<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Теоретически для этих целей может использоваться и учредительный договор, способный регламентировать как обязательственные, так и корпоративные отношения между учредителями, поскольку в силу принципа свободы договора его заключение возможно даже в случаях, когда, согласно закону, он не является обязательным учредительным документом создаваемого юридического лица (п. 2 ст. 52, ст. 421 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Козлова Н.В. Юридические лица в современном российском гражданском праве: теория и практика // Законодательство. 1996. N 2. С. 38.

Природа учредительного договора. В соответствии со ст. 52 ГК РФ юридическое лицо создается и действует на основе учредительных документов, состав и содержание которых устанавливаются законами об отдельных видах юридических лиц. Главная функция учредительных документов заключается в определении правового статуса конкретного юридического лица и регламентации его отношений с учредителями (участниками) и лицами, исполняющими функции его органов. Учредительными документами юридического лица могут являться: учредительный договор; устав; учредительный договор и устав. В предусмотренных законом случаях для некоммерческих организаций учредительным документом может служить общее положение об организациях данного вида (п. 1 ст. 52 ГК РФ).
Учредительный договор выступает единственным учредительным документом полного или коммандитного товарищества (ст. ст. 70, 83 ГК РФ), а также наряду с уставом служит учредительным документом общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью, объединения юридических лиц (ст. ст. 89, 95 ГК РФ; п. 1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях). Учредители (участники) некоммерческих партнерств и автономных некоммерческих организаций наряду с принятием устава тоже могут заключить учредительный договор (п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях). Очевидно, что учредительный договор может быть заключен только при наличии не менее двух учредителей.
Легальное определение учредительного договора содержится в п. 2 ст. 52 ГК РФ. Опираясь на нормы ГК РФ и других законодательных актов, учредительный договор можно определить следующим образом: в соответствии с учредительным договором стороны (учредители, участники) обязуются создать юридическое лицо и определяют порядок совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества, участия в его деятельности и управления этой деятельностью, условия и порядок распределения между собой прибыли и убытков, а также выхода из состава юридического лица.
Черты сходства договора о совместной деятельности и учредительного договора. Учредительный договор обладает многими признаками, сходными с признаками договора о совместной деятельности по созданию юридического лица. Оба договора направлены на создание нового субъекта права и являются по своей природе консенсуальными, многосторонними, взаимными, возмездными и фидуциарными сделками с элементами договора в пользу третьего лица. Учредительный договор также может содержать элементы предварительного договора (ст. 429 ГК РФ). Оба договора подчиняются общим правилам о сделках и договорах, если иное не установлено специальным законом.
В правовой литературе понятия "учредительный договор" и "договор о совместной деятельности по созданию юридического лица" иногда смешиваются, а устоявшиеся легальные термины, применяемые для их обозначения, употребляются как синонимы <*>. Между тем названные договоры имеют существенные различия.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Срок действия учредительного договора // Журнал для акционеров. 1999. N 9 (89). С. 29 - 32.

Различия договора о совместной деятельности и учредительного договора. Во-первых, договор о совместной деятельности регламентирует только обязательственные отношения между учредителями, как правило, в процессе создания юридического лица, иногда - в течение всего времени его существования. С помощью договора о совместной деятельности учредители не могут возложить на создаваемое юридическое лицо какие-либо обязанности, предоставляя ему только права (ст. 430 ГК РФ).
Учредительный договор является разновидностью корпоративных сделок и выполняет функцию регламентации корпоративных отношений между юридическим лицом, его учредителями и субъектами, выступающими в качестве его органов. Будучи корпоративной сделкой, учредительный договор, заключенный между учредителями, создает права и обязанности не только для сторон, но и для всех участников существующего (возникающего, изменяющегося, прекращающегося) корпоративного отношения: создаваемого юридического лица, а также физических либо юридических лиц, осуществляющих функции его органов, хотя названные субъекты корпоративного отношения не принимали участия в совершении данной сделки. Учредительный договор не просто содержит элементы договора в пользу третьего лица - создаваемого субъекта права, а прямо возлагает на него определенные обязательства в интересах учредителей.
Заметим, что в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" указано, что учредительный договор является документом, регламентирующим создание общества с ограниченной ответственностью и взаимоотношения учредителей друг с другом и с обществом на период его существования <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 6.

В качестве учредительного документа учредительный договор выполняет функцию закрепления правового статуса юридического лица.
Во-вторых, договор о совместной деятельности по созданию юридического лица, как правило, прекращается после исполнения учредителями обязательств, связанных с государственной регистрацией нового субъекта права и формированием его уставного капитала.
Как следует из определения функций учредительного договора, он действует с момента его заключения до момента ликвидации юридического лица.
Условия учредительного договора. Существенными для любого учредительного договора, независимо от организационно-правовой формы создаваемого юридического лица, являются условия (п. 2 ст. 52 ГК РФ): об организационно-правовой форме будущего юридического лица; о порядке совместной деятельности учредителей по его созданию; о размере, составе, сроках и порядке передачи учредителями вкладов в имущество юридического лица; о размере доли каждого учредителя в уставном капитале юридического лица; об участии учредителей в деятельности юридического лица; о порядке управления деятельностью юридического лица; о порядке выхода учредителей из состава юридического лица. Кроме того, существенным условием учредительного договора о создании коммерческого юридического лица является условие о распределении прибыли между учредителями (п. 1 ст. 50 ГК РФ).
Для учредительных договоров о создании отдельных видов юридических лиц перечень существенных условий может быть расширен.
В учредительном договоре о создании полного товарищества существенными являются условия: о размере и составе складочного капитала товарищества; о размере и порядке изменения долей каждого из полных товарищей в складочном капитале; об ответственности товарищей за нарушение обязанностей по внесению вкладов (п. 2 ст. 70 ГК РФ). В дополнение к перечисленным условиям в учредительном договоре об образовании коммандитного товарищества должно присутствовать условие о совокупном размере вкладов коммандитистов (п. 2 ст. 83 ГК РФ). Широкий перечень существенных условий учредительного договора продиктован желанием законодателя сделать этот договор единственным учредительным документом полного или коммандитного товарищества.
Учредительный договор о создании общества с ограниченной ответственностью должен включать условие о составе и компетенции органов управления обществом и порядке принятия ими решений, в том числе по вопросам, разрешаемым единогласно или квалифицированным большинством голосов (п. 2 ст. 89 ГК РФ; п. 1 ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).
Во многие учредительные договоры о создании юридических лиц, основанных на членстве (корпораций), включается условие о порядке приема новых участников.
Несмотря на свой корпоративный характер, учредительный договор, как любой другой, подчиняется общим правилам о сделках и договорах (ст. ст. 153 - 181, 420 - 453 ГК РФ), если иное не установлено законом или не вытекает из существа учредительного договора <*>.
--------------------------------
<*> См.: Панкратов П.А. Учредительный договор с участием иностранных юридических и физических лиц // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1992. N 3; Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М., 1994; Садиков О.Н. Учредительный договор и его правовые особенности // Государство и право. 1994. N 6; Ем В.С., Козлова Н.В. Учредительный договор: понятие, содержание, сущность и правовая природа (комментарий действующего законодательства) // Законодательство. 2000. N 3.

Значение учредительного договора. С учетом специфики рассмотренных договоров представляется обоснованным предложение Д.В. Ломакина о выделении в действующем ГК РФ специальной главы, посвященной договорам о создании юридических лиц, в которую могут быть включены нормы, касающиеся договора о совместной деятельности по созданию юридического лица и учредительного договора, а также отдельной главы, посвященной договорам о реорганизации юридических лиц, в том числе договору о слиянии и договору о присоединении <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Договоры о создании и реорганизации юридических лиц // Законодательство. 2004. N 2. С. 44 - 52.

В то же время анализ правовой природы и функций учредительного договора показывает, что в современных условиях сохранение для общества с ограниченной ответственностью двух учредительных документов представляется излишним. Достаточно сказать, что, согласно п. 4 ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, изменения в учредительные документы общества вносятся по решению общего собрания участников общества. В соответствии с п. 8 ст. 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью внесение изменений в устав общества возможно по решению большинства участников общества (не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества). При этом изменение соответствующим образом учредительного договора оказывается невозможным, поскольку для этого требуется единогласие всех участников общества. Между тем согласно п. 5 ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью в случае несоответствия положений устава и условий учредительного договора преимущественную силу для третьих лиц и участников общества имеют правила, содержащиеся в уставе. Таким образом, не исключена ситуация, когда большинство условий учредительного договора просто перестанут применяться ввиду противоречия уставу.
Кроме того, согласно п. 1 ст. 83 ГК РФ товарищество на вере также создается и действует на основании учредительного договора, который является для него единственным учредительным документом. Однако в соответствии с п. 1 ст. 83 и п. 1 ст. 85 ГК РФ учредительный договор подписывается только полными товарищами, а внесение вкладчиком имущественного взноса в уставный капитал товарищества удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом. При этом коммандитное товарищество может сохраниться, если в нем остаются по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик (ч. 2 п. 1 ст. 86 ГК РФ). Допуская такую ситуацию, законодатель должен был указать, что в этом случае учредительным документом коммандитного товарищества может являться учредительный договор, заключенный между оставшимися участниками, либо устав, утвержденный полным товарищем (всеми товарищами) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Козлова Н.В. Организационные формы предпринимательства: достоинства и недостатки // Законодательство. 1997. N 2. С. 28 - 29.

Изложенные обстоятельства позволяют усомниться в необходимости сохранения учредительного договора как учредительного документа не только для обществ с ограниченной ответственностью, но и для полных и коммандитных товариществ и других видов юридических лиц.
Функцию регламентации обязательственных отношений между учредителями в процессе организации, а при необходимости - также и в процессе деятельности нового субъекта права сможет успешно выполнить договор о совместной деятельности по созданию юридического лица, а функцию регламентации корпоративных отношений внутри юридического лица после его государственной регистрации будет выполнять устав. Целесообразность такого подхода очевидна не только с позиций цивилистической теории, но и с практической точки зрения.
Признание договоров недействительными. При несоответствии требованиям закона или иных правовых актов как договор о совместной деятельности по созданию юридического лица, так и учредительный договор могут быть признаны недействительными по общим правилам о признании сделок недействительными (ст. ст. 166 - 179 ГК РФ), если иное не предусмотрено специальными законами, например об отдельных видах юридических лиц.
В п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" прямо указано, что при рассмотрении споров о признании недействительным договора о создании акционерного общества суды должны руководствоваться соответствующими нормами ГК РФ о недействительности сделок <*>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Согласно ч. 3 п. 2 ст. 61 ГК РФ в случае допущенных при создании юридического лица грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда.
Решением арбитражного суда был признан недействительным договор о создании акционерного общества закрытого типа (АОЗТ), подписанный должностным лицом - генеральным директором акционерного общества открытого типа (АООТ) с превышением его полномочий, т.е. при отсутствии решения общего собрания акционеров, которые не дали согласия на создание юридического лица. Также признано недействительным постановление администрации района о регистрации АОЗТ с последующей ликвидацией созданного с нарушением закона юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Обзор отдельных постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по спорам, связанным с признанием недействительными учредительных документов и актов о регистрации юридических лиц // Хозяйство и право. 1999. N 5. С. 139 - 140.

Как отмечает Г.С. Шапкина, признание договора о создании акционерного общества недействительным в связи с нарушениями законодательства, которые могли бы служить препятствием для учреждения и государственной регистрации юридического лица (например, учреждение общества лицом, не имеющим на это права, либо требующегося по закону разрешения на соответствующие действия, внесение в качестве вклада в уставный капитал общества объектов, принадлежащих государству или иным лицам, без их согласия), является основанием для признания недействительной государственной регистрации данного общества (с соблюдением установленных процессуальных правил). Если договор признан недействительным по другим причинам, не исключающим возможность продолжения деятельности созданного общества (при отсутствии грубых нарушений законодательства, определяющего порядок и условия создания акционерных обществ), то сам по себе этот факт не должен рассматриваться как основание для признания недействительной государственной регистрации общества и его ликвидации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шапкина Г.С. О применении акционерного законодательства (Комментарий к Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19) // Вестник ВАС РФ. 2004. N 2. С. 109.

Договор о совместной деятельности по созданию юридического лица или учредительный договор могут быть признаны недействительными лишь в части. Согласно ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Если в заключении договора о совместной деятельности по созданию юридического лица наряду с другими лицами участвовал недееспособный гражданин, для него, по общему правилу, договор будет ничтожным (ч. 1 п. 1 ст. 171 ГК РФ). Для остальных его участников договор может сохранить силу. В интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде гражданина (п. 2 ст. 171 ГК РФ). Следовательно, в этом случае норма ч. 3 п. 2 ст. 61 ГК РФ не подлежит применению.
Думается, что сказанное справедливо и в отношении учредительного договора о создании юридического лица.
Признание недействительным учредительного договора полного товарищества в отношении одного товарища повлечет для него такие же последствия, как при выходе из товарищества, за исключением того, что он не будет нести ответственность по его долгам, предусмотренную п. 2 ст. 75 ГК РФ. Остающиеся участники, если их число не меньше двух, должны будут внести необходимые изменения в учредительный договор. Если в товариществе остался один участник, он обязан ликвидировать или преобразовать товарищество в иную организационно-правовую форму (ст. 81 ГК РФ).

§ 3. Гражданско-правовая природа устава юридического лица

Устав как учредительный документ. Для большинства юридических лиц учредительным документом является только устав, утверждаемый их учредителями (п. 3 ст. 98, п. 1 ст. 108, п. 2 ст. 114, п. 2 ст. 116, п. 4 ст. 118 ГК РФ; п. 1 ст. 11 Закона об акционерных обществах; п. 1 ст. 5 Закона о производственных кооперативах; п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях и др.). Устав служит единственным учредительным документом для хозяйственных обществ, создаваемых одним учредителем (ч. 3 п. 1 ст. 52 ГК РФ). Являясь учредительным документом, устав закрепляет гражданско-правовой статус юридического лица.
Вопрос о природе устава юридического лица остается дискуссионным в цивилистической науке. В XIX в. российские ученые и судебная практика не смогли выработать единое мнение относительно природы устава. Иногда устав акционерного общества рассматривался Правительствующим Сенатом как особый договор, в других ситуациях он считался своеобразным законом. По выражению Е. Элиасберга, в итоге получился некий "полудоговор-полузакон, своего рода юридический метис" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Элиасберг Е. Представляет ли собой акционерный устав закон или договор // Вестник права и нотариата. 1912. N 33. С. 1005.

Нормативная природа устава. Как замечал С.В. Пахман, устав акционерной компании нельзя рассматривать как товарищеский договор между участниками, ибо для его составления и изменения нет нужды в единогласии всех членов. Изменение в личном составе компании не требует согласия всех участников. Устав публичной компании представляет собой ее контракт с государством, а потому должен издаваться в виде особого закона. Уставы частных компаний являются своего рода товарищескими контрактами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Пахман С.В. О задачах предстоящей реформы акционерного законодательства. Харьков, 1861. С. 55, 75.

Некоторые российские цивилисты, в частности К.Н. Анненков, А.О. Гордон <1>, Д.И. Мейер, Н.О. Нерсесов <2>, Н.А. Полетаев <3>, В.А. Удинцев, равно как судебная практика того времени, рассматривали устав юридического лица в качестве акта деятельности законодателя, поскольку он утверждался высочайшей властью <4>.
--------------------------------
<1> См.: Гордон А.О. Наши общественные собрания (клубы) с точки зрения юридической (право быть членом клуба может быть предметом иска). СПб., 1883.
<2> См.: Нерсесов Н.О. Торговое право. М., 1896. С. 111.
<3> См.: Полетаев Н.А. Об ответственности акционерного общества и его органов перед отдельными акционерами: Доклад в С.-Петербургском юридическом обществе // Журнал С.-Петербургского юридического общества. 1894. Кн. 5. С. 39 - 80.
<4> См.: Томсинов В.А. Юридическая природа акционерного общества // Законодательство. 1998. N 7. С. 82 - 83; Он же. Общее собрание как орган управления акционерным обществом // Законодательство. 1998. N 9. С. 82 - 85; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 411; Он же. О юридической силе уставов акционерных товариществ // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. Кн. 3. С. 119 - 130; и др.

Как подчеркивал Д.И. Мейер, хотя проект устава составляется учредителями компании, его содержание обусловлено волей лишь законодателя, поскольку устав есть акт его деятельности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. М., 1997. С. 315.

Развивая эту мысль, К.Н. Анненков писал, что порядок рассмотрения, утверждения и обнародования уставов компаний, предусмотренный ст. ст. 2196, 2197 ч. 1 т. X Свода законов Российской империи, аналогичен порядку, установленному для законов, поэтому уставы должны признаваться имеющими равную с законом силу. Уставы утверждаются не только с целью дать бытие известному юридическому лицу и определить его права, но также для регламентации его отношений с третьими лицами. Устав обязателен не только для самой компании и ее участников, но и для всех третьих лиц, желающих вступить с ней в правоотношения. Следовательно, утвержденный надлежащим порядком устав имеет силу закона <*>.
--------------------------------
<*> См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. I. Введение и общая часть. 2-е изд., пересм. и доп. СПб., 1899. С. 52 - 53.

В.А. Удинцев замечал, что уставы акционерных компаний относятся к торгово-промышленным законам, но лишь в той части, которая представляется изъятием из действующих законов, и потому проходят все законодательные инстанции <*>.
--------------------------------
<*> См.: Удинцев В.А. Русское торгово-промышленное право. Общее учение. Киев, 1907. С. 20.

По мнению Л.И. Петражицкого, в России конца XIX в. правовое положение акционерных обществ определялось не нормами ст. ст. 2139 - 2198 ч. 1 т. X Свода законов, которые сильно устарели, а покоилось на административных нормах, создаваемых для каждого возникающего общества и отличающихся от общих постановлений закона. Эта административная нормировка воплощалась в форму сенатских законов, каковыми с формальной точки зрения являлись уставы акционерных компаний. Несмотря на создание для каждого общества особого устава ad hoc, отличающегося от общих законов и других уставов, все уставы имели много общего. Сформировалось что-то вроде обычного административного акционерного "права", существующего независимо и даже вопреки действующим общим законам <*>. Аналогичный вывод был сделан А.П. Башиловым <**>.
--------------------------------
<*> См.: Петражицкий Л.И. Акционерная компания: Акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народном хозяйстве. СПб., 1898. С. 3.
<**> См.: Башилов А.П. Русское торговое право. Вып. 1. СПб., 1887. С. 35.

Н.Г. Вавин тоже считал, что правила, издаваемые частными обществами, являются источниками права, наряду с законами, обычаями и др. <*>
--------------------------------
<*> См.: Вавин Н.Г. Формы права, нормирующие гражданские взаимоотношения. Из кассационной практики // Право и жизнь. 1927. N 3. С. 67.

В советской России идею об уставе как особом нормативном акте, действие которого было ограничено по кругу лиц, а иногда и по времени, если юридическое лицо создавалось на определенный срок, развивал Д.М. Генкин применительно к уставам кооперативных организаций. По мнению ученого, устав кооперативной организации имеет двоякое значение. С одной стороны, он устанавливает отношения между кооперативом как таковым и его отдельными участниками. С другой стороны, он определяет порядок деятельности кооператива в торгово-промышленном обороте, в отношениях с третьими лицами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Генкин Д.М. Краткий курс кооперативного права. М., 1929. С. 3.

Согласно ст. 25 ГК РСФСР 1964 г. деятельность государственных предприятий и организаций регламентировалась уставами (положениями), утверждаемыми их вышестоящими органами, либо общими положениями об организациях данного вида, которые обычно утверждались постановлениями Совета Министров СССР (союзной, автономной республики) либо актами соответствующих министерств и ведомств.
ГК РСФСР 1964 г. не содержал исчерпывающего перечня источников гражданского права, как нормы ст. ст. 3, 5, 7 гл. 1 ч. 1 ГК РФ 1994 г. Однако в литературе советского периода было признано, что постановления и распоряжения Совета Министров СССР, союзных и автономных республик; нормативные акты министерств и ведомств; решения местных Советов народных депутатов; санкционированные государством уставы и положения кооперативных и других общественных организаций являются подзаконными нормативными актами. В качестве подзаконных нормативных актов квалифицировались также утвержденные этими актами уставы государственных организаций <*>, например Устав Банка внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанка), утвержденный Постановлением СМ СССР от 14 июня 1988 г. N 745 <**>.
--------------------------------
<*> См.: Советское гражданское право. Т. 1. М., 1979. С. 42.
<**> В ред. Постановления СМ СССР от 3 сентября 1990 г. N 884 // СП СССР. 1988. N 22. Ст. 65; СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Уставы предприятий, подчиненных производственным и научно-производственным объединениям, а также положения о структурных единицах, входящих в состав объединения, которые утверждались генеральным директором объединения (п. 8 Положения о научно-производственном объединении <*>), и положения о структурных единицах в составе предприятия, утверждаемые директором предприятия (п. 93 Положения о социалистическом государственном производственном предприятии <**>), рассматривались как нормативные акты локального действия или локальные (внутрихозяйственные) нормативные акты, поскольку они издавались самим юридическим лицом (объединением, предприятием) <***>.
--------------------------------
<*> Утверждено Постановлением СМ СССР от 30 декабря 1975 г. N 1062 // СП СССР. 1976. N 2. Ст. 13; N 21. Ст. 107; 1981. Отд. 1. N 22. Ст. 126; 1982. Отд. 1. N 2. Ст. 7.
<**> Утверждено Постановлением СМ СССР от 4 октября 1965 г. N 731 // СП СССР. 1965. N 19 - 20; 1976. N 21. Ст. 107; 1981. Отд. 1. N 22. Ст. 126; 1982. Отд. 1. N 2. Ст. 7; N 25. Ст. 130.
<***> См.: Самигуллин В.К. Локальные нормы и их виды // Правоведение. 1976. N 2. С. 39.

Как замечает С.С. Алексеев, после установления советской власти, не признававшей ничего частного, в России восторжествовало всесильное, всеохватное, публичное право тоталитарной системы, концепция хозяйственного права, обосновывающая торжество централизованного планового административного управления и внерыночного хозяйствования <*>.
--------------------------------
<*> См.: Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. С. 209.

Л.С. Таль писал, что советская власть сразу начала проводить политику подмены законодательного регулирования правоотношений административным усмотрением, вследствие чего границы между законодательными и административными актами почти сгладились, а рамки административной практики как источника правопорядка внутри хозяйственных предприятий расширились до невиданных размеров <*>.
--------------------------------
<*> См.: Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. 2-е изд. М., 1918. С. 41.

Не случайно В.С. Якушев обращает внимание на то, что причину локального регулирования складывающихся между объединением (предприятием) и его структурными и управленческими подразделениями внутрихозяйственных имущественных отношений, а также вертикальных и горизонтальных управленческих отношений следует искать в том, что по своей природе эти отношения объективно требуют особого правового воздействия, обусловленного спецификой данного хозяйственного подразделения, и не могут быть урегулированы общими нормами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Якушев В.С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989. Сб. статей. М., 2001. С. 427 - 429.

Устав как ненормативный (индивидуальный) правовой акт. Анализ современного российского законодательства позволяет сделать вывод, что утверждаемый актом компетентного государственного органа устав юридического лица, единственным учредителем которого выступает публично-правовое образование, не имеет нормативного характера.
Представляется, что такой устав следует рассматривать в качестве индивидуального (ненормативного) правового акта, принятого уполномоченным государственным органом или органом местного самоуправления и адресованного конкретным лицам, прежде всего создаваемому юридическому лицу.
М.Н. Марченко указывает, что под нормативно-правовыми актами понимаются выраженные в письменной форме решения компетентных государственных органов, содержащие нормы права. По характеру все нормативные акты являются государственными, ибо издаются или санкционируются только органами государства, имеют волевой характер, в них содержится и через них преломляется государственная воля. Будучи формой (источником) права, нормативно-правовые акты отличаются от актов, не имеющих нормативного характера, прежде всего от актов применения норм права, или индивидуальных актов. Индивидуальные акты тоже являются юридическими по своему характеру и вызывают определенные юридические последствия. Однако нормативные акты содержат общие предписания в виде норм права и рассчитаны на многократное применение, тогда как индивидуальные акты содержат предписания индивидуального характера. Нормативные акты адресованы широкому, точнее, неопределенному кругу юридических и физических лиц. Акты индивидуальные обращены к строго определенным лицам или кругу лиц и издаются по вполне определенному поводу. Нормативно-правовыми актами охватывается широкий круг общественных отношений, а индивидуальные акты рассчитаны на строго определенный вид общественных отношений. Действие индивидуального акта прекращается с прекращением существования конкретных отношений, тогда как нормативно-правовые акты продолжают действовать независимо от того, существуют или не существуют конкретные отношения, предусмотренные данным актом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 510 - 511.

Как подчеркивал О.А. Красавчиков, в юридической науке нормой права называется установленное или санкционированное государством правило поведения общеобязательного характера, соблюдение которого обеспечивается принудительной силой государства. Нормами права являются общие предписания органов государственной власти и управления, обращенные к более или менее неопределенному (не конкретизированному) кругу лиц и устанавливающие для них обязанность (возможность) известного поведения в соответствующих условиях. Норма права есть общее предписание, обращенное к любому лицу, поведение которого подпадает под действие этой нормы. Акты государственных органов, имеющие в своем содержании определенные правила (нормы), являются нормативными актами, тогда как акты ненормативные, содержащие конкретные предписания, обращенные к определенному лицу (лицам), являются юридическими фактами, т.е. фактами реальной действительности, с которыми нормы права связывают определенные юридические последствия. В отличие от правовых норм, которые сами по себе не могут ни наделить субъектов правами и обязанностями, ни освободить их от существующей правовой связи, юридические факты выступают в качестве связующего звена между нормой права и субъективными правами и обязанностями конкретного лица. Юридические факты реализуют создаваемую юридическими предпосылками (правовыми нормами и категорией правосубъектности) возможность возникновения гражданского правоотношения, превращают ее в действительность: участники регулируемого правом общественного отношения, будучи в необходимой мере правосубъектными, становятся связанными между собой определенными правами и обязанностями <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 18 - 28, 50.


КонсультантПлюс: примечание.
Постановление Правительства РФ от 30.12.2000 N 1038 "Об утверждении Положения о Министерстве транспорта Российской Федерации" утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 30.07.2004 N 395.

Примерами такого рода индивидуальных (ненормативных) актов, являющихся юридическими фактами гражданского права, служат уставы государственных (муниципальных) предприятий, утверждаемые уполномоченными государственными органами РФ, субъекта РФ или органами местного самоуправления (п. 2 ст. 9 Закона о государственных предприятиях), в частности Устав Федерального государственного учреждения "Российский морской регистр судоходства", утвержденный Приказом Министерства транспорта РФ от 17 июня 2003 г. N 144, изданным на основании п. 3 ст. 22 Кодекса торгового мореплавания РФ <*> и Постановления Правительства РФ от 30 декабря 2000 г. N 1038 "Об утверждении Положения о Министерстве транспорта РФ" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации. Принят Государственной Думой 31 марта 1999 г. // СЗ РФ. 1999. N 18. Ст. 2207; 2001. N 22. Ст. 2125; 2003. N 27. Ч. 1. Ст. 2700; 2004. N 15. Ст. 1519.
<**> СЗ РФ. 2001. N 3. Ст. 235. Согласно ч. 6 п. 13 Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 функции по принятию нормативных правовых актов в сфере деятельности упраздненного Министерства транспорта РФ переданы образованному Министерству транспорта и связи РФ // СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 945.

С точки зрения деления юридических лиц на публичные и частные, которое существует в некоторых правопорядках, такие юридические лица обычно причисляются к субъектам публичного права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. С. 62 - 64; Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 40 - 43; Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1993. С. 79 - 80; Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 156 - 160; Залесский В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право зарубежных стран / Под общей ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. М., 2004. С. 105 - 107; и др.

В России подобная классификация отсутствует. Если использовать принятые за рубежом критерии для разграничения частных и публичных организаций, получается, что одни из названных юридических лиц должны рассматриваться как субъекты частного права (государственные или муниципальные унитарные предприятия), а другие могут считаться юридическими лицами публичного права (Государственное учреждение "Российский морской регистр судоходства" и т.п.).
Рискнем предположить, что подобный устав можно признать и своеобразной административной сделкой, имеющей природу, сходную с административным договором <*>. Однако это утверждение, безусловно, требует дополнительных исследований в сфере административно-правовой науки.
--------------------------------
<*> См.: Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М., 2000. С. 221 - 236, 244 - 248.

Устав как локальный нормативный акт. Некоторые современные российские правоведы по-прежнему считают устав любого юридического лица нормативным актом, хотя и локального характера <*>.
--------------------------------
<*> См.: Долинская В.В. Акционерное право. М., 1997. С. 85; Бакшинскас В.Ю., Дедов Д.И., Карелина С.И. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). М., 1998. С. 24; Эбзеев Б.Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте. Дис... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 124 - 126; Шиткина И.С. Правовое регулирование деятельности коммерческих организаций внутренними (локальными) документами. М., 2003; и др.

Как пишет Д.В. Ломакин, устав акционерного общества, являясь локальным нормативным актом, регламентирует деятельность общества, которое обязано соблюдать его положения. Законодатель предусмотрел меры воздействия на юридическое лицо, виновное в нарушении своего устава. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной (ст. 173 ГК РФ). Устав также регламентирует статус акционеров. Однако его нормы имеют абстрактный характер, тогда как юридические обязанности являются содержанием конкретных правоотношений. Обязанность соблюдения устава не входит в содержание акционерного правоотношения, поэтому к акционеру нельзя применить санкции за нарушение вообще устава. Следовательно, чтобы быть исполненной, эта обязанность должна трансформироваться в конкретное предписание <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 21 - 22.

Аналогичная позиция высказана в учебной литературе.
А.В. Мицкевич, В.Д. Попов и некоторые другие исследователи считают устав юридического лица корпоративным нормативным правовым актом, который содержит корпоративные нормы, являющиеся источниками российского права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2: Теория права. М., 1998. С. 70 - 71, 151.

По мнению И.В. Елисеева, устав можно рассматривать в качестве локального нормативного акта, определяющего правовое положение юридического лица и регулирующего отношения между участниками и самим юридическим лицом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Елисеев И.В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2002. С. 160.

Возрастание значения локального нормотворчества в корпоративном законодательстве, обеспечивающем правовое регулирование хозяйственных обществ и товариществ, всячески подчеркивается И.С. Шиткиной <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шиткина И.С. Правовое регулирование деятельности коммерческих организаций внутренними (локальными) документами. М., 2003. С. 15; Она же. Холдинги. Правовой и управленческий аспекты. М., 2003. С. 157.

Однако в существующих реалиях теоретическая обоснованность утверждения, что устав любого юридического лица имеет нормативный характер, вызывает некоторые сомнения <*>.
--------------------------------
<*> См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании хозяйственных обществ и товариществ. М., 1994. С. 74 - 76.

Категория локального нормативного акта как источника права существует в современном административном <*> и трудовом праве <**>. Трудовой кодекс РФ прямо называет в числе источников трудового права, регулирующих трудовые отношения, локальные нормативные акты, принимаемые работодателем и содержащие нормы трудового права (ст. ст. 5, 8 ТК РФ).
--------------------------------
<*> См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М., 1996. С. 67.
<**> См.: Шаповал Е.А. Источники российского трудового права. Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 11.

Конечно, само понятие источника права есть предмет научных дискуссий <*>. Однако ни цивилистическая наука <**>, ни действующий ГК РФ, который содержит исчерпывающий перечень источников гражданского права (ст. ст. 3, 5, 7 ГК РФ), не предусматривают в их числе никаких локальных нормативных актов. Более того, локальные нормативные акты принимаются органами юридического лица, а устав единогласно утверждается его учредителями, когда решение о создании юридического лица уже принято, но само юридическое лицо еще не зарегистрировано (п. 1 ст. 52 ГК; п. 3 ст. 9 Закона об акционерных обществах; п. 1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. п. 1, 3, 4 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях и др.).
--------------------------------
<*> См.: Марченко М.Н. Источники права: понятие, содержание, система и соотношение с формой права // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 2002. N 5. С. 3 - 16 и др.
<**> См.: Суханов Е.А. Источники гражданского права // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 59 - 80.

Учитывая возможные перемены в жизнедеятельности юридического лица, законодатель допускает последующие изменения и дополнения устава по решению высшего органа управления юридического лица (подп. 1 п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах; п. 4 ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 4 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях и др.).
Однако и здесь различия между уставом юридического лица и локальным нормативным актом прослеживаются достаточно наглядно. Устав фонда может быть изменен его органами управления лишь в случае, когда такая возможность предусмотрена самим уставом, утвержденным учредителями фонда (п. 4 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях).
Заметим, что утверждаемые государственными органами исполнительной власти примерные уставы, касающиеся правового положения юридических лиц, учреждаемых по собственной инициативе гражданами и/или юридическими лицами, носят исключительно рекомендательный характер. В частности, Примерный устав товарищества собственников жилья был утвержден Приказом Министерства РФ по земельной политике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 3 августа 1998 г. N 35 <*>.
--------------------------------
<*> См.: Бюллетень строительной техники. 1999. N 1.

Договорная природа устава. В российской и зарубежной доктрине достаточно распространено понимание устава юридического лица как договора либо как основанного на договоре правового явления. По мнению исследователей, договорная природа свойственна уставам юридических лиц - корпораций (союзов, объединений лиц), но не уставам учреждений.
Своеобразная природа устава общества с ограниченной ответственностью отмечается зарубежными правоведами. Чаще всего устав общества с ограниченной ответственностью рассматривается как особый вид договора - организационный договор, который регулирует внутренние отношения между участниками и одновременно является нормативной основой общества как юридического лица. Постановлениям устава, определяющим организационную структуру юридического лица, его отношения с третьими лицами, придается нормативное значение. Надлежащим образом утвержденный устав становится обязательным не только для лиц, которые его принимали, но для всех участников и контрагентов общества.
Как полагает В.В. Зайцева, в обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах устав регламентирует корпоративные отношения: организационную структуру общества, функции и правомочия его органов, права и обязанности участников общества и др. <*>
--------------------------------
<*> См.: Зайцева В.В. Торговые товарищества // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 127, 145 - 146, 166.

При таком подходе устав рассматривается как особый договор, явно выраженный или подразумеваемый, который конституирует юридическое лицо путем закрепления отношений между лицами, подписавшими устав. Существование юридического лица обусловливается договорными отношениями учредителей, а устав лишь фиксирует появление нового субъекта права. Получается, что новые участники юридического лица (акционеры, товарищи, члены и пр.) обязаны присоединиться к действующему договору (уставу) или заключить (принять) новый устав <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д.И. Правовая природа устава юридического лица // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 42 - 43.

В дореволюционной России ряд ученых, в том числе В.А. Маклаков <*>, Г.Ф. Шершеневич, П.П. Цитович <**>, иногда и судебная практика, отмечали договорный характер устава любого основанного на членстве юридического лица (корпорации) <***>.
--------------------------------
<*> См.: Маклаков В.А. Власть большинства в акционерных компаниях // Вестник гражданского права. 1914. N 2. С. 138 - 139.
<**> См.: Цитович П.П. Курс русского гражданского права. СПб., 1878. С. 38.
<***> См.: Максимов В.Я. Законы о товариществах. М., 1911; Томсинов В.А. Юридическая природа акционерного общества // Законодательство. 1998. N 7. С. 82 - 83; Он же. Общее собрание как орган управления акционерным обществом // Законодательство. 1998. N 9. С. 82 - 83; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 360 - 362, 412 - 414; Он же. О юридической силе уставов акционерных товариществ // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. Кн. 3. С. 119 - 130; и др.

Как писал П.Н. Гуссаковский, акционерное общество есть соединение лиц, согласившихся предоставить определенные суммы для устройства и эксплуатации предприятия на началах, указанных в его уставе. Всех акционеров связывает их взаимное обязательство не отступать при эксплуатации предприятия от постановлений закона и устава <*>. Хотя права, обязанности и ответственность акционеров должны определяться законом, устав не утрачивает значения товарищеского договора. Даже если содержание устава ограничивается указанием цели создания акционерного предприятия, размера его основного капитала и количества выпускаемых акций, тем не менее в этом уставе выражается соглашение учредителей и акционеров образовать акционерное товарищество для определенных целей, на условиях, чтобы их права, обязанности и ответственность в качестве участников этого товарищества определялись в соответствии с законом об акционерных обществах. Однако безусловное распространение на устав акционерного общества договорного принципа, согласно которому его условия могут быть изменены только с общего согласия всех участников соглашения, порождало бы существенные практические неудобства, тормозило бы деятельность акционерного предприятия. Поэтому как российское, так и зарубежное законодательство допускает возможность изменения уставов акционерных обществ большинством голосов акционеров <**>.
--------------------------------
<*> См.: Гуссаковский Н.П. Вопросы акционерного права. СПб., 1898. С. 5.
<**> См.: Гуссаковский Н.П. Вопросы акционерного права. Пг., 1915. С. 53 - 54.

Г. Ф. Шершеневич подчеркивал, что акционерный устав является не специальным законом, а договором частных лиц. Анализируя иностранные источники конца XIX в., он пришел к выводу, что ни правовая наука, ни законодательство, ни судебная практика европейских государств не рассматривают устав компании в качестве закона. Законодательством Германии, Италии, Испании, Франции, Швейцарии, даже Австрии, где еще существовала концессионная система создания акционерных компаний, единогласно признается договорный характер устава. Верховная власть утверждает его с единственной целью: создать юридическое лицо и не придает уставу характера закона или административного акта. Здесь преследуются цели фискального характера, дабы предотвратить злоупотребления со стороны недобросовестных учредителей, не допустить возникновение мошеннических компаний. Юридические лица, как все субъекты права, подчиняются общим законам, которым должны соответствовать положения их уставов, не имеющие силы в случае их противоречия закону. Для учредителей положения устава обязательны, как условия договора обязательны для лиц, его заключивших. Соответствующий закону устав компании, как и договор, нельзя изменить без согласия частных лиц, отношения которых он регулирует. В России порядок утверждения уставов компаний также отличается от законодательной процедуры. Особыми законами можно считать только привилегии, которые испрашиваются учредителями специально для конкретного юридического лица. Устав, содержащий изъятия из общих законов, проходит процедуру, установленную для законопроектов, и подлежит Высочайшему утверждению, тогда как обычный устав получает лишь Высочайшее соизволение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. О юридической силе уставов акционерных товариществ // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. Кн. 3. С. 120 - 130.

Как подчеркивает М.И. Брагинский, регулирующая роль договора сближает его с законом и нормативными актами. Однако условия договора отличаются от правовой нормы двумя принципиальными особенностями. Первая связана с происхождением правил поведения: договор выражает волю сторон, а правовой акт - волю издавшего его органа. Вторая различает пределы действия того и другого правила поведения: договор непосредственно рассчитан на регулирование поведения только его сторон. Для лиц, не являющихся сторонами договора, он может создать права, но не обязанности. Правовой или иной нормативный акт порождает в принципе общее для всех и каждого правило. Любое ограничение круга лиц, на которых распространяется нормативный акт, определяется самим актом <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. С. 13 - 14.

Договорный характер учредительного акта отстаивал германский ученый Л. Эннекцерус, который писал, что для возникновения общества необходимо наличие учредительного договора <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полутом 1. Введение и общая часть. М., 1949. С. 362 - 363.

Договорная концепция возникновения акционерного общества и признание договорной природы его устава нашли отражение в § 2 Акционерного закона ФРГ от 6 сентября 1965 г., согласно которому в заключении договора об обществе (устава) должны участвовать минимум пять лиц <*>. Германское право рассматривает устав юридического лица как особый договор организационного характера <**>.
--------------------------------
<*> См.: Германское право. Ч. 2. Торговое уложение и другие законы. М., 1996. С. 167.
<**> Schmidt K. Gesellschaftsrecht. 3 Aufl. Koln, Berlin, Bonn, Munchen: Carl Heymanns, 1997. S. 81.

Во французской доктрине XIX в. господствовала договорная теория природы акционерного общества, объясняющая его возникновение исходя из идеи договора. Признание акционерного общества договором означает, что его устав принимается, изменяется и дополняется по единодушному решению его участников. Со ссылкой на свободу договора выдвигалось требование об отмене разрешительного порядка создания акционерных обществ и провозглашалось право учредителей (акционеров) самостоятельно определять свои взаимоотношения, в том числе путем закрепления в уставе общества правил, отличных от императивных норм закона <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Избранные труды. С. 53 - 54.

В решении по делу Dartmouth College v. Woodward Верховный Суд США постановил, что устав корпорации есть договор между штатом и корпорацией. Американская правовая доктрина рассматривает устав корпорации как договор, действующий на трех уровнях: между штатом и корпорацией; между корпорацией и ее акционерами; между акционерами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Батлер У.Э., Гаши-Батлер М.Е. Корпорации и ценные бумаги по праву России и США. М., 1997. С. 26.

Критика договорной теории устава. Вместе с тем категорическое утверждение, будто устав является договором, представляется неверным, поскольку оно игнорирует факт появления юридического лица.
Договорная теория юридического лица и его устава, несмотря на практические достоинства, была подвергнута убедительной критике со стороны российских и зарубежных правоведов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Избранные труды. С. 54 - 55.

Во-первых, трудно признать договором устав акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью, созданного одним учредителем (так называемые компании одного лица - one-man company). Очевидно, что устав любого юридического лица, имеющего единственного учредителя, также нельзя считать договором.
Во-вторых, договорная теория устава не объясняет предусмотренную законодательством многих стран возможность изменения устава по решению не всех, а большинства учредителей (участников).
Французские Законы от 22 ноября 1913 г. и от 1 мая 1930 г. предусмотрели, что любое положение устава может быть изменено решением чрезвычайного собрания акционеров. Л.-Ж. Морандьер объяснял позицию законодателя наступившей невозможностью учитывать лишь индивидуальные интересы каждой стороны и необходимостью дать приоритет единому коллективному интересу всех участников в достижении общей цели, ради которой создавалось юридическое лицо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Морандьер Л.-Ж. Гражданское право Франции. Т. 3. М., 1961. С. 297 - 298; Кулагин М.И. Избранные труды. С. 54 - 55.

Право общего собрания участников юридического лица вносить изменения в его устав большинством голосов предусмотрено корпоративным законодательством многих зарубежных стран. Согласно нормам подп. 5 п. 1 § 119 и § 133 Акционерного закона ФРГ 1965 г. общее собрание акционеров может внести изменения в устав общества решением, принятым простым большинством голосов, если иное не установлено самим уставом.
Аналогичные нормы имеются в российском законодательстве. В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 48, п. 4 ст. 49 Закона об акционерных обществах внесение изменений и дополнений в устав общества или его утверждение в новой редакции входят в компетенцию общего собрания акционеров. Решение принимается квалифицированным большинством в 3/4 голосов акционеров - владельцев голосующих акций, участвующих в общем собрании. Как предусмотрено п. п. 1, 2 ст. 15 Закона о производственных кооперативах, решение об изменении устава принимается 3/4 голосов присутствующих на общем собрании членов кооператива.
В-третьих, подвергается критике договорная трактовка подписки на акции. Участника акционерного общества, который в течение нескольких дней покупает и продает все свои акции, нельзя рассматривать как сторону, договаривающуюся с другими акционерами.
По мнению Л.И. Петражицкого, акционеры вообще не состоят друг с другом ни в каких юридических отношениях <*>. Заметим, что столь категоричное высказывание было опровергнуто многими исследователями, в том числе российскими <**>, и даже законодателем (п. 2 ст. 48 ГК РФ).
--------------------------------
<*> См.: Петражицкий Л.И. Акции, биржевая игра и теория экономических кризисов // История русской правовой мысли. М., 1998. С. 289.
<**> См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. Дис... канд. юрид. наук. М., 1999; и др.

В-четвертых, если устав юридического лица является договором, то в случае признания его недействительным по любому основанию закономерным следствием будет безусловное признание недействительным самого юридического лица, что явно противоречит здравому смыслу и потребностям оборота <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Избранные труды. С. 55.

Понимание устава как договора не нашло поддержки в судебной практике. Судебными решениями, а позднее законодательством многих стран, в том числе России, была ограничена возможность признания недействительным юридического лица в случае признания недействительными его учредительных документов. Согласно п. 2 ст. 61 ГК РФ в случае допущенных при создании юридического лица грубых нарушений закона оно может быть ликвидировано по решению суда, только если эти нарушения носят неустранимый характер <*>.
--------------------------------
<*> См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 1997 г. N 23 "О применении пунктов 2 и 4 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 2.

В-пятых, как отмечает М.И. Кулагин, примерно с 60-х гг. XIX до начала 40-х гг. XX столетия во Франции законодательное воплощение договорной концепции акционерного общества и его устава приводило к признанию избранных акционерами управляющих их поверенными, которые в свою очередь передавали свои полномочия третьим лицам. Получалось, что сделки, совершенные администраторами за пределами делегированных акционерами полномочий, не связывали юридическое лицо, что нарушало интересы его контрагентов. Деятельность судов и развитие акционерного законодательства привели к отказу от договорной концепции прав администраторов. Было признано, что правомочия органов управления акционерного общества не зависят от воли акционеров, а устанавливаются законом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Избранные труды. С. 55 - 56.

Иные точки зрения на природу устава. Ряд современных российских исследователей не только отвергает понимание устава как локального нормативного акта, но и сомневается в его договорной природе.
Заслуживают внимания позиции Г.В. Цепова и Д.И. Степанова.
Следует согласиться с мнением Г.В. Цепова, что устав юридического лица не является локальным нормативным актом. Как пишет автор, действующий ГК РФ не предусматривает право граждан и юридических лиц создавать нормы гражданского права; неизвестно ему и понятие локального нормативного акта (ст. 3 ГК РФ). Устав не приобретает нормативного характера после государственной регистрации, ибо регистрируется само юридическое лицо, а не его учредительные документы (ст. 51 ГК РФ). Изменения и дополнения устава приобретают силу для юридического лица и его учредителей (участников) с момента их принятия в установленном порядке, а не с момента регистрации (п. 3 ст. 52 ГК РФ). Однако Г.В. Цепов отрицает и договорную природу устава. Анализируя нормы ст. ст. 48, 67 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона об акционерных обществах, согласно которым учредители (участники) имеют по отношению к обществу обязательственные права, он делает вывод, что принимаемый учредительным собранием устав общества вступает в силу с момента государственной регистрации общества. По мнению ученого, устав акционерного общества является особым документом, определяющим конкретное содержание акционерного обязательства, конкретный объем и порядок реализации акционером принадлежащих ему прав, вытекающих из акции, т.е. является условием акционерного обязательства. Если в традиционной договорной концепции устав понимается как договор, устанавливающий отношения только между учредителями (акционерами), то Г.В. Цепов рассматривает устав как документ, связывающий учредителей (акционеров), с одной стороны, и само акционерное общество, с другой стороны. По его мнению, употребляя понятие "устав", как и в случае с термином "договор", можно подразумевать также и сделку общества по его принятию или изменению <*>.
--------------------------------
<*> См.: Цепов Г. Договор или обязательство // Журнал для акционеров. 1999. N 1. С. 34 - 37.

Как видим, вслед за многими исследователями Г.В. Цепов справедливо указывает на существование правовой связи между акционерным обществом и отдельными акционерами. Однако определение устава как некоего "особого документа" не раскрывает его правовую природу.
Известно, что цивилистическая наука трактует понятие договора в трех аспектах. Во-первых, договор рассматривается как совпадающее волеизъявление (соглашение) его участников, направленное на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей, т.е. является сделкой - юридическим фактом, основанием возникновения (изменения, прекращения) правоотношений. Во-вторых, понятие договора применяется к правоотношениям, возникшим в результате его заключения, ибо в них реализуются субъективные права и обязанности сторон. В-третьих, договор есть форма соглашения, т.е. документ, фиксирующий права и обязанности сторон <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. С. 13 - 20; Суханов Е.А. Гражданско-правовой договор // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 1. М., 2000. С. 151 - 153.

Анализируя понятие договора, Д.И. Степанов приходит к выводу, что если между акционером и обществом существует правоотношение, то его можно квалифицировать как договорное отношение. Получается, что устав есть форма этого отношения, определяющая и уточняющая его содержание. Однако такое понимание устава автор считает неприемлемым. Он полагает, что устав юридического лица есть особый акт применения права, акт в смысле формы, особого документа (учредительного документа), закрепляющего, ограничивающего либо предусматривающего конкретное действие. Устав юридического лица оформляет процесс правоприменения, происходящий в момент создания юридического лица, в уставе происходит реализация правовых норм о юридических лицах. Вместе с тем устав не является одномоментным актом применения права, он обладает некоторым нормативным характером, ибо содержащиеся в нем предписания, не будучи нормами позитивного права, имеют бессрочный характер и рассчитаны на многократную реализацию. Основная часть правоприменения совершается субъектами частного права, а государственные органы завершают этот процесс, легитимируя созданное юридическое лицо актом государственной регистрации. Рассмотрение устава как сделки, точнее, формы сделки, ее корпуса, содержащего положения, позволяющие реализовать сделку, в корне неверно, ибо сделкой в силу ст. 153 ГК РФ признается действие лица, что не соответствует природе устава <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Правовая природа устава юридического лица // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 41 - 50.

С позицией Д.И. Степанова трудно согласиться ввиду недостаточности ее теоретического обоснования и непригодности для практики.
Во-первых, утверждение, что устав представляет собой некий акт применения права, не вполне корректно с позиций общей теории права. Понятие "применение права", несмотря на различные варианты его определения, тем не менее однозначно трактуется как форма реализации права, которая осуществляется уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами и носит государственно-властный характер. Этим правоприменительная деятельность отличается от иных форм реализации права (от осуществления, т.е. использования, права и др.), в которых участвуют различные субъекты - физические и юридические лица. Акты применения норм права (индивидуальные акты), будь то решения судебных органов или акты административных органов и должностных лиц, не являются источниками права, не содержат в себе общих правил поведения, а лишь применяют соответствующие нормы права к конкретному лицу или случаю <*>. В случае принятия устава учредителями или органом юридического лица частного права никакого акта применения права не происходит.
--------------------------------
<*> См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2: Теория права. С. 314 - 322.

Во-вторых, говоря о том, что устав не является ни сделкой, ни нормативным актом, Д.И. Степанов не раскрывает природу этого акта, не показывает его отличий от сделок и нормативных актов.
В-третьих, нельзя согласиться с мнением Д.И. Степанова, что к уставу нельзя применять нормы о сделках и договорах, в том числе о признании их недействительными. Его утверждение, что в качестве недействительных сделок могут быть признаны лишь действия учредителей по утверждению устава, но не сам устав, не согласуется с традиционным пониманием таких общепринятых в теории права и цивилистике терминов, как "действие", "сделка", "форма сделки" и др.
Известно, что правомерные юридические действия, осуществляемые по воле субъекта, являются разновидностью юридических фактов (ст. 8 ГК РФ), влекущих определенные правовые последствия <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.

В свою очередь эти действия подразделяются на юридические поступки, вызывающие правовые последствия независимо от их осознания субъектом, и юридические акты, прямо направленные на достижение правового результата (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ).
В ряду юридических актов различаются сделки - волевые действия физических или юридических лиц, направленные на возникновение (изменение, прекращение) гражданского правоотношения (подп. 1 п. 1 ст. 8, ст. 153 ГК РФ), и ненормативные акты государственных органов (местного самоуправления), имеющие индивидуальный характер и устанавливающие гражданские права и обязанности для конкретного субъекта (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. С. 280 - 291; Ем В.С. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 324 - 327.

Ненормативные акты и сделки имеют форму - способ объективного выражения воли субъектов, совершающих сделку или принимающих акт <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 330.

Юридическим документом является материальный носитель правовой информации. В частности, акт государственного органа может представлять собой либо документ нормативного характера, т.е. являться формой, источником права, либо документ индивидуального характера, содержащий конкретное решение, устанавливающее, изменяющее или прекращающее субъективные права и обязанности. Документ может фиксировать юридический факт, который является волеизъявлением одного субъекта (сделку), или соглашение нескольких субъектов (договор). Существуют и другие разновидности документов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Общая теория государства и права. Академический курс в 2 т. / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. С. 364 - 367. Понятие документа см. также в ст. 2 Федерального закона от 25 января 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" в ред. ФЗ от 10 января 2003 г. N 15-ФЗ; ст. 1 Федерального закона от 23 ноября 1994 г. (с послед. изм. и доп.) "Об обязательном экземпляре документов" // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Акты государственных органов и сделки, направленные на учреждение юридического лица, оформляются в виде одного или нескольких письменных документов.
Признаваться недействительными могут сделки, а также оформленные в виде документов ненормативные правовые акты государственных органов (органов местного самоуправления), не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, тогда как нормативные правовые акты, противоречащие федеральному закону или другому нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, признаются судом недействующими полностью или в части (ст. ст. 12, 13 ГК РФ; п. п. 1, 2 ст. 29 АПК РФ; подп. 3 п. 1 ст. 22, подп. 1, 2 п. 1 ст. 27, ч. ч. 2, 3 ст. 245, ст. ст. 251 - 253 ГПК РФ <*>).
--------------------------------
<*> См. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 2004 г. "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Правительства Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 4.

Не оформленные документально неправомерные действия (бездействие) государственных органов (органов местного самоуправления), должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, должностных лиц могут быть оспорены, в том числе путем их обжалования в судебном порядке (ч. 3 ст. 245 ГПК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См. п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 12/12 "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам" // Вестник ВАС РФ. 1992. N 1; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 11.

Обращение с иском в суд и подача жалобы в иные компетентные органы в числе прочих являются предусмотренными законом способами защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 104 - 108; Ем В.С. Право на защиту как субъективное гражданское право // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. М., 1998. С. 409 - 410, 423.

Между тем из рассуждений Д.И. Степанова не усматривается, почему действия учредителей по утверждению устава считаются сделками, а сам устав, оформляющий эти действия, сделкой не является. Логично было бы предположить, что все действия учредителей, имеющие правовое значение, представляют собой не сделки, а иные юридически значимые действия. Автор не поясняет, каким образом можно признать недействительными являющиеся сделками действия учредителей по созданию юридического лица, в том числе по утверждению устава, а сам устав, оформляющий процесс правоприменения, нельзя признать недействительным по основаниям, предусмотренным для недействительности сделок. Фактически ученый опровергает собственные выводы, заявляя, что для признания устава недействительным нужно доказать, что содержащиеся в нем положения противоречат императивным предписаниям законодательства.
Получается, что и в этом случае устав может быть признан недействительным либо как сделка, не соответствующая требованиям закона (ст. 168 ГК РФ), либо как нормативный или ненормативный акт государственного органа (органа местного самоуправления), не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица (ст. ст. 12, 13 ГК РФ). Однако и то и другое изначально отрицается автором, несмотря на констатацию "некоторого нормативного характера" устава.
В-четвертых, как пишет Д.И. Степанов, недействительность устава, если она не вытекает напрямую из "неправомерности учреждения" нового субъекта права, не порочит факта существования юридического лица, а потому не должна повлечь его безусловную ликвидацию <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Правовая природа устава юридического лица // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 48.

Тем самым предлагается заменить легальные юридические термины "сделка", "нормативный акт" и "ненормативный акт" довольно неопределенным понятием "правоприменительный документ", а устоявшиеся понятия "недействительность", "ничтожность", "оспоримость" - расплывчатым словосочетанием "неправомерность учреждения". Практическое воплощение этих рекомендаций может повлечь негативные последствия, ибо границы неправомерности учреждения весьма субъективны, а потому создают благоприятную почву как для чиновничьего и судейского произвола, так и для злоупотреблений со стороны учредителей. Трудно вообразить ситуацию, при которой недействительность устава в целом не означает неправомерности учреждения юридического лица. В случаях, когда учредители не обладали необходимой дееспособностью либо действовали под влиянием обмана, насилия, угрозы, т.е. при наличии обстоятельств, дающих основания для признания недействительной сделки (ст. ст. 171, 172, 178 ГК РФ), неправомерность учреждения юридического лица очевидна.
По мнению Ю.А. Метелевой, устав акционерного общества является актом, регламентирующим деятельность самого юридического лица, которое и должно соблюдать его положения. Акционеры должны соблюдать устав лишь в том случае, когда в уставе содержатся конкретные требования к акционерам, подкрепленные санкциями за их неисполнение <*>.
--------------------------------
<*> См.: Метелева Ю.А. Правовое положение акционера в акционерном обществе. М., 1999. С. 187.

Данное утверждение представляется небесспорным как с позиций рассмотрения устава в качестве локального нормативного акта, так и с точки зрения договорной природы устава. В качестве локального нормативного акта, регламентирующего "внутреннюю" жизнедеятельность общества, устав будет являться обязательным для всех участников акционерного правоотношения. В случаях, предусмотренных законом, даже заключенный двумя лицами договор может создать обязанности для третьих лиц, не являющихся его участниками. Более того, широко известны договоры присоединения, когда сторона может стать участником договора, только целиком присоединившись к его условиям.
Таким образом, ученые, отрицающие как договорную, так и нормативную природу устава юридического лица, не смогли предложить убедительного объяснения сущности этого феномена.
Заслуживает внимания позиция, выработанная германской правовой доктриной по отношению к уставу. Как отмечается в литературе, с одной стороны, принятие устава, как юридическое действие, является сделкой. С другой стороны, устав, будучи организационной основой юридического лица, является длящимся состоянием. После возникновения юридического лица устав полностью отделяется от личности учредителей и начинает независимую правовую жизнь, становясь корпоративной конституцией нового субъекта права. Интересы и воля учредителей замещаются интересами и целями юридического лица и его участников, которые с данного момента единственные имеют значение <*>.
--------------------------------
<*> Schmidt K. Gesellschaftsrecht. 3 Aufl. Koln, Berlin, Bonn, Munchen: Carl Heymanns, 1997. S. 80; Дубовицкая Е.А. Применение норм о недействительности сделок к хозяйственным обществам и товариществам (сравнительно-правовой анализ) // Вестник ВАС РФ. 2002. N 7. С. 141; и др.

Устав как корпоративная сделка. Для определения природы устава юридического лица нужно учитывать, какие субъекты выступили его учредителями, в каком порядке был утвержден устав.
Представляется, что устав юридического лица, учреждаемого единственным учредителем - гражданином или юридическим лицом, является односторонней корпоративной сделкой.
Устав юридического лица, созданного двумя и более учредителями (среди которых могут быть граждане, юридические лица, публичные образования), следует признать многосторонней корпоративной сделкой, которая не является договором.
Легальное определение сделки содержится в ст. 153 ГК РФ. Однако само понятие сделки, как и договора (п. 1 ст. 420 ГК РФ), также неоднозначно: сделками называют как юридические факты (действия, волеизъявления), так и оформляющие их документы.
Норма п. 1 ст. 154 ГК РФ гласит, что сделки могут быть дву- или многосторонними (договоры) и односторонними. Исходя из этого, принято считать, что всякая двусторонняя или многосторонняя сделка является договором. Между тем данное утверждение небесспорно, поскольку термины двусторонняя сделка и договор неравнозначны. Теоретически могут существовать двусторонние и даже многосторонние сделки, не являющиеся договорами. Примером двусторонней сделки, которая не признается договором, служит действие по передаче имущества, совершаемое во исполнение договора купли-продажи, т.е. двусторонняя распорядительная сделка. Различие между обязательственными и распорядительными сделками проводится в немецкой <*>, французской <**>, а также российской правовой доктрине <***>.
--------------------------------
<*> См.: Дорнбергер Г., Клейне Г., Клингер Г., Пош М. Гражданское право Германской Демократической Республики. Общая часть / Пер. с нем. М.М. Богуславского, Р.Л. Нарышкиной; Под ред. Д.М. Генкина. М., 1957. С. 331.
<**> См.: Саватье Р. Теория обязательств: Юридический и экономический очерк. М., 1972. С. 248.
<***> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. По 8-му изд. 1902 г. М., 2000. С. 390 - 427, 513; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. Вотчинные права. М., 2002. С. 307 - 311; Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. СПб., 1911. С. 695; Зом Р. Институции: История и система римского гражданского права. Ч. 2. Система. Вып. 1. Общая часть и вещное право. Сергиев Посад, 1916. С. 68 - 69; Гражданское право: Учебник. Ч. 2. М., 1938. С. 380 - 381; Кофман В.И. К вопросу о понятии сделки // Материалы теоретической конференции. Свердловск, 1966. С. 250; и др.

Как пишет В.В. Бердников, в отличие от договора двусторонняя сделка может выступать не только как способ установления обязательства - договора, но и как способ его исполнения, т.е. служить средством достижения выраженной в договоре правовой цели. Распорядительную сделку отличают от обязательственной признаки абстрактности, самостоятельности и бесповоротности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Бердников В.В. Распорядительная сделка как способ изменения имущественно-правового положения лица // Законодательство. 2002. N 2. С. 16 - 22; N 3. С. 30 - 39.

Следует отметить некорректность п. 3 ст. 154 ГК РФ, согласно которому для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух (двусторонняя сделка) либо трех и более сторон (многосторонняя сделка). Приведенную норму не следует толковать буквально, поскольку в ее формулировке допущено смешение двух разных цивилистических понятий: двусторонний (многосторонний) характер договора и количество участников (сторон) договора <*>. К примеру, учредительный договор является многосторонним по своему характеру, даже если он заключен только между двумя участниками (сторонами) <**>.
--------------------------------
<*> См.: Белякова А.М. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. В.П. Грибанов, С.М. Корнеев. М., 1979. С. 222 - 223; Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т. 1. М.; Пг., 1923. С. 42 - 43; Журавлев Н.П. Многосторонние сделки в советском гражданском праве. Дис... канд. юрид. наук. М., 1984. С. 68; Перетерский И.С. Сделки, договоры. С. 8; и др.
<**> См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. С. 26.

С учетом изложенного нет сомнений, что в смысле ст. 153 ГК РФ утверждение устава единственным учредителем - гражданином или юридическим лицом есть односторонняя гражданско-правовая корпоративная сделка. Решение общего собрания учредителей (участников) юридического лица об утверждении его устава является многосторонней корпоративной сделкой самих учредителей (участников), которая становится обязательной не только для каждого из них, но также для самого юридического лица и субъектов, выполняющих функции его органов, как участников корпоративного отношения.
Таким образом, когда юридическое лицо учреждается одним или несколькими (двумя и более) гражданами и/или юридическими лицами, которые сами утверждают его устав, можно сделать вывод, что принятый и подписанный учредителями (гражданами и/или юридическими лицами) устав юридического лица представляет собой документ, оформляющий совершенную учредителями (участниками) одностороннюю или многостороннюю корпоративную сделку, которая устанавливает и регламентирует корпоративные правоотношения между юридическим лицом, его учредителями (участниками) и лицами, осуществляющими функции его органов, создавая для них корпоративные права и обязанности. Наряду с другими участниками в совершении этой сделки могут принимать участие публичные образования в лице своих полномочных представителей.
Представляется, что нормативный характер устава любого юридического лица, который отмечают многие правоведы, объясняется обилием условий, императивно определенных законами об отдельных видах юридических лиц. Устав обладает сходством с договором присоединения (ст. 428 ГК РФ), ибо вступающие в юридическое лицо (корпорацию) новые участники присоединяются к предложенному им уставу целиком <*>.
--------------------------------
<*> См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. С. 59 - 77.

Как замечал М.И. Кулагин, в зарубежных странах роль уставов непрерывно падает, так как многие аспекты деятельности юридических лиц все больше регламентируются императивными нормами законов и подзаконных актов, а не правилами, сформулированными в уставах <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулагин М.И. Избранные труды. С. 80 - 81.

Будучи корпоративной сделкой, совершенной в соответствии с требованиями закона, устав содержит правила, обязательные для всех участников корпоративного отношения: юридического лица, его учредителей (участников) и лиц, осуществляющих функции его органов, даже в том случае, когда отдельные субъекты корпоративного правоотношения не принимали участия в совершении этой сделки или выступили против ее совершения. В установленных законом случаях устав может порождать правовые последствия для третьих лиц, не являющихся участниками корпоративного отношения.
Специфика устава как корпоративной сделки. Можно выделить признаки, отличающие устав как многостороннюю корпоративную сделку от обычных гражданско-правовых сделок и договоров.
Во-первых, из договора возникает обязательственное правоотношение только между участвующими в нем лицами, для которых становится обязательным (п. 1 ст. 425 ГК РФ). Договор не создает обязанностей для лиц, не являющихся его сторонами (п. 3 ст. 308 ГК РФ). Только в случаях, предусмотренных правовыми актами или соглашением сторон, из договора возникают права для третьих лиц в отношении одной или обеих сторон (п. 3 ст. 308, ст. 430 ГК РФ). Единственное исключение - это учредительный договор, который в силу своей корпоративной природы регламентирует не только обязательственные отношения сторон, но также их корпоративные отношения с участием юридического лица и третьих лиц.
Являясь корпоративной сделкой, устав юридического лица порождает не обязательственное, а корпоративное правоотношение, круг участников которого гораздо шире, нежели круг участников сделки (учредителей). В корпоративное отношение оказываются вовлечены не только учредители (участники), но также само юридическое лицо и субъекты, осуществляющие функции его органов. Как уже отмечалось, корпоративные отношения существуют не только внутри корпораций, т.е. юридических лиц, основанных на членстве (фиксированном участии), но возникают между любым юридическим лицом и каждым из его учредителей, даже если учредителем выступает публично-правовое образование.
Во-вторых, договор и устав имеют разный порядок совершения.
Договор заключается посредством направления одной из сторон оферты (ст. 435 ГК РФ) и ее акцепта (ст. 438 ГК РФ) другой стороной (п. 2 ст. 432 ГК РФ). Принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ) означает, что понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольным обязательством (ст. ст. 429, 445 ГК РФ). Стороны свободны в определении условий договора, кроме договоров присоединения (ст. 428 ГК РФ). Фактически договор считается заключенным, если стороны придут к соглашению по всем его условиям (п. 1 ст. 432 ГК РФ) <*>. При заключении многостороннего договора тремя и более лицами оферта должна быть доведена до каждого участника соглашения и акцептована им.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. С. 153 - 167; 193 - 209; Кучер А.Н. Заключение договора в соответствии с Венской конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров. Дис... канд. юрид. наук. М., 2002.

Устав юридического лица утверждается учредителями на общем учредительном собрании, хотя и единогласно (п. 3 ст. 9 Закона об акционерных обществах; п. 1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Однако единогласие учредителей (участников) для принятия устава требуется далеко не всегда. Устав кооператива может быть утвержден 3/4 голосов присутствующих на общем собрании членов кооператива, тогда как само общее собрание правомочно принимать решения, если на данном собрании присутствует более 50% общего числа членов кооператива (ч. 1 п. 1 ст. 5, ч. 3 п. 1, ч. ч. 1, 4 п. 2 ст. 15 Закона о производственных кооперативах). Получается, что в случае принятия устава большинством голосов оставшиеся в меньшинстве учредители (члены), не согласные с уставом, тем не менее будут вынуждены присоединиться к нему и подчиняться его условиям. В противном случае они могут отказаться от членства в кооперативе. Как видим, в процессе утверждения устава прослеживается его корпоративный характер, когда участвующие в совершении сделки субъекты находятся в равном юридическом положении, но при этом одни подчиняются другим.
В-третьих, договор и устав имеют разный порядок изменения.
Как правило, изменение (дополнение) и расторжение договора происходит по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).
В отличие от договора устав изменяется (дополняется) по решению не учредителей, а высшего и даже иного коллегиального органа управления юридического лица, которое может быть принято большинством голосов. Согласно п. 1 ст. 12 Закона об акционерных обществах внесение изменений (дополнений) в устав общества, его утверждение в новой редакции осуществляется по решению общего собрания акционеров, за исключением случаев, предусмотренных данным Законом. В частности, п. 5 ст. 12 Закона об акционерных обществах установлено, что внесение в устав изменений, связанных с созданием филиалов, открытием представительств общества и их ликвидацией, осуществляется на основании решения совета директоров (наблюдательного совета) общества. Получается, что устав может быть изменен не только самими участниками сделки (например, учредителями), но и другими участниками корпоративного отношения. Не исключена ситуация, когда устав может быть изменен решением суда, принятым по иску меньшинства акционеров, права которых были нарушены в ходе принятия устава.
Черты сходства учредительного договора и устава. В то же время исследование юридической природы учредительного договора и устава юридического лица, созданного гражданами и/или юридическими лицами, позволяет выявить их общие признаки.
Во-первых, как учредительный договор, так и устав юридического лица являются корпоративными сделками (ст. 153 ГК РФ). Главная особенность названных корпоративных сделок состоит в том, что в результате их совершения появляется новый субъект права - юридическое лицо, которое само не участвовало в их совершении, но становится полноправным участником единого корпоративного отношения, возникающего между учредителями, юридическим лицом и субъектами, исполняющими функции его органов.
Во-вторых, как учредительный договор, так и устав являются учредительными документами юридического лица и регламентируют корпоративные отношения, которые существуют между любым юридическим лицом, его учредителями и управляющими, а в юридических лицах - корпорациях также возникают между самими учредителями (участниками).
Сходные функции, выполняемые учредительным договором и уставом юридического лица, обусловливают сходство их содержания. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить положения п. п. 1 и 2 ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.
Отличия устава от учредительного договора. Между этими учредительными документами есть и различия.
Во-первых, принципиальное отличие учредительного договора от устава заключается в том, что учредительный договор является гражданско-правовым договором. Устав юридического лица представляет собой гражданско-правовую корпоративную сделку, одностороннюю или многостороннюю, но не является договором.
Во-вторых, учредительный договор с момента его заключения до момента государственной регистрации юридического лица регламентирует обязательственные отношения между учредителями, устанавливая их права и обязанности, связанные с образованием юридического лица и формированием его уставного капитала. Те же функции по созданию юридического лица способен выполнить договор простого товарищества (о совместной деятельности). С момента создания (государственной регистрации) юридического лица учредительный договор регламентирует уже корпоративные отношения с его участием.
В отличие от договора устав регламентирует только корпоративные отношения. Когда созданное юридическое лицо является корпорацией, т.е. основано на строго фиксированном членстве, устав регламентирует корпоративные отношения, возникающие между юридическим лицом, его учредителями (участниками, акционерами, членами) и лицами, действующими в качестве его органов.
Функцию регламентации корпоративных отношений, складывающихся внутри юридического лица, выполняет устав даже тех субъектов, которые по своей природе являются учреждениями. Однако в этом случае устав нормирует отношения, существующие между юридическим лицом и каждым из его учредителей; между юридическим лицом и лицами, выполняющими функции его органов, а также между юридическим лицом и третьими лицами. Отношения между учредителями таких юридических лиц нельзя ни установить, ни урегулировать с помощью устава.
Получается, что корпоративные отношения между юридическим лицом и его учредителями успешно регламентируются как учредительным договором, так и уставом. Между тем обязательственные отношения между самими учредителями могут быть установлены и урегулированы либо учредительным договором, либо договором о совместной деятельности по созданию юридического лица, но не уставом.
В некоторых зарубежных странах, например в Финляндии, учредители компании с ограниченной ответственностью также вырабатывают два документа <*>. В Англии документы компании именуются меморандумом и внутренним регламентом компании, а в США - уставом и внутренним регламентом корпорации. Меморандум (memorandum, memorandum of association) или устав (chapter) регулирует внешние отношения юридического лица с третьими лицами. В нем определяются цель деятельности, наименование, место нахождения органа управления (конторы), размер уставного капитала, размеры долей участников, указание на их ограниченную ответственность по долгам юридического лица. Регламент (articles of association, articles of incorporation) рассматривается в качестве договора между юридическим лицом и его участниками. Он регулирует внутренние отношения участников, в частности порядок изменения размера уставного капитала, передачи паев, совершения займов, проведения общего собрания, назначения управляющих, их полномочия и др. По общему правилу, регламент должен приниматься и изменяться участниками (акционерами), однако это право может быть уступлено совету директоров. В случае расхождения положений регламента и меморандума применяются постановления меморандума <**>.
--------------------------------
<*> См.: Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. N 10. С. 70 - 71; sec. 2, 3 chapter 2 of The New Finnish Companies Act. Helsinki: Oy Edita Ab, 1997. P. 6.
<**> См.: Зайцева В.В. Торговые товарищества // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 146; Кулагин М.И. Избранные труды. С. 80 - 82; Залесский В.В. Торговые товарищества и общества // Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учебное пособие / Под общей ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. С. 128 - 136, 152 - 160; Pennington R. Company Law. 7-th edition. London, Dublin, Edinburgh: Butterworths, 1995. P. 74 - 91; etc.

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>