<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

<***> См.: Зенин И.А. Авторские договоры и договоры о передаче смежных прав // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 1. М., 1999. С. 587 - 599; Савельева И.В. Правовое регулирование отношений в области художественного творчества. М., 1986; Чернышова С.А. Авторский договор в гражданском праве России. М., 1998; и др.

Права на средства индивидуализации товаров и производителей. Как предусмотрено ст. 25 Закона РФ от 23 сентября 1992 г. "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" <*>, исключительное право на товарный знак (знак обслуживания) в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован, может быть передано правообладателем другому юридическому лицу по договору о передаче исключительного права на товарный знак (договору об уступке товарного знака). Уступка товарного знака не допускается, если она может явиться причиной введения в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя. Кроме того, на основании ст. 26 данного Закона право на использование товарного знака (знака обслуживания) может быть предоставлено правообладателем (лицензиаром) другому юридическому лицу или осуществляющему предпринимательскую деятельность физическому лицу (лицензиату) по лицензионному договору в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован. Договор о передаче исключительного права на товарный знак (договор об уступке товарного знака) и лицензионный договор регистрируются в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Без регистрации указанные договоры считаются недействительными (ст. 27 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания) <**>.
--------------------------------
<*> См.: Официальный текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф. Далее - Закон о товарных знаках и знаках обслуживания.
<**> См.: Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. М., 2003; Евдокимова В. Правила рассмотрения и регистрации договоров об уступке патента и лицензионных договоров о предоставлении права на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца // Хозяйство и право. 1996. N 9; Илюшина М.Н. Интеллектуальная собственность в уставном капитале юридических лиц // Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности: Сб. науч. трудов. Казань, 1997. С. 11 - 16; Новосельцев О. Интеллектуальная собственность в уставном капитале // Хозяйство и право. 1997. N 3; Петров И.А. Охрана товарных знаков в Российской Федерации. М., 2002; Пиленко А.А. Право изобретателя. М., 2001; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. 2-е изд. М., 2001; Штумпф Г. Лицензионный договор. М., 1988; и др.

Объекты, не могущие быть предметом вклада. Очевидно, что наименование места происхождения товара не может быть передано в качестве вклада (ст. 30 Закона о товарных знаках и знаках обслуживания). Не могут быть предметом вклада в уставный капитал юридического лица ноу-хау, а также разного рода услуги, "личное участие" в его деятельности и т.п. Не допускается зачет встречных требований учредителя к юридическому лицу (п. 1 ст. 16 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Дело в том, что у обладателя ноу-хау, т.е. неохраняемой конфиденциальной научно-технической, финансовой или иной информации, обладающей коммерческой ценностью, отсутствует абсолютное право, а есть лишь фактическая монополия.
Надлежит согласиться с мнением И.А. Зенина, что буквальная трактовка п. 6 ст. 66 ГК РФ позволяет утверждать: учредители хозяйственных товариществ и обществ не вправе вносить ноу-хау в уставный капитал юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зенин И.А. Интеллектуальная собственность и ноу-хау: Учебно-практическое пособие. М., 2001; Он же. Лицензионный договор на изобретения и ноу-хау // Советское государство и право. 1983. N 6; Он же. Обязательства по использованию исключительных прав и ноу-хау // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. Полутом 1. М., 1999. С. 570 - 571; Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. М., 1976; и др.

Думается, что следует ограничить возможность формирования уставного капитала юридического лица путем внесения имущественных прав, в том числе исключительных, поскольку такие вклады не обеспечивают защиту интересов его кредиторов по причине отсутствия надлежащего механизма обращения взыскания на имущественные права, включая исключительные права на результаты творческой деятельности.
Законодательство большинства зарубежных стран не допускает внесения вкладов в виде предоставления услуг, ибо такие вклады вносятся не единовременно, а постепенно и не могут служить надлежащим обеспечением требований кредиторов (ст. 1843-2 ГК Франции).
Учредительными документами юридического лица могут определяться иные виды имущества, которое нельзя вносить в качестве вклада в уставный капитал (ч. 4 п. 2 ст. 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).
Оценка вкладов. С учетом прямой зависимости объема корпоративных прав участников хозяйственных обществ и товариществ от размера их долей в уставном капитале законодатель установил жесткие правила определения стоимости вкладов учредителей. Согласно ч. 1 п. 1 ст. 16 Закона об обществах с ограниченной ответственностью стоимость вклада каждого учредителя общества должна быть не менее номинальной стоимости его доли.
В соответствии с п. 2 ст. 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью денежная оценка неденежных вкладов в уставный капитал общества, вносимых участниками общества и принимаемыми в общество третьими лицами, утверждается решением общего собрания участников общества, принимаемым всеми участниками общества единогласно. Если номинальная стоимость (увеличение номинальной стоимости) доли участника общества в уставном капитале общества, оплачиваемой неденежным вкладом, составляет более двухсот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на дату представления документов для государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества, такой вклад должен оцениваться независимым оценщиком <*>.
--------------------------------
<*> См.: Федеральный закон от 16 июля 1998 г. "Об оценочной деятельности в Российской Федерации". Текст по состоянию на 1 июня 2004 г. // СПС "КонсультантПлюс". ВерсияПроф.

Номинальная стоимость (увеличение номинальной стоимости) доли участника общества, оплачиваемой таким неденежным вкладом, не может превышать сумму оценки указанного вклада, определенную независимым оценщиком. В случае внесения в уставный капитал общества неденежных вкладов участники общества и независимый оценщик в течение трех лет с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества солидарно несут при недостаточности имущества общества субсидиарную ответственность по его обязательствам в размере завышения стоимости неденежных вкладов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Новосельцев О. Оформление, оценка и бухгалтерский учет "ноу-хау" в нематериальных активах // Хозяйство и право. 1999. N 12. С. 107 - 112.

Согласно нормам подп. 4 п. 3 ст. 39 Налогового кодекса РФ передача имущества в уставный капитал юридического лица не считается ни реализацией этого имущества, ни доходом юридического лица, а потому не влечет уплату налога на прибыль и налога на добавленную стоимость (НДС). Кроме того, российское законодательство предоставляет определенные таможенные льготы при ввозе товаров в качестве вклада в уставный капитал предприятия с иностранными инвестициями <*>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Письмо ГТК РФ от 02.04.2003 N 01-06/14104 "О внесении дополнений в методические рекомендации по применению тарифных льгот при ввозе товаров в качестве вклада иностранного инвестора в уставный (складочный) капитал организаций с иностранными инвестициями" фактически утратило силу в связи с изданием Приказа ГТК РФ от 02.02.2004 N 130, признавшего письмо ГТК РФ от 03.07.2002 N 01-06/26232 утратившим силу.

<*> См.: Жестков С.В. К вопросу о льготах при ввозе товаров в качестве вклада в уставный капитал предприятия с иностранными инвестициями // Консультант. 1997. N 22. С. 67 - 69; Рыбалкин И. Таможенные льготы при ввозе имущества, вносимого в уставный капитал обществ с ограниченной ответственностью: теоретические и практические аспекты // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 80 - 87; письмо ГТК РФ от 2 апреля 2003 г. N 01-06/14104 "О внесении дополнений в методические рекомендации по применению тарифных льгот при ввозе товаров в качестве вклада иностранного инвестора в уставный (складочный) капитал организаций с иностранными инвестициями // Таможенные ведомости. 2003. N 6; Таможенный вестник. 2003. N 8, 9.

Строго говоря, требование законодателя о внесении учредителями вкладов в уставный капитал юридического лица до его государственной регистрации представляется абсурдным. Возможность заключения конкретных договоров о передаче определенного имущества либо имущественных, в том числе исключительных, прав несуществующему субъекту представляется весьма сомнительной. Предположим, что такие договоры могут заключаться как сделки под отлагательным условием, каковым является регистрация юридического лица (п. 1 ст. 157 ГК РФ). Однако даже в этом случае до момента государственной регистрации юридического лица ни фактически, ни юридически ему невозможно передать даже безналичные денежные средства, никакое иное имущество, движимое или недвижимое, никакие права. Справедливость данного утверждения является наглядной в случаях, когда закон связывает факт заключения соответствующего договора или возникновения (перехода) права с требованием его регистрации уполномоченными государственными органами.
Возможный механизм формирования уставного капитала до регистрации юридического лица. Можно предложить законодателю несколько вариантов определения порядка формирования уставного капитала юридического лица, способного обеспечить интересы третьих лиц.
Наиболее оптимальным правовым средством успешного формирования уставного капитала до регистрации юридического лица является конструкция предварительного юридического лица, аналогичная известному германскому праву предварительному обществу <*>. Порядок внесения учредителями вкладов в уставный капитал юридического лица потребует тщательной законодательной проработки.
--------------------------------
<*> Gotz Hueck. Gesellshaftrecht. Munchen, 1991. S. 331 - 344.

Можно подумать об использовании по новому назначению традиционной для российского права конструкции простого товарищества (ст. 1041 ГК РФ). Простое товарищество, целью которого является исключительно создание юридического лица <*>, может быть законодательно наделено некоторыми элементами гражданской правоспособности, подобно полным и коммандитным товариществам германского права <**>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С., Козлова Н.В. Договор простого товарищества (комментарий главы 55 ГК РФ) // Законодательство. 2000. N 1. С. 17.
<**> См.: Советское и иностранное право: проблемы взаимодействия и развития / Под ред. В.П. Мозолина. М., 1989. С. 202.

С этой точки зрения интересен опыт Финляндии. Согласно финскому Закону о компаниях часть уставного капитала компании тоже оплачивается к моменту его регистрации. Деньги в счет оплаты акций вносятся подписчиками в банк на открытый советом директоров депозитный счет компании, имущество передается во владение компании. До регистрации в торговом реестре компания не является юридическим лицом. Однако на этом этапе совет директоров может решать все вопросы, касающиеся ее создания и образования уставного капитала (оплаты акций), но не вправе распоряжаться имуществом и средствами компании до ее регистрации <*>.
--------------------------------
<*> The new Finnish Companies Act. Helsinki, 1997; Business Laws in the Nordic Countries. Stockholm, 1998. P. 89 - 92; Козлова Н.В. Правовое положение акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью в Финляндии // Законодательство. 2001. N 10. С. 71 - 72.

Поскольку любой правоспособный субъект, будь то предварительное юридическое лицо либо наделяемое даже узкой правоспособностью простое товарищество, нуждается в признании правопорядком, в государственной регистрации, целесообразно установить законом двойной порядок регистрации юридических лиц, наподобие существовавшего в Англии, который предусматривал предварительную и окончательную регистрацию юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. С. 221 - 225; Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. С. 89, 118 - 124.

По сути аналогичная процедура регистрации недавно существовала в Москве. Согласно п. 4 действовавшего ранее Положения "О порядке регистрации предприятий в городе Москве", утвержденного Постановлением Правительства Москвы от 17 сентября 1991 г. N 97 <*>, после сдачи учредительных и других необходимых документов на регистрацию в Московскую регистрационную палату производилась предварительная регистрация предприятия, подтвержденная соответствующим заключением (временным свидетельством о регистрации), которое выдавалось в соответствии с приказом Московской регистрационной палаты от 19 мая 1994 г. N 46. После регистрации в органах Госкомстата, занесения в государственный реестр в Министерстве финансов РСФСР, открытия временного (накопительного) счета в банке, изготовления печати, что подтверждалось представлением регистрационных карточек с кодами классификаторов, номером государственного реестра и сведениями о банковских реквизитах, предприятию выдавалось постоянное регистрационное свидетельство. Зарегистрированное предприятие заключало договор аренды (п. 4.11), открывало расчетный счет в банке (п. 4.12) и становилось на учет в налоговом органе (п. 4.13).
--------------------------------
<*> В ред. распоряжения премьера Правительства Москвы от 19 ноября 1991 г. N 840-РП, Постановления Правительства Москвы от 11 ноября 1997 г. N 791 // СПС "КонсультантПлюс". МоскваПроф.

На все виды юридических лиц можно распространить правило, аналогичное п. 1 ст. 34 действующего Закона об акционерных обществах, и определить кратчайшие сроки, в течение которых после предварительной регистрации юридического лица должен быть сформирован его уставный капитал. Для обеспечения соблюдения этих сроков в отношении нерадивых учредителей надлежит установить соответствующие гражданско-правовые либо иные санкции.
Изменение формулировки п. 2 ст. 51 ГК РФ является нецелесообразным, поскольку иное законодательное решение неизбежно приведет к серьезным злоупотреблениям на практике.
В заключение необходимо сформулировать следующие выводы.

Выводы

1. Гражданско-правовой механизм формирования уставного капитала обусловлен спецификой организационно-правовой формы юридического лица, составом учредителей и правовым режимом имущества, передаваемого в качестве вклада.
2. Предметом вклада в уставный капитал могут быть деньги; вещи; ценные бумаги; иное движимое имущество; недвижимое имущество; имущественные права, имеющие денежную оценку, в том числе исключительные права на результаты интеллектуальной и творческой деятельности, на средства индивидуализации товаров и их производителей (за исключением наименования места происхождения товаров).
Ноу-хау, услуги, "личное участие" в деятельности юридического лица, зачет встречных требований учредителя к юридическому лицу не могут быть предметом вклада.
3. В случае передачи в уставный капитал права владения и/или пользования недвижимым имуществом либо непотребляемой индивидуально определенной движимой вещью, а также исключительного имущественного права у юридического лица возникает в отношении этого имущества особое субъективное право - право корпоративного пользования, специфика которого обусловлена корпоративным характером правоотношений, складывающихся внутри юридического лица.
4. С точки зрения цивилистической теории реальная передача учредителями имущества в уставный капитал создаваемого субъекта до момента его государственной регистрации возможна с помощью конструкции предварительного юридического лица, аналогичного германскому предварительному обществу, в частности, путем законодательного наделения элементами правоспособности простого товарищества, организованного исключительно с целью создания юридического лица. При этом целесообразно ввести двойную регистрацию юридических лиц (предварительную и окончательную) с определением кратчайших сроков формирования уставного капитала и санкций за их нарушение.

Глава VI. СПОСОБЫ И ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ
ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

§ 1. Реализация правосубъектности юридического лица
посредством действий его органов

Способы реализации правосубъектности юридического лица. Правоспособность и дееспособность юридического лица как искусственного субъекта права реализуются особым образом.
Как гласит п. 1 ст. 53 ГК РФ, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами. Согласно п. 2 ст. 53 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, юридическое лицо также может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников. Кроме того, сделки и иные юридически значимые действия от имени юридического лица могут совершать его представители (п. 1 ст. 182 ГК РФ).
Реализация правосубъектности юридического лица через представительство. С позиций цивилистической теории возможность юридического лица совершать сделки через представителей очевидна, хотя само понятие представительства в правовой литературе толкуется не всегда однозначно.
Легальные признаки представительства нашли отражение в норме п. 1 ст. 182 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Сходное определение содержалось в ч. 1 ст. 62 ГК РСФСР 1964 г. В ст. 39 ГК РСФСР 1922 г. также указывалось, что сделки, совершенные представителем в пределах полномочия, имеют обязательную силу для представляемого и порождают непосредственно для него права и обязанности.
В 50-х гг. XX столетия В.А. Рясенцев обосновал "концепцию действия", которая трактует представительство как совершение в пределах полномочия сделок, иных юридически значимых действий одним лицом - представителем от имени другого лица - представляемого. Отношение между представителем и представляемым является одной из предпосылок института представительства, но само не входит в состав представительства. Представительство налицо в случаях, когда представитель действует, совершая сделки с третьими лицами от имени представляемого <*>.
--------------------------------
<*> См.: Рясенцев В.А. Представительство в советском гражданском праве. Дис... докт. юрид. наук. Т. 1. М., 1950. С. 127 - 128; Советское гражданское право. Ч. 1. М., 1960. С. 202; Советское гражданское право. Т. 1. М., 1965. С. 219 - 220; и др.

Точку зрения В.А. Рясенцева разделили С.Н. Братусь <*>, А.И. Пергамент <**>, А.П. Ромашко <***> и некоторые другие исследователи.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 184.
<**> См.: Пергамент А.И. Опекун как гражданско-правовой представитель несовершеннолетнего // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. М., 1968.
<***> См.: Советское гражданское право. М., 1973. С. 100; и др.

Однако широкой поддержки среди правоведов данная концепция не нашла. Большинство ученых традиционно понимают представительство как правоотношение, в силу которого правомерные юридические действия, совершенные одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого), непосредственно создают, изменяют или прекращают для представляемого гражданские права и обязанности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1967. С. 199; Советское гражданское право. М., 1972. С. 210.

По мнению Б.Б. Черепахина, как внутренние, так и внешние отношения складываются между представителем и представляемым. Содержание внешнего отношения есть обязанность представляемого принять на себя права и обязанности по сделке, совершенной представителем в пределах полномочия, и соответствующее ей право представителя требовать этого от представляемого <*>.
--------------------------------
<*> См.: Советское гражданское право. Т. 1. Л., 1971. С. 201.

Возражая Б.Б. Черепахину, Е.Л. Невзгодина полагает, что необходимость подразделения правовых связей между одними и теми же субъектами на внутренние и внешние не вполне обоснованна. Неясно также, в рамках какого правоотношения осуществляется деятельность представителя, порождающая правовой эффект для представляемого в отношениях с третьими лицами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск, 1980. С. 20 - 21.

Г.Ф. Шершеневич указывал, что представительство есть отношение, в силу которого последствия сделок, совершаемых одним лицом от имени другого, непосредственно переносятся на представляемое лицо. Основным признаком представительства является осуществление юридической деятельности, что требует самостоятельной воли представителя. Поэтому представитель не повторяет волю представляемого, а выражает свою собственную волю, хотя права и обязанности по сделке возникают непосредственно у представляемого. Круг сделок, совершение которых разрешено представителю от имени представляемого, называется полномочием, которое обычно указывается в законе, уставе или доверенности. Если представитель вышел за пределы своих полномочий, но третье лицо не знало и не могло знать об этом, то права и обязанности по данной сделке возникают для самого представителя, а не для представляемого лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 170 - 176.

Как подчеркивал О.А. Красавчиков, структура отношений по представительству включает в себя три группы связей. Во-первых, существует внутреннее отношение между представляемым и представителем, в силу реализации которого представитель наделяется полномочием действовать от имени и в интересах представляемого. Во-вторых, наличествуют внешние связи между представителем и третьим лицом в процессе совершения сделки или иного юридически значимого действия. В-третьих, имеется правоотношение между представляемым и третьим лицом, являющееся результатом реализации внутреннего и внешнего отношений <*>.
--------------------------------
<*> См.: Советское гражданское право. Т. 1. М., 1972. С. 212.

Е.Л. Невзгодина возражает О.А. Красавчикову, считая, что делегирующее правоотношение есть предпосылка возникновения собственно представительского отношения, а не структурный элемент его состава. Делегирующее отношение в качестве структурного элемента входит в состав правоотношения, которое содержит обязанность представительствовать. Целью делегирующего отношения является создание полномочия как необходимого условия реализации обязанности представительствовать. Кроме того, отношение между представляемым и третьим лицом, являющееся результатом реализации представительства, не входит в состав правоотношений представительства, направленных на достижение этого результата. Поэтому представляемый не может рассматриваться в качестве контрагента третьего лица во внешнем правоотношении представительства, которое возникает между третьим лицом и представителем в процессе осуществления его полномочий. Однако внутреннее и внешнее отношения представительства конститутивно связаны друг с другом, что создает возможность возникновения правовых последствий непосредственно в отношениях между представителем и третьим лицом, что позволяет рассматривать их в качестве не совпадающих по субъектному составу структурных элементов единого структурно-сложного трехстороннего, развивающегося поэтапно правоотношения представительства.
По мнению Е.Л. Невзгодиной, основным и специфическим признаком гражданского правоотношения представительства является тот факт, что в его рамках правомерные юридические действия совершаются одним лицом, а последствия этих действий возникают непосредственно для другого лица. В отношениях представительства участвуют три самостоятельных субъекта: 1) представляемый, права и обязанности которого устанавливаются или осуществляются представителем; 2) представитель, который устанавливает или осуществляет права и обязанности представляемого; 3) третье лицо, по отношению к которому устанавливаются или осуществляются права и обязанности представляемого <*>.
--------------------------------
<*> См.: Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. С. 14 - 15, 23 - 25, 29 - 30.

Как замечал Л.Н. Казанцев, осуществление представителем собственной, а не чужой воли есть главная особенность представительства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Казанцев Л.Н. Учение о представительстве в гражданском праве. Ярославль, 1879. С. 10.

В.С. Ем также подчеркивает, что сделки, которые совершаются представителем (гражданином или юридическим лицом), наделенным полномочием действовать в интересах, от имени и за счет представляемого лица, являются собственными, самостоятельными волевыми действиями представителя, которые создают, изменяют или прекращают гражданские права и обязанности у другого лица - представляемого <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ем В.С. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. 1998. С. 397 - 398.

В целом надлежит согласиться с определением Е.Л. Невзгодиной, что представительство есть неимущественное организационное правоотношение, в силу которого юридические действия, совершаемые одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) по отношению к третьим лицам, осведомленным о представительном характере этих действий, влекут за собой возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей непосредственно для представляемого в его отношениях с третьими лицами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. С. 31.

Ученые-правоведы выделили ряд существенных признаков, характерных для гражданско-правовых отношений представительства.
Во-первых, в рамках отношений представительства одно лицо (представитель) выступает от имени и в интересах другого лица (представляемого).
Во-вторых, отношение представительства является трехсторонним, поскольку связывает трех самостоятельных субъектов: представляемого, представителя и третье лицо.
В-третьих, структура представительства содержит два основных звена: внутреннее и внешнее отношения, объединенные фигурой представителя.
В-четвертых, действия представителя являются его собственными, самостоятельными, правомерными и волевыми действиями, хотя и направленными на возникновение определенных юридических последствий для представляемого.
В-пятых, представительство основано на полномочии, которое само есть субъективное право, сущность коего состоит в юридической возможности приобрести или осуществить субъективное право или обязанность представляемого.
В-шестых, представитель действует от имени и в интересах представляемого по отношению к третьим лицам, осведомленным о представительном характере действия.
В-седьмых, будучи средством юридической трансмиссии прав и обязанностей между представляемым и третьим лицом, правоотношение представительства тем самым является средством "организации" (возникновения, изменения или прекращения) правоотношения непосредственно между представляемым и третьим лицом.
В-восьмых, возникновение структурных элементов в рамках трехстороннего отношения представительства носит поэтапный характер <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шерешевский И.В. Представительство. Поручение и доверенность. Практический комментарий к ГК РСФСР. М., 1925. С. 16 - 17; Гражданское право. Т. 1. М., 1944. С. 209; Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С. 335; Рясенцев В.А. Представительство в советском гражданском праве. Дис... докт. юрид. наук. Т. 1. М., 1950; Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. С. 30 - 31; Ем В.С. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. 1998. С. 397 - 398; и др.

Понятие "орган юридического лица". Слово "орган" происходит от греческого organon, что означает "орудие", "инструмент" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Словарь иностранных слов. М., 1980. С. 357.

Обычно органом называют лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), представляющих интересы юридического лица в отношениях с другими субъектами права без специальных полномочий (без доверенности) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2002. С. 153 - 154.

Согласно ст. 55 ГК Швейцарии органы выражают волю юридического лица, обязывают его заключением юридических сделок и другой деятельностью. Юридическое лицо несет ответственность за действия лиц, составляющих его органы <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. М., 1993. С. 90.

Как писал Н.С. Суворов, ведение дел всей массой членов корпорации нецелесообразно. Чем многочисленнее и сложнее состав корпорации, тем яснее необходимость сосредоточить детали управления в руках сравнительно немногих лиц, через которых будет действовать корпорация. Будучи избраны корпорацией на основании статутов или устава, администраторы корпорации облекаются должностными полномочиями и принимают на себя обязанность думать за корпорацию, действовать для ее пользы. В то же время корпорация не отказывается от контроля за деятельностью администраторов, может сама принять участие в обсуждении важных дел, а при необходимости вновь уполномочить администраторов действовать в нужном направлении <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 150 - 153.

Английский Акт о компаниях (1856, 1857 гг.) имел приложением нормальный устав компании, согласно которому если директора не избраны, то ими считаются лица, подписавшие учредительный договор (memorandum of association), - §§ 44, 45. Полномочия директоров определялись уставом и постановлениями общих собраний (§ 46) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. СПб., 1902. С. 235.

Анализируя правовое положение акционерного общества, Г.Ф. Шершеневич указывал, что оно есть соединение значительного числа лиц, не имеющих никаких личных связей между собой. Эта масса нуждается в организации, которая сделает ее способной к выполнению поставленных задач. Нужны органы, с помощью которых акционерное товарищество может осуществлять внутреннее управление и поддерживать внешние отношения. Общее собрание выражает волю товарищества и способно воздействовать на дела управления, даже изменять устав. Фактически первая роль принадлежит правлению, которое ведет дела, выполняет текущие задачи, вступает в отношения с посторонними лицами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. М., 2003. С. 420 - 423.

Как замечал М.Н. Израэлит, юридическое лицо может выступать во внешнем обороте лишь через посредство физических лиц, которые группируются в органы юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Израэлит М.Н. Акционерные общества. Акционерные общества: правовые основания деятельности акционерных обществ (с участием и без участия государственного капитала). М., 1927. С. 44.

По мнению И.В. Матанцева, органом юридического лица является лицо или группа лиц, которые вырабатывают, формулируют и выражают его волю <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское право: Учебник для вузов. Ч. 1 / Под общей ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 91.

Д.И. Мейер указывал, что орган юридического лица может составлять одно физическое лицо, несколько физических лиц и даже в совокупности все лица, входящие в состав юридического лица. Иногда законодательство делает различия между действиями юридического лица. В одних случаях органом юридического лица признается действующее единолично от его имени физическое лицо; другие действия могут совершать лишь составляющие орган несколько физических лиц; третью группу действий могут осуществлять только большое число или все члены союзного лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. М., 1997. С. 127 - 128.

О.А. Красавчиков подчеркивал, что одним из признаков любой организации является наличие внутренней структурной и функциональной дифференциации, что находит выражение в известном обособлении структурных подразделений, в выделении руководящего органа, дифференциации функций между отдельными звеньями социального образования <*>.
--------------------------------
<*> См.: Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. 1976. N 1. С. 52.

Органы управления акционерного общества представляют собой четко структурированную систему, в которой каждое из звеньев наделено особыми, присущими только ему одному полномочиями в сфере волеобразования акционерного общества. Воля акционерного общества формируется непосредственно в каждом из органов управления общества, но только в отношении круга вопросов, относящихся к компетенции данных органов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эбзеев Б.Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте. Дис... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 95.

А.А. Слугин замечает, что гражданская правосубъектность юридического лица опосредует определенным образом организованное общественное отношение. Создание учредителями нового общественного состояния выражается в его имущественном обособлении и самостоятельной имущественной ответственности. Учредители и другие привлеченные лица составляют субстрат органов юридического лица, приобретая гражданско-правовые и трудовые качества. Обладая этими качествами и будучи включенными в структуру организации, эти лица являются носителями правосубъектности юридических лиц, т.е. действуют от его имени и в его интересах. Их действия есть действия целого - самого юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Слугин А.А. Гражданская правосубъектность юридических лиц. Дис... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 15 - 17.

Можно согласиться с мнением С.Д. Могилевского, что современное российское законодательство для каждой организационно-правовой формы юридического лица определяет возможный набор органов и образ их действий, предоставляя учредителям в установленных законом пределах некоторую свободу выбора определять в уставе конкретного юридического лица отдельные виды органов и рамки их компетенции <*>.
--------------------------------
<*> См.: Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. М., 2001. С. 106.

Виды органов юридического лица. В правовой литературе органы юридического лица принято классифицировать по ряду критериев <*>.
--------------------------------
<*> См.: Глушецкий А.А. Органы управления акционерным обществом: компетенция, порядок формирования. М., 1997; Долинская В.В. Закон об акционерных обществах: органы юридического лица // Государство и право. 1996. N 7. С. 59; Ломакин Д.В. Общие положения об органах акционерного общества // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2003. N 4. С. 30 - 45; Могилевский С.Д. Акционерные общества: Учебно-практическое пособие. 2-е изд. М., 2000. С. 98 - 103; Он же. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. С. 124 - 134; Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. 1998. С. 193; Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 468 - 477; и др.

Во-первых, по конструкции (составу) различаются органы единоличные и коллегиальные. Единоличные органы в рамках своей компетенции самостоятельно осуществляют единоначальное руководство деятельностью юридического лица (директор, генеральный директор). Коллегиальные органы (общее собрание, наблюдательный совет, совет директоров, правление, дирекция), как правило, состоят из двух и более физических лиц, которые в порядке, определенном законом и учредительными документами, принимают решения по вопросам, отнесенным к их компетенции, чаще всего совместно, а в случае расхождения во мнениях - большинством голосов (простым или квалифицированным).
Во-вторых, по способу формирования выделяются органы назначаемые, избираемые (выборные) органы, а также органы, формируемые иным образом. Руководитель государственного унитарного предприятия (директор, генеральный директор) назначается собственником имущества унитарного предприятия (п. 1 ст. 21 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях), тогда как в акционерном обществе он может избираться общим собранием акционеров, советом директоров или наблюдательным советом (п. 3 ст. 69 Закона об акционерных обществах). При этом состав участников общего собрания акционеров не избирается и не назначается, а определяется в соответствии с данными реестра акционеров общества в порядке, предусмотренном ст. 51 Закона об акционерных обществах.
В-третьих, по характеру выполняемых функций различаются органы руководящие (общее собрание, совет директоров, наблюдательный совет), осуществляющие общее руководство деятельностью юридического лица, а также исполнительные (правление, дирекция, директор, генеральный директор), руководящие текущей деятельностью юридического лица.
Иногда выделяют контрольные (контролирующие) органы (ревизионная комиссия, ревизор). Строго говоря, ревизор или ревизионная комиссия не являются органами юридического лица, поскольку не обладают компетенцией совершать от его имени какие-либо действия правового характера, а лишь выполняют функции контроля за действиями его органов и финансово-хозяйственной деятельностью в целом юридического лица.
В-четвертых, в зависимости от роли в процессе образования и последующего изъявления воли юридического лица различаются органы волеобразующие и волеизъявляющие. Как правило, волеобразующие органы (обычно коллегиальные: общее собрание, наблюдательный совет, совет директоров и др.) формируют волю юридического лица по определенному вопросу или кругу вопросов, изъявляя эту волю и обращая свои суждения только внутри юридического лица, к другим участникам корпоративного отношения или работникам. Посредством волеизъявляющих органов (директор, генеральный директор) юридическое лицо реализует свою дееспособность в отношениях с третьими лицами, совершая сделки и иные юридически значимые действия.
Как замечает Д.В. Ломакин, такое деление является условным, поскольку при заключении обычного гражданско-правового договора принятие решения (акт волеобразования) и совершение сделки (акт волеизъявления) составляют компетенцию единоличного исполнительного органа юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Общие положения об органах акционерного общества // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2003. N 4. С. 31 - 32.

В-пятых, учитывая способность органов представлять юридическое лицо в гражданских правоотношениях, различают органы представительные и органы, не являющиеся представительными, т.е. не имеющие полномочий совершать юридически значимые действия от имени юридического лица в отношениях с третьими лицами. По общему правилу единоличный исполнительный орган юридического лица всегда является представительным.
В-шестых, в зависимости от компетенции, которую С.Д. Могилевский определяет как совокупность установленных законом или иным правовым актом прав, позволяющих органам юридического лица осуществлять определенные действия по решению вопросов его внутренней организации и его представлению вовне, реализуя при этом волю самого юридического лица, и тем самым приобретать от его имени и для него гражданские права и принимать от его имени гражданские обязанности <*>, могут существовать органы общей компетенции, изъявляющие волю юридического лица в целом, и органы специальной компетенции, изъявляющие его волю в определенном частном направлении.
--------------------------------
<*> См.: Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. С. 111.

В-седьмых, по сроку образования органы юридического лица могут быть постоянными и временными, формируемыми на определенный срок.
В-восьмых, по периодичности деятельности органы подразделяются на функционирующие регулярно (директор, генеральный директор) либо с определенной периодичностью (общее собрание, совет директоров и др.).
По вопросу об отнесении к числу органов юридического лица ликвидационной комиссии и арбитражного управляющего мнения разделились.
Г.С. Шапкина полагает, что на этапе ликвидации юридического лица ликвидационная комиссия может рассматриваться в качестве его органа <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве: изменения и дополнения Федерального закона "Об акционерных обществах". М., 2002. С. 71.

Напротив, П. Каплин считает, что ликвидационная комиссия не является органом юридического лица, поскольку ее деятельность строго ограничена задачами ликвидации, но никаких операций, составляющих нормальную деятельность юридического лица, она предпринимать не вправе. Сделки, совершенные ликвидационной комиссией с явным превышением полномочий, могут быть оспорены заинтересованными лицами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Каплин П. Органы акционерного общества в период ликвидации // Еженедельник советской юстиции. 1926. N 40. С. 1156.

Б.Б. Эбзеев также не причисляет ликвидационную комиссию и арбитражного управляющего к органам юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эбзеев Б.Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте. Дис... канд. юрид. наук. С. 48 - 49.

Надлежит согласиться с доводами Д.В. Ломакина, что ни ликвидационная комиссия, ни арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий) не являются органами юридического лица, поскольку они осуществляют управленческие функции не в целях организации деятельности юридического лица, а для решения особой задачи, поставленной перед ними в соответствии с законом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Ломакин Д.В. Общие положения об органах акционерного общества // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2003. N 4. С. 41 - 45.

В п. 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 августа 1997 г. N 20 "Обзор практики и применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" <*> прямо указано, что полномочия арбитражного управляющего по распоряжению имуществом должника не ограничены рамками полномочий, установленных для руководителя организации-должника, и ограничения полномочий, установленные для руководителя организации-должника, на управляющего не распространяются.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.

Вызывает сомнения обоснованность позиции В.В. Долинской, которая относит председателя совета директоров акционерного общества к числу его руководящих органов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Долинская В.В. Закон об акционерных обществах: органы юридического лица // Государство и право. 1996. N 7. С. 59 - 60.

Б.Б. Эбзеев обоснованно считает председателя совета директоров должностным лицом, но не органом акционерного общества, поскольку он имеет весьма ограниченные полномочия, в основном организационного характера, причем в его отсутствие эти функции могут быть возложены на любого из присутствующих членов совета директоров <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эбзеев Б.Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте. Дис... канд. юрид. наук. С. 83 - 84.

Также представляется правильной точка зрения Д.В. Ломакина, что такие структуры юридического лица, как счетная комиссия, президиум общего собрания, секретариат совета директоров, правления и т.п., которые С.Д. Могилевский квалифицирует в качестве "вспомогательных органов" <*>, нельзя считать органами юридического лица, так как их деятельность носит чисто технический характер, неразрывно связана с работой данного органа и направлена на обеспечение его функционирования <**>.
--------------------------------
<*> См.: Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. С. 133 - 134.
<**> См.: Ломакин Д.В. Общие положения об органах акционерного общества. С. 41 - 45.

Проблема статуса единоличного исполнительного органа. Среди органов юридического лица особо выделяется единоличный, представительный, волеизъявляющий орган, который возглавляет юридическое лицо, совершает акты внутреннего управления, а также представляет его во внешних отношениях, является носителем его сделкоспособности, осуществляя акты, направленные на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, на их осуществление и защиту. Единоличный орган юридического лица (руководитель, директор, генеральный директор, президент и пр.) без доверенности действует от имени юридического лица, совершая сделки и иные юридически значимые действия, представляя его интересы в отношениях с третьими лицами, государственными органами и органами местного самоуправления.
Вопрос о статусе единоличного исполнительного органа, совершающего сделки и другие юридически значимые действия от имени юридического лица, и характере его взаимоотношений с юридическим лицом по-прежнему остается дискуссионным в цивилистической науке <*>. Как отмечается в литературе, на сегодняшний день правовой статус исполнительного органа, равно как природа договора, заключенного хозяйственным обществом с руководителем, не получил удовлетворительного научного обоснования <**>.
--------------------------------
<*> См.: Афонина Е.И. Вопросы недействительности сделок в судебно-арбитражной практике // Вестник ФАС Северо-Кавказского округа. 2002. N 4. С. 108 - 122; Эбзеев Б.Б. Участие акционерных обществ в гражданском обороте. Дис... канд. юрид. наук. С. 42 и след.
<**> См.: Зинченко С., Казачанский С., Зинченко О. Спорные вопросы правового статуса органов управления общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 1999. N 7. С. 44.

Широко известны две теоретические концепции, объясняющие природу единоличного исполнительного органа.
Во-первых, орган рассматривается в качестве особого представителя, полномочия которого действовать от имени юридического лица в гражданских правоотношениях основаны на законе и уставе, а потому не требуют выдачи доверенности. Философской подоплекой данной концепции являются разновидности теории фикции (олицетворения).
Во-вторых, орган рассматривается как структурно обособленное, организационно оформленное подразделение самого юридического лица, предназначенное для реализации его правосубъектности. Данная теория так или иначе базируется на реалистическом понимании сущности юридического лица.
Орган как представитель. С точки зрения последователей теории фикции (олицетворения), признающих юридическое лицо не просто искусственным, а фиктивным, вымышленным субъектом, понятие органа исчезает в понятии представителя.
Как пишет Л. Эннекцерус, в XIX столетии некоторые сторонники теории фикции рассматривали юридическое лицо как лицо недееспособное, которое может участвовать в обороте только через своих представителей, действия коих, при условии, что они совершены от имени юридического лица и в пределах предоставленных полномочий, создают права и обязанности для юридического лица, но не могут считаться действиями самого юридического лица <*>. Такой позиции придерживались Ф. Савиньи, Пухта и ряд других ученых <**>. В настоящее время сходную точку зрения высказывает Е.В. Богданов <***>.
--------------------------------
<*> См.: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полутом 1: Введение и общая часть / Пер. с нем. К.А. Граве, Г.Н. Полянской и В.А. Альтшулера; Под ред. Д.М. Генкина, И.Б. Новицкого. М., 1949. С. 354.
<**> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица: очерк истории и теории. М., 2003. С. 115 - 126.
<***> См.: Богданов Е.В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. 2001. N 3. С. 3 и след.

Выступая против этого подхода, Н.С. Суворов вслед за О. Гирке замечал, что само применение мандатного принципа здесь возможно лишь отчасти, поскольку даже для вручения полномочия юридическое лицо нуждается в представителе. Следовательно, возникает необходимость построения конструкции законного представительства (уполномочения), так что получается основанная непосредственно на законе власть представителя, нечто вроде опеки <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Die Genossenschaftstheorie und die deutshe Rechtssprechung. 1887. S. 618 - 621 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 99).

Большинство российских ученых XIX в. и начала XX в., даже разделяя основные постулаты теории фикции (олицетворения), признавали за юридическим лицом как правоспособность, так и дееспособность. Вместе с тем русское дореволюционное законодательство (ст. 2181 ч. 1 т. X Свода законов), правовая наука и судебная практика рассматривали членов правления акционерного товарищества - директоров в качестве его уполномоченных, применяя к ним положения о торговых поверенных. Действия членов правления, совершенные в рамках их полномочий, обязывали само юридическое лицо. На директоров распространялись правила о личном найме.
Г.Ф. Шершеневич писал, что юридическое лицо само по себе лишено реальной воли. Однако, признавая юридическое лицо субъектом права, закон предполагает такую его организацию, при которой юридическое лицо могло бы принимать известные решения, приводимые в исполнение его представителями. Юридическое лицо имеет представителей в виде правления, избрание которого основывается на предписаниях закона и устава. В основе добровольного представительства лежит договор (личного найма, поручения). Поскольку само юридическое лицо не может принимать участие во внешних отношениях, необходимы лица, которые могли бы заменить неопределенную, изменчивую массу лиц, какая встречается в союзе, или же, напротив, неподвижность, какую представляет собой учреждение. Только действия представителей, через которых юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязательства, обязывают юридическое лицо. Представители публичного юридического лица действуют в рамках, очерченных законом, а представители частного юридического лица - в рамках данного им полномочия. В этих пределах юридическое лицо несет ответственность за действия его органов, отвечает за сделки представителей, соответствующие закону или полномочию <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. С. 125 - 126, 174.

Рассматривая организацию акционерной компании, Г.Ф. Шершеневич отмечает, что общее собрание, правление и ревизионная комиссия являются органами данного юридического лица, с помощью которых оно осуществляет внутреннее управление и поддерживает внешние отношения. Общее собрание есть высший орган акционерного товарищества, который воплощает его волю и через который акционеры направляют деятельность предприятия. Решения общего собрания выполняет правление как орган, посредством которого юридическое лицо вступает в сношения с посторонними лицами и который выполняет все текущие задачи предприятия. Члены правления (директора) действуют в качестве уполномоченных товарищества, а потому к ним применимы общие положения о торговых поверенных. Как представители товарищества, члены правления своими действиями, совершаемыми от имени товарищества и в пределах полномочия, обязывают только само товарищество. Ревизионная комиссия есть орган наблюдательный, контролирующий. В частности, она проверяет отчет и баланс, представленные правлением общему собранию <*>.
--------------------------------
<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 420 - 432.

По мнению Е.Н. Трубецкого, дееспособность юридических лиц выражается в действиях определенных физических лиц, представителей, выступающих от имени юридического лица. Действия таких представителей считаются действиями самого юридического лица. Однако ни лица, уполномоченные быть представителями юридического лица, ни вообще физические лица, входящие в его состав, не должны отождествляться с самим юридическим лицом <*>.
--------------------------------
<*> См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998. С. 177 - 178.

В качестве представителей рассматривал органы юридического лица Н.О. Нерсесов, подчеркивая, что основным признаком института представительства является активное участие воли представителя в совершении сделки. Суть прямого представительства заключается в том, что форма и содержание сделки, ее физическое совершение и правовые последствия распределяются между двумя лицами: представителем и принципалом. Представитель заключает сделку, являясь настоящим контрагентом, а представляемый непосредственно приобретает из нее права и обязанности, считаясь первоначальным и единственным субъектом по такой сделке. Доказательством возможности такого распределения свойств контрагента и юридического субъекта являются действия физических лиц, представляющих юридические лица. При этом надлежит разграничивать представительство и поручение, которое возникает в случае, когда один действует за счет другого, но от своего имени <*>.
--------------------------------
<*> См.: Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. М., 1998. С. 51, 77 - 81.

Как полагал А.О. Гордон, по общему правилу юридические лица не могут сами осуществлять юридическую деятельность, вести дела, поскольку являются моральными, идеальными субъектами, несмотря на обладание правоспособностью и дееспособностью. От имени товарищества действуют товарищи-распорядители. Юридическую деятельность от имени акционерной компании осуществляет правление (директора). Правление компании не является самостоятельным субъектом имущественных прав и обязанностей, а есть лишь совокупность нескольких физических лиц, которые являются представителями общества. Правление имеет тот же характер представительства, как и несколько поверенных по одной доверенности.
Существо представительства состоит в том, что одно лицо (представитель) осуществляет юридическую деятельность вместо другого лица (представляемого). Как любой представитель, правление есть самостоятельный юридический деятель, который в отношениях с третьими лицами выражает собственную волю. В силу существующих между ним и обществом представительских отношений воля представителя признается волей самого общества. В отношения с третьими лицами воля представляемого лица проникает путем их предварительного или последующего одобрения, вследствие чего представляемое лицо становится их первоначальным участником. Следовательно, права и обязанности, вытекающие из юридической деятельности правления, непосредственно связываются с самим обществом.
Юридическое лицо действует через свои органы, как всякое представляемое лицо действует через своего представителя. Правление юридического лица суть его орган и вместе с тем его представитель. Кроме правления компания может выражать свою волю непосредственно, в общем собрании своих членов. Как всякий поверенный, правление отдает компании отчет о своих действиях. Некоторые действия могут совершаться правлением от имени и в интересах компании лишь с разрешения общего собрания ее членов. Другие действия могут совершаться только общим собранием (изменение устава, распределение дивидендов и пр.) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гордон А.О. Представительство в гражданском праве. СПб., 1879. С. 8 - 14, 100 - 125.

В начале 40-х гг. XX в. С.Н. Братусь также рассматривал органы в качестве своеобразных представителей юридического лица. Впоследствии ученый изменил свое мнение <*>, однако первоначально определял органы как предусмотренных законом, уставом или положением живых людей, которые вырабатывают и осуществляют волю юридического лица. Органы являются уставными представителями юридического лица. Вместе с тем это не полноценные представители, поскольку они не выступают по отношению к юридическому лицу как самостоятельные субъекты права. Сходство органа с полноценным представителем заключается в том, что оба действуют от имени юридического лица, но юридическое лицо несет более широкую ответственность за действия своего органа, совершенные в рамках его компетенции <**>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 66 - 67; 113; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 200 - 208.
<**> См.: Гражданское право / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. Т. 1. М., 1944. С. 148 - 149, 213.

Как писал Б.Б. Черепахин, С.Н. Ландкоф тоже считал выступление органа от имени юридического лица уставным представительством <*>.
--------------------------------
<*> См.: Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. С. 473.

А. Томилин полагает, что руководитель совершает сделки от имени организации как ее законный представитель, т.е. в результате действий руководителя права и обязанности возникают у самой организации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Томилин А. Уголовная ответственность руководителя организации // Хозяйство и право. 1999. N 12. С. 91.

В качестве представителей юридического лица рассматривали его органы П.И. Стучка <*>, И.В. Шерешевский <**> и некоторые другие ученые.
--------------------------------
<*> См.: Стучка П.И. Курс советского гражданского права. М., 1929. С. 163.
<**> См.: Шерешевский И.В. Представительство. Поручение и доверенность: Практический комментарий к ГК РСФСР. С. 6.

По мнению Д.И. Степанова, единоличный исполнительный орган является законным представителем юридического лица, ибо его полномочия основываются на указании закона, определяющего возможность, объем и порядок осуществления полномочий представителя без доверенности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Степанов Д. Компания, управляющая хозяйственным обществом // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 62 - 63.

Как замечает Г.В. Цепов, юридическое лицо есть фикция, т.е. искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона. Поэтому воля юридического лица не может существовать в действительности, а для ее возникновения необходимо действие реально существующего субъекта, каковым является лицо, выполняющее функции его органа. Любой состав органов формируется из самостоятельных субъектов права. Поэтому следует различать, действуют ли эти субъекты от своего имени или от имени и в интересах представляемого ими юридического лица. Процесс формирования и выражения воли юридического лица состоит из трех этапов: 1) выражение субъектами управления воли, которую они полагали бы выдать за волю юридического лица; 2) допущение, что данная воля является волей юридического лица; 3) выражение этой воли перед третьими лицами уже как воли юридического лица. Как на первом, так и на третьем этапе фактически действуют только указанные субъекты. Однако если на первом этапе они выражают непосредственно только свою волю, то на последнем этапе признается, что их воля есть воля юридического лица. В любом случае допускается свободная воля общества.
Анализируя норму ст. 182 ГК РФ, Г.В. Цепов делает вывод, что отношения представительства обладают двумя существенными признаками: во-первых, сделка совершается одним лицом (представителем) от имени другого (представляемого); во-вторых, создание, изменение и прекращение прав по сделке происходит у представляемого. Основания возникновения полномочий, будучи юридическими фактами, не являются существенными признаками самого представительства. Норма п. 3 ст. 53 ГК РФ прямо указывает на действия лица, которое в силу закона или учредительных документов выступает от имени юридического лица, как на представление его интересов. Представительство является представлением скорее чужих интересов, понимаемых как объективные потребности, нежели чужой воли, как способности лица осознать и удовлетворить данную потребность. При таком подходе действия лица, исполняющего функции единоличного органа, надлежит признать особым видом представительства <*>.
--------------------------------
<*> См.: Цепов Г.В. Понятие органа юридического лица по российскому законодательству // Правоведение. 1998. N 3. С. 90 - 91.

Воззрение на орган как на законного или добровольного представителя юридического лица нашло отражение в зарубежном законодательстве.
Согласно ст. 130 Гражданского кодекса Нидерландов правление анонимного акционерного общества представляет общество в той мере, насколько иное не вытекает из закона. Правомочие представительства также принадлежит каждому члену правления. Однако уставом может быть определено, что помимо правления правомочие представительства принадлежит только одному или нескольким членам правления. В уставе может быть закреплено, что один член правления вправе представлять общество только совместно с одним или несколькими другими членами правления. Правомочие представительства, принадлежащее правлению или члену правления, является неограниченным и безусловным в той мере, насколько из закона не вытекает иное. Допущенное или предписанное законом ограничение правомочия представительства или налагаемое на это правомочие условие может быть задействовано только обществом. Правила устава могут признавать правомочия представительства за другими лицами помимо членов правления <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданский кодекс Нидерландов // Гражданский кодекс Нидерландов. Кн. 2, 3, 5, 6 и 7 / Пер. М. Ферштман; Отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. Лейден, 1996. С. 64.

Сходные нормы содержатся в Гражданском кодексе Грузии <*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданский кодекс Грузии. Принят 26 июня 1997 г., введен в действие с 25 ноября 1997 г.: Пер. с груз. / Отв. ред. Л. Чантурия. Тбилиси, 1998.

Согласно п. 1 ст. 36 ГК Грузии право (и обязанность) руководства союзом или фондом имеют члены правления, а в отдельных случаях - специальные представители. Пределы руководства определяются уставом в соответствии с целями союза или фонда (п. 2 ст. 36 ГК Грузии). Устав может предусматривать правомочия одного лица единолично вести дела или устанавливать совместное руководство двух или нескольких лиц, а также предусматривать, осуществление каких действий требует согласия других контрольных органов (п. п. 2, 3, 4 ст. 36 ГК Грузии). Правление представляет союз или фонд в отношениях с третьими лицами.
Уставом должно быть урегулировано, будут ли уполномоченные на представительство лица действовать единолично, несколько из них или все совместно (п. 1 ст. 37 ГК Грузии). Уставом могут быть ограничены полномочия представительства. Эти ограничения имеют силу для третьих лиц только тогда, когда они зарегистрированы в реестре, за исключением тех случаев, когда третьи лица знали об этих ограничениях (п. 2 ст. 37 ГК Грузии). Устав может предусматривать наличие специального представителя союза или фонда. Уставом должны быть урегулированы пределы полномочий такого представительства и его форма, что также подлежит регистрации (п. 3 ст. 37 ГК Грузии).
В англо-американском праве, где до недавнего времени господствовала теория фикции, орган также рассматривается в качестве представителя юридического лица. В Англии управление компанией осуществляется всеми членами в составе общего собрания, если иное не предусмотрено уставом. Правоспособность компании осуществляется директорами, которые действуют в качестве ее агентов. Отношения между компанией и директорами - это отношения между принципалом и агентом. Если директор заключает договор от имени компании, то права и обязанности по нему приобретает компания. Если договор заключается от имени директора, но в интересах компании, то при раскрытии информации контрагент вправе предъявить иск к юридическому лицу, которое является нераскрытым принципалом по договору <*>.
--------------------------------
<*> См.: Зайцева В.В. Юридические лица // Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев. С. 90.

Гражданский кодекс Японии не содержит специальных правил относительно представительства юридического лица его органами. По мнению ученых, органы действуют от имени юридического лица, как обычные представители. Назначение директора осуществляется путем заключения договора поручения между кандидатом и юридическим лицом. Во внешних отношениях директор является представителем юридического лица. Если при совершении сделки орган юридического лица вышел за пределы своей компетенции, его действия не считаются нормальными действиями юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Вагацума Сакаэ, Аридзуми Тору. Гражданское право Японии / Под ред. Р.О. Халфиной. М., 1983. С. 82 - 84.

Орган как часть юридического лица. Напротив, с точки зрения реалистической теории юридическое лицо есть самостоятельный субъект, который имеет собственные интересы и может действовать по своей воле. Воля юридического лица проявляется в актах волеобразующих органов (общего собрания и др.), а его деятельность - в действиях исполнительных органов. Орган, через который действует юридическое лицо, рассматривается как его составная часть, представленная живыми людьми. Действия органа, совершенные в пределах компетенции, установленной законом и уставом, считаются действиями самого юридического лица. При таком подходе говорить о представительстве юридического лица его органом можно только в смысле представительства целого его частью <*>.
--------------------------------
<*> См.: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полутом 1. С. 354.

Как подчеркивал О. Гирке, юридическое лицо - это особый социальный организм, признанная юридическим порядком способность человеческого союза быть субъектом прав и обязанностей в качестве единого целого, отличного от суммы связанных индивидов. Этот субъект обладает правоспособностью и дееспособностью. Юридическое лицо есть не мертвое понятие, нуждающееся в представительстве другими лицами, а живое существо, которое само обладает интересами, имеет в своей основе волю как пружину внешних движений и действует, проявляя свою жизнь в живых актах своих органов.
В отличие от индивида юридическое лицо как общественный организм состоит из частей, которые сами являются лицами. Поэтому внутренние отношения в союзном лице могут регулироваться юридическими нормами, являются правовыми отношениями. Юридическое лицо имеет внутреннее устройство, состоящее из членов и органов, причем условия приобретения и прекращения качеств члена и органа определяются правовыми нормами. В отличие от индивида юридическое лицо имеет органы в юридическом смысле, которые проявляют действующее в них единство в юридической сфере в соответствии с устройством этого социального организма. Орган юридического лица не имеет аналогов применительно к индивидам, не может быть пояснен или заменен каким-либо юридическим понятием, возникшим вне социального права.
Между тем у романистов, представляющих юридическое лицо искусственным субъектом, чуждым для связанных в союз лиц, понятие органа исчезло в понятии представителя. Получается, что орган представляет юридическое лицо точно так же, как один индивид подменяет другого. Причем к этим отношениям принцип мандата применим лишь отчасти, ибо возникает необходимость прибегнуть к институту законного представительства, поскольку даже для выдачи полномочий юридическое лицо нуждается в представителе.
Фактически через орган действует само юридическое лицо, а потому здесь нельзя говорить о представительстве целого противопоставленным ему "равнородным" целым. В каждом органе юридическое лицо как общественное целое обладает частицей самого себя. Союз как целое настолько представляется той частью, насколько эта часть осуществляет жизнь целого. Поэтому объем юридически возможного представительства союзного лица его органами должен совпадать с объемом доступной такому лицу сферы юридической жизни. По сравнению с индивидуальным представительством полномочия органа превышают меру всякого представительства. Посредством органов юридическое лицо может принимать и проводить в жизнь такие решения, при которых требуется собственная деятельность субъекта, и вменение актов чужой воли немыслимо. Оно может распорядиться насчет собственного существования, сделаться виновным в недозволенных действиях, способно к добросовестности или недобросовестности, может совершить ошибку и допускается к присяге. Действие должно рассматриваться в качестве корпоративного, только если оно исходит от надлежащего органа, действующего в сфере своей компетенции, при соблюдении законной формы <*>.
--------------------------------
<*> Gierke. Die Genossenschaftstheorie und die deutshe Rechtssprechung. 1887. S. 603 - 627, 756; Gierke. Deutsches Privatrecht (Binding's Systematishes Handbuch der deutschen Rechtswissenschaft). 1895. S. 469 - 473 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 98 - 100, 184).

Германский правовед Карлова поддерживает различие между органом и представителем. Представительство устанавливается для лица, по своей природе способного к хотению и действованию, хотя бы его волеспособность находилась в неразвитом состоянии или была парализована душевной болезнью. Дети и безумные способны к фактическим действиям, не имеющим юридического значения. Напротив, институты и корпорации не могут действовать непосредственно. Даже фактические действия они совершают только через свои органы. Орган не только действует во имя лица, в пределах отведенной ему компетенции он заменяет юридическое лицо, существует вместо него, так что предпринятый им акт воли принадлежит юридическому лицу.
Органом юридического лица может быть только человек или корпорация, собрание, учреждение, которые своей волей, своим действованием в пределах указанной сферы выражают волю юридического лица. Органом юридического лица нельзя считать отдельного члена, подающего голос в собрании, тогда как воля этого собрания выражает волю юридического лица. Воля, которая обнаруживается в подаче голоса членом корпорации, всегда есть воля этого члена, содействующая установлению той воли, что принимается за волю юридического лица. Она не может считаться даже частицей воли юридического лица, ибо член меньшинства точно так же подает свой голос, как член большинства. Между тем противное большинству мнение меньшинства не есть составной элемент воли юридического лица. Воля юридического лица, устанавливаемая решением большинства, есть воля единства, отличная от суммы воль его членов <*>.
--------------------------------
<*> Karlowa. Zur Lehre von den juristischen Personen / Grunhut's Zeitschrift fur das Privat und offentliche Recht der Gegenwart. B. XV. S. 420 - 422 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 111 - 112).

К. Гареис замечал, что деятельность органов промышленных товариществ и обществ не должна подменяться понятием представительства. Органы юридического лица выражают не свою волю, которая признается волей общества или товарищества, а именно волю самого юридического лица, которое вне своих органов не имеет другого, юридического существования. В этих органах действует само юридическое лицо. Поэтому органы нельзя считать представителями, а надлежит рассматривать как связанные с существом юридического лица органы выражения его воли <*>.
--------------------------------
<*> Gareis C. Die Vertrage zu Gunsten Dritter, historisch und dogmatisch dargestellt. 1873. S. 12 - 13 (цит. по: Гордон А.О. Представительство в гражданском праве. СПб., 1879. С. 124).

По мнению Бернатцика, физическое лицо и юридическое лицо имеют общий признак: признанную юридическим порядком в качестве самоцели цель человеческой воли и волю, способную и предназначенную к достижению этой цели. Однако целевой и волевой субъекты не всегда совпадают. Воля, которая осуществляет цели данного субъекта, может принадлежать другому лицу, которое в этом случае осуществляет чужое право, действует во имя другого. Подобное распадение волевого и целевого момента наблюдается при представительстве, законном или добровольном. В случае законного представительства, предполагающего наличие публичного интереса, представитель есть вместе с тем орган призвавшего его соединения. Органы союза или института суть их воленосители, но не субъекты тех прав, которые осуществляются их волей <*>.
--------------------------------
<*> Bernatzik. Kritische Studien uber den Begriff der juristischen Personen und uber die juristische Personlichkeit der Behorden insbesondere // Archiv fur offentliches Recht. B. V. 1890. S. 233 - 237, 315 - 317 (цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 125 - 132).

Л.-Ж. Морандьер полагал, что юридическое лицо есть совокупность интересов, коллективный интерес. Органы не могут требовать, чтобы каждая сделка была одобрена всем коллективом юридического лица. Поэтому органы обладают не только правом представительства, но и правом руководства юридическим лицом. Представителями являются все органы, включая общее собрание. В деятельности общего собрания и администрации осуществляется выражение воли юридического лица. Эта воля является качественно новым явлением, а не механической совокупностью воль участников юридического лица. В связи с тем что орган не просто представляет, а возглавляет юридическое лицо, ответственность, которую он несет, является более тяжкой, чем ответственность обычного представителя. В отличие от обычного представителя орган управомочивается не доверенностью, а законом или уставом юридического лица. Поэтому его деятельность считается деятельностью самого юридического лица, если они совершены в рамках правомочий. Если же орган выходит за пределы своих полномочий, то обязательства не связывают юридическое лицо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Морандьер Л.-Ж. Гражданское право Франции. М., 1958. С. 238, 362 - 363.

Как отмечается в литературе, орган не имеет личности, ибо составляет единое целое с тем образованием, чьим органом он является, не имеет и не может иметь каких-либо своих самостоятельных целей и интересов. Его функция заключается в том, что через него функционирует, по словам Л. Дюги, "коллективность". Орган не является лицом, не обладает собственным правом, а имеет лишь компетенцию <*>.
--------------------------------
<*> См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908; Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка // Государство и право. 1993. N 9. С. 156 - 157.

Аналогичную позицию отстаивали дореволюционные российские ученые, которые придерживались реалистической теории сущности юридического лица.
Д.И. Мейер указывал, что орган, состоящий из одного или нескольких физических лиц, есть неотъемлемая часть самого юридического лица. Применение по отношению к органу термина "представитель" не совсем корректно, поскольку назвать его представителем можно только в том смысле, что орган составляет физическую сторону, тело юридического лица, с которым он совершенно сливается. Следует разграничивать понятия "орган" и "представитель" юридического лица. Представитель является самостоятельным субъектом права, посторонним лицом, уполномоченным доверителем на совершение юридических действий, права и обязанности из которых приобретает непосредственно представляемый, что никак не сказывается на самом представителе, действующем в рамках данных ему полномочий. В случае приобретения юридическим лицом прав и обязанностей по сделке, совершенной его органами, они сами должны будут действовать, исполняя обязанности и осуществляя права юридического лица, т.е. на органах отразятся последствия совершенной ими сделки. При ликвидации юридического лица существование его органов прекращается <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. М., 1997. С. 125 - 127, 175.

Н.С. Суворов соглашался с О. Гирке и Карловой, подчеркивая, что юридическое лицо есть волеспособный и дееспособный общественный организм. В публичных корпорациях должностные лица заимствуют свои полномочия из должности, к которой они призваны. В частных обществах администраторы избираются на основании статутов или устава общим собранием членов. При заключении гражданско-правовых сделок и защите имущественных интересов общество действует через администраторов не как фиктивное или недееспособное существо, а потому, что ведение дел всей массой членов общества является нецелесообразным. Чем многочисленнее и разнообразнее состав общества, тем яснее необходимость сосредоточения деталей управления в руках сравнительно немногих лиц. Будучи избранными обществом на основании статута или устава, они облекаются должностными полномочиями и принимают на себя обязанность думать за общество и действовать в его пользу. Юридическое лицо имеет право контроля за деятельностью администраторов, а в случае особо важных дел может само войти в их обсуждение и вновь уполномочить администраторов действовать в определенном направлении <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 149 - 151, 266 - 272.

По мнению А.И. Каминки, понятие органа корпорации нельзя смешивать с представительством в области индивидуальных отношений. В органе совокупная личность имеет часть самой себя, поэтому размеры, в которых возможно представительство юридического лица, должны совпадать с объемом доступной этому лицу жизненной деятельности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Каминка А.И. Очерки торгового права. СПб., 1912. С. 354.

В.И. Синайский также указывал, что орган не следует смешивать с представителем, поскольку орган есть часть юридического лица, а представитель стоит вне его. Это различие весьма существенно, особенно с точки зрения деликтной ответственности <*>.
--------------------------------
<*> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 122.

И.Т. Тарасов рассматривал правление акционерной компании как органическую составную часть целого, не произвольно устанавливаемую и отменяемую, а неизбежно необходимую <*>.
--------------------------------
<*> См.: Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 504.

Сходные взгляды высказывают многие российские ученые XX в.
С.Н. Братусь признавал юридическое лицо самостоятельным субъектом права, наделенным правоспособностью и дееспособностью. Юридическое лицо есть социальная реальность, воля юридического лица является именно его волей, хотя психологически она вырабатывается и изъявляется его органами. Органы юридического лица - это живые люди, которые вырабатывают волю общественного образования и через которых осуществляется его деятельность как единого целого. Орган есть часть целого, в которой проявляется деятельность целого. Органом нельзя считать должность как определенную компетенцию и вытекающие из нее действия, которые выполняет должностное лицо, равно как нельзя считать органом только возглавляющее отдельный участок управления должностное лицо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 66 - 67; 113.

По мнению С.Н. Братуся, органы нельзя рассматривать как представителей юридического лица. В отличие от представителя орган не является самостоятельным субъектом права, выступающим обособленно по отношению к юридическому лицу. Орган есть часть юридического лица, поэтому какие-либо юридические отношения между органом и юридическим лицом невозможны. Возможны только правоотношения между людьми, наделенными свойствами органа, и самим юридическим лицом, в которых эти лица не выступают в качестве органов (трудовые, гражданские). Воля органа - это воля юридического лица, тогда как воля представителя есть именно его воля. Действия органа считаются действиями самого юридического лица, а представитель в рамках полномочий действует самостоятельно, несмотря на то, что права и обязанности возникают непосредственно у представляемого. Если орган действует на основании устава юридического лица, то представитель - на основании доверенности, выданной компетентным органом от имени юридического лица. Орган наделяется правомочиями со стороны субъектов, стоящих за юридическим лицом, что оформляется уставом юридического лица, тогда как представитель наделяется полномочиями со стороны органа во исполнение обязанностей, возложенных на сам орган, что оформляется доверенностью. Компетенция органа состоит из совокупности принадлежащих ему правомочий, которые не являются субъективным правом органа, а принадлежат самому юридическому лицу, которое (или те, кто за ним стоит) распределяет эти правомочия между органами. Компетенция есть закрепленный за каждым органом круг действий, посредством которых осуществляется дееспособность юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 200 - 208.

Точку зрения С.Н. Братуся разделяет Г.К. Матвеев. Он также признает реальность юридического лица, обладающего собственной волей, которая складывается из воль его участников и органов. Юридическое лицо выражает свою дееспособность через свои органы, которые совершают от его имени действия, выражающие его волю. Однако орган имеет и собственную волю, обусловленную волей самого юридического лица. Таким образом, воля юридического лица осуществляется его органом не автоматически, а творчески, посредством одновременного проявления собственной воли. Орган юридического лица не является его представителем, поскольку действует как часть юридического лица. Действия представителя также рассматриваются как действия самого юридического лица, но деятельность представителя является "продолжением" деятельности органа <*>.
--------------------------------
<*> См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1979. С. 223.

В.П. Грибанов рассматривает юридическое лицо как социальную реальность, определенное общественное образование. Как любой субъект права, юридическое лицо обладает правоспособностью и дееспособностью. В деятельности юридического лица находит свое выражение и воля государства, и воля администрации, и воля трудового коллектива. В гражданском обороте юридическое лицо выступает через свои органы либо через представителей. Во внешних отношениях воля юридического лица формируется и выражается его администрацией и руководителем, выступающими в качестве органов юридического лица и выражающими его волю. Действия органов, как и представителей, признаются действиями самого юридического лица лишь в тех случаях, когда орган или представитель действуют в пределах установленных для них полномочий. Однако в отличие от органа представитель является самостоятельным субъектом. Полномочия представителя указываются в доверенности, тогда как полномочия органа определяются уставом юридического лица <*>.
--------------------------------
<*> См.: Грибанов В.П. Юридические лица. М., 1961. С. 19 - 20, 25 - 27, 47 - 50.

Как подчеркивает О.С. Иоффе, юридическое лицо не является фикцией. Оно обладает дееспособностью, может осуществлять свои обязанности как непосредственно, так и через представителей. Это коллективный субъект, имеющий определенную организационную структуру, которую составляют органы как внутренние подразделения, которые выполняют возложенные на них функции и посредством которых действует само юридическое лицо. Органы являются не представителями, а неотъемлемой частью юридического лица. Представитель является самостоятельным субъектом права, на основании доверенности совершающим сделку, права и обязанности по которой приобретает представляемый. Не орган приобретает права и обязанности для юридического лица, оно само совершает сделки в лице органа, действующего на основании устава <*>.
--------------------------------
<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 197.

Понятия "органы" и "представители" юридического лица дифференцировал В.А. Рясенцев, отмечая, что орган является составной частью юридического лица, которое через орган приобретает права и обязанности. Действия органов, совершенные в пределах их полномочий, становятся обязательными для юридического лица. Если же орган выходит за установленные рамки, то его действия не связывают юридическое лицо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Советское гражданское право / Под ред. В.А. Рясенцева. Т. 1. М., 1986. С. 22.

Е.Л. Невзгодина также проводит различия между органами и представителями юридического лица. Она указывает, что представитель и представляемый являются самостоятельными субъектами гражданского права. Когда гражданин или группа граждан, являющихся органом юридического лица, осуществляют его правосубъектность, в их лице (через орган) действует само юридическое лицо. Утверждение, будто орган является представителем юридического лица, не подтверждается серьезными аргументами и наводит на мысль о недееспособности юридического лица <*>.

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>