<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

<*> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; N 28. Ст. 3261; 1999. N 1. Ст. 2; 2002. N 12. Ст. 1093. Далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью.

Для отдельных видов юридических лиц законодатель прямо устанавливает минимальное количество учредителей. Согласно ст. 108 ГК РФ и ст. ст. 4, 5 Закона о производственных кооперативах число учредителей производственного кооператива не должно быть менее пяти человек. Общественные объединения должны создаваться по инициативе не менее трех физических лиц (ст. 18 Закона об общественных объединениях).
Минимальное число учредителей может быть обусловлено природой создаваемого юридического лица. Полное товарищество по определению не может состоять менее чем из двух полных товарищей, а потому учреждается как минимум двумя лицами (ст. ст. 69, 70 ГК РФ). Если в полном товариществе остается единственный участник, товарищество подлежит ликвидации либо преобразованию в хозяйственное общество (ст. 81 ГК РФ). Коммандитное товарищество (на вере) не может учреждаться менее чем двумя полными товарищами и одним вкладчиком (ст. ст. 82, 83 ГК РФ), хотя само товарищество сохраняется, если в нем остаются по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик (п. 1 ст. 86 ГК РФ).
Иногда законодатель ограничивает максимальное количество учредителей. Число учредителей, равно как акционеров, закрытого акционерного общества не может превышать пятидесяти (п. 2 ст. 10 Закона об акционерных обществах).

§ 2. Характер отношений между учредителями и юридическим
лицом до и после его государственной регистрации

Обязательственные отношения между учредителями и юридическим лицом до момента его государственной регистрации. Рассматривая процесс возникновения юридического лица в дореволюционной России, Г.Ф. Шершеневич писал, что в своих отношениях учредители являются соединением для единичной операции, цель которой исчерпывается учреждением компании. Юридическая сущность взаимного соглашения учредителей сводится к принятию на себя совместных расходов и ответственности по всем действиям, направленным на достижение основной цели. Учредители несут ответственность друг перед другом за нарушение условий соглашения. Перед третьими лицами они отвечают как таковые, а не в качестве представителей юридического лица. Практика готова признать солидарность их ответственности, хотя по закону она не предполагается (ст. 1548 ч. 1 т. X Свода законов) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 405.

По мнению большинства юристов, когда юридическое лицо создается несколькими учредителями (гражданами и/или юридическими лицами), то с момента заключения учредительного договора либо договора простого товарищества (о совместной деятельности) по созданию юридического лица до момента государственной регистрации нового субъекта права между учредителями существует простое товарищество <*>. Общей целью участников данного товарищества является создание юридического лица.
--------------------------------
<*> См.: Брауде И.Л. Акционерные общества и товарищества в торговле и промышленности. Пг., 1923. С. 55; Вавин Н.Г., Вормс А.Э. Товарищества простое, полное и на вере. М., 1924; Данилова Е.Н., Перетерский И.С., Раевич С.И. Советское хозяйственное право. М., 1926. С. 77 - 190; Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927. С. 98 - 99; и др.

В этот период учредители связаны между собой обязательственными отношениями, возникающими из договора о совместной деятельности либо учредительного договора. Первоочередной целью названных договоров является установление взаимных прав и обязанностей учредителей по созданию юридического лица, формированию его уставного капитала, часть которого законодатель в ряде случаев требует оплатить уже к моменту государственной регистрации юридического лица. Поэтому на данной стадии оба договора регламентируют обязательственные отношения между учредителями, которые исполняют свои договорные обязательства друг перед другом, хотя бы даже в пользу нового субъекта права. Учредители разрабатывают устав юридического лица, определяют состав и размер своих вкладов в его имущество, при необходимости заключают договоры с профессиональными юристами и оценщиками, устанавливают порядок оплаты их услуг, покрытия расходов, связанных с разработкой учредительных документов и государственной регистрацией юридического лица.
Широкие полномочия учредителей в отношении создаваемого юридического лица носят фидуциарный характер.
Английское корпоративное право выделяет три элемента, составляющих содержание принципа фидуциарности в отношениях между учредителями и компанией <*>.
--------------------------------
<*> См.: Завидов Д.А. Анализ правового регулирования создания и деятельности акционерных обществ в Великобритании в сравнении с некоторыми тенденциями развития корпоративного права Швеции. Дис... канд. юрид. наук. С. 48 - 53.

Во-первых, учредителям запрещено извлекать скрытый доход за счет компании. Они должны предоставлять полную информацию о доходах и расходах, связанных с учреждением компании, независимому аудитору, совету директоров, существующим либо предполагаемым участникам (раскрытие информации). Решением общего собрания акционеров, в принятии которого не участвуют учредители, компания может одобрить совершенные ими действия.
Во-вторых, с момента начала процесса учреждения учредители обязаны вести бухгалтерский учет по всем сделкам, связанным с учреждением.
В-третьих, учредители не должны допускать мошенничество в отношении компании, не вправе скрывать свой интерес, связанный с компанией, посредством участия в ней через номинального держателя. Услуги по учреждению компании оплачиваются заинтересованными лицами или компанией после ее регистрации. За ненадлежащее исполнение своих обязанностей учредители несут ответственность в виде признания недействительными заключенных ими договоров, возмещения скрытого дохода, возмещения убытков и т.д.
Аналогичные нормы целесообразно установить в российском праве.
В силу прямого указания закона правосубъектность юридического лица возникает с момента его создания (государственной регистрации), т.е. со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК РФ, Федеральный закон от 13 июля 2001 г. в ред. от 4 июня 2003 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" <*>). Учредители, действующие в интересах будущего юридического лица, могут вступать в отношения с третьими лицами только от собственного имени.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2001. N 33. Ч. 1. Ст. 3431; 2003. N 26. Ст. 2565.

Порядок ведения общих дел учредителей в процессе создания юридического лица определяется по правилам ст. 1044 ГК РФ. Обычно совершение сделок, заключение гражданско-правовых договоров с третьими лицами от имени остальных учредителей поручается одному из них, на которого в дальнейшем будут возложены функции управляющего (единоличного исполнительного органа юридического лица).
С точки зрения цивилистической теории нельзя признать корректной норму п. 2 ст. 1044 ГК РФ, которая допускает возможность удостоверения полномочий данного лица действовать от имени всех учредителей только письменным договором простого товарищества. Системное толкование норм ст. ст. 182, 185 - 188 ГК РФ позволяет сделать вывод, что полномочие одного из учредителей совершать сделки от имени всех учредителей по общему правилу должно быть подтверждено надлежащим образом оформленной доверенностью, подписанной каждым из учредителей, от имени которых действует полномочный представитель.
По причине отсутствия у создаваемого субъекта правоспособности и дееспособности его учредители должны нести ответственность по всем обязательствам, возникшим в связи с его созданием до государственной регистрации юридического лица. Нормами п. 2 ст. 98 ГК РФ; п. 2 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 3 ст. 10 Закона об акционерных обществах прямо предусмотрено, что учредители несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с созданием и возникшим до государственной регистрации данного общества. Думается, что это правило следует распространить на учредителей всех видов юридических лиц (коммерческих и некоммерческих). Норма п. 1 ст. 1047 ГК РФ, устанавливающая долевую ответственность участников договора простого товарищества, не связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, здесь не подлежит применению.
Анализируя дореволюционное законодательство, Г.Ф. Шершеневич справедливо указывал, что, пока действуют учредители, юридического лица еще нет. Когда возникает юридическое лицо, учредителей уже нет, ибо они превращаются в его участников. Норма ст. 2174 ч. 1 т. X Свода законов содержала явную логическую ошибку, заявляя, что каждая компания сначала управляется учредителями, а затем - правлением. Организовавшись, компания только по решению общего собрания может признать сделки, заключенные учредителями, обязательными для себя и принять вытекающие из них права и обязанности. Данный результат зависит именно от последующего одобрения действий, совершенных учредителями в интересах будущего юридического лица. Отказ компании приобрести права и принять на себя обязательства по сделкам, заключенным учредителями, оставляет последствия таких сделок на ответственности учредителей <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 406.

Аналогичные нормы имеются в современном российском законодательстве. Согласно п. 2 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью общество несет ответственность по обязательствам учредителей общества, связанным с его учреждением, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием участников общества. Очевидно, что, если такого одобрения не последует, ответственными по совершенным сделкам будут считаться учредители.
Сходные правила установлены во многих зарубежных странах (Германии, Финляндии и др.). Согласно нормам сек. 14 гл. 2 финского Закона "О компаниях" лица, вступающие в обязательства от имени акционерного общества до его регистрации, несут по этим обязательствам неограниченную солидарную ответственность. После регистрации общества ответственность по сделкам, одобренным обществом, несет само общество. Если до регистрации общества от его имени был заключен договор с лицом, которое знало об отсутствии регистрации, то в случае, если регистрация не была произведена в течение установленного законом срока или если регистрирующий орган отказал в регистрации, такое лицо может отказаться от договора, если иное не предусмотрено самим договором. Когда контрагент не знал о том, что общество не было зарегистрировано, он может отказаться от договора в любое время до регистрации общества. Если акционерное общество не будет зарегистрировано, члены совета директоров несут солидарную ответственность перед подписчиками за возврат подписчикам сумм, уплаченных подписчиками за акции <*>.
--------------------------------
<*> The new Finnish Companies Act. Helsinki, 1997; Business Laws in the Nordic Countries. Stockholm, 1998. P. 89 - 92; Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. N 10. С. 71 - 72.

Думается, что в отношениях между учредителями и незарегистрированным юридическим лицом имеет место особый случай ведения чужих дел без поручения, причем не только в интересах будущего юридического лица, но и в интересах самих его учредителей, действующих с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью, исходя из очевидной выгоды или пользы этих действий (п. 1 ст. 980 ГК РФ). Если сделка, совершенная учредителем в интересах еще не зарегистрированного юридического лица, будет одобрена компетентным органом данного юридического лица после его государственной регистрации, права и обязанности по такой сделке переходят к юридическому лицу, в интересах которого совершена сделка (ст. 986 ГК РФ).
В связи с этим представляется небесспорным утверждение Г.В. Цепова, что отношения между акционером и акционерным обществом схожи с отношениями представительства, причем признание обществом (общим собранием акционеров в пределах его компетенции) сделок, совершенных акционерами от имени общества, сделками самого общества является одной из основных обязанностей акционерного общества <*>.
--------------------------------
<*> См.: Цепов Г. Договор или обязательство? // Журнал для акционеров. 1999. N 1. С. 37.

Корпоративная природа отношений между учредителями и зарегистрированным юридическим лицом. Согласно п. 2 ст. 48 ГК РФ в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество. Эти права дают возможность учредителю участвовать в управлении юридическим лицом и его имуществом, влиять на его волю и одновременно накладывают на учредителя определенные обязанности (ст. ст. 67, 295, 296 ГК РФ). Объем указанных прав обычно прямо пропорционален размеру имущественного вклада учредителя. Подобным влиянием обладают учредители многих, как коммерческих, так и некоммерческих, организаций, например некоммерческого партнерства (ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).
В зависимости от характера прав, которые учредители (участники) имеют в отношении юридического лица и его имущества, законодатель выделяет (п. п. 2, 3 ст. 48, ст. ст. 66 - 123, 295 - 299 ГК РФ):
1) юридические лица - субъекты права хозяйственного ведения, на имущество которых их учредители имеют право собственности (государственные и муниципальные унитарные предприятия);
2) юридические лица - субъекты права оперативного управления, на имущество которых их учредители сохраняют право собственности (государственные и муниципальные казенные предприятия; финансируемые собственником учреждения);
3) юридические лица - собственники имущества, в отношении которых их участники имеют обязательственные права (хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы и др.);
4) юридические лица, в отношении которых их учредители (участники) не обладают никакими имущественными правами (общественные и религиозные организации, объединения юридических лиц и др.).
Формулировки п. п. 2, 3 ст. 48 ГК РФ нельзя признать корректными.
Следует отметить неточность употребления терминов "имущественные" и "обязательственные" применительно к этим правам (отношениям).
Цивилистическая теория называет имущественными отношения, возникающие по поводу имущества (материальных благ, имеющих форму товара), и противопоставляет их личным неимущественным отношениям, которые могут быть связаны (право авторства) либо не связаны с имуществом (п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 150 ГК РФ). Гражданско-правовые имущественные отношения подразделяются на отношения, связанные с принадлежностью имущества определенным лицам и/или с управлением имуществом, либо с переходом имущества от одних лиц к другим. Юридически это различие оформляется с помощью категорий вещных, корпоративных и обязательственных прав (отношений) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Предмет гражданского права // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 25 - 30; и др.

В литературе корпоративные отношения, возникающие между корпорацией как юридическим лицом, ее участниками и третьими лицами (управляющими), рассматриваются как самостоятельный вид гражданских правоотношений, имеющих организационно-имущественный характер <*>.
--------------------------------
<*> См.: Аронович В.С. О внутрисиндикатских отношениях и их юридическом выражении // Право и жизнь. 1925. N 6. С. 49 - 52; Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. СПб., 2003. С. 154 - 186; Гонгало Б.М. Предмет гражданского права // Проблемы теории гражданского права. М., 2003. С. 18 - 21; Ем В.С. Понятие, содержание и виды гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 101 - 103; Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 487 - 492; Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 7 - 29; Он же. Корпоративные отношения и предмет гражданско-правового регулирования // Законодательство. 2004. N 5. С. 58 - 64; N 6. С. 50 - 58; Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екатеринбург, 2004. С. 51 - 76; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. Дис... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 9; Grunewald B. Gesellschaftrecht. 3 Aufl. Tubingen: Mohr Siebeck, 1999. S. 1 - 2; Klunzinger E. Grundzuge des Gesellschaftsrechts. 6 Aufl. Vahlen, 1990. S. 2; Kubler F. Gesellsсhaftrecht. 5 Aufl. Heidelberg: C.F. Muller, 1998. S. 2 - 3; и др.

Корпоративное отношение есть совокупность сложных по своей структуре взаимосвязей, ибо все участники этого отношения вместе и по отдельности связаны с другими его участниками. Правоведы давно заметили, что отношения союзов как юридических субъектов не сводятся к отношениям отдельных членов союза и что даже во внутренних отношениях корпорация не смешивается со своими членами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 48.

Еще в XIX столетии О. Гирке писал, что между основанным на членстве юридическим лицом (корпорацией) и составляющими его индивидуальными лицами (членами) завязывается лично-правовой союз, подобного которому не бывает вне корпорации. Ученый выделил три категории отношений с участием корпорации.
Во-первых, членские отношения между корпорацией и государством или другим союзом, в который входит корпорация. Членские права и обязанности, возникающие внутри государственного или иного публичного союза, являются публичными, даже если их субъектом выступает корпорация частного права. Напротив, членские права и обязанности внутри частноправовой корпорации относятся к частному праву, даже если их субъектом является публичная корпорация, община или само государство (например, в качестве акционера, пайщика и т.п.).
Во-вторых, индивидуальные, в том числе имущественные, права и обязанности, принадлежащие корпорации как субъекту права по отношению к другим равноправным субъектам.
В-третьих, связи между юридическим лицом в целом (корпорацией) и отдельными его учредителями (участниками корпорации), получившие название внутрикорпоративных отношений между корпорацией и ее членами. Корпорация обладает корпоративной властью над своими членами: предписывающей, принуждающей, наказывающей и надзирающей, которая коренится в юридически признанном господстве социального целого над его членами и органами. Права и обязанности публичной корпорации являются публичными, по аналогии с верховными правами и обязанностями государства. В частной корпорации внутрикорпоративные права имеют ранг частного права и образуют особый класс частных прав власти.
В свою очередь между корпорацией и входящими в нее лицами Гирке различал отношения троякого рода.
Во-первых, внекорпоративные отношения, в сфере которых действует чисто индивидуальное право. Отношение между корпорацией и членом такое же, как между корпорацией и всяким третьим лицом.
Во-вторых, чисто корпоративные отношения, подчиняющиеся действию социального права, которое в публичных союзах возвышается на степень публичного права. Это отношения сочленства, которые устанавливаются приобретением членства или особо квалифицированного членского положения (органа, администратора) и прекращаются с его потерей. С внешней стороны они являются составными частями корпоративной юридической сферы, с внутренней - входят в область господства корпоративной власти и подпадают под влияние и контроль юридического лица. Это юридические отношения, и корпоративный порядок тоже есть порядок юридический. Поэтому он устанавливает как между членами, так и между каждым членом и целым отношение взаимности, которое выражается во взаимных правах и обязанностях и подлежит юридической защите. В этих отношениях к судебной власти прибегают не раньше, чем будут исчерпаны все средства помощи, предусмотренные в уставе корпорации. В публичных корпорациях споры между корпорацией и ее членом разбираются не ординарным судом, а административной юстицией. В частных корпорациях споры рассматриваются в обычном гражданском процессе, например, по иску о признании членства, об отмене постановления об исключении, о предоставлении права голоса или юридически обоснованного признания органом корпорации и т.д.
В-третьих, смешанные отношения, находящиеся частично внутри, а частично вне корпоративной сферы. Корпорация и ее члены одновременно могут состоять в отношениях собирательного лица к входящим в него лицам и в самостоятельных отношениях обособленных лиц, так что социальное право переплетается с индивидуальным, а в публичных корпорациях - публичное право с частным. От свободных отношений они отличаются корпоративной связанностью, от чисто членских - индивидуально-правовой самостоятельностью <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Deutsches Privatrecht. S. 512 - 534 и след. (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 106 - 107).

Как подчеркивал С.Н. Братусь, юридическое лицо предполагает неким образом организованную связь людей. Имущественный субстрат есть проявление этой связи, но не является решающим для характеристики юридического лица. Условием возникновения юридической личности является волевая деятельность людей, направленная на ее создание. Поэтому юридическое лицо предполагает и включает в себя юридические отношения как между составляющими его людьми, так и между ними и целым <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 65.

П.В. Степанов определяет корпоративные отношения как возникающие между корпоративной организацией, ее членами и третьими лицами (управляющими) организационные отношения имущественного характера, связанные с реализацией корпоративных прав, их защитой внутриорганизационными способами и средствами, с исполнением корпоративных обязанностей <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 80.

Субъекты, объект и содержание корпоративных отношений. Исследователи справедливо указывают, что специфика корпоративных отношений по сравнению с обязательственными прослеживается по их субъектному составу, по объекту и содержанию правоотношения.
Субъектами корпоративного отношения выступают не должник и кредитор, обладающий правом требования, а корпоративная организация и ее участник, обладающий корпоративными правами, а также лица, осуществляющие функции органов юридического лица.
Объектом корпоративного отношения служит не отдельное действие или совокупность действий организации, а ее деятельность, а также результаты такой деятельности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 26 - 27; Он же. Корпоративные отношения и предмет гражданско-правового регулирования // Законодательство. 2004. N 6. С. 53 - 56; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 9, 64 - 80; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 192 - 204.

Содержанием корпоративного отношения становятся права и обязанности, возникающие для каждого из его участников, включая само юридическое лицо и лиц, действующих в качестве его органов или совершающих иные юридические действия в рамках этого отношения (членов совета директоров, наблюдательного совета и др.).
Основаниями возникновения корпоративных отношений могут служить разные юридические факты и юридические составы: подписание лицом учредительного договора о создании юридического лица (п. 2 ст. 52, п. 1 ст. 70, п. 1 ст. 89 ГК РФ); решение общего собрания членов кооператива о принятии в кооператив наследника члена кооператива (п. 2 ст. 116, п. 1 ст. 1177 ГК РФ); покупка акции (п. 1 ст. 96, п. 1 ст. 454 ГК РФ) и т.д. Гражданин - член совета директоров акционерного общества будет связан корпоративными отношениями с этим обществом в силу факта принятия общим собранием акционеров решения об избрании его на должность (ч. 4 п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах), а возможно, и заключения с ним соответствующего договора.
Корпоративные отношения между основным и дочерним (зависимым) хозяйственным обществом (товариществом) могут возникнуть из факта приобретения основным обществом контрольного пакета акций дочернего (зависимого) общества либо факта заключения между основным и дочерним (зависимым) обществом договора подчинения (ст. ст. 105, 106 ГК РФ).
Понятие корпоративной сделки. Специфическим основанием установления, изменения или прекращения корпоративного отношения является гражданско-правовая корпоративная сделка.
Действие одного или нескольких учредителей (участников) юридического лица, а также одного или нескольких лиц, исполняющих функции его единоличного либо члена коллегиального органа, совершенное в соответствии с законом и учредительными документами юридического лица и направленное на установление, изменение или прекращение корпоративного отношения, можно квалифицировать в качестве односторонней либо многосторонней гражданско-правовой корпоративной сделки.
Специфика корпоративной сделки состоит в том, что она может создавать корпоративные права и обязанности для других участников корпоративного отношения: самого юридического лица, его учредителей (участников) и лиц, осуществляющих функции его органов, даже в случаях, когда отдельные субъекты этого отношения не принимали участия в совершении данной сделки или выступили против ее совершения.
Думается, что понятие многосторонней корпоративной сделки целесообразно применять не только к гражданско-правовым, но также к трудовым отношениям. В частности, коллективный договор, заключаемый между работодателем и работниками в лице их представителей, можно квалифицировать не в качестве правового акта, регулирующего социально-трудовые отношения, как указано в п. 1 ст. 40 Трудового кодекса РФ, а как многостороннюю корпоративную сделку, учитывая его юридическую природу.
Признаки корпоративных отношений. Как подчеркивает В.С. Ем, главной особенностью правового регулирования этих отношений является сочетание принципа юридического равенства субъектов с принципом подчинения. Специфическим признаком корпоративного отношения является тот факт, что самостоятельные и независимые друг от друга в гражданском обороте субъекты, вступая в правоотношение корпоративного характера, могут непосредственно влиять на формирование воли контрагента. Реализуя свои корпоративные права, члены корпорации участвуют в управлении юридическим лицом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С. Понятие, содержание и виды гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 103.

Принципы регулирования корпоративных отношений сформулированы П.В. Степановым: принцип внутрикорпоративной демократии; принцип добровольности членства; принцип гласности ведения дел корпоративной организации; принцип ограничения вмешательства участников в текущую деятельность корпоративной организации; принцип подчинения личных интересов участников общему корпоративному интересу; принцип охраны прав меньшинства участников <*>. Принципы корпоративного поведения в отношениях, связанных с управлением хозяйственными обществами, рекомендованы Кодексом корпоративного поведения от 5 апреля 2002 г. <**>
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 56 - 63; Он же. Принципы регулирования корпоративных отношений // Хозяйство и право. 2002. N 3. С. 86 - 90.
<**> См. распоряжение ФКЦБ от 4 апреля 2002 г. N 421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения от 5 апреля 2002 г." // Вестник ФКЦБ России. 2002. N 4; Варламова А.Н., Кабатова Е.В. Российский Кодекс корпоративного поведения: подготовка, структура, применение // Государство и право. 2002. N 5. С. 36 - 38; и др.

По мнению П.В. Степанова, внутренние отношения в хозяйственных (торговых) товариществах не могут быть отнесены к собственно корпоративным отношениям, а сами полные и коммандитные товарищества не являются корпорациями, так как не имеют корпоративной структуры органов управления <*>. Между тем анализ норм ст. ст. 71, 72 ГК РФ не дает оснований для такого вывода. Управление деятельностью полного товарищества осуществляется по общему согласию всех участников. Учредительным договором товарищества могут быть предусмотрены случаи, когда решение принимается большинством голосов участников (п. 1 ст. 71 ГК РФ). Каждый участник полного товарищества имеет один голос, если учредительным договором не предусмотрен иной порядок определения количества голосов его участников (п. 2 ст. 71 ГК РФ). Фактически это означает наличие общего собрания участников товарищества как высшего органа управления товариществом. При этом каждый товарищ вправе действовать от имени товарищества, если иное не предусмотрено учредительным договором (п. 1 ст. 72 ГК РФ), т.е. в качестве единоличного органа управления, что является спецификой полного товарищества как юридического лица по сравнению с другими корпорациями.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 9, 19 - 21.

Учредители (участники) корпорации вправе избирать и быть избранными в ее руководящие органы путем голосования на общем собрании, причем эти органы подотчетны общему собранию участников, которое вправе получать информацию о деятельности юридического лица (п. 1 ст. 67, ст. ст. 110, 116, 123 ГК РФ; ст. 34 Федерального закона от 24 мая 1996 г. "О товариществах собственников жилья" <*>). Поскольку решения на общем собрании обычно принимаются большинством голосов (п. п. 2 - 4 ст. 49 Закона об акционерных обществах; п. 9 ст. 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 2 ст. 15 Закона о производственных кооперативах; ст. 29 Закона о некоммерческих организациях и др.), получается, что члены корпорации как субъекты корпоративного отношения могут не только влиять на волю юридического лица, но и подчиняют себе волю других членов, оставшихся при голосовании в меньшинстве.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2963; 1998. N 15. Ст. 1794; 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 2; 2002. N 12. Ст. 1093. Далее - Закон о товариществах собственников жилья.

Согласно п. п. 3, 4 ст. 9 Закона об акционерных обществах решение об учреждении общества, утверждении его устава, денежной оценки ценных бумаг, других вещей или имущественных прав, имеющих денежную оценку, вносимых учредителем в оплату акций общества, принимается учредителями единогласно, тогда как решение об избрании органов управления общества осуществляется учредителями большинством в 3/4 голосов, которые представляют акции, подлежащие размещению среди учредителей общества. Большая часть положений устава определяет как права самого юридического лица, так и правомочия отдельных лиц, действующих в качестве его органов, хотя, строго говоря, ни юридическое лицо, ни указанные лица в утверждении устава не участвовали.
Нельзя согласиться с точкой зрения Г.В. Цепова, что все правоотношения по акции являются не корпоративными, а обязательственными, в которых кредитором выступает акционер, а должником - акционерное общество. По мнению ученого, возможность создания акционерного общества единственным учредителем не позволяет говорить о договорной природе общества и его устава. Договор о создании общества связывает только его учредителей, но не будущих акционеров, которые не связаны между собой никакими соглашениями. Акционеры не имеют никаких обязанностей, вытекающих из факта принадлежности им акций. Поэтому в уставе общества не может содержаться записей об обязанностях акционеров перед обществом. Такая запись должна признаваться ничтожной. Норма п. 2 ст. 11 Закона об акционерных обществах, согласно которой требования устава общества обязательны для исполнения всеми органами общества и его акционерами, является некорректной. Для лиц, осуществляющих функции органа общества, данное требование уместно, ибо они находятся с обществом в договорных отношениях <*>.
--------------------------------
<*> См.: Цепов Г. Договор или обязательство // Журнал для акционеров. 1999. N 1. С. 35 - 37.

Вызывает сомнения правильность формулировки п. 3 ст. 48 ГК РФ, согласно которой в отношении общественных и религиозных организаций, объединений юридических лиц - ассоциаций и союзов их учредители (участники) не имеют имущественных прав. Корпоративные отношения существуют не только внутри всех видов хозяйственных обществ и товариществ, но также внутри любой коммерческой или некоммерческой организации, построенной на началах членства. Именно учредители (участники) решают вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, формируют единоличные и коллегиальные органы, принимают учредительные документы, вносят в них изменения и дополнения (п. 1 ст. 91, п. 3 ст. 110 ГК РФ; ст. ст. 13 - 15 Закона о некоммерческих организациях).
Имущественный характер корпоративных прав и обязанностей. Корпоративные права и обязанности, составляющие содержание корпоративного отношения, носят имущественный характер. Они связаны с имущественным участием учредителя (участника) в создании юридического лица, в управлении его имуществом и всей его деятельностью, которая тоже носит экономический характер. Комплекс корпоративных прав и обязанностей возникает и прекращается у субъекта корпоративного отношения одновременно.
Как справедливо указывает В.С. Ем, осуществление корпоративных прав прямо или косвенно имеет своей целью удовлетворение имущественных интересов их носителей. Поэтому корпоративные права можно отнести к числу имущественных прав <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С. Понятие, содержание и виды гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. Гл. 5.

Трудно согласиться с мнением Д.В. Ломакина, который подразделяет корпоративные права на имущественные и неимущественные, полагая, например, что члены общественных объединений не могут иметь по отношению к объединению имущественных прав <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 103 - 139; Он же. Корпоративные отношения и предмет гражданско-правового регулирования // Законодательство. 2004. N 6. С. 56 - 57.

Заметим, что общественная организация представляет собой основанное на членстве общественное объединение, а ее высшим руководящим органом является съезд (конференция) или общее собрание членов. Члены общественной организации имеют по отношению к ней имущественные права и обязанности: они должны участвовать в образовании имущества данного юридического лица обычно путем внесения вкладов в уставный капитал, уплаты вступительных или периодических (членских) взносов (п. 1 ст. 26 Закона о некоммерческих организациях и др.). При этом в соответствии с законом и уставом некоммерческой организации ее учредители (участники) вправе не только принимать участие в управлении ее деятельностью, но также могут обладать правом пользования ее имуществом, услугами, иными материальными благами, которое по своей природе является корпоративным (п. 3 ст. 121 ГК РФ; подп. 6 п. 1 ст. 19 Федерального закона от 11 марта 1998 г. "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" <*>). Юридическое лицо, которому учредители передали имущество лишь во владение и/или пользование, приобретает корпоративное право использования этого имущества <**>.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1801; 2000. N 48. Ст. 4632; 2002. N 12. Ст. 1093. Далее - Закон о садоводческих объединениях.
<**> См.: Ем В.С., Козлова Н.В. Учредительный договор: понятие, содержание, сущность и правовая природа (комментарий действующего законодательства) // Законодательство. 2000. N 3. С. 11 - 12.

Члены объединения юридических лиц (ассоциации, союза) имеют целый ряд имущественных прав и обязанностей по отношению к объединению (ст. 123 ГК РФ, ст. ст. 11, 12 Закона о некоммерческих организациях). В процессе учреждения объединения каждый член ассоциации (союза) вносит вклад в его имущество, приобретая право безвозмездно пользоваться услугами объединения, а также право корпоративного пользования его имуществом. В случае выхода из ассоциации (союза) бывший член объединения несет субсидиарную ответственность по его обязательствам пропорционально своему взносу в течение двух лет с момента выхода. Более того, участники некоммерческих союзов, допустим, потребительских кооперативов имеют право на получение доли прибыли (дивиденда) от их деятельности (п. 5 ст. 116 ГК РФ). Как видим, внутри некоммерческих организаций, безусловно, возникают корпоративные отношения. Содержание корпоративного отношения, объем прав и обязанностей его участников определяются законом, регламентирующим правовой статус юридического лица данного вида, и его учредительными документами.
Вместе с тем надлежит согласиться с точкой зрения П.В. Степанова, что все внутренние отношения в корпоративной организации не сводятся к корпоративным отношениям <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 9.

Особенности корпоративных отношений в корпорациях и учреждениях. По мнению исследователей, корпоративные отношения имеются только между юридическим лицом, построенным на началах членства, и его участниками (членами), а потому нередко характеризуются как "внутренние" <*>. В отличие от корпоративных организаций, основанных на фиксированном участии, юридические лица - учреждения не имеют членства. На этом основании принято считать, что, даже если учреждение создается несколькими лицами, корпоративных отношений между ними, равно как между юридическим лицом и отдельными учредителями, не возникает <**>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Вопросы, касающиеся корпоративных отношений, рассмотрены также в статье И.Н. Шабуновой "Корпоративные отношения как предмет гражданского права", включенной в информационный банк согласно публикации - "Журнал российского права", N 2, 2004.

<*> См.: Гендзехадзе Е.Н. Жилищно-строительные кооперативы в городе и селе. М., 1976. С. 58; Шабунова И. Юридическая природа и содержание прав участника акционерного общества на управление и информацию // Хозяйство и право. 2003. N 4. С. 100 - 101.
<**> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 15 - 17.

Данное утверждение небесспорно. Как замечает Д.Д. Гримм, нельзя признать правильным ходячее разграничение между корпорациями и учреждениями, заключающееся в признании одних союзами лиц, а других - имущественными комплексами, имеющими самостоятельную правоспособность. Корпорации, как и учреждения, суть союзные образования <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 84 - 85.

Анализ действующего законодательства и учредительных документов многих коммерческих и некоммерческих организаций показывает, что в процессе создания и деятельности юридического лица, независимо от его организационной формы, между ним и каждым из его учредителей существует правоотношение, природа которого весьма близка к корпоративному типу. Учредитель любого юридического лица принимает решение о его создании, реорганизации и ликвидации, формирует его органы, принимает учредительные документы, вносит в них изменения и дополнения. Каждый учредитель обязан участвовать в образовании имущества юридического лица путем внесения вкладов в его уставный капитал либо путем уплаты вступительных или периодических взносов. Учредители всех видов коммерческих организаций вправе получать долю дохода от их деятельности. Даже учредители некоммерческих организаций нередко обладают правом пользования имуществом созданных ими юридических лиц, а юридические лица могут иметь соответствующие права в отношении имущества, находящегося в собственности учредителей.
Представляется, что корпоративные отношения возникают между любым юридическим лицом, его учредителями, а также субъектами, осуществляющими функции его органов, даже если юридическое лицо относится к категории так называемых учреждений (автономная некоммерческая организация, фонд и т.п.). Специфика юридических лиц - учреждений состоит в том, что в них корпоративные отношения возникают только между юридическим лицом, субъектами, осуществляющими функции его органов, и каждым из учредителей, но отсутствуют в отношениях между самими учредителями. В корпорациях учредители (участники) связаны корпоративными отношениями и друг с другом.
Отношения между публичным образованием и созданным им государственным или муниципальным предприятием (учреждением). Большой интерес вызывает природа отношений, складывающихся между публично-правовым образованием как учредителем юридического лица и созданным им предприятием или учреждением, имущество которого остается в собственности учредителя и передается юридическому лицу на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (ст. ст. 113 - 115, 120, 294 - 299 ГК).
Категория оперативного управления как основание правомочий государственных предприятий в отношении закрепленного за ними имущества, остающегося в государственной собственности, была разработана А.В. Венедиктовым в середине 50-х гг. XX столетия, когда возник вопрос о природе этого имущества <*>. Советская наука должна была обосновать имущественную самостоятельность множества государственных организаций при наличии единственного собственника принадлежавшего им имущества - государства. В условиях тоталитарного господства государственной социалистической собственности по причинам идеологического и политического характера государственные предприятия, учреждения и организации нельзя было признать собственниками, ибо это в корне подточило бы тезис о едином характере государственной собственности и о рабоче-крестьянском государстве как собственнике всего государственного имущества <**>. В трудах А.В. Венедиктова термин "оперативное управление" употребляется без сочетания со словом "право", хотя, по мнению современных исследователей, ученый рассматривает оперативное управление как комплексное правовое явление, как правовой институт <***>.
--------------------------------
<*> См.: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. Л., 1928; Он же. Государственная социалистическая собственность. М., 1948. С. 323 - 349.
<**> См. Постановление ВЦИК и СНК СССР от 29 апреля 1935 г. "О передаче государственных предприятий, зданий и сооружений" // СЗ СССР. 1935. N 28. Ст. 221; Петров Д.В. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления. СПб., 2002. С. 30 - 33.
<***> См.: Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. Дис... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 57 - 58; и др.

Конструкция оперативного управления получила законодательное оформление в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (ст. 21) <*>, а также в иных нормативных актах. Согласно ст. 93.1 ГК РСФСР 1964 г. <**> имущество, закрепленное за государственными организациями, состоит в оперативном управлении этих организаций, осуществляющих в пределах, установленных законом, в соответствии с целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения имуществом.
--------------------------------
<*> ВВС СССР. 1961. N 50. Ст. 525.
<**> ВВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406.

Законодательство начала 90-х гг. закрепило право полного хозяйственного ведения государственного (муниципального) предприятия в отношении переданного ему государственного (муниципального) имущества (п. 1 ст. 24 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР" <*>, ст. 47 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. <**>); право хозяйственного ведения (п. 2 ст. 6 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности") <***>, а также право оперативного управления финансируемого собственником учреждения (ст. 48 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.).
--------------------------------
<*> ВСНД РСФСР и ВС РСФСР. 1990. N 30. Ст. 416; ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. N 34. Ст. 1966.
<**> ВВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.
<***> ВВС РСФСР. 1990. N 30. Ст. 418; ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. N 34. Ст. 1966; 1993. N 32. Ст. 1256; Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. N 52. Ст. 5086.

Большинство российских цивилистов: А.И. Бибиков, С.М. Корнеев, А.А. Собчак, К.И. Скловский, Е.А. Суханов, Ю.К. Толстой и др. - считают, что категории оперативного управления и хозяйственного ведения являются ограниченными вещными правами и составляют принадлежность гражданского права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Бибиков А.И. Правовые проблемы реализации государственной собственности. Иваново, 1992. С. 100 - 106; Корнеев С.М. Основные проблемы права государственной социалистической собственности в СССР. Дис... д-ра юрид. наук. М., 1971; Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 317 - 332; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 428; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 181 - 200; Он же. Ограниченные вещные права // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 590 - 609; Он же. Понятие и виды ограниченных вещных прав // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 2002. N 4. С. 3 - 36; Толстой Ю.К. Право государственной и муниципальной собственности // Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2002. С. 481 - 490; Якушев В.С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М., 2001. С. 420; Сараев Д.В. Право оперативного управления имуществом публичных учреждений - юридических лиц (по гражданскому законодательству Российской Федерации). Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 9 - 13; и др.

Как писал А.А. Собчак, будучи правом на имущество, право оперативного управления определяет соотношение имущественных прав конкретных государственных организаций с правами государства как собственника соответствующего имущества, служит юридическим средством участия государственных организаций в имущественном обороте, устанавливая пределы их имущественной самостоятельности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Собчак А.А. Содержание права оперативного управления имуществом // Советское государство и право. 1978. N 5. С. 62; Он же. Правовые проблемы хозрасчета. Л., 1980; и др.

Многие исследователи обращают внимание на своеобразие отношений государства-собственника и государственного предприятия.
По мнению О.А. Красавчикова, между государственными органами, а также между ними и государственными предприятиями, осуществляющими хозяйственную деятельность, складываются организационные отношения, особенность которых состоит в том, что они строятся на началах субординации, т.е. для них характерно подчинение одной стороны другой. Как правило, организационные отношения данного вида имеют административно-правовую форму, регулируются нормами административного права. Однако это не исключает деятельность самих предприятий как участников имущественных отношений. Организационные отношения можно определить как построенные на началах координации или субординации социальные связи, которые направлены на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их участников либо на формирование социальных связей. Организационные отношения складываются не только в стадии возникновения некой социальной ассоциации, государственного органа, юридического лица и пр. Они сопровождают и другие этапы в развитии названных образований, в частности их реорганизацию и прекращение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Цивилистические записки: Межвуз. сборник научных трудов. М., 2001. С. 160 - 163.

По мнению К.К. Лебедева, состав элементов, содержание, признаки объекта и качества субъектов имущественного правоотношения, основанного на властном подчинении одной стороны другой, аналогичны соответствующим характеристикам гражданско-правового денежного обязательства. Поэтому нужно разграничивать два вида отношений предпринимателей с государственными органами. Во-первых, имущественные отношения, имеющие экономический характер. Во-вторых, административные, организационно-предпосылочные и организационно-обеспечительные отношения, лишенные имущественного содержания. К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, институты и нормы гражданского права могут применяться в целях защиты, восстановления и обеспечения имущественных интересов участвующих в этих отношениях лиц, кроме случаев, установленных федеральными законами РФ <*>.
--------------------------------
<*> См.: Лебедев К.К. Соотношение понятий экономического и имущественного отношения в связи с проблемой применения гражданского законодательства к имущественным отношениям, основанным на властном подчинении одной стороны другой стороне // Научные труды РАЮН. М., 2001. N 1. С. 369 - 370.

Доктрина административного права рассматривает отношения между субъектами исполнительной власти и находящимися в их организационном подчинении (ведении) государственными предприятиями в качестве управленческих отношений, которые регулируются административным правом, поскольку между субъектами этих отношений отсутствует характерное для гражданского правоотношения равенство участников. Одной из сторон этого отношения всегда выступает субъект, наделенный юридически властными полномочиями, подчиняющий себе другую сторону, что составляет отличительную особенность административных правоотношений. В зависимости от принципа организации управления различаются предприятия, управляемые непосредственно собственником, и предприятия, управляемые органами, уполномоченными собственниками. Должностные лица государственных предприятий подчиняются дисциплинарной власти уполномоченных государственных органов и должностных лиц. Однако внутри предприятия они наделяются полномочиями государственно-властного характера <*>.
--------------------------------
<*> См.: Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М., 2000. С. 27, 194 - 207, 231 - 233.

Наличие у государства властных полномочий по отношению к государственному предприятию дает основания Ю.К. Толстому утверждать, что категория ограниченного вещного права (оперативного управления) предприятия на имущество собственника-государства есть соединение административных и гражданско-правовых правомочий, а потому их чисто цивилистическая трактовка неосновательна <*>.
--------------------------------
<*> См.: Толстой Ю.К. Социалистическая собственность и оперативное управление // Правоведение. 1986. N 4. С. 73 - 75.

Ряд ученых отрицает возможность существования соподчиненных по вертикали вещных прав на одно и то же имущество.
По мнению А.А. Иванова, верховной властью в отношении вещи обладает лицо, за которым она закреплена, даже при наличии вышестоящего в публично-правовой иерархии субъекта <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иванов А.А. Право собственности и товарно-денежные отношения. Дис... канд. юрид. наук. Л., 1991. С. 124 - 125.

Сомнения относительно вещной природы прав хозяйственного ведения и оперативного управления высказывает В.А. Дозорцев. Он полагает, что вещное право является абсолютным, а потому должно быть самостоятельным и независимым от других прав, даже если они сами имеют абсолютный характер. Нельзя считать абсолютным и вещным право, которое может быть прекращено односторонними действиями обладателя другого однородного права. Поскольку собственник определяет пределы и способы осуществления права оперативного управления, получается, что это право не является вещным, а тяготеет к относительным правам <*>.
--------------------------------
<*> См.: Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 243 - 258.

Признаки вещных отношений и специфика ограниченных вещных прав. На наш взгляд, гражданско-правовая природа этих отношений очевидна, тогда как утверждение об их вещном характере представляется далеко не бесспорным. Как известно, право собственности и другие вещные права обладают целым рядом отличительных признаков по сравнению с обязательственными правами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Андреев В.К. Право собственности в России. М., 1993. С. 11 - 21; Ем В.С. Понятие, содержание и виды гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 100 - 101; Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 330 - 380; Копылов А.В. Вещные права на землю. М., 2000. С. 42 - 44; Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. С. 24 - 99; Латыев А.Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. С. 5 - 8; Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. С. 308 - 332; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. Вотчинные права. М., 2002. С. 503 - 567; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 181 - 200; Он же. Понятие и виды ограниченных вещных прав // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 590 - 609; Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 185 - 188, 296 - 298; Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М., 1996; Она же. Вещное право в гражданском кодексе: вопросы практикующего юриста законодателю // Законодательство. 2000. N 10. С. 13 - 15; и др.

Во-первых, исчерпывающий перечень вещных прав, а также их содержание, в том числе пределы осуществления и защиты, императивно устанавливается законом (ст. ст. 209 - 216 ГК РФ), тогда как в обязательственных правоотношениях стороны достаточно свободны в определении круга своих прав и обязанностей (ст. 421 ГК РФ).
Во-вторых, в отличие от относительных обязательственных правоотношений, в которых одному или нескольким управомоченным лицам противостоят одно или более строго определенных обязанных лиц, вещные правоотношения являются абсолютными, ибо в них активному управомоченному лицу противостоит неопределенный круг субъектов, обязанных пассивно воздерживаться от нарушения его прав.
В-третьих, любое вещное право отличается от права обязательственного также своим объектом (предметом). В обязательственных отношениях управомоченное лицо (кредитор) получает право на чужие действия, удовлетворяя свой интерес лишь с помощью конкретных действий обязанного лица (должника). Вещные права нередко именуют реальными и безусловными, так как они закрепляют правомочия их обладателя непосредственно по отношению к вещи, что дает ему возможность использовать данную вещь в своих интересах без участия иных лиц.
В-четвертых, объектом (в смысле ст. 128 ГК РФ) вещного права может быть только индивидуально определенная вещь.
В-пятых, вещные права обычно защищаются с помощью вещно-правовых исков (ст. ст. 301 - 304 ГК РФ). Обладатель ограниченного вещного права может предъявить этот иск даже к собственнику.
В сравнении с правом собственности ограниченные вещные права имеют специфику.
Во-первых, если право собственности предоставляет его обладателю максимальную возможность владеть, пользоваться и распоряжаться вещью, то ограниченное вещное право есть право на чужую вещь, принадлежащую на праве собственности другому лицу.
Во-вторых, будучи производным от права собственности, ограниченное вещное право предоставляет его обладателю гораздо меньший объем правомочий по сравнению с правами собственника, в первую очередь ограничивая либо полностью исключая возможность отчуждения имущества без согласия собственника.
В-третьих, ограниченное вещное право обладает свойством следования, т.е. продолжает обременять саму вещь даже в случае смены ее собственника (п. 3 ст. 216 ГК РФ).
Корпоративная природа права хозяйственного ведения и оперативного управления. Анализ действующего законодательства показывает, что ни право хозяйственного ведения, ни право оперативного управления не обладают свойствами ограниченных вещных прав. Действительно, как право хозяйственного ведения, так и право оперативного управления предусмотрены законом, нормы которого императивно определяют основное его содержание (ст. ст. 294 - 299 ГК РФ). Целый ряд правомочий юридического лица в отношении использования закрепленного за ними имущества может быть определен не только законом, но и его учредительными документами.
Согласно ч. 8 п. 3, п. п. 4, 5 ст. 9 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях перечень фондов, создаваемых государственным (муниципальным) унитарным (казенным) предприятием, их размеры, порядок формирования и использования, а также направления использования прибыли (доходов) должны быть предусмотрены в уставе предприятия. Более того, в начале 90-х гг. XX столетия в России даже существовала практика передачи государственного (муниципального) имущества в хозяйственное ведение (оперативное управление) предприятий или учреждений на основе договоров, заключаемых между конкретными юридическими лицами и соответствующими комитетами по управлению государственным (муниципальным) имуществом.
По мнению В.В. Витрянского, после введения в действие части первой ГК РФ 1994 г. подобные договоры являются ничтожными сделками <*>.
--------------------------------
<*> См.: Витрянский В.В. Новый Гражданский кодекс и судебная практика // Хозяйство и право. 1995. N 7. С. 65.

Между тем Р.Н. Любимова полагает, что отсутствие в Гражданском кодексе РФ указания о возможности заключения с юридическим лицом договора о передаче ему имущества на праве хозяйственного ведения или оперативного управления не лишает собственника либо уполномоченного им субъекта права заключить с предприятием или учреждением такой договор, несмотря на то, что изменять постановления закона о праве хозяйственного ведения или оперативного управления такой договор не может <*>.
--------------------------------
<*> См.: Любимова Р.Н. Нужно ли заключать договоры о закреплении имущества на праве хозяйственного ведения и оперативного управления? // Хозяйство и право. 1995. N 7. С. 141.

Представляется очевидным, что правоотношение, возникающее между публично-правовым образованием и учрежденным им юридическим лицом, является относительным, поскольку оно существует между двумя конкретными субъектами, а его содержанием являются их субъективные права и обязанности друг перед другом, в том числе по совершению активных действий, предусмотренных законодательством и учредительными документами юридического лица. Согласно п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 17 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях в предусмотренных законом случаях собственник имущества предприятия не только вправе, но и обязан уменьшить его уставный капитал, а также имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия.
Объектом (предметом) правоотношения, возникающего между собственником-учредителем и созданным юридическим лицом, обладающим правом хозяйственного ведения или оперативного управления, могут являться не только телесные вещи, но и другое имущество, даже имущественные права, в том числе исключительные права на результаты творческой деятельности. В пределах, установленных законом, юридическое лицо владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом (за исключением недвижимого), может отчуждать его в собственность другим лицам.
Защита права хозяйственного ведения или оперативного управления осуществляется с помощью любых предусмотренных законом способов.
Право следования также не является существенным признаком ни права хозяйственного ведения, ни права оперативного управления. Если Российская Федерация, как собственник недвижимого имущества, принадлежащего федеральному казенному предприятию или учреждению на праве оперативного управления, отчуждает это имущество в соответствии с п. 2 ст. 297 ГК РФ, в этом случае прекращается не только право собственности Российской Федерации на данное имущество, но и право оперативного управления самого предприятия или учреждения.
Что касается нормы п. 1 ст. 300 ГК РФ, согласно которой при переходе права собственности на государственное или муниципальное предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику государственного или муниципального имущества такое предприятие сохраняет право хозяйственного ведения или оперативного управления на принадлежащее ему имущество, думается, здесь имеет место не продажа предприятия как имущественного комплекса, а полная уступка корпоративных прав учредителя - публичного образования другому публичному образованию.
В отношении государственных и муниципальных предприятий законодатель допускает лишь полную уступку всех корпоративных прав. Согласно п. 5 ст. 20 Закона о государственных и муниципальных предприятиях правомочия собственника имущества унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности Российской Федерации, не могут быть переданы Российской Федерацией ее субъекту или муниципальному образованию, равно как правомочия собственника имущества унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности субъекта РФ, не могут быть переданы этим субъектом ни другому субъекту РФ, ни самой Российской Федерации, ни муниципальному образованию. Муниципальное образование не может передать свои правомочия собственника имущества муниципального предприятия ни Российской Федерации, ни ее субъекту, ни другому муниципальному образованию.
Существование предприятий, обладающих правом хозяйственного ведения или оперативного управления в отношении имущества, принадлежащего на праве собственности физическим или юридическим лицам, а не публично-правовым образованиям, не предусмотрено законодательством РФ.
К.И. Скловский справедливо указывает, что к отношениям между учредителем и юридическим лицом нельзя безоговорочно применять нормы ни вещного, ни обязательственного права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. С. 192.

Как отмечает Ю.К. Толстой, формулировка ст. 48 ГК РФ, которая гласит, что в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество, точно и правильно разделяет вещные и обязательственные права. В случаях, когда законодатель считает необходимым употребить понятие, которым охватывались бы как обязательственные, так и вещные права, он говорит об имущественных правах в отношении юридических лиц <*>.
--------------------------------
<*> См.: Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей / Отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. М., 2000. С. 111 - 112.

Представляется, что отношения, возникающие между публичным образованием, выступающим в качестве субъекта гражданского права, собственника и учредителя юридического лица, с юридическим лицом, учрежденным этим образованием и обладающим имуществом на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления, по своей природе являются гражданско-правовыми корпоративными отношениями.
Следует отметить, что даже в советский период отдельные российские правоведы признавали гражданско-правовой характер внутрихозяйственных отношений, складывающихся внутри предприятия, а также между предприятиями и организациями, созданными в составе производственных и научно-производственных объединений <*>.
--------------------------------
<*> См.: Якушев В.С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М., 2001. С. 417 - 418.

Чтобы доказать справедливость этого утверждения, достаточно рассмотреть основания возникновения и содержание отношений, складывающихся, например, между Российской Федерацией и созданным ею государственным унитарным предприятием. Федеральное государственное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, создается по решению Правительства РФ или иного компетентного государственного органа (п. 1 ст. 114 ГК РФ; п. 2 ст. 8 Закона о государственных предприятиях). Указанные государственные органы действуют от имени Российской Федерации как субъекта права на основании полномочий, делегированных им государством в соответствии с законом (п. 1 ст. 124, п. 1 ст. 125 ГК РФ; ст. 20 Закона о государственных предприятиях; Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" <*>). При этом Российская Федерация сохраняет право собственности на имущество федерального государственного унитарного предприятия, которому оно передается на праве хозяйственного ведения. Действующее российское законодательство предоставляет собственнику имущества государственного (муниципального) унитарного предприятия целый ряд правомочий. Российская Федерация как учредитель и собственник имущества федерального унитарного предприятия в лице уполномоченных федеральных органов исполнительной власти принимает решение о создании, реорганизации, ликвидации унитарного предприятия; утверждает устав и вносит в него изменения; определяет цели, предмет и виды его деятельности; назначает руководителя, заключает, изменяет и прекращает с ним трудовой договор; формирует уставный фонд; определяет порядок составления и утверждения планов финансово-хозяйственной деятельности; утверждает бухгалтерскую отчетность; принимает решения о проведении аудиторских проверок, утверждает аудитора и определяет размер оплаты его услуг; дает согласие на распоряжение недвижимым имуществом, на совершение крупных сделок, сделок с заинтересованностью и некоторых других; контролирует использование по назначению и сохранность имущества предприятия; дает согласие на создание филиалов и представительств предприятия, на его участие в юридических лицах; имеет другие права и несет обязанности, определенные законодательством РФ. Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия (п. 1 ст. 295 ГК РФ, п. 1 ст. 17, п. 1 ст. 20 Закона о государственных предприятиях).
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 945.

Как пишет Н.Д. Егоров, трудно представить единое комплексное правоотношение, участники которого находятся в равном юридическом положении, но при этом одна сторона подчиняется другой стороне <*>.
--------------------------------
<*> См.: Егоров Н.Д. Право оперативного управления - институт советского гражданского права // Правоведение. 1986. N 6. С. 22.

Между тем одновременное существование этих тенденций составляет главную особенность корпоративного правоотношения, в котором принцип юридического равенства субъектов сочетается с принципом подчинения, допускающего возможность влияния воли одних участников правоотношения на волю других (формирование воли корпорации как юридического лица большинством голосов ее участников на общем собрании; выборность управляющих; их отчетность перед общим собранием участников; принятие решений на общем собрании участников большинством голосов с обязательным подчинением этому решению оставшихся в меньшинстве участников, даже если они голосовали против решения, и т.п.).
Корпоративная природа прослеживается в отношениях между учредителем и созданной им организацией культуры. Согласно ст. 41 Основ законодательства РФ о культуре 1992 г. <*> на территории Российской Федерации в предусмотренных законодательством организационно-правовых формах могут создаваться и действовать организации культуры, основанные на собственности публично-правовых образований, общественных объединений, религиозных организаций, международных организаций, иностранных государств, юридических и физических лиц, в том числе иностранных, а также на смешанных формах собственности. Отношения между учредителем (учредителями) и организацией культуры регулируются действующим законодательством, а также договором, который определяет взаимные обязательства сторон, условия и порядок использования имущества, переданного учредителем в оперативное управление юридическому лицу, порядок финансирования деятельности организации культуры учредителем (учредителями), материальную ответственность сторон, основания и условия расторжения договора, решение социальных вопросов и др. Организации культуры самостоятельны в осуществлении своей творческой, производственной, экономической деятельности, социального развития коллектива в пределах имеющихся творческих и хозяйственных ресурсов и задач, предусмотренных уставом, однако учредитель (учредители) организаций культуры берут на себя обязанности по их финансовому обеспечению (ст. 42 Основ).
--------------------------------
<*> Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Аналогичные права имеет собственник имущества любого учреждения, обладающего имуществом на праве оперативного управления: распоряжение имуществом, назначение на должность и освобождение от нее руководителя, контроль за целевым использованием имущества и его сохранностью, включая право изъятия излишнего и используемого не по назначению имущества, контроль за надлежащей реализацией целей деятельности. Собственник вправе разрешить осуществление самостоятельной хозяйственной деятельности для учреждения, принимать решение о реорганизации, ликвидации учреждения; об отчуждении имущества, закрепленного за учреждением. Принятие устава и назначение руководителя не является непременной прерогативой собственника (ст. ст. 120, 296 - 298 ГК РФ; п. 4 ст. 35 Закона РФ от 10 июля 1992 г. "Об образовании" <*>). Учреждение ведет деятельность по заданиям собственника, на основе утверждаемой им сметы расходов. Объем правомочий собственника по отношению к имуществу учреждения определяется законом или иными правовыми актами. Так, порядок и условия доступа к музейным предметам и коллекциям, находящимся в хранилище (депозитарии) музея, устанавливаются Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ (ст. 35 ФЗ от 26 мая 1996 г. "О музейном фонде РФ и музеях РФ" <**>). Собственник не вправе передавать другому лицу свое правомочие по распоряжению переданным учреждению имуществом, так как это составляет его исключительную компетенцию.
--------------------------------
<*> ВСНД и ВС РФ. 1992. N 30.
<**> СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2591.

В литературе по предпринимательскому праву участие публично-правовых образований в управлении частными коммерческими организациями расценивается как предпринимательская деятельность. Имеется в виду не только государственное регулирование, устанавливающее правила игры для всех участников предпринимательских отношений, а непосредственное участие в управлении теми юридическими лицами, где государство выступает в качестве собственника их имущества или контрольного пакета акций в акционерных обществах <*>.
--------------------------------
<*> См.: Нестерова Н.И. Правовой режим государственного предпринимательства и его влияние на имущественные права граждан // Сб. мат-лов межрегиональной научно-практической конференции "Юридические механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина". Хабаровск, 1998. С. 154.

Как замечает Л. Грось, приведенное рассуждение неверно отражает суть имущественных прав государства в отношении частных коммерческих организаций с его участием <*>.
--------------------------------
<*> См.: Грось Л. Участие публично-правовых образований в отношениях собственности: гражданско-правовые проблемы // Хозяйство и право. 2001. N 5. С. 32.

Закрепленные нормами ст. ст. 48, 294 - 300 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которыми государственные (муниципальные) предприятия, а также государственные и частные учреждения наделяются в отношении имущества, передаваемого им собственником-учредителем, являются по своей природе не ограниченными вещными, а корпоративными правами.
Аналогичным образом не вещным, а корпоративным следует считать "право хозяйственного ведения", предусмотренное для профсоюзов ст. 24 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" <*>.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 148; 2002. N 12. Ст. 1093; 2002. N 30. Ст. 3029; N 30. Ст. 3033; 2002. N 7. Ст. 745.

Данный вывод имеет важные теоретические и практические последствия. Принадлежащее юридическому лицу право корпоративного пользования имуществом собственника-учредителя, сущность которого требует специального исследования, строго ограничено по своему содержанию, тогда как правомочия собственника достаточно широки. При таком подходе нет запрета признать за юридическим лицом, обладающим правом хозяйственного ведения или оперативного управления, право собственности на имущество, которое данный субъект приобрел за счет средств, полученных от разрешенной предпринимательской деятельности, в качестве дара, пожертвования и пр.
Думается, что между юридическим лицом и его учредителем существует особая корпоративная связь, возникают корпоративные права и обязанности. При банкротстве унитарного предприятия полномочия собственника фактически прекращаются: не применяются ограничения по распоряжению имуществом предприятия, предусмотренные п. 2 ст. 295 ГК РФ при определении полномочий арбитражного управляющего по распоряжению имуществом должника <*>. Полномочия по внесению изменений в устав сохраняются, ибо речь идет о специальных полномочиях учредителя, которые не могут быть переданы внешнему управляющему <**>.
--------------------------------
<*> См. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.
<**> См.: Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. С. 82.

Классификация корпоративных прав и обязанностей собственника имущества юридического лица, которому данное имущество передано на праве хозяйственного ведения или оперативного управления <*>, а также прав и обязанностей учредителей (участников, членов, акционеров, товарищей) в отношении хозяйственных обществ и товариществ <**>, в принципе совпадает. Среди них можно выделить:
--------------------------------
<*> См.: Корытов С.О. Юридическая природа права хозяйственного ведения. Дис... канд. юрид. наук. Ярославль, 1999. С. 107; Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения по российскому гражданскому праву. С. 84 - 88.
<**> См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании хозяйственных обществ и товариществ. С. 59 - 67; Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 70 - 139; Крапивин О. Вопросы защиты прав и интересов мелких акционеров // Хозяйство и право. 2000. N 9. С. 84 - 86; Кастальский В. Изменения в правовом регулировании деятельности унитарных предприятий // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 13 - 21; и др.

1) права и обязанности, связанные с определением статуса юридического лица: создание, реорганизация, ликвидация; принятие, изменение, дополнение учредительных документов; определение предмета и целей деятельности юридического лица и др.;
2) права и обязанности в отношении имущества юридического лица: обязанность по формированию уставного капитала; право на получение дивиденда и пр.;
3) права и обязанности, связанные с участием в управлении юридическим лицом: избрание или назначение органов управления и пр.;
4) иные права и обязанности, предусмотренные законодательством и учредительными документами юридического лица.
Различия в характере и содержании корпоративных прав и обязанностей обусловлены спецификой правового положения юридического лица.
Право корпоративного пользования имуществом. Полностью разделяя мнение В.С. Ема, что право на использование индивидуально определенной непотребляемой вещи, которое учредитель может передать в качестве вклада в уставный капитал созданного им юридического лица, сохраняя за собой право собственности на эту вещь, является по своей природе не правом аренды или ссуды, а правом корпоративного владения и пользования, которое составляет один из элементов содержания корпоративного отношения, возникающего между юридическим лицом и его учредителем <*>, следует отметить немаловажное обстоятельство.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С., Козлова Н.В. Исполнение обязательств, возникающих из учредительного договора // Хозяйство и право. 1994. N 2; Ем В.С., Козлова Н.В. Учредительный договор: понятие, содержание, сущность и правовая природа (комментарий действующего законодательства) // Законодательство. 2000. N 3. С. 11 - 12.

Особенности субъективного права юридического лица на использование имущества, переданного ему на корпоративном праве, обусловлены спецификой корпоративного правоотношения, возникающего между юридическим лицом, его учредителями и лицами, осуществляющими функции его органов. Не будучи собственником этого имущества, юридическое лицо, являясь участником корпоративного отношения, приобретает в отношении имущества, остающегося в собственности учредителя, правомочия владения и/или пользования этим имуществом. Сущность указанного корпоративного права заключается в том, что юридическое лицо использует переданное ему учредителем имущество одновременно как в своих интересах, так и в интересах учредителя, который вправе получать прибыль от деятельности юридического лица, а при определенных обстоятельствах вправе получить свое имущество обратно (п. 2 ст. 296 ГК РФ). Возможно его использование в общественно полезных целях, если имущество передается в уставный капитал некоммерческой организации. Все риски нерационального или экономически невыгодного использования этого имущества ложатся как на юридическое лицо, так и на учредителя.
Представляется, что такое право корпоративного пользования может возникнуть не только в отношении недвижимого имущества или движимых вещей, остающихся в собственности учредителя, но также в отношении исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, на объекты патентного права, прав на товарный знак, внесенных учредителями-правообладателями в уставный капитал юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С., Козлова Н.В. Учредительный договор: понятие, содержание, сущность и правовая природа (комментарий действующего законодательства) // Законодательство. 2000. N 3. С. 11 - 12.

Возможность установления обязательственных и корпоративных отношений между учредителями в процессе деятельности юридического лица. Как считает П.В. Степанов, права участия в юридическом лице могут быть не только корпоративными, но и обязательственными. В полном и коммандитном товариществах участники имеют обязательственные права, так как в силу организационной структуры и иных признаков корпоративности отношения в товариществе строятся по принципу "товарищ - остальные товарищи", т.е. имеют структуру обязательства, основанного на договоре. В хозяйственных обществах и производственных кооперативах отношения являются корпоративными, поскольку названные юридические лица являются корпорациями <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в гражданском праве // Законодательство. 2002. N 6. С. 39.

Справедливость этого утверждения вызывает сомнения. Думается, что права, которые учредители (участники) корпорации, в том числе полного или коммандитного товарищества, приобретают по отношению к ней, есть элемент содержания корпоративного правоотношения, являются корпоративными, а не обязательственными правами.
Между тем ст. 23 Федерального закона от 26 апреля 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <*> предусматривает весьма любопытную разновидность некоммерческого юридического лица: адвокатское бюро, учредители которого могут состоять в обязательственных отношениях между собой, одновременно находясь в корпоративных отношениях, возникающих между ними, юридическим лицом и субъектами, осуществляющими функции его органов.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102. Далее - Закон об адвокатуре.

Анализ норм ст. 23 Закона об адвокатуре позволяет сделать вывод, что адвокатское бюро является юридическим лицом, создаваемым несколькими физическими лицами - адвокатами в форме автономной некоммерческой организации. Как известно, автономная некоммерческая организация не имеет членства. Поэтому, несмотря на наличие корпоративных отношений каждого из учредителей с адвокатским бюро, корпоративные отношения между самими учредителями отсутствуют. Следовательно, для регулирования внутренних отношений, возникающих в процессе создания и деятельности бюро, его учредители - адвокаты заключают между собой партнерский договор, являющийся договором простого товарищества или о совместной деятельности (ст. 1041 ГК РФ).
Конструкция договора простого товарищества позволяет заключить партнерский договор, сочетающий элементы двух разновидностей одного договора: договора о совместной деятельности по созданию юридического лица и простого гражданского товарищества, заключаемого с целью соединить свои вклады и усилия для совместного осуществления профессиональной деятельности в интересах всех участников договора <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С., Козлова Н.В. Договор простого товарищества (комментарий главы 55 Гражданского кодекса Российской Федерации) // Законодательство. 2000. N 1. С. 17 - 18.

Таким образом, учредители одновременно связываются друг с другом обязательственными отношениями и создают юридическое лицо. В соответствии с п. п. 5, 8 ст. 23 Закона об адвокатуре ведение общих дел адвокатского бюро осуществляется управляющим партнером, если иное не установлено партнерским договором. Соглашение об оказании юридической помощи с клиентом заключается управляющим или иным партнером от имени всех партнеров на основании выданных ими доверенностей. На юридическое лицо возлагаются вспомогательные функции по координации и материально-техническому обеспечению, а также решение иных задач, связанных с профессиональной деятельностью участников договора.
Подобная конструкция полностью соответствует нормам ст. ст. 421, 1041 ГК РФ и позволяет наиболее эффективно использовать преимущества как юридического лица, так и договора простого товарищества. Например, закон устанавливает, что общее имущество участников договора простого товарищества является их общей долевой собственностью, если иное не установлено договором товарищества либо не вытекает из существа обязательства (п. 1 ст. 1043 ГК РФ). Здесь имеется в виду, что такое имущество может являться собственностью кого-либо из товарищей и передаваться остальным участникам только во владение и/или пользование.
Создание юридического лица позволяет отступить от общих правил. Юридическое лицо может само приобрести в собственность или арендовать нежилое помещение, вправе от собственного имени заключить трудовые договоры с техническим персоналом и пр. Адвокатское бюро является налоговым агентом адвокатов - участников партнерского договора по доходам, полученным в связи с осуществлением адвокатской деятельности, их представителем по вопросам расчетов с клиентами и третьими лицами, а также по иным вопросам, предусмотренным уставом адвокатского бюро (п. 13 ст. 22, п. 2 ст. 23 Закона об адвокатуре; ст. 226 НК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С., Козлова Н.В. Правовые формы организации адвокатской деятельности (комментарий к ст. ст. 20 - 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации") // Законодательство. 2003. N 9. С. 8 - 18; N 10. С. 19 - 27.

Поскольку, согласно действующему российскому законодательству, юридическое лицо считается образованным только с момента его государственной регистрации, корпоративные отношения между юридическим лицом, его учредителями и управляющими не могут возникнуть раньше, чем будет создан новый субъект права. Взаимные права и обязанности учредителей и юридического лица, являющиеся элементом содержания этого отношения, также могут возникнуть из учредительного договора или устава лишь после регистрации юридического лица.
Теоретически возможна ситуация, когда после принятия решения о создании юридического лица, которым утверждается его устав, размер уставного капитала, состав и стоимость вкладов учредителей, назначаются (избираются) органы управления, возникает частично правосубъектное образование. В Германии так создаются общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества. Учредители организуют предварительное общество, которое с момента регистрации в торговом регистре приобретает узкоспециальную правоспособность, но лишено дееспособности. После завершения формирования уставного капитала происходит окончательная регистрация общества как юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> Gotz Hueck. Gesellschaftsrecht. Munchen, 1991. S. 331 - 344.

Получается, что с момента регистрации предварительного общества между учредителями и этим правоспособным, но еще не дееспособным субъектом, а также лицами, действующими в качестве управляющих, уже возникает корпоративное правоотношение. Взаимные права и обязанности участников этого отношения определяются законом и учредительными документами юридического лица, в частности уставами, которые можно квалифицировать как гражданско-правовые корпоративные сделки. Получается, что права и обязанности учредителей по отношению друг к другу, а также обязанности по отношению к создаваемому юридическому лицу, бывшие ранее элементом содержания обязательственного отношения, с момента возникновения предварительного юридического лица составляют содержание корпоративного отношения. Обязанность учредителя внести вклад в имущество юридического лица первоначально возникает из договора, заключенного между учредителями (договора о совместной деятельности или учредительного договора). Строго говоря, изначально она представляет собой обязательство в пользу третьего лица, которое не только не является участником договора, но даже не существует на момент его заключения. Поэтому требовать от учредителей исполнения обязательств по внесению вкладов к моменту регистрации юридического лица могут только другие учредители. Между тем с момента возникновения правоспособности у создаваемого юридического лица оно само вправе требовать внесения таких вкладов в свою пользу. От имени юридического лица здесь будут выступать управляющие, назначенные либо избранные учредителями на учредительном собрании, на котором было принято решение о создании юридического лица.

§ 3. Специфика корпоративной ответственности учредителей
по обязательствам юридического лица

Самостоятельная имущественная ответственность юридического лица. Одной из функций института юридического лица является возможность ограничить риск и ответственность предпринимателя в обороте размером своего вклада в имущество создаваемого юридического лица, от имени которого осуществляется коммерческая деятельность. Между тем принцип ограниченной ответственности учредителей по обязательствам юридического лица, существующий в российском и зарубежном праве, распространяется далеко не на все категории юридических лиц.
По общему правилу с момента государственной регистрации юридическое лицо самостоятельно отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (п. 1 ст. 56 ГК РФ). В соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по долгам юридического лица, а юридическое лицо - по обязательствам его участника или собственника, кроме случаев, предусмотренных ГК РФ, иными федеральными законами либо учредительными документами юридического лица.
Субсидиарная ответственность учредителей (участников) отдельных видов юридических лиц. Исключение составляют финансируемые собственником учреждения, которые обладают имуществом на праве оперативного управления и отвечают по своим обязательствам только находящимися в их распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения несет собственник соответствующего имущества (п. 1 ст. 56, п. 2 ст. 120 ГК РФ).
В то же время, согласно п. п. 1, 3 ст. 7 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <*>, унитарное предприятие, даже обладающее имуществом на праве оперативного управления, несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Российская Федерация, субъекты РФ или муниципальные образования, будучи собственниками имущества созданных ими казенных предприятий, несут субсидиарную ответственность по их обязательствам лишь при недостаточности имущества предприятий.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746; 2003. N 50. Ст. 4855.

В большинстве случаев установление субсидиарной ответственности учредителей (участников) по обязательствам полного или коммандитного товарищества, общества с дополнительной ответственностью, производственного кооператива, объединения юридических лиц и др. обусловлено спецификой организационно-правовых форм названных юридических лиц.
Согласно нормам ст. 75 ГК РФ участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества. Участник полного товарищества, не являющийся его учредителем, отвечает наравне с другими участниками по обязательствам, возникшим до его вступления в товарищество. Участник, выбывший из товарищества, отвечает по обязательствам товарищества, возникшим до момента его выбытия, наравне с оставшимися участниками в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором он выбыл из товарищества. Соглашения товарищей об ограничении или устранении такой ответственности ничтожны. Аналогичные правила применяются по отношению к полным товарищам в товариществе на вере, тогда как вкладчики (коммандитисты) несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов (п. 1 ст. 82 ГК РФ).
Правила об ответственности полных товарищей по обязательствам полного или коммандитного товарищества (на вере) были сформулированы в ст. ст. 2, 3 Манифеста императора Александра I от 1 января 1807 г. N 22.418 "О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий" <*>. Позднее эти нормы были включены в Свод законов гражданских <**> (ст. ст. 2134, 2135) и Устав торговый <***> (ст. ст. 68, 73).
--------------------------------
<*> См.: Полное собрание законов Российской империи. Т. XXIX. 1806 - 1807 гг. СПб., 1830. С. 971 - 979.
<**> См.: Свод законов Российской империи. Т. X. Ч. 1. СПб., 1913.
<***> См.: Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. 2. СПб., 1913.

ГК РСФСР 1922 г. также устанавливал субсидиарную ответственность полных товарищей по обязательствам полного товарищества либо товарищества на вере (ст. ст. 305, 313). В отношениях между полными товарищами их ответственность по долгам товарищества была солидарной. Как говорилось в ст. 304 ГК РСФСР, товарищи ответствуют солидарно всем своим имуществом по всем обязательствам товарищества или по сделкам, которые, как это явствует из намерения сторон, заключались для товарищества. Лицо, вступающее в товарищество в качестве его члена, отвечает наравне с прочими товарищами и по тем обязательствам, которые возникли до его вступления в товарищество. Товарищ, уплативший долги товарищества, имеет право регресса к остальным товарищам соразмерно доле участия каждого из них в убытках товарищества. Вкладчики отвечали перед третьими лицами только вкладом или своим имуществом в размере условленного вклада, если он не был внесен или внесен не полностью, а также неправильно полученной прибылью (ст. 316). Вкладчик отвечал наравне с полными товарищами, если с его согласия его фамилия была включена в фирму товарищества, а также по сделкам, заключенным им от имени товарищества при отсутствии полномочий (ст. 317). Похожие принципы ответственности полных товарищей обнаруживаются в правопорядках, признающих полные и коммандитные товарищества юридическими лицами (Испания, Италия, Франция и др.) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 128 - 136; Гражданское и торговое право зарубежных стран / Под общ. ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. М., 2004. С. 119 - 122.

По действующему российскому законодательству члены производственных кооперативов, объединений юридических лиц несут субсидиарную ответственность по обязательствам этих организаций в размере и порядке, предусмотренных учредительными документами названных юридических лиц (п. 2 ст. 107, п. 4 ст. 116, п. 4 ст. 121 ч. 1 ГК РФ 1994 г.; п. 1 ст. 13 Закона о производственных кооперативах). Причем согласно закону ни производственный кооператив, ни объединение юридических лиц не отвечают по обязательствам своих членов (п. 2 ст. 13 Закона о производственных кооперативах; п. 4 ст. 121 ГК РФ).
Правила о субсидиарной ответственности членов кооператива также берут свое начало в постановлениях дореволюционного Свода законов гражданских. Как говорилось в ст. 2198.19 ч. 1 т. X СЗ РИ, в случае недостаточности артельного имущества для удовлетворения причитающихся с артели сумм ответствуют ее члены, круговой порукой, всем личным их имуществом, движимым и недвижимым, неограниченно или в пределах, указанных в уставе артели.
Сходные положения содержались в ГК РСФСР 1964 г. В соответствии со ст. 35 ГК РСФСР 1964 г. кооперативное объединение не отвечает по обязательствам входящих в его состав кооперативных организаций, равно как последние не отвечают по обязательствам кооперативного объединения, в состав которого они входят, если такая ответственность не предусмотрена законом или уставом (положением). Согласно ст. 36 ГК РСФСР 1964 г. члены кооперативной или другой общественной организации не отвечали по ее обязательствам, кроме случаев, когда такая ответственность в размере, кратном паевому взносу, была предусмотрена законом либо уставом кооперативной организации. Кооперативная или другая общественная организация не отвечала по обязательствам своих членов. Обращение взыскания на паевые взносы члена кооперативной организации не допускалось, кроме случаев, когда должник выбывал из состава членов организации. Колхозы - участники межколхозной организации, а также участники государственно-колхозной или иной государственно-кооперативной организации не отвечали по ее обязательствам. Убытки организации могли быть распределены между ее участниками в соответствии с ее уставом (положением). Межколхозные, государственно-колхозные и иные государственно-кооперативные организации не отвечали по долгам своих участников.
Члены потребительского кооператива, строго говоря, не отвечают по его обязательствам. Однако согласно п. 4 ст. 116 ГК РФ члены потребительского кооператива обязаны в течение трех месяцев после утверждения ежегодного баланса покрыть образовавшиеся убытки путем дополнительных взносов. В случае невыполнения этой обязанности кооператив может быть ликвидирован в судебном порядке. Члены потребительского кооператива солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива.
Любопытна эволюция в российском праве ответственности учредителей (участников) по долгам общества с ограниченной ответственностью. Нормы ст. 318 ГК РСФСР 1922 г. предусматривали, что участники товарищества с ограниченной ответственностью (товарищи) отвечают по обязательствам товарищества не только внесенными в товарищество вкладами, но и личным имуществом в одинаковом для всех товарищей кратном отношении к сумме вклада каждого товарища.
В настоящее время сходные правила установлены п. 1 ст. 95 ГК РФ в отношении участников общества с дополнительной ответственностью, которые солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества. При банкротстве одного из участников его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок распределения ответственности не предусмотрен учредительными документами общества.
Между тем участники общества с ограниченной ответственностью, известного современному российскому праву, не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (п. 1 ст. 87 ч. 1 ГК РФ 1994 г.). Однако, как установлено ч. 2 п. 1 ст. 2 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, участники общества, не полностью внесшие свои вклады в уставный капитал общества, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников общества.
Согласно п. 1 ст. 96 ГК РФ 1994 г.; п. 1 ст. 2 Закона об акционерных обществах участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций. Вместе с тем акционеры, не полностью оплатившие свои акции, несут солидарную ответственность по обязательствам акционерного общества в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих им акций.
Аналогичные правила в отношении компаний с ограниченной ответственностью: обществ (товариществ) с ограниченной ответственностью и акционерных обществ (закрытых или открытых) - установлены в большинстве зарубежных правопорядков <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 136 - 171.

Суть ограниченной ответственности акционеров была разъяснена в дореволюционной России Указом Правительствующего Сената от 6 сентября 1805 г. N 21.900 "Об ответствовании акционерным компаниям, в случае взыскания, одним складочным капиталом" <*>, изданным в связи с банкротством Санкт-Петербургской акционерной компании по постройке кораблей. Указ провозгласил, что акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, а потому при неудачах ни один из ее акционеров не теряет свыше положенного им в компанию капитала. Ограниченная ответственность акционеров одним складочным капиталом в акциях была установлена ст. 2172 Свода законов гражданских.
--------------------------------
<*> См.: Полное собрание законов Российской империи. Т. XXVIII. 1804 - 1805 гг. СПб., 1830. С. 1211.

Английские законы о компаниях (1862 и 1879 гг.) предоставили компаниям право ограничить ответственность акционеров путем внесения соответствующих правил в учредительные документы. Однако большинство акционерных банков не воспользовалось предоставленными правами, считая, что это может повредить их кредиту. Только когда крах City of Glasgow-Bank показал, что неограниченная ответственность акционеров не является достаточной гарантией интересов участников к делам компании, банки стали отказываться от нее. В 1880 г. в Лондоне оставались два банка с неограниченной ответственностью. Переход банков к ограниченной ответственности не нанес ущерба их кредиту <*>.
--------------------------------
<*> См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 245.

Как отмечается в литературе, американские суды могут возложить ответственность на участников корпорации за долги корпорации, используя доктрину "снятия корпоративных покровов" (piercing the corporate veil). На учредителя (участника) корпорации ответственность возлагается при наличии трех условий.
Во-первых, если участник настолько контролирует корпорацию, что она фактически не имеет своей воли, не существует отдельно от ее участника.
Во-вторых, если контроль со стороны участника был использован для совершения противоправных, обманных, злонамеренных, иных подобных действий по отношению к истцу.
В-третьих, если налицо причинная связь между действиями участника и возникшими у истца убытками.
Привлекая участника к ответственности по долгам корпорации, суды могут принять во внимание отсутствие корпоративных формальностей (протоколов заседаний правления, финансовой документации корпорации, отдельной от документации участника, и т.п.); использование средств корпорации в личных целях участника; совершение участником обманных действий при помощи корпоративной формы и др. Обычно к ответственности привлекается единственный участник одночленной корпорации, злоупотребляющий принципом ограниченной ответственности юридического лица. В этом случае суд, призванный следить за использованием конструкции юридического лица в целях ведения честного бизнеса, снимает маску корпоративной собственности, дабы кредиторы корпорации получили доступ к имуществу ее недобросовестного участника <*>.
--------------------------------
<*> См.: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). С. 100 - 101.

В российском праве учредители подавляющего большинства организационно-правовых форм коммерческих и некоммерческих юридических лиц (акционерных обществ, общественных и религиозных организаций, благотворительных и иных фондов и др.), образованных гражданами и юридическими лицами на основе частной собственности, не отвечают по долгам созданных ими юридических лиц.
Законодательство РФ устанавливает случаи, когда самостоятельный и независимый участник гражданского права отвечает по обязательствам юридического лица, с которым он состоит в корпоративных отношениях либо в качестве учредителя, либо в силу договора подчинения, заключенного между ним и юридическим лицом.
Субсидиарная ответственность учредителей (участников) в случае банкротства юридического лица. Учредители юридического лица могут привлекаться к ответственности по его долгам в субсидиарном порядке. Если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам (п. 3 ст. 56 ГК РФ; п. 3 ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 2 ст. 7 Закона о государственных предприятиях). Согласно п. 2 ст. 105 ГК РФ в случае несостоятельности (банкротства) дочернего хозяйственного общества (товарищества) субсидиарную ответственность по его долгам несет основное общество или товарищество, если оно в силу преобладающего участия в уставном капитале общества, либо в соответствии с заключенным договором, либо иным образом имело возможность определять принимаемые таким обществом решения.
Солидарная ответственность юридического лица по долгам зависимой (дочерней) компании. В некоторых ситуациях может наступить солидарная ответственность учредителя по обязательствам созданного им юридического лица. Согласно ч. 2 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для него указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или в уставе дочернего общества <*>.
--------------------------------
<*> См.: Могилевский С.Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ: Учебно-практическое пособие. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 138 - 144.

В приведенных случаях, когда между юридически равными и независимыми участниками оборота (юридическим лицом и его учредителями; основным и дочерним или зависимым обществом) существуют корпоративные отношения, позволяющие одному из участников влиять на поведение другого участника, действует принцип, согласно которому субъект, принудивший другое лицо к принятию решения, также должен нести риск возможных негативных последствий этого решения.
Взаимная ответственность участников корпоративных отношений. При определенных условиях все участники корпоративного отношения: юридическое лицо, его учредители и лица, осуществляющие функции его органов, могут нести имущественную ответственность друг перед другом за нарушение взаимных корпоративных прав и обязанностей. Норма ч. 4 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах предусматривает, что акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало имеющиеся у него право или возможность повлиять на дочернее общество в целях совершения дочерним обществом определенного действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки.
Субсидиарная ответственность юридического лица по долгам учредителей. Некоторые организационно-правовые формы юридических лиц изначально предусматривают субсидиарную ответственность юридического лица по долгам его учредителей. Природа этой ответственности имеет корпоративный характер и допускается лишь как исключение, дабы обеспечить соблюдение принципа имущественной обособленности юридического лица в гражданско-правовых отношениях.
Согласно ст. 80 ГК РФ обращение взыскания на долю участника в складочном капитале полного товарищества по собственным долгам участника допускается лишь при недостатке иного его имущества для покрытия долгов. Кредиторы такого участника вправе потребовать от полного товарищества выдела части имущества товарищества, соответствующей доле должника в складочном капитале, с целью обращения взыскания на это имущество. Подлежащая выделу часть имущества товарищества или его стоимость определяется по балансу, составленному на момент предъявления кредиторами требования о выделе. Обращение взыскания на имущество, соответствующее доле участника в складочном капитале полного товарищества, прекращает его участие в товариществе и влечет последствия, предусмотренные нормами ч. 2 п. 2 ст. 75 ГК РФ. Как предусмотрено п. 5 ст. 82 ГК РФ, аналогичные правила действуют в отношении полных товарищей и вкладчиков в товариществе на вере (коммандитном).
Действующее российское законодательство провозглашает, что общество с ограниченной ответственностью, производственный кооператив и многие другие виды юридических лиц не отвечают по долгам их учредителей, а также участников или членов (п. 1 ст. 87; п. 2 ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 2 ст. 13 Закона о производственных кооперативах; и др.).
Вместе с тем закон допускает залог и выдел доли участника в обществе с ограниченной ответственностью, а также возможность обращения взыскания на долю или часть доли участника в уставном капитале общества (ст. 94 ГК РФ; ст. 22, п. 8 ст. 23, ст. 25 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Согласно нормам ст. 25 Закона об обществах с ограниченной ответственностью обращение взыскания по долгам участника на долю или часть доли этого участника в уставном капитале общества допускается по требованию кредиторов участника только на основании решения суда при недостаточности другого имущества участника для покрытия его долгов. В случае обращения взыскания на долю (часть доли) участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общество вправе выплатить кредиторам действительную стоимость доли (части доли) участника общества. По решению общего собрания, единогласно принятому всеми участниками общества, действительная стоимость доли (части доли) участника общества, на имущество которого обращается взыскание, может быть выплачена кредиторам остальными участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества, если иной порядок определения размера оплаты не предусмотрен уставом общества или решением общего собрания участников общества. Действительная стоимость доли (части доли) участника общества в уставном капитале общества определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дате предъявления требования к обществу об обращении взыскания на долю (часть доли) участника общества по его долгам. Если в течение трех месяцев с момента предъявления требования кредиторами общество или его участники не выплатят действительную стоимость всей доли (всей части доли) участника, на которую обращается взыскание, обращение взыскания на долю (часть доли) участника общества осуществляется путем ее продажи с публичных торгов.
Похожие нормы содержатся в п. 5 ст. 111 ГК РФ, п. 3 ст. 13 Закона о производственных кооперативах, согласно которым обращение взыскания на пай члена кооператива по его личным долгам допускается лишь при недостатке иного имущества для покрытия таких долгов в порядке, предусмотренном законом и уставом кооператива. Взыскание по личным долгам члена кооператива нельзя обращать на неделимый фонд кооператива.
Подобные правила были предусмотрены прежним российским дореволюционным и советским законодательством.
Согласно ст. 2136 ч. 1 т. X Свода законов Российской империи в случае несостоятельности одного товарища, вкладчика или участника в компании его доля в имуществе полного товарищества, товарищества на вере либо товарищества по участкам обращается в конкурсное управление. Если доля не может быть выделена, она подлежит продаже конкурсным управлением. Любопытное исключение содержалось в ст. 2137 ч. 1 т. X Свода законов Российской империи. Чтобы не допустить разорения отдельных прибыльных предприятий "на ходу", было установлено, что горные заводы продаются с публичных торгов для удовлетворения долгов несостоятельного товарища только в случае, когда находятся в упадке. Если завод находился в хорошем состоянии и в полном действии, то над долями товарища, которые причитались в уплату его долгов, устанавливалась опека. Из дохода, полученного за счет этих долей, часть средств удерживалась для поддержания деятельности завода, а из оставшейся суммы уплачивались долги участника до полного их погашения. Участниками завода признавались лишь товарищи, которые вступили в него до момента, когда участник, по долгам которого производилось взыскание, оказался должен своим кредиторам.
По общему правилу, установленному нормами п. "ж" ст. 289, ст. 299 ГК РСФСР 1922 г., вследствие требования кредитора, обратившего взыскание на долю одного из полных товарищей в складочном имуществе, полное товарищество прекращалось. Известны случаи, когда Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отменял решения, принятые нижестоящими судебными инстанциями об исключении участников из состава обществ с ограниченной ответственностью за "невнесение вклада в уставный капитал общества в установленные сроки", поскольку при вынесении указанных решений арбитражными судами не были выяснены все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, либо самими участниками была нарушена процедура исключения <*>. Поэтому следует подчеркнуть, что исключение участника из состава общества возможно только в судебном порядке, за его виновные действия (бездействие), с учетом всех обстоятельств дела.
--------------------------------
<*> См. Постановления Президиума ВАС РФ от 8 июля 1997 г. N 3569/96; от 15 декабря 1998 г. N 5351/97.

Фактически исключение участника из состава общества с ограниченной ответственностью означает расторжение заключенного между ним и другими участниками учредительного договора. Истцом (истцами) будут являться все участники, кроме исключаемого, которые подают в суд подписанное всеми ими исковое заявление. Полномочным представителем всех этих участников в суде на основании доверенности может выступать один из них или иное лицо.
Если иск удовлетворяется, т.е. суд принимает решение об исключении данного участника из состава общества с ограниченной ответственностью, этому участнику выплачивается стоимость его доли в имуществе общества в том же порядке, как если бы он добровольно выходил из состава общества. Это означает принудительный выкуп обществом доли выбывающего из общества участника (ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; подп. "д" п. 13 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" <*>).
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС РФ. 2000. N 2, 4.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>