<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Судебная практика не всегда однозначно толкует эти нормы. В частности, арбитражные суды необоснованно отказывают кредиторам во взыскании с государственных учреждений процентов за пользование чужими денежными средствами и штрафной неустойки со ссылкой на то, что по причине недостаточного финансирования отсутствует вина учреждения в несвоевременном исполнении денежного обязательства <*>.
--------------------------------
<*> См., например, письмо Министерства финансов РФ от 28 июня 1999 г. N 01-01-10 "Об обзоре практики рассмотрения в судах споров с участием Министерства финансов РФ по защите интересов казны РФ и Правительства РФ за 1998 год" // СПС "Консультант-Плюс". ВерсияПроф.

В свете изложенного еще менее обоснованными представляются нормы закона, которые весьма существенно ограничивают ответственность перевозчика, в том числе профессионального предпринимателя, за ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Согласно п. 1 ст. 795 ГК РФ перевозчик может быть освобожден от ответственности за задержку отправления пассажира, если докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Кроме того, перевозчик освобождается от ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза или багажа, если докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (п. 1 ст. 796 ГК РФ). Аналогичные нормы содержатся в ст. ст. 95, 107, 108 Устава железнодорожного транспорта РФ <*>.
--------------------------------
<*> См.: Федеральный закон от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ (в ред. от 7 июля 2003 г. N 122-ФЗ) // СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 170; 2003. N 28. Ст. 2891.

Психологическая и поведенческая трактовка вины. В цивилистической доктрине понятие вины является дискуссионным. Находятся сторонники психологической (М.М. Агарков, О.С. Иоффе, Г.К. Матвеев, Н.Д. Егоров и др.) и поведенческой (Ю.Г. Басин, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Б.И. Пугинский, Д.Н. Сафиуллин и др.) трактовки принципа вины.
Длительное время в гражданском праве господствовало понимание вины как субъективного условия юридической ответственности, выражающее психическое отношение лица к совершаемому им противоправному действию или бездействию, а также к вредным последствиям своего поведения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 145; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 320; Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955. С. 178; Он же. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 186; Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 128 - 136; Егоров Н.Д. Гражданско-правовая ответственность // Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2002. С. 673 - 676; и др.

Субъективная вина любого нарушителя, будь то физическое или юридическое лицо, подразделялась на умысел и неосторожность. Гирке прямо указывал, что вина юридического лица может быть выражена как в форме умышленной недобросовестности (dolus), так и в форме небрежности (culpa) <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 524 - 533 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 184).

Гражданское правонарушение признавалось умышленным, если нарушитель сознавал неправомерность своего поведения, предвидел его неблагоприятные последствия и желал или сознательно допускал их наступление. Неосторожным считалось правонарушение, совершенное лицом, которое либо не предвидело, хотя могло или должно было предвидеть наступление неблагоприятных последствий своего поведения, либо предвидело эти последствия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Гражданско-правовая ответственность // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. 1998. С. 447.

Как пишет Е.Б. Осипов, в составе гражданского правонарушения вина является одним из элементов, необходимых для возложения гражданско-правовой ответственности, если иное не предусмотрено законодательными актами. Вина (в форме умысла или неосторожности) есть психическое отношение лица к своему противоправному поведению и к его результату, основанное на возможности предвидения и предотвращения последствий этого поведения. Применительно к действиям юридического лица понятие вины должно восприниматься через призму того, что его правоспособность реализуется посредством органов и конкретных физических лиц, которым надлежит действовать в соответствии со своими должностными обязанностями разумно, добросовестно и справедливо. Кроме того, юридическое лицо, как определенная правовая фикция, осуществляет свою деятельность посредством действий рядовых работников. Виновное поведение таких работников юридического лица, осуществляемое при исполнении ими своих служебных функций, следует рассматривать как вину самого юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Осипов Е.Б. Общие вопросы ответственности в гражданском праве // Цивилистические записки: Межвуз. сборник научных трудов. М., 2001. С. 308 - 310.

Многие правоведы доказывали непригодность психологической концепции для выяснения существа гражданско-правовой ответственности, а также для понимания ответственности юридического лица, отстаивая поведенческую трактовку вины <*>.
--------------------------------
<*> См.: Успенский Л.Н. Очерки по юридической технике. Ташкент, 1927. С. 88 - 89; и др.

По мнению Ю.Г. Басина, понятие вины как психического отношения нарушителя к содеянному, с разделением ее на умысел и неосторожность, было весьма некритически привнесено из сферы уголовного права в гражданское право, субъектами которого являются не только физические лица, но также юридические лица. Причем гражданское право регламентирует не столько деликтные, сколько договорные отношения, устанавливая в основном не запреты, а обязанности, нарушители которых ссылаются на объективные обстоятельства, игнорируя свое отношение к факту правонарушения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Басин Ю.Г. Гражданско-правовая ответственность в хозяйственных правоотношениях // Известия АН Казахской ССР. Серия общественных наук. 1984. N 4. С. 66 - 75; Он же. Основания гражданско-правовой ответственности за хозяйственные правонарушения // Известия АН Казахской ССР. Серия общественных наук. 1986. N 1. С. 87 - 90; Он же. Субъективный фактор в основании гражданско-правовой ответственности за нарушение хозяйственной дисциплины // Актуальные проблемы гражданского права. Свердловск, 1986. С. 68 - 69.

Б.И. Пугинский и Д.Н. Сафиуллин указывают, что под виной субъекта имущественных отношений следует понимать существование двух обстоятельств, дающих основания для возложения ответственности. Во-первых, наличие у должника реальных возможностей для надлежащего исполнения. Во-вторых, непринятие им всех необходимых мер к недопущению нарушения, предотвращению вреда <*>.
--------------------------------
<*> См.: Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. М., 1991. С. 216 - 217.

Примирить психологическую и поведенческую концепции вины пытается О.С. Иоффе, предложив "объективно-субъективный" критерий вины, основанный на учете характера деятельности, конкретной обстановки и личных качеств субъекта. Лицо следует привлекать к гражданской ответственности только при наличии его вины, которая может быть выражена в форме умысла, неосторожности и грубой неосторожности. Однако вина является лишь основанием, но не мерой ответственности. Размер ответственности зависит от величины убытков, вины кредитора и ряда иных обстоятельств <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 129 - 136.

Б.И. Пугинский предлагает применять по отношению к юридическим лицам, как особым субъектам гражданского права, поведенческую концепцию понятия вины, хотя в качестве общего правила считает целесообразным использовать психологическую теорию <*>.
--------------------------------
<*> См.: Пугинский Б.И. Применение принципа вины при регулировании хозяйственной деятельности // Советское государство и право. 1979. N 10. С. 66.

С такой позицией трудно согласиться, поскольку установление прямо противоположных критериев для определения вины разных субъектов гражданских правоотношений противоречило бы принципу равенства участников этих отношений, закрепленному нормой п. 1 ст. 1 ГК РФ.
М.И. Брагинский и В.В. Витрянский справедливо отмечают, что для оценки вины субъекта его индивидуальные качества, тем более "психические переживания" по поводу допущенного нарушения, не имеют правового значения. Сейчас для определения вины используется абстрактная модель ожидаемого поведения в конкретной ситуации разумного и добросовестного участника имущественного оборота <*>.
--------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. С. 759.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П <*> сказано, что регулирование, касающееся содержания и бремени доказывания вины субъектов отношений, связанных с международным обменом товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, содержится в ряде международно-правовых актов, признанных Российской Федерацией и являющихся составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).
--------------------------------
<*> См. п. 1.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами Открытых акционерных обществ "Автоваз" и "Комбинат "Североникель", Обществ с ограниченной ответственностью "Верность", "Вита-плюс" и "Невско-Балтийская транспортная компания", Товарищества с ограниченной ответственностью "Совместное российско-южноафриканское предприятие" "Эконт" и гражданина А.Д. Чулкова" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 5.

Согласно п. 1 ст. 79 Конвенции ООН от 11 апреля 1980 г. "О договорах международной купли-продажи товаров" сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий. Как поясняет А.С. Комаров, сторона, не исполнившая договорное обязательство, может быть освобождена от ответственности, если докажет, что от нее нельзя было разумно ожидать учета препятствия при заключении договора, а также что она не смогла ни избежать этого препятствия или его последствий, ни преодолеть их. Иными словами, сторона должна предпринять все возможное для исполнения возложенного на нее обязательства, например путем замены предусмотренного договором исполнения, и не может пассивно ждать наступления события, которое послужит оправданием неисполнения обязательства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1994. С. 183.

Действующее российское законодательство не воплотило последовательно психологическую или поведенческую трактовку вины, допуская во многих случаях разное ее толкование. Как гласит норма ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. В случае возникновения спора нарушитель, даже если им является юридическое лицо, может доказать отсутствие своей вины, ссылаясь на объективные обстоятельства (п. 2 ст. 401 ГК РФ). Данное определение, основанное на поведенческой концепции вины, строго говоря, не свободно от некоторого психологизма, поскольку оценка степени "заботливости" и "осмотрительности" весьма субъективна. Кроме того, спорна формулировка ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, ибо фактически не определяет понятие вины, а перечисляет обстоятельства, при наличии которых субъект признается невиновным.
Сходное определение невиновности субъекта в случае причинения вреда сформулировано С.М. Корнеевым, который пишет, что лицо признается невиновным в причинении вреда, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась с учетом характера обстановки, в которой оно находилось или осуществляло свою деятельность, оно приняло все меры для предотвращения причинения вреда <*>.
--------------------------------
<*> См.: Корнеев С.М. Основание и условия деликтной ответственности // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 1. М., 2000. С. 381.

Представляется удачным определение вины, предложенное Е.А. Сухановым, по мнению которого виной в гражданском праве следует признавать непринятие правонарушителем всех возможных мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру лежащих на нем обязанностей и конкретным условиям оборота <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Гражданско-правовая ответственность // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 449.

Между тем гражданское законодательство изобилует терминами "умысел", "неосторожность", "грубая неосторожность", допускающими неоднозначное толкование (ст. ст. 538, 547, 693, 697, 777, 901, 1083 и др. ГК РФ). Действительно, в некоторых ситуациях важно не просто определить вину субъекта гражданско-правовой ответственности, но и разграничить его неосторожность и умысел, состоящий в намеренном неисполнении (ненадлежащем исполнении) своих обязанностей либо причинении вреда. Иногда возникает необходимость различать неосторожность и прямой умысел не только нарушителя, но также кредитора, потерпевшего и других участников правоотношений (ст. ст. 404, 406, 1083 и др. ГК РФ).
С этой точки зрения представляется обоснованной концепция вины, разработанная М.И. Брагинским и В.В. Витрянским. По мнению ученых, в гражданском праве современной России содержатся три формы вины: 1) умысел, 2) неосторожность, 3) грубая неосторожность. Умышленная вина заключается в намеренных действиях либо бездействии должника с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, причинения вреда. В действиях субъекта присутствует неосторожность, если он не проявляет ту степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась по характеру обязательства и условиям оборота при сложившихся обстоятельствах и в результате с его стороны не были приняты все надлежащие меры для исполнения обязательства либо предотвращения причинения вреда. В качестве грубой неосторожности квалифицируются действия лица, которое не проявило даже минимальной степени заботливости и осмотрительности, какую можно ожидать от любого субъекта в данной ситуации. Отличить вину в форме грубой неосторожности от умышленной вины практически невозможно, поэтому законодатель не разграничивает эти понятия <*>.
--------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. С. 751 - 759.

Думается, что установление в качестве обязательного элемента состава гражданского правонарушения принципа вины, в том числе в форме умысла и неосторожности в их поведенческой трактовке, может использоваться в любых ситуациях и пригодно для всех участников гражданских отношений, в том числе для юридических лиц и публично-правовых образований. При таком подходе к ним вполне применимы понятия "вина кредитора (потерпевшего)", "умысел (неосторожность) потерпевшего" и др., влияющие на возникновение и размер ответственности должника (ст. ст. 404, 1083 ГК РФ).
Например, как справедливо указывает О.С. Иоффе, вина потерпевшего может состоять в том, что он совершает действия, которые приводят к возникновению ущерба в его собственной экономической сфере <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданском праву. Л., 1955. С. 163.

Объективное понимание вины и отдельных ее форм соответствует основополагающим принципам гражданско-правового регулирования: равенства участников отношений, презумпции их добросовестности, разумности и солидарности интересов и др.
Понятие вины юридического лица. Специфика юридического лица как искусственного субъекта права состоит в том, что от его имени в гражданских правоотношениях выступают конкретные физические лица. Поэтому многие правоведы полагают, что вина юридического лица всегда есть вина людей и не может быть ничем иным <*>, и пытаются раскрыть понятие вины юридического лица с позиций обнаружения его "людского субстрата", будь то руководитель, администрация, отдельные должностные лица или рядовые работники, трудовой коллектив в целом. По мнению исследователей, вина юридического лица как субъекта гражданской ответственности может проявляться в форме: 1) вины его органов (п. 1 ст. 53 ГК РФ); 2) вины его участников (п. 2 ст. 53 ГК РФ); 3) вины его работников или должностных лиц, не являющихся органами юридического лица и выполняющих свои трудовые функции.
--------------------------------
<*> См.: Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М., 1962. С. 76 - 77.

Связывая волю юридического лица с волей его органа, М.М. Агарков пишет, что юридическое лицо отвечает за действия тех лиц, которые являются его органами <*> либо представителями <**>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. Т. 1. М., 1944. С. 332.
<**> См.: Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. II. М., 2002. С. 260 - 262.

С точки зрения Г.К. Матвеева, вина юридического лица есть совокупность индивидуальных провинностей его органов и участников (членов). Юридическое лицо может быть признано невиновным только в случае, если докажет невиновность своего органа и своих участников (членов), т.е. только тогда, когда будет установлено, что противоправное действие или бездействие юридического лица и последовавший за этим ущерб явились результатом таких обстоятельств, которые ни орган, ни участники (члены) юридического лица предотвратить не могли <*>.
--------------------------------
<*> См.: Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955; Он же. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1979. С. 232.

Данная позиция есть отражение известной теории, согласно которой носителями правосубъектности юридического лица являются его руководящие органы, администрация, директор и пр. Такое понимание сущности юридического лица неоднократно критиковалось многими правоведами. Нельзя признать ее правильной и в современных условиях. Заметим, что судебная (арбитражная) практика никогда не трактовала отсутствие вины руководящих органов в качестве основания для освобождения юридического лица от договорной или внедоговорной гражданско-правовой ответственности. В настоящее время иллюстрацией принципиальных различий в подходе к определению вины физического и юридического лица является норма ст. 205 ГК РФ, согласно которой в случае признания судом уважительной причины пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (болезнь, беспомощное состояние, неграмотность), нарушенное право гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, подлежит защите. Между тем сроки исковой давности, пропущенные юридическими лицами, не восстанавливаются даже в тех случаях, когда их руководители ссылаются на уважительные причины пропуска сроков (длительная болезнь или командировка руководителя, безграмотность юридической службы и пр.).
Представляется правильным мнение О. Гирке, Н.С. Суворова, Е.А. Суханова и ряда других ученых, которые полагают, что действия органов юридического лица следует рассматривать как его собственные действия (ст. 53 ГК РФ), а потому юридическое лицо должно нести ответственность за эти действия, как за собственную вину <*>. На том же основании юридическое лицо отвечает за действия своих участников, совершенные от его имени (п. 2 ст. 53 ГК РФ).
--------------------------------
<*> Gierke. Deutsches Privatrecht (Binding's Systematishes Handbuch der deutschen Rechtswissenschaft). 1895. S. 524 - 533; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 184 - 185; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 194; и др.

С точки зрения других ученых, вина юридического лица есть, по сути, вина отдельных его работников или даже в целом трудового коллектива. Такой подход к пониманию вины юридического лица является отражением теории, рассматривающей юридическое лицо как определенным образом организованный коллектив.
Как полагает В.Т. Смирнов, правонарушения совершаются лишь отдельными членами коллектива. Поэтому вину юридического лица составляет вина отдельного работника, допустившего упущение при исполнении своих трудовых (служебных) обязанностей <*>.
--------------------------------
<*> См.: Смирнов В.Т. Обоснование деликтной ответственности юридических лиц // Проблемы гражданского и административного права / Отв. ред. Б.Б. Черепахин. Л., 1962. С. 270 - 271.

О.С. Иоффе прямо пишет, что вина юридического лица есть вина коллектива. Действия участников коллектива, совершенные в связи с выполнением ими трудовых функций, являются действиями самого юридического лица. Следовательно, юридическое лицо всегда отвечает за действия своих работников как за свои собственные действия <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 137; Он же. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 66.

По утверждению Ф.Л. Рабиновича, вина юридического лица есть психическое отношение его работников, формирующих его волю, к совершаемым ими противоправным поступкам и их вредным последствиям. Факт наличия вины конкретного работника или должностного лица является одним из обстоятельств, свидетельствующих о вине юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Рабинович Ф.Л. Вина как основание договорной ответственности предприятия. М., 1975. С. 61.

Аналогичное мнение высказывают Н.С. Малеин <*>, Г.П. Савичев <**> и др.
--------------------------------
<*> См.: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 63.
<**> См.: Савичев Г.П. Предприятие и правовые санкции / Отв. ред. И.А. Танчук. М., 1981. С. 21 - 22.

Конечно, ст. 402 ГК РФ предусматривает, что действия работника должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Закон также возлагает на юридическое лицо внедоговорную ответственность за действия его работников. Согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Сходная норма содержалась в ст. 445 ГК РСФСР 1964 г.
Как замечает А.М. Эрделевский, именно эти нормы позволяют применять категорию вины юридического лица в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязательств, а также в случае причинения вреда его работником в процессе осуществления своих трудовых обязанностей. В этом случае виной юридического лица будет считаться совокупная вина его структурно-организованных работников <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 123.

Однако думается, что установленная законом ответственность юридического лица за действия своих работников имеет иную природу, нежели тождество вины самого юридического лица и вины отдельных его работников или "трудового коллектива".
Представляется правильной позиция Б.Б. Черепахина, который обоснованно критикует теории, отождествляющие юридическое лицо с его трудовым коллективом, администрацией, директором и т.п. По мнению ученого, ни орган, ни трудовой коллектив не являются собственно юридическим лицом, которое существует независимо от частичной и даже полной смены его людского субстрата. Воля юридического лица есть именно его воля, и вина юридического лица есть его вина как субъекта права. Подлинным и действительным участником гражданских правоотношений является само юридическое лицо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 299 - 306.

Можно согласиться с утверждением А.М. Эрделевского, что юридическое лицо есть искусственная правовая конструкция, не имеющая телесной оболочки, не обладающая сознанием и психикой. Все, что совершается юридическим лицом в качестве участника гражданского оборота (сделки, исполнение обязательств, неправомерные действия), есть результат действий физических лиц, являющихся органами или работниками юридического лица. Однако волевые и виновные действия физических лиц могут лишь считаться, но не являться действиями самого юридического лица, и только в случаях, когда соответствующая норма права предписывает считать их таковыми <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. С. 123.

Думается, что теория коллектива не может служить для объяснения природы вины юридического лица в составе допущенного им гражданского правонарушения. Тот факт, что юридическое лицо, как искусственный субъект права, действует посредством физических лиц, в том числе являющихся его органами (ст. 53 ГК РФ) или работниками, не изменяет самостоятельного характера его воли, поведения и ответственности за свои действия в гражданских правоотношениях.
Следует признать обоснованной точку зрения И.А. Покровского, Е.А. Суханова и других ученых, полагающих, что юридическое лицо должно отвечать за действия своих наемных работников, совершенные ими в пределах своих трудовых (служебных) обязанностей, как за свои собственные, на том основании, что такие действия совершаются во исполнение воли этого юридического лица, указаний его органов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 157 - 158; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 194.


КонсультантПлюс: примечание.
Закон РФ от 18.06.1993 N 5215-1 (ред. от 30.12.2001) "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" утратил силу по истечении одного месяца со дня официального опубликования Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ.

Особое внимание надлежит обратить на позицию Конституционного Суда РФ, трактующего вину юридического лица за совершение административного правонарушения. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. N 244-О <*>, при наложении штрафов, предусмотренных ч. 1 ст. 7 Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" <**>, подлежит доказыванию как сам факт совершения правонарушения, так и степень вины правонарушителя. Ответственность предприятия наступает при наличии его вины, в том числе если им не обеспечено выполнение правил применения контрольно-кассовых машин соответствующими физическими лицами (конкретными работниками), действующими от имени предприятия при расчете с покупателями на основании гражданского законодательства. Кроме того, возложение административной ответственности на предприятие не исключает, как это следует из ст. 146.5 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, привлечение к административной ответственности и работников предприятия, осуществляющих реализацию товаров населению без применения контрольно-кассовых машин.
--------------------------------
<*> См. п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. N 244-О "По жалобам граждан А.И. Косика и Т.Ш. Кенчхадзе на нарушение их конституционных прав положениями абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 2.
<**> См.: СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Таким образом, нельзя безоговорочно согласиться с утверждением О. Гирке, Н.С. Суворова и других исследователей, которые считают, что ответственность физического или юридического лица за вред, причиненный его работниками, есть фактически ответственность за чужую вину <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 524 - 533 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 185).

Достаточно последовательную позицию в определении вины юридического лица отстаивали И.Н. Петров <*>, Р.О. Халфина <**> и некоторые другие ученые, которые полагали, что вина юридического лица, допустившего правонарушение, состоит в ненадлежащей организации его деятельности, в нарушении работы его внутренних механизмов: организационных, технологических, кадровых и пр.
--------------------------------
<*> См.: Петров И.Н. Ответственность хозорганов за нарушение обязательств. М., 1974. С. 160 - 175.
<**> См.: Халфина Р.О. Правовое регулирование поставки продукции в народном хозяйстве. М., 1963. С. 250.

Развивая эту мысль, В.А. Плотников замечает, что вина юридического лица есть самостоятельная юридическая категория, которая порождается конкретным интеллектуальным и волевым процессом, но проявляется и выявляется в отрыве от своего физического носителя. Иногда вина юридического лица совпадает с виной физических лиц, выступающих от его имени; в других ситуациях физическое лицо, являющееся конкретным нарушителем, не может быть выявлено или отсутствует. В гражданских правоотношениях следует принципиально разграничивать вину физического лица и вину юридического лица, которую можно назвать "юридической" или "юридико-технической виной" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Плотников В.А. Неосторожность как форма вины в гражданском праве: Дис... канд. юрид. наук. М., 1993. С. 63 - 71.

Можно согласиться с выводом В.А. Плотникова, что вина юридического лица имеет специфику по сравнению с виной юридического лица. Однако указанные автором отличительные признаки, свойственные "юридической вине", представляются небесспорными и не свободными от противоречий. С одной стороны, автор провозглашает, что юридическая вина не знает форм в виде умысла и неосторожности, но при этом утверждает, что вина "обнаруживается в небрежности, недобросовестности, повлекших упущения в работе юридического лица", т.е. оперирует субъективными категориями. С другой стороны, по мысли автора, свидетельством существования юридической вины является не просто факт нарушения обязательства или совершения деликта, а наступление неблагоприятных имущественных последствий. Здесь смешиваются не только субъективный и объективный подходы к понятию вины, но также понятия "факт правонарушения" и "наличие убытков", имеющие разное содержание. Утверждение, что носителем юридической вины может быть только юридическое лицо и что вина эта проявляется лишь в случаях, когда из закона и существа обязательства не вытекает необходимость установления вины конкретного гражданина <*>, необоснованно сужает сферу возможного применения категории "юридическая вина", а потому вряд ли когда-нибудь воплотится в законе или будет применяться на практике. Более того, п. 2 ст. 1070 ГК РФ прямо устанавливает принцип зависимости юридической ответственности от вины конкретного физического лица: "Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу".
--------------------------------
<*> См.: Плотников В.А. Неосторожность как форма вины в гражданском праве: Дис... канд. юрид. наук. С. 63 - 71.

Как справедливо указывал С.Н. Братусь, обоснование ответственности юридического лица виной его органов в подборе кадров, а также недостаточной организации и руководстве их деятельностью вступает в неустранимое противоречие между теоретическим обоснованием ответственности, что нет вины юридического лица, а есть вина его органов, и практическим выводом, что ответственность несет само юридическое лицо как субъект права. По мнению ученого, главный недостаток данной концепции состоит в недооценке процесса образования коллективной воли, в отрицании ее реальности. Ответственность юридического лица нельзя подменять персональной ответственностью его работников или руководителей. Однако в тех случаях, когда могут быть обнаружены конкретные работники или должностные лица, виновные в неисполнении либо ненадлежащем исполнении своих обязанностей, они могут быть наказаны в соответствии с нормами трудового, административного или уголовного права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 2001. С. 179 - 181.

Получается, что наиболее пригодной по отношению к юридическим лицам является выработанная российской цивилистической наукой поведенческая концепция вины, которая может использоваться для определения вины юридического лица в административных и некоторых других правоотношениях.
Вина юридического лица за административные правонарушения. В действующем административном законодательстве РФ присутствует как субъективное (психологическое), так и объективное (поведенческое) понимание вины нарушителя, в том числе юридического лица. Любопытно, что наступление административной ответственности, по общему правилу предполагающее учет именно сознательной, волевой стороны поведения нарушителя <*>, в действующем Кодексе РФ об административных правонарушениях имеет своим основанием объективированное понимание вины юридического лица. Как гласит п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Административные наказания, которые могут применяться к юридическому лицу, носят исключительно имущественный характер (подп. 1 - 4 п. 1, п. 2 ст. 3.2 Кодекса об административных правонарушениях). Более того, в случае реорганизации юридического лица - нарушителя к административной ответственности привлекается не субъект правонарушения, а его правопреемник, к которому, согласно разделительному балансу и/или передаточному акту, перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которым было совершено административное правонарушение. Причем новый субъект права, созданный в процессе реорганизации, может даже не знать о факте совершения своим правопредшественником административного правонарушения (п. п. 3 - 7 ст. 2.10 Кодекса об административных правонарушениях).
--------------------------------
<*> См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М., 1996. С. 269 - 294; Селивановский А. Ответственность юридических лиц за нарушение валютного законодательства // Хозяйство и право. 2002. N 9. С. 92 - 94; Аппакова Т.А. Проблемы административной ответственности юридических лиц // Вестник ВАС РФ. 2003. N 1. С. 122 - 131; и др.

Рассматривая основания административной ответственности юридического лица в свете принципов и норм международного права, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 апреля 2001 г. N 7-П указал, что организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, могут быть признаны невиновными, если докажут, что совершение таможенного правонарушения было вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов таможенных отношений препятствиями, находящимися вне их контроля, притом что они действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры (п. 1.1).
Таким образом, Конституционный Суд РФ определил вину юридического лица при нарушении таможенных правил в объективном аспекте, без использования конструкции вины представителей данной организации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Черкаев Д.И. Административная ответственность юридических лиц // Законодательство. 2001. N 11. С. 55 - 56.

Между тем при назначении наказания за налоговые правонарушения учитывается субъективная форма вины нарушителя. Как установлено Налоговым кодексом РФ, виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности (п. 1 ст. 110 НК РФ). Налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если совершившее его лицо осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий или бездействия (п. 2 ст. 110 НК РФ). Налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредный характер последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать (п. 3 ст. 110 НК РФ). Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения (п. 4 ст. 110 НК РФ).
Проблема вины юридического лица в уголовном праве. Действующее российское законодательство не предусматривает уголовной ответственности юридических лиц, хотя в проектах Уголовного кодекса 1994 г. и 1995 г. данный институт присутствовал <*>.
--------------------------------
<*> См.: Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2003. С. 86 - 90.

Однако в уголовном праве Англии, Шотландии, Ирландии, Франции и Нидерландов уголовная ответственность юридических лиц предусмотрена, причем ее наступление может быть связано с действием (бездействием) физических лиц. Уголовная ответственность юридического лица возможна, во-первых, за действия любых лиц, выступающих от имени и в пользу данного юридического лица; во-вторых, за действия (бездействие) органов или законных представителей юридического лица; в-третьих, за действия аффилированных лиц (директора, учредителя и др.).
Согласно УК Франции 1992 г. юридическое лицо несет уголовную ответственность за некоторые деяния в экономической и финансовой сферах. Несчастный случай на производстве может квалифицироваться как преступная халатность и повлечь за собой уголовную ответственность руководителя (условное тюремное заключение, штраф) при наличии его вины, а также ответственность юридического лица, причем одновременно гражданскую (возмещение вреда и т.п.) и уголовную (штраф). За ряд налоговых правонарушений (подложную отчетность, мошенничество и пр.) уголовную ответственность тоже несут как виновные физические лица, так и сама компания, которая может быть принудительно ликвидирована в судебном порядке.
В Англии компании несут уголовную ответственность за преступления против общественного благосостояния, например за незаконную продажу спиртных напитков и т.п. Правовая доктрина мотивирует установление такой ответственности отождествлением действий уполномоченных лиц, выступающих от имени и в интересах компании, с действиями самой компании. Получается, что уголовная ответственность юридического лица имеет своим основанием ответственность конкретных физических лиц <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гугкаев С. Некоторые аспекты уголовной ответственности юридических лиц в зарубежном праве // Иностранное право: Сб. научных статей и сообщений. / Ред. кол. Н.Е. Крылова, Л.В. Головко, А.В. Серебренникова. М., 2001. Вып. 2. С. 122 - 127.

Думается, что в России введение уголовной ответственности юридических лиц нецелесообразно. Можно согласиться с мнением Н.С. Суворова, что юридическому лицу нельзя вменять совершение уголовно наказуемого деяния, поскольку наказанию должны подвергаться только виновные, тогда как от наложения наказания на юридическое лицо могут претерпеть и невинные, не участвовавшие в преступном решении или подавшие голос против такого решения. Более того, если даже все члены общего собрания единогласно проголосуют за принятие незаконного решения, то оно не будет иметь юридической силы. Администратор, который приведет его в исполнение, будет лично отвечать за совершенное им преступление, ибо он виновен, а члены общего собрания могут быть привлечены к ответственности по правилам о соучастии <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 182 - 183.

Искусственно созданная дееспособность юридических лиц не может распространяться на совершение преступлений. Поэтому все, что называют преступлением юридического лица, всегда будет преступлением только отдельных его членов или представителей, т.е. физических лиц <*>.
--------------------------------
<*> См.: Азаревич Д.И. Юридические лица по римскому праву // Временник Демидовского лицея. 1882. С. 1 - 84.

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы.

Выводы

1. Правосубъектность юридического лица носит прежде всего гражданский характер. Участником административных, налоговых, трудовых и иных правоотношений юридическое лицо может становиться лишь постольку, поскольку признается субъектом гражданского права.
2. Пределы правосубъектности юридического лица обусловлены его искусственной природой. Будучи искусственным образованием, юридическое лицо может иметь любые права и обязанности, применимые к его природе. Право на фирменное наименование (п. 4 ст. 54, п. 2 ст. 132 ГК РФ), равно как могущее возникнуть у юридического лица право на защиту его деловой репутации и компенсацию морального вреда (п. 7 ст. 152 ГК РФ), является исключительным правом имущественного характера.
3. Правоспособность и дееспособность юридического лица не совпадают по содержанию и могут возникать и прекращаться не одновременно.
Общую правоспособность надлежит определить как принадлежащее юридическому лицу субъективное право, содержание которого заключается в способности иметь любые гражданские права и обязанности, не запрещенные законом и соответствующие природе юридического лица.
Юридическое лицо, обладающее специальной правоспособностью, может иметь гражданские права, соответствующие предмету и целям деятельности, предусмотренным его учредительными документами и правовыми актами, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.
4. Объем правоспособности юридического лица (общая или специальная) может быть установлен только законом. Если учредители коммерческой организации, обладающей в силу закона общей правоспособностью, самостоятельно устанавливают в ее учредительных документах ограничения на осуществление отдельных видов деятельности либо указывают их исчерпывающий перечень, подобные самоограничения не изменяют общий характер правоспособности данного юридического лица.
5. Выдача или приостановление (аннулирование) лицензии на осуществление видов деятельности, подлежащих лицензированию, являются актами административного права, юридическими фактами, которые влекут за собой возникновение либо прекращение у обладающего общей правоспособностью юридического лица субъективного права, которое дает возможность совершать сделки, а также иные юридически значимые либо фактические действия в определенной сфере общественной деятельности. Выдача лицензии не превращает установленную законом общую правоспособность юридического лица в специальную. Получение либо утрата (приостановление, аннулирование) лицензии юридическим лицом, обладающим общей правоспособностью, не влияет на его правосубъектность.
Для юридических лиц, наделенных законом специальной правоспособностью, выдача соответствующей лицензии означает приобретение субъективного права на осуществление их основной деятельности в рамках специальной правоспособности. Правовым последствием аннулирования (отзыва) лицензии у такого юридического лица будет фактическое лишение его специальной правосубъектности, что повлечет ликвидацию самого юридического лица.
6. Сделка, совершенная юридическим лицом, обладающим как общей, так и специальной правоспособностью, но не имеющим лицензии на осуществление соответствующей деятельности, является оспоримой (ст. 173 ГК РФ).
7. Принцип вины, в том числе в форме умысла и неосторожности в их поведенческой трактовке, установленный в качестве обязательного элемента состава гражданского правонарушения, может использоваться применительно к юридическому лицу в любых ситуациях. Тот факт, что от имени юридического лица выступают конкретные физические лица, не изменяет самостоятельного характера воли, поведения и ответственности юридического лица за свои действия в гражданских правоотношениях.
Вина юридического лица как субъекта гражданско-правовой ответственности есть его собственная вина, а не вина его органов, учредителей (участников), работников или иных лиц. Гражданские права и обязанности принадлежат юридическому лицу, обладающему правоспособностью и дееспособностью, содержание которой не совпадает и не сводится к правосубъектности физических лиц, действующих от его имени. Будучи полноправным участником гражданско-правовых отношений, юридическое лицо самостоятельно несет ответственность за свою вину, т.е. за собственное поведение, нарушающее права и законные интересы других субъектов.

Глава II. КОРПОРАТИВНАЯ ПРИРОДА ОТНОШЕНИЙ
МЕЖДУ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ И ЕГО УЧРЕДИТЕЛЯМИ

§ 1. Понятие учредителя юридического лица

Определение учредителя. В Российской Федерации, как и в большинстве зарубежных правопорядков, юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Для создания юридического лица требуются инициативные действия одного или нескольких лиц, которые должны выступить от имени и в интересах будущей компании. Этих лиц именуют учредителями (fondateurs, promoters, Grunders). Учредителям принадлежит идея создания юридического лица и разработка плана для ее осуществления <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. М., 2003. С. 403 - 405.

Впервые понятие "учредитель" встречается во французском Законе о коммандитных товариществах на акциях 1856 г., позднее - в английском Законе 1862 г. Легальное определение учредителя появилось в новелле 1884 г. к Торговому уложению для государств Германского союза 1861 г. Учредителями назывались акционеры (не менее пяти), которые разрабатывали устав акционерного общества, отвечающий требованиям закона, созывали учредительное собрание (общее собрание подписчиков, акционеров) для выборов правления и наблюдательного совета. Учредители обязаны были удостоверить наличие всех условий, требуемых для возникновения акционерного общества, представляли в торговый суд для внесения в торговый регистр необходимые данные, за правильность которых они отвечали перед остальными акционерами и самим обществом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. СПб., 1902. С. 313 - 316; Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 198 - 220.

В ряде зарубежных стран учредителями именуются лица, подписавшие (принявшие) учредительные документы юридического лица <*>. Согласно § 28 Акционерного закона ФРГ учредителями общества являются акционеры, которые утвердили его устав <**>. В соответствии с постановлением французского Кассационного суда от 30 октября 1930 г. в качестве учредителя рассматривается всякое лицо, поставившее свою подпись на проекте устава.
--------------------------------
<*> См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России: сравнительный анализ. М., 1996. С. 34 - 38.
<**> См.: Германское право. Ч. II. Торговое уложение и другие законы: Пер. с нем. М., 1996.

Начиная с XVII в. увеличивалось число людей, профессионально специализирующихся на учреждении акционерных компаний (обществ, корпораций). Консультационные, правовые, финансовые, иные фактические и юридические услуги по созданию компаний оказывают аудиторы, юридические фирмы, специализированные эмиссионные институты и пр. В английской правовой доктрине их называют промоутеры (рromoters).
Термин рromoter употребляется в нескольких значениях: 1) лицо, способствующее развитию чего-либо; 2) лицо, предпринимающее в собственных интересах или в интересах третьих лиц предварительные действия, необходимые для образования компании или организации иного предприятия; 3) лица, впервые объединившиеся в целях создания компании, подготовки проспекта эмиссии, проведения подписки на акции, обеспечения соблюдения правил, предписанных учредительным договором; 4) учредитель <*>.
--------------------------------
<*> См.: Завидов Д.А. Анализ правового регулирования создания и деятельности акционерных обществ в Великобритании в сравнении с некоторыми тенденциями развития корпоративного права Швеции: Дис... канд. юрид. наук. С. 7, 42 - 43.

Различие между собственно учредителями, т.е. лицами, которые разрабатывали и принимали устав, и лицами, которые своими действиями активно участвовали в создании компании (именуемыми в Англии промоутерами, в США - организаторами, во Франции - учредителями в широком смысле), проводится в законодательстве и судебной практике большинства стран. Однако различия в правовом положении учредителей в узком и широком смысле (организаторов, промоутеров) отсутствуют, поскольку и те, и другие несут ответственность за нарушение предписаний, касающихся создания компании <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 80.

Согласно нормам п. 1 ст. 9 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. "Об акционерных обществах" <1>; ст. 4 Федерального закона от 10 апреля 1996 г. "О производственных кооперативах" <2>; п. 2 ст. 8 Федерального закона от 11 октября 2002 г. "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <3>; п. 2 ст. 13 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. "О некоммерческих организациях" <4> и др. создание юридического лица путем учреждения осуществляется по решению одного или нескольких его учредителей.
--------------------------------
<1> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.
<2> СЗ РФ. 1996. N 20. Ст. 2321; 2001. N 21. Ст. 2062; 2002. N 12. Ст. 1093. Далее - Закон о производственных кооперативах.
<3> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746. Далее - Закон о государственных предприятиях.
<4> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; 2002. N 52. Ч. 2. Ст. 5141; 2003. N 52. Ч. 1. Ст. 5031. Далее - Закон о некоммерческих организациях.

Действующее российское законодательство не определяет понятие "учредитель", хотя устанавливает его права и обязанности по созданию юридического лица. Учредители подписывают (заключают, утверждают) учредительные документы юридического лица, формируют его уставный капитал, избирают руководящие органы, получают требуемые разрешения и согласования, совершают иные фактические и юридические действия, необходимые для государственной регистрации юридического лица и обеспечения его нормального функционирования (ст. 52 ГК РФ).
Таким образом, учредителем может быть назван субъект права, который совершает сделки, иные юридически значимые и фактические действия, направленные на создание юридического лица, а именно: принимает решение о создании нового субъекта права, принимает (утверждает) его учредительные документы, передает ему в собственность (или на ином праве) часть своего имущества для формирования его уставного капитала.
Соотношение понятий "учредитель", "участник", "член". Говоря об учредителях, законодатель часто оперирует терминами "участники", "члены". В русском языке слово "участник" обозначает лицо, которое имеет долю, часть, пай в каком-либо имуществе или предприятии; "быть участником" или "принимать участие" означает, что некое лицо является товарищем, сотрудником, помощником в деле; касается, имеет отношение, стоит близко к чему-либо имущественно или нравственно. Слово "член" понимается как "часть целого". Применительно к человеку "быть членом" или "обладать членством" означает состояние лица, его связанность с каким-либо целым, права и обязанности по отношению к этому целому <*>.
--------------------------------
<*> См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. IV. М., 1998. С. 527, 609.

В российском законодательстве понятия "участник" и "член" совпадают, тогда как понятия "учредитель" и "участник (член)" не являются тождественными. Норма п. 2 ст. 75 ГК РФ гласит, что участник полного товарищества, не являющийся его учредителем, отвечает наравне с другими участниками по обязательствам, возникшим до его вступления в товарищество.
Статус учредителей разных видов юридических лиц имеет свою специфику.
Правовое положение учредителей в юридических лицах - корпорациях, основанных на фиксированном членстве (участии), отличается от статуса учредителей юридических лиц - учреждений, не имеющих фиксированного членства (участия) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица: очерк истории и теории. М., 2003. С. 209 - 221.

После государственной регистрации юридического лица, имеющего членство, его учредители автоматически становятся участниками (членами) данной организации, приобретая все права и обязанности, возникающие из этого участия (членства). Дальнейшие перемены в составе участников корпорации не означают, что новых членов следует рассматривать как ее учредителей, ибо к моменту их принятия юридическое лицо уже было создано (зарегистрировано).
Если кто-либо из учредителей утрачивает свое членство в корпорации, нельзя игнорировать тот факт, что он являлся учредителем данного юридического лица, хотя корпоративные отношения между ним, оставшимися учредителями (участниками) и самой корпорацией прекращаются и никаких прав и обязанностей по отношению к юридическому лицу или к остальным его учредителям (участникам) он уже не имеет, если иное не предусмотрено законом. Согласно ч. 1 п. 2 ст. 123 ГК РФ в течение двух лет с момента выхода из состава объединения юридических лиц его участник несет субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциации (союза) пропорционально своему взносу.
Юридическое лицо - учреждение имеет своим субстратом не союз лиц, а имущество, переданное ему волей учредителя, выраженной в учредительном акте, которым оно создано. У такого юридического лица есть учредители, но нет участников (членов).
Получается, что каждое юридическое лицо имеет учредителей, но учредитель не всегда считается участником юридического лица, равно как не всякий участник юридического лица признается его учредителем.
Действующее российское законодательство не всегда учитывает специфику правового статуса как учредителей, так и самих юридических лиц - корпораций и учреждений. В качестве примера некорректного употребления терминов "учредитель", "участник" и "член" юридического лица можно привести нормы Федерального закона от 14 апреля 1995 г. "Об общественных объединениях" <*>.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930; N 47; 1997. N 20. Ст. 2231; 1998. N 30. Ст. 3608; 2002. N 11. Ст. 1018; N 12. Ст. 1093; N 30. Ст. 3029; 2003. N 50. Ст. 4855. Далее - Закон об общественных объединениях.

Согласно ст. 6 Закона об общественных объединениях, которая называется "Учредители, члены и участники общественного объединения", учредителями общественного объединения являются физические лица и юридические лица - общественные объединения, созвавшие съезд (конференцию) или общее собрание, на котором принимается устав общественного объединения, формируются его руководящие и контрольно-ревизионный органы. Членами общественного объединения являются физические лица и юридические лица - общественные объединения, чья заинтересованность в совместном решении задач данного объединения в соответствии с нормами его устава оформляется соответствующими индивидуальными заявлениями или документами, позволяющими учитывать количество членов общественного объединения в целях обеспечения их равноправия как членов данного объединения. Члены общественного объединения имеют право избирать и быть избранными в руководящие и контрольно-ревизионный органы данного объединения, а также контролировать деятельность руководящих органов общественного объединения в соответствии с его уставом. Члены общественного объединения имеют права и несут обязанности в соответствии с требованиями норм устава общественного объединения и в случае несоблюдения указанных требований могут быть исключены из общественного объединения в порядке, указанном в уставе. Участниками общественного объединения являются физические лица и юридические лица - общественные объединения, выразившие поддержку целям данного объединения и (или) его конкретным акциям, принимающие участие в его деятельности без обязательного оформления условий своего участия, если иное не предусмотрено уставом.
В соответствии со ст. 7 Закона об общественных объединениях общественные объединения могут создаваться в следующих организационно-правовых формах: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности; политическая партия.
Дальнейшее системное толкование норм Закона об общественных объединениях показывает, что общественные организации (ст. 8) и политические партии (ст. 12.2 Закона об общественных объединениях; ст. 23 Федерального закона от 21 июня 2001 г. "О политических партиях" <*>) имеют учредителей и членов, но не имеют участников, тогда как общественные движения (ст. 9), общественные фонды (ст. 10), общественные учреждения (ст. 11) и органы общественной самодеятельности (ст. 12) имеют только учредителей и участников, но не имеют членов.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 2950; 2002. N 12. Ст. 1093; N 30. Ст. 3029; 2003. N 26. Ст. 2574; N 50. Ст. 4855. Далее - Закон о политических партиях.

Получается, что применительно к общественным объединениям термины "участник" и "член" несут разную смысловую нагрузку, что не согласуется, а в некоторых случаях прямо противоречит нормам ст. ст. 48, 117 - 123 ГК РФ и некоторых других федеральных законов (ст. ст. 6, 7, 9, 14 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. "О некоммерческих организациях" <*>).
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; 2002. N 52. Ч. 2. Ст. 5141; 2003. N 52. Ч. 1. Ст. 5031. Далее - Закон о некоммерческих организациях.

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что в тесном смысле слова учредителями являются только субъекты, которые были указаны в качестве учредителей в учредительных документах юридического лица на момент его первичной государственной регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц.
Состав учредителей. По общему правилу учредителями юридического лица на территории России могут быть любые субъекты гражданского права, обладающие необходимой для этого правоспособностью и дееспособностью: граждане; юридические лица, а также публично-правовые образования (Российская Федерация, субъекты РФ; муниципальные образования). Иностранные граждане, лица без гражданства или с двойным гражданством, равно как иностранные юридические лица, могут быть учредителями российских юридических лиц, за исключением случаев, установленных федеральными законами или международными договорами Российской Федерации (п. 1 ст. 2, ст. 7 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Аксенчук Л.А. Правоспособность иностранного гражданина в сфере предпринимательской деятельности // Законодательство. 2001. N 2. С. 8 - 11, 31 - 36.

Закон может ограничить состав учредителей разных видов юридических лиц (п. 4 ст. 66 ГК РФ; п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" <*> и др.).
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Учредителями (членами) производственного кооператива могут быть только физические лица (граждане РФ, иностранцы, лица без гражданства) (ст. ст. 1, 4, 7 Закона о производственных кооперативах).
Очевидно, что учредителями некоммерческого объединения юридических лиц (ассоциации, союза) могут выступать только юридические лица. Причем коммерческие юридические лица вправе объединяться только с другими коммерческими организациями, а некоммерческие - с некоммерческими. Создание ассоциации (союза) с участием одновременно коммерческих и некоммерческих юридических лиц действующим законодательством не предусмотрено (ст. ст. 121, 122 ГК РФ; ст. 11 Закона о некоммерческих организациях).
Участие некоторых категорий субъектов в создании отдельных видов юридических лиц может быть прямо запрещено законом.
Как установлено ст. 8 Федерального закона от 7 июля 1995 г. "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" <*>, органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также государственные и муниципальные унитарные предприятия, государственные и муниципальные учреждения не могут выступать учредителями благотворительной организации.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3334; 2002. N 12. Ст. 1093; N 30. Ст. 3029.

Согласно ст. 19.1 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" <*> иностранный гражданин, лицо без гражданства и гражданин РФ, имеющий двойное гражданство, иностранное юридическое лицо, а также российское юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капитале которого составляет 50% и более, не вправе учреждать организации (юридические лица), осуществляющие телевещание, зона уверенного приема передач которых охватывает половину и более половины субъектов РФ либо территорию, на которой проживает половина и более численности населения РФ.
--------------------------------
<*> Официальный текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф. Далее - Закон о средствах массовой информации.

Признание лица учредителем имеет практическое значение, поскольку во многих странах на учредителей возлагается не только имущественная, но и уголовная ответственность за нарушение проведения процесса учреждения, в частности за ненадлежащее назначение первых органов, представление отчета, регистрацию <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зайцева В.В. Торговые товарищества // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1993. С. 145.

Граждане как учредители. Возможность создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами является одним из элементов содержания правоспособности гражданина (ст. 18 ГК РФ).
Общим требованием, которое предъявляется по отношению к гражданам-учредителям, является наличие у них полной гражданской дееспособности, которая возникает с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении гражданином возраста 18 лет (п. 1 ст. 21 ГК РФ). Исключение составляют несовершеннолетние граждане от 16 до 18 лет, которые были в установленном порядке эмансипированы (ст. 27 ГК РФ) или приобрели полную дееспособность иным образом в соответствии с законом (п. 2 ст. 21 ГК РФ). В отношении граждан-учредителей закон может предусмотреть специальные требования (наличие статуса предпринимателя, российского гражданства и др.).
Недееспособные граждане, т.е. не достигшие шести лет (ст. 28 ГК РФ), а также признанные недееспособными судом в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством (ст. 29 ГК РФ), не вправе учреждать юридические лица. По причине ограничений по распоряжению имуществом подопечного, содержащихся в ст. 37 ГК РФ, опекун недееспособного лица не вправе совершать от его имени сделки, направленные на учреждение юридического лица.
Граждане, не достигшие 14 лет, хотя и обладают частичной дееспособностью, не могут выступать учредителями юридического лица (ст. 28 ГК РФ). Представляется, что ни родители, ни усыновители или опекуны такого гражданина не вправе совершать от его имени сделки, направленные на учреждение юридического лица.
Согласно ст. 172 ГК РФ все сделки, направленные на учреждение юридического лица, самостоятельно совершенные недееспособными гражданами либо от их имени опекунами, а также гражданами, не достигшими 14 лет либо от их имени законными представителями, являются ничтожными.
По общему правилу граждане в возрасте от 14 до 18 лет и граждане, дееспособность которых ограничена по решению суда, могут совершать сделки по созданию юридического лица, но только с согласия их родителей или попечителей (ст. ст. 26, 30 ГК РФ). Желательно, чтобы их согласие было дано в письменной форме до совершения сделки, хотя оно может быть получено во время или после ее совершения, причем даже в устной форме. Дело в том, что сделки названных категорий граждан, связанные с учреждением юридического лица, являются оспоримыми. По иску законных представителей таких граждан (родителей, попечителей), которые не одобрят такую сделку (до, во время или после ее совершения), она может быть признана судом недействительной для данного участника (ст. ст. 175, 176 ГК РФ).
Иногда законодатель расширяет границы дееспособности несовершеннолетних. Согласно п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние граждане, достигшие 16 лет, вправе быть членами кооператива в соответствии с законами о кооперативах. Следовательно, такая возможность является элементом их гражданской дееспособности. Анализ норм ст. ст. 108, 116 ГК РФ, а также ст. ст. 4, 5, 7 Закона о производственных кооперативах позволяет сделать вывод, что граждане, достигшие 16 лет, могут быть учредителями кооператива, т.е. вправе самостоятельно совершать сделки, направленные на его учреждение.
Более сложной является ситуация с учреждением общественного объединения. Согласно ст. 19 Закона об общественных объединениях граждане могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений только по достижении 18 лет, если иное не установлено данным Законом, а также законами об отдельных видах общественных объединений. При этом сказано, что членами и участниками молодежных общественных объединений могут быть граждане, достигшие 14 лет, а членами и участниками детских общественных объединений могут быть граждане, достигшие 8 лет. Условия и порядок приобретения, утраты членства, включая условия выбытия из членов общественных объединений по возрасту, определяются уставами соответствующих общественных объединений. Государственная регистрация молодежных и детских общественных объединений осуществляется в случае избрания граждан, достигших 18 лет, в руководящие органы указанных объединений (ст. 21 Закона об общественных объединениях). Системное толкование норм ст. ст. 19 - 21 Закона об общественных объединениях, а также ст. ст. 21, 27 ГК РФ приводит к выводу, что лишь полностью дееспособные граждане вправе выступать учредителями любого общественного объединения.
Закон может устанавливать специальные требования, ограничения или запреты по отношению к гражданам-учредителям отдельных видов юридических лиц.
Учредителем полного товарищества гражданин может стать при условии приобретения в установленном порядке статуса индивидуального предпринимателя (п. 4 ст. 66 ГК РФ).
Учредителем средства массовой информации, в частности, не может являться гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста либо отбывающий наказание в местах лишения свободы по приговору суда, а также гражданин иностранного государства или лицо без гражданства, не проживающее постоянно в РФ (ст. 7 Закона о средствах массовой информации). Совершенные такими гражданами сделки, связанные с учреждением юридического лица - средства массовой информации, - являются недействительными (ст. 168 ГК РФ). Как гласит ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что она оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Анализируя нормы ст. ст. 168, 172, 175, 176 ГК РФ, можно заключить, что сделки по учреждению средства массовой информации, совершенные гражданином в возрасте от 14 до 18 лет, являются оспоримыми (ст. 175 ГК РФ), тогда как сделки иных лиц, перечисленных в ст. 7 Закона о средствах массовой информации, следует признать ничтожными.
В дореволюционной России законом от 3 декабря 1884 г. было запрещено лицам, состоящим на высших должностях и званиях государственной службы, должностях первых трех классов и соответствующих придворных чинах, выступать учредителями акционерных товариществ и занимать в них должности членов правления <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 404.

Аналогичные запреты установлены действующим российским законодательством. Согласно пп. 3 п. 1 ст. 11 Федерального закона от 5 июля 1995 г. "Об основах государственной службы Российской Федерации" <*> государственные служащие не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, следовательно, не могут быть учредителями полных товариществ и вкладчиками в товариществах на вере (коммандитных).
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Юридические лица как учредители. По общему правилу любое юридическое лицо может выступить учредителем другого юридического лица, если оно обладает необходимой для этой цели правоспособностью и может распоряжаться своим имуществом, а также если это не запрещено специальными законами, определяющими правовой статус как самого учредителя, так и создаваемого им юридического лица.
Норма п. 4 ст. 66 ГК РФ гласит, что учредителями (участниками) общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью, закрытого или открытого акционерного общества, а также вкладчиками в коммандитных товариществах (на вере) могут являться любые юридические лица, если иное не установлено законом.
Наибольшую свободу в совершении разного рода сделок, в том числе связанных с учреждением юридических лиц, имеют коммерческие организации, обладающие общей правоспособностью и являющиеся собственниками своего имущества (хозяйственные общества и товарищества, производственные кооперативы и др.).
Для многих некоммерческих организаций, имеющих специальную правоспособность, а также для организаций, обладающих имуществом на ограниченном вещном праве (хозяйственного ведения, оперативного управления), возможность создавать юридические лица существенно ограничена законом.
Учредителями (участниками) полного товарищества и полными товарищами в коммандитных товариществах (на вере) могут выступать лишь коммерческие организации (п. 4 ст. 66 ГК РФ). Поскольку полные товарищи солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества (п. 1 ст. 75 ГК РФ), участие в товариществах некоммерческих организаций в качестве полных товарищей законом не предусматривается. По отношению к некоммерческим организациям, которые, будучи собственниками своего имущества, в соответствии с законом и учредительными документами занимаются предпринимательской деятельностью, такая позиция законодателя представляется нелогичной.
Согласно ст. 19 Закона об общественных объединениях учредителями, членами и участниками общественных объединений могут быть юридические лица, созданные только в форме общественного объединения, если иное не предусмотрено данным Законом, а также иными законами об отдельных видах общественных объединений.
Финансируемые собственниками учреждения, имеющие специальную правоспособность и обладающие имуществом на ограниченном вещном праве, могут быть учредителями (участниками) хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах лишь с разрешения собственника, если иное не установлено законом (п. 4 ст. 66 ГК РФ).
Государственные или муниципальные унитарные предприятия вправе совершать сделки по учреждению юридических лиц только с согласия собственника их имущества, от имени которого действуют соответствующие государственные органы либо органы местного самоуправления (подп. 14 п. 1 ст. 20 Закона о государственных предприятиях).
Как правило, юридическое лицо приобретает гражданские права и обязанности через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК РФ). Сделки, в том числе направленные на создание нового субъекта права, от имени юридического лица совершает единоличный исполнительный орган или иное лицо, уполномоченное надлежащим образом и действующее в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (ст. 53, п. 1 ст. 182, ст. 185 ГК РФ).
В ряде случаев подобные сделки совершаются только по решению высшего органа управления юридического лица. Акционерное общество вправе выступить учредителем (участником) объединения коммерческих организаций лишь на основании решения общего собрания акционеров (подп. 18 п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах). При отсутствии такого решения сделка может быть признана недействительной, как не соответствующая требованиям закона (ст. 168 ГК РФ).
По общему правилу крупная сделка или сделка с заинтересованностью, совершаемая акционерным обществом, в частности направленная на учреждение юридического лица и передачу ему в уставный капитал части имущества общества, должна быть одобрена советом директоров (наблюдательным советом) акционерного общества или общим собранием акционеров в соответствии с нормами ст. ст. 48, 78, 79, 83 Закона об акционерных обществах. Крупная сделка или сделка с заинтересованностью, совершенная с нарушением установленных законом требований, является оспоримой и может быть признана недействительной по иску самого общества или акционера (п. 6 ст. 79 Закона об акционерных обществах) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Законодательство. 2001. N 3; Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве. Изменения и дополнения Федерального закона "Об акционерных обществах". М., 2002; Маковская А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом // Хозяйство и право. 2003. N 5.

Публично-правовые образования как учредители юридических лиц. Поскольку в Российской Федерации само государство и иные публично-правовые образования признаются самостоятельными субъектами права, выступающими в гражданских правоотношениях на равных началах с физическими и юридическими лицами (гл. 5 ГК РФ), следовательно, по общему правилу они вправе учреждать юридические лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский кодекс // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 205 - 227; Кантор Н. Цели и принципы создания юридических лиц публично-правовыми образованиями // Хозяйство и право. 2004. N 5. С. 36 - 43; и др.

Выполняя функции регулирования экономики, государство в отдельных случаях само выступает учредителем юридических лиц, в том числе акционерных обществ. В другой ситуации государство наряду с другими акционерами является собственником некоторой части акций акционерного общества. Кроме того, государство включает своих представителей в состав органов управления акционерных обществ. Государство также может оказывать поддержку некоторым акционерным обществам <*>.
--------------------------------
<*> См.: Тихомиров Ю.А. Участие государства в создании и деятельности акционерных обществ // Законодательство и экономика. 1996. N 3/4. С. 17.

Участие публично-правовых образований в гражданских отношениях имеет свою специфику <*>. С одной стороны, они являются юридически равными по отношению к другим участникам гражданских правоотношений; с другой стороны, обладают властными полномочиями публичного характера.
--------------------------------
<*> См.: Тихомиров Ю.А. Участие государства в создании и деятельности акционерных обществ // Законодательство и экономика. 1996. N 3/4; Суханов Е.А. Публично-правовые образования как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 280 - 293; Кравченко Т.В. Участие публично-правовых образований в гражданских правоотношениях // Арбитражные споры Северо-Западного округа. 2000. N 2. С. 110 - 116; Грось Л. Участие публично-правовых образований в отношениях собственности: гражданско-правовые проблемы // Хозяйство и право. 2001. N 5. С. 29 - 35; Жабреев М.В. Публично-правовые образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в хозяйственных отношениях // Цивилистические записки: Сб. ст. М., 2001. С. 177 - 219; Щербакова Н. Учреждение хозяйственных обществ с участием публично-правовых образований // Хозяйство и право. 2002. N 6. С. 91 - 101; и др.

Согласно ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации и ее субъектов приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности своими действиями могут органы государственной власти, а от имени муниципальных образований - органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов <*>. В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов РФ и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Статья Ю.А. Тихомирова "Теория компетенции" включена в информационный банк согласно публикации - "Журнал российского права", N 10, 2000.


КонсультантПлюс: примечание.
Статья В. Артемова "Органы местного самоуправления как субъекты гражданского права" включена в информационный банк согласно публикации - "Государственная власть и местное самоуправление", N 4, 2002.

<*> См.: Пятков Д.В. Гражданская правосубъектность хозяйственных публичных организаций и ее реализация при разграничении собственности: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 6 - 8; Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., 2001. С. 106 - 126, 154 - 177; Боярова О.Ю. Муниципальное образование: особенности правосубъектности в гражданских правоотношениях: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Саратов, 2002; Артемов В. Органы местного самоуправления как субъекты гражданского права // Хозяйство и право. 2003. N 3. С. 112 - 114; Усков О. Самостоятельная правосубъектность государственных органов и ответственность государства по обязательствам из договора // Хозяйство и право. 2003. N 9. С. 105 - 112; и др.

Как считает Л. Грось, органы государственной власти и местного самоуправления не вправе создавать частные коммерческие организации ни от имени публично-правовых образований, ни от своего имени <*>. Данное утверждение представляется не вполне корректным.
--------------------------------
<*> См.: Грось Л. Участие публично-правовых образований в отношениях собственности: гражданско-правовые проблемы // Хозяйство и право. 2001. N 5. С. 33 - 34.

Анализ норм п. 2 ст. 2, ст. 25 Федерального закона от 30 ноября 2001 г. "О приватизации государственного и муниципального имущества" <*> позволяет сделать вывод, что Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование вправе выступить учредителем открытого акционерного общества по решению соответственно Правительства РФ, органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления и внести государственное или муниципальное имущество, а также исключительные права в уставный капитал этого общества в обмен на его акции в количестве не менее чем 25% плюс одна. Приведенные нормы корреспондируют с правилом, установленным ст. 10 Закона об акционерных обществах, согласно которому акционерные общества, учредителями которых в случаях, установленных федеральными законами, выступают Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование (за исключением обществ, образованных в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий), могут быть только открытыми.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251; 2003. N 9. Ст. 805.

Не исключена ситуация, когда публично-правовое образование выступает единственным учредителем акционерного общества. Открытые акционерные общества "Тюменская нефтяная компания" и "Нефтяная компания "Нори-Ойл" были учреждены постановлениями Правительства РФ <*>. Реализуя свои полномочия по распоряжению государственным имуществом, находящимся в собственности Российской Федерации, Правительство РФ в таких случаях обычно утверждает устав акционерного общества, формирует его уставный капитал путем внесения государственного имущества, назначает председателя совета директоров и президента акционерного общества, утверждает состав совета директоров и ревизионной комиссии и т.д.
--------------------------------
<*> См.: Тихомиров Ю.А. Участие государства в создании и деятельности акционерных обществ // Законодательство и экономика. 1996. N 3/4. С. 18.

Государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. 114 ГК РФ) могут создаваться только публично-правовыми образованиями. Согласно п. 1 ст. 8 Закона о государственных предприятиях учредителем унитарного предприятия может выступать Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование. При этом Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование сохраняют право собственности на имущество, переданное на праве хозяйственного ведения федеральному государственному предприятию, государственному предприятию субъекта РФ или муниципальному предприятию (п. 1 ст. 2 Закона о государственных предприятиях). Федеральному казенному предприятию, казенному предприятию субъекта РФ и муниципальному казенному предприятию имущество передается на праве оперативного управления (ст. 115 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона о государственных предприятиях).
Публично-правовые образования вправе выступить учредителями и ряда некоммерческих организаций, например государственного (муниципального) учреждения (ст. 120 ГК РФ; ст. 9 Закона о некоммерческих организациях). Согласно ст. 7.1 Закона о некоммерческих организациях на основании специального федерального закона Российская Федерация на основе имущественного взноса может создать для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций государственную корпорацию. Примером такой государственной корпорации являлось "Агентство по реструктуризации кредитных организаций" (АРКО), созданное в соответствии с Федеральным законом от 25 июня 1999 г. "О реструктуризации кредитных организаций" <*>.
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Гражданское законодательство (п. 4 ст. 66 ГК, ст. 7 Федерального закона "Об акционерных обществах") прямо допускает участие Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований в открытых акционерных обществах, не запрещает им участвовать в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью, а также в качестве вкладчиков в коммандитных товариществах.
Согласно Закону о приватизации государственного и муниципального имущества (подп. 9 п. 1 ст. 13) внесение государственного или муниципального имущества в уставный капитал открытого акционерного общества, а также создание хозяйственного общества на базе имущества, находящегося в общей долевой собственности Российской Федерации и иного собственника (п. 7 ст. 43), является одним из способов приватизации.
В соответствии с п. 4 ст. 3 Закона о приватизации государственного и муниципального имущества к отношениям по отчуждению государственного и муниципального имущества, не урегулированным данным Законом, применяются нормы гражданского законодательства. Аналогичное правило содержится в ст. 217 ГК РФ, согласно которому основания приобретения и прекращения права собственности определяются в соответствии с ГК РФ, если иное не предусмотрено законодательством о приватизации.
Как полагают некоторые исследователи, происходит внедрение частноправовых начал в публично-правовую материю, когда публичные отношения начинают все более широко регулироваться с использованием отдельных элементов частноправового метода <*>.
--------------------------------
<*> См.: Бублик В. Правовое регулирование предпринимательства: частные и публичные начала // Хозяйство и право. 2000. N 9. С. 13.

Напротив, Е.А. Суханов обоснованно указывает, что юридические лица, в которых Российская Федерация и (или) ее субъекты являются единственными либо заведомо господствующими участниками, преследуют в первую очередь цели удовлетворения определенных общественных (публичных) потребностей (в сфере транспорта, связи, энергетики и др.), а не ограничения собственной имущественной ответственности. Полный контроль публичного собственника за их деятельностью делает в значительной степени формальным их статус как юридических лиц частного права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский кодекс // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 219 - 220.

Вступая в гражданские правоотношения по созданию юридического лица, публично-правовое образование реализует свои правомочия собственника государственного (муниципального) имущества <*>. Вместе с тем очевидно, что создание любого юридического лица, имущество которого в соответствии с законом принадлежит ему на праве собственности, фактически является одним из способов приватизации государственного (муниципального) имущества <**>. Поэтому само государство как субъект публично-правового воздействия продолжает выполнять свои регулирующие и контрольные функции и следит за надлежащим использованием государственного имущества, строго ограничивая возможности государственных органов и органов местного самоуправления по созданию юридических лиц рамками закона. Не случайно п. 4 ст. 66 ГК РФ содержит указание, что государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и товариществ на вере, если иное не установлено законом.
--------------------------------
<*> См.: Слепнев Е.Л. Право собственности муниципальных образований: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.
<**> См.: Тяпкина Е.А. Правовые проблемы приватизации государственных предприятий. Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2003.

Согласно п. 5 ст. 20 Закона о государственных предприятиях правомочия собственника имущества федерального казенного предприятия по созданию, реорганизации и ликвидации федерального казенного предприятия, утверждению устава и внесению изменений в устав такого предприятия осуществляются только Правительством РФ, тогда как иные правомочия могут осуществляться Правительством РФ или уполномоченными федеральными органами исполнительной власти. Причем правомочия собственника имущества унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности Российской Федерации, не могут быть переданы Российской Федерацией субъекту РФ или муниципальному образованию. Точно так же правомочия собственника имущества унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности субъекта РФ, не могут быть переданы субъектом РФ самой Российской Федерации, иному субъекту РФ или муниципальному образованию. Правомочия собственника имущества унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности муниципального образования, не могут быть переданы муниципальным образованием Российской Федерации, субъекту РФ или иному муниципальному образованию.
Изучение норм действующего законодательства о юридических лицах (ст. 66 ГК РФ, ст. ст. 1, 2, 8, 20 Закона о государственных предприятиях, ст. ст. 6 - 15 Закона о некоммерческих организациях и др.) позволяет сделать вывод, что государственные органы и органы местного самоуправления вправе учреждать юридические лица как от собственного имени, так и от имени публично-правовых образований только в случаях, прямо установленных законом.
Аналогичное толкование нормы п. 4 ст. 66 ГК РФ нашло отражение в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", где сказано, что акты о регистрации созданных после 7 декабря 1994 г. (т.е. после введения в действие главы 4 части первой ГК РФ) хозяйственных обществ и товариществ, одним из учредителей которых является государственный орган или орган местного самоуправления, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда право учреждать хозяйственные общества предоставлено соответствующим государственным органам или органам местного самоуправления федеральным законом, а также иными правовыми актами, изданными до введения в действие части первой ГК РФ. В случаях, когда учредителем (участником) хозяйственного общества или товарищества, созданного и зарегистрированного до 8 декабря 1994 г. в соответствии с ранее действовавшим законодательством, выступил государственный орган или орган местного самоуправления, после введения в действие части первой ГК РФ его учредителем (участником) признаются соответственно Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зинченко О., Забелин О., Волошин А. Государственные и муниципальные органы - соучредители коммерческих организаций: проблемы, решения // Хозяйство и право. 1997. N 10.

Представляется, что сами публично-правовые образования тоже могут выступать учредителями юридических лиц лишь в случаях, предусмотренных законом.
Любопытно, что в соответствии с п. 4 ст. 2 Закона о государственных предприятиях создание унитарных предприятий на основе объединения имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов РФ или муниципальных образований, не допускается. По-видимому, это означает, что названным публично-правовым образованиям запрещается совместно создавать унитарные предприятия, тогда как совместное создание иных видов юридических лиц допускается.
Согласно п. 2 ст. 126 ГК РФ юридические лица, созданные Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями, не отвечают по их обязательствам. В свою очередь Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законом (п. 3 ст. 126 ГК РФ).
Как замечает Н. Кантор, в случае создания юридического лица публично-правовым образованием с преобладающей долей своего участия, позволяющей влиять на деятельность такого субъекта и определять решения органов управления, это юридическое лицо не может иметь в качестве единственной цели извлечение прибыли из государственного имущества, поскольку государство-учредитель здесь рискует не столько своим имуществом, сколько имуществом общественным, которым государство наделяется для реализации своих функций. Для устранения издержек монопольной деятельности государства создание юридических лиц должно быть продиктовано государственными, социальными задачами. В то же время деятельность государственных юридических лиц должна строиться на началах специальной (целевой) правоспособности, приоритетной защиты государственных и общественных интересов и строгой регламентации пределов использования публичными собственниками своей административной компетенции в отношении деятельности юридических лиц <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кантор Н. Цели и принципы создания юридических лиц публично-правовыми образованиями // Хозяйство и право. 2004. N 5. С. 36 - 44; и др.

Количество учредителей. Юридическое лицо чаще всего создается двумя и более учредителями, хотя наличие единственного учредителя не является исключением. Как писал Г.Ф. Шершеневич, обычно закон требует, чтобы учредителей было не менее известного числа лиц, чтобы судьба задуманного дела не зависела от жизни или усмотрения одного лица, хотя единоличность учредителя есть обычное явление <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 403 - 404.

В настоящее время в странах Европейского союза создание единственным учредителем закрытого акционерного общества - так называемой компании одного лица (one-man company) - прямо разрешено Двенадцатой директивой ЕС от 21 декабря 1989 г. N 89/667/ЕЕС <*>.
--------------------------------
<*> Official Journal of the European Communities N L 395 of 30 December 1989.

Действующее российское законодательство также допускает учреждение одним лицом закрытого или открытого акционерного общества (п. 6 ст. 98 ГК РФ; п. 1 ст. 9 Закона об акционерных обществах), общества с ограниченной или дополнительной ответственностью (ст. ст. 87, 95 ГК РФ; ст. 11 Федерального закона от 14 января 1998 г. "Об обществах с ограниченной ответственностью" <*>) и других видов юридических лиц (учреждений, фондов и пр.), кроме случаев, когда это запрещено законом. Общество с ограниченной ответственностью или акционерное общество не может иметь в качестве единственного участника, а следовательно, и учредителя другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица (п. 2 ст. 88, п. 6 ст. 98 ГК РФ; п. 2 ст. 7 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 2 ст. 10 Закона об акционерных обществах).
--------------------------------

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>