоправные деяния, нарушающие природоохранительное законодательство и причиняющие вред окружающей природной среде и здоровью человека, должностные лица и граждане несут дисциплинарную, административную либо уголовную, гражданско-правовую, материальную, а предприятия, учреждения, организации - административную и гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательными актами Российской Федерации и республик в ее составе. Действующий Федеральный закон от 20 декабря 2001 г. "Об охране окружающей среды" (ст. 75) гласит, что за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды наступает имущественная, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством.
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 января 2002 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф. Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 20 декабря 2001 г. "Об охране окружающей среды" // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

Конституционный Суд РФ неоднократно подчеркивал значение вины как одного из оснований юридической ответственности в составе правонарушения. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П <*> указано, что согласно ч. 2 ст. 54 Конституции РФ юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые признаются правонарушениями в соответствии с законом, действующим на момент их совершения. Наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности. Признаки состава правонарушения должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости. Исходя из общего понятия состава правонарушения, одним из оснований ответственности является вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное. В частности, отсутствие вины при нарушении таможенных правил есть одно из обстоятельств, исключающих производство по делу о данном нарушении, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения. Иная трактовка состава таможенного правонарушения как основания ответственности противоречила бы и природе правосудия: суд, обеспечивающий в связи с привлечением к ответственности за нарушение таможенных правил защиту прав и свобод физических и юридических лиц посредством судопроизводства, основанного на состязательности и равноправии сторон (ст. 123 Конституции РФ), не может ограничиваться формальной констатацией факта нарушения таможенных правил, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась, как бы ни распределялось бремя ее доказывания.
--------------------------------
<*> См. п. 1.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами Открытых акционерных обществ "Автоваз" и "Комбинат "Североникель", Обществ с ограниченной ответственностью "Верность", "Вита-плюс" и "Невско-Балтийская транспортная компания", Товарищества с ограниченной ответственностью "Совместное российско-южноафриканское предприятие "Эконт" и гражданина А.Д. Чулкова" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 5.

Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 4 марта 1999 г. N 50-О, валютным правонарушением является предусмотренное законом противоправное виновное деяние, совершенное умышленно или по неосторожности. При наличии валютного правонарушения орган валютного контроля вправе принять решение о взыскании штрафа с юридического лица, которое может быть в установленном порядке обжаловано в вышестоящий орган валютного контроля и (или) в суд <*>. Норма п. 1 ст. 14 Закона о валютном регулировании и валютном контроле <**> также гласит, что лица, виновные в нарушении валютного законодательства, несут уголовную, административную, гражданско-правовую и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
--------------------------------
<*> См. Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 1999 г. N 50-О "По жалобе Закрытого акционерного общества "Производственно-коммерческая компания "Пирамида" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 3.
<**> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. Утрачивает силу с 18 июня 2004 г. в связи с вступлением в действие Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4859.

В отличие от прежнего КоАП РСФСР 1984 г. действующий Кодекс РФ об административных правонарушениях, вступивший в силу с 1 июля 2002 г. <*>, прямо указал, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое установлена административная ответственность (п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ 2001 г.). Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ 2001 г.).
--------------------------------
<*> Принят Государственной Думой 20 декабря 2001 г. Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Анализируя нормы действующего законодательства, можно выявить ряд правил, устанавливающих общие основания гражданской ответственности юридических лиц за нарушение обязательств и причинение вреда. В соответствии с общей нормой ч. 1 п. 1 ст. 401 ГК РФ юридическое лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство, будет нести ответственность при наличии своей вины, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Вред, причиненный юридическим лицом личности или имуществу гражданина, а также имуществу другого юридического лица, должен быть возмещен в полном объеме причинителем вреда (п. 1 ст. 1064 ГК РФ).
Вместе с тем закон прямо устанавливает презумпцию вины нарушителя, в том числе юридического лица. Согласно п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Как отмечается в литературе, доказанное отсутствие вины может освободить нарушителя от ответственности только в случаях, предусмотренных законом или договором <*>.
--------------------------------
<*> См.: Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. Свердловск, 1959. С. 273.

По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). В соответствии с принципом генерального деликта всякое причинение вреда личности либо имуществу признается противоправным, если иное не предусмотрено законом. Следовательно, презюмируется противоправность поведения, повлекшего причинение вреда <*>.
--------------------------------
<*> См.: Корнеев С.М. Основания и условия деликтной ответственности // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 1. М., 2000. С. 368 - 382.

Таким образом, при отсутствии вины юридического лица в нарушении обязательства или причинении вреда закон допускает возможность его освобождения от гражданско-правовой ответственности, но бремя доказывания своей невиновности возлагается на само юридическое лицо как на субъект ответственности.
Не исключены случаи наступления гражданской ответственности юридического лица без вины <*>. Норма п. 2 ст. 1064 ГК РФ прямо устанавливает, что законом может быть предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда. Согласно п. 3 ст. 1064 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, юридическое лицо обязано будет возместить вред, причиненный его правомерными действиями.
--------------------------------
<*> См.: Дмитриева О.В. Ответственность без вины в гражданском праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. СПб., 1996. С. 13.

Возможны случаи наступления гражданской ответственности юридического лица независимо от вины. Будучи владельцем источника повышенной опасности, юридическое лицо отвечает за вред, причиненный его деятельностью, независимо от наличия или отсутствия своей вины <*>. Юридическое лицо может быть освобождено от ответственности, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ) <**>.
--------------------------------
<*> См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. С. 40 - 43; Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. СПб., 2002. С. 102 - 112.
<**> См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" // Бюллетень ВС РФ. 1994. N 7.

Как полагает О.А. Красавчиков, при отсутствии вины обязанность возместить причиненный вред является не ответственностью, а особой правовой формой восстановления имущественного положения потерпевшего <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С. 127 - 128.

Если иное не предусмотрено законом или договором, любая коммерческая организация, а также некоммерческая, занимающаяся разрешенной предпринимательской деятельностью, не исполнившая или ненадлежащим образом исполнившая обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, освобождается от ответственности лишь в случае, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непреодолимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Такими обстоятельствами не считаются: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Получается, что тяжесть коммерческого риска <*> прямо возлагается на субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, будь то коммерческое или некоммерческое юридическое лицо.
--------------------------------
<*> См.: Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. С. 211 - 219 и др.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>